НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.05.2018 № А08-7555/2017

ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ

АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

11 июня 2018 года                                                   Дело № А08-7555/2017

город Воронеж                                                                                          

Резолютивная часть постановления объявлена 28 мая 2018 года

Полный текст постановления изготовлен  11 июня 2018 года

      Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи                                       Михайловой Т.Л.,

судей:                                                                                 Ольшанской Н.А.,                                                                                                                                              

                                                                                            Протасова А.И.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем 

                                                                                            Бутыриной Е.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Елана» на решение арбитражного суда Белгородской области от 14.12.2017 по делу № А08-7555/2017 (судья Полухин Р.О.), принятое по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Елана» (ИНН 3128102690, ОГРН 1143128006339) к управлению Федеральной налоговой службы по Белгородской области и межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 4 по Белгородской области о признании незаконным решения,

при участии в судебном заседании:

от управления Федеральной налоговой службы по Белгородской области: Шевцовой А.И., представителя по доверенности от 04.09.2017 № 05-3/13/13, выданной сроком на три года;

от межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 4 по Белгородской области: Шевцовой А.И., представителя по доверенности от 05.10.2017 № 14-20/012764, выданной сроком на три года;

от общества с ограниченной ответственностью «Елана»: Кузьмина А.А., представителя по доверенности от 23.03.2017, выданной сроком на два года,

                                                   УСТАНОВИЛ:

Общество с ограниченной ответственностью «Елана» (далее – общество «Елана», общество, налогоплательщик) обратилось в арбитражный суд Белгородской области с заявлением к управлению Федеральной налоговой службы по Белгородской области (далее – вышестоящий налоговый орган, управление), межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 4 по Белгородской области (далее – налоговый орган, инспекция) о признании незаконными решения управления от 03.05.2017 № 93, принятого по результатам рассмотрения апелляционной жалобы общества «Елана» на решение  инспекции, и материалов выездной налоговой проверки.

Решением арбитражного суда Белгородской области от 14.12.2017 в удовлетворении заявленных требований налогоплательщику отказано в полном объеме.

Не согласившись с состоявшимся судебным актом, общество «Еланна»  обратилось с апелляционной жалобой на него, в которой просит отменить решение суда первой инстанции как принятое с неправильным применением норм материального права и несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований.

В обоснование доводов апелляционной жалобы общество ссылается на представление в ходе рассмотрения дела надлежащих и достаточных доказательств обоснованности понесенных им в ходе предпринимательской деятельности расходов, в том числе документов, подтверждающих несение Котеневым А.Н. затрат по приобретению недвижимого имущества и земельных участков, при том, что часть расходов подтверждена вступившими в законную силу судебными актами.

Также общество настаивает на необходимости применения в рассматриваемом случае положений пункта 7 статьи 3 и пункта 6 статьи 108 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – Налоговый кодекс, Кодекс).

Управление и инспекция в представленных письменных отзывах и письменных пояснениях по делу возразили против доводов апелляционной жалобы, полагая принятое судом области решение законным и обоснованным.

По мнению налоговых органов, управлением были предприняты все предусмотренные налоговым законодательством меры по восстановлению нарушенных прав и законных интересов общества, у которого при рассмотрении дела управлением была возможность представить свои письменные возражения с приложением подтверждающих его позицию документов.

По существу заявленных требований налоговые органы ссылаются на непредставление обязательных документов, включая отчет по результатам оказанных исполнителем услуг по договору от 01.03.2015 № 8, а также на обезличенный характер акта оказанных услуг, не раскрывающих содержание хозяйственных операций, а равно и на несоответствия в документах, представленных в целях подтверждения расходов. Также налоговые органы указывают на то, что показаниями свидетелей Орловой Н.И. и Котенева А.Н. не подтверждается связь расходов по договору № 8 с деятельностью, направленной на получение дохода.

Обществом с ограниченной ответственностью «Комплект» (далее – общество «Комплект») документы, подтверждающие оказание консультационных услуг, не представлены, указанное общество налоговую и бухгалтерскую отчетность не представляет с 2012 года, не имеет специального персонала, имущества, хозяйственной деятельности фактически не ведет. Зубова В.А., являвшаяся генеральным директором указанного общества в период с 20.10.2006 по 03.03.2010, также вела бухгалтерский учет в обществе с ограниченной ответственностью «Машсервис» (далее- общество «Машсервис») и в обществе «Елана», что свидетельствует о наличии отношений взаимозависимости и согласованности действий, которые могли оказывать влияние на результата совершаемых сделок между подконтрольными организациями.

Расчетные счета, в том числе указанный в договоре, закрыты в 2009-2010 годах, что свидетельствует о невозможности оплаты стоимости консультационных услуг и подтверждается наличием у налогоплательщика кредиторской задолженности в сумме 28 000 000 руб. Между тем 21.08.2015 единственным участником общества «Елана» было принято решение о его ликвидации, что свидетельствует об отсутствии намерений по реальному исполнению сделки.

Также ссылаясь на заключение эксперта от 01.06.2016 № 5321/4-4 по результатам почерковедческой экспертизы подписей от имени Бутырина А.В., являвшегося генеральным директором общества «Комплект», налоговые органы настаивают на выполнении подписей на договоре не самим Бутыриным А.В., а другим, не установленным лицом.

Указанные обстоятельства, по мнению налоговых органов, в их совокупности и взаимосвязи свидетельствуют о том, что деятельность общества  по сделке с обществом «Комплект» была направлена на получение необоснованной налоговой выгоды без намерения осуществить реальные хозяйственные операции.  При таких обстоятельствах ссылка налогоплательщика на вступившее в законную силу решение арбитражного суда г. Москвы по делу № А40-165120/16-60-1490 о взыскании в пользу общества «Комплект» 28 000 000 руб. не может быть принята во внимание, в том числе, с учетом ликвидации спорного контрагента по решению налогового органа 09.01.2017, о чем в единый государственный реестр юридических лиц внесена соответствующая записью.

Возражая против права налогоплательщика на учет в целях налогообложения налогом на прибыль расходов в размере рыночной стоимости недвижимого имущества, внесенного в уставный капитал, налоговые органы настаивают на непредставлении налогоплательщиком документов, подтверждающих затраты Котенева А.Н. на приобретение (строительство) здания и земельного участка. При этом сам Котенев А.Н. пояснил, что земельные участки им были приобретены у физических лиц, на них было построено административное здание, однако документы, подтверждающие расходы на строительство, утеряны в связи с переездом в г. Воронеж на новое место жительства.

Одновременно налоговые органы настаивают на том, что взнос в уставный капитал в виде спорного имущества был осуществлен фактически в целях уменьшения дохода от реализации недвижимого имуществ на остаточную стоимость основных средств без намерения использовать имущество в предпринимательской деятельности, что подтверждается также и перечислением денежных средств в виде возврата из уставного капитала общества на счет Котенева А.Н. в октябре-ноябре 2015 года.

В части доначисления налога на добавленную стоимость налоговые органы указывают, что материалами выездной налоговой проверки подтверждается, что при заключении договора поставки между обществом «Елана» и обществом с ограниченной ответственностью «Галант» (далее – общество «Галант») был создан формальный документооборот без намерения по реальному исполнению условий сделки, что также подтверждается и отсутствием в бухгалтерском балансе при реорганизации общества «Галант» в форме присоединения к обществу с ограниченной ответственностью ТС «Барг» кредиторской задолженности по неисполненным договорным обязательствам.

При этом представленные в материалы дела документы налоговой проверки подтверждают, что общество в аренду имущество не сдавало, доходов от сдачи в аренду не получало, то есть фактически деятельностью не занималось. Собственником имущества являлось 12 дней. Все полученные от реализации имущества денежные средства были перечислены в полном сумме обществу «Галант» за строительные материалы, срок поставки которых, согласно договору, был установлен с рассрочкой поставки на полгода и которые фактически не были поставлены обществу, в том числе, с учетом дополнительных соглашений.

По мнению налоговых органов, неисполнение обществом «Галант» своих обязательств по договору и пассивность налогоплательщика, не принимавшего меры для понуждения общества «Галант» к выполнению своих обязательств по договору поставки, либо его расторжению и взысканию перечисленного аванса в совокупности с осуществлением попытки ликвидации и выводом денежных средств в пользу Котенева А.Н., в том числе за счет средств, полученных от общества «Галант» через цепочку транзитных организаций, свидетельствует о согласованности действий должностных лиц обществ «Елана» и «Галант».

Результатом указанной сделки стало завышение цены реализации недвижимого имущества, минимизация обществом налоговых обязательств по налогу на прибыль за счет необоснованно заявленных расходов в виде стоимости имущества и консультационных услуг и вычетов по налогу на добавленную стоимость с перечисленных обществу Галант» денежных средств, вывод недвижимого имущества в пользу Аркатовой М.В. без уплаты в бюджет налогов, вывод денежных средств в пользу Котенева А.Н. в сумме 52 635 356 руб. без документов, подтверждающих стоимость внесенного в уставный капитал имущества.

Кроме того, налоговые органы указывают на непредставление (несвоевременно представление) обществом расчетов по авансовым платежам по налогу на имущество за 1 квартал, полугодие и 9 месяцев 2015 года и неуплату авансовых платежей по соответствующим срокам уплаты вследствие того, что право собственности на административное здание возникло у налогоплательщика 24.03.2015 и прекратилось 03.04.2015.

Изучив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в апелляционной жалобе, отзыве на нее и письменных пояснениях по делу, заслушав пояснения представителей управления, инспекции и налогоплательщика, суд апелляционной инстанции находит судебный акт подлежащим частичной отмене.

Как следует из материалов дела,  инспекцией  была проведена выездная налоговая проверка общества «Елана» по всем налогам и сборам за период с 26.11.2014 по 30.09.2015, по результатам которой составлен акт от 18.11.2016 № 24.

Рассмотрев акт, материалы налоговой проверки, заместитель начальника инспекции вынес решение от 30.12.2016 № 26 о привлечении налогоплательщика к ответственности, предусмотренной пунктом 3 статьи 122 Налогового кодекса в результате умышленного занижения налоговой базы в виде штрафа в сумме 8 918 400 руб. за неуплату налога на прибыль, в сумме 7 322 034 руб. за неуплату налога на добавленную стоимость; по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса в виде штрафа в сумме 36 304 руб. за неуплату налога на имущество; по пункту 1 статьи 126 Налогового кодекса в виде штрафа в сумме 600 руб. за непредставление в установленный срок авансовых расчетов по налогу на имущество.

Также указанным решением обществу было доначислено 22 296 000 руб. налога на прибыль и 3 263 764 руб. пени по налогу на прибыль, 18 305 085 руб. налога на добавленную стоимость и 3 459 814 руб. пени по налогу на добавленную стоимость, 131 519 руб. налога на имущество и 25 799 руб. пени по налогу на имущество.

Налогоплательщику предложено уплатить доначисленные суммы недоимки, пеней и штрафов, внести необходимые исправления в документы бухгалтерского и налогового учета, а также разъяснено право подать уточненные налоговые декларации в соответствии со статьей 81 Налогового кодекса.

 Не согласившись с решением инспекции от 30.12.2016 № 26, налогоплательщик на основании пункта 2 статьи 101.2, статей 138 и 139 Налогового Кодекса обжаловал его в апелляционном порядке в вышестоящий налоговый орган, ссылаясь на допущенные инспекцией нарушения существенных условий процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки.

Исполняющий обязанности руководителя вышестоящего налогового органа, рассмотрев в присутствии представителя налогоплательщика его апелляционную жалобу, приложенные к ней документы, иные материалы выездной налоговой проверки,  вынес решение от 03.05.2017 № 93, которым решение инспекции от 30.12.2016 № 26 было отменено в полном объеме на основании пункта 14 статьи 101 Налогового кодекса из-за грубого нарушения существенных условий процедуры рассмотрения акта и материалов налоговой проверки, в результате чего налогоплательщик был лишен возможности представлять свои возражения относительно обстоятельств, выявленных по мероприятиям налогового контроля и принимать участие на всех стадиях его осуществления.

В то же время, отменив указанное решение инспекции, управление привлекло налогоплательщика к ответственности по пункту 3 статьи 122 Налогового кодекса за неуплату налога в результате умышленного занижения налоговой базы по налогу на прибыль – в виде штрафа в сумме 8 918 400 руб., по налогу на добавленную стоимость – в виде штрафа в сумме 7 322 034 руб., по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса в виде штрафа в сумме 26 304 руб. за неуплату налога на имущества, по пункту 1 статьи 126 Налогового кодекса в виде штрафа в сумме 600 руб. за непредставление в установленный срок расчетов по авансовым платежам по налогу на имущество.

Также указанным решением управление доначислило обществу «Елана» налог на прибыль в сумме 22 296 000 руб. и пени по налогу на прибыль в сумме 3 263 764 руб., налог на добавленную стоимость в сумме 18 305 085 руб. и пени по налогу на добавленную стоимость в сумме 3 459 814 руб., налог на имущество в сумме 131 519 руб. и пени по налогу на имущество в сумме 25 799 руб.

Пунктом 3.2 резолютивной части решения обществу предложено уплатить недоимку, пени и штрафы, а также внести необходимые исправления в документы бухгалтерского и налогового учета.

Полагая решение от 03.05.2017 № 93 не соответствующим действующему законодательству о налогах и сборах и нарушающим его права и  законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, общество «Елана» обратилось в суд с заявлением о признании его недействительным.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований в полном объеме, суд области исходил из соблюдения управлением при вынесении решения требований налогового законодательства  с учетом вынесения решения в присутствии представителя налогоплательщика.

По существу заявленных требований суд области указал, что  документы, представленные обществом в ходе выездной налоговой проверки, содержат недостоверные и противоречивые сведения и не свидетельствуют об обстоятельствах, с которыми законодательство связывает налоговые последствия, а у участников отраженных в этих документах хозяйственных операций отсутствовали намерение на осуществление  реальной хозяйственной деятельности, все их действия были направлены на создание фиктивного документооборота, влекущего получение налогоплательщиком и его контрагентами необоснованной налоговой выгоды.

Оценивая данные выводы суда области, апелляционная коллегия  исходит из следующего.

Как следует из материалов дела, основанием для доначисления налога на прибыль организаций явились выводы  налоговых органов о нереальности совершенной налогоплательщиком хозяйственной операции с обществом «Комплект» и об отсутствии у налогоплательщика права на учет в целях налогообложения расходов, связанных с реализацией объекта недвижимости, внесенного в уставный капитал участником общества Котеневым А.Н.

Согласно имеющимся в деле документам 01.03.2015 между обществом «Елана» (заказчик) и обществом «Комплект» (исполнитель) был заключен договор № 8 на осуществление консультационного обслуживания по маркетинговым, финансовым, налоговым, бухгалтерским и правовым вопросам деятельности (т.4 л.д.130).

В пункте 1.2 договора сторонами обусловлена возможность оказания следующих услуг: проведение финансово-экономической, бухгалтерской, правовой экспертизы по отдельным вопросам финансово-хозяйственной деятельности заказчика, анализ хозяйственных операций, финансовых схем и договор с выработкой рекомендаций (включая рекомендации по оптимизации налогообложения), разработка проектов документов, касающихся вопросов бухгалтерского учета и отчетности, хозяйственных договоров, иных документов правового характера, участие в арбитражных (судебных) делах, иные аналогичные услуги.

В соответствии с пунктом 2.1.1 договора по результатам оказанных услуг исполнителем формируется отчет.

Стоимость услуг, как это предусмотрено разделом 3 договора, на определенный проект зависит от сложности запросов заказчика и определяется по согласованию сторон. Заказчик дополнительно возмещает исполнителю все фактически произведенные и документально подтвержденные накладные расходы, связанные с оказанием консультационных услуг и привлечением специалистов, не входящих в штат исполнителя.

Исполнитель выставляет счета ежеквартально (вне зависимости от степени завершенности работ) не позднее 5 числа месяца, следующего за месяцем оказания услуг. В случае неоговоренной задержки оплаты счетов исполнитель вправе потребовать перехода на авансовую форму расчетов.

По результатам исполнения договора сторонами составлен акт от 20.03.2015 № 00000022 (т.4 л.д.133), из которого следует, что исполнителем были оказаны консультационные услуги по договору № 8 от 01.03.2015 на общую сумму 28 000 000 руб. Услуги выполнены полностью и в срок. Заказчик претензий по объему, качеству и срокам оказания услуг не имеет.

Все представленные документы от имени общества «Комплект» подписаны его генеральным директором Бутыриным А.В.

В ходе проверочных мероприятий  налоговыми органами было установлено отсутствие в представленных документах отчета по результатам исполнения договора, отсутствие в акте от 20.03.2015 расшифровки оказанных услуг, отражение в указанных в договоре реквизитах неверного ИНН общества «Комплект», подписание договора и акта неустановленным лицом, а также неподтверждение фактического перечисления денежных средств в адрес общества «Комплект».

Также по результатам проверочных мероприятий  было установлено, что  общество «Комплект» не имеет материальных и трудовых ресурсов, не представляет налоговую и бухгалтерскую отчетность с 2012 года, расчетные счета общества «Комплект» закрыты в период 2009-2010 годов, включая расчетный счет, отраженный в договоре от 01.03.2015 в качестве действующего. При этом банк, в котором был открыт расчетный счет, ликвидирован, что свидетельствует о невозможности реального исполнения судебного акта арбитражного суда г. Москвы по делу № А40-165120/16-60-1490 о взыскании с общества «Елана» в пользу общества «Комплект» задолженности по договору в сумме 28 000 000 руб.

Допрошенные  в качестве свидетелей Котенев А.Н. – участник общества «Елана» и Орлова Н.И. – руководитель общества  «Елана» в проверенный налоговым органом период,  не смогли пояснить характер оказанных услуг, факт их документального оформления, а также указали на передачу документов посредством почтовой связи.

Изложенное дало основание налоговым органам сделать вывод о согласованности действий руководителей обществ «Елана» и «Комплект», которая могла оказывать влияние на результат совершаемых сделок между подконтрольными им организациями.

Также налоговые органы  по результатам проверки пришли к выводу о необоснованном уменьшении налогоплательщиком доходов от реализации недвижимого имущества, внесенного в уставный капитал, на рыночную стоимость недвижимого имущества, определенную на основании отчета оценщика Белгородской региональной общественной организации потребителей «Общество защиты прав автомобилистов» (далее – общественная организация «Общество защиты прав автомобилистов», оценщик).

Согласно решению от 12.03.2015 № 2 единственного участника общества Котенева А.Н. в уставный капитал  общества «Елана» был внесен дополнительный вклад в  сумме 83 480 000 руб., определенной на основании отчета оценщика от 12.03.2015 № 201, за счет имущества в составе:

- нежилого административного здания площадью 2 308,8 кв.метров, расположенного по адресу Белгородская обл., г. Старый Оскол, ул. Прядченко, 229, стоимостью 77 716 000 руб.;

- земельного участка с разрешенным видом использования «для строительства административного здания», площадью 1 885 кв.метров, расположенного по адресу Белгородская обл., г. Старый Оскол, ст. им. Мичурина, участок № 130, стоимостью 5 764 000 руб.

Указанное недвижимое имущество было передано по акту приема-передачи от 12.03.2015 и оприходовано обществом «Елана» на счете 01 «Основные средства» общей стоимостью 83 480 000 руб., что  подтверждается оборотно-сальдовой ведомостью по счету 01 за март 2015 года и главной книгой.

На основании заявления о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, решением от 20.03.2015 внесены изменения в сведения о юридическом лице, согласно которым уставный капитал общества «Елана» составил 83 490 000 руб.

Как следует из материалов дела, до внесения его в уставный капитал общества «Елана» административное здание с кадастровым номером 31:06:0216029:1555 принадлежало Котеневу А.Н. на праве собственности на основании свидетельства о государственной регистрации права от 06.02.2014. Кадастровая стоимость административного здания по состоянию на  01.01.2015 составляла 20 261 936 руб.

Земельный участок с кадастровым номером 31:06:0216029:84 принадлежал Котеневу А.Н. на праве собственности на основании свидетельства о государственной регистрации права от 18.03.2011. Кадастровая стоимость земельного участка по состоянию на 01.01.2014 составляла 2 257 793 руб.

В соответствии с информацией федерального государственного бюджетного учреждения «Федеральная кадастровая палата Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии» по Белгородской области, аналогичная кадастровая стоимость объектов недвижимости имелась в базе данных государственного кадастра недвижимости и по состоянию на 12.03.2015, то есть на момент его внесения Котеневым А.Н. в уставный капитал общества.

При этом, как указано в решении управления, документы, подтверждающие затраты на приобретение (строительство) здания, Котеневым А.Н. представлены не были. Котенев А.Н. пояснил, что земельные участки, на которых было построено административное здание, были им приобретены у физических лиц, а документы, подтверждающие расходы по приобретению здания (затраты по строительству), представить невозможно из-за утери в связи с переездом на новое место жительства. Впоследствии свидетель в протоколе допроса от 27.05.2015 № 4006 указал, что строительство здания осуществлялось за счет полученных кредитных средств по договорам кредитной линии, заключенным с обществом с ограниченной ответственностью  «МАСТ БАНК» (далее – общество «МАСТ БАНК»), на суммы 5 000 000 руб. и 15 000 000 руб. со сроком погашения 2016-2017 годы, а также за счет заемных средств от физического лица – Мацусевичус И.П. в сумме 45 000 000 руб., полученной налично.

В ходе рассмотрения дела судом апелляционной инстанции обществом «Елана» в материалы дела были представлены документы о приобретении Котеневым А.Н. земельных участков в октябре 2010 года согласно свидетельствам о государственной регистрации права от 12.10.2010 31-АВ № 019580 и от 25.10.2010  31-АВ № 020924, объединенных в 2011 году в один земельный участок  с кадастровым номером 31:06:0216029:84, право собственности на который Котенева А.Н. подтверждено свидетельством о государственной регистрации права от 18.03.2011 31-АВ № 119909. В октябре 2011 года  вид разрешенного использования земельного участка изменен на вид разрешенного использования «для строительства административного здания».

13.07.2012 Котеневым А.Н. от администрации Старооскольского городского округа Белгородской области было получено разрешение на строительство № 31-510-1131-06574-12 со сроком действия до 13.05.2014. В 2013 году земельному участку присвоен адрес Белгородская обл.., г. Старый Оскол, ул. Прядченко, 229.

24.10.2014 Котеневу А.Н. администрацией Старооскольского городского округа Белгородской области было выдано разрешение № RU31303000-01859-14 на ввод в эксплуатацию объекта – нежилого административного здания площадью 2 308,80 кв.м. по адресу Белгородская обл., г. Старый Оскол, ул. Прядченко, 229. Право собственности на указанное здание было зарегистрировано за Котеневым А.Н. 11.12.2014 согласно свидетельству о государственной регистрации права 31-АГ № 069629.

Также обществом «Елана» в материалы дела были представлены договоры на выполнение подрядных работ и на оказание иных услуг, связанных со строительством административного здания по адресу Белгородская обл., г. Старый Оскол, ул. Прядченко, 229, а  также  акты приемки-передачи работ (услуг), сметы, справки о стоимости выполненных работ формы КС-3, свидетельства о допуске к определенному виду или видам работ, которые оказывают влияние на безопасность объектов капитального строительства.

Переданное в уставной капитал общества «Елана» недвижимое имущество было реализовано им обществу «Машсервис» по договору купли-продажи от 24.03.2015. Стоимость реализованного имущества согласно акту приема-передачи № 0000-000001 составила 130 000 000 руб., в том числе стоимость административного здания  120 000 000 руб., стоимость земельного участка – 10 000 000 руб.

Доходы от реализации недвижимого имущества в бухгалтерском учете общества отражены по счетам 90 «Продажи», 91 «Прочие доходы и расходы»  в корреспонденции со счетом 62 «Расчеты с покупателями и заказчиками». Стоимость недвижимого имущества списана с кредита счета 01 «Основные средства» в дебет счета 91 в сумме 83 480 000 руб.

В налоговой декларации по налогу на прибыль за  9 месяцев 2015 года доход от реализации данного имущества отражен в сумме 111 694 915 руб., расход от реализации указанного имущества отражен в сумме 83 480 000 руб.

Итого по декларации за 9 месяцев 2015 года налогооблагаемая база, с учетом доходов в сумме 111 694 915 руб. и  расходов в сумме 111 505 423 руб.  (83 480 000 – остаточная стоимость реализованного имущества + 28 000 000 руб. – расходы по договору с обществом «Комплект»), отражена в сумме  138 384 руб. и с нее исчислен налог в сумме  27 677 руб., а с учетом исчисленных ранее авансовых платежей   в сумме 33 678 руб. налог исчислен к уменьшению в сумме 6 001 руб.

Управление,  признав документально неподтвержденными расходы общества по приобретению реализованного им недвижимого имущества  и ненадлежащими документы, которыми оформлены расходы по приобретению услуг у общества «Комплект», доначислило обществу  22 296 000 руб. налога на прибыль  с отраженной им в налоговой декларации  суммы дохода.

Статьей 247 Налогового кодекса объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций  признается прибыль, полученная налогоплательщиком, под которой этой же нормой для российских организаций понимаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, определяемые в соответствии с  главой  25 Налогового кодекса.

Согласно пунктам 1 и 2 статьи 249 Налогового кодекса к доходам относятся доходы от реализации товаров (работ, услуг) как собственного производства, так и ранее приобретенные, выручка от реализации имущественных прав и внереализационные доходы.

В силу статьи 252 Налогового кодекса главы налогоплательщик имеет право  уменьшить полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270  Кодекса).

Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо документами, оформленными в соответствии с обычаями делового оборота, применяемыми в иностранном государстве, на территории которого были произведены соответствующие расходы, и (или) документами, косвенно подтверждающими произведенные расходы (в том числе таможенной декларацией, приказом о командировке, проездными документами, отчетом о выполненной работе в соответствии с договором). Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Подпунктом 2 пункта 1 статьи 268 Кодекса определено, что при реализации товаров и (или) имущественных прав  налогоплательщик вправе уменьшить доходы от таких операций на стоимость реализованных товаров и (или) имущественных прав, в том числе, при реализации   амортизируемого имущества (за исключением объекта основных средств, в отношении которого налогоплательщик использовал право на применение инвестиционного налогового вычета в соответствии со статьей 286.1  Кодекса) - на остаточную стоимость амортизируемого имущества, определяемую в соответствии с пунктом 1 статьи 257  Кодекса.

Абзацем третьим подпункта 2 пункта 1 статьи 277 Кодекса определено, что  при внесении (вкладе) имущества (имущественных прав) физическими лицами и иностранными организациями его стоимостью (остаточной стоимостью) признаются документально подтвержденные расходы на его приобретение (создание) с учетом амортизации (износа), начисленной в целях налогообложения прибыли (дохода) в государстве, налоговым резидентом которого является передающая сторона, но не выше рыночной стоимости этого имущества (имущественных прав), подтвержденной независимым оценщиком, действующим в соответствии с законодательством указанного государства.

Из изложенных правовых норм следует, что объектом налогообложения налогом на прибыль  является доход, уменьшенный на сумму расходов, связанных с получением этого дохода. Обложение названным налогом собственно дохода организации противоречит экономическому содержанию и сущности налога на прибыль.

Отсутствие у налогоплательщика документов, позволяющих достоверно определить его налоговые обязанности, не является основанием для исчисления налога на прибыль с полученного им дохода как такового, поскольку, в силу положений  подпункта 7 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса, в случае непредставления налогоплательщиком  в течение более двух месяцев налоговому органу необходимых для расчета налогов документов, отсутствия у него учета доходов и расходов, учета объектов налогообложения или ведения учета с нарушением установленного порядка, приведшего к невозможности исчислить налоги, налоговый орган вправе определять суммы налогов, подлежащие внесению налогоплательщиками в бюджет (внебюджетные фонды), расчетным путем на основании имеющейся у них информации о налогоплательщике, а также данных об иных аналогичных налогоплательщиках.

Согласно пункту 1 части 1 статьи 32 Налогового кодекса налоговые органы обязаны соблюдать законодательство о налогах и сборах. Налоговый орган вправе реализовать только права, прямо предусмотренные законодательством о налогах и сборах, не допуская расширительного толкования норм налогового законодательства.

Определением Конституционного Суда Российской Федерации от 05.07.05 № 301-О разъяснено, что наделение налоговых органов правом исчислять налоги расчетным путем вытекает из возложенных на них обязанностей по осуществлению налогового контроля в целях реализации основанных на Конституции Российской Федерации и законах общеправовых принципов налогообложения - всеобщности и справедливости налогообложения, юридического равенства налогоплательщиков, равного финансового бремени. Допустимость применения расчетного пути исчисления налогов непосредственно связана с обязанностью правильной, полной и своевременной их уплаты и обусловливается неправомерными действиями (бездействием) налогоплательщика.

Применение расчетного метода исчисления налогов обеспечивает, с одной стороны, безусловное исполнение всеми лицами обязанности по уплате законно установленных налогов независимо от каких-либо обстоятельств, с другой стороны, налог не должен быть взыскан в размере большем, чем с аналогичных налогоплательщиков.

Налоговое законодательство не предусматривает возможности произвольного определения обязанностей налогоплательщика вне взаимосвязи с экономической основой возникновения таких обязанностей, так как иное противоречило бы общеправовым принципам налогообложения, закрепленным в Конституции Российской Федерации (статья 57) и в Налоговом кодексе Российской Федерации (статья 3) - всеобщности и справедливости налогообложения, юридического равенства налогоплательщиков, равного финансового бремени, экономической обоснованности и непроизвольности налогообложения.

В пункте 8 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 № 57 «О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации» (далее- постановление Пленума Высшего Арбитражного суда от 30.07.2013 № 57) разъяснено, что  при определении налоговым органом на ее основании сумм налогов, подлежащих уплате налогоплательщиком в бюджетную систему Российской Федерации, расчетным путем должны быть определены и доходы и расходы  налогоплательщика.

Этим же  подходом необходимо руководствоваться как в случае отсутствия у налогоплательщика соответствующих документов, так и при признании их ненадлежащими.

При этом бремя доказывания того, что размер доходов и (или) расходов, определенный налоговым органом по правилам подпункта 7 пункта 1 статьи 31 Кодекса, не соответствует фактическим условиям экономической деятельности налогоплательщика, возлагается на последнего, поскольку именно он несет риски, связанные с возникновением оснований для применения налоговым органом расчетного метода определения сумм налогов.

Из изложенного следует, что отсутствие у налогоплательщика документов бухгалтерского и налогового учета и других документов, необходимых для исчисления и уплаты налогов, в том числе документов, подтверждающих получение доходов, осуществление расходов, а также уплату (удержание) налогов, гарантирующих налогоплательщику начисление налогов в том размере, в котором они подлежат начислению в соответствии с действующим налоговым законодательством и обеспечивающих достоверность исчисления подлежащих уплате налогов, равно как и признание имеющихся у налогоплательщика документов ненадлежащими, обуславливает необходимость применения налоговым органом расчетного метода определения налоговых обязанностей налогоплательщика.

При этом налоговое законодательство не предусматривает возможности определения расчетным методом отдельных составляющих налоговой базы в целях исчисления налога, так как это противоречит общеправовым принципам налогообложения, закрепленным в Конституции Российской Федерации (статья 57) и в Налоговом кодексе Российской Федерации (статья 3) - всеобщности и справедливости налогообложения, юридического равенства налогоплательщиков, равного финансового бремени, экономической обоснованности и непроизвольности налогообложения.

Определение расчетным путем сумм налогов, подлежащих внесению в бюджет, производится на основании данных о доходах и расходах. При невозможности установить одну из составляющих, необходимых для исчисления налога, следует руководствоваться соответствующим правилом, предусмотренным подпунктом 7 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации, создающим дополнительные гарантии прав налогоплательщика и обеспечивающим баланс публичных и частных интересов.

Соблюдение указанных требований обеспечивает вменение налогоплательщику налоговых обязанностей в размере, соотносимом с налоговыми обязательствами аналогичных налогоплательщиков.

Из вышеприведенных правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации следует, что размер налоговых обязательств, определенных налоговым органом расчетным путем ввиду несоблюдения налогоплательщиком требований законодательства в части надлежащего документального подтверждения хозяйственных операций, хотя и носит вероятностный характер, однако не должен нарушать принципов налогообложения - всеобщности и справедливости налогообложения, юридического равенства налогоплательщиков, равного финансового бремени, что обеспечивается возложением на налоговый орган обязанности учитывать данные об аналогичных налогоплательщиках.

В данном случае указанные требования налоговыми органами  соблюдены не были. Вопреки требованиям подпункта 7 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса, управлением в данном случае не был применен расчетный метод определения налоговой базы по налогу на прибыль при выводе   об отсутствии  у налогоплательщика документов, подтверждающих расходы по приобретению недвижимого имущества.

При этом из буквального толкования нормы абзаца третьего подпункта 2 пункта 1 статьи 277 Кодекса следует, что, обусловливая возможность признания расходов по приобретению имущества, внесенного физическим лицом, равно как и иностранной организацией,  в уставный капитал российской организации, наличием документов, подтверждающих  расходы этих лиц на его приобретение (создание), законодатель, тем не менее, устанавливает  дополнительный критерий определения таких расходов -  не выше рыночной стоимости этого имущества, подтвержденной независимым оценщиком, действующим в соответствии с законодательством соответствующего государства.

В рассматриваемом случае  у налогоплательщика имелся отчет  об определении рыночной стоимости нежилого здания адрес (местоположение): Белгородская область, г. Старый Оскол, ул. Прядченко, дом 229 и земельного участка, адрес (местоположение): Белгородская область, г. Старый оскол, ул. Прядченко, ст. им Мичурина, участок № 130 по состоянию на 12.03.2015 № 201, выполненный  оценщиком общественной организации «Общество защиты прав автомобилистов» Хакнжонковым Д.А., являющимся  членом саморегулируемой организации «Межрегиональный союз оценщиков» согласно свидетельству от 22.06.2007 № 269.

По данным  оценки по состоянию на 12.03.2015  остаточная стоимость нежилого здания  составила   сумму 77 716 000 руб., земельного участка сумму 5 764 000 руб., а всего – 83 480 000 руб.

Вышестоящий налоговый орган, не признав указанный документ в качестве надлежащего, свою оценку  реализованного объекта недвижимости не произвел.

Таким образом, при определении налоговой обязанности общества «Елана» управлением существенно нарушены требования статьи 31 Налогового кодекса, что не обеспечило в рассматриваемом случае соблюдение принципов юридического равенства налогоплательщиков, равного финансового бремени, ввиду чего вменение налогоплательщику налоговой обязанности, определенной в нарушение требований закона, нельзя признать обоснованным.

С учетом указанного обстоятельства нельзя признать обоснованным определение налоговым органом налогооблагаемой базы по налогу на прибыль и налоговой обязанности налогоплательщика по указанному налогу  за 2015 год в целом.

Следовательно, решение управления  от 03.05.2017 № 93 подлежит признанию недействительным в части доначисления налога на прибыль организаций в   сумме 22 296 000 руб., а также соответствующих сумм  пеней и штрафа за неуплату налога, а решение суда области в указанной части подлежит отмене.

В то же время, оценивая выводы суда области в отношении доначисления решением вышестоящего налогового органа от 03.05.2017 № 93 налога на добавленную стоимость, суд апелляционной инстанции исходит из следующего.

В соответствии со статьями 143, 146 Налогового кодекса   организации и индивидуальные предприниматели являются   налогоплательщиками налога на добавленную стоимость при совершении ими операций по реализации товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации.

На основании пункта 4 статьи 166 Налогового кодекса сумма налога на добавленную стоимость, подлежащая уплате в бюджет, исчисляется налогоплательщиками по итогам каждого налогового периода применительно ко всем операциям, признаваемым объектом налогообложения в соответствии с подпунктами 1 - 3 пункта 1 статьи 146  Кодекса, момент определения налоговой базы которых, установленный статьей 167  Кодекса, относится к соответствующему налоговому периоду, с учетом всех изменений, увеличивающих или уменьшающих налоговую базу в соответствующем налоговом периоде.

Согласно пункту 1 статьи 171 Кодекса налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 Кодекса, на установленные данной статьей налоговые вычеты в порядке, установленном статьей 172 Налогового кодекса.

В силу пункта 2 статьи 171 Кодекса  вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав на территории Российской Федерации либо уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на территорию Российской Федерации и иные территории, находящиеся под ее юрисдикцией, в таможенных процедурах выпуска для внутреннего потребления, временного ввоза и переработки вне таможенной территории либо при ввозе товаров, перемещаемых через границу Российской Федерации без таможенного оформления,  в отношении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав, приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с настоящей главой, за исключением товаров, предусмотренных пунктом 2 статьи 170 Налогового кодекса, а также товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

Также в силу пункта 12 статьи 171 Налогового кодекса вычетам у налогоплательщика, перечислившего суммы оплаты, частичной оплаты в счет предстоящих поставок товаров (выполнения работ, оказания услуг), передачи имущественных прав, подлежат суммы налога, предъявленные продавцом этих товаров (работ, услуг), имущественных прав.

В любом случае, в соответствии со статьей 172 Налогового кодекса налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав, документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6 - 8 статьи 171 Кодекса,  а также на основании первичных учетных и расчетных документов, в которых сумма налога выделена  отдельной строкой.

Вычетам подлежат, если иное не установлено указанной статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), имущественных прав на территории Российской Федерации, либо фактически уплаченные ими при ввозе товаров на территорию Российской Федерации и иные территории, находящиеся под ее юрисдикцией, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей и при наличии соответствующих первичных документов.

Согласно пункту 9 статьи 172 Налогового кодекса вычеты сумм налога, указанных в пункте 12 статьи 171 Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при получении оплаты, частичной оплаты в счет предстоящих поставок товаров (выполнения работ, оказания услуг), передачи имущественных прав, документов, подтверждающих фактическое перечисление сумм оплаты, частичной оплаты в счет предстоящих поставок товаров (выполнения работ, оказания услуг), передачи имущественных прав, при наличии договора, предусматривающего перечисление указанных сумм.

Основанием для применения налоговых вычетов, как это следует из статьи 169 Кодекса, являются счета-фактуры, выставленные поставщиками при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг) и оформленные в установленном порядке, расчетные документы и первичные учетные документы, в которых соответствующая сумма налога выделена отдельной строкой.

В частности, согласно пункту 5.1 статьи 169 Кодекса  в счете-фактуре, выставляемом при получении оплаты, частичной оплаты в счет предстоящих поставок товаров (выполнения работ, оказания услуг), передачи имущественных прав, должны быть указаны: порядковый номер и дата составления счета-фактуры; наименование, адрес и идентификационные номера налогоплательщика и покупателя; номер платежно-расчетного документа; наименование поставляемых товаров (описание работ, услуг), имущественных прав; наименование валюты; сумма оплаты, частичной оплаты в счет предстоящих поставок товаров (выполнения работ, оказания услуг), передачи имущественных прав; налоговая ставка; сумма налога, предъявляемая покупателю товаров (работ, услуг), имущественных прав, определяемая исходя из применяемых налоговых ставок.

Счет-фактура подписывается руководителем и главным бухгалтером организации либо иными лицами, уполномоченными на то приказом (иным распорядительным документом) по организации или доверенностью от имени организации (пункт 6 статьи 169 Кодекса).

Из изложенных правовых норм следует, что для налогоплательщиков налога на добавленную стоимость право вычет сумм налога на добавленную стоимость при перечислении поставщику предварительной оплаты в счет предстоящих поставок товаров реализуется налогоплательщиком при соблюдении следующих условий: наличие оформленного в соответствии с требованиями пункта 5.1 статьи 169 Налогового кодекса счета-фактуры на предоплату; наличие документов, подтверждающих фактическое перечисление предоплаты; наличие договора, содержащего условие об оплате (частичной оплате) товаров в счет предстоящих поставок.

При этом имеющиеся у налогоплательщика документы должны достоверно отражать совершенные им хозяйственные операции  и подтверждать реальность понесенных расходов, связанных с этими операциями.

Как установлено управлением и судом, а также следует из материалов дела, между обществами «Елана» (покупатель) и «Галант» (поставщик) 17.03.2015 был заключен договор поставки № 57/14 на приобретение строительных материалов в количестве, ассортименте, комплектности и по ценам, указанным в спецификации, являющейся неотъемлемой частью настоящего договора (т.5 л.д.52).

Поставка товаров осуществляется партиями по заявкам покупателя, начиная с 01.10.2015 по 31.12.2015 и осуществляется путем доставки поставщиком товаров покупателю по адресу, указанному в заявке. Датой поставки считается дата доставки товаров поставщиком покупателю и подписание сторонами соответствующих товаросопроводительных документов.

В соответствии с разделом 5 договора цена поставляемых товаров определяется на дату подписания  договора, является фиксированной и составляет 130 000 000 руб., включая сумму налога на добавленную стоимость, стоимость упаковки товаров, стоимость доставки товаров покупателю.

Оплата стоимости партии товаров производиться путем 100%-ной предоплаты от стоимости партии товаров, указанной в спецификации, в течение 15 дней с даты подписания договора и спецификации. Оплата стоимости товаров производится путем перечисления денежных средств на расчетный счет поставщика по реквизитам, указанным в разделе 12 настоящего договора. Днем оплаты считается день поступления денежных средств на расчетный счет поставщика.

17.03.2015 сторонами  подписана спецификация, определяющая подлежащие поставке строительных материалов по количеству, ассортименту и  цене. В соответствии с указанной спецификацией поставка осуществляется по адресу общества «Елана» - Белгородская обл., г. Старый Оскол, ул. Прядченко, 229 в срок с 01.10.2015 по 31.12.2015 при осуществлении покупателем 100% предоплаты.

Налогоплательщиком в адрес поставщика была произведена оплата за подлежащий поставке товар, в связи с чем обществом «Галант» в адрес налогоплательщика были выставлены счета-фактуры от 19.03.2015 № 4 на сумму 13 900 000 руб., в том числе налог на добавленную стоимость 2 120 338,98 руб.; от  20.03.2015 № 5 на сумму 5 790 000 руб., в том числе налог 883 220,34 руб.; от 23.03.2015 № 6 на сумму 30 310 000 руб., в том числе налог 4 623 559,32 руб.; от 25.03.2015 № 7 на сумму 6 990 000 руб., в том числе налог 1 066 271,19 руб.; от 26.03.015 № 8 на сумму 33 010 000 руб., в том числе налог 5 035 423,73 руб.; от 30.03.2015 № 9 на сумму 20 000 000 руб., в том числе налог 3 050 847,46 руб.; от 31.03.2015 № 10 на сумму 10 000 000 руб., в том числе налог 1 525 423,73 руб., а всего на сумму 120 000 000 руб., включая налог на добавленную стоимость 18 305 084,75 руб.

Указанные счета-фактуры были включены обществом в книгу покупок за 1 квартал 2015 года. Оплата в счет предстоящих поставок строительных материалов была отражена обществом «Елана» на счете 60.02 «Расчеты по авансам выданным».

Поставок строительных материалов по данному договору в проверяемом периоде обществом «Галант» в адрес общества не осуществлялось, что не оспаривается обществом. По состоянию на 30.09.2015 по счету 60.02 по указанному контрагенту у общества числится дебиторская задолженность в сумме 130 000 000 руб. Отсутствие поставок подтверждается также книгами продаж общества «Галант», представленных с налоговыми декларациями в 2015-2016 годах.

Оценив представленные в материалы дела документы на основании статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса, апелляционная коллегия приходит к выводу о правомерности отказа налогоплательщику в праве на получение налогового вычета в связи со следующим.

Согласно постановлению Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 №53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее – постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда от 12.10.2006 № 53) судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики.

В соответствии с позицией Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в пунктах 1, 3, 4, 5, 9 названного постановления, представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Налоговая выгода может быть признана обоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

Установление судом наличия разумных или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности (пункт 9 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда от 12.10.2006 №53).

Если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды при отсутствии намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано.

Как следует из материалов дела, строительные материалы подлежали поставке по адресу Белгородская обл., г. Старый Оскол, ул. Прядченко, 229, указанному в спецификации. Между тем, с учетом  заключенного сторонами дополнительного соглашения от 30.08.2016 № 2, срок поставки не наступил при реализации налогоплательщиком недвижимого имущества по указанному адресу третьему лицу по договору от 24.03.2015 с обществом «Машсервис».

В соответствии с показаниями руководителя общества «Галант» Томашевич Р.Г., отраженными в протоколе допроса от 05.10.2016 № 297 (т.3 л.д.137), общество обратилось за покупкой строительных материалов в общество «Галант», которое давало объявление о продаже строительных материалов в газету, электронной почты, как и страницы в сети «Интернет» не имелось, с руководителем общества «Елана» свидетель не встречался, с Котеневым А.Н. не знаком, подписание договора поставки в его присутствии не происходило, поскольку обмен документами происходил посредством почтовой связи, а иные вопросы обговаривались по телефону. Назвать номер телефона и ФИО сотрудников свидетель не смог, представители налогоплательщика в общество «Галант» не приезжали, цену за строительные материалы предложило общество «Галант». Строительные материалы не отгружались, поскольку в соответствии с дополнительным соглашением от 30.08.2016 № 2 срок поставки был продлен до 30.01.2017. Общество «Елана» за возвратом перечисленных авансом денежных средств не обращалось, претензию о поставке материалов не предъявляло.

При этом из материалов дела следует, что срок поставки продлевался также и дополнительным соглашением от 24.12.2015 № 1, подписанным со стороны общества «Елана» Орловой Н.И., которая на момент его подписания руководителем налогоплательщика не являлась. Согласно пояснениям свидетеля Томашевич Р.Г. доверенность на подписание дополнительного соглашения общество «Елана» не представляло. Общество «Галант» не знало о том, что Орлова Н.И. не является директором налогоплательщика.

Также допрошенная в качестве свидетеля Орлова Н.И. в протоколе допроса от 03.08.2016 № 3188 (т.3 л.д.95) подтвердила данное обстоятельство, указав на передачу документы обществу «Галант» по электронной почте.

При этом Орлова Н.И. пояснила, что причиной приобретения строительных материалов являлась необходимость в них, а отсрочка в поставке была вызвана тем, что обществом «Елана» еще не был приобретен земельный участок.

В то же время, в соответствии с показаниями Котенева А.Н., отраженными в протоколе допроса от 12.11.2015 № 2758 (т.3 л.д.106), на момент заключения договора от 17.03.015 № 57/14 сами строительные материалы обществу «Елана» нужны не были и цена за эти стройматериалы была зафиксирована на момент поставки в момент подписания договора. Общество «Елана» передавало документы в адрес общества «Галант» при личной встрече, однако свидетель не предоставлял их лично. Указанные документы представлялись директором общества «Елана» Орловой Н.И.

Согласно показаниям свидетеля Котенева А.Н., строительные материалы приобретались у общества «Галант» для строительства нового торгового центра напротив микрорайона «Северный».

Налоговый орган, установив, что при заключении договора поставки обществами «Елана» и «Галант» создавался формальный документооборот без намерений по реальному исполнению условий сделки и с целью получения необоснованной налоговой выгоды в виде минимизации налоговых обязательств и выведения денежных средств, предпринял действия по установлению реальной цели заключения спорного договора поставки.

Так, налоговым органом было установлено, что денежные средства, полученные от общества, перечислены обществом «Галант» контрагентам – продавцам второго звена за строительные материалы. При этом из книг покупок, прилагаемых к налоговым декларациям общества «Галант» за 1-2 кварталы 2015 года следует, что приобретенный товар названное общество получило, однако поставка в адрес налогоплательщика по спорному договору  не осуществлялась. Иных источников для оплаты, кроме средств, полученных от общества «Елана», общество «Галант» не имело, что подтверждается выписками о движении денежных средств по счетам указанной организации.

В дальнейшем часть полученных денежных средств в сумме 107 800 364 руб. была перечислена обществом «Галант» на расчетный счет общества с ограниченной ответственностью «Техинвест», основным видом деятельности которого являлась оптовая торговля лесоматериалами, строительными материалами и санитарно-техническим оборудованием. Указанное общество 18.02.2016 прекратило деятельности путем реорганизации в форме присоединения к  обществу с ограниченной ответственностью «Центр строительного снабжения «Юнион», которое, в свою очередь, влилось в подконтрольное Томашевичу Р.Г. общество с ограниченной ответственностью «Фаворит».

Поступившие от общества «Галант» денежные средства общество «Техинвест» перечисляло поставщикам строительных материалов третьей очереди и иным организациям, по результатам мероприятий налогового контроля в отношении которых установлено, в том числе, что общества с ограниченной ответственностью «Искра», «Арбат», «Сорбит» зарегистрированы одновременно по одному и тому же адресу, учредителями являются физические лица, зарегистрированные в г. Старый Оскол. Кроме того, Савельев П.Ю., являющийся учредителем и руководителем общества «Арбат», также является соучредителем местной общественной организации «Старооскольская федерация футбола», соучредителями которой также являются Котенев А.Н. и Иванов А.В.

Согласно выпискам о движении денежных средств по расчетным счетам, общества «Искра», «Арбат», «Сорбит», ТД «ОСС», «Володар» получали денежные средства от обществ с ограниченной ответственностью «Форме Технолоджи» и «Стройдвор», которым, в свою очередь, перечисляло денежные средства общество «Техинвест», получив их от общества «Галант». Кроме того, источником денежных средств у обществ «Искра», «Арбат» и «Сорбит» являлись поступления от общества с ограниченной ответственностью «Анди Групп», учредителем и руководителем которого являлся Котенев А.Н. Указанному обществу денежные средства также перечислялись обществом «Техинвест».

Также имела место обратная операция, когда общество ТД «ОСС» перечисляло денежные средства обществу Форте Технолоджи Энд Продакшн ГМБХ», а общества «Искра» и «Арбат» перечисляли денежные средства обществу «Стройдвор».

Впоследствии, а именно в октябре-ноябре 2015 года учредителю общества «Елана» Котенову А.Н. были выплачены денежные средства в сумме 52 636 239 руб. как возврат денежных средств из уставного капитала общества. При этом указанные сведения не соответствуют данным уточненного ликвидационного баланса за 2015 года, а изменения в учредительные документы не вносились изменения, связанные с уменьшением уставного каптала общества.

Таким образом, как указывает налоговый орган, основной целью общества «Елана» при заключении спорного договора поставки с обществом «Галант» являлся конечный вывод денежных средств в пользу Котенева А.Н. без документов, подтверждающих стоимость внесенного в уставный капитал имущества – административного здания и земельного участка по адресу Белгородская обл., г. Старый Оскол, ул. Прядченко, 229.

При этом суд апелляционной инстанции полагает необходимым учитывать также и факт прекращения обществом «Галант» деятельности путем реорганизации 11.11.2016 в форме присоединения к обществу с ограниченной ответственностью «Технологии и системы «Барг» при отсутствии доказательств передачи задолженности по договору поставки.

Исходя из изложенного, апелляционная коллегия считает, что налоговым органом представлены надлежащие и достаточные доказательства отсутствия у налогоплательщика деловой цели в заключении договора поставки с условием о предварительной оплате подлежащих поставке товаров, в связи с чем доначисление ему налога на добавленную стоимость является обоснованным.

Оценивая обоснованность  доначисления решением управления от 03.05.2017 № 93 по  налогу на имущество организаций, суд апелляционной инстанции исходит из следующего.

Согласно пункту 1 статьи 374 Налогового кодекса объектом обложения налогом на имущество для российских организаций признается движимое и недвижимое имущество (включая имущество, переданное во временное владение, пользование, распоряжение или доверительное управление, внесенное в совместную деятельность), учитываемое на балансе в качестве объектов основных средств в соответствии с установленным порядком ведения бухгалтерского учета.

В соответствии с пунктом 1 статьи 375 Налогового кодекса, налоговая база определяется как среднегодовая стоимость имущества, признаваемого объектом налогообложения.

При определении налоговой базы имущество, признаваемое объектом налогообложения, учитывается по его остаточной стоимости, сформированной в соответствии с установленным порядком ведения бухгалтерского учета, утвержденным в учетной политике организации.

В случае, если для отдельных объектов основных средств начисление амортизации не предусмотрено, стоимость указанных объектов для целей налогообложения определяется как разница между их первоначальной стоимостью и величиной износа, исчисляемой по установленным нормам амортизационных отчислений для целей бухгалтерского учета в конце каждого налогового (отчетного) периода.

Таким образом, критерием для отнесения недвижимого имущества к объектам налогообложения является их учет на балансе в качестве основных средств в соответствии с установленным порядком ведения бухгалтерского учета.

Приказом Министерства финансов России от 31.10.2000 № 94н «Об утверждении плана счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организаций и инструкции по его применению» (далее - приказ Минфина России от 31.10.2000 № 94н) установлено, что для обобщения информации о наличии и движении основных средств организации, находящихся в эксплуатации, запасе, на консервации, в аренде, доверительном управлении предназначен счет 01 «Основные средства».

Порядок учета на балансе организации объекта основных средств регулируется Положением по бухгалтерскому учету ПБУ 6/01.

В соответствии с пунктом 4 ПБУ 6/01 актив принимается к бухгалтерскому учету в качестве основных средств, если одновременно выполняются следующие условия: объект предназначен для использования в производстве продукции, при выполнении работ или оказании услуг, для управленческих нужд организации либо для предоставления организацией за плату во временное владении и пользование или во временное пользование; объект предназначен для использования в течение длительного времени, то есть срока продолжительностью свыше 12 месяцев или обычного операционного цикла, если он превышает 12 месяцев; организация не предполагает последующей перепродажи данного объекта; объект способен приносить организации экономические выгоды (доходы) в будущем.

Исходя из пункта 1 статьи 131 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - Гражданский кодекс) право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации, которая согласно пункту 1 статьи 2 Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (далее - Федеральный закон от 21.07.1997 № 122-ФЗ) является единственным доказательством существования зарегистрированного права. В случаях, когда отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации, если иное не установлено законом (пункт 2 статьи 223 Гражданского кодекса). Согласно статье 213 Гражданского кодекса коммерческие и некоммерческие организации, кроме государственных и муниципальных предприятий, а также учреждений, являются собственниками имущества, переданного им в качестве вкладов (взносов) их учредителями (участниками, членами), а также имущества, приобретенного этими юридическими лицами по иным основаниям.

В пункте 12 Постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее – постановление  Пленумов Верховного и Высшего Арбитражного Судов от 29.04.2010 № 10/22) разъяснено, что при внесении недвижимого имущества в качестве вклада (взноса) в уставный (складочный) капитал юридического лица право собственности на недвижимое имущество возникает с момента государственной регистрации права за таким юридическим лицом в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним на основании пункта 2 статьи 223 и статьи 131 Гражданского кодекса в порядке, предусмотренном Федеральным законом от 21.07.1997 № 122-ФЗ.

С учетом изложенного, в случае приобретения недвижимого имущества, в том числе, при передаче его в качестве вклада в уставной капитал от участника юридического лица, основанием для принятия организацией - получателем этого имущества в состав основных средств является наличие зарегистрированного права собственности на данный объект при одновременном выполнении условий, определенных ПБУ 6/01, на что указано, в частности, в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.03.2011 № 16400/10.

Пунктом 29 ПБУ 6/01 установлено, что в случае выбытия объекта или утраты им способности приносить организации экономические выгоды (доход) в будущем, объект основных средств подлежит списанию с бухгалтерского учета.

При этом из пункта 76 Методических указаний по учету основных средств следует, что выбытие объекта основных средств признается в бухгалтерском учете организации на дату единовременного прекращения действия всех условий принятия их к бухгалтерскому учету в качестве основных средств.

Из изложенного следует, что объект основных средств учитывается на балансе организации до тех пор, пока он продолжает соответствовать хотя бы одному из предусмотренных пунктом 4 ПБУ 6/01 условий для принятия его к учету, и подлежит списанию с учета в момент прекращения действия всех предусмотренных названной нормой условий.

В соответствии с пунктами 1, 2 и 3 статьи 386 Налогового кодекса налогоплательщики обязаны по истечение каждого отчетного и налогового периода представлять в налоговые органы по своему местонахождению, по местонахождению каждого своего обособленного подразделения, имеющего отдельный баланс, а также по местонахождению каждого объекта недвижимого имущества (в отношении которого установлен отдельный порядок исчисления и уплаты налога), по месту нахождения имущества, входящего в состав Единой системы газоснабжения, если иное не предусмотрено настоящим пунктом, налоговые расчеты по авансовым платежам по налогу и налоговую декларацию по налогу.

Налогоплательщики представляют налоговые расчеты по авансовым платежам по налогу не позднее 30 календарных дней с даты окончания соответствующего отчетного периода.

Налоговые декларации по итогам налогового периода представляются налогоплательщиками не позднее 30 марта года, следующего за истекшим налоговым периодом.

Согласно пункту 1 статьи 383 Налогового кодекса налог и авансовые платежи по налогу полежат уплате налогоплательщиками в порядке и сроки, которые установлены законами субъектом Российской Федерации.

Статьей 3 Закона Белгородской области от 27.11.2003 № 104 «О налоге на имущество организаций» установлено, что налог на имущество уплачивается по истечении налогового периода, но не позднее срока, установленного для подачи налоговой декларации за соответствующий налоговый период. В течение налогового периода уплачиваются авансовые платежи по итогам каждого отчетного периода в срок не позднее 5 дней после подачи расчета по авансовым платежам за отчетный период. По итогам налогового периода суммы авансовых платежей, уплаченные в течение налогового периода, засчитываются в счет уплаты налога по итогам налогового периода.

Как следует из материалов дела, 12.03.2015 в уставный капитал общества «Елана» было внесено недвижимое имущество – административное здание площадью 2 308,8 кв.м, расположенное по адресу Белгородская обл., г. Старый Оскол, ул. Прядченко, 229, стоимостью 77 716 000 руб., определенной на основании отчета оценщика от 12.03.2015 № 201. Право на указанное недвижимое имущество зарегистрировано за обществом «Елана» 24.03.2015.

Указанное нежилое здание было принято к бухгалтерскому учета по счету 01 «Основные средства» и выбыло из состава основных средств в связи с продажей его обществу «Машсервис».

Таким образом, учитывая, что право собственности на приобретенное недвижимое имущество возникло у налогоплательщика в 1 квартале 2015 года, налоговым органом был сделан обоснованный вывод о наличии у него обязанности по исчислению и уплате налога на имущество с учетом даты выбытия имущества. Вывод о доначислении 131 519 руб. налога на имущество является правомерным.

В соответствии со статьей 75 Налогового кодекса  в случае уплаты причитающихся сумм налогов (сборов) в более поздние по сравнению с установленным законодательством о налогах и сборах сроки налогоплательщик должен уплатить пени. Пени начисляются за каждый календарный день просрочки исполнения обязанности по уплате налога или сбора, начиная со следующего за установленным законодательством о налогах и сборах дня уплаты налога или сбора, и уплачиваются одновременно с уплатой сумм налога и сбора или после уплаты таких сумм в полном объеме.

Так как условием начисления пеней является несвоевременная уплата налога, с учетом вывода апелляционной коллегии об отсутствии у налогового органа оснований для доначисления налога на прибыль организаций в сумме 22 296 000 руб., у инспекции также отсутствовали и основания для доначисления пени по указанному налогу в размере 3 263 764 руб.

В то же время, при наличии оснований для доначисления налога на добавленную стоимость в сумме 18 305 085 руб., у налогового органа  также имелись основания и для начисления пени за несвоевременную уплату указанного налога в размере 3 459 814 руб.

Статьей 106 Налогового кодекса  налоговым правонарушением признается виновно совершенное противоправное (в нарушение законодательства о налогах и сборах) деяние (действие или бездействие) налогоплательщика, налогового агента и иных лиц, за которое настоящим Кодексом установлена ответственность.

В силу статьи 108 Налогового кодекса никто не может быть привлечен к ответственности за совершение налогового правонарушения иначе, как по основаниям и в порядке, которые предусмотрены настоящим Кодексом. Лицо считается невиновным в совершении налогового правонарушения, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке. Лицо, привлекаемое к ответственности, не обязано доказывать свою невиновность в совершении налогового правонарушения. Обязанность по доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении, возлагается на налоговые органы. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к ответственности, толкуются в пользу этого лица.

Статьей 109 Кодекса установлено, что лицо не может быть привлечено к ответственности за совершение налогового правонарушения при наличии хотя бы одного из следующих обстоятельств (обстоятельства, исключающие привлечение лица к ответственности за совершение налогового правонарушения): отсутствие события налогового правонарушения; отсутствие вины лица в совершении налогового правонарушения; совершение деяния, содержащего признаки налогового правонарушения, физическим лицом, не достигшим к моменту совершения деяния шестнадцатилетнего возраста; истечение сроков давности привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Поскольку материалами дела не доказаны факты занижения подлежащих уплате в бюджет налога на прибыль, то налоговым органом привлечение налогоплательщика к ответственности по пункту 3 статьи 122 Налогового кодекса в виде штрафа в размере 8 918 400 руб. за неуплату  налога на прибыль также не является обоснованным.

В то же время, в соответствии со статьей 110 Налогового кодекса виновным в совершении налогового правонарушения признается лицо, совершившее противоправное деяние умышленно или по неосторожности.

Согласно пункту 2 статьи 110 Налогового кодекса налоговое правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, осознавало противоправный характер своих действий (бездействия), желало, либо сознательно допускало наступление вредных последствий таких действий (бездействия).

Налоговое правонарушение признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, не осознавало противоправного характера своих действий (бездействия) либо вредного характера последствий, возникших вследствие этих действий (бездействия), хотя должно было и могло это осознавать.

В соответствии с пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса неуплата или неполная уплата сумм налога (сбора, страховых взносов) в результате занижения налоговой базы (базы для исчисления страховых взносов), иного неправильного исчисления налога (сбора, страховых взносов) или других неправомерных действий (бездействия), если такое деяние не содержит признаков налоговых правонарушений, предусмотренных статьями 129.3 и 129.5 настоящего Кодекса, влечет взыскание штрафа в размере 20 процентов от неуплаченной суммы налога (сбора, страховых взносов).

Согласно пункту 3 статьи 122 Налогового кодекса неуплата или неполная уплата сумм налога (сбора) в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога (сбора) или других неправомерных действий (бездействия), совершенные умышленно, влекут взыскание штрафа в размере 40 процентов от неуплаченной суммы налога (сбора).

При этом пунктом 6 статьи 108 Налогового кодекса предусмотрено, что обязанность по доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении, возлагается на налоговые органы.

Следовательно, при привлечении налогоплательщика к ответственности по пункту 3 статьи 122 Налогового кодекса налоговым органом должны быть установлены и подтверждены доказательствами не только обстоятельства совершения вменяемого налогового правонарушения, в результате которых налогоплательщиком допущена неуплата или неполная уплата налога (объективная сторона), но и обстоятельства, характеризующие действительное отношение налогоплательщика к совершенному им деянию (субъективная сторона).

Допущенное налоговое правонарушение подлежит квалификации по пункту 3 статьи 122 Налогового кодекса, если налоговым органом установлены обстоятельства, однозначно свидетельствующие о наличии в действиях лица умысла на неуплату или неполную уплату налогов.

Как следует из содержания решения управления от 03.05.2017 № 93, основанием для вывода об умышленной направленности действий общества на неуплату или неполную уплату налога на добавленную стоимость послужили выводы инспекции о создании налогоплательщиком и его контрагентом – обществом «Галант» документов в целях уменьшения налогового бремени и в конечном итоге обналичивания денежных средств учредителем общества «Елана», а также получения необоснованной налоговой выгоды в виде возмещения налога без намерения осуществлять реальные хозяйственные операции по приобретению строительных материалов и их дальнейшему использованию в хозяйственной деятельности.

Таким образом, поскольку материалами дела установлены факты занижения подлежащего уплате в бюджет налога, а также факты, свидетельствующие о направленности умысла налогоплательщика на наступление указанных последствий, то в действиях налогоплательщика имеется событие налогового правонарушения, что в связи с чем привлечение его к ответственности за неуплату налога на добавленную стоимость по пункту 3 статьи 122 Налогового кодекса является обоснованным.

Также поскольку материалами дела установлен факт занижения подлежащих уплате в бюджет налога на имущество организаций, то правомерным является и привлечение налогоплательщика к ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса за неуплату указанного налога.

В соответствии с пунктом 1 статьи 126 Налогового кодекса, непредставление в установленный срок налогоплательщиком (плательщиком сбора, плательщиком страховых взносов, налоговым агентом) в налоговые органы документов и (или) иных сведений, предусмотренных настоящим Кодексом и иными актами законодательства о налогах и сборах, если такое деяние не содержит признаков налоговых правонарушений, предусмотренных статьями 119, 129.4, 129.6, 129.9 - 129.11 настоящего Кодекса, а также пунктами 1.1 и 1.2 настоящей статьи, влечет взыскание штрафа в размере 200 рублей за каждый непредставленный документ.

Таким образом, учитывая наличие у налогоплательщика обязанности по исчислению и уплате налога на имущество организаций за 1 квартал, полугодие и 9 месяцев 2015 года, и, соответственно, по представлению авансовых расчетов по указанному налогу, а также факт их непредставления, что не оспаривается обществом, привлечение его к ответственности по пункту 1 статьи 126 Налогового кодекса следует признать обоснованным.

Исходя из изложенного, апелляционная коллегия считает решение арбитражного суда Белгородской области от 14.12.2017 по делу № А08-7555/2017 подлежащим отмене в части отказа в удовлетворении требований общества «Елана» о признании незаконным решения управления Федеральной налоговой службы по Белгородской области от 03.05.2017 № 93, принятого по результатам рассмотрения апелляционной жалобы и материалов выездной налоговой проверки в отношении общества «Елана», в части доначисления налога на прибыль организаций в сумме 22 296 000 руб., пени по налогу на прибыль организаций в сумме 3 263 764 руб., штрафа по налогу на прибыль организаций в сумме 8 918 400 руб.

В остальной части решение суда области надлежит оставить без изменения, а апелляционную жалобу общества – без удовлетворения.

Нарушений норм процессуального права, являющихся, в силу части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,  в любом случае основаниями для отмены принятых судебных актов, судом апелляционной инстанции не установлено.

В соответствии с положениями статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса расходы по уплате государственной пошлины в размере 1 500 руб. подлежат отнесению на налоговый орган

Так как при обращении с апелляционной жалобой обществом уплачена государственная пошлина в сумме 3 000 руб., в то время как в силу положений  подпункта 12 пункта 1 статьи 333.21 Налогового  кодекса размер государственной пошлины составляет 1 500 руб., излишне уплаченная пошлина подлежит возврату обществу из федерального бюджета.

Руководствуясь статьями 16, 17, 110, 112, 258, 266 - 268, пунктом  2 статьи 269, статьями 270, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

Апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Елана» удовлетворить частично.

Решение арбитражного суда Белгородской области от 14.12.2017 по делу № А08-7555/2017 отменить в части отказа в удовлетворении требований общества с ограниченной ответственностью «Елана» о признании незаконным решения управления Федеральной налоговой службы по Белгородской области от 03.05.2017 № 93, принятого по результатам рассмотрения апелляционной жалобы и материалов выездной налоговой проверки в отношении общества с ограниченной ответственностью «Елана», в части доначисления налога на прибыль организаций в сумме 22 296 000 руб., пени по налогу на прибыль организаций в сумме 3 263 764 руб., штрафа по налогу на прибыль организаций в сумме 8 918 400 руб.

Признать решение управления Федеральной налоговой службы по Белгородской области от 03.05.2017 № 93, принятое по результатам рассмотрения апелляционной жалобы и материалов выездной налоговой проверки в отношении общества с ограниченной ответственностью «Елана», незаконным в указанной части.

Выдать обществу с ограниченной ответственностью «Елана» справку на возврат из федерального бюджета 1 500 руб. излишне уплаченной государственной пошлины.

Взыскать с управления Федеральной налоговой службы по Белгородской области и межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 4 по Белгородской области в пользу общества с ограниченной ответственностью «Елана» государственную пошлину в  сумме 1 500 руб.

Постановление вступает в законную силу со дня принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Арбитражный суд Центрального округа в течение двух месяцев через арбитражный суд первой инстанции.

   Председательствующий судья:                              Т.Л. Михайлова

    судьи                                                                         Н.А. Ольшанская

                                                                                       А.И. Протасов