НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Определение АС города Москвы от 22.11.2017 № А40-170489/16-95-168

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ГОРОДА МОСКВЫ
115191, г.Москва, ул. Большая Тульская, д. 17
http://www.msk.arbitr.ru

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва Дело № А40-170489/16-95-168 

Арбитражный суд г. Москвы в составе судьи Свирина А.А., при ведении протокола  помощником судьи Иваненко Н.А., рассмотрев в открытом судебном заседании заявление  конкурсного управляющего Банк «Кредит-Москва» (ПАО) о признании сделки должника – п. 2  соглашения от 18.07.2016 к трудовому договору № 2016Д-167-15 от 04.04.2016, заключенного  между АКБ «Кредит-Москва» и Ченом В.И. и применении последствий признания сделки  недействительной; в судебное заседание явились: от ответчика – Галиуллина Э.М. по дов. от  20.11.2017; от конкурсного управляющего – Глухова Н.А. по дов. от 01.12.2016; 

УСТАНОВИЛ:

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 24.10.2016. Банк «Кредит-Москва» (ПАО)  (ОГРН 1027739069478, ИНН 7705011188) признано несостоятельным (банкротом), 

в отношении него открыто конкурсное производство сроком на один год, обязанности  конкурсного управляющего возложены на ГК «АСВ», сообщение об открытии конкурсного  производства в отношении должника опубликовано в газете «Коммерсантъ» от 12.11.2016. 

В настоящем судебном заседании подлежало рассмотрению заявление конкурсного  управляющего Банк «Кредит-Москва» (ПАО) о признании недействительной сделки должника  – п. 2 соглашения от 18.07.2016 к трудовому договору № 2016Д-167-15 от 04.04.2016,  заключенного между АКБ «Кредит-Москва» и Ченом В.И. 

Представитель конкурсного управляющего приобщил в материалы дела дополнительные  документы, подтверждающие доводы заявления. 

Представитель ответчика возражал по доводам заявления.
Исследовав материалы дела, суд установил следующее.

В ходе конкурсного производства установлено, что 04.04.2016 между Ченом В.И. (далее  – ответчик) и должником был заключен трудовой договор № 2016Д-167-15, в соответствии с  которым Чен В.И. был принят на должность Советника директора в Администрации. 

Работник был принят на работу с окладом в размере 345 000 руб. по совместительству  на 0,5 ставки. 

Соглашением от 18.07.2016 стороны определили, что трудовой договор № 2016Д-167-15,  заключенный между должником и ответчиком 04.04.2016 считается прекращенным 18.07.2016  по соглашению сторон на основании п. 1 ч. 1 ст. 77 ТК РФ

В соответствии с п. 2 Соглашения, должник выплатил Чену В.И. компенсацию в размере  1 380 000 руб. 

Выплата была осуществлена путем перечисления денежных средств на счёт Чена В.И.,  отрытого у должника. 

На основании изложенного, как пояснил конкурсный управляющий, указанная сделка  (п. 2 соглашения от 18.07.2016 к трудовому договору № 2016Д-167-15 от 04.04.2016) является  недействительной по ст. 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О  несостоятельности (банкротстве)» (далее также – Закон о банкротстве, Закон). Кроме того 


заявитель указывает что оспариваемая сделка имеет признаки злоупотребления правом (ст. 10  ГК РФ). 

Представитель ответчика возражал против удовлетворения заявления, полагал, что  требование необоснованно. 

Выслушав мнение лиц, участвующих в деле, исследовав представленные документы, суд  пришел к следующим выводам. 

В силу пункта 1 статьи 61.1 Закона о банкротстве сделки совершенные должником или  другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с  Гражданским кодексом Российской Федерации, а также по основаниям и в порядке, которые  указаны в настоящем Федеральном законе. 

Статьей 61.9 Закона о банкротстве предусмотрено, что заявление об оспаривании сделки  должника может быть подано в арбитражный суд внешним управляющим или конкурсным  управляющим от имени должника по своей инициативе либо по решению собрания кредиторов  или комитета кредиторов. 

В пункте 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской  Федерации от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1  Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - Постановление Пленума  ВАС РФ № 63) разъяснено, что в силу пункта 3 статьи 61.1 Закона о банкротстве под сделками,  которые могут оспариваться по правилам главы III.1 этого Закона, понимаются в том числе  действия, направленные на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих в  соответствии с гражданским, трудовым, семейным законодательством, законодательством о  налогах и сборах, таможенным законодательством Российской Федерации, процессуальным  законодательством Российской Федерации и другими отраслями законодательства Российской  Федерации, а также действия, совершенные во исполнение судебных актов или правовых актов  иных органов государственной власти. 

В связи с этим, по правилам главы III.1 Закона о банкротстве могут, в частности,  оспариваться: дополнения к трудовому договору, предусматривающему повышение заработной  платы, в том числе премии. 

Как указывалось выше, в качестве правового основания оспаривания сделки  конкурсным управляющим указан п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве как совершенной при  неравноценном встречном исполнении. 

В соответствии с пунктом 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная  должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после  принятия указанного заявления, может быть признана арбитражным судом недействительной  при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, в том числе в  случае, если цена этой сделки и (или) иные условия существенно в худшую для должника  сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах  совершаются аналогичные сделки (подозрительная сделка). Неравноценным встречным  исполнением обязательств будет признаваться, в частности, любая передача имущества или  иное исполнение обязательств, если рыночная стоимость переданного должником имущества  или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость  полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и  обстоятельств такого встречного исполнения обязательств. 

Согласно разъяснениям, данным в п. 8 Постановления № 63 Пленума Высшего  Арбитражного Суда РФ «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1  Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 23.12.2010 г., п. 1 ст. 61.2 Закона  о банкротстве предусматривает возможность признания недействительной сделки при  неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки. 

Для признания сделки недействительной на основании указанной нормы не требуется,  чтобы она уже была исполнена обеими или одной из сторон сделки, поэтому неравноценность  встречного исполнения обязательств может устанавливаться исходя из условий сделки. 

Таким образом, для признания сделки недействительной по основанию, указанному в  пункте 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве, лицу, требующему признания сделки  недействительной, необходимо доказать, а суд должен установить следующие обстоятельства: 


- сделка заключена в течение года до принятия заявления о признании банкротом или  после принятия указанного заявления (данный срок является периодом подозрения, который  устанавливается с целью обеспечения стабильности гражданского оборота); 

- неравноценное встречное исполнение обязательств.

Приказом Банка России от 22.07.2016 № ОД-2339 у должника была отозвана лицензия,  тем же числом назначена временная администрация. Оспариваемое соглашение заключено  18.07.2016, то есть оспариваемая сделка была совершена в установленный в п. 1 ст. 61.2 ФЗ «О  несостоятельности (банкротстве)» годичной срок до принятия судом заявления о банкротстве, в  период подозрительности. 

Факт неравноценности подтверждается следующим.

На основании статьи 78 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор  может быть расторгнут в любое время по соглашению сторон. 

Гарантии и компенсации работникам, связанные с расторжением трудового договора,  предусмотрены главой 27 Трудового кодекса Российской Федерации. 

Выплата компенсации в случае расторжения по соглашению сторон трудового договора  Трудовым кодексом Российской Федерации не предусмотрена. 

В соответствии со статьей 57 Трудового кодекса Российской Федерации в трудовом  договоре могут предусматриваться дополнительные условия, не ухудшающие положение  работника по сравнению с установленным трудовым законодательством и иными  нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным  договором, соглашениями, локальными нормативными актами. 

В статье 178 Трудового кодекса Российской Федерации прямо предусмотрено сочетание  государственного и договорного регулирования при выплате выходного пособия. Последний  абзац статьи предусматривает договорное регулирование выплаты выходных пособий, в  соответствии с которым трудовым договором могут предусматриваться другие случаи выплаты  выходных пособий, а также устанавливаться повышенные размеры выходных пособий. 

На основании данных норм следует отметить, что в трудовом договоре № 216Д-167-15  от 04.04.2016 прямо не предусмотрена обязанность работодателя выплачивать выходное  пособие в случае увольнения работника, не установлен размер данной компенсационной  выплаты. 

Кроме того, любые компенсации, выплачиваемые работникам сверх предусмотренных  законами или иными нормативными правовыми актами, должны быть соразмерны тому фонду  заработной платы, который имеется у предприятия и той прибыли, которая им получена. В  противном случае бесконтрольность и экономически необоснованное определение таких  выплат неизбежно приведут к нарушению прав не только других работников на получение  заработной платы, но и иных кредиторов должника и могут явиться причиной возникновения  или увеличения неплатежеспособности должника. 

Согласно представленному в материалы дела штатному расписанию, размер  должностного оклада ответчика (советника директора) составляет 345 000 руб., при этом  ответчик работал по совместительству на полставки всего 4 месяца, а оспариваемая сумма  компенсация при увольнении превысила в 8 раз его ежемесячный доход по данному трудовому  договору. 

При этом необходимо обратить внимание на то обстоятельство, что согласно  отмеченному штатному расписанию сам директор должника получал должностной оклад в  размере 312 650 руб., т.е. меньше советника директора (ответчика), работающего на полставки. 

В нарушение требований статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской  Федерации ответчик не представил доказательств того, что он осуществлял трудовые функции  (работая на полставки), соразмерные установленному выходному пособию, и что размер  данного выходного пособия ответчика соответствует среднерыночной стоимости подобных  выплат. 

В материалы дела также не представлены доказательств того, что оспариваемая выплата  обусловлена осуществлением ответчиком каких-либо значимых действий в интересах  должника, в том числе выполнением дополнительных служебных обязанностей или наличием  конкретных заслуг, успехов, достижений. 


Учитывая, что на момент подписания оспариваемого соглашения у должника уже  имелись признаки несостоятельности (банкротства), предусмотренных Законом о банкротстве,  что подтверждается приобщенной в материалы дела картотекой неисполненных поручений, а  также заявлениями кредиторов должника о возврате перечисленных Банку денежных средств  ввиду неисполнением должником платежных поручений, возникают сомнения относительно  обоснованности компенсационной выплаты в связи с отсутствием наличия позитивной  деятельности должника. В деле отсутствуют доказательства улучшения экономической  деятельности банка, заключения новых контрактов, увеличения производственной  деятельности организации. 

При этом, согласно должностной инструкции от 04.04.2016, целями и задачами  ответчика, находящегося в должности Советника Директора Банка, является содействие  Директору Банка в разработке и реализации стратегических бизнес-задач Банка. 

Однако, как видно из последующих событий, 22.07.2016 у должника была отозвана  лицензия, что говорит о том, что разработка и реализация стратегических бизнес-задач Банка не  осуществлялась или осуществлялась не эффективно. 

Таким образом, установление несоразмерной единовременной компенсации увеличивает  размер текущих денежных требований к должнику, ведет к уменьшению конкурсной массы  должника и может повлечь невозможность расчетов с иными кредиторами в объеме, на  который они вправе рассчитывать. 

При этом суд обращает внимание, что согласно п. 5.1 трудового договора, рабочее место  ответчика находится в городе Москве, в то время как конкурсный управляющий представил в  материалы дела выписку по лицевому счёту ответчика, в соответствии с которой ответчик  находился в городе Севастополь с 04.05.2016 по 13.05.2016. Доказательств того, что ответчик  находился в командировке, не представлено. Отсутствует соответствующий приказ о  направлении в командировку. 

На основании изложенного суд приходит к выводу о признании оспариваемой сделки  недействительной как совершенной при неравноценном встречном исполнении. 

Рассмотрев оспариваемую сделку на вопрос наличия злоупотребления правом при ее  заключении, суд пришел к следующему выводу. 

В Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от  23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Закона о  банкротстве» разъяснено, что наличие в Законе о банкротстве специальных оснований  оспаривания сделок, предусмотренных статьями 61.2 и 61.3, само по себе не препятствует суду  квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как  ничтожную, в том числе при рассмотрении требования, основанного на такой сделке. 

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 10 Постановления Пленума Высшего  Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.04.2009 № 32 «О некоторых вопросах,  связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О  несостоятельности (банкротстве)», разъяснено, что исходя из недопустимости злоупотребления  гражданскими правами (пункт 1 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации) и  необходимости защиты при банкротстве прав и законных интересов кредиторов по требованию  арбитражного управляющего или кредитора может быть признана недействительной  совершенная до или после возбуждения дела о банкротстве сделка должника, направленная на  нарушение прав и законных интересов кредиторов, в частности направленная на уменьшение  конкурсной массы сделка по отчуждению по заведомо заниженной цене имущества должника  третьим лицам. 

С учетом пункта 3 названной статьи о презумпции добросовестности и разумности  участников гражданских правоотношений и общего принципа доказывания в арбитражном  процессе, лицо, от которого требуются разумность или добросовестность при осуществлении  права, признается действующим разумно и добросовестно, пока не доказано обратное. 

При этом, для признания факта злоупотребления правом при заключении сделки должно  быть установлено наличие умысла у обоих участников сделки (их сознательное,  целенаправленное поведение) на причинение вреда иным лицам. Злоупотребление правом 


должно носить явный и очевидный характер, при котором не остается сомнений в истинной  цели совершения сделки. 

В частности, злоупотребление правом может выражаться в установлении  необоснованных имущественных выгод, влекущих снижение возможности наиболее полного  удовлетворения требований кредиторов должника. 

В соответствии со статьей 2 Трудового кодекса Российской Федерации одним из  основных принципов правового регулирования является сочетание государственного и  договорного регулирования трудовых отношений и иных, непосредственно связанных с ними  отношений. Государство в своих нормативных правовых актах устанавливает минимальные  гарантии трудовых прав и свобод граждан (статья 1 Трудового кодекса Российской  Федерации). Требование к трудовым договорам, которые также осуществляют регулирование  трудовых отношений, те же самые - не снижать уровень прав и гарантий работника, который  установлен трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами (статья 9  Трудового кодекса Российской Федерации). 

Согласно статье 57 Трудового кодекса Российской Федерации в трудовом договоре  могут предусматриваться дополнительные условия, не ухудшающие положение работника по  сравнению с установленным трудовым законодательством и иными нормативными правовыми  актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями,  локальными нормативными актами. 

В силу части 1 статьи 129 Трудового кодекса Российской Федерации заработная плата  (оплата труда работника) - вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника,  сложности, количества, качества и условий выполняемой работы, а также компенсационные  выплаты (доплаты и надбавки компенсационного характера, в том числе за работу в условиях,  отклоняющихся от нормальных, работу в особых климатических условиях и на территориях,  подвергшихся радиоактивному загрязнению, и иные выплаты компенсационного характера) и  стимулирующие выплаты (доплаты и надбавки стимулирующего характера, премии и иные  поощрительные выплаты). 

В части 2 статьи 164 Трудового кодекса дано понятие «компенсации» - это денежные  выплаты, установленные в целях возмещения работникам затрат, связанных с исполнением ими  трудовых или иных обязанностей, предусмотренных настоящим Кодексом и другими  федеральными законами. 

Трудовым договором или коллективным договором могут предусматриваться другие  случаи выплаты выходных пособий, а также устанавливаться повышенные размеры выходных  пособий (статья 178 Трудового кодекса Российской Федерации). 

В силу части 4 статьи 178 Трудового кодекса Российской Федерации трудовым  договором могут предусматриваться дополнительные случаи выплаты выходных пособий, а  также устанавливаться повышенные размеры выходных пособий. В свою очередь, повышенный  размер выходного пособия призван компенсировать в разумном объеме затраты работника,  связанные с исполнением им трудовых и иных обязанностей, и установление  соответствующего повышенного размера рассчитано на добросовестное использование  участниками трудовых отношений своих прав. 

В силу приведенных выше положений действующего трудового законодательства  выплата работнику компенсаций, в том числе связанных с расторжением заключенного с ним  трудового договора, должна быть предусмотрена законом или действующей в организации  системой оплаты труда, устанавливаемой коллективным договором, локальными  нормативными актами в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативно- правовыми актами, содержащими нормы трудового права. 

При реализации гарантий, предоставляемых Трудовым кодексом Российской Федерации  работнику в случае расторжения с ним трудового договора, должен соблюдаться общеправовой  принцип недопустимости злоупотребления правом, подлежащий применению и к трудовым  отношениям. 

Однако расчет суммы компенсации, ее составляющие при определении размера  дополнительного вознаграждения, а также экономическое обоснование необходимости  назначения спорных выплат ответчиком в материалы дела не представлены. 


Как уже было отмечено выше, размер должностного оклада ответчика (советника  директора) составляет 345 000 руб., при этом ответчик работал по совместительству на  полставки всего 4 месяца, а оспариваемая сумма компенсация при увольнении превысила в 8  раз его ежемесячный доход по данному трудовому договору. 

В нарушение требований статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской  Федерации ответчик не представил доказательств того, что он осуществлял трудовые функции  (работая на полставки), соразмерные установленному выходному пособию, и что размер  данного выходного пособия ответчика соответствует среднерыночной стоимости подобных  выплат. 

В материалы дела также не представлены доказательств того, что оспариваемая выплата  обусловлена осуществлением ответчиком каких-либо значимых действий в интересах  должника, в том числе выполнением дополнительных служебных обязанностей или наличием  конкретных заслуг, успехов, достижений. 

При этом, согласно должностной инструкции от 04.04.2016, целями и задачами  ответчика, находящегося в должности Советника Директора Банка, является содействие  Директору Банка в разработке и реализации стратегических бизнес-задач Банка. 

Однако, как видно из последующих событий, 22.07.2016 у должника была отозвана  лицензия, что говорит о том, что разработка и реализация стратегических бизнес-задач Банка не  осуществлялась или осуществлялась не эффективно. 

Таким образом спорная выплата к гарантиям и компенсациям, подлежащим реализации  при увольнении работника, не может быть отнесена, поскольку не направлена на возмещение  работнику затрат, связанных с исполнением им трудовых или иных обязанностей. Обратного  ответчиком в материалы дела не представлено. 

Для установления ничтожности договора на основании статей 10 и 168 Гражданского  кодекса Российской Федерации необходимо установить факт недобросовестного поведения  (злоупотребления правом) контрагента, воспользовавшегося тем, что единоличный  исполнительный орган другой стороны по сделке при заключении договора действовал явно в  ущерб последнему (пункт 9 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного  Суда Российской Федерации от 25.11.2008 № 127 «Обзор практики применения арбитражными  судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации»). 

Условие трудового договора, предусматривающее выплату дополнительной  единовременной денежной суммы при прекращении трудового договора по инициативе  работодателя (выплату выходного пособия в повышенном размере), или отдельное соглашение  о выплате соответствующей компенсации, что имеет место в настоящем случае, при  банкротстве банка могут повлечь оказание предпочтения в отношении удовлетворения  требования кредиторов первой очереди кредитной организации. 

Данное условие договора следует рассматривать как злоупотребление правом,  поскольку оно не создает дополнительной мотивации работника к труду, не отвечает принципу  адекватности компенсации. 

Закрепленный законом принцип учета финансово-экономического положения  работодателя распространяет свое действие на положения части 4 статьи 178 Трудового  кодекса Российской Федерации. 

Любые компенсации, выплачиваемые работникам сверх предусмотренных законами или  иными нормативными правовыми актами должны быть соразмерны тому фонду заработной  платы, который имеется у предприятия и той прибыли, которая им получена. В противном  случае бесконтрольность и экономически необоснованное определение таких выплат  неизбежно приведут к нарушению прав других работников на получение заработной платы,  деятельности предприятия. 

Таким образом, спорное соглашение следует рассматривать как злоупотребление  правом, поскольку оно установлено сторонами при отсутствии доказательств возможного  финансового восстановления должника, не отвечает принципу адекватности компенсации. 

При этом выплата, определенная оспариваемым соглашением, не относится к гарантиям  и компенсациям, подлежащим реализации при увольнении работника по собственному  желанию по пункту 3 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации, не 


предусмотрена ни законом, ни системой оплаты труда должника, ни трудовым договором, и по  существу носит произвольный характер. 

При этом необходимо отметить, что изложенный вывод основан на сложившейся  судебной практике, в частности, Определении Верховного Суда РФ от 18.07.2017 № 302-ЭС17- 8514 по делу № А58-4172/2015 

В соответствии с п. 2 ст. 167 ГК РФ, при недействительности сделки каждая из сторон  обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить  полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании  имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в  деньгах - если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом. 

На основании изложенного, суд пришел к выводу о наличии предусмотренных Законом  оснований для признания оспариваемой сделки недействительной и, соответственно,  применении последствий ее недействительности. 

Остальные доводы и доказательства, приведенные и представленные лицами,  участвующими в деле, суд исследовал, оценил и не принимает ко вниманию в силу их  малозначительности, безосновательности, а также в связи с тем, что, по мнению суда, они  отношения к рассматриваемому делу не имеют и (или) не могут повлиять на результат его  рассмотрения. 

На основании вышеизложенного, и руководствуясь ст. 10, 166, 167 ГК РФ, ст. 61.1, 61.2,  61.4, 61.6, 61.8, 134 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», суд, 

ОПРЕДЕЛИЛ:

Признать недействительными п. 2 соглашения от 18.07.2016 к трудовому договору   № 2016Д-167-15 от 04.04.2016 заключенному между АКБ «Кредит-Москва» и Ченом Вадимом  Ивановичем. 

Применить последствия недействительности сделки в виде признания отсутствующим  права требования у Чена Вадима Ивановича к АКБ «Кредит-Москва» на выплату компенсации  в размере 1 380 000 (один миллион триста восемьдесят тысяч) руб. 

Определение может быть обжаловано в Девятый арбитражный апелляционный суд в  десятидневный срок со дня принятия в полном объёме. 

Судья А.А. Свирин