НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Постановление АС Приморского края от 08.06.2016 № А51-24764/15

Пятый арбитражный апелляционный суд

ул. Светланская, 115, г. Владивосток, 690001

тел.: (423) 221-09-01, факс (423) 221-09-98

http://5aas.arbitr.ru/

Именем Российской Федерации

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

арбитражного суда апелляционной инстанции

г. Владивосток                                                  Дело

№ А51-24764/2015

14 июня 2016 года

Резолютивная часть постановления оглашена 08 июня 2016 года.

Постановление в полном объеме изготовлено июня 2016 года .

Пятый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего С.Б. Култышева,

судей Д.А. Глебова, С.М. Синицыной,

при ведении протокола секретарем судебного заседания Т.Н. Витко,

рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу Закрытого акционерного общества «Авиалифт  Владивосток»

апелляционное производство № 05АП-2435/2016

на решение от 17.02.2016 судьи С.Н. Шклярова

по делу № А51-24764/2015 Арбитражного суда Приморского края

по иску закрытого акционерного общества «Авиалифт Владивосток»              (ИНН 2502018358, ОГРН 1022500537212)

к страховому акционерному обществу «ВСК» (ИНН 7710026574,                   ОГРН 1027700186062)

о взыскании сумы эквивалентной 92 909,67 евро в рублях,

при участии:

от ЗАО «Авиалифт  Владивосток» – представитель Рябий Р.А. по доверенности № 39 от 01.12.2015 сроком на 3 года, удостоверение;

от САО  «ВСК» - представитель Восканян В.Г. по доверенности № 7-ГД-0197-Д от 16.01.2016 сроком до 15.01.2017, паспорт

УСТАНОВИЛ:

Закрытое акционерное общество «Авиалифт Владивосток» (далее ЗАО «Авиалифт Владивосток», истец) обратилось в Арбитражный суд Приморского края с исковым заявлением к страховому акционерному обществу «ВСК» (далее САО «ВСК», ответчик, страховщик) о взыскании суммы страхового возмещения, эквивалентной 92 909,67 евро, в рублях.

Решением суда от 17.02.2016 в удовлетворении исковых требований отказано.

Не согласившись с вынесенным судебным актом, истец обратился с апелляционной жалобой, в которой просит его отменить, принять по делу новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований.

В обоснование жалобы со ссылками на материалы дела и положения действующего законодательства  указал на обстоятельство страхования ответственности истца за причинение вреда грузовладельцам в пользу отмеченных грузовладельцев, сослался на необоснованность разрешения спора судом первой инстанции по нормам российского законодательства с учетом международного элемента в отношениях между истцом и индийской компанией, в пользу которой истцом осуществлялась фактическая воздушная перевозка грузов. Привел доводы о применимости к соответствующим правоотношениям положений международных конвенций о воздушной перевозке грузов (Варшавская конвенция 1929 года, Монреальская конвенция 1999 года).

В дополнениях к апелляционной жалобе указал на обстоятельства фактического возмещения убытков в пользу индийской компании, раскрыл значение соглашения об уступке требования индийской компании к ответчику о выплате страхового возмещения.

В письменном отзыве на апелляционную жалобу ответчик с доводами жалобы не согласился, просит обжалуемый судебный акт оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Судебное заседание неоднократно откладывалось для дополнительного исследования материалов дела.

 В судебном заседании 08.06.2016 представитель ЗАО «Авиалифт  Владивосток» поддержал доводы апелляционной жалобы, решение суда первой инстанции просил отменить по основаниям, изложенным в апелляционной жалобе.

Представитель САО  «ВСК» на доводы апелляционной жалобы возразил, обжалуемое решение считает законным и обоснованным, просит оставить его без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Судом к материалам дела в порядке статьи 268 АПК РФ приобщены представленные истцом во исполнение определения суда апелляционной инстанции дополнительные материалы (платежное поручение AV/172 от 06.11.2014, письмо от 14.10.2014, от 05.11.2014, счет на 92 909,67 евро).

Из материалов дела, пояснений представителей лиц, участвующих в деле, судом апелляционной инстанции установлено следующее.

Между САО «ВСК» (страховщик) и ЗАО «Авиалифт Владивосток» (страхователь) заключен договор авиационного страхования от 15.10.2012 №1264S25000003.

Согласно данного договора, страховщиком принято на страхование  воздушное судно КА 32 С (вертолет) для выполнения полетов по маршруту Антарктида, Кейп Таун (ЮАР), от рисков,  связанных с эксплуатацией данного воздушного судна с установленным лимитом ответственности владельца воздушного судна перед третьими лицами, перевозчика перед пассажирами, грузовладельцем (грузоотправителем), что отвечает критериям смешанного договора комплексного страхования.

Срок страхования установлен с 06.11.2012 по 04.04.2013.

Также между истцом (арендодатель) и Национальным центром антарктических и океанских исследований  (NationalCentreforAntarctic&OceanResearch, NCAOR, арендатор) заключен договор аренды вертолета от 17.09.2012, по условиям которого арендодатель передает в аренду арендатору, а арендатор принимает в аренду воздушное судно КА 32 С для перевозки пассажиров и грузов в районе работы Индийской научной экспедиции в Антарктиде. Согласно условиям договора, летная эксплуатация судна и его материально-техническое обслуживание осуществляет арендодатель силами собственного персонала.

При выполнении полета в районе Антарктиды при следовании от теплохода «Иван Папанин» до полярной станции «Майтри» 06.01.2013 на вертолете КА 32 С произошло выпадение из упаковочного ящика, перевозимого на подвесном тросе к вертолету,  груза (кабина тягача Priston Bully), стоимостью 92 909,67 евро.

На основании полученного от истца сообщения о наступлении события, отвечающего признакам страхового случая, страховым обществом «ВСК» на основании представленного истцом информационного пакета документов принят страховой акт от 06.06.2013 об отказе в признании отмеченного события страховым случаем.

В ходе переписки истца с NCAOR по вопросу возмещения причиненных падением груза убытков достигнуто соглашение о заключении 03.11.2014 между NCAOR (цедент) и истцом (цессионарий) договора уступки требования по обязательствам САО «ВСК» по договору авиационного страхования от 15.10.2012 № 1264S25000003. За получение указанного требования истцом в адрес NCAOR уплачено 92 909,67 евро.

Полагая себя обладателем прав выгодоприобретателя по договору страхования ответственности за перевозку груза на основании отмеченного соглашения об уступке, при получении отказа страховщика в осуществлении страховой выплаты, истец обратился с настоящим иском.

При рассмотрении заявленного требования суд первой инстанции руководствовался положениями главы 48 Гражданского кодекса РФ, Законом РФ «Об организации страхового дела в РФ» от 27.11.1992 №4015-1, а также нормами о договоре аренды транспортных средств главы 34 ГК РФ.

Рассмотрев представленные материалы дела, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что поскольку причинение ущерба произошло при эксплуатации застрахованного воздушного судна после его передачи в аренду без письменного согласования со страховщиком, данное обстоятельство свидетельствует об отсутствии страхового случая, предусмотренного договором, и, соответственно, не влечет за собой обязанности страховщика по выплате страхового возмещения, что соответствует условиям договора и требованиям статей 929, 943 ГК РФ и статьи 9 Закона РФ «Об организации страхового дела в Российской Федерации».

Между тем, судом первой инстанции не учтено, что обстоятельство передачи в аренду воздушного судна условиями договора страхования не связывается с признанием наличия либо отсутствия страхового случая.

Кроме того, учитывая особый правовой характер страхования ответственности перевозчика за причинение вреда грузовладельцу (повреждение груза), необходимым условием определения наличия либо отсутствия признаков наступления такой ответственности, является определение правовых норм, регулирующих вопросы наступления данной ответственности.

В то же время, оценка представленного договора  аренды вертолета от 17.09.2012 между истцом и  NCAOR позволяет прийти к выводу смешанного характера такового, сочетающего в себе элементы аренды транспортного средства с экипажем, и договора перевозки грузов.

 При этом, согласно прямого указания пункта 28.1. договора аренды вертолета от 17.09.2012, настоящий договор регулируется и подлежит толкованию во всех отношениях в соответствии с законодательством Индии (т. 1 л.д. 114).

В силу изложенного, применение положений российского законодательства об аренде, перевозке, общих основаниях ответственности для целей определения критерия наличия признаков страхового случая в части наступления либо не наступления ответственности истца как перевозчика груза, допустившего его повреждение при транспортировке, является безосновательным.

Вместе с тем, допущенное судом первой инстанции неверное определение подлежащих применению правовых норм не повлекло за собой принятия неверного по существу правового акта в силу следующего.

С учетом пояснений сторон, общедоступных данных информационных ресурсов сети Интернет, судом апелляционной инстанции в порядке части 1 статьи 69 АПК РФ признается общеизвестным положение об особенностях формирования современной нормативно-правовой базы Индии, отличающейся на сегодняшний день особенностью в виде отсутствия единого кодифицированного акта об общих положениях гражданского права, включая положения об ответственности при осуществлении воздушной перевозки грузов, а также специального нормативного акта, регулирующего вопросы осуществления воздушной перевозки грузов.

Вместе с тем, указанное обстоятельство не исключает применения к спорным правоотношениям непосредственно положений действующих международно-правовых соглашений в области воздушных перевозок грузов, участницей которых является Индия.

В настоящее время вопросы международных воздушных перевозок регулируются положениями таких международных конвенций, как Варшавская конвенция 1929 года для унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок, (с изм., внесенными Протоколом от 28.09.1955, Конвенцией от 18.09.1961 – далее Варшавская конвенция 1929 года), а также Монреальская конвенция для унификации некоторых правил международных воздушных перевозок 1999 года (далее Монреальская конвенция 1999 года).

Обстоятельство присоединения Индии к Варшавской конвенции 1929 года прямо следует из преамбулы указанной конвенции. 

К Монреальской конвенции 1999 года, вступившей в силу в ноябре 2004 года, Индия присоединилась 30.06.2009 (см. https://en.wikipedia.org/wiki/Montreal_Convention).

Таким образом, на момент повреждения груза 06.01.2013 ввиду выпадения из упаковочного ящика, перевозимого на подвесном тросе к вертолету, положения отмеченных конвенций подлежали применению для  целей оценки наличия либо отсутствия оснований ответственности перевозчика за допущенное повреждение груза.

В соответствии со статьей 18 Варшавской конвенции 1929 года, перевозчик отвечает за вред, происшедший в случае уничтожения, потери или повреждения зарегистрированного багажа или товара, если происшествие, причинившее вред, произошло во время воздушной перевозки. Воздушная перевозка, по смыслу предыдущего абзаца, охватывает период времени, в течение которого багаж или товар находятся под охраной перевозчика, независимо от того, имеет ли это место на аэродроме, на борту воздушного судна или в каком-либо ином месте, в случае посадки вне аэродрома.

При этом, в силу статьи 20 Варшавской конвенции 1929 года перевозчик не несет ответственности, если он докажет, что им и поставленными им лицами были приняты все необходимые меры к тому, чтобы избежать вреда, или что им было невозможно их принять. При перевозке товаров и багажа перевозчик не несет ответственности, если докажет, что причиненный вред произошел вследствие ошибки в пилотаже, в вождении воздушного судна или в навигации и что во всех других отношениях он и поставленные им лица приняли все необходимые меры для избежания вреда.

Соответственно, на основании статьи 18 Монреальской конвенции 1999 года перевозчик отвечает за вред, происшедший в случае уничтожения, утери или повреждения груза, только при условии, что событие, ставшее причиной такого вреда, произошло во время воздушной перевозки. Однако перевозчик не несет ответственности, если и в той мере, в какой он докажет, что уничтожение, утеря или повреждение груза произошли в результате одного или нескольких перечисленных ниже обстоятельств:

a) присущего грузу дефекта, качества или порока;

b) неправильной упаковки груза лицом, кроме перевозчика, его служащих или агентов;

c) акта войны или вооруженного конфликта;

d) акта органа государственной власти, связанного с ввозом, вывозом или транзитом груза.

 Воздушная перевозка по смыслу пункта 1 настоящей статьи охватывает период времени, в течение которого груз находится под охраной перевозчика. Период времени воздушной перевозки не включает в себя никакой наземной перевозки, морской перевозки или перевозки внутренним водным путем, осуществленной вне аэропорта. Однако если подобная перевозка осуществляется во исполнение договора воздушной перевозки в целях погрузки, выдачи или перегрузки, любой вред, до доказательства противного, считается следствием события, имевшего место во время воздушной перевозки.

При этом, на основании статьи 20 Монреальской конвенции 1999 года, если перевозчик докажет, что вред был причинен или его причинению способствовали небрежность, неправильное действие или бездействие лица, требующего возмещения, или лица, от которого происходят его или ее права, перевозчик полностью или частично освобождается от ответственности перед требующим возмещения лицом в той мере, в какой такие небрежность, неправильное действие или бездействие причинили вред или способствовали его причинению. Когда требование о возмещении заявлено иным лицом, чем пассажир, в связи со смертью или телесным повреждением, понесенным этим последним, перевозчик равным образом полностью или частично освобождается от ответственности в той мере, в какой он докажет, что небрежность, другое неправильное действие или бездействие этого пассажира причинили вред или способствовали его причинению. Настоящая статья применяется ко всем положениям об ответственности в настоящей Конвенции, включая пункт 1 статьи 21.

Представленными в материалы дела документами подтверждают перевозку груза при транспортировке вертолетом ящика, застропленного в «люльку» текстильными стропами путем равномерного обжима по периметру, что исключает опрокидывание груза.

Согласно акта от 06.01.2013, утвержденному капитаном т/Х «Иван Папанин», примененный вид стропления выполнен по решению представителя  индийской экспедиции NCAOR. Вместе с тем, к месту назначения ящик прибыл без деформаций, и без боковых стенок, при этом потеря груза произошла вследствие разрушения боковых стенок ящика и недостаточной внутренней фиксации груза к основанию ящика или упаковке (т.1 л.д. 120).

Обстоятельство наличия вращения груза в полете при отсутствии смещения строп отмечается также пилотом вертолета в объяснительной записке от 06.01.2013, в которой также указывается на вероятность ненадлежащего крепления груза внутри перевозочного ящика  (т. 1 л.д. 67).

Представленный доклад следственной комиссии в составе Шри Аджай Дхар (Shri Ajay Dhar), руководителя рейса  32-ой индийской научной экспедиции в Антарктиду (ISEA), Шри Уттам Чанд (Shri Uttam Chand), начальника станции «Майтри», 31-ой ISEA, Доктор Рупеш M Дас (Dr. Rupesh М Das), начальника станции Майтри  Бхарати, 31-ой ISEA подтверждает, что  груз (водительская кабина транспортного средства от компании Piston Bully) разбился из-за непредвиденных погодных условий, в результате внезапного раскачивания и дёргания груза, транспортируемого на тросовых подвесках. Ситуация не была результатом небрежности или ошибки ни со стороны пилота вертолёта, который приложил все усилия, чтобы вернуть контроль над раскачивающимся, дёргающимся и вращающимся грузом при турбулентных погодных условиях, ни со стороны наземной команды, выполнявшей транспортную обработку груза (т. 2 л.д. 15-16).

Совокупность приведенных обстоятельств приводит судебную коллегию у выводу об установлении отсутствия вины перевозчика, что является основанием для освобождения его от ответственности согласно положениям статьи 20 Варшавской конвенции 1929 года.

Одновременно выявленные обстоятельства падения груза из надлежаще закрепленного на стропах ящика (доставленного на базу при отсутствующих стенках), при подтверждении материалами дела характера выпадения груза из ящика с учетом установленных обстоятельств (допустимое вращение ящика, перевозимого на свободном подвесе, вызывающего центробежное смещение груза внутри ящика) отвечает критериям выявления неправильной упаковки груза лицом, кроме перевозчика, его служащих или агентов, что является основанием для освобождения перевозчика от ответственности согласно статьи 18 Монреальской конвенции 1999 года, последовательно установившей принцип ужесточения ответственности перевозчика путем отхода от виновной ответственности последнего, при закреплении сокращенного  перечня оснований для освобождения его ответственности.

При этом, отсутствие неправильной упаковки груза перевозчиком, его служащими или агентами следует из отмеченного доклада следственной комиссии.

В силу изложенного, достаточных оснований для привлечения перевозчика к ответственности, а равно для признания наличия страхового случая в отмеченном факте повреждения груза не имелось, что влечет за собой признание заявленных требований как необоснованных, не подлежащих удовлетворению.

Добровольное возмещение истцом причиненного ущерба представителям индийской стороны не изменяет существа установленной судом правовой характеристики изложенной ситуации.

Заключение договора уступки требования с индийской стороной при заведомой осведомленности истца о правовой позиции страховщика относительно сложившегося обстоятельства повреждения груза (не признание страховым случаем) отвечает критериям реализации истцом своего предпринимательского риска.

В соответствии с частью 1 статьи 269 АПК РФ по результатам рассмотрения апелляционной жалобы арбитражный суд апелляционной инстанции вправе оставить решение арбитражного суда первой инстанции без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены обжалуемого судебного акта по приведенным в апелляционной жалобе основаниям, поскольку доводы апеллянта основаны на неправильном толковании норм материального права и по существу сводятся к переоценке установленных судом первой инстанции обстоятельств.

Нарушений норм процессуального права, в том числе являющихся безусловным основанием для отмены судебного акта, апелляционной инстанцией не установлено.

Руководствуясь статьями 258, 266-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Пятый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Приморского края от 17.02.2016  по делу №А51-24764/2015  оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Дальневосточного округа через Арбитражный суд Приморского края в течение двух месяцев.

Председательствующий

С.Б. Култышев

Судьи

Д.А. Глебов

С.М. Синицына