НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 14.03.2018 № А10-6428/2016

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

Огородный проезд, дом 5, строение 2, Москва, 127254
http://ipc.arbitr.ru

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

Москва  19 марта 2018 года Дело № А10-6428/2016 

Резолютивная часть постановления объявлена 14 марта 2018 года.
Мотивированный судебный акт изготовлен 19 марта 2018 года. 

Суд по интеллектуальным правам в составе: председательствующего  судьи Силаева Р.В., судей Рассомагиной Н.Л., Снегура А.А., 

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу  индивидуального предпринимателя Фроловой Надежды Семеновны  (г. Улан-Удэ, ОГРНИП 304032627300264) на постановление Четвертого  арбитражного апелляционного суда от 30.11.2017 по делу   № А10-6428/2016 (судьи Макарцев А.В., Капустина Л.В., Юдин С.И.) 

по иску общества с ограниченной ответственностью «Маша и Медведь»  (ул. Годовикова, д. 9, стр. 3, Москва, 129085, ОГРН 1107746373536)  к Фроловой Надежде Семеновне о защите исключительных прав  на товарные знаки и аудиовизуальные произведения, 

при участии в деле третьих лиц, не заявляющих самостоятельных  требований относительно предмета спора: общества с ограниченной  ответственностью Студия «АНИМАККОРД» (Мурманский проезд, д. 22А,  Москва, 129075, ОГРН 1087746191917); Кузовкова Олега Геннадьевича  (Москва); общества с ограниченной ответственностью «РВТ Инвест»  (ул. Годовикова, д. 9, стр. 15, Москва, 129085, ОГРН 1107746264152), 

 УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью «Маша и Медведь» (далее – 


общество «Маша и Медведь») обратилось в Арбитражный суд Республики  Бурятия с иском к индивидуальному предпринимателю Фроловой Надежде  Семеновне (далее – предприниматель) о взыскании  80 000 рублей компенсации за нарушение исключительных прав на  товарные знаки по свидетельствам Российской Федерации № 388156,   № 388157, № 385800 и на аудиовизуальные произведения «Первый раз в  первый класс», «Первая встреча», «Лыжню!», «Кто не спрятался, я не  виноват!», «До весны не будить!». 

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих  самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены  общество с ограниченной ответственностью «РВТ Инвест», общество с  ограниченной ответственностью Студия «АНИМАККОРД» (далее –  общество Студия «АНИМАККОРД») и Кузовков Олег Геннадьевич. 

Решением Арбитражного суда Республики Бурятия от 24.05.2017  в удовлетворении заявленных исковых требований отказано в полном  объеме. 

Постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда  от 30.11.2017 решение суда первой инстанции отменено, исковые  требования удовлетворены полностью: с предпринимателя в пользу  общества «Маша и Медведь» взыскано 80 000 рублей компенсации, а  также 7 435 рублей 76 копеек в возмещение судебных расходов. 

Предприниматель обратился в Суд по интеллектуальным правам с  кассационной жалобой, в которой просит постановление апелляционного  суда отменить, оставить в силе решение суда первой инстанции. В  обоснование кассационной жалобы предприниматель указывает на  несоответствие выводов апелляционного суда фактическим  обстоятельствам дела, неправильное применение норм материального  права и нарушение норм процессуального права. 

Так, предприниматель считает недоказанным факт принадлежности  обществу «Маша и Медведь» исключительного права на спорные 


аудиовизуальные произведения. По мнению заявителя кассационной  жалобы, в подтверждение возникновения у общества «Маша и Медведь»  соответствующих прав не были представлены необходимые и достаточные  доказательства, как то: трудовые договоры, служебные задания,  должностные инструкции, договоры авторского заказа, договоры  отчуждения исключительных прав и прочие документы в отношении  каждого физического лица, являющихся режиссерами-постановщиками,  сценаристами, композиторами, художниками и продюсерами спорных  серий мультипликационного сериала, а представленные истцом документы  не подтверждают возникновение либо переход исключительных прав к  обществу «Маша и Медведь». В частности, предприниматель отмечает,  что истцом не был представлен договор об отчуждении исключительного  права на сценарии к сериям «Первая встреча», «До весны не будить!» и  «Первый раз в первый класс» в пользу общества Студия  «АНИМАККОРД». Также предприниматель указывает, что в договорах  авторского заказа от 01.04.2008 № ОК-2/2008 и от 01.07.2009 № АД-6/2009  с Кузовковым О.Г., не содержится положений о моменте перехода или  отчуждения исключительного права на созданные по заказу произведения,  а также договор не содержит дату или иное условие, которое определило  бы этот момент; передача исключительного права между Кузовковым О.Г.  и обществом Студия «АНИМАККОРД» не оформлена. С учетом  изложенного заявитель кассационной жалобы полагает, что у общества  Студия «АНИМАККОРД» отсутствовало исключительное право на  вышеназванные произведения и, как следствие, такое право не могло  перейти к обществу «Маша и Медведь». Договор от 09.06.2010 № ОК- 3/МиМ, заключенный между обществом «Маша и Медведь» и  Кузовковым О.Г., по мнению предпринимателя, отражает только сдачу- приемку результата работ – сценариев к сериям «Лыжню!» и «Кто не  спрятался, я не виноват!», но не опосредует переход исключительных прав. 


Равно отсутствуют доказательства передачи прав на музыку к спорным  сериям. 

Предприниматель считает, что представленные в материалы дела  видеозапись покупок, фотографии спорных товаров и кассовые чеки не  подтверждают факт совершения ответчиком вменяемого ему  правонарушения. В обоснование указанного довода предприниматель  указывает, что кассовый чек в подтверждение покупки № 1 не имеет  различимой информации о дате и времени покупки, наименование товара  наполовину стерто, целостность чека нарушена, место записи о дате и  времени покупки отделено от остальной части документа. Относительно  видеозаписи покупки спорных товаров предприниматель отмечает, что из- за давности спорных событий, зафиксированных на видеозаписи, не  представляется возможным подтвердить их относимость к ответчику. 

Предприниматель также указывает на отсутствие сходства между  товарными знаками истца и спорными игрушками (обозначениями,  нанесенными на них, их упаковку) в силу значительных визуальных  отличий. Кроме того, в обоснование довода о недоказанности нарушения  исключительных прав истца на аудиовизуальные произведения заявитель  кассационной жалобы отмечает, что общество «Маша и Медведь» не  доказало, что на представленном им в материалы дела диске с  мультфильмами размещены именно спорные аудиовизуальные  произведения. По мнению предпринимателя, указанный факт может быть  подтверждён лишь представлением оригиналов произведений на  носителях, переданных обществу «Маша и медведь» по договорам об  отчуждении исключительных прав и авторского заказа от режиссеров,  содержащих подписи и печати сторон. 

Кроме того, предприниматель настаивает на том, что общество  «Маша и Медведь» не доказало нарушение исключительных прав на  каждую серию аудиовизуального произведения «Маша и Медведь» как  самостоятельный объект интеллектуальной собственности. Полагает, что 


реализация спорных товаров следует рассматривать как одно  правонарушение, нарушение прав на один объект — аудиовизуальное  произведение «Маша и Медведь». 

Также заявитель кассационной жалобы не согласен с судебным  актом апелляционного суда в части удовлетворения требований о  взыскании судебных расходов. По мнению предпринимателя, общество  «Маша и Медведь» документально не подтвердило, что покупка спорных  товаров была совершенна именно его уполномоченным представителем за  счет средств истца. 

От общества «Маша и Медведь» 13.03.2018 в материалы дела  поступил отзыв, в котором оно против удовлетворения кассационной  жалобы возражало, просило обжалуемое постановление суда  апелляционной инстанции оставить без изменения, считая его законным и  обоснованным. 

Третьи лица отзыв на кассационную жалобу не представили.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещенные о  времени и месте судебного заседания, в том числе путем публичного  уведомления на официальном сайте Суда по интеллектуальным правам  http://ipc.arbitr.ru, своих представителей в суд кассационной инстанции не  направили, что в соответствии с частью 3 статьи 284 Арбитражного  процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием  для рассмотрения кассационной жалобы в их отсутствие. 

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 5 постановления  Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации  от 17.02.2011 № 12 «О некоторых вопросах, применения Арбитражного  процессуального кодекса Российской Федерации в редакции Федерального  закона от 27.07.2010 № 228-ФЗ «О внесении изменений в Арбитражный  процессуальный кодекс Российской Федерации», при наличии в  материалах дела уведомления о вручении лицу, участвующему в деле,  либо иному участнику арбитражного процесса копии первого судебного 


акта по рассматриваемому делу либо сведений, указанных в части 4  статьи 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской  Федерации, такое лицо считается надлежаще извещенным при  рассмотрении дела судом апелляционной, кассационной, надзорной  инстанции, при рассмотрении судом первой инстанции заявления по  вопросу о судебных расходах, если судом, рассматривающим дело,  выполняются обязанности по размещению информации о времени и месте  судебных заседаний, совершении отдельных процессуальных действий на  официальном сайте арбитражного суда в сети Интернет в соответствии с  требованиями абзаца второго части 1 статьи 121 Арбитражного  процессуального кодекса Российской Федерации. При этом отсутствие в  материалах дела доказательств, подтверждающих получение лицами,  участвующими в деле, названных документов, не может расцениваться как  несоблюдение арбитражным судом правил Арбитражного процессуального  кодекса Российской Федерации о надлежащем извещении. 

Законность обжалуемого судебного акта проверена судом  кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286  Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. 

Как установлено судами и усматривается из материалов дела,  общество «Маша и Медведь» является правообладателем товарных знаков  по свидетельствам Российской Федерации № 388156, № 388157 и   № 385800, зарегистрированных, в том числе в отношении товара  «игрушки» 28-го класса Международной классификации товаров и услуг  для регистрации знаков. 

Общество «Маша и Медведь» является правообладателем  мультсериала «Маша и Медведь», включая серии «Первый раз в первый  класс», «Первая встреча», «Лыжню!», «Кто не спрятался, я не виноват!»,  «До весны не будить!», на основании договоров от 08.06.2010 № 010601- МиМ и от 12.11.2010 № 1007/19 об отчуждении исключительного права на  аудиовизуальное произведение, заключенных им с обществом Студия 


«АНИМАККОРД», и договоров авторского заказа от 09.06.2010 № ОК- 3/МиМ с Кузовковым О.Г., от 09.08.2010 № АД-3/2010 с Богатыревым В.В.  и от 01.09.2010 № МиМ-С14/2010 с Червяцовым Д.А. 

В магазинах предпринимателя, расположенных в городе Улан-Удэ  по адресам: ул. Корабельная, д. 32 и ул. Гагарина, д. 25, 17.11.2013 и  18.11.2013 предлагались к продаже и были реализованы наборы игрушек,  содержащие изображения персонажей мультфильма «Маша и Медведь», а  также словесное обозначение «Маша и Медведь», в подтверждение чего  общество «Маша и Медведь» представило в материалы дела кассовые  чеки, содержащие ИНН ответчика, фотографии спорных товаров и  видеозапись процесса их покупки. 

Полагая, что действиями предпринимателя, реализовавшего без  разрешения правообладателя в принадлежащей ему торговой точке  товары, обладающие сходными визуальными признаками с товарными  знаками и изображениями, входящими в состав кадров из  вышеперечисленных серий мультипликационного сериала «Маша и  Медведь», общество «Маша и Медведь» обратилось в арбитражный суд с  иском о взыскании компенсации за нарушение его исключительных прав. 

Суд первой инстанции, установив принадлежность истцу  исключительных прав на вышеперечисленные товарные знаки и  аудиовизуальные произведения, а также факт нарушения ответчиком  указанных прав путем реализации контрафактного товара, вместе с тем в  удовлетворении исковых требований отказал, сославшись на наличие в  действиях истца признаков злоупотребления правом. При этом суд первой  инстанции исходил из того, что истец в течении непродолжительного  времени неоднократно приобретал у ответчика контрафактный товар, а  впоследствии обращался в суд с требованием о взыскании компенсации. 

В частности суд первой инстанции сослался на дело   № А10-1264/2014, истцом по которому выступало общество с  ограниченной ответственностью НП «Эдельвейс», поскольку на тот 


момент между ним и обществом «Маша и Медведь» был заключен договор  доверительного управления от 23.03.2012 № Э1-МиМ. По названному делу  с ответчика в пользу общества с ограниченной ответственностью  НП «Эдельвейс», уже была взыскана компенсация в размере 62 400 рублей  за реализацию аналогичного товара – набора игрушек. В связи с этим суд  первой инстанции пришел к выводу, что действительной целью подачи  исков является недобросовестное получение прибыли, а не защита  нарушенных прав, что было квалифицировано как злоупотребление  правом со стороны истца. 

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой  инстанции, не усмотрел в действиях истца злоупотребление правом и  пришёл к выводу, что в рамках настоящего дела и дела № А10-1264/2014,  на которое ссылался ответчик, защищались разные объекты  исключительных прав. 

Суд апелляционной инстанции, удовлетворяя заявленные требования  в полном объеме, исходил из доказанности истцом обладания  исключительными правами на вышеперечисленные товарные знаки и  аудиовизуальные произведения, а также доказанности факта незаконного  использования ответчиком спорных объектов интеллектуальной  собственности. 

Так, апелляционный суд оценил наличие знака копирайта на 

представленных истцом экземплярах аудиовизуальных произведений, а 

также договоры с авторами заявленных аудиовизуальных 

произведений — режиссерами-постановщиками, автором сценариев и 

композитором, а также с предыдущим правообладателем указанных 

произведений. Факт незаконного использования названных выше 

объектов интеллектуальных прав суд установил на основании кассовых 

чеков, удостоверяющих реализацию спорных товаров 

предпринимателем, самими спорными товарами и видеосъемкой их 

покупки.


При этом суд апелляционной инстанции отметил отсутствие  доказательств, опровергающих доводы истца о реализации ответчиком  контрафактных товаров и непредставления ему прав на введение в  гражданский оборот спорных товаров. 

На основании статей 1301 и 1515 Гражданского кодекса Российской  Федерации (далее — ГК РФ) и положений совместного постановления  Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего  Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 № 5/29  «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части  четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее –  постановление от 26.03.2009 № 5/29), апелляционный суд определил  размер компенсации в минимальном размере — 10 000 рублей за каждое  нарушение. Таким образом, за нарушение исключительных прав на 8  объектов интеллектуальной собственности с предпринимателя было  взыскано 80 000 рублей компенсации. 

Кроме того, апелляционный суд взыскал с ответчика судебные  расходы, понесенные истцом в связи с приобретением спорных товаров,  предъявлением иска и оплатой госпошлины, уплаченной при подаче иска и  апелляционной жалобы. 

В соответствии с частью 1 статьи 286 Арбитражного  процессуального кодекса Российской Федерации Арбитражный суд  кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений,  принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций,  устанавливая правильность применения норм материального права и норм  процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого  судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе  и возражений относительно жалобы, а также на предмет наличия  безусловных оснований к отмене судебных актов, предусмотренных  частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской  Федерации. 


Изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в  кассационной жалобе и отзыве на нее, проверив в соответствии со  статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской  Федерации правильность применения судами норм материального и норм  процессуального права, соответствие выводов суда апелляционной  инстанции имеющимся в деле доказательствам и установленным  фактическим обстоятельствам, Суд по интеллектуальным правам пришел к  следующим выводам. 

Судами верно определены нормы материального права, подлежащие  применению при разрешении настоящего спора, а именно: нормы  статей 1229, 1259, 1270, 1477 и 1484 ГК РФ, определяющие объекты  исключительных прав и устанавливающие право правообладателя таких  объектов по своему усмотрению разрешать или запрещать иным лицам  использование принадлежащих ему объектов авторского права и средств  индивидуализации товаров и услуг, а также нормы статей 1252, 1301 и  1515 ГК РФ, в соответствии с которыми правообладатель  аудиовизуального произведения и товарных знаков вправе требовать  взыскания с правонарушителя компенсации за их незаконное  использование. 

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 14 постановления  Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.06.2006 № 15  «О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел,  связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных  правах», и положениям статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса  Российской Федерации истец обязан доказать факт принадлежности ему  авторских прав и (или) смежных прав или права на их защиту, а также  факт использования данных прав ответчиком. В свою очередь, ответчик  обязан доказать выполнение им требований закона при использовании  произведений и (или) объектов смежных прав. В противном случае  физическое или юридическое лицо признается нарушителем авторского 


права и (или) смежных прав и для него наступает гражданско-правовая  ответственность в соответствии с законодательством Российской  Федерации.  

Суды пришли к обоснованному выводу о доказанности истцом  обладания исключительными правами на вышеперечисленные товарные  знаки и аудиовизуальное произведение. 

Данный вывод правомерно сделан в результате анализа  представленных истцом свидетельств о государственной регистрации  товарных знаков № 388157, 385800 и 388156; прокатных удостоверений   № 214005809, 214012510, 214000211, 214019610 и 214015909; договоров  от 08.06.2010 № 010601-МиМ, от 12.11.2010 № 1007/19-МиМ об  отчуждении исключительного права на аудиовизуальное произведение  (сериал «Маша и Медведь»); договоров авторского заказа со сценаристом,  композитором и режиссерами-постановщиками от 16.07.2008   № АД 4/2008, от 01.04.2008 № ОК-2/2008, от 05.02.2010 № 100205-МиМ,  от 03.11.2008 № АД 9/2008, от 09.08.2010 № АД-3/2010, № АД-4/2008,  от 01.07.2009 № АД-6/2009, от 09.06.2010 № ОК-3/МиМ, от 09.08.2010   № МиМ-С13/2010, от 01.09.2010 № МиМ-С14/2010; трудового договора с  режиссером-постановщиком от 03.03.2008 № 6; служебного задания  от 12.05.2008 № 1/МиМ-С1. 

При этом довод о недоказанности истцом перехода к нему  исключительных прав на аудиовизуальное произведение от художников  Зацепиной Е., Ивашкиной Ю., Бажутина М. и продюсеров Добрунова А.,  Кузовкова О., Ловейко Д. коллегия судей отклоняет как не имеющие  значения для настоящего спора, поскольку частью 2 статьи 1263 ГК РФ  художники и продюсеры не отнесены к числу авторов аудиовизуального  произведения. 

Доводы ответчика о недоказанности факта принадлежности истцу  исключительных прав на аудиовизуальные произведения был предметом  рассмотрения судов первой и апелляционной инстанций и им дана 


надлежащая оценка. Соответствующие доводы, содержащиеся в  кассационной жалобе, направлены на переоценку доказательств и  обстоятельств дела, что в силу статьи 286 Арбитражного процессуального  кодекса Российской Федерации не допускается в суде кассационной  инстанции. Несогласие истца с произведенной судами первой и  апелляционной инстанций оценкой имеющихся в деле доказательств не  является в рассматриваемом случае основанием для отмены судебного  акта. 

По тем же причинам суд кассационной инстанции отклоняет и  доводы заявителя кассационной жалобы о недоказанности факта  реализации спорных товаров ответчиком. Данное обстоятельство  установлено судами на основании представленных истцом кассовых чеков  и видеозаписей процесса покупки. 

В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда  Российской Федерации от 23.04.2013 № 16549/12 сформулирована  правовая позиция, согласно которой из принципа правовой  определенности следует, что решение суда первой инстанции, основанное  на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела, не может  быть отменено исключительно по мотиву несогласия с оценкой указанных  обстоятельств, данной судом первой инстанции. 

По аналогичным мотивам Судом по интеллектуальным правам  отклоняются и доводы ответчика о необоснованности выводов суда  апелляционной инстанции о нарушении исключительных прав на товарные  знаки и аудиовизуальное произведение в результате реализации спорных  товаров. Так, установление визуального сходства спорных товаров  (изображений, нанесенных на товары и их упаковку) с товарными знаками  и кадрами вышеприведенных аудиовизуальных произведений относиться к  компетенции судов, рассматривающих спор по существу, и выходит за  пределы компетенции суда кассационной инстанции. 


Коллегия судей отмечает, что обстоятельства, входящие в предмет  доказывания по данному делу, были установлены судами в результате  всестороннего исследования доказательств в соответствии с требованиями  статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации  с учетом доводов ответчика, аналогичным доводам, приведенным в  кассационной жалобе. Соответствующие выводы суда апелляционной  инстанции надлежащим образом мотивированы. 

Также судебная коллегия отклоняет довод заявителя кассационной  жалобы о необоснованном взыскании с него возмещения судебных  издержек, связанных с приобретением истцом спорного товара ввиду  следующего. 

Из искового заявления по настоящему делу усматривается, что  общество «Маша и Медведь» просило взыскать стоимость товаров,  приобретенных с целью представления их в суд в качестве вещественных  доказательств (610 рублей). Факт несения соотвествующих расходов был  подтвержден оригиналами кассовых чеков, представленных истцом в  материалы дела. 

Согласно разъяснению, данному в пункте 2 постановления Пленума  Верховного Суда Российской Федерации от 21.01.2016 № 1 «О некоторых  вопросах применения законодательства о возмещении издержек,  связанных с рассмотрением дела», к судебным издержкам относятся  расходы, которые понесены лицами, участвующими в деле, включая  третьих лиц, заинтересованных лиц в административном деле. 

Перечень судебных издержек не является исчерпывающим. Так,  расходы, понесенные истцом, административным истцом, заявителем в  связи с собиранием доказательств до предъявления искового заявления,  административного искового заявления, заявления в суд, могут быть  признаны судебными издержками, если несение таких расходов было  необходимо для реализации права на обращение в суд и собранные до 


предъявления иска доказательства соответствуют требованиям  относимости, допустимости. 

Таким образом, издержки, понесенные в связи с собиранием  доказательств, могут быть отнесены к категории судебных, и,  следовательно, при удовлетворении имущественных исковых требований  они подлежат взысканию с другой стороны. 

Исходя из сути настоящего спора, сама сделка розничной купли- продажи контрафактного товара не является его предметом, а лишь  зафиксированным истцом способом незаконного использования  результатов интеллектуальной деятельности (товарных знаков и  аудиовизуального произведения), то есть средством (способом)  доказывания обстоятельств, имеющих значение для правильного  рассмотрения и разрешения дела по существу. 

Приобретение контрафактного товара и представление его (его  фотоизображения) в суд в рассматриваемом случае носило необходимый  характер, поскольку факт размещения на таком товаре обозначений,  сходных до степени смешения с товарными знаками или являющихся  переработкой произведения — объекта авторского права. 

Вместе с тем Суд по интеллектуальным правам соглашается с  доводом заявителя кассационной жалобы о необоснованности  (немотивированности) вывода суда апелляционной инстанции о наличии  оснований для удовлетворения исковых требований о взыскании  компенсации за каждую из указанных истцом серий мультипликационного  сериала «Маша и Медведь» («Первый раз в первый класс», «Первая  встреча», «Лыжню!», «Кто не спрятался, я не виноват!», «До весны не  будить!») как самостоятельное аудиовизуальное произведение в связи со  следующим. 

Так, в силу пункта 1 статьи 1259 ГК РФ объектами авторских прав  являются произведения науки, литературы и искусства независимо от 


достоинства и назначения произведения, а также от способа его  выражения, в том числе, аудиовизуальные произведения. 

Согласно пункту 3 той же статьи, авторские права распространяются  как на обнародованные, так и на необнародованные произведения,  выраженные в какой-либо объективной форме, в том числе в письменной,  устной форме (в виде публичного произнесения, публичного исполнения и  иной подобной форме), в форме изображения, в форме звуко- или  видеозаписи, в объемно-пространственной форме. 

Пунктом 7 статьи 1259 ГК РФ предусмотрено, что авторские права  распространяются на часть произведения, на его название, на персонаж  произведения, если по своему характеру они могут быть признаны  самостоятельным результатом творческого труда автора и отвечают  требованиям, установленным пунктом 3 этой статьи. 

Как следует из пункта 28 постановления от 26.03.2009 № 5/29 при  анализе вопроса о том, является ли конкретный результат объектом  авторского права, судам следует учитывать, что по смыслу статей 1228,  1257 и 1259 ГК РФ в их взаимосвязи таковым является только тот  результат, который создан творческим трудом. 

При этом надлежит иметь ввиду, что пока не доказано иное,  результаты интеллектуальной деятельности предполагаются созданными  творческим трудом. 

Таким образом, из статьи 1259 ГК РФ следует, что часть  произведения (в том числе серия аудиовизуального произведения) может  быть объектом авторских прав, если она по своему характеру признана  самостоятельным результатом творческого труда автора (пункт 7  статьи 1259) и имеет объективную форму (пункт 3 статьи 1259). 

Как отмечено в пункте 21 постановления Пленума Верховного Суда  Российской Федерации от 19.06.2006 № 15 «О вопросах, возникших у  судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением  законодательства об авторском праве и смежных правах» применительно к 


действующему на момент его принятия законодательству, к объектам  авторского права могут относиться названия произведений, фразы,  словосочетания и иные части произведения, которые могут использоваться  самостоятельно, являются творческими и оригинальными. 

Из вышеприведенных правовых норм и правовых позиций высших  судебных инстанций следует, что поскольку принадлежность части  произведения, названия произведения и персонажа произведения к  объектам авторского права обусловлена тем, что они по своему характеру  могут являться самостоятельным результатом творческого труда,  повлекшим возможность их использования независимо от самого  произведения в целом, в каждом конкретном случае следует устанавливать  наличие у таких объектов признаков, позволяющих сделать такой вывод. 

При этом в пункте 10 Обзора судебной практики по делам,  связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав,  утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации  от 23.09.2015, разъяснено, что незаконное использование части  произведения, названия произведения, персонажа произведения является  нарушением исключительного права на произведение в целом, если не  доказано, что часть произведения является самостоятельным объектом  охраны. 

В пункте 9 названного Обзора отмечено, что истец, обращающийся в  суд за защитой прав на персонаж как на часть произведения, должен  обосновать, что такой персонаж существует как самостоятельный  результат интеллектуальной деятельности. 

В частности, Президиум Верховного Суда Российской Федерации  применительно к требованиям о защите исключительных прав на персонаж  аудиовизуального произведения как на самостоятельный результат  интеллектуальной деятельности указал следующее. 

Наличие признаков, позволяющих считать перечисленных истцом  действующих героев (всех или отдельных) такими персонажами 


произведения и воспроизведенные на закладках отдельные фрагменты  мультипликационного сериала с изображением этих героев частями  указанного произведения, которые по своему характеру могут быть  признаны самостоятельным результатом творческого труда, подлежало  установлению судами при рассмотрении дела. 

С учетом положений пункта 1 статьи 1263, пункта 7 статьи 1259 ГК  РФ, а также разъяснений, содержащихся в пункте 29 постановления  от 26.03.2009 № 5/29, персонажем аудиовизуального произведения как  самостоятельным результатом творческого труда автора могут являться  созданные и зафиксированные в аудиовизуальном ряде мультфильмов  динамические рисованные (кукольные) образы главных героев, в отличие  от других действующих героев обладающие такой совокупностью  признаков, которые делают их оригинальными, узнаваемыми и  отличительными от других героев в силу их внешнего вида, движений,  голоса, мимики и иных других признаков, предназначенных для  зрительного и слухового (в случае сопровождения звуком) восприятия. 

При этом истец, обращающийся в суд за защитой прав на персонаж  как на часть произведения, должен обосновать, что такой персонаж  существует как самостоятельный результат интеллектуальной  деятельности. 

Таким образом, приведенным пунктом Обзора устанавливается  презумпция отсутствия у действующих лиц произведения  охраноспособности в качестве самостоятельного объекта авторского права. 

Данные положения применимы и к случаю обращения с  требованиями о защите исключительных авторских прав на серии  аудиовизуального произведения как на часть произведения,  существующую, по мнению истца, как самостоятельный результат  интеллектуальной деятельности. При этом существует необходимость  определения персонажа, серии, кадра и т.п. как охраноспособной части  произведения. Наличие устойчивой ассоциативной связи между 


конкретным персонажем и аудиовизуальным произведением, частью  которого он является, предоставляет правообладателю возможность  защитить свои исключительные права на аудиовизуальное произведение в  целом. 

Иными словами, по общему правилу, аудиовизуальное  произведение, коим в данном споре является мультипликационный сериал,  является сложным объектом авторского права, включающим в себя  несколько результатов интеллектуальной деятельности и обладающим  признаками единства, присущими аудиовизуальному произведению,  такими как: наличие единого творческого замысла; действующих лиц  (основных персонажей); присутствие общей сюжетной линии, созданной  сценарием. Незаконное использование отдельных серий, эпизодов, кадров,  персонажей аудиовизуального произведения и пр. в такой ситуации  является нарушением исключительного права на аудиовизуальное  произведение (сериал) в целом. 

Вместе с тем истец-правообладатель в силу вышеприведенных  подходов вправе принять меры к опровержению упомянутой презумпции  отсутствия у отдельных частей (серий) аудиовизуального произведения  охраноспособности в качестве самостоятельного объекта авторского права,  а ответчик вправе оспаривать соответствующие доводы истца. 

Выводов о наличии оснований для признания указанных истцом  серий аудиовизуального произведения как самостоятельных объектов  авторских прав в соответствии с пунктом 7 статьи 1259 ГК РФ судом  апелляционной инстанции, удовлетворившим иск в полном объеме, не  сделано. При этом из материалов дела усматривается, что  соответствующие доводы заявлялись ответчиком при рассмотрении дела в  суде первой инстанции. 

Отсутствие соответствующей оценки не позволяет определить  объекты авторских прав, в отношении которых допустил нарушение  ответчик, характер нарушения, а соответственно, размер компенсации, 


подлежащий взысканию на основании статьи 1301 ГК РФ за нарушение  исключительного права на аудиовизуальное произведение (произведения). 

Аналогичная правовая позиция выражена в определении Верховного  Суда Российской Федерации от 11.06.2015 № 309-ЭС14-7875. 

При изложенных обстоятельствах обжалуемое постановление  апелляционного суда на основании пункта 3 части 1 статьи 287  Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежит  отмене в части взыскания 50 000 рублей компенсации за нарушение  исключительного права на аудиовизуальное произведение (произведения)  с направлением дела в указанной части на новое рассмотрение, поскольку  суд кассационной инстанции не наделен полномочиями по установлению  фактических обстоятельств. 

При новом рассмотрении дела суду надлежит принять во внимание  вышеизложенное, с учетом доводов сторон принять меры к установлению  наличия или отсутствия признаков, позволяющих считать указанные  истцом серии (все или каждую в отдельности) частями указанного  мультипликационного сериала «Маша и Медведь», которые по своему  характеру могут быть признаны самостоятельным результатом  творческого труда, и в зависимости от этого определить размер  подлежащей взысканию компенсации за нарушение исключительных  авторских прав. 

По результатам нового рассмотрения дела суду апелляционной  инстанции согласно части 3 статьи 289 Арбитражного процессуального  кодекса Российской Федерации также надлежит распределить судебные  расходы, в том числе расходы по уплате государственной пошлины за  рассмотрение апелляционной и кассационной жалоб. 

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного  процессуального кодекса Российской Федерации, суд 


ПОСТАНОВИЛ:

постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда  от 30.11.2017 по делу № А10-6428/2016 отменить в части взыскания  50 000 руб. компенсации за нарушение исключительных прав на  аудиовизуальные произведения, а также в части взыскания  (распределения) судебных расходов. В указанной части дело направить на  новое рассмотрение в Четвертый арбитражный апелляционный суд. 

В остальной части постановление Четвертого арбитражного  апелляционного суда от 30.11.2017 по делу № А10-6428/2016 оставить без  изменения. 

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и  может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию  Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок. 

Председательствующий судья Р.В. Силаев  судьи Н.Л. Рассомагина 

 А.А. Снегур