НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Постановление АС Ямало-Ненецкого АО от 25.09.2019 № А81-1827/17

Арбитражный суд

 Западно-Сибирского округа

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

городТюмень                                                              Дело № А81-1827/2017

Резолютивная часть постановления объявлена сентября 2019 года .

Постановление изготовлено в полном объеме октября 2019 года .

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в составе:

председательствующего      Кадниковой О.В.,

судей                                    Бедериной М.Ю.,

                                              Лаптева Н.В. –

рассмотрел в открытом судебном заседании с использованием средств аудиозаписи кассационную жалобу Воронкова Константина Владимировича, Митяева Алексея Сергеевича, Самоделова Сергея Владимировича,
Уласень Дмитрия Вячеславовича (далее по тексту также ответчики)
на постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда
от 08.07.2019 (судьи Бодункова С.А., Смольникова М.В., Шарова Н.А.)
по делу № А81-1827/2017 Арбитражного суда Ямало-Ненецкого автономного округа о несостоятельности (банкротстве) общества с ограниченной ответственностью «Совместное предприятие Фоника» (ИНН 8904040178, ОГРН 1028900625918, далее по тексту – предприятие, должник), принятое
в рамках обособленного спора по заявлению конкурсного управляющего должником Гончарова Романа Викторовича о признании недействительными трудовых договоров, заключённых должником с ответчиками, применении последствий недействительности сделок.

В судебном заседании приняли участие: Уласень Дмитрий Вячеславович; Самоделов Сергей Владимирович; Жданова Е.В. – представитель Воронкова Константина Владимировича, Митяева Алексея Сергеевича, Самоделова Сергея Владимировича, Уласень Дмитрия Вячеславовича, по доверенности от 06.09.2019 серии 77 АГ № 2039669.

Суд установил:

в рамках дела о банкротстве предприятия его конкурсный управляющий Гончаров Р.В. обратился в Арбитражный суд Ямало-Ненецкого автономного округа с заявлением о признании недействительными трудовых договоров:

- от 15.07.2016 № СПФ00000008, заключённого между предприятием
и Воронковым К.В.;

- от 15.08.2016 № СПФ00000012, заключённого между предприятием
и Самоделовым С.В.;

- от 21.07.2016 № СПФ00000007, заключённого между предприятием
и Уласень Д.В.;

- от 02.08.2016 № СПФ00000009, заключённого между предприятием
и Митяевым А.С.,

применении последствий недействительности сделок.

Определением Арбитражного суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 04.02.2019 в удовлетворении заявления отказано.

Постановлением Восьмого арбитражного апелляционного суда
от 08.07.2019 определение суда первой инстанции от 04.02.2019 отменено. Принят новый судебный акт. Признаны недействительными (притворными) сделки, оформленные как трудовые правоотношения между предприятием
и ответчиками, прикрывающие безвозмездную передачу должником денежных средств ответчикам.

Применены последствия недействительности сделок в виде возложения на ответчиков обязанности по возвращению полученных от предприятия денежных средств в конкурсную массу должника, а именно:
на Воронкова К.В. возложена обязанность по возращению 1 587 157 руб.
01 коп., на Самоделова С.В. – 2 274 998 руб. 36 коп.; на Уласень Д.В. – 2 795 215 руб. 37 коп.; на Митяева А.С. –  1 406 823 руб. 07 коп.

Ответчики обратились с кассационной жалобой, в которой просят отменить постановление апелляционного суда от 08.07.2019, принять
новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявления конкурсного управляющего.

В обоснование жалобы её податели, ссылаясь на пункт 2 статьи 8 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации
(далее по тексту – АПК РФ), указывают на нарушение судом апелляционной инстанции принципа равноправия сторон, выразившееся в том,
что в определении о принятии апелляционной жалобы конкурсного управляющего Гончарова Р.В. к производству от 15.05.2019 суд
не поименовал ответчиков как сторон обособленного спора, в связи с чем
до опубликования резолютивной части постановления суда апелляционной инстанции ответчики не знали о рассмотрении законности ранее принятого судом первой инстанции судебного акта, который напрямую затрагивает
их права и интересы; апелляционный суд не предложил ответчикам представить какие-либо документы, например, табели учёта рабочего времени, копии паспортов, свидетельств СНИЛС, военных билетов,
а также иных подтверждающих реальность трудовых отношений документов, которые остались в их распоряжении после увольнения.

Кассаторы, ссылаясь на справки о доходах физических лиц за 2017 год:
от 16.11.2017 № 21, выданную Митяеву А.С.; от 16.11.2017 № 22, выданную Уласень Д.В.; от 16.11.2017 № 23, выданную Воронкову К.В.; от 16.11.2017 № 24, выданную Самоделову С.В.; указывают на то, что сведения о доходах подавались предприятием в налоговый орган с кодом 7705, то есть
в инспекцию Федеральной налоговой службы № 5 по городу Москве
(далее по тексту – налоговая инспекция), куда предприятие как налоговый агент было поставлено на учёт по месту нахождения своего обособленного подразделения в Таганском районе города Москвы и обслуживалось
в вышеуказанной налоговой инспекции.

Ответчики не согласны с выводом суда апелляционной инстанции о том, что трудовые договоры с ними были заключены исключительно
с противоправной целью – недопущения расчётов с кредиторами третьей очереди; полагают этот вывод немотивированным и несоответствующим имеющимся в деле доказательствам – трудовым договорам, приказам
о приёме на работу и другим.

Как указывают кассаторы, размер начисленной и ранее выплачиваемой им заработной платы не превышает средний заработок по аналогичным должностям по городу Москве; задолженность перед ними возникла в связи
с невыплатой предприятием заработной платы за продолжительный промежуток времени (6 месяцев), по факту невыплаты заработной платы ответчиками было подано заявление о возбуждении уголовного дела; 20.12.2018 возбуждено уголовное дело № 11802450038000077 по признакам состава преступления, предусмотренного частью 1 статьи 145.1 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Кроме того, податели жалобы ссылаются на то, что конкурсным управляющим не было заявлено требование о применении последствий недействительности сделок, а суд второй инстанции не обосновал
свой расчёт взысканных с ответчиков денежных сумм.

Конкурсный управляющий предприятием Гончаров Р.В. в отзыве
на кассационную жалобу опровергает изложенные в ней доводы, просит оставить постановление апелляционного суда без изменения, а кассационную жалобу ответчиков – без удовлетворения.

В заседании суда кассационной инстанции ответчики
и их представитель поддержали кассационную жалобу.

Другие лица, участвующие в деле, в судебное заседание не явились. Учитывая надлежащее извещение участвующих в деле лиц о времени и месте проведения судебного заседания, кассационная жалоба рассматривается
в их отсутствие в порядке, предусмотренном частью 3 статьи 284 АПК РФ.

Рассмотрев кассационную жалобу, изучив материалы дела, проверив
в соответствии со статьями 286, 288 АПК РФ законность принятых судебных актов, суд кассационной инстанции считает их подлежащими отмене
с направлением спора на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Как установлено судами и следует из материалов дела, в ходе проведения процедуры банкротства предприятия – конкурсного производства конкурсным управляющим были получены требования
от бывших работников должника о погашении задолженности по заработной плате:

- от Самоделова С.В. в размере 1 508 186 руб. 84 коп.;

- от Воронкова К.В. –  965 548 руб. 68 коп.;

- от Уласень Д.В. – 2 005 461 руб.;

- от Митяева А.С. – 918 184 руб. 87 коп.

В подтверждение наличия задолженности перед ними названные лица представили конкурсному управляющему справки о доходах физических лиц, банковские выписки по расчётным счетам, приказы (распоряжение)
о прекращении (расторжении) трудовых договоров с работниками (увольнении), выписки из трудовых книжек.

Из представленных документов следует, что данные работники являлись сотрудниками по корпоративной безопасности предприятия и занимали следующие должности:

- Самоделов С.В. – начальник отдела с размером месячной заработной платы 280 000 руб.; трудовой договор от 15.08.2016 № СПФ00000012, заключённый между предприятием и Самоделовым С.В., прекращён
на основании Приказа (распоряжения) от 25.10.2017 № СПФ00000035
о прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнении);

- Воронков К.В. – главный специалист с размером месячной заработной платы 180 000 руб.; трудовой договор от 15.07.2016 № СПФ00000008, заключённый между предприятием и Воронковым К.В., прекращён
на основании Приказа (распоряжения) от 25.10.2017 № СПФ00000036
о прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнении);

- Уласень Д.В. – заместитель начальника отдела с размером месячной заработной платы 370 000 руб.; трудовой договор от 21.07.2016
№ СПФ00000007, заключённый между предприятием и Уласень Д.В., прекращён на основании Приказа (распоряжения) от 25.10.2017
№ СПФ00000033 о прекращении (расторжении) трудового договора
с работником (увольнении);

- Митяев А.С. – специалист с размером месячной заработной платы 170 000 руб.; трудовой договор от 02.08.2016 № СПФ00000009, заключённый между предприятием и Митяевым А.С., прекращён на основании Приказа (распоряжения) от 25.10.2017 № СПФ00000034 о прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнении).

Полагая, что указанные трудовые договоры, заключённые
между предприятием и ответчиками, носят мнимый, фиктивный характер
и являются недействительными в силу статей 168, 170 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее по тексту – ГК РФ), конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции счёл неприменимыми к трудовым отношениям положения гражданского законодательства о недействительности сделок, сославшись на то,
что трудовые отношения регулируются трудовым законодательством,
в том числе, статьями 5, 56 Трудового кодекса Российской Федерации
(далее по тексту – ТК РФ), в соответствии с которыми трудовой договор
не является гражданско-правовой сделкой, в связи с чем к нему
в силу части 2 статьи 420 ГК РФ не применяются правила о двух-
и многосторонних сделках, предусмотренные главой 9 ГК РФ.

Апелляционный суд признал ошибочным данный вывод суда первой инстанции, указав на возможность оспаривания трудовых отношений,
в частности, оплату труда, по специальным основаниям, предусмотренным статьёй 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ
«О несостоятельности (банкротстве)» (далее по тексту –
Закон о банкротстве).

Отменяя определение суда первой инстанции и признавая оспариваемые трудовые договоры недействительными, апелляционный суд исходил из того, что ответчики не представили никаких доказательств в опровержение сомнений конкурсного управляющего в действительности их требований, помимо копий трудовых книжек, приказов о прекращении трудовых договоров с ними, как работниками предприятия, справок о доходах, выданных предприятием; не смогли подтвердить факт выполнения
своих трудовых функций иными доказательствами, а именно личными документами работника, такими как паспорт, ИНН, СНИЛС, документами
об образовании, военными билетами, заявлениями о приёме на работу,
о предоставлении отпуска и так далее, что влечёт вывод о притворности трудовых отношений.

Вывод апелляционного суда о возможности оспаривания действий, направленных на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих
в соответствии с трудовым законодательством (вытекающих из трудовых правоотношений), в частности, оплаты труда, по специальным основаниям, предусмотренным статьёй 61.2 Закон о банкротстве, является правомерным
и соответствует положениям пунктов 1 и 3 статьи 61.1 Закона о банкротстве.

Между тем, суд кассационной инстанции считает, что постановление апелляционного суда вынесено с нарушением принципа состязательности судопроизводства (статьи 8, 9 АПК РФ) в отсутствие у ответчиков
возможности представлять свои возражения и доказательства против сделанных судом апелляционной инстанции выводов об отсутствии трудовых отношений между ними и предприятием.

Поскольку суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявления конкурсного управляющего Гончарова Р.В. исключительно на том основании, что трудовые договоры не подлежат оспариванию
как гражданско-правовые сделки, объём доказательств, достаточный
либо недостаточный для рассмотрения спора, не устанавливался судом первой инстанции, как и не исследовались имеющиеся в деле доказательства
на предмет их относимости и допустимости.

По смыслу разъяснений, данных в пунктах 1, 9, 79, 100, 106 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации
от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», в целях полноценной судебной защиты нарушенных прав истца при ошибочности правовой квалификации им заявленных требований суду следует обеспечить судоговорение по соответствующему вопросу, который выносится судом
на обсуждение сторон с разъяснением причин этого действия
и его документальной фиксацией (определение Верховного Суда Российской Федерации от 29.11.2016 № 78-КГ16-58 (вошло в Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 1 (2017), утверждённый Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 16.02.2017), определения Верховного Суда Российской Федерации от 18.04.2017
№ 5-КГ17-21, от 24.07.2018 № 16-КГ18-23).

Аналогичным образом суд первой инстанции обязан поступить
и в иных ситуациях, когда для правильного разрешения дела в предмет исследования необходимо включить вопрос, на который лица, участвующие в деле, не ссылались (пункт 71 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 № 7 «О применении судами
некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации
об ответственности за нарушение обязательств»).

Таким образом, если судом первой инстанции неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, не распределено бремя
их доказывания, неверно квалифицированы спорные
правоотношения,
и суд не выносил на обсуждение лиц, участвующих в деле, вопросы, необходимые для устранения этих ошибок, то есть не обеспечил возможность судоговорения и не обозначил потенциальную потребность
в представлении соответствующих доказательств, то это должно быть компенсировано судом апелляционной инстанции.

В такой ситуации суду апелляционной инстанции следует поставить
на обсуждение вопрос о представлении лицами, участвующими в деле, дополнительных доказательств и при необходимости по их ходатайству оказать содействие в собирании и истребовании таких доказательств
(пункт 29 постановления Пленума
Верховного Суда Российской Федерации от 19.06.2012 № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство
в суде апелляционной инстанции»).

В противном случае в результате ошибочных действий суда первой инстанции лиц, участвующих в деле, нельзя считать информированными
о негативных последствиях собственного процессуального бездействия.

Кроме того, последствия судебных ошибок не должны относиться
на участников процесса, так как ошибки или просчёты государственных органов должны служить выгоде заинтересованных лиц (Постановление Европейского Суда по правам человека от 06.12.2011 по делу «Гладышева (Gladysheva) против Российской Федерации» (жалоба № 7097/10); постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 04.06.2015 № 13-П; определения Верховного Суда Российской Федерации от 25.09.2015 № 304-ЭС15-7401, от 17.03.2016 № 305-ЭС15-15932, от 27.06.2017
№ 307-АД16-20892, от 24.12.2018 № 305-ЭС18-16347).

Применительно к рассматриваемому делу апелляционный суд, приняв
к производству апелляционную жалобу конкурсного управляющего Гончарова Р.В. и назначив судебное заседание, не предложил ответчикам представить необходимые документы, оценка которых послужила бы апелляционному суду принять обоснованный и справедливый судебный акт, в частности такие, о которых идёт речь в постановлении апелляционного суда, - свидетельства СНИЛС, военные билеты, расчётные листы, оригиналы трудовых книжек, штатное расписание работодателя.

В то же время апелляционный суд сделал вывод о недоказанности ответчиками наличия фактических трудовых отношений с предприятием,
лишив их возможности заявить ходатайства об истребовании дополнительных доказательств, в частности из налоговой инспекции,
пенсионного фонда, фонда социального страхования и так далее.

Поскольку доказательства исследованы судами неполно, выводы, содержащиеся в судебных актах, сделаны без установления
всех обстоятельств, необходимых для правильного разрешения обособленного спора, определение суда первой инстанции и постановление апелляционного суда подлежат отмене, а обособленный спор – направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду первой инстанции следует учесть изложенное, устранить отмеченные недостатки, установить
все обстоятельства, входящие в предмет доказывания, исходя из предмета
и оснований заявленных требований, дать оценку всем доводам
и возражениям лиц, участвующих в деле, оценить представленные доказательства в их совокупности и взаимосвязи, после чего принять законный и обоснованный судебный акт в соответствии с нормами материального права, регулирующими спорные правоотношения.

Руководствуясь пунктом 3 части 1 статьи 287, статьёй 289 АПК РФ, Арбитражный суд Западно-Сибирского округа,

постановил:

определение Арбитражного суда Ямало-Ненецкого автономного округа
от 04.02.2019 и постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 08.07.2019 по делу № А81-1827/2017 отменить. Направить обособленный спор на новое рассмотрение в Арбитражный суд Ямало-Ненецкого автономного округа.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия
и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев,
в порядке, предусмотренном статьёй 291.1 АПК РФ.

Председательствующий                                                           О.В. Кадникова

Судьи                                                                                        М.Ю. Бедерина

                                                                                                   Н.В. Лаптев