НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение Суда Евразийского экономического союза от 01.11.2021 N СЕ-1-2/6-21-КС "О признании Решения Коллегии Евразийской экономической комиссии от 11.06.2019 N 94 соответствующим Договору о ЕАЭС от 29.05.2014 и международным договорам в рамках ЕАЭС"

"О признании Решения Коллегии Евразийской экономической комиссии от 11.06.2019 N 94 соответствующим Договору о ЕАЭС от 29.05.2014 и международным договорам в рамках ЕАЭС"
СУД ЕВРАЗИЙСКОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОЮЗА
РЕШЕНИЕ
от 1 ноября 2021 г. N СЕ-1-2/6-21-КС
Коллегия Суда Евразийского экономического союза в составе судей Сейтимовой В.Х., Скрипкиной Г.А., Туманяна А.Э., Федорцова А.А., Чайки К.Л.,
под председательством судьи-докладчика Федорцова А.А.,
при секретаре судебного заседания Наумчике М.А.,
рассмотрев дело по заявлению общества с ограниченной ответственностью "Самсунг Электроникс Рус Калуга" об оспаривании решения Коллегии Евразийской экономической комиссии от 11 июня 2019 года N 94 "О классификации сетевого фильтра в соответствии с единой Товарной номенклатурой внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза",
установила:
1. Обстоятельства дела
Общество с ограниченной ответственностью "Самсунг Электроникс Рус Калуга" (далее - ООО "Самсунг Электроникс Рус Калуга", общество, истец) является юридическим лицом, зарегистрированным в соответствии с законодательством Российской Федерации.
В рамках осуществления своей хозяйственной деятельности истец ввозит на таможенную территорию Евразийского экономического союза (далее - Союз, ЕАЭС) сетевые фильтры, предназначенные для установки в стиральные машины.
До принятия оспариваемого решения истец классифицировал ввозимый товар - сетевые фильтры - по коду 8543 70 900 0 Товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза (далее - ТН ВЭД ЕАЭС), ставка таможенной пошлины по которому составляет 0%.
Коллегия Евразийской экономической комиссии (далее - Комиссия, ЕЭК) решением от 11 июня 2019 года N 94 "О классификации сетевого фильтра в соответствии с единой Товарной номенклатурой внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза" (далее - Решение N 94) признала, что сетевой фильтр, используемый в стиральной машине для защиты электрической цепи от высокочастотных помех, создаваемых приводным двигателем, а также для сглаживания и ограничения скачков входного напряжения питающей сети переменного тока (220 В, 50 Гц), в соответствии с Основным правилом интерпретации Товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности 1 классифицируется в товарной позиции 8536 ТН ВЭД ЕАЭС.
С учетом решения Комиссии Калужская таможня 9 сентября 2020 года приняла решение о переклассификации сетевых фильтров, импортированных истцом в 2017 - 2020 годах, в товарной позиции 8536 по коду 8536 30 1000, ставка таможенной пошлины по которому установлена в размере 10%.
ООО "Самсунг Электроникс Рус Калуга" обратилось в Суд Евразийского экономического союза (далее - Суд) с заявлением об оспаривании Решения N 94, в котором просит признать решение не соответствующим Договору о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 года (далее - Договор) и международным договорам в рамках Союза и нарушающим права и законные интересы общества в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.
2. Процедура в Суде
Коллегией Суда заявление истца принято к производству.
В порядке подготовки дела к рассмотрению направлены запросы в Комиссию, Секретариат Всемирной таможенной организации, научные и образовательные организации государств - членов Союза.
По предмету спора поступили мнения специалистов соответствующих отраслей науки Института радиофизики и электроники Национальной академии наук Республики Армения, Национального политехнического университета Армении, Института прикладной физики Национальной академии наук Беларуси, Белорусского государственного университета информатики и радиоэлектроники, Института машиноведения и автоматики Национальной академии наук Кыргызской Республики, Кыргызского государственного технического университета имени И. Раззакова, Казахского национального исследовательского технического университета имени К.И. Сатпаева, Научно-исследовательского института экспериментальной и теоретической физики Казахского национального университета имени аль-Фараби.
Комиссией представлены материалы, относящиеся к подготовке и принятию Решения N 94, а также возражения на заявление истца.
3. Доводы истца
3.1. Истец заявляет, что Комиссия неправильно истолковала текст товарной позиции 8536 ТН ВЭД ЕАЭС, в частности, понятие "защита электрической цепи". По мнению истца, данное понятие необходимо толковать с учетом Пояснений к единой Товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза (рекомендация Коллегии Евразийской экономической комиссии от 7 ноября 2017 года N 21, далее - Пояснения), из которых следует, что защита электрических цепей означает предотвращение их перегрузок и осуществляется путем размыкания (разрывания) цепи.
ООО "Самсунг Электроникс Рус Калуга" указывает, что сетевой фильтр, описанный в Решении N 94, как и сетевые фильтры, импортируемые обществом, не обладает ни одним из указанных свойств. Функция фильтрации высокочастотных помех, присущая сетевым фильтрам, не тождественна функции защиты электрической цепи от перегрузки. Сетевой фильтр не может обеспечивать разрыв электрической цепи.
3.2. Истец утверждает, что Решение N 94 не учитывает устоявшуюся международную практику классификации сетевых фильтров по коду 8548 либо по коду 8543. В обоснование данного довода истец ссылается на таможенно-тарифные определения других государств, документы Европейского союза и Всемирной торговой организации.
3.3. ООО "Самсунг Электроникс Рус Калуга" полагает, что Решение N 94 не соответствует требованиям определенности, ясности и недвусмысленности правового регулирования; считает, что сетевой фильтр описан в Решении N 94 в общем виде, без конкретизации терминов и его технического описания. Из оспариваемого решения неясно, какую из двух приведенных в нем функций фильтра Комиссия полагает основной.
По мнению истца, Решение N 94 не соответствует Международной конвенции о Гармонизированной системе описания и кодирования товаров от 14 июня 1983 года (далее - Конвенция о ГС) и нарушает требования ясности, определенности и недвусмысленности правового регулирования, вытекающие из общих принципов международного права и международных договоров, заключенных в рамках ЕАЭС, нормативно не закрепляет четкие критерии, обеспечивающие возможность однозначной классификации сетевых фильтров в определенной товарной позиции.
3.4. Истец усматривает также нарушение Комиссией Основных правил интерпретации Товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности (далее - ОПИ ТН ВЭД), в частности ОПИ 1 ТН ВЭД.
Общество полагает, что в Решении N 94 приведены две функции сетевого фильтра (функция защиты электрической цепи от высокочастотных помех и функция сглаживания и ограничения скачков входного напряжения), которые являются различными, и только одна из них является функцией защиты электрических цепей.
4. Доводы ответчика
4.1. Как полагает Комиссия, в соответствии с текстом товарной позиции 8536 ТН ВЭД ЕАЭС в нее включаются все устройства для защиты электрических цепей, предназначенные для использования в электрических цепях на напряжение не более 1000 В; иных ограничений по способу защиты и конструктивному составу устройств текстом товарной позиции 8536 ТН ВЭД ЕАЭС не предусмотрено.
Ответчик утверждает, что основным предназначением сетевого фильтра является защита основных компонентов электрической цепи стиральной машины от выхода из строя в результате скачков сетевого напряжения и изменения частоты переменного тока, в связи с чем рассматриваемый товар по своему функциональному предназначению в полном объеме удовлетворяет тексту товарной позиции 8536 ТН ВЭД ЕАЭС как аппаратура электрическая для защиты электрических цепей на напряжение не более 1000 В.
ЕЭК обращает внимание, что при принятии Решения N 94 учитывала Пояснения. Вместе с тем отмечает, что они не содержат и не могут содержать всеобъемлющую информацию обо всех товарах, имеющих обращение в международной торговле и подлежащих классификации в соответствии с ТН ВЭД ЕАЭС, в том числе они не определяют полный перечень товаров, которые относятся к аппаратуре для защиты электрических цепей, поименованной в тексте товарной позиции 8536 ТН ВЭД ЕАЭС.
Комиссия считает, что из текстов товарных позиций и субпозиций, а также Пояснений следует, что к категории товаров "аппаратура для защиты электрических цепей" относятся не только плавкие предохранители, поименованные в тексте субпозиции 8536 10 ТН ВЭД ЕАЭС, но и другие устройства, предназначенные для защиты электрических цепей и поименованные в тексте субпозиции 8536 30 ТН ВЭД ЕАЭС.
4.2. В отношении довода истца о практике классификации сетевых фильтров ответчик заявляет, что предварительные решения о классификации товаров, принимаемые таможенными органами третьих государств, действуют только на территории этих государств и не имеют нормативного характера для других таможенных администраций. При этом наличие той или иной практики классификации каких-либо товаров в иных интеграционных объединениях или государствах не означает, что такая практика является априори верной и обоснованной.
Вместе с тем Комиссия отмечает, что при подготовке Решения N 94 был произведен анализ таможенно-тарифных определений Европейского союза, принятых в отношении товаров, аналогичных товару, указанному в Решении N 94, и классифицируемых также в товарной позиции 8536.
4.3. Комиссия считает, что текст решения содержит информацию о функциональном назначении сетевых фильтров для стиральных машин, которая позволяет классифицировать их в товарной позиции 8536 ТН ВЭД ЕАЭС; Решение N 94 не может содержать сведений о конструктивном составе сетевых фильтров, так как он у разных производителей стиральных машин индивидуален.
4.4. Комиссия возражает также против довода истца о нарушении ОПИ 1 ТН ВЭД, так как в соответствии с данным правилом для юридических целей классификация товаров в соответствии с ТН ВЭД ЕАЭС осуществляется исходя из текстов товарных позиций и соответствующих примечаний к разделам или группам и, если такими текстами не предусмотрено иное, в соответствии с положениями иных ОПИ ТН ВЭД.
По мнению ответчика, поскольку сетевой фильтр является устройством, предназначенным для защиты от высокочастотных помех, создаваемых приводным двигателем, а также для сглаживания и ограничения скачков входного напряжения питающей сети переменного тока (220 В, 50 Гц), то рассматриваемый товар по своему функциональному предназначению в полном объеме удовлетворяет тексту товарной позиции 8536 ТН ВЭД ЕАЭС как аппаратура электрическая для защиты электрических цепей на напряжение не более 1000 В.
5. Выводы Суда
В соответствии с пунктом 1 статьи 45 Регламента Суда Евразийского экономического союза, утвержденного Решением Высшего Евразийского экономического совета от 23 декабря 2014 года N 101 "Об утверждении Регламента Суда Евразийского экономического союза" (далее - Регламент Суда), при рассмотрении дела по заявлению хозяйствующего субъекта об оспаривании решения Комиссии или его отдельных положений Суд осуществляет проверку:
а) полномочий Комиссии на принятие оспариваемого решения;
б) факта нарушения прав и законных интересов хозяйствующих субъектов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, предоставленных им Договором и (или) международными договорами в рамках Союза;
в) оспариваемого решения или его отдельных положений на соответствие их Договору и (или) международным договорам в рамках Союза.
5.1. О полномочиях Комиссии
Пункт 2 статьи 8 Договора обязывает Комиссию как один из органов Союза действовать в пределах полномочий, которые предоставлены ей Договором и международными договорами в рамках Союза. Полномочия Комиссии определяются согласно приложению N 1 к Договору (пункт 3 статьи 18 Договора).
Положения пункта 2 статьи 18 Договора, пункта 13 Положения о Евразийской экономической комиссии (приложение N 1 к Договору, далее - Положение о ЕЭК) наделяют Комиссию правом принятия решений, имеющих нормативно-правовой характер и обязательных для государств-членов. Решения Комиссии входят в право Союза и подлежат непосредственному применению на территориях государств-членов.
В силу пункта 2 статьи 22 Таможенного кодекса Евразийского экономического союза (приложение N 1 к Договору о Таможенном кодексе Евразийского экономического союза от 11 апреля 2017 года, далее - Таможенный кодекс ЕАЭС) решения о классификации отдельных видов товаров должны приниматься в виде решений Комиссии.
Решение N 94 принято Комиссией на основании абзаца первого пункта 1 статьи 22 Таможенного кодекса ЕАЭС, в соответствии с которым в целях обеспечения единообразного применения ТН ВЭД ЕАЭС Комиссией принимаются решения о классификации отдельных видов товаров на основании предложений таможенных органов.
Поводом для подготовки и принятия оспариваемого решения явилось обращение Федеральной таможенной службы Российской Федерации (письмо от 22 ноября 2018 года N 01-17/73313).
Коллегия Суда считает, что предоставленная Комиссии статьей 22 Таможенного кодекса ЕАЭС дискреция по реализации своих полномочий на принятие решений о классификации отдельных видов товаров ограничена рамками, формируемыми содержанием ТН ВЭД ЕАЭС, Гармонизированной системы описания и кодирования товаров Всемирной таможенной организации (далее - ГС), единой Товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности Содружества Независимых Государств (далее - ТН ВЭД СНГ), в частности, обязательствами не изменять содержание разделов, групп, товарных позиций или субпозиций.
Таможенный кодекс ЕАЭС не содержит ограничений для таможенных органов государств-членов инициировать, а Комиссии принимать решения о классификации отдельных видов товаров на любом уровне классификации отдельного вида товара - товарной позиции, субпозиции, подсубпозиции. Таких ограничений не содержат и положения ГС и ТН ВЭД СНГ.
Истец не оспаривает соблюдение порядка и процедуры подготовки и принятия Решения N 94.
Коллегия Суда полагает, что Комиссия обладала полномочиями на принятие Решения N 94 и соблюла порядок и процедуру его принятия.
5.2. О соответствии решения праву Союза
5.2.1. О классификации товара для таможенных целей
5.2.1.1. Исходя из положений статей 25, 32 и 42 Договора, статей 19 и 22 Таможенного кодекса ЕАЭС решения о классификации отдельных видов товаров должны основываться и соответствовать ТН ВЭД ЕАЭС, международной основой которой являются ГС и ТН ВЭД СНГ.
Для обеспечения однозначного отнесения конкретного товара к определенной классификационной группировке, кодированной на необходимом уровне, предназначены ОПИ ТН ВЭД.
При принятии Комиссией решения о классификации отдельного вида товара применяется ОПИ 1 ТН ВЭД, согласно которому для юридических целей классификация товаров осуществляется исходя из текстов товарных позиций и соответствующих примечаний к разделам или группам и, если такими текстами не предусмотрено иное, в соответствии с положениями ОПИ 2 - 6 ТН ВЭД.
При классификации Комиссией отдельного вида товара наименования товарных позиций и примечания к разделам или группам должны являться приоритетными и учитываться в первую очередь.
Решение о классификации отдельного вида товаров должно описывать общие классификационные признаки, присущие отдельному виду (группе) товаров.
Осуществляя оценку правильности классификации отдельного вида товара, описанного в Решении N 94, соотнеся его характеристики и свойства с текстом товарной позиции 8536 ТН ВЭД ЕАЭС через ОПИ 1, а также через сравнительный анализ текстов сходных товарных позиций 8535 и 8536, товарной позиции 8543, включенной в тот же раздел XVI ТН ВЭД ЕАЭС, и по которой истец осуществлял классификацию импортируемых сетевых фильтров до принятия Решения N 94, Коллегия Суда приходит к следующим выводам.
5.2.1.2. Согласно Решению N 94 сетевой фильтр, используемый в стиральной машине для защиты электрической цепи от высокочастотных помех, создаваемых приводным двигателем, а также для сглаживания и ограничения скачков входного напряжения питающей сети переменного тока (220 В, 50 Гц), в соответствии с ОПИ 1 ТН ВЭД классифицируется в товарной позиции 8536 ТН ВЭД ЕАЭС.
Указанная в ТН ВЭД ЕАЭС товарная позиция 8536, основанная на идентичных товарных позициях ГС и ТН ВЭД СНГ, описывается как "Аппаратура электрическая для коммутации или защиты электрических цепей или для подсоединений к электрическим цепям или в электрических цепях (например, выключатели, переключатели, прерыватели, реле, плавкие предохранители, гасители скачков напряжения, штепсельные вилки и розетки, патроны для электроламп и прочие соединители, соединительные коробки) на напряжение не более 1000 В; соединители для волокон оптических, волоконно-оптических жгутов или кабелей".
Из текста отмеченной товарной позиции следует, что для классификации в ней отдельного вида товара приоритетное значение имеет, в том числе, его назначение.
Описанный в оспариваемом решении товар является электрической аппаратурой, что подтверждается мнениями специалистов в области электротехники и не оспаривается сторонами.
Текст товарной позиции 8536 ТН ВЭД ЕАЭС предусматривает три основных вида функционального предназначения входящих в данную группу товаров, одним из которых является защита электрических цепей.
Функциональным предназначением описанного в Решении N 94 товара - сетевого фильтра - является, как указано в решении, защита электрических цепей, что также соответствует наименованию товарной позиции 8536 ТН ВЭД ЕАЭС.
ТН ВЭД ЕАЭС и ее международная основа не раскрывают понятие "защита электрической цепи", не содержат описания способов защиты и перечня негативных воздействий на электрическую цепь, аппаратов защиты, которые следует относить к товарной позиции 8536 ТН ВЭД.
Коллегия Суда исходит из текста товарной позиции 8536 ТН ВЭД ЕАЭС, а также текста подчиненной товарной субпозиции 8536 30 "- устройства для защиты электрических цепей прочие" и считает, что данные тексты предполагают широкую трактовку понятия "аппаратура для защиты электрических цепей". Такую трактовку данного понятия не ограничивают соответствующие примечания к разделам и группам ТН ВЭД ЕАЭС.
Текст товарной позиции и соответствующие примечания не предусматривают ограничения в способах защиты, видах и формах негативных воздействий на электрические цепи, от которых осуществляется защита электрической цепи аппаратурой, поименованной в тексте указанной товарной позиции. Приведен лишь примерный перечень аппаратуры, который не может быть признан исчерпывающим.
Коллегия Суда считает, что отсутствие в тексте товарной позиции 8536 ТН ВЭД ЕАЭС указания на способы защиты электрической цепи, а также конкретный вид нарушения и (или) отклонения в ее работе, от которого ее защищает электрическая аппаратура, позволяет сделать вывод, что указанные критерии для отнесения товара к рассматриваемой товарной позиции правового значения не имеют. По мнению Коллегии Суда, к товарной позиции 8536 ТН ВЭД ЕАЭС следует относить электрическую аппаратуру, осуществляющую функцию защиты электрической цепи от любого негативного воздействия.
В соответствии с мнениями специалистов ведущих научных и образовательных учреждений под термином "защита электрических цепей" следует понимать полное сохранение функциональности элементов электрической цепи, ее защиту от разнообразных нежелательных воздействий, сбоев в работе, в том числе от высокочастотных помех.
Так, например, Институт радиофизики и электроники Национальной академии наук Республики Армения указывает, что защита электрической цепи - это защита от разнообразных нежелательных воздействий: скачки напряжения сети, внешние высокочастотные помехи, радиационное воздействие и другие.
Белорусский государственный университет информатики и радиоэлектроники к защите электрической цепи относит в том числе и специальные виды защит.
Кыргызский государственный технический университет им. И. Раззакова под защитой электрической сети понимает комплекс конструктивно-технологических решений и инженерно-технических мероприятий, целью которых является защита электрической цепи потребителя электрической энергии.
Научно-исследовательский институт экспериментальной и теоретической физики Казахского национального университета им. аль-Фараби разъясняет, что защита электрической цепи устройства подразумевает включение в ее состав специальных элементов и устройств, защищающих остальные элементы цепи от перегрева, возгорания, пробоя, сбоев в работе и сигнализирующих об этом.
Таким образом, Коллегия Суда считает, что для отнесения аппаратуры электрической к товарной позиции 8536 ТН ВЭД достаточно указания, что она выполняет функцию защиты электрической цепи, рассчитанной на напряжение не более 1000 В.
5.2.1.3. В Решении N 94 описан товар, который выполняет функции защиты электрической цепи от высокочастотных помех, а также сглаживания и ограничения скачков входного напряжения.
Описанная в Решении N 94 функция сглаживания и ограничения скачков входного напряжения непосредственно защищает электрическую цепь и элементы цепи от перепадов входного напряжения, которые могут привести к выходу из строя и повреждению стиральной машины и ее оборудования.
Специалист в сфере технических наук Харченко В.Б. в представленном по договору с ООО "Самсунг Электроникс Рус Калуга" акте экспертного исследования от 11 мая 2021 года N 78-20/30-Т полагает, что исследованные им помехоподавляющие фильтры для стиральных машин выполняют функцию подавления помех с импульсным и высокочастотным характером, возникающих вследствие работы отдельных устройств стиральной машины.
Коллегия Суда принимает во внимание влияние высокочастотных и импульсных помех на скачки напряжения и их взаимосвязь.
В сфере защиты электрических цепей приемлемы понятия из технического регламента Таможенного союза 020/2011 "Электромагнитная совместимость технических средств", утвержденного решением Комиссии Таможенного союза от 9 декабря 2011 года N 879.
В соответствии со статьей 2 указанного технического регламента электромагнитная помеха - электромагнитное явление или процесс, которые снижают или могут снизить качество функционирования технического средства.
Коллегия Суда обращает внимание на понятия, изложенные в межгосударственном стандарте "Электрическая энергия. Совместимость технических средств электромагнитная. Нормы качества электрической энергии в системах электроснабжения общего назначения", принятого Межгосударственным советом по стандартизации, метрологии и сертификации (протокол N-55 П от 25 марта 2013 года), в соответствии с которым электромагнитная помеха, распространяющаяся по проводникам электрической сети, может ухудшить качество функционирования устройств, электроустановок или систем, или вызвать их повреждение.
По информации Национального политехнического университета Армении импульсная помеха - кратковременный выброс напряжения в сети с амплитудой выше номинального напряжения.
Такая электромагнитная помеха может представлять собой как одиночный импульс, так и их последовательности. Электрические импульсные помехи могут привести к поломкам электрооборудования.
На основании изложенного Коллегия Суда приходит к выводу, что высокочастотные и импульсные помехи относятся к негативным явлениям, которые вызывают аномальные условия функционирования электрической цепи.
В приложении 1 к письму Ассоциации торговых компаний и товаропроизводителей электробытовой и компьютерной техники (далее - Ассоциация) от 25 марта 2019 года N 044/19 в адрес Комиссии утверждается, что если сетевой фильтр отсутствует, то высокочастотные гармоники накладываются на питающее напряжение сети и тем самым искажают его форму; следствием фильтрации высокочастотных помех является сведение к минимуму возможных колебаний и скачков напряжения. По мнению Ассоциации (приложение к письму Ассоциации от 11 февраля 2019 года N 18/19), "при довольно сильной амплитуде помех некоторая слабо защищенная техника может начать работать со сбоями, вплоть до выхода из строя".
Таким образом, подавление высокочастотных помех наряду с ограничением скачков напряжения является одним из способов защиты электрической цепи.
По мнению специалистов в сфере электротехники, обе указанные функции сетевых фильтров, используемых в стиральных машинах, поставляемых на территорию Союза, решаются одними и теми же элементами.
5.2.1.4. Коллегия Суда констатирует, что в тексте товарной позиции 8536 ТН ВЭД ЕАЭС в числе примеров аппаратуры для защиты электрических цепей указаны гасители скачков напряжения.
Отдельная товарная субпозиция для гасителей скачков напряжения в товарной позиции не предусмотрена.
Коллегия Суда отмечает, что аналогично описанию товарной позиции 8536 ТН ВЭД такая категория как аппаратура электрическая для защиты электрических цепей указана в классификационной группировке ТН ВЭД ЕАЭС, обозначенной кодом 8535 "Аппаратура электрическая для коммутации или защиты электрических цепей или для подсоединений к электрическим цепям или в электрических цепях (например, выключатели, переключатели, прерыватели, плавкие предохранители, молниеотводы, ограничители напряжения, гасители скачков напряжения, токоприемники, токосъемники и прочие соединители, соединительные коробки) на напряжение более 1000 В".
Однако в данной товарной позиции гасители скачков напряжения упомянуты в отдельной субпозиции, и их характеристики указаны в пояснениях к этой позиции.
Как поясняют специалисты в изложенных Суду мнениях, функции, выполняемые гасителями скачков напряжения в электрических цепях на напряжение менее 1000 В и в цепях на напряжение более 1000 В, идентичны.
Поскольку функциональное назначение гасителей скачков напряжения идентично, Коллегия Суда полагает возможным описание функции гасителя скачков напряжения, приведенное в пояснениях к товарной позиции 8535, учитывать и при оценке функций гасителей скачков напряжения, упомянутых в товарной позиции 8536 ТН ВЭД ЕАЭС.
При этом в пояснениях к товарной позиции, обозначенной кодом 8535 ТН ВЭД ЕАЭС, сказано, что гасители скачков или перепадов напряжения представляют собой сборки катушек, конденсаторов и т.д., устанавливаемые последовательно или параллельно с линией или электрической аппаратурой для поглощения высокочастотных импульсов.
Из пояснений к товарной позиции 8535 ТН ВЭД ЕАЭС следует, что гасители скачков или перепадов напряжения выполняют функции поглощения высокочастотных импульсов.
При таких обстоятельствах Коллегия Суда считает, что Комиссия обоснованно сетевой фильтр, используемый в стиральной машине для защиты электрической цепи от высокочастотных помех, создаваемых приводным двигателем, а также для сглаживания и ограничения скачков входного напряжения питающей сети переменного тока (220 В, 50 Гц), отнесла к электрической аппаратуре для защиты электрических цепей.
5.2.1.5. Коллегия Суда не усматривает существенных противоречий в трактовке понятия "аппаратура для защиты электрических цепей" в тексте товарной позиции 8536 ТН ВЭД ЕАЭС и в Пояснениях к ней.
Пояснения являются одним из вспомогательных рабочих материалов, призванных обеспечить единообразную интерпретацию и применение ТН ВЭД ЕАЭС. Они содержат толкования содержания позиций номенклатуры, термины, краткие описания товаров и областей их возможного применения, классификационные признаки и конкретные перечни товаров, включаемых или исключаемых из тех или иных позиций, методы определения различных параметров товаров и другую информацию, необходимую для однозначного отнесения конкретного товара к определенной позиции ТН ВЭД ЕАЭС.
При этом пояснения к группе 8536 ТН ВЭД "(II) Аппаратура для защиты электрических цепей", согласно которым в данную группу кроме плавких предохранителей включают "другие устройства, предназначенные для предотвращения перегрузок электрических цепей (например, электромагнитные устройства, которые автоматически разрывают цепь, когда ток превышает определенную величину)" не содержат исчерпывающего перечня возможных способов защиты электрической цепи.
Вывод о том, что к данной товарной позиции относится аппаратура электрическая, предназначенная для защиты электрической цепи другими, кроме разрыва цепи, способами, подтверждается отнесением к ней гасителей скачков напряжения.
Коллегия исходит из того, что Пояснения не являются исчерпывающим и неизменным комментарием в отношении всех позиций и субпозиций: их необходимо трактовать в строгом соответствии с текстом ТН ВЭД ЕАЭС и особенно с правилами толкования, названиями групп, позиций и субпозиций.
В Пояснениях обозначены устройства, предназначенные для предотвращения перегрузок электрических цепей (например, электромагнитные устройства, которые автоматически разрывают цепь, когда ток превышает определенную величину).
При этом, как и в случае с понятием "защита электрических цепей", в тексте товарной позиции 8536 ТН ВЭД ЕАЭС, в Пояснениях не раскрывается, что представляет собой перегрузка: отсутствует описание данного явления, его отличительные характеристики.
При этом Коллегия Суда акцентирует внимание, что в Пояснениях "разрыв цепи, когда ток превышает определенную величину" назван одним из возможных способов действия (используется термин "например") устройств, предназначенных для предотвращения перегрузок электрических цепей.
Коллегия Суда приходит к выводу, что понятие "устройства для защиты электрических цепей прочие" (код 8536 30) в Пояснениях в полной мере не раскрывается. Вместе с тем тот факт, что определенный вид товара не описан в пояснениях к конкретной товарной позиции ТН ВЭД ЕАЭС, не исключает возможность его отнесения к классификационной группировке на основании текста товарных позиций и соответствующих примечаний к разделам или группам ТН ВЭД ЕАЭС.
5.2.1.6. С учетом изложенного Коллегия Суда отклоняет доводы истца о неправильном толковании Комиссией текста товарной позиции 8536 ТН ВЭД ЕАЭС и нарушении ОПИ 1 ТН ВЭД при принятии Решения N 94.
Коллегия Суда не усматривает также противоречий в положениях Решения N 94 и ГС как международной основы ТН ВЭД ЕАЭС.
5.2.2. О международной практике классификации сетевых фильтров
Коллегия Суда полагает необоснованным довод истца о том, что Решение N 94 не учитывает устоявшуюся международную практику классификации сетевых фильтров стиральных машин.
Как было установлено Коллегией Суда, Решение N 94 согласуется с ГС как международной основой ТН ВЭД ЕАЭС. Участниками Конвенции о ГС являются все государства, на практику которых ссылается истец.
Относительно представленных истцом таможенно-тарифных определений, выданных таможенными органами государств - членов Европейского союза, Коллегия Суда подтверждает ранее сформированную позицию Суда (решение Суда Евразийского экономического союза от 7 апреля 2016 года, решение Суда Евразийского экономического союза от 2 июня 2016 года), согласно которой предварительные решения таможенных органов государств - членов Союза, Европейского союза не имеют общего характера и не могут быть приняты в качестве доказательства всеобщей практики данных государств.
Данная позиция применима к предварительным решениям таможенных органов иных государств. Правом Союза не предусмотрена обязанность Комиссии при принятии решений о классификации отдельных видов товаров руководствоваться подходами или практикой классификации товаров таможенными органами государств, не являющихся членами Союза.
Относительно представленной истцом информации Всемирной торговой организации о Соглашении по информационным технологиям Коллегия Суда отмечает, что она не относится к существу спора.
5.2.3. О правовой определенности
Коллегия Суда не находит оснований для признания обоснованным довода истца о несоблюдении Комиссией требований определенности, ясности и недвусмысленности правового регулирования при принятии Решения N 94.
Как было установлено Коллегией Суда, положения Решения N 94 позволяют отнести отдельный вид товара, описанный в нем, к товарной позиции 8536 ТН ВЭД ЕАЭС.
Оспариваемое решение не допускает неединообразного правоприменения. Напротив, Решение N 94 исключает возможность неединообразной классификации товара, указанного в нем.
Научные и образовательные организации государств-членов подтвердили корректность с позиций технических наук описания сетевого фильтра в Решении N 94.
Таким образом, Коллегия Суда приходит к выводу, что Решение N 94 соответствует Договору и международным договорам в рамках Союза. Нарушение прав и законных интересов истца в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности может повлечь только решение Комиссии, не соответствующее праву Союза.
Учитывая, что Судом не установлено несоответствие оспариваемого решения Договору и международным договорам в рамках Союза, нарушение прав и законных интересов истца в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, предоставленных Договором и международными договорами в рамках Союза, оснований для удовлетворения заявленного требования не имеется.
Пошлина, уплаченная истцом при обращении в Суд, исходя из положений пункта 64 Статута Суда Евразийского экономического союза (приложение N 2 к Договору, далее - Статут Суда), возврату не подлежит.
Руководствуясь пунктом 108 Статута Суда, статьями 77, 78, 80 и 82 Регламента Суда, Коллегия Суда Евразийского экономического союза
решила:
Отказать в удовлетворении требования общества с ограниченной ответственностью "Самсунг Электроникс Рус Калуга".
Признать решение Коллегии Евразийской экономической комиссии от 11 июня 2019 года N 94 "О классификации сетевого фильтра в соответствии с единой Товарной номенклатурой внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза" соответствующим Договору о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 года, международным договорам в рамках Евразийского экономического союза.
Пошлина, уплаченная ООО "Самсунг Электроникс Рус Калуга", возврату не подлежит.
Настоящее решение может быть обжаловано в Апелляционную палату Суда в течение 15 календарных дней с даты его вынесения.
Председательствующий
А.А.ФЕДОРЦОВ
Судьи
В.Х.СЕЙТИМОВА
Г.А.СКРИПКИНА
А.Э.ТУМАНЯН
К.Л.ЧАЙКА
ОСОБОЕ МНЕНИЕ СУДЬИ ЧАЙКИ К.Л.
(2 ноября 2021 года)
1. 1 ноября 2021 года Коллегией Суда Евразийского экономического союза (далее - Коллегия Суда) вынесено решение об отказе в удовлетворении заявления общества с ограниченной ответственностью "Самсунг Электроникс Рус Калуга" (далее - ООО "Самсунг", истец) о признании решения Коллегии Евразийской экономической комиссии (далее - ЕЭК, Комиссия) от 11 июня 2019 года N 94 "О классификации сетевого фильтра в соответствии с единой Товарной номенклатурой внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза" (далее - Решение N 94) не соответствующим Договору о Евразийском экономическом союзе (далее - Договор) и международным договорам в рамках Евразийского экономического союза (далее - Союз).
В соответствии с пунктом 1 статьи 79 Регламента Суда Евразийского экономического союза, утвержденного решением Высшего Евразийского экономического совета от 23 декабря 2014 года N 101 (далее - Регламент), в случае несогласия с решением Суда или его отдельными положениями судья вправе заявить особое мнение.
Пользуясь предоставленным мне правом, заявляю особое мнение.
2. Согласно Решению N 94 сетевой фильтр, используемый в стиральной машине для защиты электрической цепи от высокочастотных помех, создаваемых приводным двигателем, а также для сглаживания и ограничения скачков входного напряжения питающей сети переменного тока (220 В, 50 Гц), в соответствии с Основным правилом интерпретации единой Товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза 1 (далее - Основные правила интерпретации, ОПИ) классифицирован в товарной позиции 8536 единой Товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза (далее - Товарная номенклатура, ТН ВЭД ЕАЭС).
Коллегия Суда, признав Решение N 94 соответствующим праву Союза, указала, что текстом товарной позиции 8536 ТН ВЭД ЕАЭС не ограничены способы защиты электрической цепи, а сетевой фильтр, описанный в оспариваемом решении Комиссии, идентичен товару "гаситель скачков напряжения", поименованному в товарной позиции 8536 Товарной номенклатуры.
Не соглашаясь с решением Коллегии Суда, считаю, что ее выводы не соответствуют праву Союза и противоречат материалам дела.
3. Подпунктом "а" пункта 1 статьи 45 Регламента предусмотрено, что в рамках рассмотрения дела по заявлению хозяйствующего субъекта об оспаривании решения Комиссии Суд осуществляет проверку полномочий ЕЭК на его принятие.
Коллегия Суда, указав в пункте 5.1 мотивировочной части решения на обязанность Комиссии действовать в пределах полномочий, предоставленных ей Договором и международными договорами в рамках Союза, неправомерно уклонилась от исследования вопроса о наличии оснований для принятия акта о классификации отдельного вида товара в форме решения, а также пришла к необоснованному выводу о наличии у ЕЭК права осуществлять классификацию отдельного вида товара на четырех знаках Товарной номенклатуры.
3.1. Из совместного уяснения пунктов 3 и 13 Положения о Комиссии, являющегося приложением N 1 к Договору (далее - Положение о Комиссии), следует, что в пределах полномочий в сфере таможенного и таможенно-тарифного регулирования Комиссия наделена правом на принятие актов в форме решений, имеющих нормативно-правовой характер и обязательных для государств-членов, а также рекомендаций, не имеющих обязательного характера.
Взаимосвязанное толкование статьи 3, пункта 1 статьи 5 и пункта 2 статьи 8 Договора, а также пунктов 3 и 13 Положения о Комиссии свидетельствует, что в области таможенно-тарифного регулирования наделение Комиссии полномочиями на принятие решений и рекомендаций осуществляется на основе Договора и Таможенного кодекса Евразийского экономического союза (далее - ТК ЕАЭС). В случае если Комиссии не передана какая-либо компетенция в соответствующих сферах, она подлежит реализации на национальном уровне и представляет собой суверенное полномочие государств-членов.
На основании статьи 45 Договора Комиссия наделяется полномочиями по вопросам таможенно-тарифного регулирования, к числу которых относится ведение Товарной номенклатуры, международной основой которой являются Гармонизированная система описания и кодирования товаров (далее - Гармонизированная система), принятая одноименной Конвенцией.
В рамках осуществления таможенно-тарифного регулирования в Союзе статьи 21 и 22 ТК ЕАЭС предоставляют таможенным органам государств-членов и Комиссии право на принятие решений и разъяснений о классификации отдельных видов товаров в целях обеспечения единообразного применения Товарной номенклатуры.
Смысловое содержание статьи 45 Договора, статей 19, 21 и 22 ТК ЕАЭС означает, что ведение Товарной номенклатуры отнесено к исключительной компетенции Комиссии, в то время как полномочия по обеспечению ее единообразного применения посредством классификации отдельных видов товаров разграничены между национальным и наднациональным уровнями правового регулирования.
Пункт 6 статьи 21, а также пункты 1 и 6 статьи 22 ТК ЕАЭС императивно устанавливают, что юридические факты, с которыми связано возникновение у ЕЭК и таможенных органов государств-членов права осуществлять классификацию отдельных видов товаров, определяются международным договором Союза и не зависят от усмотрения Комиссии.
Уяснение пункта 6 статьи 21 ТК ЕАЭС означает, что неединообразная практика применения Товарной номенклатуры в рамках одного государства-члена является основанием для принятия его центральным таможенным органом обязательных на территории соответствующего государства решений и разъяснений о классификации отдельных видов товаров. Контроль за соответствием указанных решений и разъяснений наднациональному и национальному праву реализуется на уровне государства-члена в формах, предусмотренных его законодательством.
Во исполнение норм права Союза, ограничивающих компетенцию Комиссии пределами, установленными Договором и международными договорами в рамках Союза, пункт 1 статьи 22 ТК ЕАЭС обуславливает право ЕЭК на принятие акта в форме решения о классификации отдельного вида товара фактом неединообразного применения Товарной номенклатуры не менее чем в двух государствах-членах. В силу свойств обязательности и непосредственного применения, которые присущи решениям ЕЭК на основании пункта 1 статьи 6 и статьи 18 Договора, именно решение Комиссии способно преодолеть неединообразие в применении Товарной номенклатуры на территории нескольких государств-членов. Данный вывод согласуется с пунктом 3 статьи 22 ТК ЕАЭС, которым определено, что принятие Комиссией решения о классификации отдельного вида товара влечет отмену решений и разъяснений центральных таможенных органов государств-членов о классификации соответствующего вида товара.
Из пункта 6 статьи 22 ТК ЕАЭС следует, что единство подходов государств-членов к классификации товаров лимитирует дискрецию Комиссии, предоставляя ей право принятия разъяснений только в форме рекомендаций, которые в силу нормы пункта 13 Положения о Комиссии, не имеют обязательного характера.
Аналогичный подход к основаниям принятия решения Комиссии о классификации отдельного вида товара при отсутствии неединообразного применения Товарной номенклатуры изложен в решении Апелляционной палаты по заявлению АО "ТрансЛогистикКонсалт" от 7 октября 2020 года, а также в моих особых мнениях к решениям Апелляционной палаты по заявлениям ЗАО "Санофи-Авентис Восток" от 7 марта 2019 года и ООО "Монокристалл" от 15 февраля 2021 года.
В материалах дела отсутствуют сведения о вынесении центральными таможенными органами государств-членов решений о классификации сетевого фильтра. При таких обстоятельствах Решение N 94 не достигает установленной правом Союза цели его принятия в виде обеспечения единообразной практики классификации отдельного вида товара не менее чем в двух государствах-членах. Оспариваемое решение Комиссии направлено исключительно на преодоление подходов судебной практики к оценке обоснованности классификации сетевого фильтра, сформированных в Российской Федерации, в том числе на уровне Верховного Суда (арбитражные дела N N А56-42747/2018, А56-129952/2018 и А56-89781/2018).
Изложенное означает, что принятие Комиссией Решения N 94, имеющего обязательный характер, противоречит праву Союза и влечет фактическую подмену компетенции центральных таможенных органов государств-членов, а также высших судов полномочиями постоянно действующего регулирующего органа Союза.
Коллегия Суда, придя к выводу, что Решение N 94 принято Комиссией в пределах предоставленных ей полномочий, уклонилась от реализации возложенной на нее пунктами 2 и 39 Статута функции по обеспечению единообразного применения права Союза и обеспечению непротиворечия акта вторичного права Договору и международным договорам в рамках Союза.
3.2. Согласно устойчивой практике Суда об обязательности для Союза норм универсальных международных договоров, изложенной в решениях Апелляционной палаты Суда по заявлению ЗАО "Дженерал Фрейт" от 21 июня 2016 года и по заявлению ООО "Шиптрейд" от 31 октября 2019 года, в решении Коллегии Суда по заявлению АО "СУЭК-КУЗБАСС" от 14 апреля 2021 года, источником регулирования таможенно-тарифных отношений в Союзе признана Конвенция о Гармонизированной системе.
Согласно решению Апелляционной палаты по заявлению ЗАО "Дженерал Фрейт" международный договор, не являющийся международным договором в рамках Союза или международным договором Союза с третьей стороной, подлежит применению в рамках Союза при одновременном наличии двух условий: (1) все государства - члены Союза являются участниками международного договора; (2) сфера действия международного договора относится к области единой политики в рамках Союза (абзац 11 пункта 5.1.1 решения). К аналогичному выводу пришла Апелляционная палата Суда и в решении по заявлению ООО "Шиптрейд" (абзац 8 пункта 5.1 решения). В решении Коллегии Суда от 14 апреля 2021 года по заявлению АО "СУЭК-КУЗБАСС" сформулирована позиция, согласно которой Конвенция о Гармонизированной системе подлежит применению при осуществлении правовой оценки правовых актов, а несоблюдение Комиссией положений Гармонизированной системы означает невыполнение императивных требований пункта 2 статьи 25 Договора и пункта 5 статьи 19 ТК ЕАЭС, в связи с чем противоречит праву Союза (абзацы 4 и 6 пункта 5.3 решения).
В соответствии с пунктом 3 статьи 3 Конвенции о Гармонизированной системе ничто в данной статье не запрещает Договаривающейся Стороне создавать в своих таможенно-тарифной или статистических номенклатурах подразделы для более глубокой классификации товаров, чем в Гармонизированной системе, при условии, что любые такие подразделы будут дополнены и кодированы сверх шестизначного цифрового кода, приведенного в Гармонизированной системе. Подпунктом "а" статьи 1 Конвенции предусмотрено, что Гармонизированная система означает, в том числе Номенклатуру, включающую в себя товарные позиции, субпозиции и относящиеся к ним цифровые коды.
Из взаимосвязанного толкования подпункта "а" статьи 1 и статьи 3 Конвенции о Гармонизированной системе следует, что кодирование заключается в создании кода товара и его присвоении наименованию товара, результатом которого является формирование товарных позиций и субпозиций. В свою очередь, классификация представляет собой соотнесение субпозиций и подсубпозиций с соответствующими кодами и наименованиями товаров к товарной позиции. При таких обстоятельствах обязательства участников Конвенции о Гармонизированной системе, изложенные в пункте 1 статьи 3 данного международного договора, помимо соблюдения порядка кодирования, также включают обеспечение соответствия Гармонизированной системе классификации товаров не только в номенклатуре, а также и в актах, обеспечивающих ее единообразное и унифицированное применение.
Исходя из изложенного уточнение Комиссией существенных характеристик отдельных видов товаров в решениях о классификации допускается исключительно на уровне сверх шестизначного цифрового кода, приведенного в Гармонизированной системе.
При таких обстоятельствах Решение N 94, устанавливающее классификацию отдельного вида товара в позиции на уровне четырех знаков Товарной номенклатуры, не согласуется с правом Союза и противоречит обязательствам государств-членов по соблюдению Конвенции о Гармонизированной системе.
Применение сформулированной позиции к обстоятельствам настоящего дела означает, что Комиссией при принятии Решения N 94 допущено нарушение права Союза в части превышения полномочий, которыми ее наделили государства-члены.
4. Коллегия Суда, установив функциональное назначение сетевого фильтра, являющегося предметом классификации в Решении N 94, и на этом основании признав оспариваемое Решение соответствующим праву Союза, исходила из пояснений, представленных по запросу Суда во исполнение пункта 55 Статута специализированными научными и образовательными учреждениями государств-членов (абзацы 11 - 15 пункта 5.2.1.2, абзац 8 пункта 5.2.1.3, абзац 5 пункта 5.2.1.4 решения Коллегии Суда).
Подобный подход к аргументации судебного акта не согласуется с принципом состязательности, закрепленным в пункте 53 Статута и статье 23 Регламента, а также противоречит правилам о доказательствах, изложенным в статье 35 Регламента.
4.1. Согласно пункту 53 Статута к числу принципов, на основе которых Суд осуществляет судопроизводство, относится состязательность. В развитие данного правоустановления пунктом 1 статьи 23 Регламента на истца возлагается обязанность обосновать свои требования, а ответчику предоставляется право представить возражения на заявленные требования. Данная правовая норма является проявлением общепризнанного принципа международного права onus probandi actori incumbit (каждый доказывает те обстоятельства, на которые ссылается).
Учитывая, что хозяйствующий субъект в споре с Комиссией является "слабой стороной" и заведомо не имеет доступ ко всему объему доказательств, связанных с принятием решения ЕЭК, именно Комиссии надлежит доказать соответствие праву Союза оспариваемого решения. Данный подход согласуется с регулированием бремени доказывания по делам об оспаривании нормативно-правовых актов в процессуальном законодательстве государств - членов Союза и подтверждается практикой Суда. В решении Коллегии Суда по заявлению ООО "Ойл Марин Груп" от 11 октября 2018 года, в рамках которого оспаривалось бездействие Комиссии, Суд пришел к выводу о возложении на ответчика обязанности по представлению доказательств совершения им действий, предусмотренных правом Союза (абзац 33 раздела 6 "Выводы Суда").
В свою очередь, на хозяйствующего субъекта, являющегося истцом по делу, возлагается обязанность представить доказательства несоответствия решения Комиссии праву Союза.
Изложенное означает, что в рамках дела об оспаривании решения Комиссии основу решения Коллегии Суда составляет оценка доказательств, представленных ЕЭК в обоснование действительности ее нормативно-правового акта, и доказательств хозяйствующего субъекта, опровергающих их.
4.2. Пункт 55 Статута наделяет Суд правом запросить необходимые для рассмотрения дела материалы у направивших заявление хозяйствующих субъектов, уполномоченных органов и организаций государств-членов, а также органов Союза.
Учитывая закрепление принципа коллегиальности в пункте 53 Статута в качестве принципа судопроизводства и указание в статье 1 Регламента на тот факт, что по процедурным вопросам Суд выносит акт в форме постановления, запрос материалов на основании пункта 55 Статута означает необходимость принятия постановления соответствующим составом Суда.
Вопреки указанным правовым нормам, в рамках настоящего дела материалы у научных и образовательных учреждений государств-членов запрошены судьей-докладчиком на основании статьи 26 Регламента.
Уяснение пунктов 1 и 3 статьи 35 Регламента свидетельствует, что установление обстоятельств, имеющих значение для разрешения спора и обосновывающих требования или возражения сторон, производится Судом по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании, на основе состязательных документов. В решении Апелляционной палаты по заявлению ООО "Шиптрейд" от 31 октября 2019 года сформулирована позиция, согласно которой материалы, полученные в рамках пункта 55 Статута, не рассматриваются Судом a priori в качестве доказательств, а оцениваются им по критериям допустимости и относимости и только после этого могут быть использованы Судом при формулировании позиции по делу (абзац 1 пункта 5.6 решения).
Согласно норме-определению пункта 1 статьи 35 Регламента состязательными документами по спору являются представленные Суду лицами, участвующими в споре, или полученные Судом по инициативе сторон письменные документы или сведения, объяснения, иные документы и материалы.
Материалы, единолично запрошенные судьей-докладчиком у научных и образовательных учреждений государств-членов, не относятся ни к числу состязательных документов, ни к числу сведений, полученных на основании пункта 55 Статута.
В нарушение императивных норм пунктов 1 и 3 статьи 35 Регламента, Коллегия Суда не проверила относимость и допустимость сведений, полученных по запросу судьи-докладчика от научных и образовательных учреждений государств-членов. Принятие решения на основании недопустимых доказательств привело к нарушению состязательности и коллегиальности как основополагающих принципов судопроизводства, повлекло нарушение прав и законных интересов истца.
5. В пункте 5.2.1 решения Коллегия Суда установила, что при классификации отдельного вида товара наименования товарных позиций и примечания к разделам или группам являются приоритетными и подлежат учету в первую очередь, а также указала, что решение о классификации отдельного вида товара должно описывать общие классификационные признаки, присущие отдельному виду (группе) товаров.
Несмотря на формулирование указанной правовой позиции, Коллегия Суда оценила только функциональное предназначение товара, описанного в Решении N 94, и ошибочно признала его единственным основанием для включения отдельного вида товара в товарную позицию 8536 Товарной номенклатуры. В нарушение императивной нормы права Союза, изложенной в Основных правилах интерпретации, утвержденных решением Совета Комиссии от 16 июля 2012 года N 54, Коллегия Суда не учла в качестве классификационного критерия наименование отдельного вида товара.
5.1. Согласно правилу 1 Основных правил интерпретации названия разделов, групп и подгрупп приводятся только для удобства использования; для юридических целей классификация товаров осуществляется исходя из текстов товарных позиций и соответствующих примечаний к разделам или группам и, если такими текстами не предусмотрено иное, в соответствии с положениями правил 2 - 6 ОПИ.
Как следует из решений Коллегии Суда и Апелляционной палаты по заявлению ООО "Севлад" от 7 апреля и 2 июня 2016 года, решения Коллегии Суда по заявлению ЗАО "Дженерал Фрейт" от 4 апреля 2016 года, а также решения Коллегии Суда по заявлению ООО "Шиптрейд" от 18 июня 2019 года, критериями классификации товара для таможенных целей являются объективные характеристики и свойства товара, которые должны соотноситься с текстами товарных позиций и соответствующих примечаний к разделам или группам.
В решениях по заявлению ОДО "Доминантафарм" от 19 мая 2021 года и по заявлению АО "СУЭК-Кузбасс" от 14 апреля 2021 года Суд пришел к выводу, что при классификации отдельного вида товара правовое значение имеют объективные характеристики и свойства товара, функциональное назначение товара, а также наименования товарных позиций и примечания к разделам и группам, уточняющие понятия и определения, содержащиеся в ТН ВЭД ЕАЭС.
Уяснение положений права Союза, изложенных в ОПИ 1, на основе устойчивой практики Суда означает правомерность включения отдельного вида товара в соответствующую товарную позицию только в случае соотнесения объективных характеристик и свойств товара с текстом товарной позиции и наименованием соответствующего товара. При отсутствии товарной позиции Товарной номенклатуры, в которой прямо поименован отдельный вид товара и описано его функциональное назначение, он подлежит включению в "корзиночную" товарную позицию. Иной подход нарушает принцип неизменности наименования товарных позиций, закрепленный в статье 3 Конвенции о Гармонизированной системе.
5.2. Товарная позиция 8536 "аппаратура электрическая для коммутации или защиты электрических цепей или для подсоединений к электрическим цепям или в электрических цепях ... на напряжение не более 1000 В; соединители для волокон оптических, волоконно-оптических жгутов или кабелей" включена в группу 85 Товарной номенклатуры "Электрические машины и оборудование, их части; звукозаписывающая и звуковоспроизводящая аппаратура, аппаратура для записи и воспроизведения телевизионного изображения и звука, их части и принадлежности". В свою очередь, группа 85 входит в раздел XVI Товарной номенклатуры, который поименован как "Машины, оборудование и механизмы; электротехническое оборудование; их части; звукозаписывающая и звуковоспроизводящая аппаратура, аппаратура для записи и воспроизведения телевизионного изображения и звука, их части и принадлежности".
Из буквального толкования текстов товарных позиций группы 85 Товарной номенклатуры следует, что принципом построения данной группы является наименование товара и его функциональное предназначение.
В группу 85 Товарной номенклатуры также включена товарная позиция 8543 "Машины электрические и аппаратура, имеющие индивидуальные функции, в другом месте данной группы не поименованные или не включенные".
Уяснение наименований и текстов товарных позиций группы 85 Товарной номенклатуры свидетельствует, что в случае если на уровне предшествующих товарных позиций отсутствует наименование и описание, соответствующее наименованию и функциональному назначению отдельного вида товара, он подлежит включению в "корзиночную" позицию 8543 Товарной номенклатуры.
Коллегия Суда, проигнорировав указанные нормы права Союза и ограничившись анализом функционального назначения отдельного вида товара, описанного в Решении N 94, неправомерно не сопоставила его наименование - "сетевой фильтр" с текстом товарной позиции 8536 ТН ВЭД ЕАЭС.
5.3. Текстом товарной позиции 8536 Товарной номенклатуры установлено, что в ней классифицируется аппаратура электрическая для (1) коммутации или (2) защиты электрических цепей или (3) для подсоединения к электрическим цепям или (4) в электрических цепях (например, выключатели, переключатели, прерыватели, реле, плавкие предохранители, гасители скачков напряжения, штепсельные вилки и розетки, патроны для электроламп и прочие соединители, соединительные коробки) на напряжении не более 1000 В; (5) соединители для волокон оптических, волоконно-оптических жгутов или кабелей.
Буквальное толкование текста товарной позиции 8536 Товарной номенклатуры свидетельствует о признании в качестве классификационного критерия функционального назначения отдельного вида товара и о включении в указанную товарную позицию товаров, обладающих одной из пяти поименованных в ней функций. К числу функций, наличие которых у электрической аппаратуры, позволяет классифицировать ее в товарной позиции 8536 ТН ВЭД ЕАЭС, относится защита электрической цепи.
Коллегия Суда, установив, что сетевой фильтр одновременно (1) защищает электрическую цепь на напряжении не более 1000 В, а также (2) сглаживает и ограничивает скачки входного напряжения питающей сети переменного тока (220 В, 50 Гц), и в связи с этим подлежит классификации в товарной позиции 8536 Товарной номенклатуры, допустила ошибочную интерпретацию ТН ВЭД ЕАЭС и Пояснений к ней.
Уяснение текста товарной позиции 8536 Товарной номенклатуры с учетом тома V Пояснений к группе 85 свидетельствует, что классификационным признаком для отнесения сетевых фильтров к указанной товарной позиции, является их функциональное предназначение, которое заключается в защите электрической цепи от перегрузки вследствие превышения безопасного уровня тока путем ее разрыва (размыкания). Применимые нормы права Союза, к числу которых относится Товарная номенклатура, а также Пояснения к ней, не предусматривают иной способ защиты электрической цепи.
Коллегия Суда, несмотря на наличие нормативно урегулированного определения "защита электрической цепи", необоснованно исходила из сведений, представленных по запросу судьи-докладчика научными и образовательными учреждениями государств-членов, содержащими иное значение данного понятия.
Согласно экспертному исследованию В.Б. Харченко, представленному истцом и обладающему в силу пункта 3 статьи 35 Регламента статусом состязательного документа, под понятием тока, превышающего безопасный уровень, понимается ток, превышающий предельно допустимый уровень, установленный нормативно или производителем (Межгосударственный стандарт 12.1.038-82 "Система стандартов безопасности труда. Электробезопасность. Предельно допустимые значения напряжений прикосновения и токов").
Из текста товарной позиции 8536 ТН ВЭД ЕАЭС во взаимосвязи с томом V Пояснений к Товарной номенклатуре следует, что функциональное предназначение в виде разрыва (размыкания) цепи в случае превышения током безопасного уровня является классификационным признаком иного вида товара - "плавкого предохранителя".
Анализ функций сетевого фильтра, описанного в Решении N 94, свидетельствует, что функция защиты электрической цепи направлена на предотвращение влияния высокочастотных помех, создаваемых стиральной машиной, на иные приборы. Одновременно, функция сглаживания и ограничения скачков входного напряжения защищает стиральную машину от напряжения, создаваемого иными приборами, находящимися с ней в одной электрической цепи.
Как следует из текста товарной позиции 8536 ТН ВЭД ЕАЭС, в ней подлежит классификации аппаратура, в том числе для защиты электрических цепей, рассчитанная на напряжение не более 1000 В.
Таким образом, учитывая, что напряжение в электрической сети является физической мерой, определяющей перенос заряда электричества на стиральную машину в объеме не более 1000 В, следовательно, защита электрической цепи может быть связана исключительно с внешним воздействием на электрическую цепь стиральной машины. Данный вывод, позволяет констатировать, что функция защиты электрической цепи от высокочастотных помех, создаваемых приводным двигателем, не соотносится с текстом товарной позиции 8536 Товарной номенклатуры.
Применение сформулированных позиций к обстоятельствам настоящего дела свидетельствует, что Коллегия Суда, признав Решение N 94 соответствующим праву Союза, проигнорировала текст товарной позиции 8536 Товарной номенклатуры, в которой отсутствуют устройства, способные одновременно выполнять функции, поименованные в оспариваемом Решении ЕЭК, а также необоснованно определила функциональное назначение отдельного вида товара не в соответствии с нормами права Союза, а на основе заключений научных организаций, не являющихся допустимыми доказательствами по делу. Коллегия Суда также неправомерно не усмотрела правовую неопределенность в ситуации, когда Комиссия в Решении N 94 присвоила функцию разрыва (размыкания) цепи в связи с превышением током безопасного уровня, характеризующую плавкий предохранитель, сетевому фильтру, который представляет собой иной отдельный вид товар.
Анализ товарной позиции 8536, а также подчиненных ей субпозиций и подсубпозиций Товарной номенклатуры дает основания для вывода, согласно которому отсутствие в тексте указанной товарной позиции наименования товара - "сетевой фильтр", а также отличия в функциональном назначении, требуют его классификации в "корзиночной" товарной позиции 8543 ТН ВЭД ЕАЭС "Машины электрические и аппаратура, имеющие индивидуальные функции, в другом месте данной группы не поименованные или не включенные".
6. Согласно позиции Федеральной таможенной службой Российской Федерации (далее - ФТС России), изложенной в подготовительных материалах, направленных в ЕЭК для инициирования процедуры принятия решения о классификации отдельного вида товара, "сетевой фильтр" состоит из плавкого предохранителя, осуществляющего функцию защиты электрической цепи, и в силу наименования относится к товарной позиции 8536 ТН ВЭД ЕАЭС. Функция фильтра, подавляющая электрические помехи, возникающие при работе стиральной машины, для исключения их воздействия через цепь питания на другие электрические приборы, в тексте товарной позиции 8536 ТН ВЭД ЕАЭС не описана. ФТС России, обосновывая выбор товарной позиции 8536 Товарной номенклатуры, указала, что в соответствии с примечанием 3 к разделу XVI ТН ВЭД ЕАЭС сетевой фильтр, являясь комбинированным устройством, подлежит классификации в товарной позиции 8536 ТН ВЭД ЕАЭС в соответствии с основной функцией - защиты электрической цепи стиральной машины от превышения тока, выполняемой плавким предохранителем.
Как следует из пункта 3.4 решения Коллегии Суда, на отнесение товара, описанного в Решении N 94, к комбинированным устройствам, также указывает истец.
Вместе с тем, Комиссия при принятии Решения N 94 проигнорировала позицию ФТС России, исключив из описания отдельного вида товара плавкий предохранитель и осуществив классификацию в соответствии со второстепенной и непоименованной в товарной позиции 8536 ТН ВЭД ЕАЭС функцией подавления электрической помехи, возникающей при работе стиральной машины, создаваемой приводным двигателем.
Коллегия Суда, оценивая соответствие Решения N 94 праву Союза, также необоснованно уклонилась от исследования вопроса о допустимости признания сетевого фильтра комбинированным устройством.
7. С учетом изложенного считаю, что Коллегии Суда следовало удовлетворить заявление ООО "Самсунг" и признать Решение N 94 не соответствующим Договору и международным договорам в рамках Союза.
Судья
К.Л.ЧАЙКА