НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Определение АС Иркутской области от 23.10.2019 № А19-30547/18

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ 

Бульвар Гагарина, 70, Иркутск, 664025, тел. (3952)24-12-96; факс (3952) 24-15-99

дополнительное здание суда: ул. Дзержинского, 36А, Иркутск, 664011,

тел. (3952) 261-709; факс: (3952) 261-761
http://www.irkutsk.arbitr.ru

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

об отказе во включении требований в реестр требований кредиторов

г. Иркутск Дело № А19-30547/2018
25.10.2019 г.
Резолютивная часть определения объявлена 23 октября 2019 года
Определение в полном объеме изготовлено 25 октября 2019 года

Арбитражный суд Иркутской области в составе судьи Поляковой Е.Г., при ведении  протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Бурдуковской К.Н.,  рассмотрев в судебном заседании заявление Шаповалова Николая Федоровича (г. Иркутск) о  включении в реестр требований кредиторов общества с ограниченной ответственностью  «Сибдальсвязь-Ангара – 1» 

по делу по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Сибдальсвязь-Ангара –  1» (ИНН 3808217000, ОГРН 1113850000714, место нахождения: 664011, Иркутск, ул.  Горького, д. 27, оф. 6) о признании его несостоятельным (банкротом), 

при участии в судебном заседании:
от кредитора – не явились, извещены;
от должника – не явились, извещены;

иные лица, участвующие в деле, в судебное заседание не явились, ходатайства не направили;  о времени и месте судебного разбирательства считаются уведомленными надлежащим  образом в силу части 1 статьи 123, части 6 статьи 121 Арбитражного процессуального  кодекса Российской Федерации. 

УСТАНОВИЛ:

Определением Арбитражного суда Иркутской области от 25.03.2019г. (резолютивная  часть оглашена 18.03.2019г.) общество с ограниченной ответственностью «Сибдальсвязь- Ангара – 1» признано банкротом, в отношении ООО «Сибдальсвязь-Ангара – 1» введена  процедура – наблюдение, временным управляющим утвержден арбитражный управляющий  Баженов Анатолий Михайлович. 


Шаповалов Николай Федорович (далее Шаповалов Н.Ф., заявитель, кредитор)  17.04.2019г. обратился в Арбитражный суд Иркутской области с заявление о включении в  реестр требований кредиторов должника в размере 1 952 449 руб. 53 коп., из них: 1 648 000  руб. – основному долга, 229 587 руб. 13 коп. – проценты за пользование суммой займа и  74 862 руб. 40 коп. – пени. 

Определением Арбитражного суда Иркутской области от 30.04.2019г. заявление  Шаповалова Н.Ф. назначено к рассмотрению. 

В пункте 25 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской  Федерации № 35 от 22.06.2012 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с  рассмотрением дел о банкротстве» разъяснено, что согласно пункту 5 статьи 71 и пункту 5  статьи 100 Закона о банкротстве требования кредиторов, по которым не поступили  возражения, могут быть рассмотрены без привлечения лиц, участвующих в деле. Подобные  требования, тем не менее, рассматриваются в судебном заседании, назначаемом  определением суда, которое размещается на официальном сайте суда в информационно- телекоммуникационной сети Интернет, но в силу указанных норм отсутствует  необходимость соблюдения установленного частью 1 статьи 121 Арбитражного  процессуального кодекса Российской Федерации пятнадцатидневного срока и не требуется  предусмотренного частью 1 статьи 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской  Федерации наличия к началу судебного заседания сведений о получении определения о  принятии требования. 

 В судебном заседании рассматривается обоснованность поданного требования.

Кредитор, надлежащим образом извещенный о времени и месте судебного  разбирательства, в судебное заседание представителя не направил; направил ходатайство о  приобщении к материалам дела дополнительных доказательств по делу. 

Должник, надлежащим образом извещенный о времени и месте судебного  разбирательства, в судебное заседание представителя не направил. 

Финансовый управляющий надлежащим образом извещенный о времени и месте  судебного разбирательства, в судебное заседание не явился, 29.05.2019г. направил отзыв на  требование, из содержания которого следует, что временный управляющий не возражает,  относительно включения требования в реестр требований кредиторов. 

Иные лица, участвующие в деле, в судебное заседание не явились, ходатайства не  направили, возражений относительно удовлетворения требования кредитора не заявили; о  времени и месте судебного разбирательства уведомлены надлежащим образом (часть 1  статьи 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, часть 6 статьи  121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации; пункты 14, 15 


Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 35 от  22.06.2012г «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о  банкротстве»). 

Поскольку неявка лиц, участвующих в деле, надлежащим образом извещенных о  месте и времени рассмотрения требования, не является препятствием к рассмотрению  требования, требование в порядке частей 3, 5 статьи 156 Арбитражного процессуального  кодекса Российской Федерации рассматривается в их отсутствие. 

Исследовав материалы дела, арбитражный суд приходит к следующему. 

В соответствии с частью 1 статьи 223 Арбитражного процессуального кодекса  Российской Федерации дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются  арбитражным судом по правилам, установленным указанным Кодексом, с особенностями,  установленными федеральными законами, регулирующими вопросы несостоятельности  (банкротства). 

В силу пункта 1 статьи 71 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О  несостоятельности (банкротстве)» (далее – Федерального закона о банкротстве) для целей  участия в первом собрании кредиторов кредиторы вправе предъявить свои требования к  должнику в течение тридцати календарных дней с даты опубликования сообщения о  введении наблюдения. Указанные требования направляются в арбитражный суд, должнику и  временному управляющему с приложением судебного акта или иных документов,  подтверждающих обоснованность этих требований. 

Сообщение № 56(6536) о введении в отношении должника процедуры  реструктуризации долгов опубликовано в газете «Коммерсантъ» 30.03.2019г. 

Требование Шаповалова Н.Ф. поступило в Арбитражный суд Иркутской области
18.04.2019г.

Таким образом, данное требование заявлено в пределах срока, установленного  пунктом 1 статьи 71 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)». 

Пунктом 2 статьи 71 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»  установлено, что возражения относительно требований кредиторов могут быть предъявлены  в арбитражный суд в течение пятнадцати календарных дней со дня истечения срока для  предъявления требований кредиторов должником, временным управляющим, кредиторами,  предъявившими требования к должнику, представителем учредителей (участников)  должника или представителем собственника имущества должника - унитарного предприятия. 

Установленный пунктом 2 статьи 71 Федерального закона «О несостоятельности  (банкротстве)» срок истек. 


От Петровой Марии Георгиевны ранее поступили возражения относительно  удовлетворения требования Шаповлова Н.Ф. со ссылкой на то, что им не представлено  доказательств фактической передачи денежных средств и документальное оформление  денежных средств, а также на факт недействительности соответствующих сделок. 

Возражения относительно рассматриваемого требования иными лицами, имеющими в  соответствии с пунктом 2 статьи 71 Федерального закона «О несостоятельности  (банкротстве)» право на оспаривание требования кредитора, в арбитражный суд не  предъявлены. 

С учетом изложенного, суд полагает возможным рассмотреть требование кредитора к  должнику по существу по имеющимся в деле документам. 

 Как следует из материалов обособленного спора, 13.05.2016г. между гражданином РФ  Шаповаловым Николаем Федоровичем и обществом с ограниченной ответственностью  «Сибдальсвязь-Ангара – 1» заключен договор денежного займа № 01/2016, согласно  условиям которого займодавец обязался предоставить заемщику займ в размере 500 000  руб. 00 коп. в качестве временной финансовой помощи заемщику (п. 1.1. договора). 

 Займ предоставляется на принципах возвратности, срочности, платности, на срок до  24.08.2016г. (п. 1.2., 1.3 договора). 

 За пользование заемными денежными средствами заемщик выплачивает займодавцу  проценты в размере 9,15% годовых от суммы займа (п. 1.4 договора). 

 Займ предоставляется на принципах возвратности, срочности, платности, на срок до  30.09.2017г. (п. 1.2., 1.3 договора). 

 За пользование заемными денежными средствами заемщик выплачивает займодавцу  проценты в размере 9,15% годовых от суммы займа (п. 1.4 договора). 

 Займ предоставляется на принципах возвратности, срочности, платности, на срок до  31.12.2018г. (п. 1.2., 1.3 договора). 


За пользование заемными денежными средствами заемщик выплачивает займодавцу  проценты в размере 9,15% годовых от суммы займа (п. 1.4 договора). 

 Займ предоставляется на принципах возвратности, срочности, платности, на срок до  31.12.2018г. (п. 1.2., 1.3 договора). 

 За пользование заемными денежными средствами заемщик выплачивает займодавцу  проценты в размере 9,15% годовых от суммы займа (п. 1.4 договора). 

 Займ предоставляется на принципах возвратности, срочности, платности, на срок до  31.12.2018г. (п. 1.2., 1.3 договора). 

 За пользование заемными денежными средствами заемщик выплачивает займодавцу  проценты в размере 9,15% годовых от суммы займа (п. 1.4 договора). 

В соответствии с пунктом 1 статьи 807 Гражданского кодекса Российской Федерации по  договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне  (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик  обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество  других полученных им вещей того же рода и качества. 

Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей. В  подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика  или иной документ, удостоверяющие передачу ему заимодавцем определенного количества  вещей (пункт 2 статьи 808 Гражданского кодекса Российской Федерации). 

Заемщик обязан возвратить заимодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке,  которые предусмотрены договором займа (пункт 1 статьи 810 Гражданского кодекса  Российской Федерации). 

В силу пункта 1 статьи 809 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не  предусмотрено законом или договором займа, заимодавец имеет право на получение с  заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором. 


В силу пункта 1 статьи 810 Гражданского кодекса Российской Федерации заемщик  обязан возвратить заимодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые  предусмотрены договором займа. 

В качестве доказательств перечисления должнику денежных средств по договора займа  в материалы дела представлены следующие платежные документы: платежное поручение   № 690661 от 13.05.2016г., квитанции к приходному кассовому ордеру № 218 от 28.08.2017г.,   № 84 от 28.04.2018г., № 140 от 17.07.2018г., № 217 от 26.10.2017г. 

Представленные платежные документы являются относимыми и допустимыми  доказательства; заявлений о фальсификации представленных доказательств не заявлено. 

В пункте 26 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской  Федерации № 35 от 22.06.2012 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с  рассмотрением дел о банкротстве» указано, что в силу пунктов 3-5 статьи 71 и пунктов 3-5  статьи 100 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве) проверка  обоснованности и размера требований кредиторов осуществляется судом независимо от  наличия разногласий относительно этих требований между должником и лицами, имеющими  право заявлять соответствующие возражения, с одной стороны, и предъявившим требование  кредитором - с другой стороны. При установлении требований кредиторов в деле о  банкротстве судам следует исходить из того, что установленными могут быть признаны  только требования, в отношении которых представлены достаточные доказательства наличия  и размера задолженности. 

При оценке достоверности факта наличия требования, основанного на передаче  должнику наличных денежных средств, подтверждаемого только его распиской или  квитанцией к приходному кассовому ордеру, суду надлежит учитывать среди прочего  следующие обстоятельства: позволяло ли финансовое положение кредитора (с учетом его  доходов) предоставить должнику соответствующие денежные средства, имеются ли в деле  удовлетворительные сведения о том, как полученные средства были истрачены должником,  отражалось ли получение этих средств в бухгалтерском и налоговом учете и отчетности и  так далее. 

Таким образом, в целях защиты прав и законных интересов других кредиторов, в том  числе заявивших возражения, и предотвращения злоупотребления правом со стороны  должника судом может быть проявлена активность в истребовании дополнительных  доказательств, свидетельствующих о добросовестности сторон при заключении договора. 

Применительно к рассматриваемым правоотношениям к таким доказательствам могут  быть отнесены документы, подтверждающие фактическое наличие у кредитора денежных  средств в размере суммы займа к моменту их передачи должнику (в частности, о размере его 


дохода за период, предшествующий заключению сделки; сведения об отражении в налоговой  декларации, подаваемой в соответствующем периоде, сумм, равных размеру займа или  превышающих его; о снятии такой суммы с расчетного счета кредитора (при его наличии), а  также иные (помимо платежного поручения либо расписки) доказательства передачи денег  должнику. 

В силу статей 9, 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации  каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается  как на основание своих требований и возражений. Лица, участвующие в деле, несут риск  наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий. 

Определением Арбитражного суда Иркутской области от 29.05.2019г. суд предложил  Шаповалову Н.Ф. представить в Арбитражный суд Иркутской области доказательства  финансовой возможности предоставления займов на дату их совершения, а ООО  «Сибдальсвязь-Ангара – 1» представить доказательства поступления денежных средств  обществу, в том числе выписку по операциям по расчетным счетам; пояснения относительно  аффилированности кредитора и должника. 

Временным управляющим общества с ограниченной ответственностью «Сибдальсвязь- Ангара – 1» представлены в материалы дела выписка по лицевому, подтверждающая  получение денежных средств от Шаповалова Н.Ф. по платежному поручению № 690661 от  13.05.2016г., приходные кассовые ордера № 218 от 28.08.2017г., № 84 от 28.04.2018г., № 217 от  26.10.2018г., № 140 от 17.07.2018г. копии кассовой книги общества с ограниченной  ответственностью «Сибдальсвязь-Ангара – 1» исследовав которые суд установил, что даты и  номера квитанций и суммы платежей в приходных кассовых ордерах № 218 от 28.08.2017г.,   № 84 от 28.04.2018г., № 140 от 17.07.2018г., № 217 от 26.10.2017г. представленных кредитором  соответствуют номерам, датам и суммам указанным кассовой книге общества с ограниченной  ответственностью «Сибдальсвязь-Ангара – 1», платеж, поступивший по платежному  поручению № 690661 от 13.05.2016г. отражен в выписке по лицевому счету. 

Согласно пояснениям директора общества с ограниченной ответственностью  «Сибдальсвязь-Ангара – 1» Пономарева О.Ю. поступившие от Шаповалова Н.Ф. денежные  средства были израсходованы на текущие нужды организации, в частности были  произведены расчеты по заработной плате на общую сумму 327 277 руб. 19 коп., расчеты по  налогам в размере 356 293 руб. 20 коп., оплата аренды помещений – 708 022 руб. 85 коп.,  оплата электрической энергии – 211 623 руб. 49коп., услуг связи – 6 000 руб., страхование  арендуемого помещения – 18 283 руб. 50 коп., приобретение проездных билетов для  сотрудников – 5 400 руб., оплата охраны – 15 000 руб., оплата обновления программ «1С  предприятие» - 12 836 руб., отплата перерегистрации онлайн кассы – 14 500 руб. В 


подтверждение расходования денежных средств в материалы дела представлены расходные  кассовые ордера, квитанции, авансовые отчеты и др. 

В качестве доказательств наличия у Шаповалова Н.Ф. денежных средств в размере,  позволяющем предоставить их должнику в заем, кредитором представлена справка ПАО  АКБ «Связь-Банк» из содержания которой следует, что в период с 01.05.2016г. по 01.11.2018г.  на счетах клиента Шаповалова Н.Ф. находились денежные средства в сумма 3 000 000 руб., а  также выписки о движении денежных средств по всем имеющимся счетам. 

Кроме того, суд определением Арбитражного суда Иркутской области от 04.09.2019г.  об истребовании в МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ КОММЕРЧЕСКИЙ БАНК РАЗВИТИЯ СВЯЗИ И  ИНФОРМАТИКИ (ПУБЛИЧНОЕ АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО) дополнительные  доказательства: 

- выписки о движении денежных средств по всем имеющимся счетам, в том числе по   №№ 42306810460410013448. 42307810439410005736 Шаповалова Николая Федоровича за  период с 01.04.2016 года по 31.12.02018 года.  

Таким образом, суд исследовав и сопоставив представленные документы, в их  совокупности и взаимной связи, установил, что у кредитора имелись денежные средства в  необходимом размере, заемные денежные средства были переданы должнику и получены (  (израсходованы) последним, следовательно, наличие обязательств должника перед  Шаповаловым Н.Ф. по существу является установленным. 

При этом, довод Петровой Марии Георгиевны о том, что не представлено  доказательств фактической передачи денежных средств и документальное оформление  денежных средств судом рассмотрен и отклоняется, как противоречащий представленным  выше доказательствам. 

Петровой Марией Георгиевной заявлен довод о том, что договоры займа являются  недействительными сделками, со ссылкой на специальные нормы Федерального закона «О  несостоятельности (банкротстве)». 

Вместе с тем, в соответствии с положениями главы 3 Федерального закона от  26.10.2002г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» сделки, совершенные  должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными  в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также по основаниям и в  порядке, которые указаны в настоящем Федеральном законе. 


Вместе с тем, положения Федерального закона от 26.10.2002г. № 127-ФЗ «О  несостоятельности (банкротстве)» предусматривают особый порядок признания сделок  недействительными, путем подачи заявления о признании сделки недействительной в  рамках обособленного спора (оспоримые сделки). В рамках рассмотрения дела о признании  общества с ограниченной ответственностью «Сибдальсвязь-Ангара – 1» несостоятельным  (банкротом) соответствующих заявлений о призвании договоров займа № 01/2016 от  13.05.2016г., № 01/2017 от 28.08.2017г., № 01/2018 от 28.04.2018г., № 02/2018 от 17.07.2018г.,   № 03/2018 от 26.10.2018г. от лиц, участвующих в деле, не поступало. 

Вместе с тем, судом установлено, что согласно Выписке из Единого государственного  реестра юридических лиц от 02.09.2019г. Шаповалов Н.Ф. одновременно является  единственным учредителем и директором должника с размером доли в уставном капитале в  100 процентов. 

Данные обстоятельства лицами, участвующими в деле, не оспариваются.

 Кроме того, из материалов дела следует, что должник в качестве причины  заключения договоров займа с Шаповаловым Н.Ф. указывает на тяжелое финансовое  положение должника на дату заключения указанного договора. 

В соответствии с частями 1, 2 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса  Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему  убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном  исследовании имеющихся в деле доказательств. Арбитражный суд оценивает относимость,  допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность  и взаимную связь доказательств в их совокупности. 

В соответствии с разъяснениями, данными Верховным Судом Российской Федерации  в пункте 18 Обзора судебной практики № 5 (2017), утвержденного Президиумом Верховного  Суда Российской Федерации 27.12.2017г., в силу абзаца восьмого статьи 2 Закона о  банкротстве к числу конкурсных кредиторов не могут быть отнесены участники,  предъявляющие к должнику требования из обязательств, вытекающих из факта участия. 

По смыслу названной нормы к подобного рода обязательствам относятся не только  такие, существование которых прямо предусмотрено законодательством о юридических  лицах (выплата дивидендов, действительной стоимости доли и т.д.), но также и  обязательства, которые, хотя формально и имеют гражданско-правовую природу, в  действительности таковыми не являются (в том числе по причине того, что их  возникновение и существование было бы невозможно, если бы займодавец не участвовал в  капитале должника). 


Как указал Верховный Суд Российской Федерации в 06.07.2017г. № 308-ЭС17-1556 (2)  по делу № А32-19056/2014, при функционировании должника в отсутствие кризисных  факторов его участник как член высшего органа управления (статья 32 Закона об ООО,  статья 47 Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах»)  объективно влияет на хозяйственную деятельность должника (в том числе посредством  заключения с последним сделок, условия которых недоступны обычному субъекту  гражданского оборота, принятия стратегических управленческих решений и т.д.). 

Поэтому в случае последующей неплатежеспособности (либо недостаточности  имущества) должника исходя из требований добросовестности, разумности и  справедливости (пункт 2 статьи 6 ГК РФ) на такого участника подлежит распределению риск  банкротства контролируемого им лица, вызванного косвенным влиянием на неэффективное  управление последним, посредством запрета в деле о несостоятельности противопоставлять  свои требования требованиям иных (независимых) кредиторов. 

По смыслу норм Закона о банкротстве, единственной надлежащей целью обращения  кредитора в арбитражный суд с заявлением о признании должника несостоятельным  (банкротом) должно являться получение от должника удовлетворения своих требований в  результате производства по делу о банкротстве. Для кредитора реальное получение  денежных средств в счет уплаты соответствующей задолженности должно являться  достаточным, при условии, что кредитор полагает себя добросовестным. 

Обязательства должника перед своими учредителями (участниками), вытекающие из  такого участия, носят внутренний характер и не могут конкурировать с внешними  обязательствами, то есть с обязательствами должника как участника имущественного  оборота перед другими участниками оборота. Учредители (участники) должника -  юридического лица несут риск отрицательных последствий, связанных с его деятельностью. 

Следовательно, требования таких лиц по корпоративным обязательствам не подлежат  включению в реестр требований кредиторов. 

При предоставлении заинтересованным лицом доказательств, указывающих на то, что  требование участника вытекает из факта его участия в обществе, признанном банкротом, на  такого участника переходит бремя по опровержению соответствующего довода («Обзор  судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 5 (2017)»). 

В соответствии с пунктом 7 статьи 63 Гражданского кодекса Российской Федерации  оставшееся после удовлетворения требований кредиторов имущество юридического лица  передается его учредителям (участникам), имеющим вещные права на это имущество или  обязательственные права в отношении этого юридического лица, если иное не 


предусмотрено законом, иными правовыми актами или учредительными документами  юридического лица. 

В силу пункта 1 статьи 148 Закона о банкротстве требование учредителя (участника)  должника может быть удовлетворено только за счет имущества, оставшегося после  удовлетворения требований всех других кредиторов. 

Данный порядок предопределен тем, что участники общества - должника  ответственны за эффективную деятельность самого общества и, соответственно, несут риск  наступления негативных последствий своего управления им. 

На основании изложенного, суд полагает, что учредители (участники) юридического  лица (должника) по правоотношениям, связанным с таким участием (корпоративные  отношения), не могут являться его кредиторами в деле о банкротстве; требования участника  юридического лица не могут конкурировать с обязательствами должника перед иными  кредиторами - участниками гражданского оборота: участники должника вправе претендовать  лишь на часть имущества общества, оставшегося после расчетов с другими кредиторами. 

В связи с чем, учитывая основания расходования заемных денежных средств, причину  заключения договора займа (тяжелое финансовое положение общества с ограниченной  ответственностью «Сибдальсвязь-Ангара – 1»), факт того, что единственным учредителем и  директором должника - общества с ограниченной ответственностью «Сибдальсвязь-Ангара  – 1» является Шаповалов Н.Ф., с размером доли в 100%, в совокупности позволяют сделать  вывод о корпоративном характере целей предоставления денежных средств через  формальное предоставление займа. 

Кроме того, из положений статьи 2 Закона о банкротстве следует, что возможность  признания лица конкурсным кредитором в деле о банкротстве обусловлена существом  обязательства, лежащего в основании требования к должнику. Учредители (участники)  юридического лица (должника) по обязательствам, вытекающим из такого участия, не могут  являться его конкурсными кредиторами (Определение Верховного Суда РФ от 06.08.2015г.   № 302-ЭС15-3973 по делу А33-16866/2013). 

В соответствии с пунктом 2 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации  граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои  гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав  и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих  законодательству условий договора. 

Суд обращает внимание, что при заключении спорных договоров займа кредитор и  должник приняли на себя взаимные обязательства, которые согласно закону (статьям 307 и 


309 Гражданского кодекса Российской Федерации) должны были исполняться каждым из  них надлежащим образом и в соответствии с условиями сделок. 

Как уже было отмечено ранее, правоотношения, основанные на договорах займа,  подлежат регулированию нормами главы 42 Гражданского кодекса Российской Федерации.  Фактически, вытекающие из данных правоотношений требования не носят корпоративный  характер. 

Между тем, единственная экономическая цель предоставления займа (кредита) в  предпринимательских отношениях - это получение прибыли за счет платы за пользование  займом. 

Присутствовавший ранее в судебном заседании Шаповалов Н.Ф. ранее давал суд  пояснения о том, что руководитель должника обратился к нему, указав, что предприятие  находится в тяжёлом финансовом состоянии, не может, в полной мере пользоваться  денежными средствами на расчетных счетах, в связи с чем, он принял решение «помочь»  обществу. При этом, из материалов дела следует, что такие займы давались заявителем  неоднократно, в течение продолжительного времени, из чего очевидно усматривалось  ухудшение финансового состояния предприятия-должника. 

Экономическая цель предоставления должнику займов Шаповаловым Н.Ф. в  конечном счете, заключается в увеличении доходности принадлежащей участнику доли.  Заем может быть предоставлен на условиях, отличных от рыночных (безвозмездность или  установление процентов ниже ключевой ставки, неоднократное продление сроков возврата  займа), а может и на обычных рыночных условиях. 

Таким образом, с учетом всей совокупности обстоятельств по делу, суд полагает, что  заявитель действовал не как обычный кредитор-займодавец, преследующий получение  прибыли от дачи денежных средств в заем и требующий как разумный хозяйствующий  субъект предпринимательской деятельности возврата таких средств посредством  направления претензии, предъявления иска в суд и т.д., а в целях получения прибыли от  деятельности общества с ограниченной ответственностью «Сибдальсвязь-Ангара – 1». 

Сложившиеся между должником и кредитором общества с ограниченной  ответственностью «Сибдальсвязь-Ангара – 1» правоотношения по договору займа  фактически носят исключительно корпоративный характер и представляют собой способ  увеличения оборотных активов должника без документального оформления увеличения  уставного капитала должника. 

Обязательства должника перед своими учредителями (участниками), вытекающие из  такого участия (далее - корпоративные обязательства), носят внутренний характер и не могут  конкурировать с внешними обязательствами, то есть с обязательствами должника как 


участника имущественного оборота перед другими участниками оборота. Учредители  (участники) должника - юридического лица несут риск отрицательных последствий,  связанных с его деятельностью. 

Кроме того, суд полагает необходимым отметить, что предоставляя подобное  финансирование в тяжелый для подконтрольного общества период деятельности, такой  мажоритарный участник должен осознавать повышенный риск невозврата переданной  обществу суммы. Если план выхода из кризиса реализовать не удастся, то данная сумма не  подлежит возврату, по крайней мере, до расчетов с независимыми кредиторами. 

Как следствие, требования таких лиц по корпоративным обязательствам не подлежат  включению в реестр требований кредиторов.  

На основании изложенного, руководствуясь статьей 71 Арбитражного  процессуального кодекса Российской Федерации, суд приходит к выводу об отказе в  удовлетворении требования Шаповалова Н.Ф. о включении в реестр требований кредиторов  общества с ограниченной ответственностью «Сибдальсвязь-Ангара – 1». 

 Руководствуясь статьями 100, 137 Федерального закона «О несостоятельности  (банкротстве)», статьями 184, 185, 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской  Федерации, 

ОПРЕДЕЛИЛ:

 Требование Шаповалова Николая Федоровича (г. Иркутск) признать необоснованным. 

Отказать во включении требования Шаповалова Николая Федоровича (г. Иркутск) в  реестр требований кредиторов общества с ограниченной ответственностью «Сибдальсвязь- Ангара – 1». 

Определение подлежит немедленному исполнению и может быть обжаловано в  Четвертый арбитражный апелляционный суд через Арбитражный суд Иркутской области в  течение десяти дней со дня его вынесения. 

Судья Е.Г.Полякова