НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.07.2018 № А53-36852/2017

ПЯТНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

Газетный пер., 34, г. Ростов-на-Дону, 344002, тел.: (863) 218-60-26, факс: (863) 218-60-27

E-mail: info@15aas.arbitr.ru, Сайт: http://15aas.arbitr.ru/

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

арбитражного суда апелляционной инстанции

по проверке законности иобоснованности решений (определений)

арбитражных судов, не вступивших в законную силу

город Ростов-на-Дону дело № А53-36852/2017

06 июля 2018 года 15АП-9818/2018

Резолютивная часть постановления объявлена 02 июля 2018 года.

Полный текст постановления изготовлен 06 июля 2018 года.

Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Николаева Д.В.,

судей Д.В. Емельянова, А.Н. Герасименко,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Колпаковым В.Н.,

при участии:

от общества с ограниченной ответственностью «Новорос»: представитель Толмосов В.В. по доверенности от 09.01.2018, представитель Долматова Н.В. по доверенности от 28.05.2018;

от Межрайонной ИФНС России №13 по Ростовской области: представитель Саркисян А.Р. по доверенности от 09.01.2018, Белова А.Б. по доверенности от 28.06.2018, представитель Саваева Е.А. по доверенности от 09.01.2018, представитель Пастухова В.А. по доверенности от 09.01.2018, представитель Светашова Е.Л. по доверенности от 09.01.2018,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Межрайонной ИФНС России №13 по Ростовской области на решение Арбитражного суда Ростовской области от 10.05.2018 по делу № А53-36852/2017 по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Новорос» (ОГРН 1056150004679, ИНН 6150043759) к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 13 по Ростовской области о признании решения недействительным принятое в составе судьи Мезиновой Э.П.,

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью «Новорос» (далее также заявитель, общество, налогоплательщик) обратилось в Арбитражный суд Ростовской области с заявлением к Межрайонной инспекции ФНС России № 13 по Ростовской области (далее также инспекция, налоговый орган) о признании недействительным решения № 1826 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения от 17.08.2017.

Решением суда от 10.05.2018 признано недействительным решение Межрайонной ИФНС России № 13 по Ростовской области от 17.08.2017 № 1826, как не соответствующее НК РФ.

Взысканы с Межрайонной ИФНС России № 13 по Ростовской области в пользу общества с ограниченной ответственностью «Новорос» (ОГРН 1056150004679, ИНН 6150043759) судебные расходы по уплате государственной пошлины в размере 3000 рублей.

Межрайонная ИФНС России №13 по Ростовской области обжаловала решение суда первой инстанции в порядке, предусмотренном гл. 34 АПК РФ, и просила отменить судебный акт, принять новый.

В судебном заседании суд огласил, что от общества с ограниченной ответственностью «Новорос» через канцелярию суда поступил отзыв на апелляционную жалобу с приложением дополнительных доказательств для приобщения к материалам дела.

Суд, совещаясь на месте, с учетом положений аб. 2 ч. 2 ст. 268 АПК РФ определил: приобщить отзыв на апелляционную жалобу и дополнительные доказательства к материалам дела как представленные в обоснование возражений на доводы апелляционной жалобы.

Представитель Межрайонной ИФНС России №13 по Ростовской области заявил ходатайство о приобщении к материалам дела дополнительных доказательств.

Представитель общества с ограниченной ответственностью «Новорос» возражал против удовлетворения ходатайства.

Суд протокольным определением удовлетворил ходатайство и приобщил к материалам дела дополнительные доказательства как связанные с предметом исследования по настоящему спору.

Представитель Межрайонной ИФНС России №13 по Ростовской области поддержал доводы, изложенные в апелляционной жалобе, просил решение суда отменить.

Представитель общества с ограниченной ответственностью «Новорос» поддержал доводы, изложенные в отзыве на апелляционную жалобу, просил решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Представитель Межрайонной ИФНС России №13 по Ростовской области заявил ходатайство об отложении судебного заседания в целях ознакомления с дополнительными доказательствами, приложенными к отзыву на апелляционную жалобу и приобщенными к материалам дела.

Представитель общества с ограниченной ответственностью «Новорос» не возражал против удовлетворения ходатайства.

Суд, совещаясь на месте, определил ходатайство об отложении судебного заседания удовлетворить путем объявления перерыва в судебном заседании.

Объявлен перерыв в судебном заседании до 02.07.2018 до 17 час. 40 мин.

После перерыва судебное заседание продолжено 02.07.2018 в 18 час. 03 мин.

После перерыва в судебное заседание явились те же представители лиц, участвующих в деле.

Представитель Межрайонной ИФНС России №13 по Ростовской области заявил ходатайство о приобщении к материалам дела дополнительных доказательств.

Представитель общества с ограниченной ответственностью «Новорос» не возражал против удовлетворения ходатайства.

Суд протокольным определением удовлетворил ходатайство и приобщил к материалам дела дополнительные доказательства как связанные с предметом исследования по настоящему спору.

Иных ходатайств от лиц, участвующих в деле, не поступало

Представитель Межрайонной ИФНС России №13 по Ростовской области поддержал доводы, изложенные в апелляционной жалобе, просил решение суда отменить.

Представитель общества с ограниченной ответственностью «Новорос» поддержал доводы, изложенные в отзыве на апелляционную жалобу, просил решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Изучив материалы дела, оценив доводы апелляционной жалобы, отзыва, выслушав представителей участвующих в деле лиц, арбитражный суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, по результатам выездной налоговой проверки ООО «НОВОРОС» МИФНС России № 13 по Ростовской области принято решение от 17.08.2017 г. №1826 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, согласно которому налогоплательщику доначислены НДС в размере 12205732 рублей, пени в размере 1055661.40руб., налог на прибыль в размере 2002175 руб., пени в размере 319921.20 руб., Общество привлечено к налоговой ответственности по ч.1 ст. 122 НК РФ в общем размере 1255878.9 рублей.

Решением УФНС России по Ростовской области от 27.11.2017 года № 15-15/4651 жалоба общества оставлена без удовлетворения.

Общество, полагая, что решение инспекции не соответствует нормам НК РФ и нарушает его права и законные интересы в сфере предпринимательской деятельности, обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании решения от 17.08.2017 г. №1826 незаконным.

Оценив представленные доказательства в совокупности, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что решение суда первой инстанции не подлежит отмене, исходя из следующего.

В соответствии со статьей 247 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения по налогу на прибыль организации признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Прибылью для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 Кодекса.

В соответствии с пунктом 1 статьи 252 Налогового кодекса РФ налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 Кодекса).

В соответствии со статьей 252 Налогового кодекса РФ, расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода. Расходы в зависимости от их характера, а также условий осуществления и направлений деятельности налогоплательщика подразделяются на расходы, связанные с производством и реализацией, и внереализационные расходы.

В соответствии с пунктом 1 статьи 171 Кодекса налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 Кодекса, на установленные настоящей статьей вычеты.

В соответствии со ст. 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете"9действующим в спорный период) все хозяйственные операции должны оформляться первичными документами, которые принимаются к учету только тогда, когда составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичных учетных документов. Если же форма первичного документа не утверждена, ее следует составить самостоятельно с указанием обязательных реквизитов, перечень которых приведен в п. 2 ст. 9 указанного Закона.

Пунктом 2 статьи 171 Кодекса предусмотрено, что вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 Кодекса, за исключением товаров, предусмотренных пунктом 2 статьи 170 Кодекса, а также товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

Условия предъявления налога на добавленную стоимость к вычету определены пунктом 1 статьи 172 Кодекса, согласно которому налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога. Вычетам подлежат, если иное не установлено настоящей статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг), после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) с учетом особенностей, предусмотренных данной статьей, и при наличии соответствующих первичных документов.

Согласно правовой позиции ВАС РФ, изложенной в постановлении N 9893/07 от 20.11.2007 не допускается различная правовая оценка хозяйственной операции при решении вопроса, связанного с налогообложением прибыли и налоговыми вычетами по налогу на добавленную стоимость.

В соответствии с главой 25 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик вправе уменьшить полученные им доходы на сумму произведенных расходов.

Таким образом, для признания за налогоплательщиком права на вычет НДС и на уменьшение налогооблагаемой прибыли на сумму произведенных затрат требуется подтверждение факта совершения реальных хозяйственных операций по реализации товаров, работ, услуг.

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда РФ, изложенной в Определении Конституционного Суда РФ от 10.11.2016 N 2561-О "По запросу Арбитражного суда Алтайского края о проверке конституционности пункта 4.1 статьи 161 Налогового кодекса Российской Федерации" в целях обеспечения надлежащего порядка применения налоговых вычетов и создания условий, позволяющих оценить их правомерность и пресечь ситуации, связанные с необоснованным возмещением (зачетом или возвратом) сумм налога на добавленную стоимость из бюджета, Налоговый кодекс Российской Федерации предусматривает в качестве основания принятия налогоплательщиком к вычету суммы этого налога по конкретной операции специальный документ - счет-фактуру, который выставляется продавцом и должен отвечать требованиям, закрепленным статьей 169 данного Кодекса; если же выставленный счет-фактура не содержит четких и однозначных сведений, предусмотренных законом, он не может являться основанием для принятия налогоплательщиком к вычету или возмещению сумм налога на добавленную стоимость, начисленных продавцом приобретенных им товаров (работ, услуг).

В соответствии с Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" при рассмотрении в арбитражном суде налогового спора налоговым органом могут быть представлены в суд доказательства необоснованного возникновения у налогоплательщика налоговой выгоды. Эти доказательства, как и доказательства, представленные налогоплательщиком, подлежат исследованию в судебном заседании согласно требованиям статьи 162 АПК РФ и оценке арбитражным судом в совокупности.

В пункте 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиками налоговой выгоды" (далее - Постановление N 53) разъяснено, что представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны или противоречивы.

В соответствии с пунктом 4 Постановления N 53 налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

В соответствии с пунктом 5 Постановления N 53 о необоснованности налоговой выгоды могут также свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии следующих обстоятельств:

- невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг;

- отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;

- учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций;

- совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета.

Исходя из позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, при проверке обоснованности применения вычетов по налогу на добавленную стоимость и включения затрат в состав расходов по налогу на прибыль организаций следует исходить не только из формального соблюдения налогоплательщиком требований налогового законодательства. При разрешении указанного вопроса следует учитывать, что представление документов не влечет автоматического применения налоговых вычетов и включения затрат в состав расходов по налогу на прибыль организаций, а является лишь условием для подтверждения факта реальности хозяйственных операций.

При решении вопроса о правомерности применения налогоплательщиком налоговых вычетов учитываются результаты проведенных налоговыми органами проверок достоверности и непротиворечивости представленных документов, а также предприятий-контрагентов.

Из разъяснений, изложенных в определении от 16.11.2006 N 467-0 Конституционный Суд Российской Федерации следует, что арбитражные суды не должны ограничиваться установлением только формальных условий применения норм законодательства о налогах и сборах и в случае сомнений в правомерности применения налогового вычета обязаны установить, исследовать и оценить всю совокупность имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельств (оплата покупателем товаров (работ, услуг), фактические отношения продавца и покупателя, наличие иных, помимо счетов-фактур, документов, подтверждающих уплату налога в составе цены товара (работы, услуги), и т.п.).

В соответствии с требованиями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд должен рассмотреть юридически значимые для дела факты, доводы и доказательства не в отдельности, а исследовать и оценить их в совокупности, в достаточности и взаимной связи в силу Определений Конституционного Суда Российской Федерации от 12.07.2006 N 267-0 и от 04.06.2007 N 366-О-П.

О недобросовестности налогоплательщиков может свидетельствовать ситуация, когда с помощью инструментов, используемых в гражданско-правовых отношениях, создаются схемы незаконного обогащения за счет бюджетных средств, что может привести к нарушению публичных интересов в сфере налогообложения и нарушению конституционных прав и свобод других налогоплательщиков. Оценка добросовестности налогоплательщика предполагает оценку заключенных им сделок, их действительности. Заключенные сделки должны не только формально не противоречить законодательству, но и не вступать в противоречие с общими запретами недопустимости недобросовестного осуществления прав налогоплательщиком.

Основанием для принятия решения послужил вывод инспекции о неправомерном применении налоговых вычетов по НДС в результате взаимоотношений с обществами «Торговый Дом «РостПром», «Колорит», «ПАТРИОТ», «Стройхимгрупп» и ООО «Химснаб», а также необоснованном включении заявителем в состав расходов в целях налогообложения прибыли затрат, связанных с приобретением товара у взаимозависимого лица ООО
«Химснаб».

Ссылаясь на недобросовестность ООО « Новоросс» инспекция указала на следующие обстоятельства.

В отношении Торговый Дом «РостПром» ИНН 6155064907 (НДС в размере 985 981,84 рублей, в том числе по приобретенным работам (услугам) в сумме 977 102,13 руб., по приобретенным товарам - 8 879,71 руб.) документы по встречной проверке не представлены; по адресу не располагается, отсутствовал персонал, собственные и арендованные основные средства, не перечисляло денежные средства на счета субподрядным организациям за работы и услуги, а также не перечисляло денежные средства за оказанные услуги иным лицам, систематическая смена товарности сделок при анализе расчетного счета.

В отношении ООО «Колорит» ИНН 6165184417, НДС в сумме 5 813 137,73 руб., ООО «ПАТРИОТ» ИНН 6165560502, НДС в сумме 1 253 476,29 руб. инспекцией установлена аналогичная совокупность обстоятельств, послужившая основанием для признания неправомерным вычета по НДС.

В отношении ООО «Стройхимгрупп» ИНН 6164026200, НДС в сумме 2 351 178,31 руб. установлено, что у общества в 2015г. отсутствовал персонал, собственные и арендованные основные средства; общество самостоятельно не оказывало работы и услуги, а перечисляло денежные средства на счета организациям, являющимися «недобросовестными» контрагентами, которые фактически не могли оказывать услуги.

В отношении ООО «Химснаб» ИНН 6150057127, сумма НДС - 1 801 959 руб., налог на прибыль организаций - 2 002 175 руб. установлена взаимозависимость с ООО «НОВОРОС», штатная численность 7 человек, единственным покупателем товара -«химическая продукция» является ООО «НОВОРОС»; совместная аренда склада; поиск продавца (поставщика) химической продукции осуществляло ООО «НОВОРОС», Совершаемые операции с контрагентом ООО «Химснаб» направлены на получение необоснованной налоговой выгоды в виде завышения суммы вычета по налогу на добавленную стоимость и расходов по налогу на прибыль.

В рамках взаимоотношений с контрагентами заявителем приобретены следующие услуги (работы), товары:

ООО ТД «РостПром» - услуги по розливу и фасовке Полиаллюминия хлорид PAX-PS, уксусной кислоты, перекиси водорода, суперфлока С -498 HMW, А-130, метабисульфита натрия, Flopam FO, Flopam FO 4350 SSH, Flopam 4440 SH KINEF, Хлорид железа и др. в пластиковую тару литражом от 10 литров до 1000 литров, с упаковкой маркировочной пленкой с нанесением на нее логотипа заявителя; поставке сухих продуктов и расфасовки в мешки с нанесением на них маркировки и логотипа (ООО ТД «РостПром»).

Инспекция указывает на то, что судом дана неверная оценка тем услугам, которые были приобретены обществом и указаны в первичных документах.

Между тем, согласно имеющимся в материалах дела документов, а также в сведениях, содержащихся в решении инспекции, в рассматриваемом периоде (2014-2015 годах) ООО «ТД «РостПром» оказывало для ООО «НОВОРОС» различные услуги.

Наравне с работами указанными инспекцией в жалобе, спорный контрагент оказал услуги, основная доля которых приходится на розлив и фасовку продукции, которые в дальнейшем были использованы Обществом в своей предпринимательской деятельности, т.е. реализованы сторонним покупателем. Доказательств обратного налоговый орган не представил ни в ходе проведения мероприятий налогового контроля, ни в ходе судебного разбирательства.

Так услуги по розливу и фасовке были приняты к учету Обществом на основании актов выполненных работ и счетов-фактур (№103 от 31.01.2014 на сумму 755047,11 руб., в т.ч. НДС 115 176,68 руб. № 212 от 28.02.2014 на сумму 1321526,70 руб. в т.ч. НДС 201588,82 руб., №320 от 31.03.2014 на сумму 1038134,45 руб. в т.ч. НДС 158359,49 руб.).

Согласно сведениям, содержащимся материалах дела, в период взаимодействия с Обществом, ООО Торговый Дом «РостПром» было зарегистрировано и состояло на учете в ИФНС России по Октябрьскому району г.Ростова-на-Дону в период с 24.10.2013 до 23.04.2014 (с 23.04.2014 сменило место нахождения на г. Москва). Адрес местонахождения указанный в учредительных и регистрационных документах в период взаимоотношений с Обществом: 344000, г. Ростов-на-Дону, проспект Буденновский, 93/295,8.

Указанный адрес указан и в первичных документах, которые общество приняло к учету. Данное обстоятельство инспекцией не опровергается.

Довод инспекции об отсутствии ООО Торговый Дом «РостПром» по месту нахождения организации, заявленному в ЕГРЮЛ, отклоняется как документально не подтвержденный.

Согласно сведениям представленным налоговым органом осмотр помещения производился 25.11.2014, в тоже время спорный контрагент в этот период никак не мог находится по адресу: г. Ростов-на-Дону, пр. Буденновский 93/295, так как с апреля 2014 предприятие состояло на учете в г. Москва.

Таким образом, протокол осмотра помещения не отвечает принципу актуальности информации на дату совершения операции.

В подтверждение довода о том, что спорный контрагент не находился по адресу, указанному в учредительных документах, налоговый орган приводит показания ИП Свиридовой И.А. - собственника помещения, расположенного по адресу: г. Ростов-на-Дону, пр. Буденновский, 93/295.

При этом согласно протоколу допроса от 10.02.2017 № 5298, Свиридова И.А. указывает, что организация ООО ТД «РостПром» ей фактически знакома, и что она выдавала указанной организации гарантийное письмо. Однако Свиридова И.А. не подтвердила, что между ней и ООО ТД «РостПром» заключался договор аренды офисного помещения.

Вместе с тем, показания Свиридовой И.А. не могут являться достаточными основаниями для признания того факта, что спорный контрагент не находился по указанному адресу и не заключал договора аренды, так как показания Сверидовой И.А. противоречат иным доказательствам, имеющимся в материалах дела, и опровергаются сведениями, представленными Обществом.

Так, одним из документов, которое ООО «НОВОРОС» истребовало у своего контрагента ООО ТД «РостПром» при заключении с ним договорных отношений, был договор аренды офисного помещения. Указанный договор был предметом исследования в ходе судебного заседания и налоговым органом данный факт не оспаривается (том 12 л.д. 64-67).

Из представленных в материалы дела доказательств следует, что между ИП Свиридовой Ириной Аркадьевной (Арендодатель) и ООО Торговый Дом «РостПром» (Арендатор) был заключен договор аренды нежилых помещений от 30 сентября 2013 года № 119, а довод инспекции в данной части является несостоятельным.

Кроме того информация подтверждающая то, что спорный контрагент арендовал офисное помещение содержится и в протоколе допроса руководителя ООО ТД «РостПром» Железненко С.А., который подтвердил, что обществом было арендовано офисное помещение в г. Ростове-на-Дону (п. 26 протокола допроса от 02.11.2016 №4840).

Также в ходе судебного разбирательства в суде первой инстанции было установлено и налоговым органом не опровергнуто, что директором ООО ТД «РостПром» в период с 15.10.2013 по 21.04.2014 являлся Железненко Сергей Александрович, подпись которого содержится в договорах и первичных документах, на основании которых Обществом заявлены налоговые вычеты.

Сведения о том, что все первичные документы подписаны лично директором спорного контрагента - Железненко С.А., налоговым органом не опровергается.

Напротив, Железненко С.А. в ходе контрольных мероприятий лично подтвердил факт подписания первичных документов, которые ему были предоставлены налоговым органом на обозрение в ходе допроса (п.37 протокола допроса от 02.11.2016№4840).

Согласно протокола допроса, Железненко С.А. не опровергает тот факт, что он осуществлял регистрационные действия в компании ООО ТД «РостПром», что осуществлял управление указанной организацией и осуществлял реальную финансово-хозяйственную деятельность. Также руководитель спорного контрагента, Железненко С.А., в своих показаниях налоговому органу указал, что ему знакомо ООО «НОВОРОС», знаком руководитель Общества и что он, как руководитель ООО ТД «РостПром» осуществлял оказание услуг и поставку продукции.

Также налоговый орган в суде апелляционной инстанции сослался на то, что подпись ИП Свиридовой И.А. в договоре аренды, по его мнению, отличается от подписи указанного лица в протоколе допроса и расписке о получении документов, представленных при государственной регистрации ее в качестве индивидуального предпринимателя. Однако указанный довод налогового органа фактически основан на предположении, документально не подтвержден, поскольку почерковедческую экспертизу в рамках мероприятий налогового контроля инспекция не проводила.

При этом какие-либо документально подтвержденные обстоятельства, свидетельствующие об аффилированности Общества и спорного контрагента налоговым органом не представлено, а вывод налогового органа о согласованности действий носит предположительный характер.

Как было установлено в ходе судебного разбирательства, в период взаимодействия Общества со спорным контрагентом, ООО Торговый Дом «РостПром» являлось действующим предприятием, было зарегистрировано в установленном законом порядке, исчисляло и уплачивало налоги, представляло установленную законодательством отчетность.

Информации о фактах нарушения ООО Торговый Дом «РостПром» налогового законодательства в период осуществления им деятельности налоговым органом в ходе судебного разбирательства не представлено, как и не представлено доказательств, что спорным контрагентом в отчетности не отражены операции по взаимоотношениям с Обществом либо отражены в меньшем объеме.

Напротив, из представленных налоговым органом в ходе судебного разбирательства документов следует, что в период взаимоотношений с Обществом спорный контрагент был зарегистрирован в установленном законом порядке, состоял на учете в ИФНС России по Октябрьскому району г. Ростова-на-Дону, организация была действующей, представляла отчетность и уплачивала налоги.

Доказательств того, что ООО ТД «РостПром» не представило отчетность по НДС за период, в котором были взаимоотношения с Обществом (1 квартал 2014 года), или отразило в неполном объеме суммы реализации, налоговым органом не представлено.

Довод налогового органа о фиктивности операций между Обществом и ООО ТД «РостПром», а именно то, что при проведении допроса руководитель Железненко С.А. на отдельные вопросы отвечал «не знаю», «не помню» не может являться достаточным доказательством, свидетельствующим о применении обществом необоснованной налоговой выгоды.

Давая оценку свидетельским показаниям необходимо принять во внимание, что в силу положений действующего законодательства факт выполнения работ (оказания услуг) должен быть подтвержден таким первичным учетным документом, как акт приемки выполненных работ (оказанных услуг), и иными документами первичного учета, подтверждающими движение материалов, но не пояснениями свидетелей, к которым следует относиться критически, ввиду того, что в силу большого временного промежутка, истекшего с исследуемых событий, а также субъективности личностной оценки событий свидетельские показания не могут давать объективного установления фактических обстоятельств совершения сделки.

Первичные же учетные документы, подтверждающие факт выполнения работ и оформленные в соответствии с требованиями действующего законодательства у Общества имеются и были представлены как в ходе налоговой проверки, так и в ходе судебного разбирательства в суде первой инстанции.

Налоговый орган не представил доказательства, свидетельствующие о недостоверности сведений, содержащихся в представленных обществом к проверки документов. В материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие выводы инспекции о недобросовестности налогоплательщика и нереальности совершенной им сделки.

Инспекцией не представлено доказательств получения необоснованной налоговой выгоды, не доказано наличие у налогоплательщика при заключении и исполнении сделки умысла, направленного не на получение дохода от предпринимательской деятельности, при условии, что реальность финансово-хозяйственных операций и факт оплаты документально подтвержден и налоговым органом не отрицается, доказательств, из которых следует, что заявитель уклоняется от исполнения обязательств налогоплательщика, злоупотребляет своим правом путем формального представления документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, налоговым органом не представлено.

Кроме того, в целях опровержения факта выполнения работ ООО ТД «РостПром», налоговый орган приводит показания сотрудников ООО «НОВОРОС» Минакова И.А. и Кравченко В.В.

Налоговый орган, основываясь на показаниях указанных работников, утверждает, что ООО ТД «РостПром» не оказывало в 1 квартале 2014 года для Общества услуги по розливу и фасовке химических реагентов.

Основываясь на показаниях указанных свидетелей, налоговый орган делает вывод, что спорные работы были фактически выполнены сотрудниками ООО «НОВОРОС» самостоятельно.

Вместе с тем, налоговый орган не учитывает тот факт, что показания Минакова И.А. и Кравченко В.В. не могут быть использованы при оценке реальных обстоятельств и опровержения факта выполнения работ ООО ТД «РостПром» в 1 квартале 2014 года, в связи с тем, что физически указанные физические лица в рассматриваемом периоде не являлись сотрудниками ООО «НОВОРОС».

Минаков Игорь Александрович был принят в ООО «НОВОРОС» в должность грузчика с 01.12.2014 года (приказ (распоряжение) о приеме работника на работу от 01.12.2014 № 7, том 7 л.д. 14).

Аналогично Кравченко Владимир Владимирович в соответствии с приказом (распоряжением) о приеме работника на работу был принят с 01.07.2015.

Таким образом, указанные физические лица, в связи с тем, что они фактически не присутствовали на территории ООО «НОВОРОС» в 1 квартале 2014 года, не могут обладать достоверной информацией за спорный период деятельности общества, в виду чего довод налогового органа, основанный на их показаниях является не обоснованным и не может являться надлежащим доказательством.

Кроме того, учитывая, что указанные выше свидетели в рассматриваемый период фактически не являлись работниками Общества, то и выполнять спорные работы не имели возможности. При этом выполнять спорные работы не могло и собственными силами и само Общество, так как в 1 квартале 2014 года у Общества отсутствовали в штате соответствующие сотрудники.

Кроме того, необходимо отметить что ни в показаниях Минакова И.А., ни в показаниях Кравченко В.В. нет информации, позволяющей однозначно утверждать, что Общество привлекало или не привлекало третьих лиц для выполнения данных услуг.

Учитывая вышеизложенное, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что налоговым органом не установлено и не представлено достаточных доказательств, свидетельствующих о том, что приобретение услуг производилось обществом у иных конкретных лиц (в том числе, непосредственно осуществление розлива химической продукции собственными силами).

Не установлен и не доказан инспекцией и факт приобретения Обществом спорного товара у иных лиц.

В апелляционной жалобе налоговый орган указывает, что судом не принят во внимание протокол допроса Кравченко В.В. от 10.02.2017. Именно на основании этого протокола инспекция строит свои предположения, что указанный сотрудник в 2014 году являлся работником взаимозависимой Обществу компании.

При этом налоговый орган указывает, что сведений об указанном физическом лице справки по форме 2-НДФЛ за 2014 год не содержат.

Как уже было отмечено, в 2014 году Кравченко В.В. не являлся его сотрудником обществом, что подтверждало это соответствующими документами (приказ о принятие на работу).

Анализируя документы, на которых строится вывод налогового органа, стоит отметить, что единственное упоминание о том, что Кравченко В.В. являлся сотрудником Общества является протокол допроса свидетеля № 5170 от 10.02.2017, составленный Инспекцией.

Согласно пункту 1 указанного протокола Кравченко В.В. действительно указал, что в 2014 году он работал в Обществе в должности - кладовщика. И именно на основании этого пункта, налоговый орган указывает на недобросовестность Общества.

В то же время, Инспекция не указывает на то обстоятельство, что Кравченко В.В. допрашивался налоговым органом несколько раз:

10 февраля 2017 года - протокол допроса свидетеля № 5170 от 10.02.0217;

06 сентября 2016 года - протокол допроса свидетеля № 5173 от 06.09.0216.

Из содержания указанных протоколов допроса следует, что вопросы, предлагаемые для ответа идентичные. В двух случаях Кравченко В.В. задали вопрос «Укажите где и кем Вы работали в 2014 - 2015 годах?», при этом ответы в разное время получены разные.

Так, если в сентябре 2016 года сотрудник четко указал что «Где работал в 2014 г., точно сказать не могу, уже не помню ...В 2015 году работал в Обществе» (информация соответствует действительности и подтверждается, в том числе справками о выплаченном сотруднику доходе), то в феврале 2017 года на аналогичный вопрос опрашиваемый изменил свои показания и указал уже, что работал в Обществе с 2014 года.

Несостоятельным является и довод инспекции о необоснованности заявленных налоговых вычетов в связи с неполучением в ходе мероприятий налогового контроля материалов в рамках встречной проверки.

Налоговое законодательство не связывает право налогоплательщика на получение налоговой выгоды с результатами проведения встречных проверок контрагентов, а потому доводы Инспекции, что ООО ТД «РостПром» уклонилось от проведения мероприятий налогового контроля и не представило запрошенные Инспекцией документы, правомерно отклонены судом в качестве доказательства отсутствия факта выполнения спорных работ, поставки товаров и получения ООО «НОВОРОС» необоснованной налоговой выгоды.

Доводы инспекции в отношении обстоятельств, имевших место в действиях ООО «Новорос» в ходе выполнения общестроительных работ по благоустройству промышленной площадки заявителя, спилу деревьев ООО ТД «РостПром» в отсутствие соответствующего разрешения МКУ Департамент ЖКХ Администрации на спил деревьев, правомерно судом первой инстанции отклонены, так как названные инспекцией факты не опровергают выполнение спорных работ контрагентом.

Наличие деревьев в спорном периоде на территории заявителя обществом документально подтверждено.

Не обращение заявителя в органы местного самоуправления с заявлением о получении разрешения на ликвидацию зеленых насаждений, могут свидетельствовать только о несоблюдении обществом требований муниципальных правил благоустройства и не могут опровергать выполнение работ, учитывая, что факт их выполнения подтверждается, в том числе и руководителем ООО ТД «РостПром» Железненко С.А., в ходе его допроса в налоговой инспекции. Наличие на арендуемом заявителем земельном участке аварийных строений, водопроводов, а также древесной растительности подтверждается экспертным заключением, составленным Ростовским филиалом АО «Госземкадастрсъемка» - ВИСХАГИ№ 01/139 от 02.03.2018 (л.д. 116-119).

Доводы налогового органа, опровергающего факт выполнения работ спорным контрагентом по спилу деревьев, также не могут быть признаны обоснованными, так как наравне с первичными документами факт выполнения указанных работ подтверждается непосредственно директором ООО ТД «РостПром» и был исследован судом первой инстанции .

В апелляционной жалобе налоговый орган не оспаривает факт выполнения работ по спилу деревьев. Вместе с тем не приводит никаких доказательств, что указанные работы были выполнены иным лицом или собственными силами Общества.

Налоговый орган ставит под сомнение факт поставки спорным контрагентом ООО ТД «РостПром» товара по счету-фактуре от 11.03.2014 № 248 на сумму 58211,45 руб., в том числе НДС 8879,71 руб.

Налоговый орган опровергает факт поставки товара спорным контрагентом в адрес ООО «НОВОРОС» только на основании того, что товарно-транспортная накладная имеет пороки в оформлении.

Вместе с тем, не указание в ТТН отдельных реквизитов, а также противоречия в сведениях, содержащихся в данных первичных документах, при наличии надлежаще оформленных товарных накладных, счетов-фактур, приходных ордеров и регистров бухгалтерского учета не свидетельствуют о нереальности хозяйственных операций.

Вместе с тем, как следует из представленного в материалы дела договора, заключенного Обществом со спорным контрагентом ООО ТД «РостПром», Общество не является грузоотправителем или перевозчиком продукции. Данное обстоятельство содержится в пункте 1.2 заключенного договора от 05.08.13 №0508/1-Т между ООО «НОВОРОС» и ООО ТД «РостПром» и нашло свое отражение в доводах приводимых инспекцией в ходе судебного разбирательства.

В силу приказа Минфина России от 28,12.2001 N 119н продажа товаров и их передача от одного лица к другому оформляется товарной накладной, составленной по форме ТОРГ-12, утвержденной постановлением Госкомстата России от 25.12.1998 N 132. Налоговым органом не дана оценка тому факту, что получение продукции осуществлялось на основании товарных накладных по форме ТОРГ-12 (являвшиеся, в том числе основанием для оприходования товаров), в которых содержатся все необходимые сведения, подтверждающие факт отгрузки и получения обществом спорной продукции.

Данному обстоятельству налоговым органом не дана должная оценка, в то время как в соответствии с письмом ФНС России от 18.08.2009 N ШС-20-3/1195, письмом Минфина России от 15.06.2010 N 03-03-06/1/413, 31.01.2011 N 03-03-06/1/42, постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09.12.2010 N 8835/10, если покупатель не является заказчиком перевозки, то действующий порядок не предусматривает обязательного наличия у него товарно-транспортной накладной формы N 1-Т. В этом случае наличие товарной накладной по форме ТОРГ-12 является достаточным условием для отражения прихода в бухучете.

Указав на наличие недочетов в товарно-транспортных накладных контрагента Общества, налоговый орган не учел, что товарно-транспортная накладная предназначена для учета движения товарно-материальных ценностей и расчетов за их перевозку автомобильным транспортом, т.е. служит для учета транспортной работы и расчетов с организациями-владельцами автотранспорта за оказанные услуги по перевозке грузов. В Решении отсутствует вывод о том, что Общество являлось перевозчиком или выступало в качестве заказчика по договору перевозки.

Кроме того, налоговый орган приводит информацию, что спорный контрагент привлекал для перевозки сторонних индивидуальных предпринимателей и оплачивал им денежные средства за эти услуги.

Так, согласно сведений, приводимых налоговым органом в ходе судебного разбирательства, ООО ТД «РостПром» привлекало для оказания транспортных услуг различных индивидуальных предпринимателей, в том числе ИП Панкратова В.П.ИНН 615001652723.

При этом налоговый орган, ссылаясь на то, что спорный контрагент ООО ТД «РостПром» не осуществлял реальной предпринимательской деятельности и лишь участвовал в формировании документооборота, сам же и опровергает свой довод, приводя информацию о том, что спорный контрагент» привлекает сторонние организации и индивидуальных предпринимателей для выполнения транспортно - экспедиционных услуг.

Так вывод налогового органа о фиктивной предпринимательской деятельности, осуществляемой спорным контрагентом, опровергается тем фактом, что одним из перевозчиков, в адрес которого налоговым органом был сделан соответствующий запрос, подтверждены взаимоотношения со спорным контрагентом.

Так ИП Панкратов В.П. документально подтвердил, что оказывал транспортные услуги для ООО ТД «РостПром», в том числе и по доставке товара Обществу.

Материалы встречной проверки, подтвердившей факт финансово-хозяйственных взаимоотношений, были представлены в ходе судебного разбирательства в суде первой инстанции и имеются в материалах дела (том 9, л.д. 123-126).

ИП Панкратов В.П. в ответ на требование налогового органа подтвердил факт оказания для ООО ТД «РостПром» услуг по транспортировке товаров и представил соответствующие подтверждающие документы (том дела 9 стр. 123-126).

При анализе указанных документов установлено, что ИП Панкратов В.П. оказал для ООО ТД «РостПром» транспортные услуги по различным направлениям.

Учитывая, в транспортных накладных подтверждающих факт транспортировки товара от ООО ТД «РостПром» в адрес ООО «НОВОРОС» (транспортная накладная от 11.03.2014 № 248) указан в качестве перевозчика ИП Панкратов В.П., а также учитывая, что данное обстоятельство является существенным при определении всех обстоятельств дела, а налоговым органом факт указанной транспортировки опровергается, Обществом был направлено обращение непосредственному перевозчику (письмо от 05.06.2017 № 0506/18) с просьбой подтвердить или опровергнуть факт транспортировки «спорного товара».

В ответ на обращение, 14.06.2017 ИП Панкратов В.П. представил информацию, в которой подтвердил, что оказывал услуги для ООО ТД «РостПром», а также указал что: «...груз завозился в Новочеркасск по пути следования машины во время осуществления перевозки из г. Ростова-на-Дону в г. Москву» (том дела 9 стр. 85-87).

Таким образом, факт транспортировки товара по транспортной накладной от 11.03.2014 № 248 подтверждается третьим лицом.

Данная информация, представленная ИП Панкратовым В.П., также подтверждается и документами, имеющимися в распоряжении налогового органа, и подтверждается Актом от 11.03.2014 № 211.

Учитывая, что факт поставки и транспортировки товара подтверждается как директором организации продавца, так и непосредственным перевозчиком, технические ошибки выявленные налоговым органом не свидетельствуют о нереальности операций по поставке товаров.

Инспекцией не представлено доказательств нереальности поставки.

При этом дополнительно представленный в суд апелляционной инстанции протокол допроса свидетеля №3542 от 30.07.2015, не опровергает выводы суда первой инстанции, а напротив, согласно указанному протоколу Панкратов В.П. подтвердил, что участвовал в перевозке грузов, указал, что осуществлял перевозки лично (сам) и его сотрудниками, в том числе Логвинов Н., Васильков Г., Гриценко Н., Недосекин А., Ляхов Д. Кроме того, в указанном протоколе Панкратов В.П. подтвердил факт разгрузки груза в г. Новочеркасск, ул. Крайняя, 55.

Кроме того, согласно указанному протоколу допрос проводился в рамках анализа правоотношений с ООО «Юг Пена», в том время как налогоплательщик ООО «Новорос» с указанным контрагентом во взаимоотношения в спорный период не вступал.

При этом несостоятельным является довод налогового органа о том, что судом первой инстанции необоснованно не принят во внимание указанный протокол допроса ИП Панкратова В.П. от 30.07.2015 № 3542, полученный в рамках иных контрольных мероприятий.

Необходимо отметить, что данный протокол получен инспекцией ни в ходе проведения предыдущей проверки в отношении ООО «НОВОРОС» как указано в апелляционной жалобе, а в ходе совсем иной, в отношении постороннего и неизвестного налогоплательщика. Так в период получения протокола допроса (30.07.2015) в отношении ООО «НОВОРОС» выездных проверок не проводилось.

Как указывает инспекция в жалобе предыдущая проверка была закончена инспекций и вынесено решение до даты проведения допроса. Решение по предыдущей проверке вынесено инспекцией 18.05.2015 года. Датой начала рассматриваемой выездной проверки является 27.06.2016.

Учитывая, что протокол получен в ходе проверки иного налогоплательщика, и свидетелю задавались вопросы и свидетелем представлялись ответы в отношении иного проверяемого лица, не принятие судом первой инстанции в качестве надлежащего доказательства протокола допроса от 30.07.2015 № 3542 является обоснованным и правомерным.

Не состоятельным является и довод инспекции о том, что в рамках проведения выездной налоговой проверки у инспекции отсутствовала возможность получить объяснения от ИП Панкратова В.П., так как указанным налогоплательщиком на запрос налогового органа были представлены документы, подтверждающие взаимоотношения с ООО ТД «РостПром», а, следовательно, указанный индивидуальный предприниматель является добросовестным налогоплательщиком и не уклоняется от представления пояснений и документов по запросам налогового органа.

Учитывая вышеизложенное, довод налогового органа о том, что он был лишен возможности допросить свидетеля документально не подтвержден. Никаких доказательств инспекция по данному доводу не приводила ни в рамках проведенных мероприятий налогового контроли, ни в ходе судебного разбирательства в суде первой инстанции, ни в апелляционной жалобе.

Несостоятельным является и довод налогового органа о том, что на неведение спорным контрагентом реальной предпринимательской деятельности указывает такое обстоятельство как не представление ООО «ТД РостПром» сведений о доходах по форме 2-НДФЛ, а также отсутствие в собственности основных средств и транспорта.

Отсутствие основных средств и транспорта у контрагента в рассматриваемом деле, непредставление справок по форме 2-НДФЛ не свидетельствует о неведении контрагентом реальной хозяйственной деятельности.

Отсутствие у спорного контрагента штата работников, основных средств, материально-технической базы не препятствует исполнению сделок по выполнению работ и поставки товаров, путем привлечения трудовых и материальных ресурсов от иных лиц, а также по договорам гражданско-правового характера.

Доказательств обратного инспекцией не представлено.

Установленные в ходе проведенных в отношении спорного контрагента мероприятий налогового контроля обстоятельства, связанные с отсутствием у последнего транспортных средств, имущества, земельных участков, численности работников, исчислением налога на добавленную стоимость в минимальных размерах, не свидетельствуют об отсутствии хозяйственных связей между заявителем и названным поставщиком, и не могут являться достаточным основанием для отказа в применении налоговых вычетов.

В ходе судебного разбирательства, в опровержение достоверности сведений об экономической обоснованности хозяйственных операций, содержащихся в доказательствах, представленных заявителем, налоговым органом не представлены достаточные и бесспорные доказательства, свидетельствующие о недобросовестности Общества, фиктивности сделок и отсутствия реальных взаимоотношений со спорными контрагентами.

Инспекцией не доказано, что сделка с вышеназванным контрагентом заключена ООО «НОВОРОС» в целях искусственного создания условий для незаконного получения необоснованной налоговой выгоды.

Более того, как правомерно было отмечено судом первой инстанции, налоговым органом приняты спорные хозяйственные операции как совершенные в соответствии с их действительным экономическим смыслом и в связи с осуществлением реальной экономической деятельности при определении налоговых обязательств по налогу на прибыль.

Президиум ВАС РФ в постановлении от 20.11.2007 № 9893/07 высказал правовую позицию о недопустимости различной правовой оценки доказательств, подтверждающих факт поступления налогоплательщику товара (услуг) от поставщиков при решении вопроса, связанного с налогообложением прибыли и налоговыми вычетами по НДС.

В апелляционной жалобе инспекция просит суд обратить внимание на протоколы допросов Копылова Н.В., Копыловой Л.М., Копылова В.Н. Налоговый орган указывает, что с расчетного счета ООО ТД «РостПром» на личные счета указанных физических лиц были перечислены денежные средства, которые были в дальнейшем обналичены.

Необходимо отметить, что данное обстоятельство являлось предметом изучения в ходе судебного разбирательства. В ходе судебного разбирательства судом был поставлен вопрос о представлении документального подтверждения, что полученные указанными физическими лицами денежные средства после «обналичивания» были переданы должностным лицам ООО «НОВОРОС». Пояснения инспекцией по данному вопросу не представлено, апелляционная жалоба также не содержит указанных доказательств.

Вместе с тем указанные физические лица в ходе допросов показали, что денежные средства им фактически были перечислены и направлены ими на свои личные нужды.

Доказательств того, что Общество имело к этому отношение не представлено ни в рамках проведения выездной налоговой проверки, ни в ходе судебного разбирательства в суде первой инстанции, ни в суде апелляционной инстанции.

Признаков фиктивности расчетов, в том числе формального движения денежных средств по замкнутому кругу и возврата денежных средств налогоплательщику налоговый орган не доказал, равно как и не доказал наличие согласованности действий между Обществом и спорным контрагентом.

Налоговым органом не доказано, что выплаченные контрагенту денежные средства были возвращены Обществу.

Кроме того, налоговым органом не представлено в материалы дела доказательства осведомлённости Общества о существовании указанных займов.

Несостоятельным является и довод инспекции о том, что анализ расчетного счета спорного контрагента позволяет указывать на неведении им реальной предпринимательской деятельности.

Так, согласно проведенного анализа банковской выписки, имеющейся в материалах дела установлено, что 29.04.2014 ООО ТД «РостПром» произвело оплату задолженности за аренду помещений.

Кроме того, согласно сведениям, содержащимся в банковской выписке, 09.12.2013 спорному контрагенту произвело оплату муниципальное бюджетное учреждение ТРК «НЕСВЕТАИ» за выполненные услуги. Таким образом спорный контрагент осуществлял услуги для бюджетных учреждений.

31.01.2014 общество оплатило штраф за срыв погрузки в сумме 9500 руб.

Также согласно сведениям, содержащимся в банковской выписке, прослеживается оплата налоговых платежей, а также оплата членских взносов в саморегулируемые строительные организации.

Кроме того, анализ движения денежных средств по расчетному счету спорного контрагента показал наличие и иных перечислений указывающих на реальность сделок с Обществом и на приобретение товаров, которые впоследствии могли быть использованы для оказания услуг для Общества.

Так, 15.01.2014, 16.01.2014, спорный контрагент оплатил строительные материалы у ООО «ИНТЕКА». Приобретенные строительные материалы вполне могли быть использованы спорным контрагентом для оказания ремонтных работ обществу.

Оплата за строительные материалы была произведена и 21.01.2014 в размере 974000 руб., 24,01.2014 - 839379 руб., 27.01.2014 - 2500000 руб., а также и в другие дни.

20.01.2014 оплатил инструменты ООО «ФОРВАРД». Данное приобретение также могло быть использовано для оказания услуг Обществу.

28.01.2014 осуществлена оплата в размере 1002388 с назначением платежа «за услуги».

20.02.2014 осуществлена оплата за резинотехнические изделия в сумме 118898 руб. Данное приобретение также могло быть использовано для оказания услуг Обществу.

Также спорный контрагент осуществлял оплату за услуги экскаватора, погрузчика (20.03.2014, 09.04.2014, 17.04.2014). Данная техника также могла быть использована для оказания услуг Обществу.

04.04.2014 осуществлена оплата ООО «РАССВЕТ» в размере 2000000 рублей с назначением платежа «за выполненные работы».

Структура расходов спорного контрагента также опровергает выводы налогового органа о не ведении им реальной предпринимательской деятельности.

Доказательств обратного налоговым органом не представлено.

Из представленных инспекцией банковских выписок по расчетным счетам спорных контрагентов следует, что данный контрагент сдавал налоговую и бухгалтерскую отчетность и имели иные расходы, свидетельствующие о ведении нормальной предпринимательской деятельности.

Суд первой инстанции правомерно отклонил довод инспекции о транзитном характере движения денежных средств как документально не подтвержденный.

Представленные в материалы дела доказательства свидетельствуют о том, что Общество действовало с должной осмотрительностью и осторожностью, при заключении договоров истребовало пакет документов подтверждающих регистрацию контрагента в установленном законом порядке, запросило копию документы удостоверяющего личность руководителя спорного контрагента и копию документа подтверждающего его права на заключение и подписание документов, истребовало копию договора подтверждающего факт аренды офисного помещения поадресу указанному в регистрационных документах.

Кроме того, при выборе указанного спорного контрагента Общество наравне с установлением правомочности своего поставщика, так же оценивало и экономические составляющие заключенных сделок. Так Обществом были получены коммерческие предложения, как от спорного контрагента, так и от иных организаций (том 12, л.д. 58 - 89).

Инспекцией не установлено обстоятельств, свидетельствующих о том, что деятельность налогоплательщика направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязательств.

ООО «Колорит».

По контрагенту ООО «Колорит» установлено, что он осуществлял поставку Суперфлок С-498/Хлорид железа PIX 111, Перекись водорода, хлорное железо, Жидкость спецуниверсал, Нитрофлок, Софтекс, полиаксихлорид алюминия, активированный уголь, Зертаг, Ферикс-3, 10 % водный раствор, травильный раствор, уксусная кислота, а также Костюм Л-1, сумок санитарных сумок, индикаторных трубок, оказывал услуги по проведению лабораторных испытаний, исследованию рынка по гидроресурсу, проведению испытаний гражданских противогазов, регенеративных патронов, упаковка и предпродажная подготовка противогазов, являющихся неотъемлемой частью производственного процесса заявителя. Также контрагент оказывал по услуге по демонтажу, разработке грунта, пропарке кубов, бочек, корчеванию деревьев, устройству кровли склада и площадок без твердого покрытия, ремонту офисного помещения, обслуживания и ремонта транспортных средств.

По мнению налогового органа, общество неправомерно приняло налоговый вычет по счетам-фактурам, полученным во 2- 4 кварталах 2014 года от контрагента ООО «КОЛОРИТ» ИНН 6165184417 в размере 5 813 137,73 рублей, в том числе по приобретенным товарам - 1 041 141,93 рублей, по приобретенным услугам -4 771 995,8 рублей.

Согласно материалам дела, ООО «КОЛОРИТ» было зарегистрировано и состояло на учете в ИФНС России по Октябрьскому району г. Ростова-на-Дону в 21 в период с 18.09.2013 по 20.05.2015 (с 20.02.2015 сменило место нахождения на г. Краснодар).

Таким образом, в период взаимодействия спорного контрагента с Обществом, ООО «КОЛОРИТ» в ИФНС России по Октябрьскому району г. Ростова-на-Дону.

Директором и должностным лицом в период с 31.10.2013 по 24.03.2015 являлся Новичков Николай Николаевич, подпись которого содержится в договорах и первичных документах.

Данную информацию Новичков Н.Н. подтвердил и при проведении опроса налоговым органом (том 3 л.д. 6).

В период взаимодействия Общества со спорным контрагентом, ООО «КОЛОРИТ» являлось действующим предприятием, зарегистрировано в установленном порядке, исчисляло и уплачивало налоги, представляла установленную законодательством отчетность.

Информации о фактах нарушения ООО «КОЛОРИТ» налогового законодательства в период осуществления им деятельности налоговым органом в ходе судебного разбирательства не представлено.

Также не представлено информации в материалы дела о том, что в период регистрации спорного контрагента в ИФНС России по Октябрьскому району г. Ростова-на-Дону и осуществления взаимодействий с Обществом, спорный контрагент являлся не действующим налогоплательщиком, не исчислял и не уплачивал установленные обязательные платежи.

Факт представления ООО «КОЛОРИТ» декларации по НДС с отраженными суммами реализации соответствующими объемам приобретенных услуг Обществом был подтвержден непосредственно налоговым органом в ходе судебного разбирательства (том 10, л.д. 97-105).

Довод инспекции об отсутствии ООО «КОЛОРИТ» по месту нахождения организации, заявленному в ЕГРЮЛ, отклоняется как документально не подтвержденный.

Информация, подтверждающая тот факт, что спорный контрагент арендовал офисное помещение содержится в протоколе допроса руководителя ООО «Колорит» Новичкова Н.Н (пункт 29 протокола допроса от 08.11.2016 № 4843, том 3 л.д. 6).

Также необходимо отметить тот факт, что руководитель спорного контрагента Новичков Н.Н. в своих показаниях налоговому органу прямо указал, что ему знакомо ООО «НОВОРОС», знаком руководитель Общества и что он, как руководитель ООО «КОЛОРИТ» осуществлял оказание услуг и поставку продукции.

Согласно протоколу допроса, Новичков Н.Н. не опроверг тот факт, что он осуществлял регистрационные действия компании ООО «КОЛОРИТ», и что он осуществлял реальную финансово-хозяйственную деятельность, подписывал документы.

Необходимо отметить, что протокол допроса не содержит никакой информации, а, следовательно, директор спорного контрагента не указывал на то, что он, Новичков Н.Н., осуществлял деятельность под непосредственным руководством директора ООО «НОВОРОС» Д.М. Серхель, и Серхель Д.М. было известно о принципах работы спорного контрагента.

Таким образом, какие-либо документально подтвержденные обстоятельства, свидетельствующие об аффилированности Общества и спорного контрагента в материалах дела отсутствуют.

Довод налогового органа о том, что Общество не имело право принимать к вычету суммы налога на основании того, что спорный контрагент уплачивал налоги в бюджет в минимальном размере, противоречат действующему законодательству и не могут быть достаточными основаниями для отказа Обществу в праве на налоговый вычет.

Сведения, содержащиеся в материалах дела, указывают на то, что в период взаимодействия Общества и спорного контрагента последним исчислялись налоги в соответствии с требованиями глав 21 и 25 Кодекса, нарушений налогового законодательства ИФНС России по Октябрьскому району в действии ООО «КОЛОРИТ» не устанавливались, достоверных данных по данному вопросу инспекцией в материалы дела не представлено.

Взаимоотношения Общества и ООО «КОЛОРИТ» в проверяемом периоде ограничились 2-4 кварталом 2014 года; операции по приобретению товаров и услуг нашли отражение в налоговом учете обеих организаций; налоговые обязательства ООО «КОЛОРИТ» по НДС за этот период исполнены. Доказательств обратного инспекцией в ходе судебного разбирательства не представлено.

В рамках проведений мероприятий налогового контроля в инспекцию для дачи пояснений вызывался Новичков Н.Н., который в момент совершения финансово-хозяйственных операций между Обществом и ООО «КОЛОРИТ» являлся директором и учредителем (протокол допроса от 08.11.2016№ 4843 Том 3, л.д. 6).

Анализ протокола допроса подтверждает факт осуществления ООО «КОЛРИТ» реальной финансово-хозяйственной деятельности и взаимодействия с Обществом. Сведения о том, что Новичков Н.Н. являлся и учредителем, и руководителем организации, регистрация юридического лица произведена при его непосредственном участии, в период деятельности фирмы, осуществлял реальную предпринимательскую деятельность налоговым органом, налоговым органом не опровергнуты.

Опровергая факт выполнения спорным контрагентом работ для Общества и поставки ему товаров, налоговый орган основывается на том, что у спорного контрагента отсутствовали трудовые ресурсы и основные средства.

Данный вывод налоговый орган основывает только на основании того обстоятельства, что ООО «КОЛОРИТ» не представлял в налоговый орган информацию о сотрудниках по форме 2-НДФЛ и тем самым, по мнению налогового органа у спорного контрагента отсутствовали достаточные трудовые ресурсы для выполнения работ.

Кроме того, необходимо отметить, что непредставление информации по форме 2-НДФЛ не указывает на то обстоятельство, что «КОЛОРИТ» фактически никого не привлекало для выполнения работ.

Вопрос не исчисления НДФЛ с сумм, перечисленных физическим лицам, и непредставление соответствующей отчетности относится к сфере налогового контроля за ООО «КОЛОРИТ», но не к деятельности Общества.

Нормами действующего законодательства не устанавливается обязанность налогоплательщика контролировать своих контрагентов по исполнению ими обязанностей предусмотренных налоговым кодексом.

Кроме того, вывод налогового органа об отсутствии трудовых ресурсов опровергается и сведениями, содержащимися в протоколе допроса Новичкова Н.Н.

Так Новичков Н.Н. на вопрос налогового органа «Назовите ФИО работников, которые осуществляли работы» ответил «... ФИО сказать не могу, так как это были вольнонаемные работники либо работники подрядных организаций....» (п. 29. Протокола допроса от 08.11.2016№4843, том 3 л.д. 6).

Таким образом, обстоятельства дела свидетельствуют о том, что фактически спорный контрагент привлекал для выполнения работ сторонних лиц и налоговым органом не доказано обратное.

Кроме того доводы инспекции о фиктивности взаимоотношений с ООО «КОЛОРИТ» строятся на показаниях свидетелей.

Вместе с тем, давая оценку свидетельским показаниям необходимо принять во внимание, что в силу положений действующего законодательства факт выполнения работ (оказания услуг) должен быть подтвержден таким первичным учетным документом, как акт приемки выполненных работ (оказанных услуг), и иными документами первичного учета, подтверждающими движение материалов, но не пояснениями свидетелей, к которым следует относиться критически, ввиду того, что в силу большого временного промежутка, истекшего с исследуемых событий, а также субъективности личностной оценки событий свидетельские показания не могут давать объективного установления фактических обстоятельств совершения сделки.

Первичные же учетные документы, подтверждающие факт выполнения работ и оформленные в соответствии с требованиями действующего законодательства у Общества имеются и были представлены как в ходе налоговой проверки, так и в ходе судебного разбирательства. Данный факт налоговым органом не оспаривается и не опровергается.

Налоговый орган опровергает факт оказания спорным контрагентом Обществу услуг по розливу и фасовке хим. продукции. Данные выводы строятся налоговым органом на основании показаний работников Общества Минакова И.А. и Кравченко В.В.

Как было указано ранее, показания указанных работников Общества не могут рассматриваться как достаточные доказательства, в связи с тем, что указанные физические лица в период взаимодействия Общества и спорного контрагента не являлись сотрудниками Общества.

Так, Минаков Игорь Александрович был принят в ООО «НОВОРОС» в должность грузчика с 01.12.2014 года (приказ (распоряжение) о приеме работника на работу от 01.12.2014 № 7 Том 7 л.д. 14).

Аналогично Кравченко Владимир Владимирович в соответствии с приказом (распоряжением) о приеме работника на работу был принят с 01.07.2015 (приказ (распоряжение) о приеме работника на работу от 01.07.2015 № 4-ПР).

Кроме того, необходимо отметить что ни в показаниях Минакова И.А., ни в показаниях Кравченко В.В. нет информации, позволяющей однозначно утверждать, что Общество привлекало или не привлекало третьих лиц для выполнения данных услуг.

Несмотря на то, что руководитель спорного контрагента указал, что привлекал третьих лиц для выполнения работ, налоговый орган не выяснил, каких именно третьих лиц он привлекал, какие работы и на каких объектах выполняли привлеченные лица.

Учитывая, что фактически работы были выполнены и спорным контрагентом фактически привлекались третьи лица, Общество нашло сотрудника, который в 2014 году привлекался ООО «КОЛОРИТ» для выполнения работ.

Так, в соответствии с нотариально заверенными пояснениями, имеющимися в распоряжении Общества, в 2014 году руководитель ООО «КОЛОРИТ» Новичков Н.Н, привлекал для выполнения различных видов работ на возмездной основе - Сизова Павла Ивановича.

Таким образом, факт выполнения работ спорным контрагентом подтверждается третей независимой стороной.

В суд апелляционной инстанции дополнительно был представлен протокол допроса Сизова П.И. № 5662 от 20.07.2017, который фактически не опровергает выводы суда первой инстанции.

Так налоговый орган ссылается на показания свидетеля Сизова П.И., изложенные в протоколе от 20.07.2017 г. При этом согласно указанного протокола Сизов П.И. ссылается, в том числе, на то, что устраивался на работу в ООО «Новорос», подтвердил, что его подпись заверялась у нотариуса

Одновременно, в материалы настоящего дела дополнительно представлены показания указанного свидетеля, который подтвердил взаимоотношения ООО «КОЛОРИТ» и ООО «Новорос». Указанные показания были оформлены в форме нотариально заверенного заявления и зарегистрированы в реестре под номером № 1-690.

На основании свидетельских показаний налоговым органом также ставятся под сомнения и ремонтные работы в офисном помещении Общества.

Так в рамках налоговой проверки была допрошена Бочкарева Оксана Леонидовна, которая в период с января 2007 года по декабрь 2014 года работала в ООО «НОВОРОС» в должности бухгалтера (протокол допроса свидетеля от 06.02.2017 №5314),

Налоговый орган оспаривает факт выполнения ремонтных работ в офисном помещении, расположенном по адресу: Ростовская область, г.Новочеркасск, ул. Буденновская, 185А, на основании того, что в своих пояснения бухгалтер Бочкарева О.Л. указывает, что в 2014 году в офисе ремонт не производился (Том 15л.д. 56-59).

В материалах дела имеется протокол допроса свидетеля бухгалтер Общества - Данова Ю.Е. (протокол допроса свидетеля от 11.07.2017 № 5652, том 13 л.д. 34-38), которая указала, что с ноября 2014 года работает в Обществе и которая подтвердила факт выполнения ремонтных работ в декабре 2014 года.

Таким образом, показания свидетеля Бочкаревой О.Л. ставятся под сомнения, а в соответствии с положениями пункта 6 статьи 108 Кодекса неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к ответственности, толкуются в пользу этого лица.

Кроме того, как было отмечено ранее, факт выполнения работ подтверждается первичными учетными документами.

Все документы, подтверждающие факт выполнения работ имеются в материалах дела (счет-фактура от 30.12.2014 № 992, Акт о приемке выполненных работ по форме КС-2 от 30.12.2014, справка о стоимости выполненных работ по форме КС-3 от 30.12.2014) и правильность их оформления налоговым органом не опровергается.

Кроме того, согласно приказу от 26.11.2014 № 8-ОТ подготовленного на основании ее личного заявления Бочкарева О.Л. с 04.12.2014 находилась в ежегодном отпуске с последующим увольнением (приказ об увольнении от 31.12.14 №8).

Таким образом, Бочкарева О.Л. фактически не присутствовала в офисе в период проведения ремонтных работ.

Вместе с тем, инспекция доказывая не выполнение факта работ основывается на показаниях Бочкаревой О.Л. в которых указывает: «....мне был предоставлен трудовой отпуск в декабре месяце. Однако в связи с тем, что я планировала увольняться с данной организации и в конце года был большой объем работы в связи с закрытием года и месяца, а также мне необходимо было сдать работу и документы главному бухгалтеру я периодически приходила на работу в офис...».

На основании только данных пояснений, налоговый орган продолжает опровергать факт выполнения работ в офисе Общества.

Вместе с тем, налоговым органом не проведены все необходимые мероприятия по установлению всех обстоятельств дела и устранению всех противоречий.

Так в своих показаниях от 18.07.2017 Бочкарева О.Л. указала, что в декабре 2014 года периодически приходила в офис Общества и передавала дела главному бухгалтеру. Вместе с этим отсутствует, какая-либо информация, раскрывающая периодичность. Так же налоговый орган для уточнения (подтверждения или опровержения показаний) данной информации не стал получать показания от главного бухгалтера Общества.

Учитывая, что данный факт является существенным, пояснения были получены обществом в рамках проведенного адвокатского опроса.

При этом право адвоката опрашивать с добровольного согласия лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу, по которому адвокат оказывает юридическую помощь, закреплено в пункте 2 части 3 статьи 6 Федерального закона от 31.05.2002 №63-Ф3 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

Представленный протокол опроса содержит все необходимые сведения, позволяющие использовать данный протокол в качестве допустимого доказательства по делу, поскольку опрос велся уполномоченным лицом, опрашиваемому лицу разъяснено право давать пояснения с его добровольного согласия, разъяснена статья 51 Конституции Российской Федерации. Кроме того, протокол опроса содержит установочные данные опрашиваемого лица и его подписи, удостоверяющие предоставленные показания. Указано место опроса - город Новочеркасск, и дата проведения опроса.

В ходе опроса главный бухгалтер Общества - Кантемир Н.С. указала, что Бочкарева ОЛ. в период с 04.12.2014 по 31.12.2014 в офисе Общества не появлялась и никакого участия в подготовке бухгалтерской и налоговой отчетности в указанный период не принимала.

Таким образом, показания Бочкаревой О.Л. противоречивы и не могут являться доказательством применения обществом необоснованной налоговой выгоды.

Иных доказательств не выполнения ремонтных работ в офисе принадлежащем ООО «НОВОРОС» налоговым органом не представлено.

Опровергая факт поставки товара, налоговый орган указывает, что представленные Обществом товарно-транспортные накладные не подтверждают реальность перевозки.

Как было установлено в суде первой инстанции, между ООО «КОЛОРИТ» и ООО «НОВОРОС» был заключен договор на поставку товаров № 0704/1Т от 07.04.2014 года, в соответствии с которым ООО «КОЛОРИТ» (Поставщик) приняло на себя обязательства передать ООО «НОВОРОС» (Покупатель) товар согласно спецификаций. Согласно приложения № 1 к договору транспортировка товара осуществляется транспортными средствами покупателя (Том 4 л.д. 64-108).

В целях подтверждения факта транспортировки товара, в материалы дела вместе со счетами-фактурами и накладными, оформленными в соответствии с требованиями действующего законодательства, были представлены и товарно-транспортные накладные. Так согласно ТТН, товар доставлялся на склад Обществу транспортным средством FREIGHTLAINER CENTURY, водитель - Васильков Г.В.

Согласно документов, имеющихся в материалах дела, Васильков Г.В. являлся сотрудником общества о чем свидетельствует приказ о приеме его на работу (том 10 л.д. 113), а также справка по форме 2-НДФЛ, подтверждающая уплату обязательных налоговых платежей с доходов указанного сотрудника (том 10 л.д. 114).

Документы, подтверждающие право Общества использовать указанное грузовое транспортное средство в своей предпринимательской деятельности, также подтверждено Обществом в ходе судебного разбирательства и доказательства имеются в материалах дела (договор аренды, том 10 л.д. 115).

Налоговым органом не представлено в ходе судебного разбирательства достоверных доказательств, опровергающих факт транспортировки товара.

Все первичные документы оформлены в соответствии с требованиями законодательства, имеют печати и подписи сторон.

Кроме того присутствуют достаточные основания утверждать, что именно Новичков Н.Н. подписывал все первичные документы, так как в своих показаниях при проведении опроса, на вопрос налогового органа «...подписывали ли Вы документы от имени директора ООО «Колорит?»» он дал утвердительный ответ (п.16 протокола допроса свидетеля от 08.11.2016№ 4843, том 3 л.д. 6).

В апелляционной жалобе налоговый орган просит обратить внимание на то обстоятельство, что Обществом в ходе проведения выездной налоговой проверки дважды была представлена копия одной и той же ТТН и сведения в ней различались.

Необходимо отметить, что в ходе судебного разбирательства, данный довод инспекцией не озвучивался, никаких документов ,подтверждающих данный вывод инспекцией не представлялись.

Кроме того, само по себе, внесение исправлений в ТТН законодательно не запрещено.

Отклоняя доводы инспекции касательно имеющихся собственных и арендованных Обществом в рассматриваемом периоде транспортных средств, суд учитывает, что Инспекцией факт оказания спорным контрагентом Обществу услуг по ремонту грузовых автотранспортных средств документально не опровергнут.

Как указывает в апелляционной жалобе инспекция, данные выводы строятся на основании показаний Бочкаревой О.Л., содержащихся в протоколе допроса (том 15, л.д. 56-59).

Между тем протокол фактически не содержит сведений, бесспорно свидетельствующих об отсутствии грузовых транспортных средств в аренде у Общества в анализируемом периоде.

При этом по вопросу аренды грузового автомобиля FREIGTLINER CENTURY в материалы дела представлены документы, подтверждающие его использование -договор аренды (том 10 л.д. 115).

Также в материалы дела представлены доказательства, свидетельствующие о том, что обществом был арендован еще один грузовой автомобиль - VOLVO VNL у Серхель Д.М. (учредителя и руководителя Общества), который находился у него в собственности с 24.10.2014 по 20.10.2016.

Учитывая вышеизложенное, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что установленные в ходе проведенных в отношении спорного контрагента мероприятий налогового контроля обстоятельства, связанные с отсутствием у последнего транспортных средств, имущества, земельных участков, численности работников, исчислением налога на добавленную стоимость в минимальных размерах, не свидетельствуют об отсутствии хозяйственных связей между заявителем и названным поставщиком, и не могут являться достаточным основанием для отказа в применении налоговых вычетов и опровергаются материалами дела.

В ходе судебного разбирательства, в опровержение достоверности сведений об экономической обоснованности хозяйственных операций, содержащихся в доказательствах, представленных заявителем, налоговым органом не представлены достаточные и бесспорные доказательства, свидетельствующие о недобросовестности Общества, фиктивности сделок и отсутствия реальных взаимоотношений со спорными контрагентами.

Инспекцией не доказано, что сделка с вышеназванным контрагентом заключена ООО «НОВОРОС» в целях искусственного создания условий для незаконного получения необоснованной налоговой выгоды.

Более того, как правомерно указал суд первой инстанции, налоговым органом приняты спорные хозяйственные операции как совершенные в соответствии с их действительным экономическим смыслом и в связи с осуществлением реальной экономической деятельности при определении налоговых обязательств по налогу на прибыль. При этом Президиум ВАС РФ в постановлении от 20.11.2007 № 9893/07 высказал правовую позицию о недопустимости различной правовой оценки доказательств, подтверждающих факт поступления налогоплательщику товара (услуг) от поставщиков при решении вопроса, связанного с налогообложением прибыли и налоговыми вычетами по НДС.

Инспекцией не доказано, что сделка с вышеназванным контрагентом заключена ООО «НОВОРОС» в целях искусственного создания условий для получения необоснованной налоговой выгоды.

В апелляционной жалобе инспекция просит суд обратить внимание на протоколы допросов Копылова Н.В., Копыловой Л.М., Копылова В.Н. Налоговый орган указывает, что с расчетного счета ООО «КОЛОРИТ» на личные счета указанных физических лиц были перечислены денежные средства, которые были в дальнейшем обналичены.

Необходимо отметить, что данное обстоятельство являлось предметом исследования в ходе судебного разбирательства в суде первой инстанции. В ходе судебного разбирательства судом был поставлен вопрос о представлении документального подтверждения, что полученные указанными физическими лицами денежные средства после обналичивания были переданы должностным лицам ООО «НОВОРОС». Пояснения инспекцией по данному вопросу не представлено, апелляционная жалоба также не содержит указанных доводов со ссылкой на конкретные доказательства.

При этом указанные физические лица в ходе допросов показали, что денежные средства им фактически были перечислены и направлены ими на свои личные нужды.

Доказательств того, что Общество имело к этому отношение не представлено ни в рамках проведения выездной налоговой проверки, ни в ходе судебного разбирательства в суде первой инстанции, ни в суде апелляционной инстанции.

Признаков фиктивности расчетов, в том числе формального движения денежных средств по замкнутому кругу и возврата денежных средств налогоплательщику налоговый орган не доказал, равно как и не доказал наличие согласованности действий между Обществом и спорными контрагентами.

Налоговым органом не доказано, что выплаченные контрагенту денежные средства были возвращены Обществу.

Кроме того, налоговым органом не представлено в материалы дела доказательства осведомлённости Общества о существовании указанных займов.

Несостоятельным является и вывод инспекции о том, что анализ расчетного счета спорного контрагента позволяет указывать на неведении им реальной предпринимательской деятельности.

Так согласно проведенного анализа банковской выписки установлено, что ООО «КОЛОРИТ» регулярно осуществляет оплату налогов, НДФЛ и взносов. Осуществляет оплату членских взносов в саморегулируемые строительные организации.

Производит оплату страховых премий в страховые компании (23.04.2014).

Оплачивает услуги экскаватора (15.05,2014), что вполне могло быть и для выполнения услуг для Общества.

Оплачивал строительные материалы (05.06.2014, 30.10.2014).

Кроме того, ООО «КОЛОРИТ» осуществлял поставки товара в адрес МУП «ТАГАНРОГЭНЕРГО» (платеж от 27.06.2014, 02.07.2014, 03.07.2014).

Также общество занималось благотворительностью и оказывало материальную помощь физическим лицам (03.12.2014).

Структура расходов спорного контрагента также опровергает выводы налогового органа о не ведении им реальной предпринимательской деятельности.

Доказательств обратного налоговым органом не представлено.

Из представленных инспекцией банковских выписок по расчетным счетам спорных контрагентов следует, что данный контрагент сдавал налоговую и бухгалтерскую отчетность и имелись иные расходы, свидетельствующие о ведении нормальной предпринимательской деятельности.

Суд первой инстанции правомерно отклонил довод инспекции о транзитном характере движения денежных средств как носящие предположительный характер.

Представленные в материалы дела доказательства свидетельствуют о том при выборе контрагента Общество действовало с должной осмотрительностью и осторожностью, при заключении договоров истребовало пакет документов подтверждающих регистрацию контрагента в установленном законом порядке, запросило копию документы удостоверяющего личность руководителя «спорного контрагента» и копию документа подтверждающего его права на заключение и подписание документов, истребовало копию договора подтверждающего факт аренды офисного помещения по адресу указанному в регистрационных документах.

Кроме того, при выборе указанного спорного контрагента Общество также оценивало и экономические составляющие заключенных сделок. Так Обществом были получены коммерческие предложения, как от спорного контрагента так и от иных организаций (том 12, л.д. 90 - 131).

Контрагент ООО «ПАТРИОТ»

Согласно материалам дела ООО «ПАТРИОТ» оказывало обществу услуги по техническому обслуживанию и ремонту оборудования, принадлежащего заявителю на праве собственности, в том числе: техническое обслуживание комплекта моечного оборудования склада (счет-фактура № 6-1 от 30.01.2015), обслуживание передвижной лаборатории (счет-фактура № 7-1 от 31.01.2015), ремонт кубовых емкостей (счет-фактура № 7-2 от 31.01.2015), ремонт погрузчика ТСМ (счет-фактура № 7-3 от 31.01.2015), обслуживание лаборатории по обезвоживанию осадка (счет-фактура № 14-1 от 28.02.2015), пропарка кубических емкостей (счет-фактура № 14-2 от 28.02.2015), испытания гидравлической станции МС-20/2ДИ (счет-фактура № 14-3 от 28.02.2015), вывоз ТБО с производственной территории (счет-фактура № 32-2 от 30.03.2015), услуги по розливу и фасовке продукции. Наличие в собственности указанного оборудования и использование его в предпринимательской деятельности подтверждено заявителем и инспекций не опровергается.

Взаимоотношения с ООО «ПАТРИОТ» Общество осуществляло в 1 квартале 2015 года.

Доводы налогового органа о неправомерности принятия к вычету сумм НДС по данному спорному контрагенту строятся лишь на том, что руководитель ООО «ПАТРИОТ» в другие периоды так же был руководителем и учредителем в других организациях.

Налоговым органом не представлено доказательств того, что руководитель является номинальным и не учреждал организации.

По мнению налогового органа ООО «НОВОРОС» неправомерно приняло к вычету суммы по НДС по указанному спорному контрагенту» в связи с тем, что указанный контрагент представлял в налоговый орган декларации по НДС с высоким удельным весом налоговых вычетов, сведения по форме 2-НДФЛ в налоговый орган не представлялись. Согласно анализу банка прослеживается разнотоварность платежей. Кроме того, налоговым органом не получен ответ по встречной проверке.

По мнению налогового органа, совокупность вышеперечисленных фактов свидетельствует о том, что спорный контрагент работы и услуги фактически не выполнял, а только совершал фиктивные операции с целью получения необоснованной налоговой выгоды и необоснованного вычета по налогу на добавленную стоимость.

Согласно материалам дела, ООО «ПАТРИОТ» было создано 25.11.2014 и встало на учет в ИФНС России по Октябрьскому району г. Ростова-на-Дону.

В период взаимодействия с Обществом, 1 квартал 2015 года, спорный контрагент являлся действующей организацией, находился по месту своей первичной регистрации, представлял в налоговый орган всю необходимую отчетность.

Факт представления ООО «ПАТРИОТ» декларации по НДС за 1 квартал 2015 года с отраженными суммами реализации соответствующими объемам приобретенных услуг Обществом был подтвержден непосредственно налоговым органом в ходе судебного разбирательства (том 10, л.д. 130).

Взаимоотношения Общества и ООО «ПАТРИОТ» в проверяемом периоде ограничились 1 кварталом 2015 года; операции по приобретению услуг нашли отражение в налоговом учете обеих организаций; налоговые обязательства ООО «ПАТРИОТ» по НДС за этот период исполнены.

Доказательств обратного инспекцией не представлено.

В период нахождения на учете в ИФНС России по Октябрьскому району г. Ростова-на-Дону (с 25.11.2014 по 29.12.2015) со стороны контролирующих органов к спорному контрагенту претензий не предъявлялось, и фактов нарушения действующего законодательства установлено не было.

Факт нахождения организации по адресу указанному в учредительных документах подтверждается имеющимся в материалах дела договором аренды (том 12 л.д. 138-143).

В рамках проведенного судебного разбирательства инспекция указанную информацию не опровергла.

Также, согласно сведениям, содержащимся в решении инспекции, в период с 25.11.2014 по 29.12.2015 руководителем спорного контрагента являлся Железненко С.А.

Доказательств того, что Железненко С.А. не имеет отношение к указанному контрагенту, налоговым органом не приводится.

Наоборот, Железненко С.А. в своих показаниях подтверждает тот факт, что он являлся директором ООО «ПАТРИОТ» (п.9 протокола допроса от 02.11.2016 №4840).

Также необходимо отметить, что инспекцией не представлены доказательств, свидетельствующие об аффилированности Общества и спорного контрагента.

Довод налогового органа о том, что спорный контрагент в момент проведения мероприятий налогового контроля изменил свое место нахождения и не исполняют своих обязанностей по исчислению и уплате налогов не может являться основанием для признания заявленных налоговых вычетов ООО «НОВОРОС» необоснованными.

В момент совершения финансово-хозяйственных операций спорный контрагент осуществлял хозяйственную деятельность и представлял в налоговый орган всю необходимую отчетность, а так же исчислял и уплачивал установленные законодательством налоговые платежи.

Доказательств обратного налоговым органом не представлено.

Доводы налогового органа, что Общество не имело право принимать к вычету суммы налога на основании того, что спорный контрагент уплачивал налоги в бюджет в минимальном размере, противоречат действующему законодательству и не могут быть достаточными основаниями для отказа Обществу в праве на налоговый вычет.

Сведения, имеющиеся в материалах дела указывают на то, что в период взаимодействия Общества и спорного контрагента последним исчислялись налоги в соответствии с требованиями глав 21 и 25 Кодекса, нарушений налогового законодательства ИФНС России по Октябрьскому району в действии ООО «ПАТРИОТ» не устанавливались и в ходе судебного разбирательства не приводились.

Кроме того, доводы инспекции о незначительности сумм налогов, уплаченных спорным поставщикам, являются необоснованными предположениями о нарушениях, допущенных спорным поставщиком при уплате налогов, не подтверждаемые допустимыми доказательствами, в качестве которых могут служить решения налоговых органов по месту регистрации спорных поставщиков о привлечении их к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Данная информация инспекцией не была представлена ни в ходе выездной налоговой проверки, ни в ходе судебного разбирательства в суде первой инстанции, ни в суде апелляционной инстанции.

Довод налогового органа о том, что факт отсутствия у спорного контрагента складских помещений свидетельствует о мнимости операций и об искусственном формировании документооборота не обоснован.

Доводы инспекции об отсутствии имущества у спорного контрагента не опровергают возможность осуществления им реальной деятельности.

Учитывая что спорный контрагент оказывал для Общества услуги, то у него вполне отсутствовала необходимость в приобретении услуг складов, и др. помещений.

Данные обстоятельства налоговым органом не были опровергнуты в ходе судебного разбирательства.

Обществом было указано, что при выборе контрагента Общество действовало с должной осмотрительностью и осторожностью, при заключении договоров истребовало пакет документов подтверждающих регистрацию контрагента в установленном законом порядке, запросило копию документы удостоверяющего личность руководителя «спорного контрагента» и копию документа подтверждающего его права на заключение и подписание документов, истребовало копию договора подтверждающего факт аренды офисного помещения по адресу указанному в регистрационных документах.

Кроме того, при выборе указанного контрагента Общество наравне с установлением правоспособности своего поставщика, также оценивало и экономические составляющие заключенных сделок. Так Обществом были получены коммерческие предложения, как от спорного контрагента, так и от иных организаций (том 12, л.д. 132 - 145).

Анализ расчетного счета спорного контрагента также опровергает довод налогового органа о том, что данный налогоплательщик не осуществлял реальной предпринимательской деятельности.

Так, спорный контрагент регулярно осуществлял оплаты саморегулируемой организации «Спецстройнадзор», а также оплачивал налоговые платежи.

Оплачивал арендную плату (27.02.2015), а также юридические услуги (27.02.2015,31.08.2015).

Кроме того, приобретал запасные части (07.07.2015 в сумме 525 000 руб., 06.07.2015 в сумме 369500 руб.). Указанные запасные части могли быть использованы при оказании услуг для Общества.

13.07.2015 и 14.08.2015 произведена оплата за насос, который вполне мог быть использован при оказании услуг по розливу и фасовке. Так же для этих целей спорный контрагент мог приобрести и изделия из ПВХ (оплата 29.07.2015, 21.08.2015, 31.08.2015, 04.09.2015). Также приобреталось оборудование и запасные части (22.09.2015,24.09.2015).

Отдельно необходимо отметить, что ООО «ПАТРИОТ» наравне с услугами для Общества, оказывал услуги и другим организациям, в том числе и бюджетным.

Согласно сведениям, содержащимся в открытых источниках (официальный сайт единой информационной системы в сфере закупок httv://www.zakupki.gov, ги), ООО «ПАТРИОТ» было признано победителем по выполнению работ по реконструкции водопроводных сетей населенных пунктов Ирафского района Республики Северная Осетия - Алания, с. Ахсарисар. Заказчик работ - Федеральное государственное унитарное предприятие «Управление промышленных предприятий при Федеральном агентстве специального строительства» (протокол закупки от 13.10.2015 и от 28.10.2015 Том 10л.д. 138-141).

Учитывая вышеизложенное, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что установленные в ходе проведенных в отношении спорного контрагента мероприятий налогового контроля обстоятельства, связанные с отсутствием у последнего транспортных средств, имущества, земельных участков, численности работников, исчислением налога на добавленную стоимость в минимальных размерах, не свидетельствуют об отсутствии хозяйственных связей между заявителем и названным поставщиком, и не могут являться достаточным основанием для отказа в применении налоговых вычетов.

В ходе судебного разбирательства в суде первой инстанции, в опровержение достоверности сведений об экономической обоснованности хозяйственных операций, содержащихся в доказательствах, представленных заявителем, налоговым органом не представлены достаточные и бесспорные доказательства, свидетельствующие о недобросовестности Общества, фиктивности сделок и отсутствия реальных взаимоотношений со спорными контрагентами.

Инспекцией не доказано, что сделка с вышеназванным контрагентом заключена ООО «НОВОРОС» в целях искусственного создания условий для незаконного получения необоснованной налоговой выгоды.

Более того, как правомерно указано арбитражным судом первой инстанции, налоговым органом приняты спорные хозяйственные операции как совершенные в соответствии с их действительным экономическим смыслом и в связи с осуществлением реальной экономической деятельности при определении налоговых обязательств по налогу на прибыль. При этом Президиум ВАС РФ в постановлении от 20.11.2007 № 9893/07 высказал правовую позицию о недопустимости различной правовой оценки доказательств, подтверждающих факт поступления налогоплательщику товара (услуг) от поставщиков при решении вопроса, связанного с налогообложением прибыли и налоговыми вычетами по НДС.

Контрагент ООО «Стройхимгрупп».

Согласно материалов дела ООО «Стройхимгрупп» оказывало для общества услуги по розливу и фасовке продукции последнего, осуществляло поставку товаров. С указанным контрагентом ООО «НОВОРОС» осуществляло взаимоотношения во 2-3 квартале 2015 года.

Согласно сведениям, содержащимся в материалах дела, ООО «Стройхимгрупп» является действующим предприятием, представляет в налоговый орган всю необходимую отчетность, а также исчисляет и уплачивает обязательные налоговые платежи. Информации о выявленных нарушениях действующего законодательства в отношении указанного «спорного контрагента» Налоговым органом не представлено.

Факт нахождения ООО «Стройхимгрупп» по адресу, указанному в учредительных документах и осуществления предпринимательской деятельности подтвержден ИФНС России по Ленинскому району г. Ростова-на-Дону письмом № 08-10/10415 (том 8 л.д. 58-87, том 10 л.д. 144-145).

Кроме того, доводы налогового органа о том, что ООО «Стройхимгрупп» является организацией, не осуществляющей реальную предпринимательскую деятельность и участвующей в формировании документооборота, опровергается указанными выше сведениями, представленными ИФНС России по Ленинскому району г. Ростова-на-Дону по встречной налоговой проверке.

Так, согласно ответа ИФНС России по Ленинскому району г. Ростова-на-Дону от 13.02.2017 № 09-13/65012-ЭОД, указанный спорный контрагент зарегистрирован в установленном законом порядке, применяет общую систему налогообложения, представляет всю необходимую отчетность и уплачивает налоги. В штате организации состоят 12 человек, а так же в наличии имеются основные средства. Нарушений законодательства инспекцией по месту постановки на налоговый учет не выявлялись (том 8 л.д. 58-87, том 10 л.д. 144-145).

В материалах дела имеются протокол допроса руководителя ООО «СТРОЙХИМГРУПП» Копылова В.Н., который подтвердил факт взаимоотношений с Обществом (том 16 л.д. 27-32).

Довод инспекции о том, что свидетелем в ходе судебного заседания в суде первой инстанции даны недостоверные показания является необоснованным.

Так в судебном заседании свидетель подтвердил, что в 2015 году являлся руководителем ООО «СТРОЙХИМГРУПП», указал, что осуществлял реальные взаимоотношения с Обществом, указал место нахождения организации. Неоднократно свидетель указывал, что в связи с большим периодом времени, прошедшим с момента взаимоотношений, не может в точности рассказать о деталях.

Довод инспекции о том, что Копылов В.Н. не смог назвать, у кого приобретался товар, также является несостоятельным.

Согласно аудиозаписи судебного заседания в суде первой инстанции (1 час 48 минута аудиозаписи) Копылов В.Н. поясняет, что не помнит всех контрагентов, но на вопрос инспекции: «...знакома ли организация ООО «Капитал Мет» и ООО «ПАТРИОТ»...» указывает что такие контрагенты ему знакомы, подтверждает что он с ними работал, называет фамилии руководителей. Кроме того, в судебном заседании в суде первой инстанции свидетель указал, что в ООО «СТРОЙХИМГРУПП» были сотрудники, расчеты с контрагентами осуществлялись путем перечислений по расчетному счету. Данный довод подтверждается не только показаниями свидетеля, но и документами, содержащимся в материалах дела.

Кроме того, свидетель показал, что он осуществлял деятельность в 2015 году совместно с Захаренко Д.М. который был его партнером и непосредственно курировал сделки.

Инспекция в апелляционной жалобе указывает, что Захаренков Д.М. умер в августе 2017 года, тем самым ставит под сомнения слова свидетеля Копылова В.Н.

Между тем, указанный довод суд правомерно оценил критически, так как инспекция не смогла доказать как взаимосвязана смерть человека в 2017 году, с деятельностью которой он занимался в 2015 году.

Вместе с тем необходимо отметить, что по данному вопросу свидетель дал четкий ответ, что, несмотря на то, что он является соучредителем с Серхель Д.М. в другом юридическом лице (ООО «КАРНЕОЛ»), они с ним встречаются редко «...раз в год для подведения итогов». Как при таких обстоятельствах свидетель мог оказывать влияние на деятельность Заявителя инспекцией не поясняет.

При этом анализ выписки банка контрагента подтверждает осуществление им реальной хозяйственной деятельности.

Так согласно выписки банка спорный контрагент приобретал офисную бумагу (18.09.2015), регулярно платил налоги (НДФЛ, НДС, налог на прибыли и др.), осуществлял оплату за аренду нежилого помещения (25.09.2015, 29.09.2015, 29.04.2015, 05.06.2015, 25.06.2015, 30.07.2015) платило за подключение к системе электронного документооборота «СБИС-н-ЭО» (15.04.2015), оплачивало компенсационные взносы при вступлении в СРО (08.05.2015), оплачивало услуги по изготовлению рекламных изображений и по его размещению (02.09.2015),

29.04.2015 оплатило 342725 рублей за смесительный насос, ротор, шланги. Данные оборудование вполне могло быть использовано для оказания услуг по розливу и фасовке.

08.06.2015, 07.08.2015 (ООО «Стройсервис»), 19.08.2015 (ООО «ТК АЛЬТАИР») произвело оплату с назначением платежа «за химические реагенты».

Доводы налогового органа в отношении спорного контрагента ООО «Стройхимгрупп» сводятся к тому, что, по мнению налогового органа, единственным обстоятельством, указывающим на его недобросовестность, и опровергающими факт осуществления им реальных финансово-хозяйственных операций является то обстоятельство что у отдельных контрагентов 2 звена имеются признаки «недобросовестности».

Так налоговый орган указывает на недобросовестность поставщиков 2-го звена, таких как ООО «Срой-Сервис», ООО «Патриот», ТК «Альтаир», ООО «Софи-Строй».

Между тем выводы инспекции о неблагонадежности и неведении указанными субпоставщиками реальной предпринимательской деятельности не подтверждаются материалами дела.

Так в отношении ООО «Патриот» в материалы дела представлены доказательств, подтверждающие осуществление указанным контрагентов реальной предпринимательской деятельности, в том числе и участие указанной организации в процедурах государственных закупок (том 10, л.д. 138-141).

По субпоставщику ООО «Софи-Строй» также в материалах дела имеются документы, подтверждающие ведение организацией реальной предпринимательской деятельности. Так в ходе проведения мероприятий налогового контроля (встречная проверка) указанным субспоставщиком были представлены все первичные документы, подтверждающие взаимоотношение с ООО «СТРОЙХИМГРУПП». Кроме того материалы дела содержат договор аренды, подтверждающий нахождение субпоставщика ООО «Софи-Строй» по адресу указанному в учредительных документах (том 16, л.д. 13-21).

Таким образом, выводы налогового органа являются противоречивыми и не являются достаточными доказательствами того, что поименованные налоговым органом организации не осуществляют реальной предпринимательской деятельности.

Кроме того, недобросовестность поставщиков второго - третьего звена не свидетельствует о недобросовестности налогоплательщика, поскольку в Определении Конституционного Суда РФ от 16.10.2003 № 329-0 разъяснено, что налогоплательщик не несет ответственности за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет.

В рассматриваемый период (2-3 квартал 2015 года) ООО «Стройхимгрупп» осуществляло для ООО «НОВОРОС», как поставку товара на сумму 6 447 880,13 рублей, в том числе НДС 983 574,93 рубля, так и оказывал услуги на сумму
8 965 399,92 рублей, в том числе НДС 1 367 603,38 рублей.

Налоговым органом оспариваются показания руководителя указанного спорного контрагента Копылова В.Н., в которых он подтверждает и факт поставки товара в адрес Общества и факт оказания Обществу услуг (протокол допроса свидетеля от 15.08.2016 №4502, том 16, л.д. 22-25), так и ответ, полученный из ИФНС России по Ленинскому району г. Ростова-на-Дону (от 13.02.2017 № 09-13/65012-ЭОД, том 10 л.д. 144-145), в котором налоговый орган подтверждает взаимоотношения между Обществом и спорным контрагентом.

Согласно полученного налоговым органом ответа по встречной проверке, спорный контрагент подтверждает факт выполнения указанных работ для Общества. Также спорный контрагент указывает, что для выполнения данных работ им привлекались сторонние организации.

В опровержение факта выполнения работ субпоставщиками, налоговый орган приводит только довод о том, что у организации - субпоставщики услуг не представляли сведения о доходах по форме 2-НДФЛ, и, по мнению налогового органа, данный факт может свидетельствовать о невозможности данных организаций субпоставщиков оказывать услуги.

Между тем налоговым органом не приводится никаких доказательств того, что для выполнения договорных работ для Общества, спорные контрагенты не привлекали сторонние организации или физических лиц по гражданско-правовым договорам.

Непредставление информации по форме 2-НДФД не указывает на то обстоятельство, что спорные контрагенты фактически никого не привлекали для выполнения работ.

Вопрос не исчисления НДФЛ с сумм, перечисленных физическим лицам, и непредставление соответствующей отчетности относится к сфере налогового контроля за деятельностью спорных контрагентов, но не к деятельности Общества.

Выводы налогового органа о необоснованности заявленных налоговых вычетов Общества строятся на том, что мероприятиями налогового контроля установлены контрагенты 2-го, 3-го звеньев, которые, по мнению налогового органа, имеют признаки недобросовестных налогоплательщиков.

Данное обстоятельство так же не может являться основанием для признания вычета Общества необоснованным.

В соответствии с действующим законодательством, нарушение поставщиками налоговых обязательств не может являться безусловным основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

Довод Инспекции о наличии обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности Общества как налогоплательщика, к которым налоговой инспекцией отнесены результаты полученной информации в отношении поставщиков 2 и 3 звена, является несостоятельным.

Инспекция не доказала, что ООО «НОВОРОС» знало, или должно было знать об указанных обстоятельствах.

Инспекцией не выявлены факты взаимосвязи или аффилированности как между ООО «НОВОРОС» и ООО «СТРОЙХИМГРУПП», так и между ООО «НОВОРОС» и контрагентами 2-го и 3-го звена.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 16.10.2003 N 329-0, истолкование ст. 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяют сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет.

По смыслу положения, содержащегося в п. 7 ст. 3 Кодекса, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие «добросовестные налогоплательщики» как возлагающие на налогоплательщика дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.

Налоговое законодательство не возлагает на налогоплательщика обязанность по проверке деятельности его контрагентов, которые являются самостоятельными налогоплательщиками и несут в случае недобросовестного исполнения налоговых обязательств налоговую ответственность.

Согласно Постановления Пленума ВАС от 12,10.2006г №53 судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности -достоверны. Факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированное налогоплательщика с контрагентом.

В ходе судебного разбирательства Обществом было указано, что при выборе контрагента Общество действовало с должной осмотрительностью и осторожностью, при заключении договоров истребовало пакет документов подтверждающих регистрацию контрагента в установленном законом порядке, запросило копию документы удостоверяющего личность руководителя «спорного контрагента» и копию документа подтверждающего его права на заключение и подписание документов, истребовало копию договора подтверждающего факт аренды офисного помещения по адресу указанному в регистрационных документах.

Кроме того, при выборе указанного спорного контрагента Общество наравне с установлением правоспособности своего поставщика, так же оценивало и экономические составляющие заключенных сделок. Так, Обществом были получены коммерческие предложения, как от спорного контрагента так и от иных организаций (Том 12 л.д. 146-170; Том 13, л.д. 1 - 24).

Указывая на необоснованность принятия налогов к вычету, налоговый орган опровергает факт перевозки продукции.

Данное обстоятельство не соответствует действительности и не может рассматриваться в качестве доказательства.

В соответствии с заключенным договором со спорным контрагентом от 20.04.2015 № 2015/04-02, а также спецификациями и приложениями к указанному договору, ООО «Стройхимгруп» принимало на себя обязательства обеспечить поставку Обществу товар. Доставки товара осуществлялась силами Общества.

В подтверждении реальности сделок, Общество предоставило пакет документов (счета-фактуры, товарные и товаро-транспортные накладные).

Все представленные первичные документы оформлены в соответствии с требованиями действующего законодательства, и данный факт налоговым органом не опровергается.

В соответствии с условиями договора, а также согласно сведениям, содержащимся в товарно-транспортных накладных, перевозка товаров осуществлялась как собственными силами Общества на собственном автотранспорте, так и привлекало сторонние организации.

Опровергая факт транспортировки товара сторонними организациями, налоговый орган не дает оценку тому обстоятельству, что в 2015 году Общество для перевозки грузов автомобильным транспортом привлекало ООО «МИНЕРАЛ» (договор перевозки от 20.06.2015 № 20/07 с первичными документами (Том 8 л.д. 42-56). Так факт оказания транспортных услуг сторонней организацией, в том числе и по транспортировки товара от спорного контрагента подтверждается и подписанными актами оказанных услуг между Обществом и организацией грузоперевозчиком.

Как было указано выше, между Обществом и ООО «МИНЕРАЛ» был заключен договор на оказание транспортных услуг.

По факту оказанных транспортных услуг ООО «МИНЕРАЛ» выставил счет-фактуры и акты, которые были приняты Обществом и включены в книгу покупок.

Налоговым органом к данным сделкам претензий не предъявляется и факт выполнения работ не опровергается.

Довод налогового органа о том, что представленные товарно-транспортные накладные не подтверждают факт поставки товара в связи с допущенными нарушениями в их оформлении и указание в них неточных данных, не опровергает реальность сделки.

Налоговый орган не представил доказательства того, что выявленные им недочеты в оформлении товарно-транспортных накладных повлекли неисполнение или ненадлежащее исполнение Обществом и спорным контрагентом своих налоговых обязанностей и свидетельствуют об отсутствии реальности заявленных хозяйственных операций.

Не может являться достаточным доказательством не реальности поставки от спорного контрагента товаров и вывод налогового органа, сделанный по результатам допроса сотрудников Общества.

Так в показаниях Полянского М.М. (протокол допроса свидетеля №5171, том 11, л.д. 95) и в показаниях Карманова С.С. (протокол допроса свидетеля от 19.01.2017 №5166, том 12 л.д. 37) отсутствуют сведения позволяющие утверждать, что указанные сотрудники не принимали участие в транспортировке товаров.

Кроме того, при наличии у налогового органа сомнений в том, что подписи на первичных документах не принадлежат сотрудникам Общества, налоговый орган имел возможность предоставить спорные документы им на обозрение при проведении опроса.

Учитывая, что протоколы допроса не содержат указанных сведений, данные действия совершены не были, а сотрудники ООО «НОВОРОС» не указывали на то, что подписи на документах поставлены не ими лично, отсутствуют основания для признания налоговой выгоды необоснованной.

Кроме того, факт транспортировки товара был подтвержден свидетелем Кармановым С.С. в ходе судебного заседания в суде первой инстанции от 25.04.2018.

Давая оценку свидетельским показаниям необходимо принять во внимание, что в силу положений действующего законодательства факт выполнения работ (оказания услуг) должен быть подтвержден таким первичным учетным документом, как акт приемки выполненных работ (оказанных услуг) и товарной накладной подтверждающей поставку товара, и иными документами первичного учета, подтверждающими движение материалов, но не пояснениями свидетелей, к которым следует относиться критически, ввиду того, что в силу большого временного промежутка, истекшего с исследуемых событий, а также субъективности личностной оценки событий свидетельские показания не могут давать объективного установления фактических обстоятельств совершения сделки.

Первичные же учетные документы, подтверждающие факт выполнения работ/поставки товара и оформленные в соответствии с требованиями действующего законодательства у Общества имеются и были представлены как в ходе налоговой проверки, так и в ходе судебного разбирательства.

Налоговым органом не представлены достаточные и бесспорные доказательства, свидетельствующие о недобросовестности Общества, фиктивности сделок и отсутствия реальных взаимоотношений со спорными контрагентами.

Инспекцией не доказано, что сделка с вышеназванным контрагентом заключена ООО «НОВОРОС» в целях искусственного создания условий для незаконного получения необоснованной налоговой выгоды.

Более того, как правомерно было отмечено арбитражным судом первой инстанции, налоговым органом приняты спорные хозяйственные операции как совершенные в соответствии с их действительным экономическим смыслом и в связи с осуществлением реальной экономической деятельности при определении налоговых обязательств по налогу на прибыль. Президиум ВАС РФ в постановлении от 20.11.2007 № 9893/07 высказал правовую позицию о недопустимости различной правовой оценки доказательств, подтверждающих факт поступления налогоплательщику товара (услуг) от поставщиков при решении вопроса, связанного с налогообложением прибыли и налоговыми вычетами по НДС.

На основании вышеизложенного, учитывая не доказанность налоговым органом факта не выполнения работ и поставки товаров «спорным контрагентом», считаем, что Общество имело право заявлять налоговый вычет в сумме
2 351 178,31 рублей.

Контрагент ООО «ХИМСНАБ».

Согласно материалам дела ООО «ХИМСНАБ» осуществляло обществу поставку органического коагулянта, катионного полиакриломида, полимерного абсорбента, анионного полиакриламида, флокулянтов.

Налоговый орган ссылается на взаимозависимость ООО «Химснаб» с обществом.

Доказывая обоснованность и законность финансово-хозяйственных взаимоотношений с ООО «Химснаб», Общество представило достаточное количество документов, подтверждающих право на налоговый вычет и опровергающих вывод инспекции о получении Обществом необоснованной налоговой выгоды.

Подтверждая свое право на применение налоговых вычетов, Обществом как в ходе выездной проверки, так и в ходе судебного разбирательства в суде первой инстанции, в опровержение доводов об отсутствии реальных хозяйственных операций, были представлены документально обоснованные пояснения, в которых со ссылкой на конкретные доказательства было обоснован принцип организации взаимоотношений с ООО «ХИМСНАБ» и причины, по которым данный принцип взаимодействия был организован.

В пунктах 1, 3 и 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды (далее - постановление № 53) разъяснено, что представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Обществом в период проведения мероприятий налогового контроля неоднократно давались пояснения о принципах работы и построения финансово-хозяйственных взаимоотношений с контрагентами.

Так, ООО «НОВОРОС» с 2006 года занимается оптовой продажей химических реагентов для очистки сточных вод и подготовки воды питьевого качества и прочих реагентов и товаров.

Обосновывая необходимость приобретения продукции (органического коагулянта, катионного полиакриломида, полимерного абсорбента, анионного полиакриламида, флокулянтов) у спорных контрагентов, в том числе у ООО «ХИМСНАБ», общество представило в материалы дела доказательства того, что является основным партнером таких крупных компаний, осуществляющих деятельность в коммунальной инфраструктуре водоснабжения и водоотведения, как АО «Евразийский», ПАО «Сибур», ООО «Нестле Кубань», ООО «Нестле Россия», ПАО «Северсталь», Тимашевский молочный комбинат филиал ОАО «Вимм-Билль-Данн» и др..

Общество указало, что исходное сырье для производства необходимых химических реагентов на территории Российской Федерации не производится, а только импортируется из зарубежных стран. Основными производителями импортного сырья являются Kemira (Финляндия), SNP (Франция), BASF (Германия). Получение дилерских и партнерских привилегий является основным желаниям всех организаций осуществляющих деятельность на рынке химических реагентов.

Также общество ссылается на то, что в 2012 году компания ООО «НОВОРОС» смогла добиться партнерских договоренностей с компанией Kemira Oyj (Финляндия) и был заключен договор от 18.12.2012 № М56/2012. Данное партнерское соглашение давало обществу привилегированные условия на реализацию продукции. В 2013 году SNF (Франция) разработала и вывела новый химический реагент, значительно превышающий аналогичные продукты по качественным характеристикам, а так же наиболее привлекательный по экономическим составляющим, поэтому компанией было принято решение о переориентации, на нового делового партнера. Неоднократные проведенные переговоры с Французским поставщиком продукции позволили получить принципиальное согласие от Французской стороны о предоставление особых партнерских привилегий с условием соответствия компании требованиям, предъявляемым к организациям-партнерам. Одним из наиболее значимых критериев предъявляемых Французской стороной к своим потенциальным партнером являлось отсутствие у компании «претендента» договорных отношений на продвижение конкурентной продукции.

Наличие указанных выше требований, так же было подтверждено и Французской стороной в ответе на требование налогового органа (письмо от 18 июля 2017 года № И-334, том 15 л.д. 84-91).

Также общество указало, что в целях развития собственного бизнеса повышения его рентабельности и увеличения оборота, а так же в целях развития Российской экономики, увеличения количества рабочих мест было принято решение о заключении партнерских договоров с подконтрольной организацией.

Как указывает общество, действующее в тот период времени законодательство Российской Федерации не позволило перевести своих покупателей на подконтрольную фирму, так как все покупатели являются крупными концернами, государственными и муниципальными организациями и закупки осуществляют на конкурсной основе, и основными требованиями являются наличие опыта работы и количество успешно исполненных контрактов.

Таким образом, взаимодействие со взаимозависимой организацией преследовало целью не создать фиктивный документооборот, а выстроить финансово-экономические взаимоотношения в компании, отвечающие деловым целям.

Факт реальности финансово-хозяйственных операций ООО «НОВОРОС» и ООО «Химснаб» подтверждается представленными документами. Спорные хозяйственные операции отражены в бухгалтерском учете как ООО «НОВОРОС», так и ООО «Химснаб». ООО «Химснаб» исчислило с указанных операции и уплатило в бюджет налог на добавленную стоимость и налог на прибыль в соответствии с требованиями налогового законодательства в полном объеме.

Доказательств обратного налоговым органом не представлено.

Кроме того, налоговым органом были представлены декларации по НДС по организации ООО «ХИМСНАБ», в которых суммы НДС соответствуют оборотам реализованного в адрес Общества товара (том 15, л.д. 92 -128)

Тот факт, что ООО «Химснаб» реализует приобретенный товар у ООО СНФ «Восток» (официальный представитель SNF (Франция) в Российской Федерации) в адрес ООО «НОВОРОС» с наценкой (удорожанием) налоговым органом был подтвержден как в ходе мероприятий выездной налоговой проверки, так и в судебном заседании в суде первой инстанции и не опровергается в апелляционной жалобе. Так на стр. 40 апелляционной жалобы налоговый орган прямо указывает, что в результате проведенного анализа цены товара, приобретенного у ООО «СНФ «Восток» и реализованного ООО «НОВОРОС» в 2014 г., установлено, что наценка за год составила 1988 850 руб. В результате проведенного анализа цены товара, приобретенного у ООО «СНФ «Восток» и реализованного ООО «НОВОРОС» в 2015 г., установлено, что наценка за год составила 9 823 985руб.

Таким образом, в материалах настоящего дела имеются достаточные доказательства, свидетельствующие о том, что операции по приобретению товара носят реальный характер и обусловлены разумными экономическими целями.

По вопросу доначисления налога на прибыль по сделкам с ООО «Химснаб» доводы налогового органа, отраженные в акте проверки и решении налогового органа также не соответствуют требованиям налогового законодательства.

ООО «НОВОРОС» в полном объеме оплачивает поставляемый товар.

Вместе с тем, в силу ст. 247 Кодекса объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Прибылью в целях главы 25 Кодекса признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов.

Согласно п. 1 ст. 252 Кодекс в целях исчисления налога на прибыль налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в ст. 270 Кодекса).

Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Все изложенные факты свидетельствуют о реальности совершенных финансово-хозяйственных операций, и следовательно реально понесенные расходы правомерно учтены Обществом.

Согласно разъяснениям, содержащимся в Постановлении № 53, сама по себе взаимозависимость сторон сделки не может свидетельствовать о необоснованности налоговой выгоды. Налоговому органу необходимо представить доказательства того, что такая выгода получена им именно в результате недобросовестных действий взаимозависимых лиц.

В определениях от 04.06.2007 N 320-О-П и N 366-О-П Конституционным Судом Российской Федерации сформирована правовая позиция, согласно которой налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности.

Таким образом, в полномочия налоговых органов входит лишь контроль за соблюдением налогоплательщиками законодательства о налогах и сборах, при этом недопустимо доначисление налогов, исходя из собственного видения способов достижения налогоплательщиками экономического результата.

По смыслу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 24.02.2004 № 3-П, судебный контроль не признан, проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией.

В соответствии с Постановлением № 53 судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

В доводах инспекции отсутствуют достаточные доказательства, неоспоримо свидетельствующие о получении ООО «НОВОРОС» необоснованной налоговой выгоды по взаимоотношениям с ООО «Химснаб», поскольку самостоятельное определение формы ведения предпринимательской деятельности само по себе не может рассматриваться в качестве основания для признания налоговой выгоды необоснованной.

Инспекцией не доказано, что налоговая выгода получена Обществом именно в результате недобросовестных действий взаимозависимых лиц.

Также в акте проверки и решении налогового органа отсутствуют доказательства невозможности реального осуществления налогоплательщиком хозяйственных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг.

Согласно пункту 6 Постановления Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 12.10.2006 №53 взаимозависимость участников сделок сама по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

Наличие взаимозависимости может являться признаком необоснованной налоговой выгоды только в случае невозможности реального осуществления налогоплательщиком соответствующих хозяйственных операций, отсутствия необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности, учета для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций, совершения операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета.

В постановлении Президиума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 09.09.2008 №4191/08 указано, что совершение взаимозависимыми лицами каких-либо сделок не влечет автоматического признания полученной ими выгоды неосновательной.

О том, что сама по себе взаимозависимость участников сделок не может служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной, также указал Верховный Суд Российской Федерации в определении от 11.04.2016 по делу№308-КГ15-16651.

Инспекцией не приведены реальные доказательства того, что налоговый орган установил факт согласованных действий между Обществами, направленными на получение ООО «НОВОРОС» необоснованной налоговой выгоды.

То обстоятельство, что руководители обществ являются взаимозависимыми, не может свидетельствовать о том, ООО «НОВОРОС» злоупотребил правом и принял к вычету необоснованные суммы налога.

Кроме того, доводов налогового органа недостаточно для признания налоговой выгоды ООО «НОВОРОС» необоснованной, поскольку, факт реальности приобретения и наличия товара у ООО «Химснаб» налоговым органом не опровергнут и подтверждается материалами дела.

Инспекцией не установлено, а, следовательно, не имеется оснований полагать, что данные организации участвует в схемах, направленных на уклонение от налогообложения вне связи с реальной предпринимательской деятельностью.

В соответствии с действующим законодательством, обязанность доказывать недобросовестность налогоплательщика Налоговым кодексом Российской Федерации возложена на налоговые органы. Каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается. При этом обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого решения, возлагается на орган, который принял это решение.

Таким образом, налоговый орган не привел надлежащих доказательств того, что факт наличия взаимозависимости между Обществом и его контрагентом ООО «ХИМСНАБ» способствовал получению обществом необоснованной налоговой выгоды. Указанные организации исчислили и уплатили в бюджет суммы НДС по спорным финансово-хозяйственным операциям, реальность которых налоговым органом не опровергнута.

На основании вышеизложенного, у налогового органа отсутствуют достаточные правовые основания для доначисления Обществу налога на прибыль и НДС.

Суд первой инстанции правомерно указал, что инспекцией не раскрыты обстоятельства, в чем выразилось получение Обществом необоснованно налоговой выгоды.

В силу правовой позиции Конституционного Суда российской Федерации, выраженной в Определении от 16.10.2003 № 329-О и Президиума ВАС РФ, выраженной в Постановлениях от 20.11.2007 № 9893/07 и Пленума ВАС РФ от 12.2006 № 53 обязанность налогового органа по доказыванию обоснованности оспариваемого ненормативного правового акта предполагает представление суду сведений, с бесспорностью подтверждающих, что действия налогоплательщика направлены именно на получение необоснованной налоговой выгоды.

Расходы на оплату товаров (услуг) отражены в бухгалтерском учете заявителя. Приобретенные товары, услуги по розливу химической продукции были оприходованы, и в дальнейшем реализованы заявителем по иным хозяйственным операциям с целью извлечения прибыли.

При этом в опровержение достоверности сведений об экономической обоснованности хозяйственных операций, содержащихся в доказательствах, представленных заявителем, налоговым органом не представлены достаточные и бесспорные доказательства, свидетельствующие о недобросовестности налогоплательщика, фиктивности сделок и отсутствия реальных взаимоотношений со спорными контрагентами.

Оценив имеющиеся в материалах дела доказательства, с учетом положений статьи 71 АПК РФ, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что все документы, представленные обществом в обоснование своего права на применение налоговых вычетов по НДС и расходов по налогу на прибыль по сделкам со спорными контрагентами, содержат достоверные сведения; факт реальных хозяйственных отношений общества с названными контрагентами достоверно подтвержден и признан налоговым органом по результатам налоговой проверки.

Фактически заявителем представлены в материалы дела документы, подтверждающие факт поставки товара и оказания услуг спорными контрагентами (договоры, счета-фактуры, товарные и товарно-транспортные документы, платежные поручения, акты выполненных работ), а также факт принятия их на учет, с очевидностью свидетельствующие о деловой цели в совершении спорных сделок в целях осуществления своей основной деятельности.

Более того, факт хозяйственных отношений с заявителем, а также факт поставки товара и подписания первичных документов, счетов-фактур подтвердили директора ООО « Колорит», ООО « СтройХимГрупп» и ООО « ХимСнаб».

Дополнительно представленные в суд апелляционной инстанции протокол допроса свидетеля №5165 от 19.01.2017 Данилко Д.В., а также протокол допроса от 28.03.2017 Гордеева Е.С. не опровергают выводы суда первой инстанции, а напротив, подтверждают финансово-хозяйственные взаимоотношения с ООО «Новорос».

Так, Данилко Д.В. пояснил, что ООО «Новорос» с ним заключило трудовой договор, в его обязанности входило поиск автомобилей для перевозки грузов, рабочее место располагалось по адресу г. Новочеркасск, ул. Буденновская, 185а.

Гордеев Е.С. пояснил, что с конца 2014 по начало 2015 работал в ООО «Новорос» в должности водителя, транспортное средство на котором осуществлял должностные обязанности – Лада Ларгус; с ООО «Новорос» был заключен трудовой договор; поручения получал в офисе расположенном по адресу г. Новочеркасск, ул. Буденновская, 185а; в должностные обязанности входило выполнение офисных поручений.

Кравченко В.В. в протоколе допроса от 06.09.2016 № 5173 подтвердил, что работал в ООО «Химснаб» и по совместительству в ООО «Стройхимгрупп», с ним заключался трудовой договор, работал в должности складского рабочего, в обязанности входило контролировать процесс розлива хим. реагентов по адресу г. Новочеркаск, ул. Флерова.

Из положений Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53 следует, что выводы налогового органа о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды должны основываться на совокупности доказательств, с бесспорностью подтверждающих наличие обстоятельств, свидетельствующих о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды; отказывая в праве на вычет по НДС по мотиву недобросовестности налогоплательщика, налоговый орган обязан доказать недобросовестность именно в его действиях.

Исключая из состава налоговых вычетов НДС, предъявленный заявителю спорными контрагентами, инспекция не оспаривает реальность сделок. Отсутствие спора относительно реальности поставки товара, услуг спорными контрагентами в адрес заявителя подтверждается, во-первых, отсутствием доначислений по налогу на прибыль со стороны инспекции.

В судебном заседании суда первой инстанции от 25.04.2018 года представитель инспекции подтвердил, что реальность взаимоотношений инспекцией не оспаривается.

Верховный Суд Российской Федерации в Определении от 29 ноября 2016 г. N 305-КГ16-10399 по делу «Центррегионуголь» указал, что «условием признания понесенных организацией расходов при исчислении налога на прибыль является действительное (реальное) совершение тех хозяйственных операций, которые повлекли затраты налогоплательщика.

Апелляционная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что представленные документы в совокупности подтверждают, что заявителем у организаций были реально приобретены товар, услуги, указанные в счета-фактурах спорных контрагентов, имелась очевидная деловая цель в совершении спорных сделок-приобретение товара ( услуг) для осуществления своей основной деятельности и пришел к выводу об обоснованности требований заявителя о признании оспариваемого решения недействительным.

В обоснование довода инспекции о непроявлении должной осмотрительности при выборе спорных контрагентов, инспекция ссылается на наличие у данных организаций признаков «фирм-однодневок», отсутствие основных средств, уплаты налогов и т.д.

Данные выводы инспекции не обоснованы и не были документально подтверждены в ходе выездной налоговой проверки.

Из представленных инспекцией банковских выписок по расчетным счетам спорных контрагентов следует, что данные контрагенты сдавали налоговую и бухгалтерскую отчетность, выплачивали заработную плату и имели иные расходы, свидетельствующие о ведении нормальной предпринимательской деятельности.

Согласно представленной инспекцией информации являлись действующими, сдавали бухгалтерскую отчетность.

Каких-либо доказательств налоговой и иной недобросовестности спорных контрагентов инспекция не представила, доказательства позволяющие расценить действия общества в рамках спорных хозяйственных операций как совершенные с намерением получить необоснованную налоговую выгоду в материалы дела не представлены.

В свою очередь, заявителем представлены все документы, подтверждающие реальную экономическую деятельность и реальность приобретения товара (услуг) (договоры, универсальные передаточные документы и т.п.). Во всех случаях оплата товара (услуг) производилась налогоплательщиком с использованием безналичной формы расчетов.

При этом обстоятельств, свидетельствующих о том, что приобретение товаров (услуг) производилось обществом у иных конкретных лиц ( в том числе, непосредственно осуществление розлива химической продукции собственными силами) налоговым органом не установлено.

Судом первой инстанции дана надлежащая оценка доводам инспекции о транзитном характере движения денежных средств.

Признаки транзитных операций определены в Письме Банка России и характеризуются совокупностью (одновременным наличием) соответствующих признаков, в связи с чем кредитным организациям рекомендовано обеспечить повышенное внимание ко всем операциям таких клиентов.

В рассматриваемом случае, оценивая деятельность ООО «Новорос» как клиента, у банка отсутствовали сомнения о совершении обществом операций имеющих признаки транзитной компании либо дающей основание полагать, что целью является уклонение от контроля, а также запутанного и необычного характера, не имеющего явного экономического смысла.

Не предпринимались соответствующие меры и налоговой инспекцией.

Право юридических лиц получить наличные денежные средства со счета в банке предусмотрено Указанием Банка России от 27.08.2008 N 2060-У «О кассовом обслуживании в учреждениях Банка России кредитных организаций и иных юридических лиц» и само по себе противоправным деянием не является, о недобросовестности лица и/или его контрагентов не свидетельствует; в оспариваемом решении отсутствуют сведения о доказательствах, подтверждающих, что спорные поставщики нарушали правила получения наличных денежных средств в банке, и/или получали наличные денежные средства с заведомо противоправной целью, и что об этих нарушениях было известно обществу, в том числе в силу отношений взаимозависимости и/или аффилированности; заинтересованным лицом не представлено суду доказательств взаимозависимости и/или аффилированности общества со спорными поставщиками.

Сомнения инспекции и предположения о транзитном характере денежных средств носят субъективный и бездоказательный характер.

Поскольку в нарушение статьи 65 АПК РФ соответствующих убедительных доказательств не представлено, соответствующие доводы инспекции судом отклонены, как документально не подтвержденные.

Напротив, в ходе проведенных контрольных мероприятий и допросов в рамках судебного разбирательства свидетелей Карманова С.С., Копылова В.Н., Дановой Ю.Е. установлено, что спорные контрагенты - поставщики подтвердили факт оказания услуг и поставки товара, представили соответствующие документы и пояснения.

Приведенные налоговым органом в отношении участников сделок факты (как по отдельности, так и в совокупности) сами по себе не могут являться основанием для возложения соответствующих негативных последствий на заявителя, выступившего покупателем товаров, и не могут свидетельствовать о недобропорядочности этих контрагентов.

Судом установлено и не опровергнуто инспекцией, что характер осуществляемой ООО «Новорос» деятельности, исходя из рассматриваемых операций с контрагентами, не предполагает необходимости обязательного наличия собственных складских помещений, транспорта, определенной численности рабочих.

Согласно Определению Конституционного суда РФ от 16.10.2003 N 329-О истолкование статьи 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. По смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности.

Все обстоятельства, установленные Инспекцией в отношении спорных контрагентов, могут лишь свидетельствовать о возможной недобросовестности самого контрагента. Налоговым законодательством Российской Федерации не предусмотрено наступление для налогоплательщика негативных налоговых последствий в случае неправомерных действий его контрагентов, в том числе по исполнению ими налоговых обязательств перед бюджетом, если сам налогоплательщик действует добросовестно.

Инспекцией не установлено обстоятельств, свидетельствующих о том, что деятельность налогоплательщика направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязательств.

Поскольку заявителю товары реально поставлены, услуги оказаны, расчеты с поставщиками произведены в безналичном порядке, универсальные передаточные документы и счета-фактуры оформлены в соответствии с требованиями законодательства, содержат достоверные сведения, то заявителем соблюдены все условия, предусмотренные НК РФ для подтверждения права на вычет по НДС и расходов по налогу на прибыль. Не установлен налоговой инспекцией и факт получения обществом необоснованной налоговой выгоды вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

При таких обстоятельствах, выводы инспекции о наличии у спорных контрагентов признаков «фирм-однодневок» суд правомерно признал не подтвержденными и документально необоснованными документально.

Довод налогового органа о том, что обществом не представлены объективные причины препятствующие ему приобретать химпродукты у ООО СНФ «Восток», минуя посредника судом отклонен, как не основанный на нормах права, которые бы возлагали соответствующие обязанности на Общество.

При этом, как указывает общество, закупка химпродукции через посредника, обусловлена экономическими целями делового характера и политикой двух конкурирующих фирм-производителей химической продукции.

При этом, налоговым органом не доказана ничтожность либо мнимость экономической сделки, а представление продавцом своему российскому контрагенту договора с производителем, раскрытие условий сделки, ее стоимости, противоречит обычаям делового оборота и не предусмотрено ни нормами гражданского ни налогового законодательства.

При указанных обстоятельствах суд пришел к правильному выводу о том, что произведенные сделки являются документально подтвержденными, имеют производственный характер и направлены на получение дохода от реально осуществляемой хозяйственной деятельности.

Утверждение Инспекции о недобросовестности Общества как налогоплательщика не подтверждено никакими доказательствами.

Оценка добросовестности налогоплательщика предполагает оценку заключенных им сделок, их действительности, особенно в тех случаях, когда они не имеют разумной деловой цели. Заключенные сделки должны не только формально соответствовать законодательству, но и не вступать в противоречие с общим запретом недобросовестного осуществления прав налогоплательщиком.

В свою очередь налоговый орган не представил ни одного доказательства, однозначно свидетельствующего о недостоверности сведений, содержащихся в представленных обществом к проверке документов. В материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие выводы инспекции о недобросовестности налогоплательщика и нереальности совершенной им сделки.

Все расчеты производились обществом безналичным путем, все расчетные операции с названным контрагентом отражены в выписке банка по расчетным счетам контрагента.

Сами организации также полностью идентифицированы, поскольку не ликвидированы и являются действующими юридическими лицами.

В спорной налоговой ситуации инспекцией не представлено доказательств получения необоснованной налоговой выгоды, не доказано наличие у налогоплательщика при заключении и исполнении сделки умысла, направленного не на получение дохода от предпринимательской деятельности, при условии, что реальность финансово-хозяйственных операций и факт оплаты документально подтвержден и налоговым органом не отрицается, доказательств, из которых следует, что заявитель уклоняется от исполнения обязательств налогоплательщика, злоупотребляет своим правом путем формального представления документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, налоговым органом не представлено.

Налогоплательщик при заключении договора, проявив должную степень осмотрительности, удостоверился в правоспособности контрагента и его надлежащей государственной регистрации в качестве юридического лица.

Содержащиеся в выписках банков по операциям на счетах спорных поставщиков сведения опровергают доводы инспекции о неуплате спорными поставщиками налогов, о приобретении товара; из выписок банков не усматривается транзитного характера движения денежных средств; инспекцией не представлено суду пояснений об имеющихся в деле доказательствах, подтверждающих доводы о транзитном характере движения денежных средств; в совокупности с иными имеющимися в деле доказательствами сведения из выписок банков по счетам спорных поставщиков подтверждают реальность осуществления спорными поставщиками деятельности, относимой к деятельности торговых посредников.

Доводы инспекции о незначительности сумм налогов, уплаченных спорными поставщиками, суд правомерно оценил как необоснованные предположения о нарушениях, допущенных спорными поставщиками при уплате налогов, не подтверждаемые допустимыми доказательствами, в качестве которых могут служить решения налоговых органов по месту регистрации спорных поставщиков о привлечении их к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Таким образом, находит решение налогового органа недействительным, что является основанием для удовлетворения заявленных требований Общества.

Кроме того, апелляционная коллегия принимает во внимание, что согласно дополнительно представленного в материалы дела постановления следственного отдела по г. Новочеркасску следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Ростовской области от 28.05.2018 прекращено уголовное дело в отношении руководителя ООО «НОВОРОС» Серхель Д.М. по мотиву подтверждения обществом реальности финансово-хозяйственных взаимоотношений со всеми указанными выше спорными контрагентами.

Из постановления следственного отдела по г. Новочеркасску следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Ростовской области от 28.05.2018 следует, что 28.09.2017 в отношении руководителя ООО «НОВОРОС» Серхель Дениса Михайловича, СУ СК России по Ростовской области по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст. 199 УК РФ было возбуждено уголовное дело. Поводом к возбуждению уголовного дела послужили материалы оперативно-розыскной деятельности и рапорт об обнаружении признаков преступления старшего оперуполномоченного отделения №2 ОБПСНиЗБС УЭБиПК ГУ МВД России по Ростовской области майора полиции Терскова A.M., который усмотрел в действиях директора ООО «НОВОРОС» Серхель Д.М. признаки состава преступления, предусмотренного ч.1 ст. 199 УК РФ.

Основанием для возбуждения уголовного дела послужили результаты проведенной МИФНС №13 по Ростовской области выездной налоговой проверки в отношении ООО «НОВОРОС» и в основу постановления о возбуждении уголовного дела было положено вынесенное налоговым органом решение № 1826 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения от 17.08.2017.

Таким образом, основаниями для возбуждения уголовного дела были аналогичные обстоятельства, послужившие и основаниями для вынесения оспариваемого по настоящему делу решения налогового органа, а именно выводы инспекции о неправомерности применения налоговых вычетов по НДС в результате взаимоотношений с обществами Торговый Дом «РостПром», «Колорит», «ПАТРИОТ», «Стройхимгрупп» и ООО «ХИМСНАБ», а также необоснованном включении в состав расходов в целях налогообложения прибыли затрат, связанных с приобретением товара у взаимозависимого лица ООО «ХИМСНАБ».

В ходе расследования уголовного дела, органами следствия были изучены изъятые и стребованные документы по взаимоотношениям ООО «НОВОРОС» со спорными контрагентами, допрошены свидетели, которые подтвердили факт реальность сделок ООО «НОВОРОС» со спорными контрагентами.

По результатам оценки имеющихся в материалах уголовного дела доказательств, учитывая, что ООО «НОВОРОС» доказан факт приобретения, оплаты товара, предоставления для подтверждения правомерности налоговых вычетов всех первичных документов, соответствующим обязательным требованиям, учитывая что допрошенные руководители контрагентов ООО «НОВОРОС», водители подтвердили факт финансово-хозяйственных взаимоотношений, следственным отделом по г. Новочеркасску следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Ростовской области 28.05.2018 вынесено постановление о прекращении уголовного дела в отношении руководителя ООО «НОВОРОС» Серхель Д.М., следственным органом сделан вывод об отсутствии событий преступления, предусмотренного п.ч.1 ст.199 УК РФ, отсутствии ущерба бюджету Российской Федерации, а также сделан вывод о том, что начисления налоговой инспекцией налоговых обязательств ООО «НОВОРОС» по спорным контрагентам являются неправомерными.

Согласно указанного выше постановления следственного отдела по г. Новочеркасску следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Ростовской области от 28.05.2018, уголовное дело в отношении руководителя ООО «НОВОРОС» Серхель Д.М. прекращено со ссылкой на соблюдение налогоплательщиком требований ст. ст. 169, 171, 172 , 252 НК РФ, а также представление обществом полного комплекта первичных документов по взаимоотношениям с контрагентом, подтверждающих реальность совершенных с контрагентом операций, проявление налогоплательщиком должной осмотрительности при совершении сделок и недоказанности осведомленности налогоплательщика о допущенных контрагентами нарушениях,

Учитывая в совокупности указанные выше обстоятельства, судебная коллегия считает, что суд первой инстанции, оценив все имеющиеся доказательства по делу в их совокупности и взаимосвязи пришел к правильному и обоснованному выводу о том, что требования заявителя подлежат удовлетворению, а решение инспекции является незаконным и необоснованным.

Оснований, которые могли бы повлечь за собой признание недействительным оспариваемого решения инспекции применительно к пункту 14 статьи 101 НК РФ, суд не установил.

Доводы апелляционной жалобы не принимаются апелляционной инстанцией как не соответствующие фактическим обстоятельствам, установленным судом первой инстанции, так и не основанные на нормах налогового законодательства.

Согласно ч. 1, 6 ст. 268 АПК РФ при рассмотрении дела в порядке апелляционного производства арбитражный суд по имеющимся в деле и дополнительно представленным доказательствам повторно рассматривает дело, вне зависимости от доводов, содержащихся в апелляционной жалобе, арбитражный суд апелляционной инстанции проверяет, не нарушены ли судом первой инстанции нормы процессуального права, являющиеся в соответствии с частью 4 статьи 270 АПК РФ основанием для отмены решения арбитражного суда первой инстанции.

Суд первой инстанции выполнил требования статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, полно, всесторонне исследовал и оценил представленные в деле доказательства и принял законный и обоснованный судебный акт.

Оснований для переоценки выводов и доказательств, которые при рассмотрении дела были исследованы и оценены судом первой инстанции с соблюдением требований статьи 71 АПК РФ, не имеется.

При указанных обстоятельствах основания для отмены или изменения обжалуемого судебного акта отсутствуют.

Нарушений процессуальных норм, влекущих отмену оспариваемого акта (ч. 4 ст. 270 АПК РФ), судом апелляционной инстанции не установлено. С учетом изложенного, основания для удовлетворения апелляционной жалобы отсутствуют.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 258, 269 - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Ростовской области от 10.05.2018 по делу
№ А53-36852/2017 оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.

В соответствии с частью 5 статьи 271, частью 1 статьи 266 и частью 2 статьи 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации постановление арбитражного суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в порядке, определенном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в Арбитражный суд Северо-Кавказского округа.

Председательствующий Д.В. Николаев

Судьи А.Н. Герасименко

Д.В. Емельянов