НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 16.02.2021 № А51-13640/18

Пятый арбитражный апелляционный суд

ул. Светланская, 115, Владивосток, 690001

www.5aas.arbitr.ru

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

г. Владивосток Дело

№ А51-13640/2018

20 февраля 2021 года

Резолютивная часть постановления объявлена 16 февраля 2021 года.

Постановление в полном объеме изготовлено 20 февраля 2021 года.

Пятый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего К.П. Засорина,

судей М.Н. Гарбуза, Т.В. Ревы,

при ведении протокола секретарем судебного заседания М.О. Меркуловой,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу конкурсного управляющего Ден Альберта Сунхеновича,

апелляционное производство № 05АП-341/2021

на определение от 22.12.2020

судьи Кучинского Д.Н.

по делу № А51-13640/2018 Арбитражного суда Приморского края

по заявлению Чубыкиной Марины Валентиновны о включении в реестр требований,

в рамках дела по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Восток Инвест»

о признании закрытого акционерного общества «Приморский трест инженерно-строительных изысканий» несостоятельным (банкротом),

при участии:

лица, участвующие в деле о банкротстве, не явились, извещены,

УСТАНОВИЛ:

Определением Арбитражного суда Приморского края от 04.07.2018 принято к производству заявление общества с ограниченной ответственностью «Восток Инвест» о признании закрытого акционерного общества «Приморский трест инженерно-строительных изысканий» (далее – ЗАО «ПриморТИСИЗ», должник, общество) несостоятельным (банкротом).

Определением суда от 25.10.2018 в отношении ЗАО «ПриморТИСИЗ» введено наблюдение, временным управляющим утвержден Ден Альберт Сунхенович.

Определением суда от 25.04.2019 в отношении ЗАО «ПриморТИСИЗ» введено внешнее управление, внешним управляющим утвержден Ден А.С.

В рамках настоящего дела о банкротстве в арбитражный суд поступило заявление Чубыкиной Марины Валентиновны (далее – кредитор) о включении в третью очередь реестра требований кредиторов должника задолженности в размере 284 649,47 руб., в том числе 245 014,29 руб. основного долга, 39 635,18 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами.

Определением от 10.12.2019 в третью очередь реестра требований кредиторов ЗАО «Приморский трест инженерно – строительных изысканий» включены требования Чубыкиной М.В. в размере 245649,47 руб. основного долга. Рассмотрение требований в части процентов отложено.

Определением суда от 28.05.2020 в удовлетворении заявления Чубыкиной М.В. о включении в реестр требований кредиторов требований задолженности в размере 34 070, 34 руб. отказано.

Постановлением Пятого арбитражного апелляционного суда от 20.07.2020 определение от 28.05.2020 оставлено без изменения.

Постановлением Арбитражного суда Дальневосточного округа от 24.09.2020 постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 20.07.2020 и определение от 28.05.2020 отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Определением от 22.12.2020 в третью очередь реестра требований кредиторов ЗАО «Приморский трест инженерно-строительных изысканий» включены требования М.В. Чубыкиной в размере 34 070, 34 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами.

Не согласившись с вынесенным судебным актом, конкурсный управляющий Ден А.С. обратился в суд с апелляционной жалобой, в которой просил определение суда от 22.12.2020 отменить и принять по делу новый судебный акт. Обосновывая требования апелляционной жалобы, её податель указал, что поскольку право на наследство Чубыкиной М.В. и Щукиной М.В. не было подтверждено надлежащими доказательствами, выплаты задолженности ЗАО «Приморский трест инженерно-строительных изысканий» перед П.Ф. Федченко были приостановлены, что, по мнению апеллянта, свидетельствует об отсутствии вины должника в неисполнении обязательств в силу статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ). Полагал, что в сложившейся ситуации должник не мог решать, кто является надлежащим наследником, поскольку должнику было подано два заявления с одинаковым комплектом документов от разных лиц на выплату задолженности ЗАО «Приморский трест инженерно – строительных изысканий» перед П.Ф. Федченко, соответственно, без дополнительного подтверждения права на наследство должник выплаты произвести не мог. Отметил, что в дальнейшем, возникший между членами семьи умершего работника спор о наследстве решался в судебном порядке, и свидетельство о праве на наследство по завещанию 25 АА 2715859 от 02.07.2019, подтверждающее возникновение права собственности на указанное наследство, предоставлено должнику только вместе с заявлением о включении в реестр требований кредиторов должника.

До начала судебного заседания через канцелярию суда поступил письменный отзыв на апелляционную жалобу, по тексту которого Чубыкина М.В. привела доводы о несостоятельности правовой позиции апеллянта, полагала определение вынесенным законно и обоснованно.

Лица, участвующие в деле о банкротстве и в арбитражном процессе по делу о банкротстве, извещенные надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, явку представителей в судебное заседание не обеспечили, что не препятствовало суду в порядке статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ), пункта 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2011 № 12 рассмотреть апелляционную жалобу в отсутствие лиц, участвующих в деле.

Рассмотрев указанный обособленный спор по правилам, установленным АПК РФ, суд апелляционной инстанции установил следующее.

Чубыкина Марина Валентиновна является законной супругой бывшего генерального директора должника Федченко Петра Федоровича, который занимал должность на основании трудового договора от 07.10.2008, что подтверждается свидетельством о заключении брака, умершего 03.11.2016 года, что подтверждается свидетельством о смерти. Право на наследство подтверждается выданным нотариальным свидетельством о праве на наследство по завещанию, зарегистрированным в реестре: 25/8-н, 25-2019-4-77.

Согласно счёту 70.01, у должника имеется задолженность перед Федченко Петром Федоровичем, в размере 245 014 рублей 29 копеек, в которую входят:

- оплата услуг нотариуса и госпошлина в суд в размере 36 078 рублей;

- оплата поставщикам услуг (за товары, коммунальные платежи, услуги) в размере 208 936 рублей 29 копеек.

Согласно свидетельству о смерти Федченко Петра Федоровича И-ВС №693733 выданного 07.11.2016, он умер 03.11.2016.

16.11.2016 Чубыкина Марина Валентиновна в соответствии со статьей 1183 ГК РФ и на основании свидетельства о смерти обратилась к должнику с требованием о выплате ей суммы невыплаченной заработной платы и иных выплат, причитающихся её мужу Федченко П.Ф.

Определением от 10.12.2019 в третью очередь реестра требований кредиторов ЗАО «Приморский трест инженерно – строительных изысканий» включены требования Чубыкиной М.В. в размере 245 649,47 руб. основного долга.

Определением суда от 28.05.2020, оставленным без изменения постановлением Пятого арбитражного апелляционного суда от 20.07.2020, в удовлетворении заявления Чубыкиной М.В. о включении в реестр требований кредиторов требований задолженности в размере 34 070, 34 руб. отказано.

Поскольку судебные акты первой и апелляционной инстанций об отказе в установлении требований Чубыкиной М.В. в части процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 34 070, 34 руб. отменены постановлением от 24.09.2020 суда кассационной инстанции, требования в части процентов являлись предметом рассмотрения в суде первой инстанции и апелляционного обжалования.

Удовлетворяя требование Чубыкиной М.В. о включении вреестр процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 34070,34 руб. суд первой инстанции, с учетом указаний суда кассационной инстанции, правомерно руководствовался следующим.

В соответствии с частью 1 статьи 223 АПК РФ, статьей 32 Федерального закона от 26.10.2002 №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - Закон о банкротстве) дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным данным Кодексом, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы несостоятельности (банкротства).

В ходе внешнего управления установление размера требований кредиторов осуществляется в порядке, определенном статьей 100 Закона о банкротстве.

Установленными могут быть признаны только требования, в отношении которых представлены достаточные доказательства наличия и размера задолженности (пункт 26 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве»).

В предмет доказывания по спорам об установлении размера требований кредиторов в обязательном порядке входят обстоятельства возникновения долга. При этом подлежат проверке доказательства возникновения задолженности в соответствии с материально-правовыми нормами, которые регулируют обязательства, не исполненные должником, ее размер.

Согласно пункту 14 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.052012 № 9 «О судебной практике по делам о наследовании» в состав наследства входит принадлежащие наследодателю на день открытия наследства имущество, в частности: вещи, включая деньги и ценные бумаги (статья 128 ГК РФ); имущественные права (в том числе права, вытекающие из сделок, заключенных наследодателем, если иное не предусмотрено законом или договором); права на получение присужденных наследодателю, но не полученных им денежных сумм. По смыслу указанных норм права и разъяснений Верховного Суда Российской Федерации все права и обязанности, связанные с передачей наследственного имущества, носителем которых являлся умерший гражданин, в полном объеме переходят к его правопреемнику в неизменном виде как единое целое. По общему правилу смерть гражданина - стороны в обязательстве влечет не прекращение правоотношения, а изменение его субъектного состава - замену умершего лица его правопреемником (наследником или иным лицом, указанным в законе).

В рассматриваемом случае переход права требования задолженности к ЗАО «ПриморТИСИЗ» от Федченко П.Ф. к Чубыкиной М.В. состоялся на основании наследования по завещанию.

Согласно пункту 1 статьи 1119 ГК РФ завещатель вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам, любым образом определить доли наследников в наследстве, лишить наследства одного, нескольких или всех наследников по закону, не указывая причин такого лишения, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, включить в завещание иные распоряжения. Завещатель вправе совершить завещание, содержащее распоряжение о любом имуществе, в том числе о том, которое он может приобрести в будущем (пункту 1 статьи 1120 ГК РФ).

Обеспечивая гарантированный государством переход имущества, принадлежавшего умершему (наследодателю), к другим лицам (наследникам), конституционное право наследования (статья 35 Конституции Российской Федерации) само по себе не порождает у гражданина субъективных прав в отношении конкретного наследства - эти права возникают у него на основании завещания или закона.

Конституционному пониманию существа и содержания права наследования, а также способов осуществления составляющих его правомочий соответствует такое законодательное установление оснований наследования, при котором приоритет отдается воле наследодателя, выраженной в завещании, а наследование по закону имеет место, когда и поскольку оно не изменено завещанием (статья 1111 ГК РФ).

Исходя из этого институт наследования призван гарантировать каждому, что приобретенные им при жизни имущество и иные материальные блага (с имеющимися в отношении них обременениями) после его смерти перейдут к его наследникам либо согласно его воле как наследодателя, либо, если он ее не выразит, согласно воле закона, которая в данном случае презюмируется как соответствующая личной воле наследодателя.

Следовательно, воля наследодателя, который определенным образом распорядился своим имуществом при жизни либо положился на законодательную регламентацию права наследования, является одной из важнейших задач правового регулирования наследственных отношений.

В рассматриваемом случае воля наследодателя выражена и зафиксирована в завещании.

Чубыкиной М.В. выдано свидетельство о праве на наследство по завещанию на определенное Федченко П.Ф. имущество, включающее задолженность по подотчетной сумме, о чем заявлено кредитором.

Проанализировав вышеприведенные нормы действующего законодательства применительно к обстоятельствам настоящего спора, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что Чубыкиной М.В. перешли все имущественные права наследодателя по указанному денежному обязательству, в том числе право требования к должнику применения мер ответственности за нарушение его исполнения.

Учитывая, что 16.11.2016 Чубыкина М.В. в соответствии со статьей 1183 ГК РФ и на основании свидетельства о смерти обратилась к должнику с требованием о выплате ей суммы невыплаченной заработной платы и иных выплат, причитающихся её мужу Федченко П.Ф., право Федченко П.Ф. на получение задолженности в виде процентов перешло к его наследнику - Чубыкиной М.В. в порядке сингулярного правопреемства, то есть на тех же условиях, на которых оно могло быть реализовано самим Федченко П.Ф.

В данном случае наследник - Чубыкина М.В. реализовала принадлежащее ей право, обратившись с заявлением об установлении её требований в части процентов за пользование чужими денежными средствами, с учетом того, что соответствующее право имелось бы у Федченко П.Ф., как работника должника, при этом коллегия отмечает, что у наследодателя данное право имелось с момента образования задолженности.

В этой связи, приведенные в апелляционной жалобе доводы конкурсного управляющего о наличии обращения Щукиной С.П. (дочери Федченко П.Ф.) от 22.02.2017 на выплату задолженности ЗАО «Приморский трест инженерно -строительных изысканий» перед П.Ф. Федченко и невозможностью в связи с этим определить надлежащего наследника, коллегией отклонены, поскольку на момент подачи Чубыкиной М.В. заявления о выплате иных расходов, в равной мере как и в период рассмотрения гражданского дела о признании завещания недействительным, Чубыкина М.В. являлась законным наследником умершего, в связи с чем имела право на получение причитающейся ей выплаты.

Поскольку работодатель не исполнил свои обязательства по оплате задолженности Федченко П.Ф., Чубыкиной М.В., как правопреемником наследодателя, правомерно заявлено требование об уплате процентов в порядке статьи 395 ГК РФ.

Расчет суммы процентов по статье 395 ГК РФ произведен за период с 25.11.2016 по 04.07.2018 на дату подачи (принятия) заявления о банкротстве в суд.

В соответствии со статьей 141 ТК РФ заработная плата, не полученная ко дню смерти работника, выдается членам его семьи или лицу, находившемуся на иждивении умершего на день его смерти.

Заявитель в соответствии со статьей 1183 ГК РФ и на основании свидетельства о смерти обратилась к должнику с требованием от 16.11.2016 о выплате ей суммы невыплаченной заработной платы и иных выплат, причитающихся её мужу Федченко П.Ф.

Заявление о выплате причитающихся Чубыкиной М.В. сумм было принято должником 17.11.2016, что подтверждается входящим штампом на заявлении.

Согласно статье 141 ТК РФ заработная плата, не полученная к дню смерти работника, выдается членам его семьи или лицу, находившемуся на иждивении умершего на день его смерти. Выдача заработной платы производится не позднее недельного срока со дня подачи работодателю соответствующих документов.

С учетом приведенной нормы права, коллегия признала обоснованным начисление процентов с 25.11.2016.

Статьей 2 Семейного кодекса РФ предусмотрено, что членами семьи признаются супруги, родители, дети (усыновители и усыновленные).

В силу пункта 6 части 1 статьи 83 ТК РФ трудовой договор подлежит прекращению по следующим обстоятельствам, не зависящим от воли сторон, в случае смерти работника.

Из статьи 1112 ГК РФ следует, что не входят в состав наследства права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя, в том числе права и обязанности, вытекающие из трудовых правоотношений, поскольку они предполагают личное выполнение работником трудовой функции (статья 15 ТК РФ).

Статья 141 ТК РФ устанавливает лишь обязанность выплаты неполученной заработной платы и срок ее выплаты, дальнейшие правоотношения членов семьи умершего работника, его иждивенцев и бывшего работодателя регулируются гражданским законодательством, а не трудовым.

Об этом также свидетельствует статья 1183 ГК РФ, которая также предусматривает, что право на получение подлежавших выплате наследодателю, но не полученных им при жизни по какой-либо причине сумм заработной платы и приравненных к ней платежей, пенсий, стипендий, пособий по социальному страхованию, возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью, алиментов и иных денежных сумм, предоставленных гражданину в качестве средств к существованию, принадлежит проживавшим совместно с умершим членам его семьи, а также его нетрудоспособным иждивенцам независимо от того, проживали они совместно с умершим или не проживали.

По этой причине к правоотношениям, связанным с задержкой выплаты неполученной заработной платы, подлежит применению нормы статьи 395 ГК РФ.

Согласно пункту 1 статьи 395 ГК РФ за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется существующей в месте жительства кредитора, а если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части.

В силу абзаца 2 пункта 1 статьи 4 Закона о банкротстве состав и размер денежных обязательств и обязательных платежей, возникших до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом и заявленных после принятия арбитражным судом такого заявления, определяются на дату введения первой процедуры, применяемой в деле о банкротстве

Принимая во внимание, что определением от 25.10.2018 введена первая процедура банкротства – наблюдение, следовательно, проценты подлежат начислению по состоянию до даты введения первой процедуры банкротства (24.10.2018).

Дату окончания начисления процентов кредитор связывает с датой подачи (принятия) заявления о банкротстве в суд, то есть по 04.07.2018.

Поскольку предъявление требования в части взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами за меньший период является правом заявителя и не нарушает права иных лиц, участвующих в деле о банкротстве, арбитражный суд не вправе выйти за пределы требований, заявленных кредитором.

Проверив представленный кредитором расчет процентов за пользование чужими денежными средствами, коллегия признала его арифметически верным и нормативно обоснованным.

В соответствии с пунктом 6 статьи 16 Закона о банкротстве требования кредиторов включаются в реестр требований кредиторов и исключаются из него арбитражным управляющим или реестродержателем исключительно на основании вступивших в силу судебных актов, устанавливающих их состав и размер.

Согласно пункту 4 статьи 134 Закона о банкротстве требования кредиторов удовлетворяются в следующей очередности:

- в первую очередь производятся расчёты по требованиям граждан, перед которыми должник несёт ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, путём капитализации соответствующих повременных платежей, а также расчёты по иным установленным Законом № 127-ФЗ требованиям;

- во вторую очередь производятся расчёты по выплате выходных пособий и (или) оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и по выплате вознаграждений авторам результатов интеллектуальной деятельности; обязательствам;

- в третью очередь производятся расчеты с другими кредиторами, в том числе кредиторами по нетто-обязательствам.

В соответствии с пунктом 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 06.12.2013 № 88, если основное требование кредитора к должнику возникло до возбуждения дела о банкротстве, то и все связанные с ним дополнительные требования имеют при банкротстве тот же правовой режим» то есть они не являются текущими и подлежат включению в реестр требований кредиторов.

К упомянутым дополнительным требованиям относятся, в частности, требования об уплате процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами (статья 395 ГК РФ).

Таким образом, требование об уплате должником процентов в соответствии со статьей 395 ГК РФ подлежат включению в реестр требования кредиторов в третью очередь.

При изложенных обстоятельствах, коллегия пришла к выводу о наличии правовых оснований для установления требования М.В. Чубыкиной в части процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 34 070, 34 руб. в третью очередь реестра требований кредиторов должника.

Все доводы апелляционной жалобы основаны на ошибочном толковании норм права, документально не подтверждены, не опровергают выводов суда, направлены на их переоценку, оснований для которой не имеется.

Обжалуемый судебный акт принят при правильном применении норм права, отмене по доводам жалобы не подлежит.

Нарушений норм процессуального права, влекущих безусловную отмену судебного акта, судом апелляционной инстанции не установлено.

Согласно положениям АПК РФ, подпункта 12 пункта 1 статьи 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации уплата государственной пошлины в случае подачи апелляционных жалоб на определения, не указанные в приведенном подпункте статьи 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации, не предусмотрена.

Руководствуясь статьями 258, 266-272 АПК РФ, Пятый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Определение Арбитражного суда Приморского края от 22.12.2020 по делу № А51-13640/2018 оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Дальневосточного округа через Арбитражный суд Приморского края в течение одного месяца.

Председательствующий

К.П. Засорин

Судьи

М.Н. Гарбуз

Т.В. Рева