НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Определение Верховного Суда РФ от 03.11.2009 № 2-28/09/14436

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 25-009-36

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 3 ноября 2009 г. 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской  Федерации в составе: 

председательствующего Ботина А.Г.

судей Лаврова Н.Г. и Батхиева Р.Х. 

при секретаре Ядринцевой Л.В.

рассмотрела в судебном заседании кассационные представление  государственного обвинителя и жалобы осужденного Марзаева М.М.,  адвокатов Маревской Л.В., Мамонова П.В. и Моисеенко А.Н.,  поддержавших свои кассационные жалобы, на приговор Астраханского  областного суда от 29 июня 2008 года, по которому 

Марзаев М.М., <...>

<...>

 <...>

<...>

осужден по ч. 3 ст. 30 и п. «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ с применением ст. 64 УК  РФ на 5 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с  лишением права занимать должности на государственной службе и в  правоохранительных органах на 3 года; 

Ерофеев А Г., <...>

<...>

<...>, осужден по ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30 и п. «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ на основании  ст. 73 УК РФ на 6 лет лишения свободы условно с испытательным сроком на  4 года. 

Постановлено обязать Ерофеева А.Г. не менять места жительства без  уведомления уголовно-исполнительной инспекции по месту жительства в  течение испытательного срока. 

Заслушав доклад судьи Ботина А.Г., выступление осужденного  Марзаева ММ. и адвоката Мамонова П.В., поддержавших свои  кассационные жалобы, а также мнение прокурора Аверкиевой В.А., не  поддержавшей доводы кассационного представления и полагавшей приговор  оставить без изменения, судебная коллегия 

установила:

признаны виновными:

Марзаев - в покушении на получение взятки, то есть получении  должностным лицом через посредника взятки в виде денег за незаконные  действия в пользу представляемых взяткодателем лиц, если оно в силу  должностного положения может способствовать таким действиям, в крупном  размере, если преступление не было доведено до конца по независящим от  этого лица обстоятельствам; 

Ерофеев - в оказании Марзаеву содействия в совершении указанного  преступления. 

Преступления совершено в марте - апреле 2003 года в г. <...> при  обстоятельствах, указанных в приговоре. 

Согласно приговору в судебном заседании осужденные виновным себя  в совершении указанных преступлений не признали. 

В кассационном представлении государственный обвинитель  просит приговор в отношении Марзаева и Ерофеева отменить и уголовное  дело направить на новое рассмотрение. В обоснование представления  указывается, что судом первой инстанции в нарушение требований ч. 6 ст.  388 УПК РФ не в полной мере выполнены указания суда кассационной  инстанции, которым 10.03.2009 года первый обвинительный приговор по  настоящему делу был отменен. В частности, в приговоре не дана оценка  объяснениям (от 21 и 24.04.2003, 20.02.2008) и показаниям (от 21.05.2008,  12.12.2008 и в последнем судебном заседании) свидетеля А. и не выяснены причины содержащихся в них противоречий. Кроме того, в  приговоре не приведены и не оценены объяснения Ерофеева (от 23.04.2003 и  19.02.2008). 


В кассационных жалобах (основных и дополнительных):

осужденный Марзаев утверждает, что его вина в совершении  преступления не доказана. Обращает внимание на то, что в приговоре не  указано, какие именно незаконные действия он обещал и намеревался за  взятку совершить для изменения меры пресечения Г.. Указывает, что вопрос об изменении меры пресечения мог решить только суд. Полагает, что  вывод суда в приговоре о возможных способах его содействия разрешению  вопроса об освобождении Г. основан лишь на предположениях и выходит за пределы предъявленного обвинения. Считает недоказанным  вывод суда о том, что он обещал Х. содействие в освобождении Г . Утверждает, что требование возврата долга он не связывал с  освобождением Г . Обращает внимание на не получившие оценку в  приговоре: неоднократные объяснения и показания свидетеля А., который присутствовал во время всех встреч его, Марзаева, с  Х о том, что он, Марзаев, всегда подтверждал наличие у  Г долга, однако никогда не обещал оказания помощи в  освобождении Г ; показания свидетеля А о том, что ему  известно о трех лицах, кому Г был должен деньги. При этом  указывает, что в приговоре суд не выяснил причины противоречий,  содержащихся в содержании первоначальных объяснений свидетеля  А от 21.04.2003 года, положенных в основу приговора, а также  причины изменения впоследствии названным свидетелем своих показаний.  Оспаривает допустимость в качестве доказательства его вины объяснений  свидетеля Х от 21.04.2003 года, при этом указывает, что они  получены еще до регистрации заявления свидетеля и без разъяснения  положений ст. 51 Конституции РФ. Обращает внимание на оставленные  судом без внимания противоречия относительно действий, которые он,  Марзаев, должен был якобы совершить за взятку, содержащиеся в указанном  объяснении Х в объяснении последнего от 24.04.2003 года и его  заявлении от 21.04.2003 года. Указывает, что показания свидетеля  Ш и осужденного Ерофеева в приговоре приведены неполно.  Исходя из данных о личности Х а также из позиции, занятой по  делу Ерофеевым, уверен, что Х умышленно «подставил» его за  отказ в решении вопроса об освобождении Г , а Ерофеев пошел на  «сделку» с органами следствия с целью смягче азания. Полагает, что с  учетом отсутствия у Х денег при встрече с Ерофеевым и  прибытия последнего на э по инициативе самого Х для  получения долга действия его, Марзаева, не могли быть квалифицированы  как покушение на получение взятки. Просит приговор в отношении него  отменить, а уголовное дело - прекратить; 

адвокат Маревская Л.В. в интересах осужденного Марзаева  утверждает, что вина последнего в совершении преступления не доказана.  Ссылается на доказательства, подтверждающие как наличие у Г долга перед осужденным и требование последнего возврата этого долга, так  и отказ Марзаева от совершения каких-либо незаконных действий по  освобождению Г. независимо от выплаты долга. Оспаривает данную судом оценку сведениям, содержащихся в блокноте осужденного,  показаниям свидетелей Г., М., Г. и А. (родственников Г.), отрицавшим наличие у Г. долговых обязательств, свидетелей М., К. и С., объяснению свидетеля Х. от 21.04.2003 года, которое являются недопустимым доказательством по делу. Указывает на отсутствие в  приговоре оценки суда объяснениям Г. о наличии между ним и Марзаевым долговых отношений; объяснениям и показаниям свидетелей  К., К. и Д., которые фактически подтвердили показания Марзаева; объяснениям свидетеля А. от 20.02.2008 года и аналогичным показаниям на предварительном следствии об отказе Марзаева  от получения взятки от Х.; объяснениям осужденного Ерофеева на предварительном следствии о наличии долговых обязательств Г. перед ним и Марзаевым; показаниям свидетеля С. на предварительном следствии; материалам оперативно-розыскных  мероприятий; акту судебно-почерковедческой экспертизы. Считает, что не  могут являться допустимыми доказательствами по делу: оперативно- розыскные мероприятия, поскольку они произведены незаконно; показания  свидетелей Л , Т , Ч и П , поскольку  приведенные ими сведения получены из результатов незаконно  произведенных оперативно-розыскных мероприятий и судом не выяснены  причины содержащихся в них противоречий; ксерокопия письма от имени  П на имя Е , поскольку не проверена ее подлинность.  Обращает внимание на то, что суд, указав как на наличие у Марзаева  реальной возможности для решения вопроса об изменении меры пресечения  в отношении Г на иную, не связанную с лишением свободы, так и на  способы решения этого вопроса, тем самым вышел за пределы  предъявленного Марзаеву обвинения. Указывает, что дело рассмотрено с  обвинительным уклоном, при этом не было удовлетворено ходатайство  защиты о допросе в качестве свидетеля С и отказано в  удовлетворении ходатайства защиты о назначении судебно- почерковедческой экспертизы для установления лица, написавшего жалобы  от имени Х Просит приговор отменить, а дело направить на  новое рассмотрение; 

адвокат Мамонов П.В. в интересах осужденного Марзаева утверждает,  что последний в силу занимаемой должности не имел реальной возможности  для решения вопроса об освобождении Г . Обращает внимание на то,  что Марзаев, получив от Ерофеева, действовавшего под контролем  правоохранительных органов, сообщение о получении им денег от  Х никаких действий, направленных на освобождение Г  не предпринимал. Полагает, что суд, излагая в приговоре способ совершения 


Марзаевым преступления, вышел за пределы предъявленного ему обвинения,  чем нарушил право осужденного на защиту. Считает, что являются  недопустимыми доказательствами по делу: объяснения Х., А. и Ерофеева от 21.04.2003 года, поскольку они получены с нарушением закона; ксерокопия письма первого заместителя УВД <...>  П.., послужившего основанием для производства оперативно- розыскных мероприятий, поскольку подлинник документа отсутствует и не  установлен автор письма. Указывает, что в приговоре суд не дал оценку:  объяснениям Х. от 24.03.2003 года; всем показаниям свидетеля А.; показаниям специалиста С.. Полагает, что суд необоснованно отверг показания свидетелей К. и Б., подтвердивших наличие у Г. долговых обязательств перед осужденным. Указывает, что изложенные в приговоре выводы суда  противоречат друг другу. В частности, делая вывод о том, что умысел на  получение взятки у Марзаева возник в марте 2003 года после первой встречи  с Х., суд далее в приговоре, давая оценку показаниям свидетелей Д. и К., указал, что Марзаев начал реализовывать свой умысел на получение взятки с 22.02.2003 года. Просит приговор отменить, а дело  направить на новое рассмотрение. 

В письменных возражениях на содержащиеся в кассационных жалобах  доводы государственный обвинитель просит их оставить без  удовлетворения. 

Судебная коллегия, изучив материалы дела и проверив доводы,  содержащиеся в кассационных представлении и жалобах, находит приговор  подлежащим отмене по следующим основаниям. 

В соответствии со ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть  обвинительного приговора наряду с другими обстоятельствами должна  содержать (1) описание преступного деяния, признанного судом доказанным,  с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов,  целей и последствий преступления, а также (2) доказательства, на которых  основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд  отверг другие доказательства. 

Так, описывая преступные деяния, совершенные осужденными, суд в  приговоре указал, что Марзаев, работая в должности заместителя прокурора  <...> и имея умысел на получение взятки,  действуя из корыстных побуждений вопреки интересам службы,  намеревался при посредничестве Ерофеева А.Г. получить взятку в крупном  размере за незаконные действия, связанные с освобождением обвиняемого  Г. из-под стражи... Примерно в марте 2003 года к Марзаеву, осуществляющему в силу занимаемой должности надзор за расследованием уголовного дела в отношении Г., обратился Х. с просьбой изменить Г. меру пресечения с заключения под стражей на иную, не связанную с лишением свободы. Реализуя возникший  умысел на получение с Х взятки в крупном размере за  совершение незаконных действий, связанных с освобождением Г. из-под стражи, Марзаев, действуя вопреки интересам службы, примерно в марте 2003 года, находясь в своем служебном кабинете в здании  прокуратуры согласился на предложение Х. за взятку в виде денежных средств в размере <...> долларов США (по курсу ЦБ - <...>  руб.) совершить незаконные действия, направленные на изменения  Г. меры пресечения на не связанную с лишением свободы. При этом Марзаев, осознавая, что его противоправные действия могут быть выявлены  правоохранительными органами, в беседе с Х. заявил, что требуемая сумма денег должна быть передана в качестве возврата долга  Г. перед ним, который в действительности места не имел. Несмотря на достигнутую договоренность о передаче Марзаеву ММ.  денежных средств в размере <...> долларов США, Х., не желая выполнять незаконные требования Марзаева М.М., обратился в УБОП УВД <...> с заявлением о привлечении Марзаева ММ. к ответственности. Марзаев ММ. с целью реализации возникшего умысла на  получение взятки, посвятил в свои преступные планы своего знакомого по  игорным заведениям Ерофеева А.Г., и предложил последнему оказать ему  содействие при получении взятки с Х , на что получил согласие.  В соответствии с достигнутой договоренностью Ерофеев должен был  прибыть на встречу с Х , в ходе которой получить от  последнего деньги в сумме долларов США. О получении денег  Ерофеев должен был по телефону сообщить Марзаеву, после чего передать  деньги последнему. 21.04.2003 года Ерофеев, имея умысел на оказание  Марзаеву содействия в получении взятки в крупном размере с Х 

, примерно в 11 часов встретился с последним в кафе « с  целью получения денежных средств в сумме долларов США с  последующей передачей их Марзаеву. В ходе разговора с Х  Ерофеев заверил, что передаст деньги Марзаеву, после чего Х 

 была написана расписка о безвозмездной передаче Ерофееву  вышеназванных денежных средств, в которой Ерофеев расписался,  подтвердив их получение. После этого Ерофеев А.Г. был задержан  сотрудниками УБОП УВД осуществлявшими  оперативно-розыскные мероприятия, в результате чего Марзаев М.М. и  Ерофеев А.Г. не смогли довести свой преступный умысел до конца по не  зависящим от них обстоятельствам. 

Вывод о виновности Марзаева в покушении на получение взятки в  крупном размере, а Ерофеева - в оказании Марзаеву содействия в  совершении указанного преступления при обстоятельствах, изложенных в приговоре, суд сделал на основании анализа и оценки следующих 

доказательств:

показаний осужденного Марзаева в судебном заседании и его 

объяснений от 23.04.2003 года;

показаний осужденного Ерофеева в судебном заседании и его 

объяснений от 21.04.2003 года;

показаний свидетеля А. в судебном заседании, его показаний

от 02.12.2008 года, а также его объяснений от 21.04.2003 года и 23.04.2003 

года;
объяснений Х. от 21.04.2003 года и 24.04.2003 года;
объяснений Г. от 21.04.2003 года;

показаний свидетелей Л.Ч. Т., Т.

<...>, Д., К., С., Л.Х., Б.,

К<...>, М.., Б., М., К. и

С<...> в судебном заседании;

оглашенных в судебном заседании показаний свидетелей П.,

Х<...>, Г., Г.., М., А..,

А<...>., А.., К., Ш. и <...> специалиста С..;

заявления Х. от 21.04.2003 года о привлечении Марзаева

к уголовной ответственности;

расписки от 21.04.2003 года, составленной от имени Х. и

подписанной Ерофеевым;

акта судебно-почерковедческой экспертизы в отношении указанной 

расписки;

сведений, содержащихся в блокнотах осужденных и долговых 

расписках, принадлежащих Ерофееву;
а также документов о полномочиях Марзаева.

Вместе с тем, на основании приведенных в приговоре доказательств 

сделать однозначный вывод о доказанности вины обоих осужденных по 

предъявленному им обвинению не представляется возможным.

В нарушение требований ст. 307 УПК РФ выводы суда, изложенные в 

приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, 

при этом не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном 

заседании, и содержат существенные противоречия, которые могли повлиять 

на решение вопроса о виновности или невиновности осужденных и на 

правильность применения уголовного закона. К тому же, суд не учел 

обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда, и при 

наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение 

для его выводов, суд в приговоре не указал, по каким основаниям он принял 

одни из этих доказательств и отверг другие.


Более того, в нарушение требований ч. 4 ст. 14 УПК РФ суд основал  обвинительный приговор на предположениях. 

Исходя из содержания предъявленного 02.04.2008 года (т.5,л.д. 28-31,  173-176) осужденным обвинения и позиций, избранных ими в свою защиту,  основными подлежащими доказыванию обстоятельствами по делу являлись  установление наличия или отсутствия: (1) долговых отношений между  Марзаевым и Ерофеевым, с одной стороны, и Г. - с другой стороны; (2) договоренности между Х. и Марзаевым о совершении последним за взятку конкретных незаконных действий в  интересах Г..; (3) реальной возможности у Марзаева совершить такие действия; (4) посвящения Марзаевым Ерофеева в свои преступные  планы, направленные на получение от Х. взятки за совершение незаконных действий в интересах Г.; а также (5) умысла у Ерофеева на оказание Марзаеву содействия в получении для  него от Х. именно взятки.

Принимая во внимание, что в своих показаниях в судебном заседании  осужденный Марзаев категорически отрицал наличие у него умысла на  получение от Х. взятки за совершение каких-либо незаконных действий в интересах Г.., утверждал о наличии у последнего долговых обязательств перед ним, в разговорах с Х. не возражал против добровольного погашения последним через Ерофеева долга  Г., не связывая это с совершением каких-либо действий в интересах Г., и не доводил до сведения Ерофеева планов об участии последнего в получении для себя взятки, а осужденный Ерофеев  утверждал, что пособничество Марзаеву в получении взятки не оказывал и о  намерении последнего получить взятку за совершение действий в интересах  Г. не знал, суду надлежало тщательно проверить эти показания осужденных, а также полно, всесторонне и объективно исследовать все  представленные сторонами по делу доказательства, дать оценку каждому  имеющемуся в деле доказательству как отдельно, так и в их совокупности,  на основании которых затем сделать вывод о наличии или отсутствии  указанных выше основных обстоятельств дела. 

Необходимость такой проверки показаний осужденных вызывалась  еще и тем, что Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда  Российской Федерации от 10 марта 2009 года обвинительный приговор в  отношении Марзаева и Ерофеева был отменен по причине несоответствия  изложенных в нем выводов суда установленным обстоятельствам дела, а  также по причине нарушения судом уголовно-процессуального закона при  исследовании и оценке доказательств. 

Однако судом тщательная проверка показаний осужденных равно как и  всестороннее исследование доказательств проведены не были. Более того, в  нарушение требований ч. 6 ст. 388 УПК РФ судом при повторном рассмотрении настоящего уголовного дела не были исполнены в полном  объеме указания суда кассационной инстанции. 

Так, в опровержение долговых отношений между Марзаевым и  Г. суд сослался на показания осужденного Ерофеева в судебном заседании, в которых он отрицал свое участие в одалживании  денег Г.. Вместе с тем, суд не привел в приговоре и не дал оценку объяснениям Ерофеева от 21.04.2003 года, 23.04.2003 года и от  19.02.2008 года о наличии у Г. долга в равных долях перед ним и Марзаевым (т. 1 ,л.д.З8,40-44,124-127). 

В опровержение тех же обстоятельств суд сослался на показания  свидетеля А., его объяснения на предварительном следствии от 21.04.2003 года и 23.04.2003 года, а также на его показания в качестве  свидетеля от 02.12.2008 года лишь в той их части, где он подтверждает  организацию им неоднократных встреч Х. и Марзаева, принадлежность инициативы возврата долга Марзаеву и то, что о  принадлежности части долга Ерофееву вопрос в ходе встреч не поднимался,  отвергнув его объяснения и показания в остальной части как  непоследовательные и противоречивые. Между тем, в материалах дела  имеются объяснения А. от 20.02.2008 года (т.1,л.д. 128-132) и его показания в качестве свидетеля от 21.05.2008 года (т.5,л.д.169-173), в  которых он утверждал, что Марзаев всегда отвергал предлагаемую  Х. взятку, говорил о наличии у Г. долга, а его возврат не связывал с освобождением последнего из-под стражи, которые также в  приговоре не приведены и оценка им не дана. 

С учетом того, что впоследствии на предварительном следствии  Ерофеев, сославшись на положения ст. 51 Конституции РФ, отказался от  дачи показаний при допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого  (т.5,л.д. 158-160,177-179), а А. являлся единственным очевидцем всех встреч между Марзаевым и Х., эти их объяснения и показания имели значение для полной и всесторонней оценки показаний осужденных в  судебном заседании. К тому же, о необходимости проверки и оценки в  приговоре указанных объяснений было отмечено и в кассационном  определении Верховного Суда РФ. 

В подтверждение договоренности между Х. и Марзаевым о совершении последним за взятку конкретных незаконных  действий в интересах Г. суд в приговоре сослался, в частности, на объяснения Х. от 21.04.2003 года о том, что он трижды обращался к Марзаеву с просьбой освободить Г. из-под стражи, на что тот заявлял, что сначала ему должны передать деньги в сумме <...>  долларов США, после чего он решит вопрос об освобождении Г. и дело «закроет», а затем заявил, что деньги необходимо передать Ерофееву в кафе 21.04.2003 года, который сообщит об этом ему, Марзаеву, по телефону,  после чего он решит вопрос в отношении Г..

Признавая эти объяснения Х допустимым 

доказательством по делу и отвергая его объяснения от 24.04.2003 года, суд в 

приговоре указал, что они согласуются с показаниями Ерофеева, заявлением 

Х<...> и частично с показаниями А..

Однако отмеченные выше упущения, допущенные судом при  исследовании и оценке объяснений и показаний осужденного Ерофеева и  свидетеля А., ставят под сомнение этот вывод суда относительно оценки объяснений Х.

Кроме того, как видно из содержания заявления последнего от  21.04.2003 года, он просил привлечь Марзаева к уголовной  ответственности за то, что тот вымогает у него деньги в сумме <...>  долларов США под предлогом возвращения долга за прекращение контроля  за расследованием уголовного дела в отношении Г. (т.1,л.д.34). Однако суд, хотя в приговоре и сослался на указанное заявление, но оценку  ему не дал, и причины противоречий, содержащихся в заявлении и  объяснении Х. от 21.04.2003 года относительно действий, которые якобы за взятку по его просьбе должен совершить Марзаев, не  выяснил. 

Кроме того, делая в приговоре вывод о наличии у Марзаева реальной  возможности для решения вопроса об изменении Г.. меры пресечения на иную, не связанную с лишением свободы, как путем  предъявления менее тяжкого обвинения, так и не поддержания ходатайства  следователя о продлении срока содержания под стражей, суд в нарушение  требований ч. 1 ст. 252 УПК РФ фактически вышел за пределы  предъявленного осужденному обвинения. 

К тому же, учитывая установленный судом факт отсутствия в 

материалах дела сведений о том, что после поступления от Ерофеева 

сообщения о получении им денег от Х. Марзаев совершил какие-

либо незаконные действия в интересах Г.., указанные выше

«возможные» действия осужденного являются ничем иным как только 

предположением суда.

Также из приговора не видно, на основании каких конкретных  приведенных в нем доказательств суд пришел к выводам о том, что  Марзаев посвятил Ерофеева в свои преступные планы, направленные на  получение от Х. взятки за совершение незаконных действий в интересах Г.., а также о том, что у Ерофеева имелся умысла на оказание Марзаеву содействия в получении для него от Х. именно взятки. 


При таких данных заслуживают внимания содержащиеся в  кассационном представлении государственного обвинителя и кассационных  жалобах осужденного Марзаева и адвокатов доводы о несоответствии  выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам  уголовного дела, неисполнении судом указаний суда кассационной  инстанции и об основании приговора на предположениях, в связи с чем  приговор подлежит отмене в полном объеме как незаконный и  необоснованный. 

При новом рассмотрении уголовного дела суду необходимо устранить  отмеченные выше упущения, допущенные судом первой инстанции, а также  тщательно проверить все иные доводы, содержащиеся в кассационных  жалобах осужденного и адвокатов, и по результатам проверки решить вопрос  о виновности или невиновности осужденных по предъявленному обвинению. 

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377-378, 388 УПК  РФ, судебная коллегия 

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Астраханского областного суда от 29 июня 2008 года в отношении  Марзаева М.М. и Ерофеева А.Г. отменить и дело направить на новое судебное разбирательство в тот же суд в  ином составе судей. 

Меру пресечения в отношении Марзаева М.М.оставить содержание под стражей.

Председательствующий-
Судьи -