НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Определение Верховного Суда РФ от 03.09.2019 № 66-КГПР19-4

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 № 66-КГПР19-4

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 3 сентября 2019 г. 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда  Российской Федерации в составе 

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Киселёва А.П., Марьина А.Н. 

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по исковому  заявлению Западно-Байкальского межрайонного прокурора в защиту  интересов Российской Федерации и неопределённого круга лиц к Галухину  Сергею Александровичу о признании отсутствующим права собственности  на земельные участки по кассационному представлению заместителя  Генерального прокурора Российской Федерации Коржинека Леонида  Геннадьевича на постановление президиума Иркутского областного суда от  18 февраля 2019 г. 

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации  Горшкова В.В., выслушав прокурора Генеральной прокуратуры Российской  Федерации Агафонова И.Е., поддержавшего доводы кассационного  представления, представителя министерства лесного комплекса Иркутской  области Багдасарян А. А., поддержавшую доводы кассационного  представления, Скуратову Ж.Ю., представителя Галухина С.А.,  возражавшую против удовлетворения кассационного представления,  Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской  Федерации 

установила:

Западно-Байкальский межрайонный прокурор, действуя в защиту  интересов Российской Федерации и неопределённого круга лиц, обратился в  суд с названным исковым заявлением к Галухину С.А., указав, что  проведённой проверкой установлен факт незаконного формирования и  приобретения в собственность ответчика земельных участков общей 


площадью 54 га, расположенных по адресу: Иркутская область, Иркутский  район, пойма реки Куда. Данные земельные участки частично расположены  на землях лесного фонда, принадлежащих Российской Федерации, в связи с  чем не могли быть предоставлены в собственность граждан по решению  органа местного самоуправления. 

Решением Иркутского районного суда Иркутской области от  27 декабря 2017 г. в удовлетворении искового заявления Западно- Байкальского межрайонного прокурора отказано. 

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским  делам Иркутского областного суда от 10 сентября 2018 г. решение суда  первой инстанции отменено, постановлено новое решение, которым исковое  заявление удовлетворено. 

Постановлением президиума Иркутского областного суда от  18 февраля 2019 г. апелляционное определение отменено, дело направлено на  новое апелляционное рассмотрение в ином составе судей. 

Заместителем Генерального прокурора Российской Федерации  Коржинеком Л.Г. подано представление, в котором поставлен вопрос о его  передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии  по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены  постановления президиума Иркутского областного суда от 18 февраля 2019 г. 

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации  Горшкова В.В. от 1 августа 2019 г. кассационное представление с делом  переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по  гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации. 

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в  кассационном представлении, возражения на него, Судебная коллегия  находит, что имеются основания, предусмотренные ст. 387 Гражданского  процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены постановления  президиума Иркутского областного суда от 18 февраля 2019 г. в  кассационном порядке. 

Судом при рассмотрении дела судом установлено, что постановлением  мэра Иркутского района от 3 июня 1996 г. № 382 на основании обращения  коллектива сельскохозяйственного предприятия «Знамя Ленина» на  основании п. 6 Указа Президента Российской Федерации от 27 декабря  1991 г. № 323 «О неотложных мерах по осуществлению земельной реформы  РСФСР» и в соответствии с постановлением Правительства Российской  Федерации от 4 сентября 1992 г. № 708 «О порядке приватизации и  реорганизации предприятий и организаций агропромышленного комплекса»  были бесплатно переданы государственные земли в коллективно-долевую  собственность КСХП «Знамя Ленина», общей площадью 9 528 га  сельскохозяйственных угодий (т. 1, л.д. 49). 


Этим же постановлением предоставлены в аренду с правом выкупа  2 741 га сельхозугодий, в том числе: 832 га пашни, 627 га земли под  огородами рабочих и служащих города, 8 га многолетних насаждений, 40 га  сенокосов, 1 236 га пастбищ. Всего в пользование КСХП «Знамя Ленина»  предоставлено 8 958 га земельных угодий, из них: 8 315 га лесных угодий,  147 га кустарников, 96 га болот, 174 га под водой, 137 га под дорогами, 69 га  прочих земель. В общую совместную собственность коллективному  сельхозпредприятию «Знамя Ленина» бесплатно переданы земли общего  пользования (дворы, постройки) площадью 86 га. 

Постановлением главы Иркутского района от 3 декабря 2004 г. № 3814  прекращено право пользования СХПК «Знамя Ленина» земельным участком  площадью 8 799 га, предоставленным на основании постановления от 3 июня  1996 г., а также прекращено право аренды СХПК «Знамя Ленина» земельным  участком площадью 86 га. Земельные угодья площадью 960 га из земель  сельскохозяйственного назначения переведены в земли запаса. Лесные земли  площадью 7925 га переведены в лесной фонд Иркутского лесхоза филиала  ФГУ «Иркутсксельлес» (т. 1, л.д. 47). 

В 2009 году на основании постановления от 3 июня 1996 г. в счёт  земельных долей из земель коллективно-долевой собственности  КСХП «Знамя Ленина» физическими лицами в соответствии с требованиями  ст. 13 Федерального закона от 24 июля 2002 г. № 101-ФЗ «Об обороте земель  сельскохозяйственного назначения» (в редакции, действующей на момент  образования земельных участков) выделены земельные участки с  кадастровыми номерами: 38:06:111215:1099, 38:06:111215:1361,  38:06:111215:1362, 38:06:111215:1364, 38:06:111215:1365, 38:06:111215:1366,  которые поставлены на кадастровый учёт с категорией «земли  сельскохозяйственного назначения» с разрешённым использованием - для  ведения личного подсобного хозяйства. При этом сведений о пересечении  границ указанных земельных участков с землями лесного фонда на момент  их постановки на кадастровый учёт не имелось, процедура выдела земельных  участков в счёт земельных долей не оспорена. 

В 2010-2012 гг. Галухин С.А. приобрёл право собственности на  выделенные земельные участки на основании гражданско-правовых сделок,  земельные участки были переданы ему по актам приёма-передачи (т. 2, л.д.  164-211). 

Западно-Байкальской межрайонной прокуратурой проведена проверка  законности образования земельных участков, принадлежащих Галухину С.А.,  в ходе которой установлен факт незаконного формирования и приобретения  в собственность данных земельных участков в связи с их расположением на  землях лесного фонда, что послужило основанием для обращения прокурора  в суд с настоящим иском. 

Разрешая спор по существу, суд первой инстанции исходил из того, что  земельные участки, по поводу которых возник спор, находятся в 


собственности Галухина С.А. на основании сделок, при этом его право  собственности зарегистрировано в установленном законом порядке и не  оспорено, данное имущество фактически передано ему на основании актов  приёма-передачи, в связи с чем признание права собственности  отсутствующим является ненадлежащим способом защиты нарушенного  права. 

При этом суд указал, что исходя из сведений, содержащихся в  свидетельстве о государственной регистрации права собственности  Российской Федерации на лесной участок, невозможно установить  идентичность принадлежащих Галухину С.А. земельных участков и лесного  участка, принадлежащего Российской Федерации. 

Отказывая в удовлетворении искового заявления, суд первой  инстанции также сослался на истечение срока исковой давности, о  применении которого заявлено Галухиным С.А. 

Суд апелляционной инстанции не согласился с выводами суда первой  инстанции о том, что земельные участки находятся в границах территории,  предоставленной КСХП «Знамя Ленина» в коллективно-долевую  собственность, поскольку они не согласуются с имеющимися в материалах  дела доказательствами. 

Как указал суд апелляционной инстанции, из информации,  предоставленной Управлением Росреестра по Иркутской области, сведений  государственного фонда данных (чертеж границ КСХП «Знамя Ленина»),  объяснений специалиста в судебном заседании, заключения судебной  землеустроительной экспертизы следует, что земельные участки  расположены частично на землях запаса, частично на землях лесных угодий,  то есть на землях, предоставленных КСХП «Знамя Ленина» во временное  пользование, а не в коллективно-долевую собственность. 

По мнению суда апелляционной инстанции, наложение земельных  участков Галухина С.А. на земли лесного фонда подтверждается  заключением судебной землеустроительной экспертизы. 

Принимая во внимание факт отсутствия владения Галухиным С.А.  земельными участками, суд апелляционной инстанции пришёл к выводу о  том, что запись о регистрации права собственности Галухина С.А. на них  нарушает права Российской Федерации, поскольку данные участки  располагаются на землях лесного фонда, при этом формирование и  приобретение участков в собственность произведено ответчиком незаконно,  в связи с чем признал право собственности на земельные участки  отсутствующим. 

Выводы суда первой инстанции об истечении срока исковой давности  суд апелляционной инстанции счёл ошибочными, сославшись на то, что  исковая давность не распространяется на требования собственника об  устранении всяких нарушений его права, если эти нарушения не соединены с 


лишением владения, в том числе и на требования о признании права  отсутствующим. 

Рассматривая дело в кассационном порядке, президиум Иркутского  областного суда пришёл к выводу о том, что суд апелляционной инстанции  допустил существенные нарушения норм материального и процессуального  права, в частности, не установил все юридически значимые обстоятельства в  рамках заявленных Западно-Байкальским межрайонным прокурором  требований о признании права отсутствующим, а также не дал правовой  оценки представленным Галухиным С.А. доказательствам в подтверждение  права собственности на земельные участки. 

Также президиум Иркутского областного суда указал на то, что суд  апелляционной инстанции оставил без внимания вступившее в законную  силу решение Иркутского районного суда от 11 февраля 2014 г., которым  отказано в удовлетворении исковых требований Российской Федерации,  интересы которой представляло Территориальное управление Федерального  агентства по управлению государственным имуществом в Иркутской  области, к Галухину С.А. об истребовании из чужого незаконного владения  части земельных участков. 

По мнению президиума Иркутского областного суда, Российская  Федерация в лице уполномоченного органа, считая себя собственником  земельных участков, реализовала своё право, избрав надлежащий способ  защиты права и обратившись с иском об истребовании части данных  земельных участков. 

С учётом изложенного суд кассационной инстанции отменил  апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам  Иркутского областного суда от 10 сентября 2018 г. и направил дело на новое  рассмотрение в суд апелляционной инстанции. 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда  Российской Федерации находит, что постановление президиума принято с  нарушением норм действующего законодательства и согласиться с ним  нельзя по следующим основаниям. 

Полномочия суда кассационной инстанции определены в ст. 390  Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, согласно  которой при рассмотрении дела в кассационном порядке суд проверяет  правильность применения и толкования норм материального права и норм  процессуального права судами, рассматривавшими дело, в пределах доводов  кассационных жалобы, представления. 

Суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать  доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были  отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать  вопросы о достоверности или недостоверности того или иного  доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими и 


определять, какое судебное постановление должно быть принято при новом  рассмотрении дела (ч. 2). 

Отменяя апелляционное определение, президиум областного суда  указал на то, что нижестоящим судом не установлена идентичность объектов,  право собственности на которые зарегистрировано за Российской  Федерацией, и объектов, находящихся в собственности ответчика. Данный  вывод суд кассационной инстанции сделал на основе оценки  представленного истцом свидетельства о праве собственности на земли  лесного фонда, фактически допустив тем самым переоценку доказательств,  что императивно запрещено положениями ст. 390 Гражданского  процессуального кодекса Российской Федерации. 

Кроме того, выбор способа защиты нарушенного права осуществляется  истцом по гражданскому делу. При этом способы защиты гражданских прав  приведены в ст. 12 Гражданского кодекса Российской Федерации, и  избираемый способ защиты в случае удовлетворения требований истца  должен соответствовать содержанию нарушенного права и характеру  нарушения, а также привести к восстановлению нарушенных или  оспариваемых прав заявителя 

Когда истцом выбран ненадлежащий способ защиты права, это  является самостоятельным и достаточным основанием для отказа в  удовлетворении заявленных требований. 

Полномочия суда кассационной инстанции отменить либо изменить  постановление суда первой, апелляционной или кассационной инстанции и  принять новое судебное постановление, не передавая дело на новое  рассмотрение, если допущена ошибка в применении и (или) толковании норм  материального права, определены п. 5 ч. 1 ст. 390 Гражданского  процессуального кодекса Российской Федерации. 

Не воспользовавшись предоставленным вышеприведённой нормой  правом, президиум Иркутского областного суда с учётом положений ч. 3  ст. 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации о том,  что указания вышестоящего суда о толковании закона являются  обязательными для суда, вновь рассматривающего дело, предрешил, какое  постановление должно быть вынесено судом апелляционной инстанции при  новом рассмотрении дела. 

Отменяя апелляционное определение и направляя дело на новое  рассмотрение, президиум областного суда указал, что прокурор, обращаясь с  иском о признании права собственности отсутствующим в интересах того же  собственника - Российской Федерации к тому же ответчику и в отношении  тех же земельных участков, ссылаясь на те же фактические обстоятельства,  фактически предпринял попытку преодолеть вступившее в законную силу  решение Иркутского районного суда от 11 февраля 2014 г., которым отказано  в удовлетворении исковых требований Российской Федерации к 


Галухину С.А. об истребовании из чужого незаконного владения части  земельных участков. 

Между тем, как предусмотрено ст. 220 Гражданского процессуального  кодекса Российской Федерации, в случае, если имеется вступившее в  законную силу и принятое по спору между теми же сторонами, о том же  предмете и по тем же основаниям решение суда или определение суда о  прекращении производства по делу в связи с принятием отказа истца от иска  или утверждением мирового соглашения сторон, суд прекращает  производство по делу. 

Полномочие отменить постановление суда первой, апелляционной или  кассационной инстанции полностью либо в части и оставить заявление без  рассмотрения либо прекратить производство по делу предоставлено суду  кассационной инстанции п. 3 ч. 1 ст. 390 Гражданского процессуального  кодекса Российской Федерации, однако президиум Иркутского областного  суда им не воспользовался, направив дело на новое апелляционное  рассмотрение. 

Кроме того, президиум Иркутского областного суда не указал, какие  конкретно действия прокурора, выступающего от лица Российской  Федерации, являются попыткой преодолеть вступивший в законную силу  судебный акт. 

При таких обстоятельствах постановление президиума Иркутского  областного суда от 18 февраля 2019 г. нельзя признать законным, оно  подлежит отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд  кассационной инстанции. 

На основании изложенного и руководствуясь ст. 387, 388, 390  Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная  коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации 

определила:

постановление президиума Иркутского областного суда от 18 февраля  2019 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд кассационной  инстанции. 

Председательствующий
Судьи