НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Определение АС Пермского края от 06.03.2018 № А50-9856/16

Арбитражный суд Пермского края

Екатерининская, дом 177, Пермь, 614068, www.perm.arbitr.ru 

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

г. Пермь

 Резолютивная часть определения оглашена 06 марта 2018 года   Определение изготовлено в полном объеме 16 марта 2018 года 

Арбитражный суд Пермского края в составе судьи Зарифуллиной Л.М.,  при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Ковалевой  А.А. (до перерыва) и секретарем судебного заседания Гирушевой Т.В. (после  перерыва), в открытом судебном заседании 

в рамках дела по заявлению закрытого акционерного общества «Ремма  Северный Урал» (614051, г. Пермь, ул. Пушкарская, 55; ИНН 5906107584,  ОГРН 11159060002981) 

о признании общества с ограниченной ответственностью «Научно- внедренческое управление» (ООО «НВУ») (ОГРН 1025901712154, ИНН  5911003982; 618419, Пермский край, г. Березники, пр-т Советский, 75)  несостоятельным (банкротом), 

рассмотрев заявление индивидуального предпринимателя Давыдова  Александра Валериановича о включении требований в реестр требований  кредиторов должника, 

и заявление ПАО АКБ «Урал ФД» к ответчикам:

обществу с ограниченной ответственностью «научно-внедренческое  управление» 

индивидуальному предпринимателю Давыдову Александру  Валериановичу о признании сделки недействительной и применении  последствий ее недействительности, 

При участии в судебном заседании
заявитель – ИП Давыдов А.В., паспорт;

от заявителя – Давыдова Е.А., паспорт, доверенность от 01.08.2016 года; 

 от и.о. конкурсного управляющего - Соболева Ю.В. (до перерыва) –  паспорт, доверенность от 15.01.2018 года; 

 от ПАО АКБ «Урал ФД» - Лубягин Д.В.. паспорт, доверенность от  12.01.2017 года; 


от третьего лица ПАО «Уралкалий» - Горбачева А.В. – паспорт,  доверенность от 01.01.2018 года; Новикова О.А., - паспорт, доверенность от  01.01.2018 года; Новоселев М.Н. - паспорт, доверенность от 01.01.2018 года; 

 от ПАО «Сбербанк России» - Еловикова Н.А.(до перерыва), паспорт,  доверенность от 15.02.2017 года; 

иные лица, участвующие в деле, не явились, извещены.

Установил:

Определением суда от 16 июня 2016 года (резолютивная часть  определения объявлена 15 июня 2016 года) между ООО «ТСС» и ООО «НВУ»  утверждено мировое соглашение. 

Производство по заявлению ООО «ТСС» о признании ООО «НВУ»  несостоятельным (банкротом) прекращено. 

Заявитель обосновывает свое требование наличием, установленной  вступившим в законную силу определением арбитражного суда Пермского края  и не уплаченной свыше трех месяцев основной задолженности в сумме  1 595 687,76 рублей. 

Данное заявление определением суда от 06 мая 2016 года в силу ст.48 ФЗ  «О несостоятельности (банкротстве») признано заявлением о вступлении в  дело. 

 Определением арбитражного суда Пермского края от 15 июня 2016 года  заявление принято к производству и назначено к рассмотрению по проверке  обоснованности требований на 28 июня 2016 года. 

 Определением арбитражного суда Пермского края от 29 июня 2016 года  (резолютивная часть определения оглашена 28 июня 2016 года) в отношении  ООО «Научно-внедренческое управление» введена процедура наблюдения,  временным управляющим утверждена Афанасьева Анна Алексеевна (почтовый  адрес: 614007 г. Пермь, а/я 240). 

Объявление о введении процедуры наблюдения опубликовано в Едином  федеральном реестре сведений о банкротстве 08 июля 2016 года. 

Решением арбитражного суда Пермского края от 05 декабря 2016 года  (резолютивная часть от 28 ноября 2016 года) ООО «НВУ» признано  несостоятельным (банкротом), в отношении него открыта процедура  конкурсного производства сроком до шести месяцев. Исполнение обязанностей  конкурсного управляющего должника ООО «НВУ» возложено на Афанасьеву  Анну Алексеевну – члена Ассоциации «Сибирская межрегиональная  саморегулируемая организация арбитражных управляющих» (644122, г. Омск, 


ул. 5-й Армии, 1, оф. 5) с вознаграждением в виде фиксированной суммы в  размере 30 000 рублей ежемесячно за счет имущества должника. Рассмотрение  отчета конкурсного управляющего по результатам конкурсного производства в  отношении должника назначить 25 мая 2017 года. 

Объявление о признании должника банкротом и открытии в отношении  него процедуры конкурсного производства опубликовано в газете  «КоммерсантЪ» № 235 от 17.12.2016 года. 

Требования заявителя основаны на лицензионном договоре от 01.10.2015  года, договоре № 6/2012 от 17 февраля 2012 года и договоре займа № 30-з-15 от  11 декабря 2015 года. 

Определением суда от 08 августа 2016 года заявление принято к  производству суда и назначено к рассмотрению на 30 августа 2016 года. 

Определением суда от 30 августа 2016 года рассмотрение обоснованности  заявленного требования отложено на 27 сентября 2016 года. Лица,  участвующие в деле, обязаны явкой в судебное заседание. 


лицензию на право использования принадлежащих ему объектов  интеллектуальной собственности для выполнения работ по договору   № 609/2012 не позднее 31 декабря 2015 года. Размер лицензионного  вознаграждения рассчитан исходя из п.12.4 договора. Штраф, который ПАО  «Уралкалий» должно выплатить должнику, составляет 352 827977 рублей.  Замечаний на расчет суммы штрафа от ПАО «Уралкалий» не поступило. В  связи с чем, размер вознаграждения рассчитан в соответствии с п.1  дополнительного соглашения № 1 от декабря 2013 года к договору № 6/2012 и  составляет 229 338 185 рубля (расчет: 352 827 977 х 65% : 100%).  Дополнительное вознаграждение соответствует рыночной стоимости прав  третьих лиц на использование ПАО «Уралкалий» объектов интеллектуальной  собственности в объеме, необходимом для эксплуатации СОФ. Полагает, что  размер лицензионного вознаграждения является соразмерным и обоснованным. 

В порядке ст. 159 АПК РФ к материалам дела приобщены  представленные временным управляющим выписки с расчетных счетов ООО  «НВУ» в период оплаты Давыдову А.В. денежных средств по договору   № 6/2012 от 17.02.2012 года; представленные должником протокол № 2/2016  внеочередного собрания участников ООО «НВУ» от 04 апреля 2016 года;  свидетельство об удостоверении нотариусом решения собрания участников  ООО «НВУ» от 04 апреля 2016 года; справка о поступлении денежных средств  по договору № 609 от 17.02.2012 года; акт сверки взаимных расчётов с  заявителем по договору займа; документы по расходованию денежных средств. 

Определением суда от 27 сентября 2016 года к участию в деле в качестве  третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно  предмета спора, привлечено ПАО «Уралкалий», рассмотрение обоснованности  заявленного требования отложено на 24 октября 2016 года. Истребованы  документы. 


научную теорию. Не выполняется условие патентоспособности изобретения о  промышленной применимости при его реализации в заявленном назначении.  Представленный заявителем лицензионный договор от 01.10.2015 года не  является доказательством наличия заявленной задолженности в сумме 257 088  105,40 рубля, поскольку договор является ничтожной сделкой. Доказательств,  подтверждающих использование патента в рамках договора № 609/2012,  заключенного между должником и ПАО «Уралкалий» заявителем не  представлено. Действие патента было прекращено 10.10.2011 года, в связи с  неуплатой в установленный срок пошлины. По сведениям Роспатента ООО  «НВУ» (лицензиат) предоставлено право использования патента № 2135290 на  основании лицензионного договора с патентообладателем Давыдовым А.В.  (лицензиар) только с 12 января 2016 года по 30 июля 2016 года, что не могло  обеспечить исполнение договора № 609/2012 на весь период его действия. В  настоящее время срок действия патента истек. Соответственно, заключенный  между заявителем и должником (группа взаимосвязанных лиц) лицензионный  договор, является мнимым, противоречит основам правопорядка. Данное  обстоятельство является основанием для отказа в удовлетворении требований. 

Определением суда от 24 октября 2016 года рассмотрение  обоснованности заявленного требования отложено на 15 ноября 2016 года, от  ПАО «Уралкалий» и ООО «НВУ» истребованы документы. 

В порядке ст. 159 АПК РФ к материалам дела приобщены выписка по  счету должника; копии договора № 609/2012 от 17 февраля 2012 года,  дополнительные соглашения к нему, календарный план работ, график  комплектации оборудования, техническое задание; сведения о расчетах,  справка о состоянии суммы неотработанных авансов по договору. 

Протокольным определением от 15 ноября 2016 года рассмотрение  обоснованности заявленного требования отложено на 12 января 2017 года. 


Протокольным определением от 12 января 2017 года уточнение  заявленных требований принято судом в порядке ст. 49 АПК РФ. Рассмотрение  обоснованности заявленного требования отложено на 02 февраля 2017года, в  последующем объявлен перерыв до 08 февраля 2017года. 

Протокольным определением от 08 февраля 2017 года рассмотрение  обоснованности заявленного требования и ходатайства третьего лица о  назначении экспертизы отложено на 21 февраля 2017 года. 

В порядке ст. 159 АПК РФ к материалам дела приобщены  представленные ИП Давыдовым А.В. подлинники: договора № 6/2012 от  17.02.2012 года, дополнительных соглашений: № 1 от декабря 2013 года, № 2 от  20.11.2013 года, б/н от 15.12.2015 года, приложений № 5,6,7,8 календарные  планы; актов сдачи-приёмки выполненных работ: № 1 от 24.12.2012, № 2 от  23.12.2013, № 3 от 23.12.2013, № 4 от 23.12.2013, № 5 от 28.05.2014, № 6 от  21.07.2014, № 7 от 22.09.2014, № 8 от 22.09.2014, № 9от 29.12.2014, № 10 от  28.12.2014, № 11 от 28.12.2014, № 12 от 28.09.2015, № 13 от 07.04.2016. 

Представителем и.о. конкурсного управляющего в материалы дела  представлен отзыв на заявление об уточнение заявленных требований, в  котором не возражает против удовлетворения требований заявителя. 

В судебном заседании представитель третьего лица ПАО «Уралкалий» в  суде поддержала заявленное ходатайство по основаниям, изложенным в  письменном ходатайстве, уточнив поставленные для разрешения эксперту  вопросы: 1) Соответствует ли дата выполнения всех документов (в т.ч.  выполнены ли подписи на каждой из страниц документов, поставлены ли  печати, на договоре от 17 февраля 2012 года № 6/12, на дополнительном  соглашении от (открытая дата) декабря 2013 года, в т.ч. отметка «65» в п. 1  дополнительного соглашения, на акте от 07 апреля 2016 года № 3, в т.ч. отметка  «б/п») – в даты, указанные в документах? 

Заявитель ИП Давыдов А.В. и его представитель возражали против  назначения и проведения экспертизы, представили письменные возражения,  указав, что договор № 6/2012 с дополнительными соглашениями к нему, в т.ч. с  соглашением от декабря 2013 года, был представлен в суд вместе с заявлением  о включении требований в реестр требований кредиторов ИП А.В. Давыдова.  Дата подписания акта № 13 от 07.04.2016 года не имеет юридического значения  для подтверждения его правомерности. Указанное право следует из договора 


 № 6/2012, а расчет такого вознаграждения предусмотрен договоров № 609/2012.  Обязательства должника по договору подряда отражены в бухгалтерской  отчетности. Печать документов производилась только на лазерных принтерах,  поэтому объектом исследования судебно-технической экспертизы не могут  быть тексты документов. Документы, изготовленные аналогичным способом,  что и подлежащие исследованию, не представляется возможным представить.  Отсутствие сертификата о предельной погрешности исследований документов  на срок их выполнения, не позволяет эксперту однозначно определить  конкретный период выполнения документа. Поэтому цель экспертизы не будет  достигнута. Поставленные вопросы носят вероятностный характер.  Дополнительно, в судебном заседании заявитель указал на том, что в случае  назначения судом экспертизы дает согласие на уничтожение, в т.ч. частичное,  документов, представленных на исследование. При этом на разрешение  эксперта следует поставить вопрос: 1) В какие сроки были изготовлены  исследуемые документы с указанием предельной погрешности исследований  документов на срок их выполнения? Против поручения проведения экспертизы  экспертами Пермской ЛСЭ не возражает. 

Дополнительно ИП Давыдов А.В. пояснил, что подлежащие  исследованию документы, до лета 2016 года хранились в офисе, в темной  папке, после указанного времени документы хранились дома в темной папке в  книжном шкафу, куда свет не проникает. Шкаф стоит возле батареи. 08 февраля  2017 года документы переданы в материалы данного дела. По дате подписания  документов пояснил, что договор № 6/2012 от 17.02.2012 года подписан в срок  до августа 2012 года; дополнительное соглашение № 1 от декабря 2013 года - в  срок до февраля 2014 года; дополнительное соглашение № 2 от 20.11.2013 года  – в срок до февраля 2014 года; дополнительное соглашение от 15.12.2015 года –  в срок до февраля 2016 года; акт № 1 – в срок до января 2013 года, акт № 2 – в  срок до января 2014 года, акт № 3 – в срок до января 2014 года, акт № 4 – в срок  до января 2014года, акт № 5 – в срок до июня 2014 года, акт № 6 – в срок до  августа 2014 года, акт № 7 – в срок до октября 2014 года, акт № 8 – в срок до  октября 2014 года; акт № 9 – в срок до января 2015 года, акт № 10 – в срок до  января 2015 года, акт № 11 – в срок до января 2015 года, акт № 12 – в срок до  октября 2015 года и акт № 13 – в срок апрель-май 2016 года. 

Представитель и.о. конкурсного управляющего должника представила  письменные возражения на ходатайство о назначении судебно-технической  экспертизы, указав, что документы, в отношении которых заявлено ходатайство  о назначении экспертизы, было представлено заявителем вместе с заявлением о  включении требования в реестр требований кредиторов должника. Дата  подписания акта № 13 от 07.04.2016 года не имеет юридического значения для  подтверждения его правомерности. Указанное право следует из договора   № 6/2012, а расчет такого вознаграждения предусмотрен договоров № 609/2012.  Печать документов производилась только на лазерных принтерах, поэтому  объектом исследования судебно-технической экспертизы не могут быть тексты  документов. Документы, изготовленные аналогичным способом, что и  подлежащие исследованию, не представляется возможным представить. В  судебном заседании представитель и.о. конкурсного управляющего пояснила, 


что в случае назначения экспертизы, не возражает против ее проведения  экспертами Пермской ЛСЭ. Своих опросов для разрешения эксперту не имеет.  Готовы представить документы, изготовленные примерно в тот же период  времени между сторонами в качестве сравнительных образцов. 

Представители ПАО «Сбербанк России» и ПАО АКБ «Урал ФД» не  возражали против назначения и проведения судебно-технической экспертизы.  При этом, представитель ПАО АКБ «Урал ФД» полагает необходимым  включить в первый вопрос дополнение в той части, когда внесен текст,  напечатанный на принтере в документы, подлежащие исследованию. 

Определением суда от 27 февраля 2017 года (резолютивная часть от  21.02.2017) по данному обособленному спору была назначена судебно- техническая экспертиза документов, проведение которой поручено экспертам  Федерального бюджетного учреждения «Пермская лаборатория судебной  экспертизы» (614007 г. Пермь, ул. Рабоче-Крестьянская,28), на разрешение  поставлены вопросы: 1) Соответствует ли дата выполнения документов:  договора № 6/2012 от 17 февраля 2012 года, заключенного между ООО «НВУ»  (заказчик) и ИП Давыдовым Александром Валериановичем (исполнитель);  дополнительного соглашения № 1 к договору № 6/2012 от 17 февраля 2012 года,  заключенного (открытая дата) декабря 2013 года; дополнительного соглашения   № 2 к договору № 6/2012 от 17 февраля 2012 года возмездного оказания услуг,  заключенного 20 ноября 2013 года; дополнительного соглашения к  дополнительному соглашению № 1 от 17.12.2013г. к договору № 6/2012 от 17  февраля 2012 года возмездного оказания услуг, заключенного 15 декабря 2015  года; актов сдачи-приемки выполненных работ по договору № 6/2012: № 1 от 12  декабря 2012 года, № 2 от 23 декабря 2013 года, № 3 от 23 декабря 2013 года, № 4  от 23 декабря 2013 года, № 5 от 28 мая 2014 года, № 6 от 21 июля 2014 года, № 7  от 22 сентября 2014 года, № 8 от 22 сентября 2014 года, № 9 от 29 декабря 2014  года, № 10 от 28 декабря 2014 года, № 11 от 28 декабря 2014 года, № 12 от 28  сентября 2015 года и № 13 от 07 апреля 2016 года (выполнены ли подписи на  каждой из страниц документов, поставлены ли печати, в т.ч. на  дополнительном соглашении от (открытая дата) декабря 2013 года, в т.ч.  отметка «65» в п. 1 дополнительного соглашения, на акте от 07 апреля 2016  года № 13, в т.ч. отметка «б/н», внесен печатный текст) – в даты, указанные в  документах? В какие сроки были изготовлены исследуемые документы с  указанием предельной погрешности исследований документов на срок их  выполнения? 2) Могли ли быть выполнены перечисленные выше документы  или некоторые из них в 2016 году, в т.ч. позднее 07 апреля 2016 года? 3)  Имеются ли признаки физико-химического воздействия на перечисленных  документах или некоторых из них? Срок для проведения экспертизы и  представления заключения в суд установлен – 22 мая 2017 года. производство  по требованию приостановлено. Рассмотрение вопроса о возобновлении  производства по заявлению и рассмотрение его обоснованности назначено на  30 мая 2017 года. 

Определением суда от 22 мая 2017 года на основании ходатайства  эксперта срок производства экспертизы продлен до 21 июля 2017 года. 


Определением суда от 30 мая 2017 года рассмотрение обоснованности  заявления отложено на 26 июля 2017 года. 

Протокольным определением от 26 июля 2017 года рассмотрение  обоснованности заявления с учетом графика судебных заседаний отложено на  22 сентября 2017 года. 

Согласно выводам эксперта по результатам проведенной экспертизы  (заключение эксперта ФБУ «Пермская лаборатория судебной экспертизы»  Министерства Юстиции Российской Федерации Полушина И.А. за № 1092/07- 3/17-05 от 21 июля 2017 года, установлено, что давность выполнения актов  сдачи-приемки выполненных работ по договору № 6/2012: № 1 от 12 декабря  2012 года, № 2 от 23 декабря 2013 года, № 3 от 23 декабря 2013 года, № 4 от 23  декабря 2013 года, № 5 от 28 мая 2014 года, № 6 от 21 июля 2014 года, № 7 от 22  сентября 2014 года, № 8 от 22 сентября 2014 года, № 9 от 29 декабря 2014 года,   № 10 от 28 декабря 2014 года, № 11 от 28 декабря 2014 года не соответствуют  датам, указанным в документах. Давность выполнения актов сдачи-приемки  выполненных работ по договору № 6/2012: № 1 от 12 декабря 2012 года, № 2 от  23 декабря 2013 года, № 3 от 23 декабря 2013 года, № 4 от 23 декабря 2013 года,   № 5 от 28 мая 2014 года, № 6 от 21 июля 2014 года, № 7 от 22 сентября 2014  года, № 8 от 22 сентября 2014 года, № 9 от 29 декабря 2014 года, № 10 от 28  декабря 2014 года, № 11 от 28 декабря 2014 года на момент начала  исследования не превышает 24 месяцев. Указанные документы выполнены не  ранее марта 2015 года. Давность выполнения дополнительного соглашения к  дополнительному соглашению № 1 от 17.12.2013г. к договору № 6/2012 от 17  февраля 2012 года возмездного оказания услуг, заключенного 15 декабря 2015  года, не соответствует дате, указанной в договоре. Давность дополнительного  соглашения к дополнительному соглашению № 1 от 17.12.2013г. к договору   № 6/2012 от 17 февраля 2012 года возмездного оказания услуг, заключенного 15  декабря 2015 года, на момент начала исследования не превышает 12 месяцев.  Указанный документ выполнен не ранее марта 2016 года. 

Определить, соответствует ли давность выполнения договора № 6/2012 от  17 февраля 2012 года, заключенного между ООО «НВУ» (заказчик) и ИП  Давыдовым Александром Валериановичем (исполнитель); дополнительного  соглашения № 1 к договору № 6/2012 от 17 февраля 2012 года, заключенного  (открытая дата) декабря 2013 года; дополнительного соглашения № 2 к  договору № 6/2012 от 17 февраля 2012 года возмездного оказания услуг,  заключенного 20 ноября 2013 года; актов сдачи-приемки выполненных работ  по договору № 6/2012: № 12 от 28 сентября 2015 года и № 13 от 07 апреля 2016  года дате, указанной в документах, не представляется возможным. Определить  в какие сроки выполнены указанные документы не представляется возможным. 

Признаков агрессивного воздействия (светового, термического,  механического и химического) на договоре № 6/2012 от 17.02.2012.,  дополнительном соглашении № 1 от декабря 2013г., дополнительном 


соглашении № 2 от 20.11.2013г., на акте № 1 от 12 декабря 2012 года, № 2 от 23  декабря 2013 года, № 3 от 23 декабря 2013 года, № 4 от 23 декабря 2013 года, № 5  от 28 мая 2014 года, № 6 от 21 июля 2014 года, № 7 от 22 сентября 2014 года, №  8 от 22 сентября 2014 года, № 9 от 29 декабря 2014 года, № 10 от 28 декабря  2014 года, № 11 от 28 декабря 2014 года, № 12 от 28 сентября 2015 года, не  обнаружено 

Дополнительное соглашение от 15.12.2015г. подвергалось термическому  воздействию (до 100 градусов Цельсия). Участок документа, на котором  расположен оттиск печати ООО «НВУ» подвергался химическому воздействию  неустановленного растворителя (в т.ч. воды). Признаков светового и  механического воздействия на документе не обнаружено. 

Акт № 13 от 07 апреля 2016 года подвергался термическому воздействию  (до 100 градусов Цельсия). Признаков светового и механического воздействия  на документе не обнаружено (т.7 л.д.33-86). 

Определением суда от 27.09.2017 года (резолютивная часть от 22.09.2017)  рассмотрение вопроса о возобновлении производства по заявлению и  рассмотрение обоснованности заявленного требования отложено на 29 ноября  2017 года. 

Определением суда от 30.10.2017 года (после устранения недостатков)  заявление ПАО АКБ «Урал ФД» принято к производству и назначено к  совместному рассмотрению с требованием ИП Давыдова А.В. на 29.11.2017  года. 

Определением суда от 06 декабря 2017 года (резолютивная часть от  29.11.2017) возобновлено производство по заявлению ИП Давыдова А.В. о 


включении требования в реестр требований кредиторов ООО «НВУ».  Рассмотрение обоснованности заявленного требования и заявления ПАО АКБ  «Урал ФД» о признании сделки недействительной отложено на 18 января 2018  года. 

Уточнение заявленных требований протокольным определением от  18.01.2018 в порядке ст. 49 АПК РФ принято судом. 

В заседании суда 18 января 2018 года в порядке ст. 163 АПК РФ объявлен  перерыв до 25 января 2018 года. 


сделки недействительной по основаниям, предусмотренным п.2 ст. 61.2 Закона  о банкротстве. Сделка совершена со злоупотреблением права на заведомо  невыгодных для должника условиях. С целью причинения ущерба должнику и  его кредиторам при наличии признаков неплатежеспособности, о которых было  известно Давыдову А.В. К пояснениям представлены постановлением  Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.10.2017 и  свидетельство об удостоверении общего собрания ООО «НВУ» от 03.07.2015.  

Протокольным определением от 25 января 2018 года судом в порядке ст.  49 АПК РФ принято уточнение оснований заявленных банком требований о  признании сделок недействительными. 

В материалы дела ПАО «Уралкалий» представлено поручение № 20867 от  25.05.2017 года о внесении на депозитный счет арбитражного суда Пермского  края 72 450 рублей в счет возмещения расходов по проведению судебной  технической экспертизы экспертом Пермской ЛСЭ (т.9 л.д. 100). 

Протокольным определением от 25 января 2018 года ПАО «Уралкалий»  отказано в приостановлении производства по настоящему заявлению в связи с  отсутствием оснований, предусмотренных ст. ст. 143, 144 АПК РФ. В порядке  ст. 158 АПК РФ рассмотрение обоснованности заявлений отложено на 28  февраля 2018 года. 


Договор № 6/2012 от 17.02.2012г. был заключен между ИП А.В.  Давыдовым (далее-Заявитель) и ООО «Научно-внедренческое управление»  (далее - ООО «НВУ», Должник) для исполнения обязательств по договору   № 609/2012 от 17.02.2012г., заключенного между ООО «НВУ» и ПАО  «Уралкалий» (далее - Заказчик). В соответствии с п. 1.2 договора № 609/2012  ООО «НВУ» обязано выполнить комплекс работ по реализации технических  решений, направленных на увеличение мощностей сильвинитовых фабрик.  Таким образом, собственно технические решения являются основой предмета  договора, без которых ПАО «Уралкалий» не заключил бы с ООО «НВУ»  договор № 609/2012 Отсутствие у ООО «НВУ» необходимых для выполнения  договора № 609/2012 технических решений объясняет тот факт, что договор   № 609/2012 и договор № 6/2012 были заключены в один и тот же день 17.02.2012  г., а также то, что оба договора имеют зеркальные условия. Имея на руках  технические решения по увеличению мощности сильвинитовых фабрик, ПАО  «Уралкалий» может внедрить их собственными силами без привлечения ООО  «НВУ», что после получения аннотированных отчетов о научно- исследовательских работах ИП А.В. Давыдов им и осуществляется. Отсюда  можно сделать вывод, что целью ПАО «Уралкалий» при заключения договора   № 609/2012 с ООО «НВУ» являлось именно получение разработанных А.В.  Давыдовым технических решений. В ходе переговоров с ПАО «Уралкалий»  А.В. Давыдов настаивал на привлечение именно ООО «НВУ» в качестве  генерального подрядчика выполнения работ по повышению мощностей  сильвинитовых фабрик. Основанием для такой позиции Давыдова А.В. была  25-летняя история успешной работы ООО «НВУ», подтверждающая  добросовестное выполнение последним своих обязательств не только перед  заказчиками, но и перед субподрядчиками. Уверенность в добропорядочности  покупателя является крайне важным условием при передаче прав на  использование ноу-хау (секретов производства), так как после передачи прав  вернуть их обратно невозможно. Щепетильность Давыдова А.В. в выборе  покупателя ноу-хау обусловлена негативным личным опытом использования и  оплаты ПАО «Уралкалий» результатов интеллектуальной деятельности.  Принимая во внимание, что целью ПАО «Уралкалий» при заключения договора   № 609/2012 с ООО «НВУ» являлось именно получение результатов  интеллектуальной деятельности А.В. Давыдовым, при распределении  дополнительного вознаграждения по договору № 609/2012 от 17.02.2012 г.  стороны договора № 6/2012 от 17.02.2012 г. руководствовались п.2 статьи 34  Закона СССР «Об изобретениях в СССР», в соответствии с которым «сумма  вознаграждения, выплачиваемого за содействие созданию и использованию  изобретения всем лицам, устанавливается в размере не менее 30 процентов  прибыли (соответствующей части дохода), получаемой предприятием от  использования изобретения». Согласно п.1 Постановления Совета Министров -  Правительства РФ от 14 августа 1993 года № 822 «О порядке применения на  территории Российской Федерации некоторых положений законодательства  бывшего СССР об изобретениях и промышленных образцах», устанавливалось,  что положения ст. 29, 32, 33 и 34 Закона СССР «Об изобретениях в СССР» по  вопросам льгот и материального стимулирования применяются в отношении 


изобретений и промышленных образцов, охраняемых патентами,  действующими на территории Российской Федерации. Указанная норма имела  императивный характер на момент заключения самого договора, а также  дополнительного соглашения № 1 от декабря 2013г., и стороны, предусматривая  соотношение процентов при распределении прибыли от внедрения патента   № 2135290 «Способ получения хлористого калия с низким содержанием  пылевых фракций крупностью менее 0,1 мм», правообладателем которого  является Давыдов А.В., обязаны были руководствоваться указанно нормой  закона. В течение 4-х лет, как было заключено дополнительное соглашение № 1  к договору № 6/2012, установившее процент распределения дополнительного  вознаграждения, ООО «НВУ» не обращалось к ИП А.В. Давыдову с просьбой  изменить соотношение процентов, считая их обременительными для себя. Хотя  на основании статей 10 и 169 ГК РФ, вправе был обратиться к Заявителю, а при  несогласии его и в суд с требованием изменить указанное условие договора   № 6/2012. Согласно п.9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда  РФ от 14 марта 2014 г. N 16 «О свободе договора и его пределах», в тех  случаях, когда будет установлено, что при заключении договора, проект  которого был предложен одной из сторон и содержал в себе условия,  являющиеся явно обременительными для ее контрагента и существенным  образом нарушающие баланс интересов сторон (несправедливые договорные  условия), а контрагент был поставлен в положение, затрудняющее согласование  иного содержания отдельных условий договора (то есть оказался слабой  стороной договора), суд вправе применить к такому договору положения  пункта 2 статьи 428 ГК РФ о договорах присоединения, изменив или  расторгнув соответствующий договор по требованию такого контрагента.  Однако, ООО «НВУ» не воспользовалось таким правом, считая справедливым  установленное распределение процентов от прибыли между ним и ИП А.В.  Давыдовым. Таким образом, установленное соотношение процентов при  распределении дополнительного вознаграждения, как 65% ИП А.В. Давыдову и  35% ООО «НВУ», учитывает баланс интересов сторон и соответствует вкладу  каждой из них в общий результат. Настаивает на удовлетворении требований в  полном объеме. 

В соответствии с заключением экспертизы № 1092/07-3/17-65 от  21.07.2017 г. и результатами показаний эксперта на судебном заседании  18.01.2018 г., использованные в ходе судебно-технической экспертизы  методики не обеспечивают возможности для определения точных сроков  изготовления документов. По этой причине в заключение экспертизы  представлены либо приблизительные оценки сроков изготовления документов,  либо сроки изготовления документов вообще не определены. Следует обратить  внимание на то обстоятельство, что эксперт не смог указать предельную  погрешность примененной методики для определения срока изготовления  документов. Указанное обстоятельство говорит о неоднозначности выводов по 


срокам изготовления документов, изложенных в заключение экспертизы.  Выводы эксперта о несоответствии дат выполнения документов датам,  указанным в них, опровергаются другими доказательствами, в том числе  банковскими документами, свидетельствующими о перечислении денежных  средств Должником ИП А.В. Давыдову по актам выполненных работ,  перепиской ООО «НВУ» с ПАО «Уралкалий», а также заблаговременным  восстановлением в 2010 году действия Патента № 2135290, который  использовался при выполнении работ по договору № 609/2012 от 17.02.2012 г.,  и патентообладателем которого является А.В. Давыдов. Согласно п. 5.4.6  договора № 609/2012 от 17.02.2012 г., ООО «НВУ» в письменной форме  согласовывал с ПАО «Уралкалий» привлекаемых к работам подрядчиков.  Письмом № 022-19/14922 от 31.10.2013 (имеется в материалах дела) ПАО  «Уралкалий» согласовал привлечение в качестве подрядчика ИП Давыдова А.В.  к выполнению работ по договору № 609/2012. На всех аннотированных отчетах  о НИР за 2012-2015 годы по Договору № 609/2012 от 17.02.2012 г., которые  предоставлялись в ПАО «Уралкалий» одновременно с Актами сдачи-приемки  этапов работ, в качестве исполнителя работ указан Давыдов А.В. После  подписания ПАО «Уралкалий» указанных аннотированных отчетов и  подписания актов сдачи-приемки этапов работ зеркально подписывались акты  сдачи-приемки выполненных работ по договору № 6/2012 с ИП А.В.  Давыдовым. Кроме перечисленных, неопровержимыми фактами подписания  актов сдачи-приемки работ по договору № 6/2012 в указанные на актах сроки  являются своевременные перечисления ООО «НВУ» на расчетный счет ИП  Давыдова А.В. средств за выполненные по договору № 6/2012 работы. Так,  например, согласно Акту № 1 от декабря 2012г. ООО «НВУ» должно было  перечислить Давыдову А.В. 1 690 тысяч рублей. Согласно выпискам с  расчетного счета Давыдова А. В. ОАО «СБЕРБАНК России» (имеется в  материалах дела), указанная сумма была получена тремя траншами в декабре  2012 г., марте и июне 2013 годов. Фактические даты платежей ООО «НВУ» за  все выполненные Давыдовым А.В. работы по договору № 6/2012 указаны в Акте  сверки от 30.06.2016г. (имеется в материалах дела). Также доказательством  обоснованности размера заявленных ИП А.В. Давыдовым требований является  заключение лицензионного договора от 01.10.2015г. на использование ООО  «НВУ» при выполнении работ по договору № 609/2012 объекта  интеллектуальной собственности «Способ получения хлористого калия с  низким содержанием пылевых фракций крупностью менее 0.1 мм»,  правообладателем которого является Давыдов А.В. Патент № 2135290 был  заблаговременно восстановлен, так как его действие было прекращено с 31  июля 2008 года в связи с неуплатой патентной пошлины. Действие патента  восстановлено Роспатентом с 10 октября 2011 года, что подтверждается  Приложением к патенту № 2135290 (имеется в материалах дела). Факт  восстановления Патента № 2135290 в 2011 году и ежегодная оплата Давыдовым  А.В. пошлины за поддержание в силе патента в размере порядка 10 000 рублей  подтверждает наличие у ООО «НВУ» и ИП Давыдова А.В. намерений  заключить соответствующие дополнительные соглашения к договору   № 609/2012 необходимые для заключения лицензионного договора. Такие 


дополнительные соглашения к договору № 6/2012 от 17.02.2012 г. были  подписаны сторонами в короткие сроки после подписания ООО «НВУ» и ПАО  «Уралкалий» договора № 609/2012 от 17.02.2012 г. 30 мая 2012 года между ООО  «НВУ» и ИП Давыдов было подписано дополнительное соглашение к договору   № 6/2012 от 17.02.2012 г., в п. 3 которого был определен срок подписания  лицензионного договора на право использования изобретения (патент   № 2135290), а именно: до 31 декабря 2015 года. В соответствии с п. 5 ст. 1235  ГК РФ, размер вознаграждения Лицензиата является существенным условием  лицензионного договора. Так как на момент подписания дополнительного  соглашения от 30.05.2012 к договору № 6/2012 от 17.02.2012 г. отсутствовали  исходные данные для расчета размера вознаграждения по лицензионному  договору, поэтому регистрация в Роспатенте лицензионного соглашения в  более ранние сроки была невозможна. 01 октября 2015 года за 1,5 месяца до  составления оспариваемого дополнительного соглашения к дополнительному  соглашению № 1 от декабря 2013 г. к договору № 6/2012 от 17.02.2012 г.,  заключенному 15.12.2015 г. был составлен и отправлен для регистрации в  Роспатент лицензионный договор. Расчет дополнительного вознаграждения  выполнен в соответствии с п. 1 дополнительного соглашения № 1 от декабря  2013 г. к договору № 6/2012 от 17.02.2012 г, и п. 12.4 договора № 609/2012 от  17.02.2012 г. Правомерность расчета основана на том, что на момент оплаты  вознаграждения по лицензионному договору у ООО «НВУ» имелись основания  для расторжения договора № 609/2012, в соответствии с п. 12.3 указанного  договора, и предъявления штрафных санкций, в соответствии с п. 12.4, так как  более 12 месяцев продолжалось нарушение ПАО «Уралкалий» следующих  обязанностей, предусмотренных условиями договора № 609/2012: отказ  представителям ООО «НВУ» в доступе к автоматизированной системе учета  данных (в нарушение требований п.п. 5.5.5 и 5.5.6 договора), противодействие  ООО «НВУ» в проведении приемочных испытаний на СОФ СКРУ-3 во второй  год приемочных испытаний и на СОФ БКПРУ-2 в первый год приемочных  испытаний (в нарушение требований п.п. 5.8 и 5.8.3 договора), нарушение  графика комплектации оборудования, а том числе несвоевременное  предоставление для выполнения монтажных работ сгустителей поз. 73 и 79а на  СОФ БКПРУ-2 (в нарушение требований п.п. 5.7 договора). Указанные факты,  послужившие основаниями для отказа ООО «НВУ» от договора № 609/2012,  согласно п. 12.3, подтверждены в ходе рассмотрения по делу № А50-14426/2017  Арбитражным суда Пермского края и Семнадцатым апелляционным судом  (копии судебных актов имеются в материалах дела). Учитывая нарушения ПАО  «Уралкалий» условий договора № 609/2012 от 17.02.2012 г. и неизбежность  подачи ООО «НВУ» искового заявления в арбитражный суд по взысканию с  ПАО «Уралкалий» штрафа, стороны лицензионного договора пришли к  заключению о том, что необходимо предпринять срочные действия, которые  гарантировали бы выплату вознаграждения патентообладателю. После  регистрации лицензионного договора в Роспатенте было подготовлено и  подписано дополнительное соглашение от 15.12.2015г. к дополнительному  соглашению № 1 от декабря 2013 г, а по пришествие срока оплаты  вознаграждения по лицензионному договору (28.02.2016 г.) -акт № 13 от 


Мб/2012 от 17.02.2012 г. и дополнительных соглашений к нему в качестве  обоснования требований Заявителя. Согласно п. 9.1 Договора № 609/2012,  заключенного между ПАО «Уралкалий» и ООО «НВУ», для использования при  выполнении работ по договору прав третьих лиц на результаты  интеллектуальной деятельности ООО «НВУ» за свой счет обеспечивает  получение ПАО «Уралкалий» прав на использование результатов  интеллектуальной деятельности в объеме, необходимом для эксплуатации  соответствующего объекта (СОФ т. п.). Так как ПАО «Уралкалий» обязало  ООО «НВУ» внедрить схему классификации хвостов на СОФ БКПРУ-2 (см.  раздел 2 календарного плана работ на СОФ БКПРУ-2 по Договору № 609/2012  от 17.02.2012 г.), поэтому ООО «НВУ» было вынуждено включить в раздел 2  календарного плана работ по договору № 6/2012 с ИП Давыдовым А.В.  требуемые ПАО «Уралкалий» работы и заключить с ним лицензионный  договор (имеется в материалах дела) на использование Патента № 2135290,  собственником которого является Давыдов А.В. Договор № 6/2012 от 17.02.2012  г. предусматривает равноценные встречные обязательства ООО «НВУ» и ИП  Давыдов. В соответствии с п. 2.4 указанного договора, исполнитель (ИП  Давыдов) гарантирует заказчику, что выполнение работ по договору и  использование результатов НИР на СОФ ПАО «Уралкалий» не нарушает и не  может нарушить прав третьих лиц на результаты интеллектуальной  деятельности. За передачу Давыдовым А.В. права на результаты его  интеллектуальной деятельности, в соответствии с п. 4.4 договора, ООО «НВУ»  должно выплатить, кроме стоимости этапов работ (согласно календарному  плану работ), дополнительное вознаграждение за переданные объекты  интеллектуальной собственности (изобретения, промышленные образцы и ноу- хау), необходимые для выполнения на СОФ ПАО «Уралкалий» работ по  договору № 609/2012 от 17.02.2012 г. В соответствии с п.1 ст. 1233 ГК РФ ИП 


Давыдов вправе распоряжаться принадлежащим ему исключительным правом  на результаты интеллектуальной деятельности любым не противоречащим  закону и существу такого исключительного права способом. Так как стоимость  результатов интеллектуальной деятельности Давыдова А.В. оценена сторонами  договора № 6/2012 от 17.02.2012 г. как часть дополнительного вознаграждения  ООО «НВУ», получаемого последним по договору с ПАО «Уралкалий»   № 609/20123 от 17.02.2012 г. за использование при выполнении работ по  договору прав третьих лиц на результаты интеллектуальной деятельности,  поэтому оснований для обвинения в неравноценном встречном исполнении  обязательств сторонами договора № 6/2012 от 17.02.2012 г. (п.1 ст. 61.2 Закона о  банкротстве) не существует и, следовательно, сделки по договору являются  законными. Кроме прибыли от НИР, выполненных ИП Давыдовым А.В., ООО  «НВУ» согласно дополнительным соглашениям к договору № 6/2012 от  17.02.2012 г. получит 35 % дополнительного вознаграждения (роялти), которое  ПАО «Уралкалий» обязалось выплатить по Договору № 609/2012 от 17.02.2012  г.. По решению Арбитражного суда Пермского края (дело № А50-14426/2017)  ПАО «Уралкалий» должно выплатить ООО «НВУ» штраф по Договору   № 609/2012 от 17.02.2012 г. в размере 289,5 млн. рублей Доля дополнительного  вознаграждения, причитающаяся ООО «НВУ» в соответствии с договором   № 6/2012 от 17.02.2012 г., составит порядка 100 млн. рублей. Так как  дополнительное вознаграждение по Договору № 609/2012 является  единственным источником удовлетворения требований кредиторов ООО  «НВУ», поэтому все сделки Должника, направленные на исполнение этого  договора преследуют разумные деловые цели и являются полезными для  кредиторов, а применение п. 2 . ст. 61.2 Закона о банкротстве к таким сделкам  является неправомерным. Таким образом, не учитывая в полном объеме  представленные Заявителем в Арбитражный суд Пермского края документы,  доказывающие законность и фактическое исполнение договора № 6/2012 от  17.02.2012 г, а также обоснованность и экономическую целесообразность  сделки, ПАО АКБ «Урал ФД» ошибочно утверждает о злоупотреблении правом  ООО «НВУ» и ИП Давыдов при подписании дополнительных соглашений и  нарушении ими ст. си. 1 и 10 ГК РФ. При заключении дополнительного  соглашения от декабря 2013 г. никаких прав кредиторов не нарушалось, так как  кредиторов не было. Стороны должны были, в соответствии с условиями  договора № 6/2012, заключить такое соглашение, что и было ими сделано.  17.12.2015 г. НВУ являлось платежеспособным предприятием, так как работы  по договору с ПАО «Уралкалий» выполнялись, и Должник вправе был  рассчитывать на их успешное завершение и на выплату от Заказчика  дополнительного вознаграждения. Указанных средств было достаточно для  погашения задолженности ПАО АКБ «Урал ФД» по мировому соглашению. В  соответствии со ст. 61.2 Закона о банкротстве, цель причинения вреда  имущественным правам кредиторов предполагается, если на момент  совершения сделки должник отвечал или в результате совершения сделки стал  отвечать признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и  сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица.  Неплатежеспособность ООО «НВУ» не была установлена в апреле 2015 г., так 


как дело о банкротстве в указанные даты не было возбуждено, поэтому  кредитор вводит суд в заблуждение. Сделка по подписанию дополнительного  соглашения от 15.12.2015 г. к дополнительному соглашению № 1 от декабря  2013 г. не устанавливала обязанность ООО «НВУ» по выплате  дополнительного вознаграждения Заявителю, а лишь определяла порядок  выполнения такой обязанности. Основанием для выплаты Давыдову  дополнительного вознаграждения являлся договор № 6/2012 от 17.02.2012г. и  дополнительное соглашение № 1 от декабря 2013 г. Заключением такого  соглашения кредиторам не мог быть причинен вред, поэтому при подписании  дополнительного соглашения от 15.12.2015 г. к дополнительному соглашению   № 1 от декабря 2013 г., изменяющего порядок оплаты дополнительного  вознаграждения, цели причинить вред кредиторам, а тем более создать  неплатежеспособность общества не было ни у Давыдова, ни у ООО «НВУ». В  случае признания судом недействительным дополнительного соглашения от  15.12.2015 г., к дополнительному соглашению № 1 от декабря 2013 г.  изменяющему порядок оплаты дополнительного вознаграждения ИП А.В.  Давыдову, после перечисления штрафа ПАО «Уралкалий», согласно Решению  Арбитражного суда Пермского края от 01.09.2017г. по делу №№ А50- 14426/2017 у ООО «НВУ», в соответствии с п. 1 дополнительного соглашения   № 1 от декабря 2013 г. к договору № 6/2012 от 17.02.2012 г., возникнет  обязанность уплатить дополнительное вознаграждение ИП Давыдов А.В.  Согласно статье 5 ФЗ «О банкротстве», текущими платежами понимаются  денежные обязательства, требования о выплате выходных пособий и (или) об  оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и  обязательные платежи, возникшие после даты принятия заявления о признании  должника банкротом. В соответствии со статьей 134 ФЗ «О банкротстве», вне  очереди за счет конкурсной массы погашаются требования кредиторов по  текущим платежам преимущественно перед кредиторами, требования которых  возникли до принятия заявления о признании должника банкротом. Денежное  обязательство ООО «НВУ» по выплате ИП А.В. Давыдову дополнительного  вознаграждения, предусмотренного п.4.4 договора № 6/2012 может быть  отнесено к текущим платежам. В этом случае кредиторы получат меньшую  сумму чем ту, на которую они вправе были рассчитывать при включении  требований ИП А.В. Давыдова в реестр требований кредиторов ООО «НВУ».  Именно в этом случае будет причинен ущерб кредиторам Должника, что не  допустимо, согласно сложившейся судебной практике. Доводы ПАО АКБ  «Урал ФД» о недействительности дополнительного соглашения от 15.12.20J5 г.  к дополнительному соглашению № l от декабря 2013 г. к договору № 6/2012 от  17.02.2012г. опровергаются представленными в материалы дела  доказательствами, а признание этого соглашения недействительным в  соответствии с п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве может причинить вред  остальным кредиторам Должника, включая ПАО АКБ «Урал ФД». 


задолженность в размере 2 665 788,14 рубля и задолженность по договору  займа в размере 151 600 рублей, итого: 191 040 214,14 рубля. 

Протокольным определением от 28 февраля 2018 года в порядке ст. 49  АПК РФ судом принято уточнений заявленных требований. 

В основание своего уточненного требования Заявитель представил  договор № 6/2012 от 17.02.2012 (л.д. 213-234), дополнительное соглашение № 1  от декабря 2013 г. (дата открыта), акты сдачи-приемки работ №№ 1-13 (л.д. 40- 51, т. 1, л.д. 236, т. 2). В связи с тем, что дополнительно увеличенные  требования в столь значительном размере 229 338 185 руб. не были заявлены  ИП Давыдовым первоначально (несмотря на наличие такой возможности), у  ПАО «Уралкалий» и иных кредиторов возникли объективные сомнения,  касающиеся момента совершения сделки, что входит в предмет доказывания по  настоящему делу. По ходатайству ПАО «Уралкалий» Определением  Арбитражного суда Пермского края от 27.02.2017 г. по делу № А50-9856/2016  была назначена судебно-техническая экспертиза указанных выше документов.  26.07.2017 г. в суд поступило заключение эксперта ФБУ Пермская ЛСЭ  Минюста России от 21.07.2017 г. № 1092/07-3/17-05. Согласно ключевым  выводам судебной экспертизы, а также исследовательской части заключения,  документы, положенные в основание заявленного ИП Давыдовым требования,  подвергались агрессивному термическому воздействию и выполнены в  значительно более поздний период, нежели обозначено датами этих  документов. Так, в исследовательской части о признаках агрессивного  воздействия на документы (стр. 8-9 заключения), эксперт делает вывод о том,  дополнительное соглашение от 15.12.2015 г. подвергалось термическому  воздействию (до 100 градусов). Бумага документа покороблена, незначительно  вспучена. На документе имеются признаки термического воздействия. Участок  документа, на котором расположен оттиск печати ООО «НВУ» подвергался  локальному химическому воздействию неустановленного растворителя (в том  числе воды). В штрихах печатного текста на акте № 13 от 07.04.2016 г.  наблюдаются участки, имеющие выпуклую поверхность, сильно выраженный  блеск (при наблюдении в косо падающем свете), зеркальную поверхность.  Бумага акта № 13 покороблена, незначительно вспучена. Перечисленные  признаки характерны для признаков термического воздействия (до 100  градусов). Акт № 13 подвергался такому воздействию (стр. 9-10 заключения). В  исследовательской части о давности выполнения документов (стр. 23  заключения) эксперт, применяя различные много ступенчатые методики, делает  выводы о том, давность выполнения подписей от имени Ковалева О.А. и  Давыдова А.В. и оттисков печатей ООО «НВУ» на акте № 1 от 24.12.2012 г.,  акте № 2 от 23.12.2013 г., акте № 3 от 23.12.2013 г., акте № 4 от 23.12.2013 г., акте   № 5 от 28.05.2014 г., акте № 6 от 21.07.2014 г., акте № 7 от 22.09.2014 г., акте № 9  от 29.12.2014 г., акте № 10 от 28.12.2014 г., акте № 11 о 28.12.2014 г. (далее -  акты №№ 1-11). на момент начала исследования не превышает 24 месяца.  Имеются несоответствие между датами, указанными в актах №№ 1-11 и 


состоянием паст для шариковых ручек и штемпельных красок в штрихах  подписей от имени Ковалева О.А. и Давыдова А.В. и оттисков печатей ООО  «НВУ» на актах №№ 1-11. Указанные реквизиты выполнены не ранее марта  2015 г. Наличие в штрихах подписи от имени Ковалева О.А. на акте № 13 от  07.04.2016 г. растворителя глицерина в количествах, значительно  превышающих содержание продуктов термодесорбции бумаги, позволяет  утверждать, что давность выполнения указанной подписи не превышает 12  месяцев (стр. 25 заключения). Давность выполнения оттиска печати ООО  «НВУ» на дополнительном соглашении от 15.12.2015 г. на момент начала  исследования не превышает 12 месяцев. Согласно дате, указанной в документе  15.12.2015 г., возраст исследуемых штрихов на момент начала исследования  (16.03.2017 г.) должен составлять около 15 месяцев. Следовательно, имеется  несоответствие между датой, указанной в документе - 15.12.2015 г. и состояние  штемпельной краски в штрихах оттиска печати ООО «НВУ» на  дополнительном соглашении от 15.12.2015 г. Указанный оттиск печати  выполнен не ранее марта 2016 г. Давность выполнения дополнительного  соглашения к дополнительному соглашению № 1 от 17.12.2013 г. к договору   № 6/12 от 17.12.2012 г. возмездного оказания услуг, заключенного 15.12.2015 г.,  не соответствует дате, указанной в документе, не превышает 12 месяцев.  Указанный документ выполнен не ранее марта 2016 г. Таким образом,  заключение эксперта от 21.07.2017 г. № 1092/07-3/17-05 полностью  подтверждает позицию ПАО «Уралкалий» и других возражающих кредиторов о  незаконности и необоснованности заявленных ИП Давыдовым требований на  сумму 232 003 973,14 руб., т.е. требований, в основание которых положены  вышеперечисленные документы, содержащие существенные пороки  изготовления, связанные с проведением на них различных технических и  химических манипуляций. ИП Давыдов А.В. не обосновал законность своих  требований в заявленном объеме. Представленные заявителем документы  подвергались агрессивному термическому воздействию и выполнены в  значительно более поздний период, нежели обозначено датами этих  документов. Акты №№ 1-11, акт № 13, составленные к договору № 6/2012,  дополнительное соглашение от 15.12.2015 г. содержат явные признаки  мнимости, подозрительности сделок, имеющих цель создать подконтрольную  задолженность Должника, а также причинить вред должнику и имущественным  правам остальных кредиторов, что нашло свое подтверждение в судебной  технической экспертизе. Из перечисленных выше доводов и доказательств  следует, что Должник и Заявитель, будучи заинтересованным к Должнику  лицом, направили свои незаконные действия по составлению документов и  указанию в них таких дат, которые бы минимизировали риски оспаривания  сделок по основаниям, указанным в п. 1 и 2 ст. 61.2. Закона о банкротстве, и  признания оказанных сделок подозрительными (недействительными), иными  словами, указали в документах даты, выходящие за рамки как годичного срока,  так и трехлетнего срока оспаривания указанных подозрительных сделок. С  учетом изложенных обстоятельств и в нарушение статьи 65 АПК РФ заявитель  не представил достаточных доказательств обоснованности своих требований,  как то и не доказал обстоятельств, подтверждающих: фактическое исполнение 


спорного договора № 6/2012 в заявленном объеме, превышающем объем его  трудовых обязательств как работника Должника. При этом ПАО «Уралкалий»  отмечает, что при отсутствии обстоятельств, свидетельствующих о возмездном  характере договора, такой договор признается договором дарения. В  соответствии с пп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ не допускается дарение в отношениях  между коммерческим организациями. Давыдов действовал в правоотношениях  с ООО «НВУ» и ПАО «Уралкалий» как работник ООО «НВУ», его  представитель, что следует из переписки, имеющейся в материалах  банкротного дела № А50-9856/2016, а также установлено судебными актами по  делу № А50-14426/2017. Указанное ставит под обоснованное сомнение наличие  фактических субподрядных правоотношений между ООО «НВУ» и Давыдовым  и указывает на возможность оценки действий Давыдова как подконтрольного  участникам должника заинтересованного лица, действующего в целях  причинения имущественного вреда кредиторам и должнику. Фактическое  исполнение спорного договора № 6/2012 в размере, сверх первоначально  заявленной самим Давыдовым суммы 10 811 800 руб. Как установлено  Определением Арбитражного суда Пермского края от 29.06.2016 г. по  настоящему делу № А50-9856/2016, Давыдов А.В. является участником  Должника. Поскольку стороны спорного договора ранее уже договорились о  цене работ, которая была в разы меньше, сделка по двадцатикратному  увеличению цены работ (без увеличения объема самих работ), совершенная  участником должника (заинтересованным лицом) и самим должником, явно  направлена на фактически безвозмездное предоставление имущества должника  этому заинтересованному лицу в целях причинения вреда имущественным  интересам кредиторов (ст. 61.2 Закона о банкротстве). Увеличение цены работ  накануне процедуры банкротства (факт подписания спорных сделок не ранее  марта 2016 г. установлен судебной технической экспертизой), предоставление  спорных документов о совершении спорных сделок в период судебных  процессов по рассмотрению основного требования Давыдова на меньшую  сумму уже после получения возражений кредиторов, указывает на явные  злоупотребления со стороны заявителя (ст. 10 ГК РФ). Обоснованность  заключения сделки по заключению дополнительного соглашения № 1 с  открытой и неподтвержденной датой от декабря 2013 г., то есть по прошествии  1,5 лет после заключения основного договора № 6/2012, учитывая явно тяжелое  финансовое положение Должника на номинальную дату заключения  указанного соглашения и статус исполнения договора № 609/2012,  заключенного еще в 2012 г. Заплатив исполнителю работ столь существенную  сумму фактически за те же самые работы, цена работ которых не превышает  10,8 млн. руб., Должник неизбежно оказался бы в убытке. Заявитель не  предоставил доказательств того, что выплата дополнительного вознаграждения  по договору № 6/12 экономически обоснована и не покрывает его затрат,  связанных с реализацией научно-технических решений на объектах ПАО  «Уралкалий». Доказательств несения вообще каких-либо затрат, связанных с  реализацией технических решений на объектах ПАО «Уралкалий», Заявителем  требования также не представлено. Таким образом, даже если предположить,  что Заявитель оказывал какие-либо услуги должнику по договору № 6/2012, по 


существу очевидно, что Должник и Заявитель первоначально определили и  утвердили совершенно иную стоимость таких услуг заявителя, а требования,  заявленные г-ном Давыдовым с уточнением от 12.01.2017 г., в несколько  десятков раз превышают действительную стоимость работ, которые могли  выполняться по договору подряда. Указанное подтверждается первоначальным  заявлением о включении в реестр требований кредиторов, где индивидуальный  предприниматель Давыдов указывает, что исполнителем выполнены работы на  сумму 10 811 800 руб. Впоследствии, если следовать представленным в дело  документам, Должник, имевший право требовать исполнения обязательств по  договору заявителем на сумму не более 10 млн. руб., согласился дополнительно  за те же услуги заплатить своему участнику еще 229 млн. руб. сверх тех 10 млн.  руб., которые были согласованы сторонами обязательства первоначально.  Указанное явно противоречит закону (запрет дарения, пп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ)  и экономическим интересам должника, а также указывает на финансовый  сговор должника и его участника с целью создания подконтрольной  задолженности в ущерб интересам кредиторов. Давыдов А.В. (как работник  ООО «НВУ», его участник, представитель), а также ООО «НВУ» не могли не  знать о наличии признаков неплатежеспособности должника, заключая спорные  сделки. Более того, не исключено, что оспариваемые сделки были совершены  уже после подачи заявления о признании должника банкротом, в целях вывода  конкурсной массы на подконтрольное лицо - Давыдова А.В. (ст. 10 ГК РФ).  Факт совершения сделок не ранее марта 2016 г., т.е. вполне вероятно, что после  подачи заявления о признании должника банкротом, подтверждается  заключением судебной технической экспертизы. Данные незаконные действия  Заявителя, который не представил доказательств хоть какого-либо встречного  предоставления на сумму заявленных требований, существенным образом  нарушают права добросовестных кредиторов по делу. Удовлетворение данных  требований значительно уменьшает процент денежных средств, который мог  быть получен кредиторами, вплоть до исключения возможности получения  своих денежных средств добросовестными участниками процедуры  банкротства, чьи требования уже признаны законными и обоснованными. В  соответствии с п. 26 Постановления ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых  вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» при установлении  требований кредиторов в деле о банкротстве судам следует исходить из того,  что установленными могут быть признаны только требования, в отношении  которых представлены достаточные доказательства наличия и размера  задолженности. Согласно указанной позиции, арбитражный суд, рассматривая  спор относительно сделки, послужившей основанием для включения  требований ответчика в реестр требований кредиторов, исходя из доводов о  том, что сделка имеет признаки мнимой, направлена на создание искусственной  задолженности кредитора, и обстоятельств дела, должен осуществлять  проверку следуя принципу установления достаточных доказательств наличия  или отсутствия фактических отношений по договору. Целью такой проверки  является установление обоснованности долга, возникшего из договора и  недопущение включения в реестр необоснованных требований, поскольку  такое включение приводит к нарушению прав и законных интересов 


кредиторов, имеющих обоснованные требования, а также должника и его  учредителей (участников). В рамках настоящего обособленного спора  заключение эксперта от 21.07.2017 г. № 1092/07-3/17-05 имеет принципиальное  значение для анализа всех представленных Заявителем документов, их  содержания и обоснованности заключения сделок, фактически кабальных для  Должника, включая те доказательства, по которым эксперт по техническим  причинам не смог определить давность изготовления и признаки физико- химического воздействия (договор № 6/2012, акт № 12, дополнительное  соглашение от декабря 2013 г. с открытой датой). Судебная техническая  экспертиза выявила существенные пороки доказательств заявителя, при этом не  установила что давность изготовления оставшихся спорных доказательств  (договор № 6/2012, акт № 12, дополнительное соглашение от декабря 2013 г. с  открытой датой) соответствует тем датам, которые указаны в спорных  документах. Следовательно, объективные сомнения в датах подписания  дополнительного соглашения № 1 без даты от декабря 2013 г., акта № 3 от  07.04.2016 г., договора подряда № 6/12 от 17.02.2012 г. не устранены. С учетом  результатов экспертизы, перечисленные документы достаточными  доказательствами позиции заявителя не являются, без предоставления  заявителем дополнительных доказательств фактического исполнения договора   № 6/2012, реальности выполнения данных работ, преследующих разумные  деловые цели, а также доказательств обоснованности и экономической  целесообразности для должника заключения сделки по отчуждению 65  процентов финансового результата, рассматриваемого к получению по факту  исполнения договора № 609/2012 между ПАО «Уралкалий» и ООО «НВУ» (ст.  65 АПК РФ). У Должника отсутствуют обязательства по выплате  дополнительного вознаграждения, предусмотренного пунктом 4.4. договора   № 6/12 от 17.02.2012 г., поскольку не наступили основания для его  перечисления, указанные в п.п. 1-3 дополнительного соглашения без  определённой даты от декабря 2013 г. Даже если не принимать во внимание  порочность представленных в дело доказательств ИП Давыдова, можно сделать  следующие выводы, касающиеся содержания данных документов, которые  содержат дополнительные основания для отказа в удовлетворении заявленных  требований. Согласно пункту 4.4. договора от 17.02.2012 г., дополнительно к  цене договора Исполнителю выплачивается вознаграждение в зависимости от  экономического эффекта, полученного Заказчиком. Размер и порядок оплаты  Исполнителю вознаграждения определяются в дополнительном соглашении к  договору. Выплаченное вознаграждение будет являться расходами заказчика  для достижения результатов работ по договору № 609/2012 от 17.02.2012 г. и  выплачиваться за счет сумм дополнительного вознаграждения на основании  п.п. 3.6-3.8 договора № 609/2012 от 17.02.2012 г. и/или штрафа, согласно п. 12.4  договора № 609/2012 от 17.02.2012 г. В пунктах 1-3 дополнительного  соглашения без даты (декабрь 2013 г.) указано, что вознаграждение,  предусмотренное п. 4.4. договора, уплачивается Исполнителю в размере 65  процентов от фактически полученного Заказчиком экономического эффекта.  Под экономическим эффектом по договору стороны понимают все  начисленные заказчику сумы дополнительного вознаграждения на основании 


п.п. 3.6-3.8 договора № 609/2012 от 17.02.2012 г. и/или штрафа, согласно п. 12.4  договора № 609/2012 от 17.02.2012 г. (пункт 1 дополнительного соглашения 1). 

Вознаграждение выплачивается на основании подписанных без замечаний  актов приемочных испытаний на ОФ в соответствии с договором № 609/2012 от  17.02.2012 г. на основании акта-сдачи услуг по договору (пункт 1  дополнительного соглашения 1). В случае перечисления ОАО «Уралкалий»  денежных средств частями Исполнителю уплачивается вознаграждение в  размере, установленном в п. 1 дополнительного соглашения, от  соответствующей части полученных заказчиком денежных средств (пункт 2  дополнительного соглашения 1). Подписанные без замечаний акты приемочных  испытаний хотя бы на 1 ОФ отсутствуют. По трем из четырех СОФ испытания  Должником вообще не проводились. В постановлении от 15.01.2018 г. по делу   № А50-14426/2017 суд апелляционной инстанции посчитал необходимым  отметить, что оценка суда первой инстанции доводов ответчика о наличии  оснований для выплаты дополнительного вознаграждения, а также выводы суда  о том, что подрядчик имел право на получение дополнительного  вознаграждения по результатам приемочных испытаний по ОФ СКРУ-3,  являются преждевременными (стр. 17 постановления). При этом суд  апелляционной инстанции далее по тексту постановления принимает во  внимание, что работы по договору подрядчиком в полном объеме не  завершены, и тот результат, который мог быть достигнут при выполнении  работ в полном объеме, очевидно отсутствует. Таким образом, Должник и в  первую очередь - Заявитель, который являлся одновременно и работником  Должника, непосредственным исполнителем Должника при взаимоотношениях  с ПАО «Уралкалий», подписывая между собой договор подряда № 6/2012,  отчетливо понимали, что установленное их соглашением дополнительное  вознаграждение исполнителю является возможным (вероятным,  необязательным) и прямо обусловлено получением экономического эффекта от  выполненных работ и подписанием без замечаний актов приемочных  испытаний. Отсутствие данных обстоятельств исключает уплату  дополнительного вознаграждения ИП Давыдову по договору № 6/12 от  17.02.2012 г. Представленная копия акта от 07.04.2016 г. содержит  недостоверные и неподтвержденные сведения, которые противоречат  фактическим обстоятельствам исполнения договора № 609/2012,  заключенного между Должником и ПАО «Уралкалий», а также выводам  Постановления Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.01.2018  г. по делу № А50-14426/2017. Акт от 07.04.2016 г. № 3 составлен и подписан  сторонами на условиях, фактически не соответствующих действительности, и  необоснованно обусловлен действиями ПАО «Уралкалий». Вопреки сведениям,  изложенным в акте от 07.04.2016 г. № 3, основания для выплаты  дополнительного вознаграждения не наступили. При этом Должник не  прекращал выполнение работ по договору № 609/2012, как необоснованно  указано в акте, обстоятельства выполнения работ должником после указанной  даты установлены в рамках дела № А50-14426/2017. Заявитель не доказал, что  договор № 609/2012 исполнен должником полностью, напротив,  представленные в материалы дела сведения и приемосдаточные документы о 


фактическом частичном (неполном) исполнении договора № 609/2012,  достоверно подтверждают факт отсутствия оснований как для выплат  дополнительного вознаграждения Должнику, так и, следовательно, - для  выплаты дополнительного вознаграждения Заявителю. Таким образом, по  договору № 609/2012, заключенному ПАО «Уралкалий» с должником,  основания для перечисления дополнительных выплат отсутствуют.  Следовательно, любое прямое либо косвенное понуждение ПАО «Уралкалий» к  дополнительным выплатам в отсутствие на то правовых и фактических  оснований, а также неправомерное обуславливание чрезмерных выплат по  соглашению между Должником и его работником, является незаконным,  направлено на формирование искусственной задолженности ООО «НВУ» и  причинение имущественного ущерба его добросовестным кредиторам. ИП  Давыдов А.В. и ООО «НВУ» являются взаимосвязанной группой лиц,  объединенных общим руководством и единой целью, а сделки, совершенные  этими лицами и являющимися предметом рассмотрения по настоящему делу,  последовательными в своей совокупности, взаимосвязанными сделками,  преследующими одну цель - создание подконтрольной задолженности у лица с  признаками несостоятельности (банкротства). Данные обстоятельства  свидетельствуют о недобросовестности ИП Давыдова А.В. и мнимом характере  сделок по подписанию актов №№ 1-11, № 13, дополнительного соглашения № 1  от декабря 2013 к договору № 6/12, дополнительного соглашения от 15.12.2015  г. В условиях неплатежеспособности Должника, данные сделки имели  незаконную цель, были направлены против удовлетворения требований других  кредиторов и явно противны основам правопорядка. В силу п.п. 1,2 ст. 10 ГК  РФ, не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с  намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с  противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное  осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). В случае  несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 статьи 10 ГК РФ, суд,  арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий  допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему  права полностью или частично, а также применяет иные меры,  предусмотренные законом. На основании изложенного, учитывая доводы ранее  представленных письменных позиций ПАО «Уралкалий» и других  возражающих кредиторов, считаем, что требования ИП Давыдова А.В. не  подлежат удовлетворению, поскольку включение в реестр искусственно  сформированной задолженности в столь завышенном и ничем не  подтвержденном размере очевидно приведет к нарушению прав остальных  добросовестных кредиторов. Требования ИП Давыдова А.В. являются  незаконными и не обоснованными надлежащими допустимыми  доказательствами по делу (ст. 65 АПК РФ). В случае, если суд сочтет, что из  буквального толкования условий спорного договора № 6/2012 (п. 4.4.)  заявителю надлежит выплатить некое дополнительное вознаграждение, при  этом в силу имеющихся пороков доказательств, невозможно определить  стоимость указанного вознаграждения заявителя, ПАО «Уралкалий» считает  что размер вознаграждения надлежит определять по правилам п. 3 ст. 424 ГК 


РФ. На основании п. 4.4 договора № 6/2012 дополнительно к цене договора  выплачивается вознаграждение в зависимости от экономического эффекта,  полученного заказчиком. При этом в силу абз. 2 п. 4.4. данного договора размер  и порядок оплаты исполнителю указанного в этом пункте вознаграждения  определяется в дополнительном соглашении к указанному договору. 26.07.2017  г. в суд поступило заключение эксперта ФБУ Пермская ЛСЭ Минюста России  от 21.07.2017 г. № 1092/07-3/17-05. Согласно ключевым выводам судебной  экспертизы, а также исследовательской части заключения, документы,  положенные в основание заявленного ИП Давыдовым требования,  подвергались агрессивному термическому воздействию и выполнены в  значительно более поздний период, нежели обозначено датами этих  документов. Таким образом, в настоящем деле есть основания утверждать о  наличии обстоятельств, при которых размер вознаграждения заявителю  договором не определен, в связи с чем, он определяется по правилам п.3 ст. 424  ГК РФ. Предмет спорного договора № 6/2012 - выполнение научно- исследовательских, технологических и т.п. работ для достижения результатов  работ, установленных в технических заданиях к договору № 609/2012 от  17.02.2012 г., заключенному между ПАО «Уралкалий» и ООО «НВУ».  Комплекс выполняемых заявителем требований работ включает в себя: участие  в составлении технических заданий по договору № 609/2012 от 17.02.2012,  проведение обследований, разработка исходных данных, предложений по  модернизации технологического оборудования и схем (п. 1.3.1 договора   № 6/2012); оформление программ для достижения результата работ и  проведения испытаний по договору № 609/2012 от 17.02.2012 г., технико- экономических обоснований, разработка и согласование разовых регламентов  (п. 1.3.2 договора № 6/2012); проведение исследований при опытно- промышленных, приемочных испытаниях и пусконаладочных работах (анализ  их результатов), наладке технологического оборудования и схем, а также работ,  связанных с особенностями выполнения отдельных этапов НИР по договору   № 609/2012 от 17.02.2012 г. (п. 1.3.3 договора № 6/2012); обеспечение сдачи- приемки результатов этапов работ, указанных в календарных планах работ по  договору № 609/2012 и содержащих отметку «НИР», ОАО «Уралкалий»,  согласно договору № 609/2012 от 17.02.2012 г., включая подготовку отчетов в  порядке, установленном разделом 5 договора № 6/2012 (п. 1.3.4 договора   № 6/2012); непосредственное участие в испытаниях на предмет достижения  флотационными обогатительными фабриками (далее-ОФ) параметров,  указанных в технических заданиях к договору № 609/2012 от 17.02.2012,  оформлении результатов испытаний, их анализ, обоснование предложений для  проведения дополнительных работ по договору № 609/2012 (п. 1.3.5 договора   № 6/2012). Фактически не выполнялись, не имели и не могли иметь под собой  стоимостного эквивалента обязательства Заявителя, касающиеся: его участия в  составлении технических заданий к договору № 609/2012, обеспечения сдачи- приемки результатов работ по договору № 609/2012, непосредственного 

участия в испытаниях на предмет достижения ОФ параметров технических  заданий. Договор № 6/2012 между Должником и Заявителем, а также договор   № 609/2012 между ПАО «Уралкалий» и Должником были подписаны и 


заключены одновременно - 17.02.2012 г. Следовательно, неясно, какое  конкретно участие принял Заявитель в составлении технических заданий к  другому договору. При этом следует отметить неоднократно заявленную  позицию г-на Давыдова о том, что технические задания по договору № 609/2012  выполнялись самим заказчиком - ПАО «Уралкалий». Сдача-приемка работ по  другому договору в силу положений главы 37 ГК РФ является прямым  обязательством подрядчика - Должника и носит гражданско-правовой характер.  Испытания по трем из четырех фабрик Должник вообще не проводил, что  исключает участие заявителя в указанных мероприятиях. Учитывая  изложенное, ПАО «Уралкалий» обратилось к высококвалифицированным  специалистам авторитетного государственного учреждения - ФГБОУ ВПО  «Пермский государственный национальный исследовательский университет» за  разъяснениями по вопросу о размере вознаграждения за выполнение работ,  которое при сравнимых обстоятельствах обычно взималось (уплачивалось) за  выполнение работ, которые являются аналогичными работам, указанным в  актах сдачи-приемки выполненных работ № 1-12 от 24.12.2012, 23.12.2013,  28.05.2014, 21.06.2014, 22.09.2014, 28.12.2014, 29.12.2014, 28.09.2015,  07.04.2016 по договору № 6/2012 от 17.02.2012, подписанных ООО «Научно- внедренческое управление» и ИП Давыдовым А.В. Если учесть выводы  специалиста, изложенные в заключении от 26.02.2018 г., обстоятельства  настоящего спора, размер возможного дополнительного вознаграждения ИП  Давыдова, определяемый по правилам п.3 ст. 424 ГК РФ, может составить не  более 963 156 руб., а общий размер вознаграждения (при условии, если г-н  Давыдов докажет сравниваемые обстоятельства, основания выплаты и факт  выполнения им работ по актам №№ 1-12) составит сумму, не превышающую 11  774 956 руб. Таким образом, как указано выше и подтверждается материалами  настоящего дела, дела № А50-14426/2017, результат работ по договору   № 609/2012 очевидно не достигнут, основания для выплаты вознаграждения не  наступили. Значительный объем работ, перечисленных в п.п. 1.3.1-1.3.5  договора № 6/2012 Заявителем не выполнен и не мог был выполнен,  доказательства фактического исполнения договора № 6/2012 в материалы дела  не представлены (отсутствуют). Документы, положенные в основание  заявленного ИП Давыдовым требования, составлены и подписаны между  взаимосвязанными лицами. Во взаимоотношениях с Должником, с ПАО  «Уралкалий» г-н Давыдов выступал и действовал как работник (или  представитель) ООО «НВУ». Документы подвергались агрессивному  термическому воздействию и выполнены в значительно более поздний период,  нежели обозначено датами этих документов. В совокупности данные  обстоятельства указывают на недействительность спорных сделок. Сделка по  заключению дополнительного соглашения в порядке п. 4.4. договора совершена  при неравноценном встречном исполнении обязательств Заявителем, цена и  условия этой сделки существенно в худшую для должника сторону отличаются  от цены и иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах  совершаются аналогичные сделки. Данные обстоятельства указывают на  подозрительность спорных сделок в порядке ст. 61.2 Закона о банкротстве и  подтверждаются выводами заключения от 26.02.2018 г., выполненного ФГБОУ 


ВПО «Пермский государственный национальный исследовательский  университет». Доводы ПАО «Уралкалий» и возражающих кредиторов о  недействительности спорных сделок дополнительно подтверждаются тем, что  изначально требования г-на Давыдова в той же сумме 229 338 185 руб. были  основаны на лицензионном договоре. Впоследствии, когда Заявитель понял,  что данные требования недостаточно обоснованы, он отказался от них, уточнив  12.01.2017 г. свое требование на ту же сумму 229 338 185 руб., но уже по  другому основанию - договор подряда № 6/2012 от 17.02.2012 г. С учетом того,  что требования Заявителя основаны на недействительных сделках, а также в  связи с тем, что отсутствует основание для выплаты вознаграждения,  установленное в п.п. 1-3 дополнительного соглашения без определённой даты  от декабря 2013 г., а именно: подписанных без замечаний актов приемочных  испытаний на ОФ в соответствии с договором № 609/2012 от 17.02.2012 г.,  считают требования ИП Давыдова незаконными, необоснованными и  неподлежащими удовлетворению. 

К возражениям представлено заключение специалиста ПГНИУ Д.В.  Орлова от 26.02.2018, согласно которому стоимость работ по договору № 6/2012  составляет 11 774 956 рублей, в т.ч. 10 811 800 рублей – затрат и 963 156 рублей  – вознаграждения. 

Заключение эксперта от 21.07.2017 г. № 1092/07-3/17-05 полностью  подтверждает наличие существенных пороков изготовления и подписания  оспариваемых сделок, связанные с проведением на них различных технических  и химических манипуляций. Представленные заявителем документы  подвергались агрессивному термическому воздействию и выполнены в  значительно более поздний период, нежели обозначено датами этих  документов. Акты №№ 1-11, акт № 13, составленные к договору № 6/2012,  дополнительное соглашение от 15.12.2015 г. содержат явные признаки  подозрительности сделок, имеющих цель создать подконтрольную  задолженность Должника, а также причинить вред должнику и имущественным  правам остальных кредиторов, что нашло свое подтверждение в судебной  технической экспертизе. Из перечисленных выше доводов и доказательств  следует, что Должник и Заявитель, будучи заинтересованным к Должнику  лицом, направили свои незаконные действия по составлению документов и  указанию в них таких дат, которые бы минимизировали риски оспаривания  сделок по основаниям, указанным в п. 1 и 2 ст. 61.2. Закона о банкротстве, и  признания оказанных сделок подозрительными (недействительными), иными  словами, указали в документах даты, выходящие за рамки как годичного срока,  так и трехлетнего срока оспаривания указанных подозрительных сделок. С  учетом порока изготовления и подписания оспариваемых сделок, существенное  значение имеет предоставление дополнительных доказательств,  подтверждающих реальность исполнения спорного договора, несения расходов  на его исполнение, равноценность встречного предоставления по договору,  включая следующие доказательства: подтверждающие фактическое исполнение 


спорного договора № 6/2012 в заявленном объеме, превышающем объем  трудовых обязательств г-на Давыдова как работника Должника. При этом ПАО  «Уралкалий» отмечает, что при отсутствии обстоятельств, свидетельствующих  о возмездном характере договора, такой договор признается договором  дарения. В соответствии с пп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ не допускается дарение в  отношениях между коммерческим организациями. Давыдов действовал в  правоотношениях с ООО «НВУ» и ПАО «Уралкалий» как работник ООО  «НВУ», его представитель, что следует из переписки, имеющейся в материалах  банкротного дела № А50-9856/2016, а также установлено судебными актами по  делу № А50-14426/2017. Указанное ставит под обоснованное сомнение наличие  фактических субподрядных правоотношений между ООО «НВУ» и Давыдовым  и указывает на возможность оценки действий Давыдова как подконтрольного  участникам должника заинтересованного лица, действующего в целях  причинения имущественного вреда кредиторам и должнику. Подтверждающие  фактическое исполнение спорного договора № 6/2012 в размере, сверх  первоначально заявленной самим Давыдовым суммы 10 811 800 руб. Как  установлено Определением Арбитражного суда Пермского края от 29.06.2016 г.  по настоящему делу № А50-9856/2016, Давыдов А.В. является участником  Должника. Поскольку стороны спорного договора ранее уже договорились о  цене работ, которая была в разы меньше, сделка по двадцатикратному  увеличению цены работ (без увеличения объема самих работ), совершенная  участником должника (заинтересованным лицом) и самим должником, явно  направлена на фактически безвозмездное предоставление имущества должника  этому заинтересованному лицу в целях причинения вреда имущественным  интересам кредиторов (ст. 61.2 Закона о банкротстве). Увеличение цены работ  накануне процедуры банкротства (факт подписания спорных сделок не ранее  марта 2016 г. установлен судебной технической экспертизой), предоставление  спорных документов о совершении спорных сделок в период судебных  процессов по рассмотрению основного требования Давыдова на меньшую  сумму уже после получения возражений кредиторов, указывает на явные  злоупотребления со стороны заявителя (ст. 10 ГК РФ). Подтверждающие  обоснованность сделки по заключению дополнительного соглашения № 1 с  открытой и неподтвержденной датой от декабря 2013 г., то есть по прошествии  1,5 лет после заключения основного договора № 6/2012, учитывая явно тяжелое  финансовое положение Должника на номинальную дату заключения  указанного соглашения и статус исполнения договора № 609/2012,  заключенного еще в 2012 г. В рамках дела № А50-14426/2017 представитель  ООО «НВУ» неоднократно утверждала об убыточности договора № 609/2012  без выплаты дополнительного вознаграждения. Заявитель не предоставил  доказательств того, что выплата дополнительного вознаграждения по договору   № 6/12 экономически обоснована и не покрывает его затрат, связанных с  реализацией научно-технических решений на объектах ПАО «Уралкалий».  Доказательств несения вообще каких-либо затрат, связанных с реализацией  технических решений на объектах ПАО «Уралкалий», Заявителем требования  также не представлено. Таким образом, даже если предположить, что Заявитель  оказывал какие-либо услуги должнику по договору № 6/2012, по существу 


очевидно, что Должник и Заявитель первоначально определили и утвердили  совершенно иную стоимость таких услуг заявителя, а требования, заявленные г- ном Давыдовым с уточнением от 12.01.2017 г., в несколько десятков раз  превышают действительную стоимость работ, которые могли выполняться по  договору подряда. Давыдов А.В. (как работник ООО «НВУ», его участник,  представитель), а также ООО «НВУ» не могли не знать о наличии признаков  неплатежеспособности должника, заключая спорные сделки. Более того, не  исключено, что оспариваемые сделки были совершены уже после подачи  заявления о признании должника банкротом, в целях вывода конкурсной массы  на подконтрольное лицо - Давыдова А.В. (ст. 10 ГК РФ). Факт совершения  сделок не ранее марта 2016 г., т.е. вполне вероятно, что после подачи заявления  о признании должника банкротом, подтверждается заключением судебной  технической экспертизы. Данные незаконные действия Заявителя, который не  представил доказательств хоть какого-либо встречного предоставления на  сумму заявленных требований, существенным образом нарушают права  добросовестных кредиторов по делу. Удовлетворение данных требований  значительно уменьшает процент денежных средств, который мог быть получен  кредиторами, вплоть до исключения возможности получения своих денежных  средств добросовестными участниками процедуры банкротства, чьи требования  уже признаны законными и обоснованными. Даже если предположить, что из  буквального толкования условий спорного договора № 6/2012 (п. 4.4.)  заявителю надлежит выплатить некое дополнительное вознаграждение, сделка  по заключению дополнительного соглашения в порядке п. 4.4. договора  совершена при неравноценном встречном исполнении обязательств Заявителем,  цена и условия этой сделки существенно в худшую для должника сторону  отличаются от цены и иных условий, при которых в сравнимых  обстоятельствах совершаются аналогичные сделки. Данные обстоятельства  указывают на подозрительность спорных сделок в порядке ст. 61.2 Закона о  банкротстве и подтверждаются выводами заключения от 26.02.2018 г.,  выполненного ФГБОУ ВПО «Пермский государственный национальный  исследовательский университет». На основании п. 4.4 договора № 6/2012  дополнительно к цене договора выплачивается вознаграждение в зависимости  от экономического эффекта, полученного заказчиком. При этом в силу абз. 2 п.  4.4. данного договора размер и порядок оплаты исполнителю указанного в этом  пункте вознаграждения определяется в дополнительном соглашении к  указанному договору. 26.07.2017 г. в суд поступило заключение эксперта ФБУ  Пермская ЛСЭ Минюста России от 21.07.2017 г. № 1092/07-3/17-05. Согласно  ключевым выводам судебной экспертизы, а также исследовательской части  заключения, документы, положенные в основание заявленного ИП Давыдовым  требования, подвергались агрессивному термическому воздействию и  выполнены в значительно более поздний период, нежели обозначено датами  этих документов. В пункте 3 статьи 424 ГК РФ предусмотрено, что в случаях,  когда в возмездном договоре цена не предусмотрена и не может быть  определена исходя из условий договора, исполнение договора должно быть  оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за  аналогичные товары, работы или услуги. Предмет спорного договора № 6/2012 - 


выполнение научно-исследовательских, технологических и т.п. работ для  достижения результатов работ, установленных в технических заданиях к  договору № 609/2012 от 17.02.2012 г., заключенному между ПАО «Уралкалий»  и ООО «НВУ». Комплекс выполняемых заявителем требований работ включает  в себя: участие в составлении технических заданий по договору № 609/2012 от  17.02.2012, проведение обследований, разработка исходных данных,  предложений по модернизации технологического оборудования и схем (п. 1.3.1  договора № 6/2012); оформление программ для достижения результата работ и  проведения испытаний по договору № 609/2012 от 17.02.2012 г., технико- экономических обоснований, разработка и согласование разовых регламентов  (п. 1.3.2 договора № 6/2012); проведение исследований при опытно- промышленных, приемочных испытаниях и пусконаладочных работах (анализ  их результатов), наладке технологического оборудования и схем, а также работ,  связанных с особенностями выполнения отдельных этапов НИР по договору   № 609/2012 от 17.02.2012 г. (п. 1.3.3 договора № 6/2012); обеспечение сдачи- приемки результатов этапов работ, указанных в календарных планах работ по  договору № 609/2012 и содержащих отметку «НИР», ОАО «Уралкалий»,  согласно договору № 609/2012 от 17.02.2012 г., включая подготовку отчетов в  порядке, установленном разделом 5 договора № 6/2012 (п. 1.3.4 договора   № 6/2012); непосредственное участие в испытаниях на предмет достижения  флотационными обогатительными фабриками (далее-ОФ) параметров,  указанных в технических заданиях к договору № 609/2012 от 17.02.2012,  оформлении результатов испытаний, их анализ, обоснование предложений для  проведения дополнительных работ по договору № 609/2012 (п. 1.3.5 договора   № 6/2012). Фактически не выполнялись, не имели и не могли иметь под собой  стоимостного эквивалента обязательства Заявителя, касающиеся: его участия в  составлении технических заданий к договору № 609/2012, обеспечения сдачи- приемки результатов работ по договору № 609/2012, непосредственного 

участия в испытаниях на предмет достижения ОФ параметров технических  заданий. Договор № 6/2012 между Должником и Заявителем, а также договор   № 609/2012 между ПАО «Уралкалий» и Должником были подписаны и  заключены одновременно - 17.02.2012 г. Следовательно, неясно, какое  конкретно участие принял Заявитель в составлении технических заданий к  другому договору. При этом следует отметить неоднократно заявленную  позицию представителя ООО «НВУ», поддерживаемую г-ном Давыдовым о  том, что проект договора и, соответственно, технические задания к договору   № 609/2012 выполнялись самим заказчиком -ПАО «Уралкалий». Сдача-приемка  работ по другому договору в силу положений главы 37 ГК РФ является прямым  обязательством подрядчика - Должника и носит гражданско-правовой характер.  Какое стоимостное выражение имеют данные гражданско-правовые  обязательства Должника перед Заказчиком - ПАО «Уралкалий», какое  отношение к данное процедуре имеет г-н Давыдов, возражающему Кредитору  неясно. Испытания по трем из четырех фабрик Должник вообще не проводил,  что исключает участие заявителя в указанных мероприятиях. Если учесть  выводы специалиста, изложенные в заключении от 26.02.2018 г.,  обстоятельства настоящего спора, экономически обоснованный размер затрат 


(издержек), которые при сравнимых обстоятельствах обычно взимались  (уплачивались) за выполнение работ, являющихся аналогичными работам,  указанным в актах сдачи-приемки выполненных работ № 1-13 от 24.12.2012,  23.12.2013, 28.05.2014, 21.06.2014, 22.09.2014, 28.12.2014, 29.12.2014,  28.09.2015, 07.04.2016 по договору № 6/2012 от 17.02.2012, подписанным ООО  «Научно-внедренческое управление» и ИП Давыдовым А.В., составляет 10 811  800 руб.; экономически обоснованный размер вознаграждения (прибыли)  который при сравнимых обстоятельствах обычно взимался (уплачивался) за  выполнение работ, которые являются аналогичными работам, указанным в  актах сдачи-приемки выполненных работ № 1-13 от 24.12.2012, 23.12.2013,  28.05.2014, 21.06.2014, 22.09.2014, 28.12.2014, 29.12.2014, 28.09.2015,  07.04.2016 по договору № 6/2012 от 17.02.2012, подписанным ООО «Научно- внедренческое управление» и ИП Давыдовым А.В., рассчитанный  специалистом с учетом всех ограничений и допущений в настоящем  исследовании, составляет 963 156 руб. На основании изложенного, сделки,  заключенные между ИП Давыдовым А.В. и ООО «НВУ» явным образом  отвечают признакам оспоримости, предусмотренным ст. 61.2 Закона о  банкротстве. Указанные сделки подлежат признанию недействительными и не  порождающими никаких правовых последствий с момента их совершения.  Удовлетворение спорных требований г-на Давыдова практически полностью  исключает удовлетворение требований остальных, добросовестных кредиторов,  о чем руководитель должника и заявитель, будучи осведомленными о  финансовом состоянии должника, не могли не знать, будучи его  соучастниками. Тем не менее, в нарушение ст. ст. 1, 10 ГК РФ, данные лица  пошли на причинение вреда имущественным правам должника и кредиторов и  создали угрозу кредиторам утраты возможности получить удовлетворение  своих законных требований. Определением Арбитражного суда Пермского края  от 29.06.2016 г. по настоящему делу установлен факт соучастия руководителя  Должника и Давыдова А.В. как физического лица. Вышеизложенное позволяет  сделать вывод о том, что ИП Давыдов А.В. и ООО «НВУ» являются  взаимосвязанной группой лиц, объединенных общим руководством и единой  целью, а сделки, совершенные этими лицами и являющимися предметом  рассмотрения по настоящему делу, последовательными в своей совокупности,  взаимосвязанными сделками, преследующими одну цель - создание  подконтрольной задолженности у лица с признаками несостоятельности  (банкротства). В частности, если следовать выводам экспертизы, оспариваемые  сделки совершены незадолго до возбуждения дела о банкротстве (не ранее  марта 2016 г.), при условиях неплатежеспособности должника, что указывает  на то, что данные сделки явно противны основам правопорядка и направлены  против удовлетворения требований других кредиторов. В связи счет,  требования банка подлежат удовлетворению в полном объеме. 


Проведение экспертизы просят поручить Союзу «Пермская торгово- промышленная палата» экспертам Беляеву Александру Сергеевичу и Рыжик  Юлии Александровне. К ходатайству приложено согласие Союза «ПТПП» на  проведение экспертизы, представлены документы, подтверждающие  квалификацию экспертов. Срок проведения экспертизы составляет 20 рабочих  дней с даты получения материалов дела, стоимость экспертизы – 230 000  рублей. 

В заседании суда 06 марта 2018 года в порядке ст. 163 АПК РФ объявлен  перерыв до 06 марта 2018 года. 

После перерыва ПАО «Уралкалий» заявлено ходатайство о поручении  проведения указанной выше экспертизы экспертам Мармышу Сергею  Борисовичу и Беляеву Александру Сергеевичу с предоставлением документов,  подтверждающих их квалификацию. Также представлено платежное поручение   № 9935 от 28.02.2018 года о перечислении на депозитный счет суда 230 000  рублей в возмещение расходов по проведению экспертизы. 

В суде заявитель ИП Давыдов А.В. и его представитель поддержали  заявленные требования, возражали против удовлетворения требований банка о  признании сделки недействительной. Полагают, что проведение по данному  обособленному спору экспертизы не требуется. В случае назначения судом  экспертизы против предложенных кандидатур экспертов не возражают. При  этом, просят поставить на разрешение эксперту вопрос об определении 


стоимости результатов интеллектуальной деятельности Давыдова А.В.,  предоставленной ПАО «Уралкалий» по договору № 609/2012. 

Представители ПАО «Уралкалий» возражали против предложенного  Давыдовым А.В. вопроса для постановке эксперту. 

Представитель и.о. конкурсного управляющего (до перерыва) поддержала  требования ИП Давыдова А.В., возражала против удовлетворения заявления  банка об оспаривании сделки. Разрешение ходатайства о назначении  экспертизы оставила на усмотрение суда. 

Представитель ПАО АКБ «Урал ФД» возражал против требований ИП  Давыдова А.В., настаивает на заявленных требованиях об оспаривании сделки с  учетом принятых судом уточнений. Возражает против проведения по делу  экспертизы. В случае назначения экспертизы не возражает против  представленных кандидатур экспертов, своих вопросов не имеет. 

Представитель ПАО «Сбербанк России» в суде (до перерыва) поддержала  доводы, изложенные в письменном отзыве. Разрешение ходатайства о  назначении экспертизы оставила на усмотрение суда. 

Иные лица, участвующие в деле, уведомленные о дате и времени  рассмотрения заявления надлежащим образом, в том числе публично, путем  размещения соответствующей информации о времени и месте судебного  заседания на официальном сайте Арбитражного Суда Пермского края в сети  Интернет по адресу http://www.perm.arbitr.ru, в судебное заседание не явились,  что в силу положений ст. 156 АПК РФ не препятствует рассмотрению дела. 

Арбитражный суд, выслушав мнения сторон, исследовав материалы дела,  пришел к выводу о необходимости назначения по делу экспертизы, поскольку  определение размера вознаграждения по договору, составляет существо спора и  требует специальных познаний. В соответствии со ст. 82 АПК РФ, для  разъяснения возникающих при рассмотрении дела вопросов, требующих  специальных знаний, арбитражный суд назначает экспертизу по ходатайству  лица, участвующего в деле, или с согласия лиц, участвующих в деле. 

Круг и содержание вопросов, по которым должна быть проведена  экспертиза, определяются арбитражным судом. Лица, участвующие в деле,  вправе представить в арбитражный суд вопросы, которые должны быть  разъяснены при проведении экспертизы. Отклонение вопросов,  представленных лицами, участвующими в деле, суд обязан мотивировать. 

О назначении экспертизы или об отклонении ходатайства о назначении  экспертизы арбитражный суд выносит определение. 

В материалы дела представлен договор № 609/2012, заключенный 17  февраля 2012 года между ОАО «Уралкалий» (в настоящее время –  наименование – ПАО «Уралкалий») (заказчик) и ООО «Научно-внедренческое  управление» (подрядчик), согласно которому подрядчик обязуется выполнить  работы по разработке и внедрению технических решений по увеличению  мощности флотационной обогатительной фабрики; по увеличению мощности  ОФ СКРУ-2, СКРУ-3, БКРУ-3. 

Сроки выполнения работ определяются календарным планом работ на  ОФ. Цена работы определяется по каждому этапу календарного плана сметами  и калькуляциями в соответствии с правилами расчета цены. Цена всех работ на 


момент заключения договора составляет ориентировочно 509 997 735 рублей с  учетом НДС, цена отдельных этапов определена в календарных планах работ  (п.3.2, 3.3. договора). 

Пунктом 3.6 договора предусмотрено, что цена дополнительных работ  уплачивается заказчиком в следующем порядке: 

Пунктом 12.4 договора установлено, что в случае досрочного  расторжения договора заказчик уплачивает подрядчику штраф, размер которого  определяется по формуле, указанной в данном пункте. 

Договор подписан сторонами.

Во исполнение условий по указанному договору, между заявителем и  должником заключен нижеследующий договор. 

Цена настоящего договора состоит из стоимости этапов работ на ОФ  согласно календарным планам работ (п.4 договора). 

Пунктом 4.3 договора предусмотрено, что цена работ уплачивается в  течение 10 дней после приёмки выполненных работ на основании акта сдачи- приемки. 

Пунктом 4.4. договора определено, что дополнительно к цене настоящего 


договора выплачивается вознаграждение в зависимости от эконмического  эффекта, полученного заказчиком. 

Размер и порядок оплаты исполнителю указанного в настоящем пункте  вознаграждения определяется в дополнительном соглашении к настоящему  договору. Выплаченное вознаграждение будет являться расходами заказчика  для достижения результатов работ по договору № 609/2012 от 17 февраля 2012  года и выплачивается за счет сумм дополнительного вознаграждения на  основании п.п. 3.6-3.8 договора № 609/2012 от 17 февраля 2012 года и/или  штрафа согласно п.12.4 договора № 609/2012 от 17 февраля 2012 года. 

Договор подписан сторонами.

Дополнительным соглашением № 1 к вышеуказанному договору,  заключенным сторонами (открытая дата) декабря 2012 года предусмотрено, что  вознаграждение, предусмотренное пунктом 4.4 договора, уплачивается  исполнителю в размере 65 (цифра внесена рукописным текстом) процентов от  фактически полученного заказчиком экономического эффекта. Под  экономическим эффектом по договору стороны понимают все перечисленные  заказчику суммы дополнительно вознаграждения на основании п.п.3.6-3.8  договора № 609/2012 от 17 февраля 2012 года и/или штрафа согласно п.12.4  договора № 609/2012 от 17 февраля 2012 года (п.1). 

Вознаграждение перечисляется в течение 10 дней после поступления на  расчетный счет заказчика от ОАО «Уралкалий» сумм дополнительного  вознаграждения на основании п.п.3.6-3.8 договора № 609/2012 от 17 февраля  2012 года и/или штрафа согласно п.12.4 договора № 609/2012 от 17 февраля  2012 года на основании подписанных без замечаний актов приемочных  испытаний на ОФ в соответствии с договором № 609/2012 от 17 февраля 2012  года на основании акта сдачи-приемки услуг по договору (п.2). Дополнительное  соглашение подписано сторонами. 

Дополнительным соглашением № 2 к вышеуказанному договору  возмездного оказания услуг, заключенным сторонами 20 ноября 2013 года  внесены изменения в календарные планы работ на ОФ. Соглашение подписано  сторонами. 

Дополнительным соглашением к дополнительному соглашению № 1 от  17.12.2013 года к вышеуказанному договору возмездного оказания услуг,  заключённым сторонами 15 декабря 2015 года изменён п.2 дополнительного  соглашения и изложен в новой редакции: «вознаграждение, указанное в п.1  настоящего дополнительного соглашения, выплачивается исполнителю в  течение 10 дней после подписания акта сдачи-приемки выполненных работ по  договору № 6/2012 от 17.02.2012г.». Пункт 3 дополнительного соглашения  исключен. 

Представлены календарные планы выполнения работ приложениях   № 5,6,7 и8. 

В подтверждение выполнения работ по заключенному договору  представлены акты сдачи-приемки выполненных работ по договору № 6/2012: 

- № 1 от 24 декабря 2012 года, согласно которому работы выполнены на  сумму 1 690 000 рублей; 

- № 2 от 23 декабря 2013 года, согласно которому перечислено за 


выполненные этапы 1 690 000 рублей, следует к перечислению 640 000 рублей; 

- № 3 от 23 декабря 2013 года, согласно которому перечислено за  выполненные этапы 2 330 000 рублей, следует к перечислению 160 000 рублей; 

- № 4 от 23 декабря 2013 года, согласно которому перечислено за  выполненные этапы 249 000 рублей, следует к перечислению 416 000 рублей; 

- № 5 от 28 мая 2014 года, согласно которому перечислено за  выполненные этапы 2 906 000 рублей, следует к перечислению 917 000 рублей; 

- № 6 от 21 июля 2014 года, согласно которому перечислено за  выполненные этапы 3 823 000 рублей, следует к перечислению 1 466 000  рублей; 

- № 7 от 22 сентября 2014 года, согласно которому перечислено за  выполненные этапы 5 289 000 рублей, следует к перечислению 640 000 рублей; 

- № 8 от 22 сентября 2014 года, согласно которому перечислено за  выполненные этапы 5 929 000 рублей, следует к перечислению 576 000 рублей; 

- № 9 от 29 декабря 2014 года, согласно которому перечислено за  выполненные этапы 6 505 000 рублей, следует к перечислению 1 709 000  рублей; 

- № 10 от 28 декабря 2014 года, согласно которому перечислено за  выполненные этапы 8 214 000 рублей, следует к перечислению 476 200 рублей; 

- № 11 от 28 декабря 2014 года, согласно которому перечислено за  выполненные этапы 8 681 200 рублей, следует к перечислению 1 970 600  рублей; 

- № 12 от 28 сентября 2015 года, согласно которому перечислено за  выполненные этапы 10 651 800 рублей, следует к перечислению 160 000  рублей; 

- № 13 от 07 апреля 2016 года, согласно которому стороны подтверждают,  что исполнителем выполнены определённые договором № 6/2012 научно- исследовательские, технологические и т.п. работы для достижения на СОФ  БКПРУ-2, БКПРУ-3, СКРУ-2, СКРУ-3 результатов. Установленных в  техническом задании к договору № 609/2012 от 17 февраля 2012 года,  заключённому между ООО «НВУ» и ПАО «Уралкалий». Выполненные работы  обеспечили получение ПАО «Уралкалий» эконмического эффекта от  увеличения нагрузок на технологические секции и повышения товарного  извлечения на фабриках (п.1). 

Исходя из фактического прекращения работ виду препятствия со стороны  ПАО «Уралкалий» в их выполнении ООО «НВУ» размер дополнительного  вознаграждения, которое обязано уплатить ПАО «Уралкалий» на основании  п.п. 3.6-3.8 договора № 609/2012 от 17 февраля 2012 года и/или штрафа  согласно п.12.4 договора № 609/2012 от 17 февраля 2012 года, составляет 352  827 977 рублей (п.2). 

Согласно п.4.4 договора № 6/2012 и дополнительного соглашения № 1 к  нему, вознаграждение уплачивается исполнителю в размере 65% от размера  экономического эффекта для заказчика. Под экономическим эффектом по  договору стороны понимают все начисленные суммы дополнительного  вознаграждения на основании п.п. 3.6-3.8 договора № 609/2012 от 17 февраля  2012 года и/или штрафа согласно п.12.4 договора № 609/2012 от 17 февраля 


Заказчик обязуется перечислить исполнителю вознаграждение в размере  229 338 185 рублей в течение 10 дней с момента поступления денежных средств  в качестве дополнительного вознаграждения (п.п. 3.6-3.8 договора № 609/2012  от 17 февраля 2012 года) и/или штрафа (п.12.4 договора № 609/2012 от 17  февраля 2012 года) от ПАО «Уралкалий» (п.4). 

Все вышеперечисленные акты подписаны сторонами.

Из текстов документов следует, что все документы составлены в двух  экземплярах. 

Заявитель в обоснование доводов заявленных требований ссылается на  то, что ПАО «Уралкалий» получило результат по заключенному договору с  ООО «НВУ», а именно: был достигнут экономический эффект за счет  увеличения нагрузок на технологические секции и повышение товарного  извлечения на фабриках. В результате чего у ПАО «Уралкалий» возникла  обязанность уплатить ООО «НВУ» 352 827 977 рублей. Следовательно размер  вознаграждения заявителя в рамках заключенного договора с ООО «НВУ»,  составляет 229 338 185 рублей. Однако, ПАО «Уралкалий» от исполнения  обязательств по выплате вознаграждения должнику уклоняется. 

 В материалы дела представлено решение арбитражного суда Пермского  края от 01 сентября 2017 года (резолютивная часть от 25.08.2017) по делу   № А50-14426/2017, которым с Публичного акционерного общества  «Уралкалий» в пользу Общества с ограниченной ответственностью «Научно- внедренческое управление» взыскан штраф в размере 289 573 578 рублей 15  копеек, компенсирующий ему утраченное право на получение дополнительного  вознаграждения по договору № 609/2012 от 17.02.2012г. 

 Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15  января 2018 года (резолютивная часть от 09.01.2018) указанное решение  оставлено без изменения. 

 Исходя из указанной суммы ИП Давыдовым А.В. установлен размер  вознаграждения, подлежащий выплате в рамках заключенного с ООО «НВУ»  договора № 6/2012, в размере 188 222 826 рублей (65% от суммы штрафа) в  соответствии с п. 4.4 вышеуказанного договора. 

 Непосредственно процент вознаграждения определен только  дополнительным соглашением № 1 к договору № 6/2012, который, в т.ч.  оспаривается кредиторами. 

В связи с чем, суд полагает, что для разрешения спора по существу  требуются специальные познания для определения размер указанного  вознаграждения. 

Третьим лицом ПАО «Уралкалий» заявлено ходатайство о назначении  судебной экспертизы на предмет определения размера указанного  вознаграждения. На разрешение эксперта просят поставить вопросы,  изложенные выше. Производство экспертизы просят поручить экспертам  Пермской торгово-промышленной палаты Мармышу С.Б. и Беляеву А.С. 

Согласно ответу, предоставленному Союзом «Пермская торгово-


промышленная палата», эксперты располагают технической возможностью  проведения экспертизы. Срок ее проведения составляет 20 рабочих дней с даты  получения материалов дела и документов на основании запроса. Стоимость  экспертизы составляет 230 000 рублей. проведение экспертизы может быть  поручено Беляеву Александру Сергеевичу, занимающему должность  заместителя директора департамента экономических, бухгалтерских и  финансовых экспертиз Пермской ТПП, имеющему высшее экономическое  образование, практический стаж работы в сфере аудита, налогообложения,  экономического анализа и финансового менеджмента более 17 лет, в том числе  на руководящих должностях в сфере финансового управления компаниями  более 14 лет, а также опыт проведения судебных экономических экспертиз (в  том числе по делам о банкротстве: А50-4833/2014, результаты которого были  одним из оснований по арбитражному делу А53-4/2017; А50-23876/2014) 2  года; а также Мармышу Сергею Борисовичу, занимающему должность  руководителя центра оценки Пермской ТПП, являющемуся кандидатом  экономических наук (тема диссертации: «Оценка и управление стоимостью  интеллектуальных активов промышленного предприятия»), имеющему стаж  работы в оценочной деятельности 18 лет, имеющий диплом о  профессиональной переподготовке ПП № 409412 от 30.07.2000  Межотраслевого института повышения квалификации и переподготовки ру- ководящих кадров и специалистов Российской экономической академии им.  Г.В.Плеханова по программе «Профессиональная оценка и экспертиза объектов  и прав собственности»; свидетельство о членстве в СМАО от 04.05.2007 № 161;  диплом от 17.06.2006 НП «Саморегулируемая Межрегиональная Ассоциация  Оценщиков», присвоена квалификация «Эксперт «СМАО» по направлению  «Оценка машин и оборудования»; квалификационный аттестат о сдаче единого  квалификационного экзамена № 000080-003 от 19.11.2013, проведенного  ФГАОУВПО «Уральский федеральный университет им. Первого Президента  России Б.Н. Ельцина»; профессиональная деятельность застрахована в ООО  «Росгосстрах», страховой полис № 7200 № 1177298 от 12.04.2017, страховая  сумма 30 000 000 рублей, срок действия с 28.04.2017 по 27.04.2018. 

Согласно части 3 статьи 82 АПК РФ лица, участвующие в деле, вправе  ходатайствовать, в том числе о привлечении в качестве экспертов указанных  ими лиц или о проведении экспертизы в конкретном экспертном учреждении. 

В соответствии с положениями ч. 4 ст. 82, ч. 2 ст. 107 АПК РФ в  определении о назначении экспертизы должны быть решены вопросы о сроке  ее проведения, о размере вознаграждения эксперту (экспертному учреждению,  организации), определяемом судом по согласованию с участвующими в деле  лицами и по соглашению с экспертом (экспертным учреждением,  организацией), указаны фамилия, имя, отчество эксперта. 

Экспертиза может проводиться как в государственном судебно- экспертном учреждении, так и в негосударственной экспертной организации  либо к экспертизе могут привлекаться лица, обладающие специальными  знаниями. 

В соответствии с разъяснениями, указанными в п. 2 Постановления  Пленума ВАС РФ от 04.04.2014 N 23 «О некоторых вопросах практики 


применения арбитражными судами законодательства об экспертизе» при  поручении проведения экспертизы лицу, не являющемуся государственным  судебным экспертом, суд выясняет сведения о его образовании, специальности,  стаже работы, занимаемой должности и указывает их в определении о  назначении экспертизы. 

Исходя из положений статьи 55, частей 3, 4 статьи 82 АПК РФ,  окончательный выбор лица, обладающего специальными знаниями, и  назначение его экспертом производить суд. 

Принимая во внимание изложенное, следует признать, что назначение  экспертизы направлено на цели сбора доказательств для установления  значимых для дела обстоятельств с учетом приводимых сторонами возражений  в отношении предмета спора (статьи 8, 9, 65, 135, 168 Арбитражного  процессуального кодекса Российской Федерации). 

При определении экспертной организации и экспертов суд исходит из  следующего: 

Какие-либо определенные критерии выбора кандидатур для проведения  судебных экспертиз процессуальным законодательством не определены,  однако, требуемым условием для достижения целей проведения по делу  экспертизы по вопросам, требующим специальных познаний, является наличие  необходимой компетенции у экспертов, опыта и стажа. 

Проанализировав представленные документы, принимая во внимание  ранее изложенные обстоятельства, учитывая деловые качества экспертов, стаж  и опыт работы суд считает возможным экспертизы поручить экспертам  Пермской торгово-промышленной палаты Мармышу Сергею Борисовичу и  Беляеву Александру Сергеевичу. Квалификация экспертов является достаточно  высокой для проведения указанной экспертизы. 

Вопросы об относимости, допустимости и достоверности экспертного  заключения по делу могут быть заявлены сторонами в соответствующих  возражениях при рассмотрении спора по существу при получении экспертного  заключения. 

Согласно части 2 статьи 82 АПК РФ круг и содержание вопросов, по  которым должна быть проведена экспертиза, определяются арбитражным  судом. 

Формулируя вопросы эксперту, суд исходит из необходимости  установления юридически значимых обстоятельств по делу и считает  возможным поставить на разрешение эксперта следующие вопросы: 


работ, который при сравнимых обстоятельствах обычно взимался (уплачивался)  в 2012-2016 гг.? 

В соответствии с п.1 ст. 109 АПК РФ денежные суммы, причитающиеся  экспертам, специалистам, свидетелям и переводчикам, выплачиваются по  выполнении ими своих обязанностей. 

Согласно правовой позиции, изложенной в пунктах 26 и 27  Постановления Пленума ВАС РФ № 23 от 04.04.2014, денежные суммы,  причитающиеся эксперту, согласно части 1 статьи 109 АПК РФ выплачиваются  после выполнения им своих обязанностей в связи с производством экспертизы,  за исключением случаев применения части 6 статьи 110 Кодекса. 

Перечисление денежных средств эксперту (экспертному учреждению,  организации) производится с депозитного счета суда или за счет средств  федерального бюджета финансовой службой суда на основании судебного акта,  в резолютивной части которого судья указывает размер причитающихся  эксперту денежных сумм. Суд выносит такой акт по окончании судебного  заседания, в котором исследовалось заключение эксперта. 

В таком же порядке производится выплата за счет средств федерального  бюджета денежных сумм, причитающихся специалистам, привлеченным судом  к участию в арбитражном процессе. 

В случае если вопрос об оплате понесенных экспертом в связи с  производством экспертизы расходов не разрешен судом, в том числе на  основании части 6 статьи 110 АПК РФ, эксперт (экспертное учреждение,  организация) вправе обратиться с заявлением об оплате расходов на проведение  экспертизы. Суд рассматривает такое заявление по правилам,  предусмотренным статьей 112 Кодекса. 

Третьим лицом ПАО «Уралкалий» на депозитный счет суда внесены  денежные средства в размере 230 000 рублей (платежное поручение № 9935 от  28.02.2018 года) для оплаты расходов по проведению экспертизы. 

Назначение экспертизы является основанием для приостановления  производства по заявлению на срок до проведения экспертизы (п.4 ст. 144 АПК  РФ). 

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 82, 144-145, 159, 184- 188, 223 АПК РФ, Арбитражный суд Пермского края 

Определил:

Назначить по заявлению индивидуального предпринимателя Давыдова  Александра Валериановича о включении требований в реестр требований  кредиторов общества с ограниченной ответственностью «Научно- внедренческое управление» (ОГРН 1025901712154, ИНН 5911003982) и по  заявлению АКБ «Урал ФД» о признании дополнительных соглашений  недействительными судебную комиссионную экспертизу, проведение которой  поручить экспертам Пермской торгово-промышленной палаты Мармышу  Сергею Борисовичу и Беляеву Александру Сергеевичу, на разрешение которых  поставить вопрос: 


Предупредить экспертов об уголовной ответственности за дачу заведомо  ложного заключения по статье 307 Уголовного кодекса Российской Федерации. 

Предоставить экспертам материалы настоящего обособленного спора в  рамках дела № А50-9856/2016 (по требованиям ИП Давыдова А.В. и ПАО АКБ  «Урал ФД) приобщенные к нему документы. 

И.о. конкурсного управляющего ООО «НВУ», третьему лицу  «Уралкалий» и ИП Давыдову А.В. обеспечить своевременное представление  документов, необходимых для проведения экспертизы. 

В случае невозможности производства экспертизы по материалам дела  эксперту надлежит представить суду мотивированный отказ от производства  экспертного исследования. 

Установить срок для производства экспертизы и представления  заключения в арбитражный суд – 06 апреля 2018 года. 

Оплату расходов по проведению экспертизы произвести за счет  денежных средств, внесённых ПАО «Уралкалий» на основании платёжного  поручения № 9935 от 28 февраля 2018 года в сумме 230 000 рублей на  депозитный счет арбитражного суда Пермского края на основании ходатайства  экспертного учреждения. 

Приостановить производство по настоящему обособленному спору.

Назначить рассмотрение вопроса о возобновлении производства по делу  и судебное заседание арбитражного суда по рассмотрению требований ИП  Давыдова А.В. и ПАО АКБ «Урал ФД» на 12 апреля 2018 года с 12 часов 00  минут в помещении арбитражного суда по адресу: г. Пермь, ул.  Екатерининская, 177, 8 этаж, зал 803 (судья Зарифуллина Л.М.). 

Участникам процесса обеспечить явку представителей в судебное  заседание; представить письменные пояснения и дополнения, документы в  обоснование доводов и возражений при их наличии. 

В соответствии со статьей 75 АПК РФ письменные доказательства  представить в надлежаще заверенных копиях, с представлением подлинников  для обозрения в судебном заседании. 

Документы, должны быть высланы таким образом, чтобы они могли быть  получены арбитражным судом до истечения, установленного настоящим  определением срока. 

При направлении корреспонденции в адрес арбитражного суда ссылка на  номер дела, дату и время судебного заседания обязательна. 


Подача документов в арбитражный суд производится в письменной  форме, либо в электронном виде посредством заполнения форм, размещенных в  системе подачи документов «Электронный страж» (сервис «Мой арбитр»). 

Использование факса и электронной почты, указанных в настоящем  определении, возможно для обмена письмами информационного характера. 

В силу ст. 16 АПК РФ требования арбитражного суда, изложенные в  определении, являются обязательными и подлежат исполнению лицами,  которым они адресованы. В случае неисполнения участвующим в деле лицом  требований арбитражного суда на него налагается судебный штраф (статьи  119, 120 АПК РФ). 

Определение подлежит немедленному исполнению, в части  приостановления производства по заявлению может быть обжаловано в  порядке апелляционного производства в Семнадцатый арбитражный  апелляционный суд в течение десятидневного срока со дня его принятия  (изготовления в полном объеме) через Арбитражный суд Пермского края. 

Информацию о времени, месте и результатах рассмотрения  апелляционной жалобы можно получить на интернет-сайте Семнадцатого  арбитражного апелляционного суда www.17aas.ru. 

Лица, участвующие в деле, считаются извещенными надлежащим  образом о рассмотрении заявления, в т.ч. публично, путем размещения  информации на интернет-сайте Арбитражного суда Пермского края  www.perm.arbitr.ru. 

Судья Л.М. Зарифуллина