НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.02.2016 № 18АП-219/16

ВОСЕМНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

№ 18АП-219/2016

г. Челябинск

10 февраля 2016 года

Дело № А07-24950/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 03 февраля 2016 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 10 февраля 2016 года.

Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Бабиной О.Е.,

судей Баканова В.В., Махровой Н.В.,

при ведении протокола секретарем судебного заседания Растрыгиной О.В., рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Стройконтракт» на решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 16.12.2015 по делу № А07-24950/2015 (судья Кузнецов Д.П.).

В судебном заседании принял участие представители:

Акционерного общества «ТРАНСНЕФТЬ – УРАЛ» - Дегтярев М.А. (паспорт, доверенность от 15.12.2015 №10-26-974),

общества с ограниченной ответственностью «Стройконтракт» - Пакула Ю.К. (паспорт, доверенность от 01.02.2016 №б/н).

Акционерное общество «Транснефть-Урал» (далее - АО «Транснефть-Урал», истец) обратилось в Арбитражный суд Республики Башкортостан с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью «Стройконтракт» (далее – ООО «Стройконтракт», ответчик, податель апелляционной жалобы, апеллянт) о взыскании штрафа в размере 1 000 000 руб.

Решением Арбитражного суда Республики Башкортостан от 16.12.2015 (резолютивная часть объявлена 14.12.2015) исковые требования удовлетворены в полном объеме, распределены судебные расходы по государственной пошлине (т.1, л.д. 230-240).

Не согласившись с вынесенным решением, ООО «Стройконтракт» обжаловало его в апелляционном порядке.

В апелляционной жалобе ответчик просил решение отменить и принять новый судебный акт, ссылаясь на чрезмерность взысканной неустойки последствиям нарушения обязательств; просит принять во внимание, что неустойка, как мера гражданско-правовой ответственности, имеет компенсационный характер, просит применить положения ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации.

По мнению апеллянта, повреждение кабеля не привело к возникновению убытков у истца, не повлекло увеличение сроков выполнения работ и общественно-опасных последствий и размер штрафа необоснованно завышен, кроме того, ответчик был лишен возможности избежать повреждения кабеля.

Истцом представлен отзыв на апелляционную жалобу, в котором указанно на законность и обоснованность обжалуемого решения, несостоятельность доводов апелляционной жалобы.

Представители истца и ответчика поддержали ранее заявленные позиции.

Законность и обоснованность судебного акта проверены судом апелляционной инстанции в порядке, предусмотренном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела и правильно установлено арбитражным судом первой инстанции, между истцом (заказчик) и ответчиком (подрядчик) 18.03.2014 заключен контракт № 121280288_14 на выполнение строительно-монтажных работ при строительстве, реконструкции, ремонте объектов организации системы «Транснефть» Плана ТПР Программы ТПР и КР 2014 года п. 1.1.7 «Замена участков с подкладными кольцами МН ТОН-1, Нурлино-Субханкулово, Ду 500, 1 очередь 118,0-81,91 км, 81,60-65,98 км, 65,42-57,10 км, 55,69-45,3 кв\м, 2 очередь 45,1-11,7 км. Реконструкция» в соответствии с контрактом и рабочей документацией (т.1, л.д. 14-83).

Согласно статье 7.3 настоящего контракта подрядчик своими силами и средствами обеспечивает получение всех необходимых профессиональных допусков, разрешений и лицензий на право производства работ и услуг, требуемых в соответствии с законодательством Российской Федерации и субъекта Российской Федерации, в том числе разрешения и согласования, связанные с использованием иностранной рабочей силы.

В соответствии со статьей 7.33 контракта подрядчик берет на себя обязательства по обеспечению и контролю своих действий в целях сохранения здоровья, создания безопасных условий труда, сбережения окружающей среды, безопасности работающих. Привлекает квалифицированный, опытный персонал подрядчика, обученный по вопросам охраны труда.

На основании статьи 7.34 контракта подрядчик соблюдает на объекте все необходимые меры противопожарной, радиационной безопасности, охраны труда и санитарии, охраны окружающей среды и безопасности дорожного движения в соответствии с действующими в Российской Федерации законодательными, нормативно-правовыми и нормативными актами в течение всего срока действия контракта.

В силу статьи 17.1 контракта подрядчик обязан вести и предоставлять заказчику не позднее последнего числа каждого месяца учетную и иную документацию в том числе счет-фактуру за выполненные работы (услуги).

Согласно статье 20.1 контракта подрядчик предпринимает все меры согласно рабочей документации для обеспечения эффективной защиты и предотвращения нанесения ущерба существующим промышленным объектам, близлежащим трубопроводам, сетям электроснабжения, связи и прочим коммуникациям, покрытиям дорог и другим сооружениям.

На основании статьи 28.1.7 контракта в случае, если заказчиком и/или организацией по строительному контролю будет установлен факт повреждения существующих промышленных объектов, близлежащих трубопроводов, сетей электроснабжения, связи и прочих коммуникаций, покрытий дорог и других сооружений, а также причинения вреда окружающей среде, в том числе зеленым насаждениям, водотокам, почве и пр., заказчик вправе остановить производство работ, а подрядчик обязуется уплатить заказчику штраф в размере 1 000 000 рублей.

05.07.2015 при выполнении земляных работ по разработке траншеи под проектный кабель от СКЗ № 15 до проектируемого анодного поля машинистом ООО «Стройконтракт» Васильевым В.М. ковшом экскаватора поврежден кабель анодного заземления СКЗ № 15 на 1626 км МН «УБКУА».

По данному факту проведено служебное расследование, составлен акт служебного расследования по факту повреждения анодных кабельных линий СКЗ № 15 на 1626 км УБКУА от 17.07.2015 (т. 1, л. д. 95-96).

В связи с нарушением договорных обязательств истцом в адрес ответчика направлена претензия № УСМН-10-20-738 от 11.08.2015 с требованием оплаты штрафа в размере 1 000 000 руб., оставленная последним без удовлетворения, что послужило основанием обращения в суд с настоящим иском.

Разрешая исковые требования по существу, суд первой инстанции исходил из наличия между сторонами обязательственных отношений, обусловленных заключенным контрактом № 121280288_14 от 18.03.2014, правоотношения по которому подлежат регулированию нормами гл. 37 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Принимая решение об удовлетворения исковых требований о взыскании неустойки (штрафа), суд первой инстанции исходил из наличия и доказанности факта нарушения договорных обязательств со стороны ответчика, правомерности и обоснованности начисления неустойки (штрафа).

Данные выводы суда являются правильными.

В соответствии ст. 309 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов.

Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом (ст. 310 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно ст. ст. 329, 330 Гражданского кодекса Российской Федерации взыскание неустойки является одним из способов обеспечения обязательств.

Согласно п. 1 ст. 421 Гражданского кодекса Российской Федерации юридические лица свободны в заключение договора, при этом в силу пункта 4 указанной статьи условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422 названного кодекса).

Поскольку статьей 28.1.7. контракта предусмотрена ответственность подрядчика за нарушение договорных обязательств, доказательств отсутствия вины в повреждении кабеля ответчиком не представлено, суд апелляционной инстанции соглашается с выводом суда первой инстанции о наличии оснований для взыскания с ответчика неустойки в виде штрафа в сумме 1 000 000 руб., размер которого предусмотрен вышеназванной статьей настоящего контракта.

Претензионный порядок урегулирования спора соблюден (т. 1, л. д. 84-85).

Рассматривая ходатайство ответчика о снижении размера неустойки на основании ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции исходил из следующего.

В силу ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку.

Из разъяснений, содержащихся в п.1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.12.2011 № 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» следует, что исходя из принципа осуществления гражданских прав своей волей и в своем интересе (ст. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации) неустойка может быть снижена судом на основании статьи 333 названного кодекса только при наличии соответствующего заявления со стороны ответчика.

При этом ответчик должен представить доказательства явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства, в частности, что возможный размер убытков кредитора, которые могли возникнуть вследствие нарушения обязательства, значительно ниже начисленной неустойки.

По смыслу п. 2 названого постановления, разрешая вопрос о соразмерности неустойки последствиям нарушения денежного обязательства и с этой целью определяя величину, достаточную для компенсации потерь кредитора, суды могут исходить из двукратной учетной ставки (ставок) Банка России, существовавшей в период такого нарушения. Вместе с тем для обоснования иной величины неустойки, соразмерной последствиям нарушения обязательства, каждая из сторон вправе представить доказательства того, что средний размер платы по краткосрочным кредитам на пополнение оборотных средств, выдаваемым кредитными организациями субъектам предпринимательской деятельности в месте нахождения должника в период нарушения обязательства, выше или ниже двукратной учетной ставки Банка России, существовавшей в тот же период. Снижение судом неустойки ниже определенного таким образом размера допускается в исключительных случаях, при этом присужденная денежная сумма не может быть меньше той, которая была бы начислена на сумму долга исходя из однократной учетной ставки Банка России.

Ответчиком не представлено доказательств явной несоразмерности размера неустойки последствиям неисполнения денежного обязательства.

Согласно п. 42 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 6 и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 8 от 01.07.1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», при решении вопроса об уменьшении неустойки (ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации) необходимо иметь в виду, что размер неустойки может быть уменьшен судом только в том случае, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства.

При оценке таких последствий судом могут приниматься во внимание, в том числе, обстоятельства, не имеющие прямого отношения к последствиям нарушения обязательства (цена товаров, работ, услуг; сумма договора и т.п.).

Критериями для установления несоразмерности в каждом конкретном случае могут быть: чрезмерно высокий процент неустойки; значительное превышение суммы неустойки суммы возможных убытков, вызванных нарушением обязательств (информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.07.1997 года № 17 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Согласно пункту 3 названного письма доказательства, подтверждающие явную несоразмерность процентов последствиям нарушения обязательств, представляются лицом, заявившим ходатайство об уменьшении сумм штрафных санкций.

Поскольку в нарушение пункта 3 указанного информационного письма подателем апелляционной жалобы не представлено доказательств явной несоразмерности неустойки последствиям неисполнения денежных обязательств, оснований для удовлетворения доводов апелляционной жалобы о чрезмерности заявленной ко взысканию неустойки у суда апелляционной инстанции не имеется.

Выполнение работ ответчиком с нарушением технических условий, подтверждается материалами дела.

Акт–предписание № 71-48 от 10.07.2015 о нарушении технического состояния электроустановок СКЗ № 169 МН «Нижневартовск-Курган-Куйбышев» 1825 км., СКЗ № 18 МН «Усть Балык-Курган-Уфа-Альметьевск» 1609 км., акт служебного расследования по факту повреждения анодных кабельных линий СКЗ № 15 на 1626 км УБКУА от 17.07.2015 подтверждают виновность действий ответчика по возникновению нарушений, поскольку выполнение земельных работ велось в охранной зоне анодного кабеля АО «ТРАНСНЕФТЬ-УРАЛ» без вызова представителя заказчика, без уведомления представителей заказчика о начале работ, без присутствия на месте производства работ ответственного за контроль по производству работ, по факту обрыва кабеля заказчик незамедлительно не уведомлен.

Акт служебного расследования от 17.07.2015 ответчиком не оспорен (т. 1, л. д. 95-96).

Доводы подателя жалобы о том, что повреждение кабеля не привело к возникновению убытков у истца, не повлекло увеличение сроков выполнения работ и общественно-опасных последствий и размер штрафа необоснованно завышен признаются апелляционной инстанцией несостоятельными в силу следующего.

Поскольку размер неустойки согласован сторонами при заключении договора в добровольном порядке, принимая во внимание непредставление доказательств, подтверждающих явную несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства, суд апелляционной инстанции поддерживает вывод суда первой инстанции об отсутствии оснований для уменьшения неустойки.

Ссылка на то, что истцом не приведено доказательств, свидетельствующих о том, что неисполнение ответчиком обязательств причинило ему действительный ущерб, который соответствует взыскиваемой сумме неустойки, отклоняется, так как в силу ч. 1 ст. 330 Гражданского кодекса Российской Федерации по требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков.

Учитывая значительный размер контрактной цены – 966 036 790 руб. 56 коп. согласно дополнительного соглашения № 3 от 11.07.2014 довод о необоснованно завышенном размере штрафа несостоятелен.

Установленный статьей 28.1.7. контракта штраф в размере 1 000 000 руб. за повреждение строящихся, существующих промышленных объектов, близлежащих трубопроводов, сетей электроснабжения, сетей связи и прочих коммуникаций, покрытий дорог и других сооружений обусловлен повышенными требованиями промышленной безопасности к эксплуатации объектов магистральных нефтепроводов, возможными неблагоприятными экологическими последствиями, вызванными разливом нефти.

Согласно пункту 16.2. контракта (т. 1, л. д. 48) подрядчик приступает к выполнению работ только после письменного разрешения заказчика, внесенного в «Общий журнал работ», выдача разрешений производится заказчиком на основании акта допуска подрядной организации к производству работ. Допуск подрядчика к производству работ оформляется отдельно для каждой подрядной организации (пункт 16.3. контракта).

Указанные согласованные условия контракта также свидетельствуют о том, что без оформления наряда-допуска ответчик не имел права приступать к спорным работам; такое разрешение в материалах дела отсутствует, следовательно, ответчиком нарушены принятые обязательства, не предприняты все достаточные и разумные меры, требуемые по характеру обязательства от ответчика для недопущения повреждения спорного кабеля.

Размер штрафа предусмотрен в твердой денежной сумме.

Ответчик, подписывая договор с указанным условием, действовал в соответствии со своей волей и в своем интересе, был свободен в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора (статья 1 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Ввиду изложенного, судебная коллегия приходит к выводу, что условие пункта 28.1.7. контракта от 18.03.2014 о договорном штрафе определено по свободному усмотрению сторон.

Ответчик, являясь коммерческой организацией, в соответствии со статьей 2 Гражданского кодекса Российской Федерации осуществляет предпринимательскую деятельность на свой риск, а, следовательно, должен был и мог предположить и оценить возможность отрицательных последствий такой деятельности, в том числе связанных с неисполнением или ненадлежащим исполнением принятых по договору подряда обязательств.

При таких обстоятельствах выводы суда первой инстанции о взыскании неустойки в заявленном размере являются правильными, а доводы апелляционной жалобы о чрезмерности взысканной судом первой инстанции неустойки, несостоятельными.

Кроме того, согласно акту от 17.07.2015, подписанному уполномоченным представителем ответчика без замечаний и возражений, в соответствии с проектной документацией на спорном участке предусмотрено параллельное следование прокладываемого кабеля существующему на расстоянии 1-3 м., пересечение кабельных линий не предусмотрено. То есть о месте расположения поврежденного кабеля ответчику было известно.

В силу ч. 1 ст. 9 Федерального закона от 21.07.1997 № 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» организация, эксплуатирующая опасный производственный объект, обязана соблюдать положения настоящего Федерального закона, других федеральных законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации, а также нормативных технических документов в области промышленной безопасности, в том числе допускать к работе на опасном производственном объекте лиц, удовлетворяющих соответствующим квалификационным требованиям и не имеющих медицинских противопоказаний к указанной работе; организовывать и осуществлять производственный контроль за соблюдением требований промышленной безопасности.

Представленными истцом в суд первой инстанции доказательствами подтверждается, что ответчиком работы по разработке траншеи в нарушение положений п. 7.1., 20.1. контракта, требований п. 6.1. отраслевого регламента ОАО АК «Транснефть» ОР_33.040.00-КТН-204-12 проводились без вызова представителя владельца коммуникации, без разрешения на производство работ, без уведомления представителя заказчика о начале работ в охранной зоне кабеля.

Согласно пунктам 4.55, 4.56, 4.57 «ТИ Р М-069-2002. Типовая инструкция по охране труда для электромонтера по эксплуатации распределительных сетей», перед началом земляных работ в охранной зоне кабельной линии электропередачи (КЛ) необходимо сделать контрольное вскрытие грунта (шурф) для уточнения расположения и глубины прокладки кабелей, а также установить временное ограждение, определяющее зону работы землеройных машин.

При обнаружении кабеля, не указанного в документации на проведение работ, следует прекратить работы и сообщить об этом на предприятие, выдавшее разрешение на проведение работ, приняв меры к обеспечению сохранности кабеля.

Не допускается применение машин и механизмов ударного действия на расстояниях менее 5 м. от трассы кабелей, а землеройных машин - в пределах охранной зоны КЛ. Рыхление грунта с использованием отбойных молотков следует производить на глубину не более 0,3 м над трассой кабеля.

В порядке пунктов 2.4.23, 2.4.24 приказа Минэнерго РФ от 13.01.2003 № 6 «Об утверждении Правил технической эксплуатации электроустановок потребителей» (зарегистрировано в Минюсте РФ 22.01.2003 № 4145), раскопки кабельных трасс или земляные работы вблизи них должны производиться только после получения соответствующего разрешения руководства организации, по территории которой проходит КЛ, и организации, эксплуатирующей КЛ. К разрешению должен быть приложен план (схема) с указанием размещения и глубины заложения КЛ. Местонахождение КЛ должно быть обозначено соответствующими знаками или надписями как на плане (схеме), так и на месте выполнения работ. При этом исполнитель должен обеспечить надзор за сохранностью кабелей на весь период работ, а вскрытые кабели укрепить для предотвращения их провисания и защиты от механических повреждений. На месте работы должны быть установлены сигнальные огни и предупреждающие плакаты.

Перед началом раскопок должно быть произведено шурфление (контрольное вскрытие) кабельной линии под надзором электротехнического персонала Потребителя, эксплуатирующего КЛ, для уточнения расположения кабелей и глубины их залегания.

При обнаружении во время разрытия земляной траншеи трубопроводов, неизвестных кабелей или других коммуникаций, не указанных на схеме, необходимо приостановить работы и поставить об этом в известность ответственного за электрохозяйство. Рыть траншеи и котлованы в местах нахождения кабелей и подземных сооружений следует с особой осторожностью, а на глубине 0,4 м и более - только лопатами.

На основании с пунктов 4.14.1, 4.14.2 Межотраслевых правил по охране труда (Правила безопасности) при эксплуатации электроустановок, утвержденных постановлением Минтруда Российской Федерации от 05.01.2001 № 3, приказом Минэнерго Российской Федерации от 27.12.2000 № 163 (далее - Правила безопасности при эксплуатации электроустановок) земляные работы на территории организаций, населенных пунктов, а также в охранных зонах подземных коммуникаций (электрокабели, кабели связи, газопроводы и др.) могут быть начаты только с письменного разрешения руководства (соответственно) организации, местного органа власти и владельца этих коммуникаций. К разрешению должен быть приложен план (схема) с указанием размещения и глубины заложения коммуникаций. Местонахождение подземных коммуникаций должно быть обозначено соответствующими знаками или надписями как на плане (схеме), так и на месте выполнения работ.

При обнаружении не отмеченных на планах кабелей, трубопроводов, подземных сооружений, а также боеприпасов земляные работы следует прекратить до выяснения принадлежности обнаруженных сооружений и получения разрешения от соответствующих организаций на продолжение работ.

В силу пункта 4.14.3 Правил безопасности при эксплуатации электроустановок применение землеройных машин, отбойных молотков, ломов и кирок для рыхления грунта над кабелем допускается производить на глубину, при которой до кабеля остается слой грунта не менее 30 см. Остальной слой грунта должен удаляться вручную лопатами. Перед началом раскопок кабельной линии должно быть произведено контрольное вскрытие линии под надзором персонала организации - владельца кабельной линии.

Вышеизложенные положения при производстве спорных работ ответчиком также нарушены: работы производились экскаватором.

Поскольку судом первой инстанции правильно установлены юридически значимые для рассмотрения данного дела обстоятельства и применены нормы материального права, суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что оснований для удовлетворения апелляционной жалобы не имеется, решение суда первой инстанции следует оставить без изменения.

Нарушений норм процессуального права, являющихся основанием для отмены судебного акта на основании ч. 4 ст. 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судом апелляционной инстанции не установлено.

Судебные расходы по апелляционной жалобе распределяются в соответствии с требованиями ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, то есть относятся на подателя апелляционной жалобы.

Руководствуясь статьями 176, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 16.12.2015 по делу № А07-24950/2015 оставить без изменения, апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Стройконтракт» – без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Арбитражный суд Уральского округа в течение двух месяцев со дня его принятия (изготовления в полном объеме) через арбитражный суд первой инстанции.

Председательствующий судья О.Е. Бабина

Судьи В.В. Баканов

Н.В. Махрова