НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.03.2021 № 11АП-431/2021


ОДИННАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

443070, г. Самара, ул. Аэродромная, 11А, тел. 273-36-45

www.11aas.arbitr.ru, e-mail: info@11aas.arbitr.ru

П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

апелляционной инстанции по проверке законности и

обоснованности решения арбитражного суда,

не вступившего в законную силу

15  марта 2021  года                                                                   Дело № А65-7355/2020

г. Самара

Резолютивная часть  постановления  объявлена 09 марта2021 года

Постановление в полном объеме изготовлено 15 марта  2021 года

            Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего судьи Митиной Е.А.,  судей Романенко С.Ш., Ястремского Л.Л. при ведении протокола секретарем судебного заседания Липовецкой Е.М., рассмотрев в открытом судебном заседании в зале № 6 апелляционные   жалобы ООО «Премьер-Транс», ООО «Группа компаний «Премьер-лизинг», Елабужский район, Промышленная площадка «Алабуга»  на решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 10.12.2020 г. по делу № А65-7355/2020 (судья Воробьев Р.М.), по иску общества с ограниченной ответственностью «Премьер-Транс», г.Набережные Челны, (ОГРН 1151674004481, ИНН 1646041860) к обществу с ограниченной ответственностью «Группа компаний «Премьер-лизинг», Елабужский район, Промышленная площадка «Алабуга» (ОГРН 1112130003149, ИНН 2130085827) о взыскании суммы неосновательного обогащения в размере 673 661.85 руб., при участии третьего лица Шаехова Радика Муратовича,

в отсутствие лиц, участвующих в деле, надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного заседания,

У С Т А Н О В И Л:

Общество с ограниченной ответственностью «Премьер-Транс» обратился в Арбитражный суд Республики Татарстан с иском к ответчику - обществу с ограниченной ответственностью «Группа компаний «Премьер-лизинг» о взыскании суммы неосновательного обогащения в размере 1 267 585 руб. 30 коп.

Судом к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, был привлечен Шаехов Радик Муратович.

Впоследствии истец исковые требования уточнил и просил взыскать с ответчика неосновательное обогащение в размере 673 661,85 руб.

В соответствии со ст. 49 АПК РФ уточненные исковые требования судом были приняты.

 Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 10.12.2020 г. иск удовлетворен частично:  с общества с ограниченной ответственностью «Группа компаний «Премьер-лизинг», Елабужский район, Промышленная площадка «Алабуга» (ОГРН 1112130003149, ИНН 2130085827) в пользу общества с ограниченной ответственностью «Премьер-Транс», г.Набережные Челны, (ОГРН 1151674004481, ИНН 1646041860) взыскано 610 658,99 руб. неосновательного обогащения, 8 411 руб. расходов по судебной экспертизе; в удовлетворении остальной части иска отказано; с общества с ограниченной ответственностью «Группа компаний «Премьер-лизинг», Елабужский район, Промышленная площадка «Алабуга» (ОГРН 1112130003149, ИНН 2130085827) в доход федерального бюджета взыскано 14 933 руб. государственной пошлины; с общества с ограниченной ответственностью «Премьер-Транс», г.Набережные Челны (ОГРН 1151674004481, ИНН 1646041860) в доход федерального бюджета взыскано  1 540 руб. государственной пошлины.; выплачена с депозитного счета Арбитражного суда Республики Татарстан ООО «Центр Оценки» на основании счетов №24 от 17.08.2020, №43 от 09.10.2020 денежная сумма в размере 17 000 руб., перечисленная на депозитный счет Арбитражного суда Республики Татарстан обществом с ограниченной ответственностью «МТЛ», г.Набережные Челны (ОГРН 1121650021680, ИНН 1650254149) по платежному поручению №1576 от 07.07.2020, обществом с ограниченной ответственностью «ГК Премьер-лизинг», Елабужский район, промышленная площадка «Алабуга» (ОГРН 1112130003149, ИНН 2130085827) по платежному поручению №3464 от 18.09.2020 г.; возвращена с депозитного счета Арбитражного суда Республики Татарстан обществу с ограниченной ответственностью «Премьер-Транс» сумма в размере 1 589 руб., перечисленная на депозитный счет Арбитражного суда Республики Татарстан по платежному поручению обществом с ограниченной ответственностью «МТЛ», г.Набережные Челны (ОГРН 1121650021680, ИНН 1650254149) по платежному поручению №1576 от 07.07.2020 г. за проведение судебной экспертизы по реквизитам, указанным в платежном поручении.

 Не согласившись с принятым  судебным актом, ООО «ПремьерТранс» и ООО «Группа компаний «Премьер-лизинг» обратились в Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд с апелляционными жалобами.

В апелляционной жалобе ООО «Премьер-Транс» просит изменить решение  суда первой инстанции и взыскать с ответчика неосновательное обогащение в размере 593 385 руб. 55 коп., ссылаясь на нарушение судом первой инстанции норм материального права.

В обоснование доводов апелляционной жалобы истец указал, что судом неверно определен период пользования финансированием, дата финансирования не может быть ранее даты реализации изъятого имущества - 11.02.2020г. Считает, что суд необоснованно применил продажную стоимость транспортных средств в расчете сальдо встречных обязательств - без учета оценки поведения лизинговой компании и доказательств, свидетельствующих о недобросовестности лизингодателя при продаже предмета лизинга. С учетом указанных доводов сальдо встречных обязательств по расчетам истца должно составлять 593 385 руб. 55 коп.  

В апелляционной жалобе ООО «Группа компаний «Премьер-лизинг» просит решение суда первой инстанции отменить и принять новый судебный акт, взыскав с истца в пользу ответчика 1 024 092, 52 руб. неосновательного обогащения.  Считает необоснованными выводы суда об отсутствии оснований для включения в расчет сальдо встречных обязательств убытков ответчика, понесенных вследствие привлечения агента для поиска покупателей предмета лизинга; суммы НДС,  которую невозможно предъявить к возмещению из бюджета. Кроме того, считает, что суд первой инстанции необоснованно снизил предусмотренную договором  неустойку, не учел при расчете сальдо встречных обязательств расходы по страхованию предмета лизинга за первый год страхования; суд ошибочно посчитал срок использования предмета лизинга, который должен составлять с 20.10.2016г. по 11.02.2020г., а также не включил убытки ответчика  по уплате транспортного налога, необходимость включения которых была признана истцом.

Аналогичную позицию стороны отразили в отзывах на апелляционные жалобы противоположной стороны.

В судебном заседании 02.03.2021  г. представитель истца – Шамгунова М.И., по доверенности от 11.01.2021 г., апелляционную жалобу поддержала, просила решение суда первой инстанции изменить в части применения судом в расчете сальдо встречных обязательств даты изъятия транспортного средства, применения продажной стоимости транспортного средства, а также при расчете сальдо встречных обязательств учесть транспортный налог. В остальной части в удовлетворении апелляционной жалобы ответчика просила отказать.

В судебном заседании объявлялся перерыв с 02.03.2021г. до 09.03.2021г., 11.00ч.

После перерыва стороны в судебное заседание не явились.

От представителя ответчика поступило ходатайство о рассмотрении апелляционных жалоб в его отсутствие.

Информация о принятии апелляционной жалобы к производству, движении дела, о времени и месте судебного заседания размещена арбитражным судом на официальном сайте Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда в сети Интернет по адресу: www.11aas.arbitr.ru в соответствии со статьей 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Апелляционная жалоба рассмотрена судом в соответствии со статьей 156 АПК РФ в отсутствие лиц, участвующих в деле, извещенных в порядке статьи 123 АПК РФ о месте и времени проведения судебного заседания.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в апелляционных жалобах сторон, изучив материалы дела, суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам.

   Как следует из материалов дела, 20.10.2016 между истцом (лизингополучатель) и ответчиком (лизингодатель) заключен договор финансовой аренды лизинга №936/16-5 (далее по тексту – договор), по условиям которого лизингодатель в соответствии с Заявкой лизингополучателя на приобретение и передачу в лизинг транспортного средства (приложение №3 к настоящему договору), на условиях отдельно заключенного лизингодателем договора купли-продажи, инвестирует денежные средства и приобретает в свою собственность у выбранного лизингополучателем продавца, а именно: ООО ТТК «АЛМАЗ» ИНН/КПП 1650278301/165001001 (продавец), указанное в заявке лизингополучателя транспортное средство -грузовой тягач седельный ScaniaG400LA4X2HNA, 2014 г.в., в кол-ве 1 (одной) единицы, на основании Спецификации (приложение №1 к настоящему договору), которое предоставляется за плату с последующим выкупом во временное владение и пользование для предпринимательских целей (лизинг) лизингополучателю в порядке и на условиях, установленных настоящим договором.

В соответствии с п. 2.5 договора лизингодатель вправе в одностороннем порядке увеличить общую сумму лизинговых и иных платежей, предусмотренных настоящим договором в части, неоплаченной на момент принятия решения об увеличении платежей, в любое время согласно перечисленным случаям. Об этом лизингодатель уведомляет лизингополучателя не менее чем за 5 календарных дней до внесения указанных изменений и направляет новый график платежей по настоящему договору. Указанный график лизинговых платежей вступает в силу и становится обязательным для исполнения сторонами по истечении 5 календарных дней с момента его получения лизингополучателем или с момента когда график платежей считается полученным  по правилам п. 14.5 настоящего договора.

Согласно п. 2.2 договора общая сумма лизинговых платежей (включая авансовый платеж), подлежащая уплате лизингополучателем лизингодателю составляет 7 555 448,16 руб., в т.ч. НДС 18%.

Разделом 6 договора предусмотрено, что лизингодатель обязался страховать транспортное средство в выбранной им страховой компании на период с момента подписания акта приема-передачи транспортного средства по договору купли-продажи и до момента окончания срока действия настоящего договора по рискам «ущерб» и «утрата». Выгодоприобретателем по договору страхования транспортного средства на момент его заключения является лизингодатель. Лизингополучатель обязуется за свой счет страховать гражданскую ответственность владельца транспортного средства, которая может наступить вследствие причинения вреда жизни, здоровью либо имуществу третьих лиц при использовании им транспортного средства в период с момента подписания акта приема-передачи по договору купли-продажи и до момента окончания срока действия настоящего договора.

В случае несвоевременной уплаты лизингополучателем любого платежа, предусмотренного настоящим договором и графиком платежей, а также нарушения лизингополучателем предусмотренных договором сроков, лизингодатель праве потребовать уплаты штрафной неустойки в размере 0,5 % за каждый день просрочки от суммы задолженности (п. 9.1 договора).

В соответствии с пунктом 12.1 договора настоящий договор вступает в силу с даты его подписания и действует до момента полного исполнения сторонами взаимных обязательств.

Договор может быть досрочно расторгнут по соглашению сторон, а также в случаях, установленных настоящим договором и законодательством Российской Федерации. Лизингодатель вправе в одностороннем порядке отказаться от исполнения настоящего договора в предусмотренных случаях, в том числе при нарушении сроков оплаты любого платежа (полностью или частично). При расторжении договора он считается расторгнутым со дня направления лизингодателем лизингополучателю извещения об одностороннем отказе от исполнения настоящего договора (раздел 12 договора).

Установлено, по акту приема-передачи от 20.10.2016 ответчик передал истцу лизинговое имущество - грузовой тягач седельный ScaniaG400LA4X2HNA 2014 г.в., в кол-ве 1 (одной) единицы.

Из материалов дела видно, что между ответчиком (кредитор) и третьим лицом Шаеховым Р.М. (поручитель) был подписан договор поручительства №201016-936 от 20.10.2016, в целях обеспечения исполнения ООО «Премьер-Транс» обязательств по договору лизинга.

Как установлено материалами дела, дополнительным соглашением №1 от 20.12.2018 в п. 2.2. стороны установили общую сумму лизинговых платежей (включая авансовый платеж), подлежащую уплате лизингополучателем лизингодателю, в размере 7 614 138,22 руб., в том числе НДС 20%.

Дополнительным соглашением №1 от 20.12.2018 сторонами утвержден График платежей (Приложение №2 к Договору) в новой редакции, изложенной в Приложении №1 к дополнительному соглашению, которым установлены сроки и размеры платежей по договору.

Согласно материалам дела, истцом по платежным поручениям № 98 от 20.10.2016 г., № 120 от 18.11.2016 г., № 139 от 15.12.2016 г., № 6 от 14.01.2017 г., № 35 от 20.02.2017 г., № 49 от 20.03.2017 г., № 70 от 20.04.2017 г., № 90 от 22.05.2017 г., № 120 от 20.06.2017 г., № 157 от 20.07.2017 г., № 174 от 20.08.2017 г., № 210 от 20.09.2017 г., № 241 от 20.10.2017 г., № 273 от 20.11.2017 г., № 303 от 20.12.2017 г., № 15 от 23.01.2018 г., № 58 от 01.03.2018 г., № 82 от 20.03.2018 г., № 119 от 23.04.2018 г., № 153 от 22.05.2018г., № 181 от 22.06.2018г., № 218 от 20.07.2018 г., № 288 от 30.08.2018 г., № 378 от 12.10.2018 г., № 400 от 22.10.2018 г., № 493 от 20.12.2018 г., № 69 от 20.02.2019 г., № 99 от 07.03.2019 г., № 186 от 17.04.2019 г., № 230 от 13.05.2019 г., № 275 от 05.06.2019 г., № 365 от 28.08.2019 г., № 413 от 10.10.2019 г., № 450 от 28.10.2019г. в пользу ответчика были произведены лизинговые платежи.

Вследствие несвоевременного исполнения взятых на себя обязательств ответчик извещением исх. №685/19 от 06.12.2019 сообщил истцу об одностороннем отказе от исполнения договора финансовой аренды (лизинга).

Из материалов дела следует, что в связи с расторжением договора лизинга лизинговое имущество было передано истцом ответчику на основании акта об изъятии имущества (предмета лизинга) от 27.12.2019г. В акте отражены пробег техники, а также выявленные повреждения.

Согласно материалам дела, 03.03.2020 истец направил в адрес ответчика досудебную претензию исх. №01, в которой произвел расчет сальдо встречных обязательств и просил оплатить неосновательное обогащение в его пользу по указанным банковским реквизитам.

Отсутствие исполнения ответчиком претензионных требований истца послужило основанием для обращения истца в суд.

Согласно ст. 10 Федерального закона от 29.10.1998 № 164-ФЗ «О финансовой аренде» права и обязанности сторон договора лизинга регулируются гражданским законодательством Российской Федерации, настоящим Федеральным законом и договором лизинга.

В соответствии со ст. 665 Гражданского Кодекса РФ (далее- ГК РФ), по договору финансовой аренды (договору лизинга), арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей.

Согласно ст. 614 ГК РФ арендатор обязан своевременно вносить плату за пользование имуществом. Порядок, условия и сроки внесения арендной платы определяются договором аренды.

Исходя из положений ст. 28 Федерального закона № 164-ФЗ от 29.10.1998 "О финансовой аренде (лизинге)", лизингополучатель обязан оплатить за пользование предметом лизинга в порядке и размере, определенных договором лизинга.

В соответствии с п. 5 ст. 15 указанного Федерального Закона лизингополучатель (ответчик) обязуется выплачивать лизинговые платежи в порядке и в сроки, предусмотренные договором лизинга.

Обязательства лизингополучателя по уплате лизинговых платежей наступают с момента начала использования лизингополучателем предмета лизинга, если иное не предусмотрено договором лизинга (п. 3 ст. 28 ФЗ № 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинга)").

Согласно ст. 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов.          В силу ст. 310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускается.

В пункте 2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2014 № 17 (далее - Постановление от 14.03.2014 № 17) указано, что по общему правилу в договоре выкупного лизинга имущественный интерес лизингодателя заключается в размещении и последующем возврате с прибылью денежных средств, а имущественный интерес лизингополучателя - в приобретении предмета лизинга в собственность за счет средств, предоставленных лизингодателем, и при его содействии. Приобретение лизингодателем права собственности на предмет лизинга служит для него обеспечением обязательств лизингополучателя по уплате установленных договором платежей, а также гарантией возврата вложенного.

В соответствии с п. 3 Постановления от 14.03.2014 № 17 расторжение договора выкупного лизинга, в том числе по причине допущенной лизингополучателем просрочки уплаты лизинговых платежей, не должно влечь за собой получение лизингодателем таких благ, которые поставили бы его в лучшее имущественное положение, чем то, в котором он находился бы при выполнении лизингополучателем договора в соответствии с его условиями (п.п. 3, 4 ст. 1 ГК РФ). В то же время расторжение договора выкупного лизинга по причине допущенной лизингополучателем просрочки в оплате не должно приводить к освобождению лизингополучателя от обязанности по возврату финансирования, полученного от лизингодателя, внесения платы за финансирование и возмещения причиненных лизингодателю убытков (ст. 15 ГК РФ), а также иных предусмотренных законом или договором санкций.

В связи с этим расторжение договора выкупного лизинга порождает необходимость соотнести взаимные предоставления сторон по договору, совершенные до момента его расторжения (сальдо встречных обязательств), и определить завершающую обязанность одной стороны в отношении другой согласно следующим правилам.

Разделом 3 Постановления от 14.03.2014 № 17 предусмотрено, если полученные лизингодателем от лизингополучателя платежи (за исключением авансового) в совокупности со стоимостью возвращенного ему предмета лизинга меньше доказанной лизингодателем суммы предоставленного лизингополучателю финансирования, платы за названное финансирование за время до фактического возврата этого финансирования, а также убытков лизингодателя и иных санкций, установленных законом или договором, лизингодатель вправе взыскать с лизингополучателя соответствующую разницу. Если внесенные лизингополучателем лизингодателю платежи (за исключением авансового) в совокупности со стоимостью возвращенного предмета лизинга превышают доказанную лизингодателем сумму предоставленного лизингополучателю финансирования, платы за названное финансирование за время до фактического возврата этого финансирования, а также убытков и иных санкций, предусмотренных законом или договором, лизингополучатель вправе взыскать с лизингодателя соответствующую разницу. Размер финансирования, предоставленного лизингодателем лизингополучателю, определяется как закупочная цена предмета лизинга (за вычетом авансового платежа лизингополучателя) в совокупности с расходами по его доставке, ремонту, передаче лизингополучателю и т.п. Плата за предоставленное лизингополучателю финансирование определяется в процентах годовых на размер финансирования. Если соответствующая процентная ставка не предусмотрена договором лизинга, она устанавливается судом расчетным путем на основе разницы между размером всех платежей по договору лизинга (за исключением авансового) и размером финансирования, а также срока договора. Плата за финансирование (в процентах годовых) определяется формулой:

(П-А) - Ф
ПФ   =    ________  -  х 365 х 100

Ф х С/дн

где : ПФ - Плата за финансирование (в процентах годовых)

П - общий размер платежей по договору лизинга.

А - сумма аванса по договору лизинга.

Ф  -  размер финансирования,

С/дн - срок договор лизинга в днях

В соответствии с п. 4 Постановления № 17 от 14.03.2014, указанная в пунктах 3.2 и 3.3 настоящего постановления стоимость возвращенного предмета лизинга определяется по его состоянию на момент перехода к лизингодателю риска случайной гибели или случайной порчи предмета лизинга (по общему правилу ст. 669 ГК РФ - при возврате предмета лизинга лизингодателю) исходя из суммы, вырученной лизингодателем от продажи предмета лизинга в разумный срок после получения предмета лизинга или в срок, предусмотренный соглашением лизингодателя и лизингополучателя, либо на основании отчета оценщика (при этом судам следует принимать во внимание недостатки, приведенные в акте приема-передачи предмета лизинга от лизингополучателя лизингодателю).

Лизингополучатель может доказать, что при определении цены продажи предмета лизинга лизингодатель действовал недобросовестно или неразумно, что привело к занижению стоимости предмета лизинга при расчете сальдо взаимных обязательств сторон. В таком случае суду при расчете сальдо взаимных обязательств необходимо руководствоваться, в частности, признанным надлежащим доказательством отчетом оценщика.

Как видно из материалов дела, расторжение договора лизинга произошло по причине существенного нарушения условий договора лизингополучателем, а именно, в отсутствие погашения лизинговых платежей.

При указанных обстоятельствах, с учетом разъяснений в пункте 4 Постановления от 14.03.2014 № 17, суд первой инстанции верно указал, что необходимость при расчете сальдо взаимных обязательств руководствоваться отчетом оценщика возникает у суда лишь в том случае, если лизингополучатель доказал, что при определении цены продажи предмета лизинга лизингодатель действовал недобросовестно или неразумно, что привело к занижению стоимости предмета лизинга при расчете сальдо взаимных обязательств, и отчет об оценке признан надлежащим доказательством.

Бремя доказывания того, что при определении цены продажи предмета лизинга лизингодатель действовал недобросовестно или неразумно, что привело к занижению стоимости предмета лизинга при расчете сальдо взаимных обязательств сторон, лежит именно на лизингополучателе (истце).

Ответчиком был представлен договор купли-продажи транспортных средств № А01-12951/2020 от 03.02.2020г., подписанный с ООО «М-7 Трак».

Согласно спецификации к договору купли-продажи транспортных средств № АО1-12951/2020 от 03.02.2020г. стоимость спорного транспортного средства составила 2 500 000 руб.

Имущество передано ООО «М-7 Трак» по товарной накладной №318 от 11.02.2020.

Установлено, что платежным поручением №505 от 10.02.2020 ООО «М-7 Трак» произвело оплату по вышеуказанному договору купли-продажи ответчику в размере 131 025 000 руб.

Из материалов дела усматривается, что в целях определения рыночной стоимости транспортного средства на дату реализации определением суда от 22.09.2020 по делу была назначена судебная экспертиза.

Согласно заключению эксперта №616-2020 (доп.) от 09.10.2020 г.  рыночная стоимость транспортного средства - грузовой тягач седельный ScaniaG400LA4X2HNA 2014 г.в, VIN YS2G4X20009185304 по состоянию на 11.02.2020 с учетом недостатков в акте изъятия от 27.12.2019г. составляет 2 593 000 руб.

Доказательств, указывающих на то, что лизингодатель действовал недобросовестно или неразумно при продаже предмета лизинга, что привело к занижению стоимости реализации лизингового имущества, истцом в материалы дела не представлено.

Доводы истца о том, что ответчиком произведена реализация транспортного средства напрямую своему контрагенту - ООО "М7-Трак" без проведения торгов, что, по мнению истца, свидетельствует о неразумности действий лизингодателя, нечестной продаже предмета лизинга, судебной коллегией признаются несостоятельными, поскольку сам по себе факт продажи предмета лизинга без проведения торгов не указывает на недобросовестность ответчика. Кроме того, расхождение цены реализации предмета лизинга и стоимости, указанной в заключении эксперта, находится в пределах 10%, т.е. не является существенным.

Таким образом, суд правильно руководствовался при расчете сальдо встречных обязательств стоимостью возвращенного предмета лизинга, фактически вырученной от его продажи.

Ответчик, в свою очередь, просил учесть при расчете сальдо встречных обязательств понесенные им убытки в виде  уплаченного агенту вознаграждения в связи с привлечением агента для поиска покупателей предмета лизинга; не возмещенной из бюджета суммы НДС; расходов по страхованию предмета лизинга за первый год страхования. 

Убытки лизингодателя определяются по общим правилам, предусмотренным гражданским законодательством.

В подтверждение расходов по уплате агентского вознаграждения ответчиком были представлены: договор № АГ/20012020 от 20.01.2020, заключенный с ИП Попутниковым В.В. (агент), акт сдачи-приемки оказанных услуг от 11.02.2020, с учетом указанного в акте вознаграждения, дополнительное соглашение №1 от 10.04.2020, платежные поручения №2934 от 22.07.2020, №2939 от 24.07.2020, №2968 от 28.07.2020, №2979 от 30.07.2020, №3149 от 10.08.2020, №3269 от 24.08.2020, №3364 от 04.09.2020, №3465 от 18.09.2020, №3478 от 24.09.2020, №3515 от 30.09.2020, №3530 от 06.10.2020, №3647 от 20.10.2020, №3652 от 23.10.2020, №3655 от 27.10.2020.

В силу п. 5.1 агентского договора вознаграждение агента составляет 5% от стоимости реализованного имущества.

По расчету ответчика размер агентского вознаграждения по спорному договору составил 125 000 руб.

Как правильно отметил суд первой инстанции, оплата агентского вознаграждения в указанном размере является правом ответчика (ст. 420, 421 ГК РФ), между тем направлена на значительное снижение суммы полученной от продажи и в отсутствии документального подтверждения предпринятых мер для продажи имущества (подача большего числа объявлений на разных рекламных площадках, организация торгов, проработка потребительской необходимости у имеющихся контрагентов) не может быть противопоставлена лизингополучателю при расчете сальдо встречных обязательств.

Кроме того, ответчиком не представлены надлежащие и допустимые доказательства предпринимаемых мер агентом в феврале 2020 года.

С учетом изложенного, судебная коллегия не усматривает оснований для включения в состав убытков ответчика уплаченного им вознаграждения агенту.

Судом первой инстанции правомерно не включена в расчет сальдо часть страховой премии за не истекший срок действия договора страхования в сумме 159 600 руб.

Согласно условиям договора, лизингодатель обязался страховать транспортное средство в выбранной им страховой компании на период с момента подписания акта приема-передачи транспортного средства по договору купли-продажи и до момента окончания срока действия настоящего договора. Выгодоприобритателем по договору страхования является лизинговая компания.

При толковании условий договора в соответствии со ст. 431 ГК РФ судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом. Если эти правила не позволяют определить содержание договора, суд выясняет действительную общую волю сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон.

При заключении договора, а также подписании приложений к нему, дополнительного соглашения, ответчик, располагая на преддоговорных стадиях, предшествующих заключению договора и на стадии его заключения полной информацией об изложенных условиях, добровольно принял на себя все права и обязанности, определенные письменной сделкой, исполняемой сторонами, в том числе относительно согласования вопроса страхования КАСКО. Никаких неопределенностей относительно условий исполнения договора у сторон не возникло при его заключении.

Таким образом, заключая договор, приложения к нему, а также дополнительное соглашение, стороны, в том числе ответчик, изъявили свою волю на его исполнение на изложенных в нем условиях. Возражения относительно неопределенности по оплате страховой премии, заявлены ответчиком с учетом рассмотрения данного дела.

Более того, ответчиком не представлено документального подтверждения реализации прав путем обращения в страховую компанию за возвратом неиспользованной страховой премии. В случае отсутствия расторжения договоров страхования, ответчиком предусмотрены возможные риски, связанные с причинением порчи автомобилей, что также исключает возможность их возложения на истца при подведении итоговых расчетов сальдо.

Несостоятельными являются также доводы ответчика о необходимости включения налога на добавленную стоимость в расчет сальдо встречных требований.

По налогу на добавленную стоимость (НДС), в силу подп. 1 п. 1 ст. 146 Налогового кодекса Российской Федерации, объектом налогообложения признаются операции по реализация товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, в том числе реализация предметов залога и передача товаров (результатов выполненных работ, оказание услуг) по соглашению о предоставлении отступного или новации, а также передача имущественных прав.

Как следует из материалов дела, при исполнении договора лизинга, лизингодатель в цене предмета лизинга перечисляет НДС продавцу. Продавец соответственно, перечисляет данный НДС в бюджет Российской Федерации. В последующем, исходя из норм налогового законодательства, лизингодатель предъявляет указанный НДС (с покупки) к возмещению из бюджета Российской Федерации.   

Уплата налога на добавленную стоимость является законодательно предусмотренным обязательством лизингодателя как налогоплательщика и бремя его уплаты не может возлагаться на его контрагентов, в том числе в отсутствии условия предусмотренного договором.

  Материалами дела подтверждается факт реализации изъятого лизингового имущества. Возникновение у лизингодателя обязательств по уплате налоговых платежей не связано с действиями/бездействиями лизингополучателя.

С учетом изложенного, судом верно установлено, что  сумма уплаченного ответчиком налога не может быть отнесена к убыткам лизингодателя, поскольку его уплата является законной обязанностью лизингодателя как налогоплательщика.

Таким образом, оснований для возложения на иное лицо расходов по уплате налоговых платежей, уплаченных налогоплательщиком как стороной налоговых отношений, не имеется.

Ссылка апеллянта на то, что он не может компенсировать сумму НДС, кроме как включив ее в состав  убытков лизингодателя, не может быть принята во внимание, поскольку доказательств невозможности возмещения суммы НДС из бюджета ответчиком не представлено.

Конкретные расчеты, которые позволяли бы с достоверностью установить, на каком этапе исполнения налоговых обязательств были произведены расходы по уплате НДС, в какой сумме, когда возникла невозможность получения возмещения и в отношении какой суммы НДС, вызвана ли она виновными и противоправными действиями со стороны истца, ответчиком не приведены.

Суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что наличие убытков предполагает определенное уменьшение имущественной сферы потерпевшего, на восстановление которой направлены правила ст. 15 ГК РФ. Указанные в названной статье принцип полного возмещения вреда, а также состав подлежащих возмещению убытков обеспечивают восстановление имущественной сферы потерпевшего в том виде, который она имела до правонарушения.

Вместе с тем, по общему правилу исключается как неполное возмещение понесенных убытков, так и обогащение потерпевшего за счет причинителя вреда. В частности, не могут быть включены в состав убытков расходы, хотя и понесенные потерпевшим в результате правонарушения, но компенсируемые ему в полном объеме за счет иных источников.

В противном случае создавались бы основания для неоднократного получения потерпевшим одних и тех же сумм возмещения и, соответственно, извлечения им имущественной выгоды, что противоречит целям института возмещения вреда. При этом бремя доказывания наличия убытков и их состава возлагается на потерпевшего, обращающегося за защитой своего права.

Следовательно, именно он должен доказать, что суммы налога на добавленную стоимость (уплаченные или подлежащие уплате), не были и не могут быть приняты к вычету, то есть представляют собой его некомпенсируемые потери (убытки).

Ответчик выражает также несогласие с выводами суда первой инстанции о наличии оснований для уменьшения размера начисленной неустойки за просрочку внесения лизинговых платежей.

Пунктом 9.1 договора лизинга предусмотрено, что в случае несвоевременной уплаты лизингополучателем любого платежа, предусмотренных настоящим договором и графиком платежей, а также нарушения лизингополучателем предусмотренных договором сроков, лизингодатель праве потребовать уплаты штрафной неустойки в размере 0, 5 % за каждый день просрочки от суммы задолженности.

С учетом положений Постановления от 14.03.2014 № 17 установлению также подлежит сумма неустойки, учитывая условия договора лизинга.

Согласно п. 1 ст. 330 ГК РФ неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае ненадлежащего исполнения обязательства, в частности, в случае просрочки исполнения.

В силу п. 1 ст. 333 ГК РФ, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку. Если обязательство нарушено лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, суд вправе уменьшить неустойку при условии заявления должника о таком уменьшении.

Как разъяснено в п. 71 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016г. № 7 «О применении судами некоторых положений ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств», если должником является коммерческая организация, индивидуальный предприниматель, а равно некоммерческая организация  при осуществлении ею  приносящей доход деятельности, снижение неустойки судом допускается только по обоснованному заявлению должника, которое может быть сделано в любой форме (п. 1 ст.2, п. 1 ст. 6, п.1 ст. 333 ГК РФ).

В соответствии с п. 73 Постановления Пленума  ВС РФ от 24.03.2016г. №7 «О применении судами  некоторых положений ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств» бремя доказывания несоразмерности неустойки и необоснованности выгоды кредитора возлагается на ответчика. Несоразмерность и необоснованность выгоды могут выражаться, в частности, в том, что возможный размер убытков кредитора, которые могли возникнуть вследствие нарушения обязательства, значительно ниже начисленной неустойки.

С учетом позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в пункте 2 определения от 21.12.2000 N 263-О, положения пункта 1 статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации содержат обязанность суда установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного, а не возможного размера ущерба.

Критериями для установления несоразмерности в каждом конкретном случае могут быть: чрезмерно высокий процент неустойки; значительное превышение суммы неустойки суммы возможных убытков, вызванных нарушением обязательств, длительность неисполнения обязательства.

Снижение размера неустойки в каждом конкретном случае является одним из предусмотренных законом правовых способов, которыми законодатель наделил суд в целях недопущения явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства. В этом смысле у суда по существу возникает обязанность установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного размера ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения.

С учетом заявления истца о снижении неустойки, суд первой инстанции верно установил, что ее размер является чрезмерно высоким  (0,5%), в связи с чем, обоснованно на основании положений ст. 333 ГК РФ снизил размер неустойки до 187 964 руб. 42 коп. исходя из применения наиболее распространенного процента договорной неустойки в деловом обороте – 0,1 %.

Оснований не согласиться с данными выводами суд апелляционной инстанции не находит.

Вместе с тем, судебная коллегия считает заслуживающими внимание доводы сторон в апелляционных жалобах о необоснованном не включении судом в расчет сальдо встречных обязательств расходов лизингодателя по уплате транспортного налога и определении срока использования предмета лизинга.

В силу ст. 357 Налогового кодекса РФ, налогоплательщиками транспортного налога признаются лица, на которых в соответствии с законодательством Российской Федерации зарегистрированы транспортные средства, признаваемые объектом налогообложения в соответствии со статьей 358 настоящего Кодекса, если иное не предусмотрено настоящей статьей.

В соответствии с п. 8.8. договора лизинга расходы по уплате транспортного налога несет лизингополучатель.

С учетом изложенного, принимая во внимание, что обязанность по уплате транспортного налога сохраняется до снятия транспортного средства с учета в органах, осуществляющих учет и регистрацию владельцев транспортных средств, поскольку расторжение договора лизинга вызвано действиями лизингополучателя, понесенные ответчиком расходы по уплате транспортного налога (2 833 руб.) образуют его убытки, подлежащие возмещению истцом.

Согласно разъяснениям, приведенным в Постановлении Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 N 17, если полученные лизингодателем от лизингополучателя платежи (за исключением авансового) в совокупности со стоимостью возвращенного ему предмета лизинга меньше доказанной лизингодателем суммы предоставленного лизингополучателю финансирования, платы за названное финансирование за время до фактического возврата этого финансирования, а также убытков лизингодателя и иных санкций, установленных законом или договором, лизингодатель вправе взыскать с лизингополучателя соответствующую разницу  (пункт 3.2); если внесенные лизингополучателем лизингодателю платежи (за исключением авансового) в совокупности со стоимостью возвращенного предмета лизинга превышают доказанную лизингодателем сумму предоставленного лизингополучателю финансирования, платы за названное финансирование за время до фактического возврата этого финансирования, а также убытков и иных санкций, предусмотренных законом или договором, лизингополучатель вправе взыскать с лизингодателя соответствующую разницу (пункт 3.3).

Исходя из изложенного, плата за финансирование взимается за время до фактического возврата финансирования, т.е. в данном случае до 11.02.2020г. (дату реализации имущества).

Плата за финансирование до момента возврата предмета лизинга составляет: 2 335,66 руб. х 1210 дней = 2 826 148,6 руб.

Таким образом, сальдо встречных обязательств по договору финансовой аренды (лизинга) № 936/16-5 от 20.10.2016 г. в пользу ООО «Премьер-Транс» составит: (5 198 607,22 руб. + 2 500 000 руб.) - (4 179 000 руб. + 2 826 148,6 руб. + 187 964,42 руб. + 2 275,57 руб. + 2 833 руб.) = 7 698 607,22 руб. – 7 198 221,59 руб. = 500 385,63руб.

Принимая во внимание указанные выше нормы права, а также учитывая конкретные обстоятельства по делу, решение Арбитражного суда Республики Татарстан подлежит изменению в части взыскания  неосновательного обогащения и распределения судебных расходов в связи с неправильным применением судом первой инстанции норм материального права с принятием  в указанной части нового судебного акта о взыскании с общества с ограниченной ответственностью  «Группа компаний «Премьер-лизинг» в пользу общества с ограниченной ответственностью  «Премьер-Транс»   500 385 руб.  63 коп. неосновательного обогащения.

В остальной части суд апелляционной инстанции считает, что доводы, изложенные в апелляционных жалобах, не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, либо опровергали выводы суда первой инстанции, в связи с чем признаются судом апелляционной инстанции не состоятельными.

На основании ст.110 АПК РФ,  понесенные сторонами судебные расходы подлежат распределению следующим образом: истцу- пропорционально удовлетворенным исковым требованиям (74%), ответчику - пропорционально части требований, в удовлетворении которых отказано (26%).

       Руководствуясь статьями 110, 266-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

 Решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 01.12.2020 г. по делу № А65-7355/2020, изменить в части взыскания  неосновательного обогащения и распределения судебных расходов.

Принять  в указанной части по делу новый судебный акт.

Исковые требования удовлетворить частично.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью  «Группа компаний «Премьер-лизинг», Елабужский район, Промышленная площадка «Алабуга» (ОГРН 1112130003149, ИНН 2130085827)  в пользу общества с ограниченной ответственностью  «Премьер-Транс», г.Набережные Челны, (ОГРН 1151674004481, ИНН 1646041860)   500 385 руб.  63 коп. неосновательного обогащения; расходы по судебной экспертизе в размере 7 400 руб.

              В остальной части в удовлетворении исковых требований  отказать.

             Взыскать с общества с ограниченной ответственностью  «Группа компаний «Премьер-лизинг», Елабужский район, Промышленная площадка «Алабуга» (ОГРН 1112130003149, ИНН 2130085827)  в доход федерального бюджета  12 190  руб. государственной пошлины по иску.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью  «Группа компаний «Премьер-лизинг», Елабужский район, Промышленная площадка «Алабуга» (ОГРН 1112130003149, ИНН 2130085827) в пользу общества с ограниченной ответственностью «Премьер-Транс», г.Набережные Челны, (ОГРН 1151674004481, ИНН 1646041860) расходы по государственной пошлине за подачу апелляционной жалобы  в размере 2 220 руб.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Премьер-Транс», г.Набережные Челны, (ОГРН 1151674004481, ИНН 1646041860)  в пользу общества с ограниченной ответственностью  «Группа компаний «Премьер-лизинг», Елабужский район, Промышленная площадка «Алабуга» (ОГРН 1112130003149, ИНН 2130085827)  расходы по государственной пошлине за подачу апелляционной жалобы  в размере 780 руб.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Арбитражный суд Поволжского округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня вступления в законную силу обжалуемого постановления арбитражного суда апелляционной инстанции.

  Председательствующий судья

  Судьи  

Е.А. Митина

С.Ш. Романенко

Л.Л. Ястремский