НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Определение Верховного Суда РФ от 29.06.2020 № 15-КГ20-2

копим|

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

' № 15-КГ20-2-К1 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 29 июня 2020 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда  Российской Федерации в составе 

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,  судей Фролкиной СВ., Вавилычевой Т.Ю. 

рассмотрела в открытом судебном заседании 29 июня 2020 г. кассационную  жалобу Калашникова Станислава Викторовича на решение Ленинского  районного суда г. Саранска Республики Мордовия от 23 апреля 2019 г.,  апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам  Верховного Суда Республики Мордовия от 30 июля 2019 г. и определение  судебной коллегии по гражданским делам Первого кассационного суда общей  юрисдикции от 16 декабря 2019 г. 

по делу № 2-1052/2019 по иску Калашникова СВ. к обществу с  ограниченной ответственностью «Селена» об установлении факта трудовых  отношений, о возложении обязанности внести записи в трудовую книжку,  выдать трудовую книжку, документы, произвести начисление и уплату  страховых взносов, о взыскании денежной компенсации за неиспользованный  отпуск, компенсации за нарушение срока выплаты и компенсации морального  вреда. 

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской  Федерации Фролкиной СВ., 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской  Федерации 

установила:

Калашников Станислав Викторович 28 февраля 2019 г. обратился в суд с  иском к обществу с ограниченной ответственностью «Селена» (далее также - ООО «Селена», общество) и с учётом заявления об уточнении исковых  требований в порядке статьи 39 Гражданского процессуального кодекса 


Российской Федерации просил установить факт трудовых отношений с  ООО «Селена» с 1 апреля 2010 г. по 27 ноября 2018 г. в должности водителя,  обязать ответчика вне сти в его трудовую книжку записи о приёме на работу и об  увольнении с работы по собственному желанию, выдать ему трудовую книжку и  иные документы, связанные с трудовой деятельностью, произвести начисление и  уплату за него страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации,  взыскать в его пользу денежную компенсацию за неиспользованный отпуск в  размере 32 670 руб. 31 коп. и 1508 руб. 83 коп. - за задержку её выплаты,  компенсацию морального вреда в размере 100 000 руб. 

В обоснование заявленных требований Калашников СВ. указал, что  с 1 апреля 2010 г. по 27 ноября 2018 г. он осуществлял трудовую деятельность в  ООО «Селена» в должности водителя автомобиля «Газель». Для оформления  трудовых отношений он передал ответчику все необходимые документы, в том  числе трудовую книжку. В первый день работы руководитель общества объявил  ему о приёме на работу, в связи с чем Калашниковым СВ. было написано  соответствующее заявление. Калашникову СВ. было определено его рабочее  место, разъяснены порядок работы и должностные обязанности, объявлено о  размере заработной платы, а также были даны заверения в том, что трудовые  отношения с ним будут оформлены надлежащим образом. 

После увольнения Калашников СВ. направлял в адрес работодателя  письменное заявление о выдаче копий документов и оригинала трудовой  книжки, ответа на которое не последовало. 

Калашников СВ. считает, что незаконными действиями работодателя  ООО «Селена», не оформившего с ним трудовые отношения в соответствии с  требованиями Трудового кодекса Российской Федерации и отказавшего в  выплате компенсации за неиспользованный отпуск, нарушены его права как  работника, в связи с чем ему причинён моральный вред, выразившийся в  возникновении у него психоэмоционального стресса, обусловленного в том  числе тем, что он, рассчитывая на исполнение работодателем его обязанностей,  связывал с этим свои личные планы. 

Представитель ответчика ООО «Селена» по доверенности Мальсунов Е.А. в  суде исковые требования не признал. 

Решением Ленинского районного суда г. Саранска Республики Мордовия  от 23 апреля 2019 г. (с учётом определения Ленинского районного суда  г. Саранска Республики Мордовия от 11 июня 2019г. об исправлении описки)  исковые требования Калашникова СВ. удовлетворены частично. Суд установил 


факт трудовых отношений между Калашниковым СВ. и ООО «Селена»  с 1 апреля 2010 г. по 27 ноября 2018 г. в должности водителя, обязал ответчика  внести в трудовую книжку Калашникова СВ. записи о приёме его на работу в  ООО «Селена» и об увольнении с работы по собственному желанию, выдать ему  трудовую книжку с записями о приёме на работу и об увольнении с работы,  копии приказов о приёме на работу и об увольнении с работы, справки о доходах  физического лица по форме 2-НДФЛ за период работы с 1 апреля 2010 г. по  27 ноября 2018 г. На ответчика возложена обязанность в течение месяца с  момента вступления решения суда в законную силу произвести уплату  страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации за  Калашникова СВ. за периоды с 1 апреля по 31 декабря 2010 г. и с 1 января  2014 г. по 27 ноября 2018 г., произвести начисление страховых взносов  за указанные периоды. С ООО «Селена» в пользу Калашникова СВ.  взыскана денежная компенсация за неиспользованный отпуск в размере  32 670 руб. 31 коп., 1508 руб. 83 коп. - за нарушение срока её выплаты,  компенсация морального вреда в размере 5000 руб. В удовлетворении остальной  части исковых требований Калашникова СВ. отказано. 

С ООО «Селена» в бюджет городского округа Саранск взыскана  государственная пошлина в сумме 1525 руб. 

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам  Верховного Суда Республики Мордовия от 30 июля 2019 г. решение суда первой  инстанции оставлено без изменения. 

Определением судебной коллегии по гражданским делам Первого  кассационного суда общей юрисдикции от 16 декабря 2019 г. решение суда  первой инстанции и апелляционное определение суда апелляционной инстанции  оставлены без изменения. 

В поданной в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного  Суда Российской Федерации кассационной жалобе Калашниковым СВ. ставится  вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании  Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской  Федерации для отмены решения Ленинского районного суда г. Саранска  Республики Мордовия от 23 апреля 2019 г., апелляционного определения  судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики  Мордовия от 30 июля 2019 г. и определения судебной коллегии по гражданским  делам Первого кассационного суда общей юрисдикции от 16 декабря 2019 г. в  части определения размера подлежащей взысканию в его пользу с  ООО «Селена» компенсации морального вреда в сумме 5000 руб. 

По результатам изучения доводов кассационной жалобы 4 марта 2020 г.  судьёй Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М. дело  истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и её же определением  от 28 мая 2020 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в  судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда  Российской Федерации. 


Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о времени  и месте рассмотрения дела в кассационном порядке. В судебное заседание  суда кассационной инстанции не явились истец Калашников СВ. и  представитель ответчика ООО «Селена», сведений о причинах неявки не  представили. Ввиду изложенного Судебная коллегия по гражданским делам  Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь частью 4 статьи 39012  Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее также - ГПК РФ), считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц,  участвующих в деле. 

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы,  Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской  Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, так как имеются  предусмотренные законом основания для отмены в кассационном порядке  судебных постановлений в обжалуемой части. 

Основаниями для отмены или изменения судебной коллегией Верховного  Суда Российской Федерации судебных постановлений в кассационном порядке  являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм  процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения  которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и  законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов  (статья 39014 ГПК РФ). 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской  Федерации приходит к выводу, что в настоящем деле такого характера  существенные нарушения норм материального и процессуального права  были допущены судами первой, апелляционной и кассационной инстанций, и  они выразились в следующем. 

Как установлено судом, 1 апреля 2010 г. Калашников СВ. был допущен  директором ООО «Селена» Мальсуновым Е.А. к работе в качестве водителя  автомобиля «Газель» в указанном обществе, ему были установлены режим  рабочего времени и размер оплаты труда. Калашникову СВ. в период работы в  ООО «Селена» выплачивалась заработная плата, с 2011 по 2013 год  работодателем за него начислялись и уплачивались страховые взносы в  Пенсионный фонд Российской Федерации. 

Из искового заявления и пояснений Калашникова СВ., данных в ходе  судебного разбирательства, следует, что 27 ноября 2018 г. являлся для него  последним днём работы в ООО «Селена». До момента увольнения  Калашников СВ. считал, что он официально трудоустроен в ООО «Селена» и  что за него производились обязательные отчисления в Пенсионный фонд  Российской Федерации. Однако в последний день работы трудовую книжку ему  выдать на руки отказались, окончательный расчёт с ним не произвели. 

В материалах дела также имеются: заявление Калашникова СВ.  от 20 февраля 2019 г., адресованное его бывшему работодателю ООО «Селена»,  в котором истец на основании статьи 62 Трудового кодекса Российской  Федерации просил выдать заверенные надлежащим образом документы, 


связанные с его трудовой деятельностью, в том числе оригинал трудовой книжки  (т.1, л.д. 21); копия выписки из медицинской карты стационарного больного  государственного бюджетного учреждения здравоохранения Республики  Мордовия «Мордовская республиканская центральная клиническая больница», в  соответствии с которой Калашников СВ находился на стационарном лечении в  этом учреждении с 28 марта по 9 апреля 2019 г. с диагнозом <...>» (т. 1, л.д. 214-217); справка муниципального  образовательного учреждения «Гимназия № 23» от 22 марта 2019 г., содержащая  сведения о сыне истца Калашникове Д. - ученике<...> «Д» класса указанного образовательного учреждения (т. 1, л.д. 190). 

Из материалов дела видно, что заявление Калашникова СВ. от 20 февраля  2019 г. работодателем оставлено без ответа, трудовая книжка и иные документы,  связанные с трудовой деятельностью в ООО «Селена», не были выданы ему  ответчиком. 

Рассматривая спор по существу в части требований Калашникова СВ. об  установлении факта трудовых отношений с ООО «Селена», суд первой  инстанции с учётом положений статей 11, 15, 16, 19% 56, 67, 68 Трудового  кодекса Российской Федерации, а также разъяснений, содержащихся в  абзаце третьем пункта 8 и в абзаце втором пункта 12 постановления Пленума  Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. № 2  «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской  Федерации», пришёл к выводу о наличии правовых оснований для  удовлетворения данных исковых требований. Суд первой инстанции исходил из  того, что представленными сторонами по делу доказательствами (объяснения  истца и представителя ответчика, показания свидетелей и письменные  документы) подтверждено, что между сторонами по делу фактически сложились  трудовые отношения, так как Калашников СВ. с 1 апреля 2010 г. директором  ООО «Селена» был допущен к работе в качестве водителя этого общества, до  момента увольнения 27 ноября 2018 г. он выполнял трудовую функцию в  интересах работодателя, за выполнение трудовых обязанностей ему  выплачивалась заработная плата, в период с 2011 по 2013 год работодателем за  него начислялись и уплачивались страховые взносы в Пенсионный фонд  Российской Федерации. 

В связи установлением факта наличия трудовых отношений между  сторонами по делу с 1 апреля 2010 г. по 27 ноября 2018 г. судом были  удовлетворены исковые требования Калашникова СВ. об обязании ответчика  внести в его трудовую книжку записи о приёме на работу и об увольнении с  работы по собственному желанию, выдать ему трудовую книжку с  соответствующими записями и копии требуемых им документов, связанных с  работой, произвести уплату за него страховых взносов в Пенсионный фонд  Российской Федерации, а также о взыскании с ООО «Селена» в пользу  Калашникова СВ. денежной компенсации за неиспользованный отпуск и  процентов за нарушение срока её выплаты. 


Частично удовлетворяя требование Калашникова СВ. о компенсации  морального вреда, суд первой инстанции сослался на абзац четырнадцатый  части 1 статьи 21, статью 237 Трудового кодекса Российской Федерации,  разъяснения, приведённые в пункте 63 постановления Пленума Верховного  Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами  Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», и пришёл к  выводу о том, что допущенные работодателем нарушения трудовых прав истца  являются основанием для возложения на ответчика обязанности по компенсации  причинённого Калашникову СВ. морального вреда. 

Определяя размер подлежащей взысканию с работодателя ООО «Селена» в  пользу Калашникова СВ. компенсации морального вреда в соответствии со  статьёй 237 Трудового кодекса Российской Федерации, предусматривающей  возмещение работнику морального вреда, причинённого неправомерными  действиями или бездействием работодателя, суд первой инстанции указал, что  он исходит из фактических обстоятельств дела, а также учитывает требования  разумности и справедливости, посчитав достаточной сумму компенсации  морального вреда в размере 5000 руб. 

На решение суда первой инстанции Калашниковым СВ. была подана  апелляционная жалоба. Калашников СВ. выражал несогласие с решением суда  первой инстанции в части размера взысканной в его пользу с ООО «Селена»  компенсации морального вреда. 

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой  инстанции как в части удовлетворения основных исковых требований  Калашникова СВ., так и в части размера компенсации морального вреда,  подлежащей взысканию с ООО «Селена» в пользу истца. Отклоняя доводы  апелляционной жалобы Калашникова СВ. о том, что при определении размера  компенсации морального вреда судом первой инстанции не в полной мере  учтены обстоятельства дела (возникшие у истца проблемы с трудоустройством  на новое место работы, неуплата работодателем за него страховых взносов,  ухудшение состояния его здоровья), суд апелляционной инстанции отметил, что  при разрешении спора о компенсации морального вреда суд не связан той  суммой компенсации, на которой настаивает истец, а исходит из требований  разумности, справедливости и соразмерности компенсации последствиям  нарушения. 

Судебная коллегия по гражданским делам Первого кассационного суда  общей юрисдикции, проверяя законность судебных постановлений нижестоящих  судов, привела аналогичные доводы, оставив без изменения решение суда  первой инстанции и апелляционное определение суда апелляционной инстанции. 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской  Федерации считает, что выводы судебных инстанций в части определения  размера подлежащей взысканию с ООО «Селена» в пользу Калашникова СВ.  компенсации морального вреда основаны на неправильном применении норм  материального права, регулирующих спорные отношения, а также сделаны с  существенным нарушением норм процессуального права. 


Статьёй 2 Конституции Российской Федерации установлено, что человек,  его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и  защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства. 

В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы  человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам  международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации  (часть 1 статьи 17 Конституции Российской Федерации). 

Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому  от рождения (часть 2 статьи 17 Конституции Российской Федерации). 

Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно  действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов,  деятельность законодательной и исполнительной власти, местного  самоуправления и обеспечиваются правосудием (статья 18 Конституции  Российской Федерации). 

К числу основных прав человека Конституцией Российской Федерации  отнесено право на труд (статья 37 Конституции Российской Федерации). 

Каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям  безопасности и гигиены, на вознаграждение за труд без какой бы то ни было  дискриминации и не ниже установленного федеральным законом минимального  размера оплаты труда, а также право на защиту от безработицы. Каждый имеет  право на отдых. Работающему по трудовому договору гарантируются  установленные федеральным законом продолжительность рабочего времени,  выходные и праздничные дни, оплачиваемый ежегодный отпуск (части 3 и 5  статьи 37 Конституции Российской Федерации). 

Положения Конституции Российской Федерации о праве на труд  согласуются и с международными правовыми актами, в которых раскрывается  содержание права на труд. 

Так, Всеобщая декларация прав человека (принята Генеральной Ассамблеей  ООН 10 декабря 1948 г.) предусматривает, что каждый человек имеет право на  труд, на свободный выбор работы, на справедливые и благоприятные условия  труда и на защиту от безработицы. Каждый работающий имеет право на  справедливое и удовлетворительное вознаграждение, обеспечивающее  достойное человека существование для него самого и его семьи, и дополняемое,  при необходимости, другими средствами социального обеспечения. Каждый  человек имеет право на отдых и досуг, включая право на разумное ограничение  рабочего дня и на оплачиваемый периодический отпуск (пункты 1 и 3 статьи 23,  статья 24 названной декларации). 

В статье 6 Международного пакта об экономических, социальных и  культурных правах (принят 16 декабря 1966 г. Резолюцией 2200 (XXI) на  1496-м пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН; документ вступил в  силу для СССР с 3 января 1976 г.; Российская Федерация является участником  указанного международного договора в качестве государства - продолжателя  Союза ССР) говорится, что участвующие в пакте государства признают право на  труд, которое включает в себя право каждого человека на получение 


возможности зарабатывать себе на жизнь трудом, который он свободно  выбирает или на который он свободно соглашается, и предпримут надлежащие  шаги к обеспечению этого права. 

Из приведённых положений Конституции Российской Федерации в их  взаимосвязи с нормами международного права следует, что право на труд  относится к числу фундаментальных неотчуждаемых прав человека,  принадлежащих каждому от рождения. Реализация этого права предопределяет  возможность реализации ряда других социально-трудовых прав: права на отдых,  на справедливую оплату труда, на безопасные условия труда и др. 

В целях защиты прав и законных интересов лиц, работающих по трудовому  договору, в Трудовом кодексе Российской Федерации введено правовое  регулирование трудовых отношений, возлагающее на работодателя  дополнительную ответственность за нарушение трудовых прав работника. 

В силу положений абзаца четырнадцатого части 1 статьи 21 Трудового  кодекса Российской Федерации работник имеет право на возмещение вреда,  причинённого ему в связи с исполнением трудовых обязанностей, и  компенсацию морального вреда в порядке, установленном Трудовым кодексом  Российской Федерации, иными федеральными законами. 

Работодатель обязан соблюдать трудовое законодательство и иные  нормативные правовые акты, содержащие нормы трудового права, локальные  нормативные акты, условия коллективного договора, соглашений и трудовых  договоров; возмещать вред, причинённый работникам в связи с исполнением  ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в порядке  и на условиях, которые установлены Трудовым кодексом Российской  Федерации, другими федеральными законами и иными нормативными  правовыми актами Российской Федерации (абзацы первый, второй и  шестнадцатый части 2 статьи 22 Трудового кодекса Российской Федерации). 

Порядок и условия возмещения морального вреда работнику определены  статьёй 237 Трудового кодекса Российской Федерации, согласно которой  моральный вред, причинённый работнику неправомерными действиями или  бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в  размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае  возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры  его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению  имущественного ущерба. 

В Трудовом кодексе Российской Федерации не содержится положений,  касающихся понятия морального вреда и определения размера компенсации  морального вреда. Такие нормы предусмотрены гражданским  законодательством. 

В соответствии с пунктом 2 статьи 2 Гражданского кодекса Российской  Федерации неотчуждаемые права и свободы человека и другие нематериальные  блага защищаются гражданским законодательством, если иное не вытекает из  существа этих нематериальных благ. 


Согласно пунктам 1, 2 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской  Федерации, определяющей общие основания гражданско-правовой  ответственности за причинение вреда, вред, причинённый личности или  имуществу гражданина, а также вред, причинённый имуществу юридического  лица, подлежит возмещению в полном объёме лицом, причинившим вред. Лицо,  причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред  причинён не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда  и при отсутствии вины причинителя вреда. 

Если гражданину причинён моральный вред (физические или нравственные  страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо  посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в  других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя  обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении  размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень  вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен  также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с  индивидуальными особенностями гражданина, которому причинён вред  (статья 151 Гражданского кодекса Российской Федерации). 

Статьёй 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено,  что компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер  компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера  причинённых потерпевшему физических и нравственных страданий, а также  степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием  возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны  учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и  нравственных страданий оценивается судом с учётом фактических  обстоятельств, при которых был причинён моральный вред, и индивидуальных  особенностей потерпевшего. 

В абзаце четвёртом пункта 63 постановления Пленума Верховного Суда  Российской Федерации от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами  Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» даны  разъяснения по вопросу определения размера компенсации морального вреда в  трудовых отношениях»: «Размер компенсации морального вреда определяется  судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учётом объёма и  характера причинённых работнику нравственных или физических страданий,  степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а  также требований разумности и справедливости». 

В постановлении Европейского Суда по правам человека от 18 марта  2010 г. по делу «Максимов (Макз1тоу) против России» отмечается, что задача  расчёта размера компенсации является сложной. Она особенно трудна в деле,  предметом которого является личное страдание, физическое или нравственное.  Не существует стандарта, позволяющего измерить в денежных средствах боль,  физическое неудобство и нравственное страдание и тоску. Национальные суды  всегда должны в своих решениях приводить достаточные мотивы, 


оправдывающие ту или иную сумму компенсации морального вреда,  присуждаемую заявителю. В противном случае отсутствие мотивов, например,  несоразмерно малой суммы компенсации, присуждённой заявителю, будет  свидетельствовать о том, что суды не рассмотрели надлежащим образом  требования заявителя и не смогли действовать в соответствии с принципом  адекватного и эффективного устранения нарушения. 

Из нормативных положений, регулирующих отношения по компенсации  морального вреда, причинённого работнику, и разъяснений Пленума Верховного  Суда Российской Федерации по их применению в системной взаимосвязи с  нормами Гражданского кодекса Российской Федерации, определяющими  понятие морального вреда, способы и размер компенсации морального вреда, с  учётом правовой позиции Европейского Суда по правам человека, выраженной в  постановлении от 18 марта 2010 г. по делу «Максимов (Макзшоу) против  России», следует, что работник имеет право на компенсацию морального вреда,  причинённого ему нарушением его трудовых прав неправомерными действиями  или бездействием работодателя. Право на компенсацию морального вреда  возникает при наличии предусмотренных законом оснований и условий  ответственности за причинение вреда, а именно физических или нравственных  страданий работника как последствия нарушения его трудовых прав,  неправомерного действия (бездействия) работодателя как причинителя вреда,  причинной связи между неправомерными действиями (бездействием) и  моральным вредом, вины работодателя в причинении работнику морального  вреда. 

Статья 237 Трудового кодекса Российской Федерации предусматривает  возможность судебной защиты права работника на компенсацию морального  вреда, причинённого нарушением его трудовых прав неправомерными  действиями или бездействием работодателя. Определяя размер такой  компенсации, суд не может действовать произвольно. При разрешении спора о  компенсации морального вреда в связи с нарушением работодателем трудовых  прав работника суду необходимо в совокупности оценить степень вины  работодателя, его конкретные незаконные действия, соотнести их  с объёмом и характером причинённых работнику нравственных или физических  страданий и индивидуальными особенностями его личности, учесть  заслуживающие внимание фактические обстоятельства дела, а также требования  разумности и справедливости, соразмерности компенсации последствиям  нарушения трудовые прав работника как основополагающие принципы,  предполагающие установление судом баланса интересов сторон. При этом  соответствующие мотивы о размере компенсации морального вреда должны  быть приведены в судебном постановлении. 

Между тем обжалуемые судебные постановления в части определения  размера подлежащей взысканию с ООО «Селена» в пользу Калашникова СВ.  компенсации морального вреда не отвечают нормативным положениям,  регулирующим вопросы компенсации морального вреда и определения её 


размера, разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их  применению. 

Разрешая настоящий спор, суд первой инстанции, установив факт  нарушения работодателем трудовых прав Калашникова СВ., возложил на  ответчика обязанность по компенсации причинённого истцу морального вреда в  сумме 5000 руб., указав, что исходит из фактических обстоятельств дела, а также  учитывает требования разумности и справедливости. При этом суд первой  инстанции не привёл мотивы и не обосновал, почему он пришёл к выводу о том,  что сумма 5000 руб является достаточной компенсацией Калашникову СВ.  причинённых ему ответчиком нравственных страданий. 

Суд первой инстанции не применил к спорным отношениям положения  Конституции Российской Федерации и международных правовых актов,  гарантирующие каждому человеку и гражданину право на труд и раскрывающие  содержание этого права, в системной взаимосвязи с нормативными  положениями Трудового кодекса Российской Федерации, регулирующими  отношения по компенсации морального вреда, причинённого работнику, а также  с нормами Гражданского кодекса Российской Федерации, определяющими  понятие морального вреда, способы и размер компенсации морального вреда. 

В связи с этим суд первой инстанции не учитывал значимость для  Калашникова СВ. нематериальных благ, нарушенных ответчиком, а именно его  права на труд, которое относится к числу фундаментальных неотчуждаемых  прав человека и с реализацией которого связана возможность реализации  работником ряда других социально-трудовых прав, в частности права на  справедливую оплату труда, на отдых, на социальное обеспечение в случаях,  установленных законом, и др. Суд первой инстанции оставил без внимания, что  характер и глубина нравственных страданий и переживаний работника  (Калашникова СВ.) зависит от значимости для него прав, нарушенных  работодателем (ООО «Селена»), и от объёма таких нарушений, степени вины  работодателя. 

Так, суд первой инстанции не дал оценки следующим обстоятельствам,  установленным в ходе судебного разбирательства и имеющим значение для  решения вопроса о размере компенсации морального вреда, причинённого  Калашникову СВ. вследствие нарушения ООО «Селена» его трудовых прав: 

на протяжении всего периода работы Калашникова СВ. в ООО «Селена» с  апреля 2010 года и до момента его увольнения 27 ноября 2018 г. трудовые  отношения с ним не были оформлены в соответствии с требованиями трудового  законодательства; 

ООО «Селена» не исполнена предусмотренная частью 1 статьи 127  Трудового кодекса Российской Федерации обязанность по выплате  Калашникову СВ. при увольнении денежной компенсации за все  неиспользованные им в период работы в ООО «Селена» ежегодные  оплачиваемые отпуска, которые, как следует из решения суда, не  представлялись ему с 2015 по 2018 год; 


работодатель ООО «Селена» не производил за работника  Калашникова СВ. начисление и уплату обязательных страховых взносов в  Пенсионный фонд Российской Федерации с 1 апреля по 31 декабря 2010 г. и  с 1 января 2014 г. по 27 ноября 2018 г.; 

работодатель ООО «Селена» в последний день работы Калашникова СВ.  27 ноября 2018 г. трудовую книжку ему на руки не выдал, вследствие чего  20 февраля 2019 г. Калашников СВ. обратился в ООО «Селена» с заявлением, в  котором просил выдать ему заверенные надлежащим образом документы,  связанные с его трудовой деятельностью, в том числе оригинал трудовой  книжки. Ответа на это заявление Калашников СВ. не получил. 

Не являлись предметом исследования суда первой инстанции при  разрешении спора о компенсации морального вреда в связи с нарушением  работодателем трудовых прав работника и такие заслуживающие внимание  обстоятельства, как последствия нарушения ООО «Селена» трудовых прав  Калашникова СВ., связанные с возникновением у него во время рассмотрения  настоящего спора в суде тяжёлого заболевания ( <...>) и нахождением его на стационарном лечении, продолжительность нарушения  трудовых прав работника, длительная задержка выплаты работнику при  увольнении денежных средств, которые являются для него основным  источником жизнеобеспечения, бездействие ООО «Селена» при рассмотрении  справедливых требований работника (Калашникова СВ.). Не получили оценки  суда первой инстанции доводы Калашникова СВ., приводимые им в судебном  заседании 12 апреля 2019 г., о том, что он один воспитывает  несовершеннолетнего ребёнка, на содержание которого ему необходимы деньги,  а из-за отсутствия трудовой книжки, которую ему не выдал бывший  работодатель (ООО «Селена»), у него возникли проблемы при устройстве на  новую работу. 

Таким образом, вывод суда первой инстанции о размере взыскиваемой в  пользу истца суммы компенсации морального вреда в нарушение норм  материального права об основаниях, принципах и критериях определения  размера компенсации морального вреда не мотивирован, в решении суда не  приведены доводы в обоснование размера присуждённой истцу компенсации  морального вреда со ссылкой на какие-либо доказательства, что не отвечает  требованиям статьи 195 ГПК РФ о законности и обоснованности решения суда. 

Пленумом Верховного Суда Российской Федерации в пунктах 2 и 3  постановления от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении» разъяснено,  что решение является законным в случае, когда оно принято при точном  соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами  материального права, которые подлежат применению к данному  правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях  аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 ГПК  РФ). Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для  дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами,  удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или 


обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59- 61, 67 ГПК  РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда,  вытекающие из установленных фактов. 

Согласно статье 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те  обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и  возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Суд определяет,  какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их  доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на  какие-либо из них не ссылались. 

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пунктах 5 и 6  постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня  2008 г. № 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству», под  уточнением обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения  дела, следует понимать действия судьи и лиц, участвующих в деле, по  определению юридических фактов, лежащих в основании требований и  возражений сторон, с учётом характера спорного правоотношения и норм  материального права, подлежащих применению. В случае заблуждения сторон  относительно фактов, имеющих юридическое значение, судья на основании  норм материального права, подлежащих применению, разъясняет им, какие  факты имеют значение для дела и на ком лежит обязанность их доказывания  (статья 56 ГПК РФ). При определении закона и иного нормативного правового  акта, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и установлении  правоотношений сторон следует иметь в виду, что они должны определяться  исходя из совокупности данных: предмета и основания иска, возражений  ответчика относительно иска, иных обстоятельств, имеющих юридическое  значение для правильного разрешения дела. 

Из изложенных норм процессуального закона и разъяснений Пленума  Верховного Суда Российской Федерации по их применению следует, что выводы  суда об установленных им фактах должны быть основаны на доказательствах,  исследованных в судебном заседании. При этом бремя доказывания юридически  значимых обстоятельств между сторонами спора подлежит распределению  судом на основании норм материального права, регулирующих спорные  отношения, а также требований и возражений сторон. 

Кроме того, в силу положений статей 67, 71, 195-198 ГПК РФ суд обязан  исследовать по существу все фактические обстоятельства и не вправе  ограничиваться установлением формальных условий применения нормы, а  выводы суда о фактах, имеющих юридическое значение для дела, не должны  быть общими и абстрактными, они должны быть указаны в судебном  постановлении убедительным образом со ссылками на нормативные правовые  акты и доказательства, отвечающие требованиям относимости и допустимости.  В противном случае нарушаются задачи и смысл судопроизводства,  установленные статьёй 2 названного кодекса. 

Оценка доказательств и отражение её результатов в судебном решении  являются проявлением дискреционных полномочий суда, необходимых для 


осуществления правосудия, вытекающих из принципа самостоятельности  судебной власти, что, однако, не предполагает возможность оценки судом  доказательств произвольно и в противоречии с законом. 

Данные требования процессуального закона судом первой инстанции не  выполнены, в связи с чем нельзя признать правомерным вывод суда первой  инстанции в части определения размера взысканной с ООО «Селена» в пользу  Калашникова СВ. компенсации морального вреда. 

Допущенные судом первой инстанции нарушения норм материального и  процессуального права при рассмотрении настоящего дела в части требований  Калашникова СВ. к ООО «Селена» о компенсации морального вреда не были  устранены судом апелляционной инстанции, который согласился с размером  взысканной судом первой инстанции в пользу истца компенсации морального  вреда, приведя в судебном постановлении те же общие принципы определения  размера компенсации морального вреда, что и суд первой инстанции, однако по  существу апелляционную жалобу Калашникова СВ. не рассмотрел и к спорным  отношениям эти принципы не применил. 

В нарушение требований статьи 329 ГПК РФ в апелляционном определении  не изложены мотивы, по которым суд апелляционной инстанции отклонил  доводы апелляционной жалобы истца о том, что судом первой инстанции при  определении размера компенсации морального вреда не в полной мере учтены  требования разумности, справедливости и соразмерности последствиям  допущенных ответчиком нарушений трудовых прав истца. Калашников СВ. в  апелляционной жалобе, в частности, указывал, что из-за допущенных  ответчиком нарушений его трудовых прав он испытал и продолжает испытывать  тяжёлые физические и нравственные страдания, связанные с отказом в выдаче  ему при увольнении трудовой книжки и других необходимых документов, что  привело к возникновению у него проблем при трудоустройстве на новое место  работы, ухудшению состояния его здоровья после увольнения с работы. Эти  доводы Калашникова СВ. не были предметом рассмотрения суда  апелляционной инстанции и не нашли отражения в вынесенном им судебном  постановлении. 

Суд кассационной инстанции, проверяя по жалобе Калашникова СВ.  законность судебных постановлений судов первой и апелляционной инстанций в  обжалуемой части, допущенные ими нарушения норм материального и  процессуального права не выявил и не устранил, тем самым не выполнил  требования статей 3796 и частей 1-3 статьи 379 ГПК РФ

Приведённые обстоятельства, по мнению Судебной коллегии по  гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, свидетельствуют о  формальном подходе судебных инстанций к разрешению исковых требований  Калашникова СВ. о компенсации морального вреда, причинённого нарушением  его трудовых прав неправомерными действиями или бездействием работодателя  ООО «Селена», что привело к нарушению задач и смысла гражданского  судопроизводства, установленных статьёй 2 ГПК РФ, и права Калашникова СВ.  на справедливую, компетентную, полную и эффективную судебную защиту, 


гарантированную каждому статьёй 8 Всеобщей декларации прав человека,  пунктом 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод,  пунктом 1 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических  правах, а также частью 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации. 

Ввиду изложенного решение Ленинского районного суда г. Саранска  Республики Мордовия от 23 апреля 2019 г., апелляционное определение  судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики  Мордовия от 30 июля 2019 г. и определение судебной коллегии по гражданским ' 

делам Первого кассационного суда общей юрисдикции от 16 декабря 2019 г. в  части взыскания с общества с ограниченной ответственностью «Селена» в ! 

пользу Калашникова СВ. компенсации морального вреда в размере 5000 руб. » 

нельзя признать законными, они приняты в этой части с существенными  нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на ! 

исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных  интересов заявителя, что согласно статье 39014 ГПК РФ является основанием для ; 

отмены указанных судебных постановлений в обжалуемой части и направления '•  дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции. 

При новом рассмотрении дела суду следует учесть всё приведённое выше и  разрешить исковые требования Калашникова СВ. о компенсации морального  вреда на основании норм закона, подлежащих применению к спорным  отношениям, установленных по делу обстоятельств и с соблюдением требований  процессуального закона. ; 

Руководствуясь статьями 39014-39016 ГПК РФ, Судебная коллегия по  гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации > 

определила:

решение Ленинского районного суда г. Саранска Республики Мордовия  от 23 апреля 2019 г., апелляционное определение судебной коллегии по  гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия от 30 июля 2019 г. и  определение судебной коллегии по гражданским делам Первого кассационного  суда общей юрисдикции от 16 декабря 2019 г. по делу № 2-1052/2019 ' 

Ленинского районного суда г. Саранска Республики Мордовия в части « 

взыскания с общества с ограниченной ответственностью «Селена» в пользу  Калашникова Станислава Викторовича компенсации морального вреда в размере  5000 руб. отменить. 

Направить дело в отменённой части на новое рассмотрение в суд первой  инстанции - Ленинский районный суд г. Саранска Республики Мордовия.