НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Постановление АС Северо-Кавказского округа от 08.08.2018 № А61-1055/16

АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА

Именем Российской Федерации

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

арбитражного суда кассационной инстанции

г. Краснодар

Дело №А61-1055/2016

09 августа 2018 года

Резолютивная часть постановления объявлена 08 августа 2018 года

Постановление в полном объеме изготовлено 09 августа 2018 года

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Илюшникова С.М., судей Гиданкиной А.В. и Мацко Ю.В., при участии в судебном заседании от конкурсного управляющего должника – публичного акционерного общества «Акционерный коммерческий банк "1Банк"» (ИНН 1504029723, ОГРН 1021500000147) – государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» – Пелиевой А.А. (доверенность от 23.01.2017), в отсутствие ответчиков: Козаева Сергея Георгиевича, Ананиади Николая Константиновича, Гобеевой Бэлы Харитоновны, Пилюгина Игоря Юрьевича, Келесхаевой Нелли Иорановны, иных участвующих в деле лиц, извещенных о времени и месте судебного разбирательства, в том числе публично посредством размещения информации о движении дела на официальном сайте арбитражного суда в информационно-телекоммуникационной сети Интернет в открытом доступе, рассмотрев кассационные жалобы конкурсного управляющего должника – публичного акционерного общества «Акционерный коммерческий банк "1Банк"» – государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» и ответчиков: Козаева Сергея Георгиевича, Ананиади Николая Константиновича, Гобеевой Бэлы Харитоновны, Пилюгина Игоря Юрьевича на определение Арбитражного суда Республики Северная Осетия – Алания от 14.03.2018 (судья Сидакова З.К.) и постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.05.2018 (судьи Сомов Е.Г., Бейтуганов З.А., Макарова Н.В.) по делу № А61-1055/2016, установил следующее.

В рамках дела о банкротстве ПАО «Акционерный коммерческий банк "1Банк"» (далее – банк) конкурсный управляющий должника обратился с заявлением о признании недействительным приказа от 25.12.2015 № 359 в части установления тарифной ставки (оклада) Козаеву С.Г. в размере 220 тыс. рублей; Ананиади Н.К. в размере
160 тыс. рублей, Гобеевой Б.Х. в размере 160 тыс. рублей, Келехсаевой Н.И. в размере
120 тыс. рублей, Пилюгину И.Ю. в размере 264 400 рублей; применении последствий недействительности сделки в виде взыскания с Козаева С.Г. 546 937 рублей 05 копеек, с Ананиади Н.К. – 658 770 рублей 59 копеек, с Гобеевой Б.Х. – 872 287 рублей 15 копеек, с Келехсаевой Н.И. – 806 086 рублей 83 копеек, Пилюгина И.Ю. – 1 226 671 рубль
48 копеек (уточненные требования).

Определением суда от 14.03.2018, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 22.05.2018, признан недействительным приказ банка от 25.12.2015 № 359 в части установления Козаеву С.Г. тарифной ставки (оклада) в размере 220 тыс. рублей, Ананиади Н.К. – 160 тыс. рублей, Гобеевой Б.Х. – 160 тыс. рублей, Пилюгину И.Ю. – в размере 264 400 рублей, в качестве последствий недействительности сделок взыскал с Козаева С.Г. 546 937 рублей 05копеек, с Ананиади Н.К. 658 770 рублей 59 копеек, с Гобеевой Б.Х. 872 287 рублей 15 копеек, с Пилюгина И.Ю. 1 226 671 рубль
48 копеек. В части установления Келехсаевой Н.И. тарифной ставки (оклада) в размере 120 тыс. рублей и взыскании 806 086 рублей 83 копеек отказано.

В кассационной жалобе банк просит отменить обжалуемые судебные акты в части отказа в удовлетворении требований к Келехсаевой Н.И. и удовлетворить требования. По мнению заявителя, выводы судов ошибочны, так как Келехсаева Н.И. осведомлена о неудовлетворительном финансовом положении банка.

В кассационной жалобе Козаев С.Г., Ананиади Н.К., Гобеева Б.Х. и Пилюгин И.Ю. просят отменить обжалуемые судебные акты в удовлетворенной части и отказать в удовлетворении требований. Заявители полагают, что в период совершения оспариваемых сделок банк не обладал признаками неплатежеспособности и недостаточности имущества должника, поскольку по всем требованиям Банка России резервы на возможные потери по ссудам полностью сформированы, величина собственных средств (капитала) должника составляла более 300 млн рублей. Банк не представил доказательств того, что оспариваемая сделка привела к изменению очередности удовлетворения требований кредитора по обязательствам, возникшим до совершения оспариваемой сделки. Размер оклада ответчиков не может свидетельствовать о совершении оспариваемых сделок при злоупотреблении правом и в ущерб интересам банка, поскольку такой размер оклада обусловлен тем, что на протяжении длительного времени работникам выплачивалась заработная плата ниже той, которая выплачивается работнику подобной квалификации при сравнимых обстоятельствах.

В судебном заседании представитель конкурсного управляющего повторила доводы жалобы должника и высказался против удовлетворения жалобы ответчиков.

Изучив материалы дела, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что кассационные жалобы не подлежат удовлетворению.

Как видно из материалов дела и установлено судами, банк и Козаев С.Г. (председатель правления банка), Ананиади Н.К. (заместитель председателя правления банка), Гобеева Б.Х. (главный бухгалтер операционного отдела), Келехсаева Н.И. (начальник юридического отдела), Пилюгин И.Ю. (руководитель службы внутреннего аудита) заключили трудовые договоры от 11.04.2012 № 31, от 07.05.2013 № 34,
от 31.05.2012 № 55, от 27.05.2015 № 124 и от 16.03.2015 № 54, в соответствии с которыми заработная плата работников определяется штатным расписаниям. До 01.01.2016 в банке действовало штатное расписание, утвержденное приказом от 20.08.2015 № 217 и месячный фонд оплаты составлял 2 309 200 рублей из расчета на 90 штатных единиц.

25 декабря 2015 года (менее чем за 3 месяца до отзыва лицензии у банка) председатель правления банка издал приказ № 359, которым утверждено новое штатное расписание от 25.12.2015 № 11, введенное в действие с 01.01.2015; месячный фонд заработной платы утвержден в размере 5 061 400 рублей из расчета 92 штатные единицы.

В отношении работников утверждены следующие изменения заработной платы: Козаев С.Г.: оклад до 01.01.2016 – 60 тыс. рублей, оклад с 01.01.2016 – 220 тыс. рублей; Ананиди Н.К.: оклад до 01.01.2016 – 46 тыс. рублей, оклад с 01.01.2016 – 160 тыс. рублей; Габеева Б.Х.: оклад до 01.01.2016 – 46 тыс. рублей, оклад с 01.01.2016 – 160 тыс. рублей; Келехсаева Н.И.: оклад до 01.01.2016 – 28 тыс. рублей, оклад с 01.01.2016 –
120 тыс. рублей; Пилюгин И.Ю.: оклад до 01.01.2016 – 132 200 рублей, оклад с 01.01.2016 – 264 400 рублей. Установлено, что согласно штатным расписаниям, действовавшим с 01.09.2014 по 31.12.2015, банк, как работодатель, не производил индексацию заработной платы. Полагая, что приказ в части увеличения заработной платы работников является недействительной сделкой, поскольку отвечает признакам подозрительности как сделка с неравноценным встречным исполнением, совершен исключительно с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов, при злоупотреблении правом, в нарушение интересов банка, конкурсный управляющий обратился в суд с заявлением.

Удовлетворяя требования конкурсного управляющего в части, суды правомерно руководствовались следующим.

В соответствии с пунктом 1 статьи 61.1 Закона о банкротстве сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации (далее – Гражданский кодекс), а также по основаниям и в порядке, которые указаны в Федеральном законе от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве).

Согласно пункту 3 статьи 61.1 Закона о банкротстве под сделками, которые могут оспариваться по правилам главы этого Закона, понимаются, в том числе действия, направленные на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих в соответствии с гражданским, трудовым, семейным законодательством, законодательством о налогах и сборах, таможенным законодательством Российской Федерации, процессуальным законодательством Российской Федерации и другими отраслями законодательства Российской Федерации, а также действия, совершенные во исполнение судебных актов или правовых актов иных органов государственной власти. По правилам главы III.1 Закона о банкротстве могут, в частности, оспариваться действия должника по выплате заработной платы (пункт 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"» (далее – постановление № 63).

В силу абзаца первого пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве предполагается, что другая сторона сделки знала о совершении сделки с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, если она признана заинтересованным лицом (статья 19 этого Закона) либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника, либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника. При решении вопроса о том, должна ли была другая сторона сделки знать об указанных обстоятельствах, во внимание принимается то, насколько она могла, действуя разумно и проявляя требующуюся от нее по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств (пункт 7 постановления Пленума № 63). В случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.

Как разъяснено в пункте 9 постановления № 63, при определении соотношения пунктов 1 и 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве судам надлежит исходить из следующего. Если подозрительная сделка была совершена в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия этого заявления, то для признания ее недействительной достаточно обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве, в связи с чем наличие иных обстоятельств, определенных пунктом 2 данной статьи (в частности, недобросовестности контрагента), не требуется. Если же подозрительная сделка с неравноценным встречным исполнением была совершена не позднее чем за три года, но не ранее чем за один год до принятия заявления о признании банкротом, то она может быть признана недействительной только на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве при наличии предусмотренных им обстоятельств (с учетом пункта 6 данного постановления Пленума). Судом в случае оспаривания подозрительной сделки проверяется наличие обоих оснований, установленных как пунктом 1, так и пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

В пунктах 5 – 7 постановления № 63 разъяснено: для признания сделки недействительной по основанию, предусмотренному пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности всех следующих обстоятельств: сделка совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов; в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов; другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки. В случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию. При определении вреда имущественным правам кредиторов следует иметь ввиду, что в силу абзаца тридцать второго статьи 2 Закона о банкротстве под ним понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличения размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приведшие или могущие привести к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества. Согласно пункту 9 постановления № 63 если подозрительная сделка совершена в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия этого заявления, то для признания ее недействительной достаточно обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве, в связи с чем, наличие иных обстоятельств, определенных пунктом 2 данной статьи (в частности, недобросовестности контрагента), не требуется. Если же подозрительная сделка с неравноценным встречным исполнением совершена не позднее чем за три года, но не ранее чем за один год до принятия заявления о признании банкротом, то она может быть признана недействительной только на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве при наличии предусмотренных им обстоятельств. Судом в случае оспаривания подозрительной сделки проверяется наличие обоих оснований, установленных как пунктом 1, так и пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

Суды установили, что оспариваемые сделки совершены в течение месяца до принятия заявления о несостоятельности (банкротстве) должника, то есть в период подозрительности, установленный пунктом 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве.
С ноября 2015 года Банк России многократно выносил предписания в отношении банка в связи с неудовлетворительной оценкой качества управления и запретом на осуществление деятельности по привлечению во вклады денежных средств в случае сохранения названной оценки; о доформировании резервов на возможные потери по ссудам либо предоставления отчета о полном или частичном погашение обязательств; о доформировании резервов на возможные потери по ссудам и произведения соответствующей корректировки капитала. Недосозданный резерв на возможные потери составил порядка 380 млн рублей. В письме от 17.06.2015 № Т390-06-18/4128ДСП Банк России установил, что банку необходимо провести мероприятия по восстановлению безубыточной деятельности, констатировал, что в июне 2015 года финансовое состояние банка было убыточным. В дальнейшем финансовое положение банка ухудшилось, вплоть до 19.01.2016, когда банку запрещено привлекать денежные средства и открывать банковские счета клиентам, которые не являются акционерами банка.

Суды пришли к выводу о том, что в данных условиях существенное увеличение фонда оплаты труда и, соответственно, увеличение должностных окладов работникам не могло быть экономически обосновано, следовательно, оспариваемая сделка совершена с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов и в ущерб интересам банка.

Суды указали, что руководящий состав банка (Козаев С.Г. – председатель правления банка, Ананиади Н.К. – заместитель председателя правления банка,
Гобеева Б.Х. – главный бухгалтер операционного отдела, Пилюгин И.Ю. – руководитель службы внутреннего аудита) по роду своей деятельности не мог не знать о его затруднительном финансовом состоянии. Указанные работники, действуя добросовестно и разумно, должны были осознавать, что у банка отсутствуют средства на увеличение фонда заработной платы и повышения заработной платы работниками.

Суды пришли к обоснованному выводу о том, что должник произвел значительное (в несколько раз) увеличение заработной платы ответчиков при том, что фактические трудовые функции указанных работников не изменились, экономическое обоснование оспариваемых управленческих решений отсутствует. Доказательств изменения должностных обязанностей указанных лиц в сторону их увеличения, усложнения, изменения содержания трудовых функций названных работников отсутствуют.

Конкурсный управляющий также считает оспариваемый приказ недействительным по основанию статьи 61.3 Закона о банкротстве.

Согласно пункту 1 статьи 61.3 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в отношении отдельного кредитора или иного лица, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка влечет или может повлечь за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований, в частности при наличии такого условия как следующее: сделка привела или может привести к изменению очередности удовлетворения требований кредитора по обязательствам, возникшим до совершения оспариваемой сделки; сделка привела или может привести к удовлетворению требований, срок исполнения которых к моменту совершения сделки не наступил, одних кредиторов при наличии не исполненных в установленный срок обязательств перед другими кредиторами; сделка привела к тому, что отдельному кредитору оказано или может быть оказано большее предпочтение в отношении удовлетворения требований, существовавших до совершения оспариваемой сделки, чем было бы оказано в случае расчетов с кредиторами в порядке очередности в соответствии с законодательством Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве). В соответствии с пунктом 3 статьи 61.3 Закона о банкротстве сделка, указанная в пункте 1 статьи 61.3 и совершенная должником в течение шести месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, может быть признана арбитражным судом недействительной, если в наличии имеются условия, предусмотренные абзацами 2-3 пункта 1 статьи 61.3, или если установлено, что кредитору или иному лицу, в отношении которого совершена такая сделка, было известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества. Предполагается, что заинтересованное лицо знало о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества, если не доказано обратное.

Согласно абзацу 3 пункта 10 постановления Пленума № 63 для признания сделки недействительной на основании статьи 61.3 Закона о банкротстве не требуется, чтобы срок исполнения обязательств перед другими кредиторами наступил к моменту совершения оспариваемой сделки, поскольку ненаступление срока исполнения обязательства само по себе не должно ставить кредитора в менее выгодное положение по сравнению с контрагентами должника, получающими удовлетворение своих требований на основании сделок, совершенных в сроки, указанные в пунктах 2 – 3 статьи 61.3. Закона о банкротстве.

Суды указали, что в данном случае, издание оспариваемого приказа привело к созданию искусственной кредиторской задолженности перед работниками, подлежащей предпочтительному погашению по сравнению с остальными кредиторами.

В силу разъяснений, изложенных в абзаце четвертом пункта 4 постановления № 63, наличие в Законе о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок, предусмотренных статьями 61.2 и 61.3, само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (статьи 10 и 168 Гражданского кодекса).

В соответствии с пунктом 1 статьи 10 Гражданского кодекса не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). Пунктом 2 статьи 168 Гражданского кодекса установлено, что сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Судебные инстанции, установив, что на момент совершения оспариваемых сделок банк находился в неудовлетворительном финансовом состоянии, работники в силу должностных обязанностей знали (не могли не знать) об ухудшении финансового положения должника, однако вместе с банком действовали недобросовестно, пришли к выводу о совершении сторонами сделки со злоупотреблением правом (статьи 10
и 168 Гражданского кодекса).

В соответствии с пунктом 2 статьи 167 Гражданского кодекса при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Согласно пункту 1 статьи 61.6 Закона о банкротстве все, что передано должником или иным лицом за счет должника или в счет исполнения обязательств перед должником, а также изъято у должника по сделке, признанной недействительной в соответствии с настоящей главой, подлежит возврату в конкурсную массу. В случае невозможности возврата имущества в конкурсную массу в натуре приобретатель должен возместить действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения, а также убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества, в соответствии с положениями Гражданского кодекса об обязательствах, возникающих вследствие неосновательного обогащения.

В соответствии с пунктом 25 постановления № 63 в случае признания на основании статей 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве недействительными действий должника по уплате денег, передаче вещей или иному исполнению обязательства, обязательство должника перед соответствующим кредитором считается восстановленным с момента совершения недействительной сделки, а право требования кредитора по этому обязательству к должнику считается существовавшим независимо от совершения этой сделки (абзац 1 пункта 4 статьи 61.6 Закона о банкротстве). В силу пункта 35.1 постановления № 63 при оспаривании в деле о банкротстве кредитной организации такой сделки, как списание кредитной организацией денежных средств со счета клиента в этой кредитной организации в счет погашения задолженности клиента перед кредитной организацией (как на основании распоряжения клиента, так и без него), необходимо учитывать следующее. Признание сделки недействительной означает, что не прекратились и восстанавливаются обязательства как клиента перед кредитной организацией, так и кредитной организации перед клиентом (восстанавливаются его денежные средства на счете); при этом требование клиента к кредитной организации подлежит включению в реестр требований кредиторов с учетом правил статьи 61.6 Закона о банкротстве.

Данный правовой подход, соответствует позиции, изложенной в определении (Верховного Суда Российской Федерации от 11.09.2017 по делу № 309-ЭС15-13162 (2).

Отказывая в удовлетворении требований, заявленных к Келехсаевой Н.И., судебные инстанции установили, что постановлением апелляционного суда от 19.12.2017, оставленным без изменения постановлением суда округа от 02.03.2018, отказано в удовлетворении требований конкурсного управляющего о признании недействительным приказа банка от 31.12.2015 № 368 в части премирования Келехсаевой Н.И., взыскании денежных средств и применении последствий недействительности сделки в виде признания отсутствующей задолженности банка перед Келехсаевой Н.И. Судебные инстанции указали, что Келехсаева Н.И. занимала должность начальника юридического отдела; из должностной инструкции данного работника не следует, что в его обязанности входила работа с документами, из которых он мог получить сведения об общем финансовом состоянии должника; в обязанности данного работника входило правовое сопровождение интересов банка. В удовлетворении требований в указанной части отказано правомерно.

Суды, оценив представленные в материалы дела доказательства в совокупности и взаимосвязи в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правомерно признали недействительным оспариваемый приказ в отношении Козаева С.Г., Ананиади Н.К., Гобеевой Б.Х., Пилюгина И.Ю. по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве и применили последствия недействительности сделок в форме взыскания в пользу банка денежных средств.

Проверка материалов дела свидетельствует о том, что суды при рассмотрении требований учли судебную практику по аналогичным спорам, рассмотренным в рамках данного дела о банкротстве должника, правильно применили нормы материального права, достаточно полно и всесторонне исследовали обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела; выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам. Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены судебных актов, не установлено. При таких обстоятельствах основания для удовлетворения кассационных жалоб отсутствуют.

Руководствуясь статьями 284, 286, 287 и 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа

ПОСТАНОВИЛ:

определение Арбитражного суда Республики Северная Осетия – Алания от 14.03.2018 и постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.05.2018 по делу № А61-1055/2016 оставить без изменения, кассационные жалобы – без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий С.М. Илюшников

Судьи А.В. Гиданкина

Ю.В. Мацко