НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.05.2019 № 20АП-9003/18

ДВАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

Староникитская ул., 1, г. Тула, 300041, тел.: (4872)70-24-24, факс (4872)36-20-09

e-mail: info@20aas.arbitr.ru, сайт: http://20aas.arbitr.ru

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

г. Тула                                                                                                     Дело №  А68-6904/2016

20АП-8966/2018

20АП-9003/2018

20АП-9112/2018

Резолютивная часть постановления объявлена      23.05.2019

Постановление изготовлено в полном объеме      30.05.2019

Двадцатый арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего  судьи Тучковой О.Г., судей Афанасьевой Е.И., Волковой Ю.А., при ведении протокола судебного заседания секретарем Беляткиной К.А., при участии от конкурсного управляющего акционерного общества «Конструкторское бюро «Икар» Зубанова Д.А. – Медведева В.Н. (доверенность от 31.07.2018), от Министерства обороны Российской Федерации – Антипова М.Н. (доверенность от 06.12.2018), от общества с ограниченной ответственностью «Профит» - Санкина Д.С. (доверенность от 01.08.2016    № 16), от акционерного общества «Росэлектроника» – Бойко Д.В. (доверенность от 01.06.2018), от акционерного общества «НПО «Эркон» – Карапетян А.Р. (доверенность от 28.08.2017 № 59), от общества с ограниченной ответственностью «Электротехническая компания «Энергокомплекс» – Кирюхиной М.К. (доверенность от 04.09.2018), в отсутствие представителей иных лиц, участвующих в деле, надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного заседания, в том числе путем размещения информации на официальном сайте арбитражного суда в сети Интернет, рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционные жалобы  общества с ограниченной ответственностью «Профит», акционерного общества «Росэлектроника», акционерного общества «НПО «Эркон» на определение Арбитражного суда Тульской области от 05.12.2018 по делу      № А68-6904/2016 (судья Волошина Н.А.),

УСТАНОВИЛ:

решением Арбитражного суда Тульской области от 06.07.2017 АО «КБ «Икар» признано несостоятельным (банкротом), открыто конкурсное производство сроком на шесть месяцев. Обязанности конкурсного управляющего возложены на временного управляющего Шаронову Нину Владимировну, назначен вопрос об утверждении конкурсного управляющего.

Сообщение о введении процедуры конкурсного производства в отношении          АО «КБ «Икар» опубликовано в газете «Коммерсантъ» №122 от 08.07.2017.

И.о. конкурсного управляющего Шаронова Нина Владимировна обратилась в суд с заявлением о признании недействительными действий АО КБ «Икар» по передаче АО «Российская электроника» нематериальных активов в виде подлинников в письменном виде технической документации на резисторы Р1-12 АЛЯР.434110.005 ТУ, КД-БАШК.434113.027 и ТД 7611329.01200.00044 (2 папки на 689 листах) на основании акта приема-передачи технической документации №4 от 19.10.2016 года и Р1-16, Р1-16П АЛЯР.434110.002 ТУ, КД-БАШК.434113.019 и ТД-01200.00023 (3 папки на 1070 листах) на основании Акта приема-передачи технической документации №5 от 19.10.2016. Просила применить последствия недействительности сделки, обязав АО «Российская электроника» возвратить в конкурсную массу АО КБ «Икар» нематериальные активы в виде подлинников в письменном виде технической документации на резисторы Р1-12 АЛЯР.434110.005 ТУ, КД-БАШК.434113.027 и ТД 7611329.01200.00044 (2 папки на       689 листах) и Р1-16, Р1-16П АЛЯР.434110.002 ТУ, КД-БАШК.434113.019 и ТД-01200.00023 (3 папки на 1070 листах); просил применить последствия недействительности сделки, обязав АО «Российская электроника» возвратить в конкурсную массу АО КБ «Икар» нематериальные активы в виде подлинников в письменном виде технической документации на резисторы Р1-12 АЛЯР.434110.005 ТУ, КД-БАШК.434113.027 и ТД 7611329.01200.00044 (2 папки на 689 листах) и Р1-16, Р1-16П АЛЯР.434110.002 ТУ, КД-БАШК.434113.019 и ТД-01200.00023 (3 папки на 1070 листах) (с учетом уточнений).

Судом области в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований, к рассмотрению обособленного спора  привлечены Министерство обороны РФ, 110 Военное представительство Министерства обороны РФ, Министерство промышленности и торговли Российской Федерации.

Ходатайство конкурсного кредитора АО НПО «Эркон» о привлечении к рассмотрению настоящего обособленного спора, в качестве третьего лица, не заявляющего состоятельных требований, Федеральную службу безопасности Российской Федерации оставлено без удовлетворения.

Определением суда от 05.12.2018 заявленные требования удовлетворены.

Не согласившись с вынесенным определением, общество с ограниченной ответственностью «Профит», акционерное общество «Росэлектроника», акционерное общество «НПО «ЭРКОН» обратились в Двадцатый арбитражный апелляционный суд с апелляционными жалобами, в которых просят  определение отменить.

Министерство обороны РФ направило в суд ходатайство об отложении судебного разбирательства для представления доказательств по делу. В ходатайстве указывает, что Министерство обороны РФ направило запросы в управление военных представительств Министерства обороны РФ и в 110 военное представительство Министерства обороны РФ. К ходатайству приложило копии запросов.

В судебном заседании представитель Министерства обороны РФ поддержал заявленной ходатайство об отложении судебного заседания.

Представители общества с ограниченной ответственностью «Профит», акционерного общества «Росэлектроника»,  акционерного общества «НПО «Эркон» поддержали заявленное ходатайство.

Представители конкурсного управляющего акционерного общества «Конструкторское бюро «Икар» Зубанова Д.А., общества с ограниченной ответственностью «Электротехническая компания «Энергокомплекс» возражали против отложения судебного разбирательства.

Рассмотрев ходатайство Министерства обороны РФ об отложении судебного разбирательства, суд апелляционной инстанции отказывает в его удовлетворении. При этом суд принимает во внимание, что в судебном заседании 11.04.2019 суд апелляционной инстанции удовлетворил ходатайство Министерства обороны РФ об отложении судебного разбирательства по данному основанию. Согласно приложенных к ходатайству в качестве подтверждения копий запросов, данные запросы составлены только 15.05.2019, т.е. спустя более месяца  после отложения судебного заседания по названному основанию. Данное обстоятельство суд апелляционной инстанции расценивает как злоупотребление Министерством обороны РФ своими процессуальными правами. Кроме того, суд учитывает, что Министерство обороны РФ в нарушение части 2 статьи 268 АПК РФ        не обосновало невозможность направление данных запросов и представление сведений при рассмотрении дела в суде  первой инстанции.

Изучив материалы дела, доводы апелляционных жалоб, отзывов на них, заслушав пояснения лиц, участвовавших в деле, явившихся в судебное заседание, Двадцатый арбитражный апелляционный суд приходит к выводу о том, что жалобы удовлетворению не подлежат.

Как усматривается из материалов обособленного производства, согласно распоряжению единственного акционера должника АО «Российская электроника» от 19.10.2016 № 6 генеральному директору АО КБ «Икар» Жукову Ю.В. предписано передать по описи конструкторско-технологическую документацию сотрудникам АО «Росэлектроника» для обеспечения перемещения данной документации с площадки АО КБ «Икар» г. Богородицк на территорию подразделения общества в г. Нижний Новгород.

По актам приема-передачи №№1-8 19.10.2016 должником переданы АО «Росэлектроника»  подлинники технической документации на:

резисторы Р1-3 ОЖО.467.153 ТУ, 2 папки на 463 листах;

резисторы Р1-8 ОЖО.467.164 ТУ, 1 папка на 147 листах;

резисторы Р1-69 АЛЯР.434110.046 ТУ, 1 папка на 33 листах;

резисторы Р1-12 АЛЯР.434101.005 ТУ, 2 папки на 689 листах;

резисторы Р1-16, Р1-16П АЛЯР.434110.002 ТУ, 3 папки на 1070 листах;

резисторы Р1-17 АЛЯР.434110.016 ТУ, 2 папки на 381 листе;

резисторы Р1-32 АЛЯР.434110.013 ТУ, 3 папки,550 листов;

резисторы Pl-116 АЛЯР.434110.014 ТУ, 3 папки, 444 листа 02.12.2017.

В последующем переданная АО «Росэлектроника» техническая документация по месту нахождения подразделения в г.Нижний Новгород не перемещена. После введения процедуры конкурсного производства АО «Росэлектроника» не передавало документацию и.о. конкурсного управляющего должника Шароновой Н.В. 

И.о. конкурсного управляющего должника Шаронова Н.В. направила АО «Росэлектроника» требование о возврате нематериальных активов АО КБ «Икар».

В связи с тем, что АО «Росэлектроника» не возвратило АО КБ «Икар» техническую документацию на резисторы, и.о. конкурсного управляющего должника, ссылаясь на недействительность сделки по их изъятию АО «Российская электроника» у АО КБ «Икар»,  обратилась в суд с заявлением о признании  недействительными действий по изъятию нематериальных активов - подлинников технической документации на резисторы Р1-12 (АЛЯР.434110.005 ТУ) и Р1-16,16-П (АЛЯР.434110.002 ТУ)  (с учетом приятых уточнений), на основании п. 2 ст.61.2 Закона о банкротстве.

Доводы апелляционных жалоб сводятся к следующему:

конкурсным управляющим не представлено доказательств, подтверждающих принадлежность истребуемой технической документации должнику АО «КБ «Икар», техническая документация на резисторы Р1-12, Р1-16, Р1-16П  не передавалась должнику по плану приватизации;

техническая документация на резисторы Р1-12, Р1-16, Р1-16П не является нематериальным активом должника  с позиций положений ст. 1225 ГК РФ и ч.З ст.257 НК РФ,  а действия по передаче технической документации АО «Российская электроника» не относятся к числу тех, которые позволяют их оспорить по нормам Главы III.1 ФЗ РФ              «О несостоятельности (банкротстве)», выбытия технической документации у АО                   «КБ «Икар» не происходило, указанное подтверждается, в том числе инвентаризационной описью от 28.09.2017 №4;

собственником технической документации на резисторы Р1-12, Р1-16, Р1-16П  является Российская Федерация в лице Министерства обороны РФ, в соответствии с  приложением к Государственному контракту от 12.04.2004 № 5227 - Соглашением о порядке использования прав на результаты, полученные при выполнении ОКР «Разработка серии толстопленочных резисторов для поверхностного монтажа (аналог типов CR-фирма Bornus, и RC фирма Yageo,TTK)», шифр «Подводка».

Из материалов дела следует, что в соответствии с распоряжением Министерства имущественных отношений Нижегородской области от 30.12.2002 № 1043 «Об условиях приватизации федерального государственного унитарного предприятия «Конструкторское бюро «Икар», принято решение приватизировать федеральное государственное унитарное предприятие «Конструкторское бюро «Икар», расположенное по адресу: 603104,                        г. Нижний Новгород, ул. Нартова, дом 6, путем преобразования в открытое акционерное общество Конструкторское бюро «Икар» с уставным капиталом 48 950 000 руб., состоящим из 4 895 именных обыкновенных бездокументарных акций номинальной стоимостью одной акции 1000 рублей (п.1) и  утвердить состав подлежащего приватизации имущественного комплекса федерального государственного унитарного предприятия «Конструкторское бюро «Икар» (п.2).      

В соответствии с передаточным актом от 20.03.2003, подписанным с  Министерством имущественных отношений Нижегородской области, в состав подлежащего приватизации имущества АО КБ «Икар», в частности, вошли нематериальные активы:  

комплект документации на выпускаемое изделие Р1-12 (дата постановки на учет ФГУП КБ «Икар» 1990 год, стоимость по промежуточному балансу на 01.09.2002 –              25,9 тыс. рублей; наименование, дата и номер документа о регистрации актива – КДУЛ4.670.435 от 146.11.1990, ТД-01200.00020 от 10.05.1990, ТУ-ААЛЯР.434110.005 от 26.09.1990);

комплект документации на выпускаемое изделие Р1-16 (дата постановки на учет ФГУП КБ «Икар» 1990, 1999 годы, стоимость по промежуточному балансу на 01.09.2002 – 239,1 тыс. рублей; наименование, дата и номер документа о регистрации актива – КД-БАШК.434113.019 от 03.1999, ТД-01200.00023 от 27.06.1990, ТУАЛЯР.434110.022 от 15.09.1990).          

Согласно расчету балансовой стоимости, подлежащих приватизации активов ФГУП «Конструкторское бюро «Икар», стоимость нематериальных активов (в том числе и документации на оспариваемые резисторы), включаемых по акту комиссии Министерства имущества Нижегородской области, составила 620 тыс. рублей.

В соответствии с Перечнем электронной компонентной базы (ЭКБ), разрешенной для применения при разработке, модернизации, производстве и эксплуатации вооружения, военной и специальной техники, утв. Министерством Промышленности и торговли Российской Федерации, (Часть 11, книга 1, Резисторы и конденсаторы (далее – Перечень  ЭКБ 11-2014), АО КБ «Икар» является изготовителем и калькодержателем технической документации на резисторы Р1-12 (АЛЯР.434110.005 ТУ), Р1-16, Р1-16П  (АЛЯР.434110.002ТУ). Данный перечень является единственным официальным ограничительным документом, обязательным для всех организаций, предприятий и учреждений, независимо от форм собственности и отраслевой принадлежности, осуществляющих разработку (модернизацию), производство, эксплуатацию и ремонт аппаратуры, приборов, устройств и оборудования вооружения, военной и специальной техники (ВВСТ), предприятий разработчиков и изготовителей изделий ЭКБ, а также для представительств заказчиков (ПЗ), закрепленных за указанными предприятиями.       Перечень построен по принципу объединения номенклатуры резисторов и конденсаторов межвидового применения, создаваемых по заказу Минпромторга России и других федеральных органов исполнительной власти - заказчиков ЭКБ с резисторами и конденсаторами, ранее включенными в перечень МОП 44.11-2013 (с дополнениями            2014 года).

В материалах дела имеются сведения, предоставленные ФГУП «Мытищинский научно-исследовательский институт радиоизмерительных приборов» (ФГУП «МНИИРИП») (письмо от 16.05.2018 №1700), в котором сообщается, что технические условия на: - на резисторы Р1-12 АЛЯР.434110.005 ТУ утверждены в 2003 году - на резисторы Р1-16, Р1-16П  АЛЯР.434110.002ТУ, утверждены в 1990 году.   

В материалах дела имеется также ответ Министерства обороны РФ от 21.11.2016            № 210/3/2/7680 в адрес АО КБ «Икар», в котором указано, что  АО КБ «Икар» вправе распоряжаться результатами (правами), полученными в рамках ОКР по разработке резисторов Р1-12, Р1-16, Р1-16П, Р1-116 с обязательным соблюдением интересов Минобороны России в рамках норм действующего законодательства Российской Федерации и ранее подписанных двусторонних государственных контрактов (договоров).

Судом первой инстанции установлено, что АО КБ «Икар»  разрабатывало и производило продукцию, которая по своему назначению является комплектующими изделиями, и ее поставка осуществляется, в том числе для производства продукции оборонного значения.

В соответствии пунктами 1 и 4 статьи 5 Федерального закона от 27.12.2002 N 184-ФЗ "О техническом регулировании" в отношении оборонной продукции (работ, услуг), поставляемой по государственному оборонному заказу обязательными требованиями, наряду с требованиями технических регламентов, являются требования, установленные государственными заказчиками, федеральными органами исполнительной власти, уполномоченными в области обеспечения безопасности, обороны, внешней разведки, противодействия техническим разведкам и технической защиты информации, государственного управления использованием атомной энергии, государственного регулирования безопасности при использовании атомной энергии, и (или) государственными контрактами (договорами). Особенности оценки соответствия указанной продукции, а также соответственно процессов ее проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации, утилизации, захоронения устанавливаются Правительством Российской Федерации или уполномоченными им федеральными органами исполнительной власти. В силу пункта 1 Положения о военных представительствах военные представительства Министерства обороны Российской Федерации создаются для контроля качества и приемки военной продукции на предприятиях, в организациях и учреждениях независимо от ведомственной подчиненности и организационно-правовых форм, осуществляющих в интересах обороны разработку, испытания, производство, поставку и утилизацию этой продукции как непосредственно, так и в порядке кооперации, а также работ по сервисному обслуживанию, ремонту и (или) модернизации военной продукции, проводимых специалистами организаций непосредственно у потребителей этой продукции в соответствии с условиями государственных контрактов (контрактов). Военные представительства и органы их контроля входят в состав Вооруженных Сил Российской Федерации. В Положении о военных представительствах под военной продукцией понимается вооружение, военная техника, военно-техническое и иное имущество, научно-техническая и иная продукция, а также работы, выполняемые в интересах обороны. Руководители организаций для создания условий работы военных представительств обеспечивают их: документацией, справочными материалами и научно-технической информацией, необходимыми для контроля качества и приемки военной продукции; контрольно-измерительными приборами, инструментами и оснасткой, а также производственным персоналом, необходимыми для проведения испытаний, контроля качества и приемки военной продукции; оборудованными служебными помещениями по действующим санитарным нормам, услугами по секретному и несекретному делопроизводству, имеющимися в организациях средствами связи, а также помещениями для личного состава, прибывающего для получения и сопровождения военной продукции. Согласно пункту 4 Положения о военных представительствах Министерства обороны Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 11.08.1995 N 804 (далее - Положение), военные представительства вправе контролировать качество военной продукции и ее соответствие технической документации на любом этапе разработки и производства этой продукции. Номенклатура военной продукции, подлежащей контролю качества и приемке, ежегодно устанавливается заказывающими управлениями Министерства обороны Российской Федерации и доводится до руководителей организаций и военных представительств. Военные представительства на основании утвержденной номенклатуры военной продукции определяют перечни изделий, сборочных единиц и операций технологического процесса, подлежащих обязательному контролю качества и приемке, которые доводятся до руководителей организаций и могут уточняться военными представительствами в зависимости от результатов эксплуатации и контроля качества военной продукции. В силу пункта 8 Положения на военные представительства Министерства обороны Российской Федерации возлагаются: участие в подготовке и согласовании договоров на поставку военной продукции, комплектующих изделий, а также контроль за выполнением этих договоров; проверка качества и комплектности принимаемой военной продукции, ее соответствия требованиям технической документации, а также заключенным договорам; приемка военной продукции в сроки, предусмотренные договорами, выдача организациям удостоверений на принятую продукцию.

Конкурсным управляющим в материалы дела приобщено письмо 110 военного представительства Министерства обороны РФ от 17.10.2018 № 110/4/5949, содержание которого свидетельствует о следующем.

В соответствии с п. 16 постановления Правительства РФ от 11.08.1995 № 804, для осуществления контроля качества и приемки продукции, выпускаемой АО КБ «Икар», 110 военным  представительством Министерства обороны РФ получены учтенные экземпляры конструкторской и технологической документации на изделия Р1-12, Р1-16, Р1-17.          

По изделию Р1-12 получены технические условия АЛЯР.434110.005ТУ, комплект конструкторской документации БАШК.434113.027, комплект технологической документации 7611329.01200.00044. Обозначение комплекта конструкторской документации КД-УЛ.670.435 от 16.11.1990 извещением об изменении на изд. Р1-12 заменено на БАШК.434113.027. Комплект технологической документации ТД-01200.00020 в 110 военном представительстве не зарегистрирован, выпуск осуществляется по ТД 7611329.01200.00044.           

По изделию Р1-16 получены технические условия АЛЯР.434110.002ТУ, комплект конструкторской документации БАШК.434113.019, комплект технологической документации 7611329.01200.00023.         

В материалы дела также представлены акты приема-передачи технической документации в адрес 110 военного представительства  Министерства обороны РФ. Представлены копии технической документации на спорные резисторы, из которых также следует, что техническая документация на резистор Р1-12 АЛЯР.434110.005 ТУ разработана в 1990 году и заменена  на АЛЯР.434110.005 ТУ 2003 года выпуска, о чем свидетельствует  извещение об изменении. Техническая документация на резисторы Р1-16, Р1-16П АЛЯР.434110.002 ТУ также разработана в 1990 году. Более того, АО КБ «Икар» имеет сертификат о соответствии системы менеджмента качеству и условиям, необходимым для обеспечения выполнения государственного оборонного заказа при разработке и производстве резисторов (код ЕКПС 5905) видов и типов, приведенных в Приложении (сертификат от 28.10.2013 № СВС.01.431.0467.13). Перечень резисторов содержится в Приложении №1 к сертификату, который содержит, в том числе  сведения о резисторах Р1-12 АЛЯР.434110.005 ТУ, Р1-16, Р1-16П АЛЯР.434.110.002 ТУ.

Таким образом, апелляционная коллегия соглашается с выводом суда области, что АО КБ «Икар» обладает законными  правами  на использование технической документации, изготовление на ее основе  изделий -  резисторы Р1-12 АЛЯР.434110.005 ТУ , Р1-16, Р1-16П АЛЯР.434110.002ТУ.

Материалами дела подтверждается тождественность истребуемой технической документации на резисторы Р1-12 АЛЯР.434110.005 ТУ (2 папки на 689 листах), поименованной в акте от 19.10.2016 № 4 и Р1-16, Р1-16П  АЛЯР.434110.002 ТУ (3 папки на 1070 листах), названной  в Акте №5 от 19.10.2016г.  и документации на резисторы, указанной в Разделе 2 «Нематериальные активы» Приложения 1 к передаточному акту Плана приватизации ФГУП «КБ «Икар» (правопредшественника должника), подписанному с Министерством имущественных отношений Нижегородской области 20.03.2003.

В ходе приватизации ФГУП «Конструкторское бюро «ИКАР» путем преобразования в АО «КБ «ИКАР» уставный капитал вновь образованного общества сформирован за счет имущественного комплекса приватизированного ФГУП «КБ «Икар», в том числе за счет нематериальных активов в виде спорных комплектов технической документации.

Права на переданные АО «КБ «Икар» нематериальные активы, в том числе и на истребуемую у АО «Росэлектроника» техническую документацию на производимые должником изделия, принадлежат АО «КБ «Икар» на основании ФЗ РФ «О приватизации государственного и муниципального имущества» № 178-ФЗ от 05.12.2001 (далее - Закон № 178-ФЗ) и ст. 218 ГК РФ.

В этой связи являются актуальными и могут быть применены по аналогии к исключительным правам разъяснения, содержащиеся в п.11 совместного постановления Пленума ВС РФ и ВАС РФ от 29.04.2010 №10/22  «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» и касающиеся момента возникновения права собственности у вновь возникшего юридического лица (правопреемника) в силу п.5 ст.58 ГК РФ.

Судом области установлено, что  с момента приватизации АО  КБ «Икар» с       2002 года переданная по акту приватизации техническая документация на резисторы, в том числе и на спорные резисторы, учитывалась на балансе должника как нематериальный актив и имела определенную балансовую стоимость.  

Согласно статье 128 ГК РФ к объектам гражданских прав относятся вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права; работы и услуги; информация; результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них (интеллектуальная собственность); нематериальные блага.

По смыслу пункта 3 статьи 257 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) нематериальными активами признаются приобретенные и (или) созданные организацией результаты интеллектуальной деятельности и иные объекты интеллектуальной собственности (исключительные права на них), используемые в производстве продукции (выполнении работ, оказании услуг) или для управленческих нужд организации в течение длительного времени (продолжительностью свыше                       12 месяцев).

Для признания нематериального актива необходимо наличие способности приносить лицу экономические выгоды (доход), а также наличие надлежаще оформленных документов, подтверждающих существование самого нематериального актива и (или) исключительного права у налогоплательщика на результаты интеллектуальной деятельности (в том числе патенты, свидетельства, другие охранные документы, договор уступки (приобретения) патента, товарного знака).                                       К нематериальным активам, в частности, относится "ноу-хау", секретная формула или процесс, информация в отношении промышленного, коммерческого или научного опыта (п.3 ст.257 Налогового кодекса РФ, п.4 Положения по бухгалтерскому учету "Учет нематериальных активов", утвержденному приказом Министерства финансов Российской Федерации от 27.12.2007 N153н, далее - ПБУ 14/2007).

Согласно пункту 3 ПБУ 14/2007 для принятия к бухгалтерскому учету объекта в качестве нематериального актива необходимо единовременное выполнение условий, перечисленных в указанном пункте.

В соответствии с п. 5 ПБУ 14/2007 единицей бухгалтерского учета нематериальных активов является инвентарный объект. Инвентарным объектом нематериального актива признается совокупность прав, возникающих из одного патента, свидетельства, договора об отчуждении исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации либо в ином установленном законом порядке, предназначенных для выполнения определенных самостоятельных функций. Согласно п. 6, 7, 8 ПБУ 14/2007 нематериальный актив принимается к бухгалтерскому учету по фактической (первоначальной) стоимости, определенной по состоянию на дату принятия его к бухгалтерскому учету. Фактической (первоначальной) стоимостью нематериального актива признается сумма, исчисленная в денежном выражении, равная величине оплаты в денежной и иной форме или величине кредиторской задолженности, уплаченная или начисленная организацией при приобретении, создании актива и обеспечении условий для использования актива в запланированных целях.

Таким образом, по смыслу статьи 257 НК РФ и положений ПБУ 14/2007 нематериальным активом признается не сам результат ОКР, а исключительное право на использование результата. Одновременно п. 3 ст. 257 НК РФ установлено, что к нематериальным активам не относятся не давшие положительного результата научно-исследовательские, опытно-конструкторские и технологические работы, а также интеллектуальные и деловые качества работников организации, их квалификация и способность к труду.           

С учетом вышеизложенного, а также имея в виду полученный АО КБ «Икар» положительный результат на разработки спорных резисторов, апелляционная коллегия соглашается с выводом суда области о том, что  право использования технической документации на резисторы Р1-12, Р1-16, Р1-16П отвечает указанным требованиям и является нематериальным активом должника.

По смыслу гражданского законодательства исключительное право признается и охраняется не только при условии государственной регистрации результата интеллектуальной деятельности. В результате ОКР могут быть созданы новые объекты интеллектуальной собственности, как подлежащие государственной регистрации (изобретение, промышленный образец, полезная модель и проч. (ст.ст.1353, 1480 и т.д.  ГК РФ), так и не подлежащие такой регистрации, но охраняемые законом, в частности, секреты производства или ноу–хау (п.п 12 п.1 ст.1225, глава 75 ГК РФ).

Результаты ОКР АО КБ «Икар» не подлежат государственной регистрации, на них не выданы документы государственного образца (патент, свидетельство или др.), но они относятся к охраняемым объектам интеллектуальной собственности. Исключительное право использования ноу-хау принадлежит обладателю данного секрета производства   (п.1 ст.1466 ГК РФ).

При этом, следует признать верной ссылку суда области на пункт 2 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29               "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации", в котором отмечено, что часть четвертая ГК РФ введена в действие с 01.01.2008, поэтому в силу статьи 5 Федерального закона                  N 231-ФЗ она применяется к правоотношениям, возникшим после введения ее в действие, а к правоотношениям, возникшим до 01.01.2008, она применяется к тем правам и обязанностям, которые возникли после 31.12.2007.

С учетом имевшего место факта приватизации в 2002 году нематериальных активов (в том числе прав на спорную техническую документацию на производимые должником изделия) в соответствии с нормами Закона № 178-ФЗ, часть четвертая ГК РФ может быть применима только к тем правам и обязанностям, которые возникли после 31.12.2007.

Судом первой инстанции установлено, что серия толстопленочных резисторов  разрабатывалась АО КБ «Икар» по Государственному контракту от 12.04.2004 № 5227  на выполнение опытно-конструкторской работы (ОКР) «Разработка серии толстопленочных резисторов для поверхностного монтажа (аналог типов CR-фирма Bornus, и RC фирма Yageo,TTK)», шифр «Подводка»,  заключенному с Министерством обороны РФ.

В соответствии с соглашением о порядке использования прав на результаты, полученные при выполнении ОКР «Разработка серии толстопленочных резисторов для поверхностного монтажа (аналог типов CR-фирма Bornus, и RC фирма Yageo,TTK)», шифр «Подводка» права на результаты, полученные при выполнении ОКР, принадлежат исполнителю и Министерству обороны Российской Федерации в лице заказчика, заключившего контракт от имени Министерства обороны Российской Федерации, совместно, кроме прав на документацию и изделия, которые принадлежат заказчику.

Сославшись на решение по организации производства чип-резисторов Р1-12 АЛЯР 434110.005 ТУ на предприятии дублере, суд области пришел к выводу о том, что именно в рамках вышеназванного ОКР АО «КБ «Икар» с шифром «Подводка» разработаны резисторы Р1-12 и посчитал, что собственником технической документации на резисторы Р1-12 является Российская Федерация в лице Министерства обороны.

Апелляционный суд считает вышеуказанный вывод суда первой инстанции ошибочным, не основанным на материалах дела.

Из содержания решения по организации производства чип-резисторов Р1-12 АЛЯР 434110.005 ТУ на предприятии дублере не усматривается, что оно каким-либо образом соотносимо с условиями государственного контракта от 12.04.2004 № 5227, является его частью либо приложением (дополнением) к нему, согласованным сторонами этой сделки.

Текст государственного контракта от 12.04.2004 № 5227 и соглашения о порядке использования прав на результаты, полученные при выполнении ОКР «Разработка серии толстопленочных резисторов для поверхностного монтажа (аналог типов CR-фирма Bornus, и RC фирма Yageo,TTK)», шифр «Подводка», также прямо не свидетельствует, что предметом являлись ОКР по разработке толстопленочных резисторов Р1-12. Отсутствуют сведения о результатах выполнения ОКР. Не представлены акты приемки и ведомости исполнения ОКР (пп.16,22 государственного контракта № 5227).

Кроме того, п.27 государственного контракта от 12.04.2004 № 5227 и соглашение о порядке использования прав на результаты, полученные при выполнении ОКР, содержат положения о совместной принадлежности  прав на результаты, полученные при выполнении ОКР, как АО «КБ «Икар», так и Минобороны РФ (в лице соответствующего заказчика).

Вместе с тем, судом области сделан правильный вывод о том, что представленные кредиторами государственные контракты не опровергают, а наоборот, дополнительно подтверждают факт принадлежности и закрепления права использования технической документации на спорные резисторы за АО КБ «Икар», поскольку речь не идет о праве собственности на  разработки и документацию на резисторы, а о праве (исключительном), на использование данных разработок и документации для изготовления резисторов, а  отсутствие технической  документации (подлинников) на резисторы делает невозможным осуществление должником своих прав. 

Кроме того, апелляционная коллегия отмечает, что в ОКР, предусмотренные государственным контрактом от 12.04.2004№ 5227, вообще не входили ОКР по разработке тонкопленочных резисторов Р1-16, Р1-16П.

Комплект документации на резисторы Р1-12 АЛЯР.434110.005 ТУ (2 папки на            689 листах) и Р1-16, Р1-16П  АЛЯР.434110.002 ТУ (3 папки на 1070 листах) имеет признаки объекта гражданских прав (ст.128 ГК РФ), так как учитывался АО «КБ «Икар» (и его правопредшественником) как нематериальный актив в бухгалтерском учете еще с 1990 года по соответствующей балансовой стоимости.

Идентификация документации на названные резисторы производится по соответствующему Перечню электронной компонентной базы (ЭКБ) 11-2016.

Исходя из части 4 статьи 9 ФЗ РФ от 06.12.2011 №402-ФЗ «О бухгалтерском учете», первичные учетные документы составляются по формам, утвержденным руководителем экономического субъекта. С 01.01.2013 формы первичных учетных документов, содержащиеся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации, не являются обязательными к применению (Информация МинФина РФ №ПЗ-10/2012 «О вступлении в силу с 1 января 2013 Федерального Закона от 6 декабря 2011г. №402-ФЗ «О бухгалтерском учете»).

Учет спорных  нематериальных активов осуществлялся  АО «КБ «Икар»  согласно ПБУ 14/2007 в инвентаризационной описи товарно-материальных ценностей  (Унифицированная форма №ИНВ-3) (ОКУД 0317004).

Приказом от 18.10.2016 № 44 и.о. генерального директора АО КБ «Икар»                Уткина В.Н. назначена инвентаризация нематериальных активов общества и создана соответствующая инвентаризационная комиссия в составе 4-х человек. По результатам инвентаризации составлен акт от 18.10.2016, в котором отражено, что проведена инвентаризация нематериальных активов (НМА) согласно ОСВ (оборотно-сальдовым ведомостям) по счету 04 и описи. Вся документация сверена и приложена к акту. Акт подписан всеми членами инвентаризационной комиссии.

На основании распоряжения от 19.10.2016 №6 АО «Росэлектроника» (единственного акционера АО КБ «Икар») техническая (конструкторско-технологическая) документация передана по актам приема-передачи №№ 1-8 сотрудникам АО «Росэлектроника» Зберя И.И., Саблину Д.В. и Туминой Н.В.

Апелляционному суду представлены оборотно-сальдовые ведомости АО                       «КБ «Икар» по счету 04 «Нематериальные активы» и по счету 62 «Контрагенты. Договоры» за период 19.10.2016-25.03.2019, карточка счета 62.01 за период 19.10.2016-25.03.2019, которые свидетельствуют о выбытии нематериальных активов от должника. Данный факт подтверждается также составленной и.о. конкурсного управляющего Шароновой Н.В. и опубликованной в ЕФРСБ инвентаризационной описью нематериальных активов от 28.09.2017 № 4, в которой отсутствуют сведения о фактическом наличии спорной документации на резисторы.

Выбор способа защиты гражданских прав принадлежит лицу, права которого нарушены.

По смыслу статьи 153 ГК РФ при решении вопроса о правовой квалификации действий участника (участников) гражданского оборота в качестве сделки для целей применения правил о недействительности сделок следует учитывать, что сделкой является волеизъявление, направленное на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (например, гражданско-правовой договор, выдача доверенности, признание долга, заявление о зачете, односторонний отказ от исполнения обязательства, согласие физического или юридического лица на совершение сделки).

Принимая во внимание факт принадлежности АО КБ «Икар» прав на использование спорной технической документации (прав на использование данных разработок и документации  для изготовления резисторов), факт учета таких прав как нематериального актива в бухгалтерском учете с 1990 года по соответствующей балансовой стоимости, действия АО «КБ «Икар» по передаче АО «Росэлектроника» нематериальных активов могут оспариваться конкурсным управляющим по правилам п.1 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением Главы III.1 Федерального Закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Согласно п. 3 ст. 129 Закона о банкротстве конкурсный управляющий вправе подавать в арбитражный суд от имени должника заявления о признании недействительными сделок и решений, а также о применении последствий недействительности ничтожных сделок, заключенных или исполненных должником.

В силу п. 1 ст. 61.1 Закона о банкротстве сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в данном законе.

Пункт 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" понимает под сделками, которые могут оспариваться по правилам главы III.1 данного закона,  в том числе действия, действия, направленные на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих в соответствии с гражданским, трудовым, семейным законодательством, законодательством о налогах и сборах, таможенным законодательством Российской Федерации, процессуальным законодательством Российской Федерации и другими отраслями законодательства Российской Федерации, а также действия, совершенные во исполнение судебных актов или правовых актов иных органов государственной власти.

Фактически действия единственного акционера должника АО «Росэлектроника»  по безвозмездному изъятию нематериальных активов под предлогом их перемещения на территорию другого подразделения АО КБ «Икар» носят односторонний характер (несмотря на то, что они оформлены соответствующими актами приема-передачи), так как понуждают должника исполнять распоряжение АО «Росэлектроника» от 19.10.2016 № 6 и, по сути, направлены как на прекращение вещных прав должника использование НМА, так и на сокрытие таким образом имущественных прав должника от кредиторов. Такие действия АО «Росэлектроника» порождают обязательство по возврату нематериальных активов.

Пункт 2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" приводит примерный перечень  сделок, совершенных не должником, а другими лицами за счет должника, которые в силу пункта 1 статьи 61.1 Закона о банкротстве могут быть признаны недействительными по правилам главы III.1 этого Закона.

Имеющая место судебная практика по сходным коммерческим правоотношениям – по изъятию собственником имущества унитарных предприятий (в том числе отрицательная для лиц, оспаривающих такие действия) свидетельствует о квалификации судами таких действий как возможных к оспариванию по правилам Главы III.1 Федерального Закона «О несостоятельности (банкротстве)» (постановления АС ЦО от 19.02.2019 по делу А68-285/2015, от 26.12.2018 по делу А62-476/2016, от 06.08.2018 по делу А83-5329/2006, от 11.07.2017 по делу А84-1509/2015 и др.).

Правовая позиция о возможности оспаривания односторонней сделки должника или иного лица, совершенной за счет должника, изложена в определении Верховного Суда Российской Федерации от 25.12.2015 N 308-ЭС15-11405 по делу А18-222/2014.

Верховным Судом Российской Федерации отмечено, что в предмет доказывания по такого рода спорам не входят обстоятельства, связанные с установлением и анализом воли (и цели) самого должника, необходимо проанализировать субъективный фактор состава недействительности сделки, предусмотренной пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, только с точки зрения наличия цели причинить вред имущественным правам кредиторов.

Применительно к настоящему обособленному спору, конкурсному управляющему необходимо доказать, что совершившее одностороннюю сделку лицо (АО «Росэлектроника») знало о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества АО «КБ «Икар», и имеется хотя бы одно из других обстоятельств, предусмотренных абзацами вторым – пятым пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве

В порядке главы III.1 Закона о банкротстве (в силу п. 1 ст. 61.1 данного закона) подлежат рассмотрению требования арбитражного управляющего о признании недействительными сделок должника как по специальным основаниям, предусмотренным указанным законом (ст. 61.2 и 61.3 и иные содержащиеся в этом законе помимо главы III.1 основания), так и по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством (в частности, по  основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом Российской Федерации или законодательством о юридических лицах).

Согласно п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка). Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника, либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

Цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица, либо направлена на выплату (выдел) доли (пая) в имуществе должника учредителю (участнику) должника в связи с выходом из состава учредителей (участников) должника, либо совершена при наличии одного из следующих условий: стоимость переданного в результате совершения сделки или нескольких взаимосвязанных сделок имущества либо принятых обязательства и (или) обязанности составляет двадцать и более процентов балансовой стоимости активов должника, а для кредитной организации - десять и более процентов балансовой стоимости активов должника, определенной по данным бухгалтерской отчетности должника на последнюю отчетную дату перед совершением указанных сделки или сделок; должник изменил свое место жительства или место нахождения без уведомления кредиторов непосредственно перед совершением сделки или после ее совершения, либо скрыл свое имущество, либо уничтожил или исказил правоустанавливающие документы, документы бухгалтерской и (или) иной отчетности или учетные документы, ведение которых предусмотрено законодательством Российской Федерации, либо в результате ненадлежащего исполнения должником обязанностей по хранению и ведению бухгалтерской отчетности были уничтожены или искажены указанные документы; после совершения сделки по передаче имущества должник продолжал осуществлять пользование и (или) владение данным имуществом либо давать указания его собственнику об определении судьбы данного имущества.

Как указано в разъяснениях, данных в п.п. 5, 6, 7 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", для признания сделки недействительной по основанию, предусмотренному п. 2 ст. 61.2 указанного закона, необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности всех следующих обстоятельств:

а) сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов;

б) в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов;

в) другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки. В случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.

При определении вреда имущественным правам кредиторов следует иметь в виду, что в силу абз. 36 ст. 2 Закона о банкротстве под ним понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приведшие или могущие привести к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.

Согласно абз. 2 - 5 п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если налицо одновременно два следующих условия:

а) на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества;

б) имеется хотя бы одно из других обстоятельств, предусмотренных абз. 2 - 5 п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.

Установленные абз. 2 - 5 п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве презумпции являются опровержимыми - они применяются, если иное не доказано другой стороной сделки. При определении наличия признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества следует исходить из содержания этих понятий, данного в ст. 2 Закона о банкротстве.

Из материалов дела следует, что производство по делу о банкротстве АО КБ «Икар» возбуждено судом 26.08.2016, оспариваемые действия совершены 19.10.2016, т.е. в период подозрительности, предусмотренный п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.

На момент совершения действий (19.10.2016) в отношении должника уже проводилась процедура наблюдения, введенная определением от 30.09.2016, что свидетельствует о наличии у должника признаков банкротства.

Как указано в п. 7 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", согласно абз. 2 п. 3 ст. 28 Закона о банкротстве сведения о введении наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления, о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства подлежат обязательному опубликованию в порядке, предусмотренном названной статьей. В связи с этим при наличии таких публикаций в случае оспаривания на основании п. 2 ст. 61.2 данного закона сделок, совершенных после этих публикаций, надлежит исходить из следующего: если не доказано иное, любое лицо должно было знать о том, что введена соответствующая процедура банкротства, а значит и о том, что должник имеет признаки неплатежеспособности.

Согласно ст. 19 Закона о банкротстве заинтересованными лицами по отношению к должнику признаются: юридическое лицо, которое является основным или дочерним по отношению к должнику в соответствии с гражданским законодательством; руководитель должника, а также лица, входящие в совет директоров (наблюдательный совет) должника, коллегиальный исполнительный орган должника, главный бухгалтер (бухгалтер) должника, в том числе указанные лица, освобожденные от своих обязанностей, в течение трех лет, предшествующих дате возбуждения производства по делу о банкротстве; работники должника; иные лица в случаях, предусмотренных федеральным законом.

В соответствии с Уставом АО КБ «Икар» (в редакции от 01.02.2017 № 56), единственным акционером общества является АО «Российская электроника» (пункт 1.2). Данный факт также подтверждён  выпиской из реестра акционеров должника. С учетом изложенного, АО «Российская электроника», совершая действия по изъятию спорной документации (нематериальных активов), знало о наличии у должника признаков банкротства и о возможности причинения вреда другим кредиторам в результате безвозмездной передачи имущества должника.  В  результате совершения данной сделки причинён имущественный вред кредиторам в виде уменьшения конкурсной массы должника, поскольку исключительные права имели стоимостное выражение и учитывались как нематериальные  активы в бухгалтерском учете должника.

Имея в виду факт заинтересованности АО «Росэлектроника» по отношению к должнику на дату оспариваемых действий по передаче нематериальных активов (19.10.2016), факт неплатежеспособности АО КБ «Икар» в этот период времени и факт причинения вреда (отсутствие какого-либо встречного исполнения со стороны АО «Росэлектроника», безвозмездное изъятие активов), суд апелляционной инстанции соглашается с тем, что конкурсным управляющим полностью доказан состав подозрительной сделки, имеющей целью причинение вреда имущественным правам кредиторов.

В настоящем деле АО «Росэлектроника» как мажоритарный акционер, злоупотребило своими корпоративными правами, изъяв активы у АО КБ «Икар» (своего дочернего хозяйственного общества), совершило действия, направленные на прекращение имущественных прав последнего.

АО «Росэлектроника» не опровергнута презумпция об изъятии нематериальных активов с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов.

Представитель конкурсного кредитора АО НПО «Экрон» заявил о фальсификации карточки счета 62.01 за период с 19.10.2016 по 25.03.2019, оборотно-сальдовой ведомости по счету 62 за период 19.10.2016 по 25.03.2019. Проведение судебной экспертизы не заявлено.

Заявления о фальсификации доказательств проверяются судом в порядке, установленном статьей 161 АПК РФ.

Согласно абзацу 5 части 1 статьи 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации назначение арбитражным судом экспертизы является одной из мер, применяемой судом в целях проверки обоснованности заявления о фальсификации доказательства, поэтому достоверность сведений представленного доказательства может быть подтверждена совокупностью иных доказательств по делу, либо проверена в результате совершения судом иных процессуальных действий без назначения экспертизы.

Согласно статье 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, если лицо, участвующее в деле, обратится в арбитражный суд с заявлением в письменной форме о фальсификации доказательства, представленного другим лицом, участвующим в деле, суд: 1) разъясняет уголовно-правовые последствия такого заявления; 2) исключает оспариваемое доказательство с согласия лица, его представившего, из числа доказательств по делу; 3) проверяет обоснованность заявления о фальсификации доказательства, если лицо, представившее это доказательство, заявило возражения относительно его исключения из числа доказательств по делу.

В силу пункта 1 статьи 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном настоящим Кодексом и другими федеральными законами порядке сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела.

Проверив заявление о фальсификации, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что фактически в рамках заявления о фальсификации НПО «Экрон» заявляет свои возражения относительно оценки судом апелляционной инстанции факта возмездной передачи АО «КБ Икар» технической документации АО «Росэлектроника» и возникновения у последнего задолженности перед АО «КБ Икар» в размере                          146 801 руб. 35 коп.

Представитель НПО «Экрон» в судебном заседании пояснил, что не согласен с цифровыми значениями, указанными в представленных карточки счета 62.01 за период с 19.10.2016 по 25.03.2019, оборотно-сальдовой ведомости по счету 62 за период 19.10.2016 по 25.03.2019.

Рассмотрев данное заявление о фальсификации доказательств, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что указанные в заявлении основания не соответствует понятию фальсификации доказательств в рамках арбитражного судопроизводства согласно ст. 161 АПК РФ.

Несогласие с цифровыми значениями, указанными в карточки счета 62.01 за период с 19.10.2016 по 25.03.2019, оборотно-сальдовой ведомости по счету 62 за период 19.10.2016 по 25.03.2019 не является фальсификацией доказательств в смысле ст. 161 АПК РФ.

При таких обстоятельствах заявление о фальсификации доказательств апелляционной коллегией отклоняется.

В связи с изложенным, судом не принимаются во внимание доводы апелляционных жалоб, поскольку основаны на ошибочном толковании норм права и противоречат материалам дела.

Доводы апелляционных жалоб не опровергают выводы суда первой инстанции, не подтверждают неправильное применение судом норм материального и процессуального права, в связи с этим не могут служить основанием для отмены судебного акта.

Руководствуясь статьями 269, 271, 272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Двадцатый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

определение Арбитражного суда Тульской области от 05.12.2018 по делу № А68-6904/2016 оставить без изменения, а апелляционные  жалобы – без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Центрального округа  в течение одного месяца со дня изготовления постановления в полном объеме.

В соответствии с частью 1 статьи 275 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации кассационная жалоба подается через арбитражный суд первой инстанции.

Председательствующий                                                                                 О.Г. Тучкова

Судьи                                                                                                                Е.И. Афанасьева

                                                                                                               Ю.А. Волкова