НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение Железнодорожного районного суда г. Барнаула (Алтайский край) от 16.12.2015 № 2-4495/15

№ 2-4495/15

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

16 декабря 2015 года г. Барнаул

Железнодорожный районный суд г. Барнаула Алтайского края в составе:

председательствующего судьи Зарецкой Т.В.,

при секретаре Денисовой А.Б.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Рыжаковой В.Ф. к Государственному учреждению-Алтайское региональное отделение Фонда социального страхования РФ об установлении факта нахождения на иждивении и установлении обязанности,

УСТАНОВИЛ:

Истец обратилась в Железнодорожный районный суд г. Барнаула с настоящим иском, просила установить факт ее нахождения на иждивении мужа <данные изъяты>

обязать Государственное учреждение -Алтайское региональное отделение Фонда социального страхования РФ Филиал №5 Алтайского регионального отделения фонда социального страхования производить Рыжаковой В.Ф. ежемесячные страховые выплаты с ДД.ММ.ГГГГ пожизненно в размере среднемесячной заработной платы Рыжакова Н.Ф.. за 2014 г. за вычетом доли умершего с последующей индексацией в соответствии с действующим законодательством,

В обоснование иска указывала, что ДД.ММ.ГГГГ в результате несчастного случая, связанного с производством, умер ее муж, <данные изъяты> Федорович,

Согласно справке о результатах медико-социальной экспертизы от ДД.ММ.ГГГГ, выданной ФКУ «ГБ МСЭ по Алтайскому краю» Минтруда России Бюро ФКУ «ГБ МСЭ по Алтайскому краю» Минтруда России на основании акта о несчастном случае на производстве форма Н-1 от ДД.ММ.ГГГГ ОАО «Горно-Алтайская экспедиция», медицинского свидетельства о смерти серия , выданного КГ БУЗ «Центральная городская больница <адрес>» ДД.ММ.ГГГГ, медицинских документов из , смерть Рыжакова Н.Ф. связана с производственной травмой ДД.ММ.ГГГГ (акт медико-социальной экспертизы от ДД.ММ.ГГГГ На иждивении мужа находилась она. Материальная помощь умершего мужа была основным и постоянным источником ее существования. Они проживали совместно, по одному и тому же адресу: в <адрес>. Доходы, получаемые ею последние 16 лет в виде пенсионного обеспечения и доходов от предпринимательской деятельности, составляли малую, незначительную часть семейного бюджета. Фактически питание, одежда, медицинские услуги, лекарства для меня на протяжении всех лет совместного проживания оплачивались за счет несопоставимо большего дохода мужа.

С момента заключения брака и до момента смерти за счет личного дохода мужа, многократно превышающего ее доходы (данный факт подтверждается справками о доходах физического лица за период с 2011 по 2015 годы), ей обеспечивалось полноценное питание, высокий уровень медицинского обслуживание, санаторно- курортное лечение. Кроме того, муж с ДД.ММ.ГГГГ получал пенсию в размере <данные изъяты> руб. <данные изъяты> коп, что значительно увеличивало его доход, который в среднем составлял в 2014 г. <данные изъяты> тыс. руб. в месяц.

Таким образом, основным и постоянным источником средств к моему существованию в указанный период являлся доход умершего.

В настоящее время ее доход состоит из пенсии в <данные изъяты> руб. <данные изъяты> коп.,

Само по себе наличие у нетрудоспособного лица, каковым является она как пенсионер по старости, получавшего материальную помощь от другого лица, иного дохода (пенсии) не исключает возможности признания ее находяйся на иждивении. Рыжаков В.Ф. получал трудовую пенсию по старости в размере <данные изъяты> руб <данные изъяты> коп., средняя заработная плата за 2014 г. составляла <данные изъяты> руб. Общий доход семьи в среднем равнялся <данные изъяты> руб., из него собственный ежемесячный доход истицы составлял в среднем лишь <данные изъяты> руб (с учетом доходов от предпринимательской деятельности <данные изъяты> тыс. руб в год и пенсии в <данные изъяты> руб <данные изъяты> коп в месяц). Следовательно, доходы супруга являлись постоянным и основным источником средств к существованию Рыжаковой В.Ф.

В судебном заседании истец и ее представитель на иске настаивали по изложенным основаниям.

Представитель ответчика против удовлетворения иска возражала, указывая, что размер получаемой истцом пенсии является достаточным для проживания, ее размер превышает прожиточный минимум для пенсионера в Алтайском крае, понижение уровня жизни не может служить основанием для установления факта нахождения на иждивении.

Суд, выслушав стороны, исследовав материалы дела, оценив все доказательства в их совокупности, приходит к следующему.

Согласно ч. 1 ст. 7 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ право застрахованных на обеспечение по страхованию возникает со дня наступления страхового случая.

В соответствии с ч.2 ст.7 Федерального закона от 24.07.1998 г. «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» предусмотрено, что право на получение страховых выплат в случае смерти застрахованного в результате наступления страхового случая имеют нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего или имевшие ко дню его смерти право на получение от него содержания.

Аналогичные положения содержатся в ст. 1087 Гражданского кодекса РФ.

В соответствии с пунктом 3 статьи 9 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» члены семьи умершего кормильца признаются состоявшими на его иждивении, если они находились на его полном содержании или получали от него помощь, которая была для них постоянным и основным источником средств к существованию.

Согласно разъяснениям, данным в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 01.07.1966 №6 «О судебной практике по делам о наследовании», в п. 2 сказано, что «к нетрудоспособным следует относить: женщин, достигших 55, и мужчин 60 лет, инвалидов I, II и III групп независимо от того, назначена ли названным лицам пенсия по старости или инвалидности, а также лиц, не достигших шестнадцати лет, а учащихся — восемнадцати лет».

Как указано в пункте 5 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 марта 2011 года №2 «О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» право на получение страховых выплат в связи со смертью застрахованного может быть предоставлено и в том случае, если решением суда будет установлено, что при жизни застрахованный оказывал нетрудоспособным лицам постоянную помощь, которая являлась для них постоянным и основным источником средств к существованию, несмотря на имеющийся у этих лиц собственный доход.

Кроме того, как разъясняется в пункте 4 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 21 июня 1985 года № 9 «О судебной практике по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение», установление факта нахождения лица на иждивении умершего имеет значение, в том числе для возмещения вреда, если оказываемая помощь являлась для заявителя постоянным и основным источником средств к существованию. В тех случаях, когда заявитель имел заработок, получал стипендию, пенсию и т.п., необходимо выяснять, была ли помощь со стороны лица, предоставлявшего содержание, постоянным и основным источником средств к существованию заявителя.

Согласно позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в определении от 30 сентября 2010 г. № 1260-О-О, факт нахождения на иждивении либо получения существенной помощи от умершего супруга может быть установлен как во внесудебном, так и судебном порядке путём определения соотношения между объёмом помощи, оказываемой погибшим супругом, и собственными доходами иждивенца, и такая помощь может быть признана постоянным и основным источником его средств к существованию.

В соответствии с положениями статей 34 и 35 Семейного кодекса Российской Федерации определяется понятие совместной собственности супругов, куда входят и полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие). При этом владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов, то есть, необходимости доказывания, что супруг оплачивал из своих средств потребности супруги, нет.

В соответствии с Федеральным законом от 24.07.1998 г. «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» лица, имеющие право на получение страховых выплат в случае смерти застрахованного, размер ежемесячной страховой выплаты исчисляется исходя из среднего месячного заработка за вычетом долей, приходящихся на него самого и трудоспособных лиц, состоящих на его иждивении, но не имеющих право на получение страховых выплат в случае смерти застрахованного. Последних на иждивении умершего не имелось. Среднемесячный заработок застрахованного исчисляется путем деления общей суммы его заработка за период 12 месяцев до наступления страхового случая.

То есть, при установлении факта нахождения на иждивении необходимо учитывать нетрудоспособность лица, его совместное проживание с умершим, постоянное получение от него содержания, являвшегося для этого лица основным, хотя и не единственным источником средств к существованию, при этом наличие у лица какого-либо собственного дохода не исключается.

По делу установлено, что Рыжаков Н.Ф. и Рыжакова В.Ф. состояли в браке, что подтверждается свидетельством о заключении брака , выданным ДД.ММ.ГГГГ отделом ЗАГС мэрии <адрес>.

ДД.ММ.ГГГГ в результате несчастного случая, связанного с производством, умер Рыжаков Н.Ф., о чем выдано свидетельство о смерти , от ДД.ММ.ГГГГ отделом ЗАГС администрации <адрес>.

Согласно справке о результатах медико-социальной экспертизы от ДД.ММ.ГГГГ ФКУ «ГБ МСЭ по Алтайскому краю» Минтруда России Бюро №20 ФКУ «ГБ МСЭ по Алтайскому краю» Минтруда России на основании акта о несчастном случае на производстве форма Н-1 от ДД.ММ.ГГГГ ОАО «Горно-Алтайская экспедиция», медицинского свидетельства о смерти серия 01 , выданного КГ БУЗ «Центральная городская больница <адрес>» ДД.ММ.ГГГГ, медицинских документов из , смерть Рыжакова Н.Ф. связана с производственной травмой ДД.ММ.ГГГГ

По данному факту составлен акт медико-социальной экспертизы от ДД.ММ.ГГГГ, и ответчиком не оспаривается.

Исходя из справок о доходах физического лица за 2013год от ДД.ММ.ГГГГ, общая сумма дохода Рыжакова Н.Ф. по месту его работы в АО «Горно-Алтайская экспедиция» составила <данные изъяты>., что соответствует <данные изъяты>. в месяц.

Его доход за 11 месяцев 2014г. составил <данные изъяты>., то есть <данные изъяты>. в месяц, что подтверждается справкой о доходах физического лица за 2014 год от ДД.ММ.ГГГГ.

Размер пенсии Рыжакова Н.Ф.., согласно справке ГУ –УПФР в <адрес> и <адрес>, составил <данные изъяты>.

Соответственно, общий ежемесячный доход Рыжакова Н.Ф.. в 2014г. составлял в среднем <данные изъяты>.

При этом Рыжакова В.Ф.. была зарегистрирована в качестве индивидуального предпринимателя, ее доход, согласно декларации за 2014 от предпринимательской деятельности составил <данные изъяты>., что составляет <данные изъяты>. в среднем в месяц. Ее пенсия по старости составляла <данные изъяты>. Таким образом, общий доход Рыжаковой Н.Ф.. составлял <данные изъяты>.

Согласно выписке из поквартирной карточки от ДД.ММ.ГГГГ, Рыжаков Н.Ф.. и Рыжакова В.Ф.. проживали совместно по адресу: <адрес>, вели общее хозяйство, приобретали имущество, несли расходы по его содержанию, в том числе в виде оплаты налогов, осуществляли строительство дома, оплачивали лечение истца, расходы на отдых, несли расходы по кредитным и долговым обязательствам.

Определив соотношение между объемом помощи, оказываемой истцу умершим супругом за счет его доходов, и ее собственным доходом, суд признает такую помощь Рыжакова Н.Ф.. постоянным и основным источником средств существования Рыжаковой В.Ф.., в которой она нуждалась и которая значительно превышала получаемый ее доход более чем в три раза, дополнительных доходов семья не имела, меры социальной поддержки истице не предоставлялись. Само по себе наличие у нетрудоспособного лица, каковым является Рыжакова В.Ф. как пенсионер по старости, независимо от наличия статуса индивидуального предпринимателя, который на признание лица нетрудоспособным не влияет, иного дохода, кроме предоставляемого содержания, при указанных обстоятельствах не исключает возможности признания ее находящейся на иждивении.

Кроме того, в силу ч.4 ст. 7 ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", право на получение страховых выплат в случае смерти застрахованного в результате наступления страхового случая может быть предоставлено по решению суда нетрудоспособным лицам, которые при жизни застрахованного имели заработок, в том случае, когда часть заработка застрахованного являлась их постоянным и основным источником средств к существованию.

В соответствии с ч.1 ст. 264 ГПК РФ суд устанавливает факты, от которых зависит возникновение, изменение или прекращение личных или имущественных прав граждан, организаций.

Согласно п. 2 ч. 2 ст. 264 ГПК РФ суд рассматривает дела об установлении факта нахождения на иждивении.

В силу ст. 265 ГПК РФ суд устанавливает факты, имеющие юридическое значение, только при невозможности получения заявителем в ином порядке надлежащих документов, удостоверяющих эти факты, или при невозможности восстановления утраченных документов.

В ином, кроме как в судебном порядке невозможно установить факт нахождения истца на иждивении Рыжакова Н.Ф.

От установления данного факта зависит возникновение права Рыжаковой В.Ф. на получение страховых выплат в связи со смертью застрахованного в результате наступления страхового случая как у нетрудоспособного лица, состоявшего на иждивении умершего.

При таких обстоятельствах суд устанавливает факт нахождения Рыжаковой В.Ф. на иждивении ее супруга – Рыжакова Н.Ф.. и обязывает ответчика назначить истцу ежемесячные страховые выплаты как лицу, находившемуся на иждивении умершего в соответствии с Федеральным законом от 24.07.1998г. «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», с даты наступления страхового случая.

В силу ст. 98 Гражданского процессуального кодекса РФ, суд взыскивает с ответчика в пользу истца госпошлину в сумме <данные изъяты>.

Руководствуясь статьями 194 – 199 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

Р Е Ш И Л:

исковые требования удовлетворить.

Установить факт Рыжаковой В.Ф. нахождения на иждивении мужа Рыжакова Н.Ф.;

обязать Государственное учреждение - Алтайское региональное отделение Фонда социального страхования РФ Филиал №5 Алтайского регионального отделения фонда социального страхования производить Рыжаковой В.Ф. ежемесячные страховые выплаты с ДД.ММ.ГГГГ пожизненно в размере среднемесячной заработной платы Рыжакова Н.Ф.. за 2014 г. за вычетом доли умершего с последующей индексацией в соответствии с действующим законодательством,

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в судебную коллегию по гражданским делам Алтайского краевого суда в течение месяца через Железнодорожный районный суд г. Барнаула со дня вынесения решения суда в окончательной форме.

Судья Т.В.Зарецкая