НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение Зейского районного суда (Амурская область) от 20.12.2016 № 2-1511/2016

Дело № 2-1511\2016

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

20 декабря 2016 года г. Зея Амурской области

Зейский районный суд Амурской области в составе:

председательствующего судьи Ворсиной О.Б.,

при секретаре Перепелицыной Я.М.,

с участием представителя ответчика Стукалина К.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску

Выводцева И. В. к муниципальному общеобразовательному бюджетному учреждению Центр образования о признании срочного трудового договора трудовым договором, заключенным на неопределенный срок, о признании отношений по договорам гражданско-правового характера трудовыми отношениями, о внесении изменений в трудовую книжку, о перерасчете и выплате заработной платы, о перерасчете и доплате взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации,

УСТАНОВИЛ:

Истец Выводцев И.В. обратился с иском к муниципальному общеобразовательному бюджетному учреждению Центр образования (МОБУ ЦО), с учетом уточнений просит признать срочный трудовой договор трудовым договором, заключенным на неопределенный срок, признать отношения по договорам гражданско-правового характера трудовыми отношениями, внести изменения в трудовую книжку, произвести перерасчет и выплатить заработную плату, произвести перерасчет и доплатить взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации.

В обоснование своих требований истец Выводцев И.В. указал, что 18 февраля 2014 года он был принят на работу в МОБУ ЦО в качестве мастера практического обучения вождению, 23 марта 2014 года он был уволен в связи с окончанием срока действия трудового договора. 24 марта 2014 года он вновь был принят на работу на ту же должность, 24 мая 2014 года уволен в связи с окончанием срока действия трудового договора. 25 мая 2014 года он был принят на работу к ответчику в той же должности, 15 июля 2014 года трудовой договор был расторгнут по истечении срока его действия.

Продолжая работать у ответчика без оформления трудовых отношений по той же специальности, 13 августа 2014 года он был принят на работу в качестве мастера практического обучения вождению, 31 августа 2014 года был уволен по истечении срока действия трудового договора. 01 сентября 2014 года он был принят к ответчику вновь на ту же должность, 25 ноября 2014 года уволен по окончанию срока действия трудового договора. Продолжая работать в МОБУ ЦО в той же должности, 7 декабря он был прият на работу мастером практического обучения вождению, 7 марта 2015 года уволен по истечении срока действия договора. Не прекращая работу, 10 марта 2015 года он вновь был принят на работу к ответчику, 10 июня 2015 года был уволен по истечению срока действия договора.

Впоследствии он продолжал постоянную работу в МОБУ ЦО по той же специальности по 30 августа 2016 года включительно, трудовые отношения со ним не оформлялись, заключались гражданско-правовые договоры на оказание услуг. В частности, был заключен договор <Номер обезличен> от 01 сентября 2015 года со сроком окончания работы 17 декабря 2015 года, <Номер обезличен> от 18 декабря 2015 года со сроком окончания работы 31 марта 2015 года, <Номер обезличен> от 01 апреля 2016 года со сроком окончания работы 30 июня 2016 года, <Номер обезличен> от 01 июля 2016 года со сроком окончания работы 31 августа 2016 года.

Предмет договора, характер и условия выполняемых работ в трудовом договоре при приеме на работу 18 февраля 2014 года, а впоследствии и в заключенных трудовых договорах и договорах гражданско - правового характера, идентичны.

За время действия договоров на оказание услуг ответчиком производились отчисления в Пенсионный Фонд.

В соответствии с положениями трудового законодательства Выводцев И.В. считает, что фактически заключенный со ним при приеме на работу срочный трудовой договор от 18 февраля 2014 года необходимо считать заключенным на неопределенный срок.

О прекращении трудовых договоров в связи с истечением срока действия он ни разу за все отработанное время не был предупреждён, фактически не прекращал работу после истечения срока действия данных договоров.

Также считает, что между ним и ответчиком по окончании срока действия срочного трудового договора и увольнении в связи с этим с 10 июня 2016 года по фактически отработанное время, по 30 августа 2016 года включительно, возникли трудовые отношения.

За весь отработанный у ответчика период ему предоставлялись «плавающие» выходные дни в период с понедельника по пятницу, субботы и воскресенья считались рабочими днями, также он работал и в праздничные дни.

МОБУ ЦО является образовательным учреждением и имеет бессрочную лицензию на право образовательной деятельности от 4 мая 2012 года.

Истец являлся мастером производственного обучения и фактически педагогическим работником, что подтверждается характером его работы и документами ответчика, в том числе материалами обследования ГИБДД на предмет соответствия лицензионным требованиям.

С учетом заявления об уточнении исковых требований от 1 декабря 2016 года истец Выводцев И.В. просит:

Признать срочный трудовой договор от 18 февраля 2014 года о приеме его на работу в МОБУ ЦО в качестве мастера практического обучения вождению трудовым договором, заключенным на неопределенный срок.

Признать отношения, возникшие между ним и МОБУ ЦО по договорам гражданско - правового характера и фактически работой в МОБУ ЦО за период с 11 июня 2015 года по 30 августа 2016 года включительно, трудовыми.

Обязать МОБУ ЦО внести изменения в его трудовую книжку в связи с вышеуказанным.

Обязать МОБУ ЦО произвести расчет и выплату денежной компенсации за неиспользованный отпуск, из расчета 56 календарных дней ежегодно, а также за работу в выходные и праздничные дни за период с 11 июня 2015 года по 30 августа 2016 года включительно с учетом фактически сложившегося среднемесячного размера оплаты труда в сумме 31187 руб.

Обязать МОБУ ЦО произвести перерасчет и доплату взносов в пенсионный фонд РФ в связи с моей фактической работой у ответчика за период с 30 июня 2016 года по 30 августа 2016 года включительно с учетом фактически сложившегося среднемесячного размера оплаты труда в сумме 31187 руб.

Истец Выводцев И.В. в судебное заседание не явился, о времени и месте судебного заседания уведомлён, просит рассмотреть дело в его отсутствие, на удовлетворении заявленных требований настаивает.

Представитель истца Радашкевич А.Л. в судебное заседание не явился, о времени и месте судебного заседания уведомлён надлежащим образом, о причине неявки не сообщил.

Из объяснений истца и его представителя в предыдущих судебных заседаниях следует, что истец Выводцев И.В. в период с 18 февраля 2014 года по 10 июня 2015 года работал в должности мастера практического обучения вождению в МОБУ ЦО. С Выводцевым И.В. заключалось несколько срочных трудовых договоров, имеющих различный период действия, в основном договоры заключались на срок обучения одной группы по вождению, в среднем на три месяца. По окончании действия одного договора, с Выводцевым И.В. заключался следующий трудовой договор на период обучения вождению следующей группы. На момент трудоустройства на данную должность Выводцева И.В. все устраивало, поскольку ему должны были выплачивать зарплату и должны были вносить записи о работе в трудовую книжку. В момент трудоустройства Выводцев И.В. написал заявление о приеме его на работу на данную должность, предоставил копию диплома, его ознакомили с его функциональными обязанностями. В должностные обязанности Выводцева И.В. входило проведение практических занятий по вождению автомобиля обучающимся на категории «B» «C». Теорию он не преподавал. График работы в период действия срочных трудовых договоров, Выводцеву И.В. устанавливался плавающий с 40 часовой рабочей неделей, девятичасовым рабочим днем с 08 часов утра до 18 часов вечера с перерывом на обед в 1 час и двумя выходными днями, которые могли выпадать на любые будние дни, а не на субботу и воскресенье. При этом количество часов, которые необходимо было отработать в период действия одного трудового договора, зависело от количества обучавшихся в группе учеников, но обучение Выводцев И.В. проводил на протяжении всего девятичасового рабочего дня, то есть в день обучал 9 человек по одному часу.

График работы должен был составляться куратором ФИО5, которая составляла список учеников. Если она не успевала составлять график, Выводцев И.В. сам его составлял. График обучения вождению учеников школы вывешивался на стенде в школе. После окончания рабочего дня Выводцев И.В. ставил автомобиль в гараж и уходил домой. Выходные дни определяла также ФИО5 при составлении графика, либо, когда Выводцев И.В. составлял график и у него на какие-то дни не было учеников, он сообщал об этом ФИО5, и она утверждала их как выходные дни. В случае, если Выводцев И.В. не выходил на работу по причине болезни, он также сообщал об этом непосредственно ФИО5 Размер заработной платы каждым договором оговаривался отдельно и каждый раз менялся. Расчетные листы он получал, заработная плата перечислялась на банковскую карту нерегулярно.

В период работы по трудовым договорам Выводцев И.В. ежедневно составлял путевые листы, в которых указывалось, в какое время какого ученика он обучал и ученик ставил свою подпись. Качество работы Выводцева И.В. никто не проверял в период обучения учеников. Качество обучения проверялось лишь в результате сдачи учениками экзаменов по вождению. К дисциплинарной ответственности за период работы по трудовым договорам не привлекался, приказы о поощрении не издавались.

После прекращения действия последнего трудового договора Выводцев И.В. продолжал работать мастером практического обучения вождению в МОБУ ЦО, однако с ним заключались гражданско-правовые договоры, имевшие срок действия на период обучения вождению одной группы учеников. Количество часов, которые он должен был отработать в период действия гражданско-правового договора, также варьировалось в зависимости от количества учеников, набранных в группу. От этого же и зависел размер заработной платы, которую Выводцев И.В. получал в конце действия договора. График и режим работы не изменился, как и должностные обязанности, которые Выводцев И.В. продолжал исполнять. Он также продолжал работать по путевым листам, в которых указывалось, в какое время какого ученика он обучал и ученик ставил свою подпись. Выводцев И.В. также приходил на работу ежедневно с 08 часов утра до 18 часов утра, его рабочее место находилось в автомобиле. Утром до 08 часов он брал из гаража автомобиль, проходил медосмотр и подъезжал к зданию школы, где находился на парковочном месте в автомобиле. Качество оказываемых Выводцевым И.В. услуг никто во время занятий не контролировал, но по вопросу нахождения на работе и вопросу наличия учеников он всегда созванивался с ФИО5, которая его контролировала. В случае ситуаций, препятствующих проведению занятия (сломался автомобиль, либо он заболел), Выводцев И.В. сообщал об этом ФИО5

Трудовая книжка находилась в МОБУ ЦО до августа 2016 года.

МОБУ ЦО является образовательным учреждением и имеет бессрочную лицензию на право образовательной деятельности от 4 мая 2012 года регистрационный № <Номер обезличен>. Выводцев И.В. являлся мастером производственного обучения и фактически педагогическим работником, что подтверждается характером его работы и документами ответчика, в том числе материалами обследования ГИБДД на предмет соответствия лицензионным требованиям. Согласно п. 1 ст. 26 Федерального Закона №196-ФЗ обучение водителей транспортных средств является профессиональным обучением. Профессиональное обучение реализуется посредством программ профессионального обучения. Программы профессионального обучения реализуют педагогические работники. Согласно ч. 1 ст. 46 Федерального закона № 273-ФЗ право на занятие педагогической деятельностью имеют лица, имеющие среднее профессиональное или высшее образование и отвечающие квалификационным требованиям, указанным в квалификационных справочниках, и (или) профессиональным стандартам.

В соответствии с Федеральным законом № 273-ФЗ и согласно Номенклатуре к должностям педагогических работников организаций, осуществляющих образовательную деятельность по подготовки водителей относятся преподаватели и мастера производственного обучения (подраздел 2 раздела I Номенклатуры).

Единым квалификационным справочником должностей руководителей, специалистов и служащих, раздел «Квалификационные характеристики должностей работников образования», утвержденным приказом Минздравсоцразвития России от 26 августа 2010 г. № 761н установлены следующие требования к квалификации мастер производственного обучения: высшее профессиональное образование или среднее профессиональное образование в областях, соответствующих профилям обучения, и дополнительное профессиональное образование по направлению подготовки «Образование и педагогика» без предъявления требований к стажу работы.

Согласно письму Министерства образования и науки РФ и МВД РФ от 30 декабря 2008 г. №№ 13/5-255, ИК-2218/03 «О требованиях к образовательным учреждениям и организациям, осуществляющим подготовку и переподготовку водителей транспортных средств» мастер производственного обучения должен иметь: образование не ниже среднего (полного) общего; документ на право управления транспортным средством соответствующей категории; документ на право обучения вождению транспортным средством данной категории; непрерывный стаж управления транспортным средством соответствующей категории не менее трех лет.

Преподаватели и мастера производственного обучения, не имеющие педагогического образования, и лица, вновь поступившие на работу, должны в течение года с момента утверждения программы пройти обучение по программе повышения квалификации «Педагогические основы деятельности преподавателя (мастера) по подготовке водителей транспортных средств». Преподаватели и мастера производственного обучения должны проходить повышение квалификации не реже 1 раза в 5 лет.

Выводцев И.В. имеет соответствующее образование, что подтверждается имеющимися документами и проходил соответствующую переподготовку.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 14 мая 2015 г. № 466 «О ежегодных основных удлиненных оплачиваемых отпусках» установлена продолжительность ежегодного основного удлиненного оплачиваемого отпуска, предоставляемого педагогическим работникам. Пунктом I раздела III Приложения к Постановлению № 466 установлено, что в профессиональных образовательных организациях продолжительность ежегодного основного удлиненного оплачиваемого отпуска мастеров производственного обучения составляет 56 календарных дней.

Согласно письму министерства образования и науки Амурской области от 29 сентября 2016 года № 10-1554, в адрес руководителей муниципальных органов, осуществляющих управление в сфере образования, были направлены показатели средней заработной платы в 2016 году, согласно которым среднемесячная заработная плата у ответчика и в аналогичных образовательных учреждениях г. Зея и Зейского района составляет 41 849,00 рублей.

Среднемесячная оплата труда Выводцева И.В. за отработанный у ответчика период по заключенным договорам составляет 25 759,00 рублей (договор <Номер обезличен> (88 318,08) + договор <Номер обезличен> (92 457,99) + договор <Номер обезличен> (80 038,26) + договор <Номер обезличен> (48 298,95) = 309 113,28 рублей. Разделить на 12 месяцев = 25 759,00 рублей.

Фактически из денежных поступлений на счет истца в банке в виде заработной платы за отработанный период следует, что среднемесячная заработная плата за период с 26 июня 2015 года по 30 августа 2016 года составляет 31 187,00 рублей.

Согласно гражданско-правовым договорам и актам об их исполнении Выводцеву И.В. должны были быть выплачены суммы больше, чем выплачены фактически, даже с учетом вычета НДС. Все поступления на банковский счет производились под графой «зачисление зарплаты».

В материалах дела имеются представленные ответчиком копии путевых листов, однако данные документы подтверждают лишь расход горючего истцом и предназначены для списания ГМС, а не подтверждают свободный график работы истца, поскольку в них нет указания на время его работы.

Согласно требованиям ТК РФ срочный трудовой договор считается заключенным на неопределенный срок в случае, если за определенное время до прекращения действия срочного трудового договора работник не был уведомлен об истечении срока действия трудового договора, и если работник фактически продолжил исполнять трудовые обязанности после истечения действия срочного трудового договора. Таким образом, Выводцев И.В. продолжил работать по последнему трудовому договору по истечении срока его действия, о прекращении действия трудового договора его никто не предупреждал.

Считают, что срок исковой давности истцом не пропущен. Согласно ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается не только с момента когда истец узнал о нарушении права, а также с момента когда было возможно узнать о нарушении права. До тех пор, пока между истцом и ответчиком не прекратились правоотношения в 2016 году, Выводцеву И.В. не было известно о нарушении его прав. У Выводцева И.В. на руках отсутствовали какие-либо документы в период работы, документы им были получены лишь после прекращения правоотношений и то не в полном объеме.

О том, что начисления по банковской карте проводились как начисление заработной платы Выводцеву И.В. стало известно только после получения выписки из банка.

В части требований о перерасчете и доначислении заработной платы срок исчисляется не с момента прекращения трудовых правоотношений, а с момента установления судом факта трудовых отношений между истцом и ответчиком.

Представитель ответчика МОБУ ЦО Стукалин К.В. в судебном заседании с иском не согласен. Из его пояснений следует, что Выводцев И.В. действительно состоял в трудовых правоотношениях с МОБУ ЦО, работал в должности мастера практического обучения вождению. Трудовые правоотношения длились в период с 18 февраля 2014 года по 10 июня 2015 года и основывались на срочных трудовых договорах, которые действительно заключались с ним на период обучения вождению каждой группы учеников. В случае, если группа на обучение вождению не набиралась, трудовой договор не заключался. При этом условия заключения трудовых договоров и прекращения их действия были соблюдены. При приеме на работу издавался приказ о приеме на работу, заключался трудовой договор, по окончании срока действия договора издавался соответствующий приказ. Со всеми этими документами Выводцев И.В. был ознакомлен. По трудовым договорам заработная плата начислялась и выплачивалась ежемесячно, был установлен оклад, все надбавки, предусмотренные трудовым договором, обеспечивались меры социальной защиты. В период работы Выводцева И.В. по трудовому договору устанавливался график и режим работы, выдавались путевые листы.

В штатном расписании, в период работы истца по срочным трудовым договорам, имелось две единицы должности мастера практического обучения вождению. Одну из данных должностей занимал Выводцев. Также для учета фактически отработанного времени велись табели учета рабочего времени и путевые листы. На основании данных документов производилось начисление заработной платы. Количество фактически отработанного времени каждый месяц отличалось и зависело от количества учеников, набранных в группу.

Срочные трудовые правоотношения между МОБУ ЦО и Выводцевым И.В. прекращены после 10 июня 2015 года. В связи с чем истцом пропущен срок на обращение в суд с иском, который составляет 3 месяца с момента когда истец узнал о нарушении его прав. В данном случае срок исковой давности исчисляется с даты окончания действия последнего срочного трудового договора, то есть с 10 июня 2015 года.

После 10 июня 2015 года МОБУ ЦО с Выводцевым И.В. стали работать по гражданско-правовым договорам, поскольку МОБУ ЦО- это бюджетное учреждение, основным видом деятельности которого является оказание общеобразовательных услуг, а обучение вождению относится к виду оказания коммерческих услуг. Таким образом, в штатном расписании учреждения убрали ставки должностей мастеров практического обучения вождению, это было сделано для экономии бюджета учреждения. При этом, работать по гражданско-правовым договорам было выгодно обеим сторонам, у истца был свободный рабочий график, плата за выполненные услуги по договору производилась по окончании действия договора, отчисления в УПФР производились самим учреждением. В один и тот же период времени истец мог работать по нескольким договорам. Переход на гражданско-правовые договоры произошел также потому, что было неизвестно, продолжит ли МОБУ ЦО оказывать коммерческие услуги по обучению вождению по категории «B» и «C».

Контроль объема оказываемых Выводцевым И.В. услуг по практическому вождению осуществлялся только при сдаче им путевых листов и актов выполненных работ по окончании действия гражданско-правового договора. Качество оказанных услуг проверялось лишь при сдаче учениками экзаменов.

Графики работы разрабатывала куратор ФИО5, в ведении которой находилось оказание услуги по обучению вождению по категории «B» и «C». Графики разрабатывались, поскольку оказание услуги по практическому вождению осуществлялось при финансовой поддержке обучающихся, поэтому с каждым учеником оговаривалось время, когда он сможет прибыть на занятие. Выводцев И.В. правилам внутреннего трудового распорядка, установленным в МОБУ ЦО, не подчинялся. Он не должен был находиться на работе в случае отсутствия учеников. Рабочего места в здании МОБУ ЦО у него не было.

Контроль объема оказываемых Выводцевым И.В. услуг по практическому вождению осуществлялся только при сдаче им путевых листов и актов выполненных работ по окончании действия гражданско-правового договора. Качество оказанных услуг проверялось лишь при сдаче учениками экзаменов.

К дисциплинарной ответственности истец не привлекался, приказы о поощрении не издавались. Все записи в трудовую книжку истца, какие должны были быть внесены МОБУ ЦО, в ней отражены в полном объеме. С иском об оплате за переработку и работу в праздничные дни не согласен, так как истец работал по гражданско-правовому договору и сам определял в какие именно дни ему работать, в какие нет. Все расчеты по гражданско-правовым договорам организацией перед истцом исполнены в полном объеме.

Считает, что в данном случае также пропущен срок исковой давности, так как когда истец заключал последний гражданско-правовой договор в июле 2016 года он знал, на каких условия заключался договор и мог отказаться от его заключения.

Таким образом, с иском не согласен как по сути, так и в связи с пропуском срока исковой давности.

Представитель третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора - ГУ «Управление Пенсионного фонда РФ в г.Зее и Зейском районе Амурской области» в судебное заседание не явился по неизвестной причине, о времени и месте судебного заседания уведомлен надлежащим образом.

Изучив и оценив представленные доказательства, суд приходит следующим выводам.

В соответствии с частью 1 статьи 37 Конституции Российской Федерации каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию.

Данное конституционное право может быть реализовано гражданином, как путем заключения трудового договора, так и путем заключения гражданско-правового договора в соответствии со статьей 421 пунктом 1, положениями Главы 39 Гражданского кодекса РФ (Возмездное оказание услуг).

В соответствии со статьей 11 ТК РФ трудовым законодательством и иными актами, содержащими нормы трудового права, регулируются трудовые отношения и иные, непосредственно связанные с ними отношения.

Согласно положениям ст. 15 ТК РФ трудовые отношения - это отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы), подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором.

Как указано в ч. 1 ст. 16 ТК РФ, трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании заключаемого ими трудового договора. Трудовые отношения между работником и работодателем возникают также на основании фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен.

В силу положений ст. 56 ТК РФ трудовой договор - соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.

Исходя из положений ст. ст. 15, 16, 56 ТК РФ к характерным признакам трудовых правоотношений относятся личный характер прав и обязанностей работника; обязанность работника выполнять определенную, заранее обусловленную трудовую функцию; подчинение работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда; возмездный характер труда.

Согласно ст. 67 ТК РФ трудовой договор заключается в письменной форме, составляется в двух экземплярах, каждый из которых подписывается сторонами. Один экземпляр трудового договора передается работнику, другой хранится у работодателя. Получение работником экземпляра трудового договора должно подтверждаться подписью работника на экземпляре трудового договора, хранящегося у работодателя.

Трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключенным, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя. При фактическом допущении работника к работе работодатель обязан оформить с ним трудовой договор в письменной форме не позднее трех рабочих дней со дня фактического допущения работника к работе, а если отношения, связанные с использованием личного труда, возникли на основании гражданско-правового договора, но впоследствии были признаны трудовыми отношениями, - не позднее трех рабочих дней со дня признания этих отношений трудовыми отношениями, если иное не установлено судом.

Согласно п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", если трудовой договор не был оформлен надлежащим образом, однако работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя, то трудовой договор считается заключенным, и работодатель или его уполномоченный представитель обязан не позднее трех рабочих дней со дня фактического допущения к работе оформить трудовой договор в письменной форме (ч. 2 ст. 67 ТК РФ).

В целях предотвращения злоупотреблений со стороны работодателей и фактов заключения гражданско-правовых договоров вопреки намерению работника заключить трудовой договор, а также достижения соответствия между фактически складывающимися отношениями и их юридическим оформлением, федеральный законодатель предусмотрел в ч. 4 ст. 11 ТК РФ возможность признания в судебном порядке наличия трудовых отношений между сторонами, формально связанными договором гражданско-правового характера.

Согласно ч. 4 ст. 11 ТК РФ в тех случаях, когда судом установлено, что договором гражданско-правового характера фактически регулируются трудовые отношения между работником и работодателем, к таким отношениям применяются положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права. После установления наличия трудовых отношений между сторонами они подлежат оформлению в установленном трудовым законодательством порядке, а также после признания их таковыми у истца возникает право требовать распространения норм трудового законодательства на имевшие место трудовые правоотношения, и в частности, требовать взыскания задолженности по заработной плате, компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении и предъявлять другие требования, связанные с трудовыми правоотношениями.

Согласно Уставу муниципального общеобразовательного бюджетного учреждения центра образования (МОБУ ЦО), учреждение по типу образовательных организаций, реализующих основные образовательные программы, является общеобразовательной организацией.

Помимо основных видов деятельности, учреждение вправе осуществлять виды деятельности (в т.ч. приносящие доход), а именно: организация групп профессиональной подготовки (переподготовки) (согласно лицензии) – водитель автомобиля, переподготовка водителей транспортных средств с категории «В» на категорию «С» (подраздел II устава).

Как установлено судом и подтверждено материалами дела, в период с 18 февраля 2014 года по 10 июня 2015 года истец состоял с МОБУ ЦО в трудовых отношениях на основании заключённых сторонами срочных трудовых договорах, что не оспаривается сторонами.

18 февраля 2014 года МОБУ ЦО с Выводцевым И.В. был заключен трудовой договор <Номер обезличен>, по условиям которого истец принят на работу в МОБУ ЦО на должность мастера практического обучения вождению (т.1. л.д.47-49).

В силу п. 3.2., договор является договором по совместительству (внешнему), срочным, на период оказания платной образовательной услуги «Водитель транспортных средств».

Пунктом 3.3. оговорен срок действия договора – начало работы 18 февраля 2014 г., окончание работы – 23 марта 2014 г.

Разделом 5 трудового договора предусмотрено, что за выполнение обязанностей, предусмотренных настоящим трудовым договором, размер оплаты производится согласно сметы затрат за данный курс, с учётом фактически отработанного времени за период предоставления платной образовательной услуги, по итогам реализации программы. Оклад работника по занимаемой должности составляет 4191 руб., (согласно себестоимости данного курса и фактически отработанного времени).

18 февраля 2014 г. МОБУ ЦО издан приказ о приеме истца на работу на должность мастера практического обучения вождению на период оказания платных образовательных услуг на курсах «Водитель транспортных средств» на основании срочного трудового договора по внешнему совместительству, 0,5 ставки: со средств, полученных от приносящей доход деятельности, с процентной надбавкой за работу в районах Крайнего Севера 50% в месяц; районный коэффициент 70%.

Запись о приеме Выводцева И.В. на работу в МОБУ ЦО внесена в его трудовую книжку. Из представленной истцом копии трудовой книжки следует, что истец уволен с занимаемой должности 23 марта 2014 года в связи с истечением срока срочного трудового договора, по пункту 2 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации, о чем издан соответствующий приказ <Номер обезличен>.

С трудовым договором, приказом о приеме на работу и приказом об увольнении, истец был ознакомлен, о чем свидетельствуют его подписи в указанных документах.

24 марта 2014 года МОБУ ЦО с Выводцевым И.В. был заключен срочный трудовой договор <Номер обезличен> на период оказания платной образовательной услуги «Водитель транспортных средств», по условиям которого истец принят на работу в МОБУ ЦО на должность мастера практического обучения вождению. Срок действия договора оговорен с 24 марта 2014 г. по 24 мая 2014 г., на основании указанного трудового договора МОБУ ЦО вынесен приказ от 24 марта 2014 г. <Номер обезличен>-<Номер обезличен> о приеме Выводцева И.В. на работу мастером практического обучения вождению на период оказания платных образовательных услуг на курсах «Водитель транспортных средств» на срок с 24 марта 2014 г. по 24 мая 2014 г. Приказом от 24 мая 2014 г. Выводцев И.В. уволен в связи с расторжением трудового договора по истечении срока его действия. (т.1 л.д.52-56).

В трудовую книжку истца внесены соответствующие записи. (т.1 л.д.32)

25 мая 2014 года Выводцев И.В. вновь был принят на работу в МОБУ ЦО на аналогичных условиях, на период с 25 мая 2014 г. по 15 июля 2014 г. (трудовой договор <Номер обезличен> от 25 мая 2014 г., приказ о приеме на работу <Номер обезличен> от 25 мая 2014 г.), 15 июля 2014 года трудовой договор с Выводцевым И.В. был расторгнут по истечении срока его действия, о чем издан приказ <Номер обезличен> от 15 июля 2014 г. (т.1 л.д.57-61)

В трудовую книжку истца внесены соответствующие записи. (т.1 л.д.33)

13 августа 2014 года Выводцев И.В. вновь был принят на работу в МОБУ ЦО на тех же условиях, на период с 13 августа 2014 г. по 31 августа 2014 г. (трудовой договор <Номер обезличен> от 13 августа 2014 г., приказ о приеме на работу <Номер обезличен> от 13 августа 2014 г.), 31 августа 2014 года трудовой договор с Выводцевым И.В. был расторгнут по истечении срока его действия, о чем издан приказ <Номер обезличен> от 31 августа 2014 г. (т.1 л.д.62-66)

В трудовую книжку истца внесены соответствующие записи. (т.1 л.д.33-34)

01 сентября 2014 года Выводцев И.В. вновь был принят на работу в МОБУ ЦО на тех же условиях, на период с 1 сентября 2014 г. по 31 октября 2014 г. (трудовой договор <Номер обезличен> от 1 сентября 2014 г., приказ о приеме на работу <Номер обезличен> от 1 сентября 2014 г.), 25 ноября 2014 года трудовой договор <Номер обезличен> с Выводцевым И.В. был расторгнут по истечении срока его действия, о чем издан приказ <Номер обезличен> от 25 октября 2014 г. (т.1 л.д.67-71)

В трудовую книжку истца внесены соответствующие записи. (т.1 л.д.34)

7 декабря 2014 г. МОБУ ЦО вновь был заключен с Выводцевым И.В. срочный трудовой договор <Номер обезличен>, на тех же условиях, на период с 7 декабря 20124 г. по 07 марта 2015 г., о чем 7 декабря 20154 г. был издан приказ <Номер обезличен>, 07 марта 2015 г. трудовой договор <Номер обезличен> с Выводцевым И.В. был расторгнут по истечении срока его действия, о чем издан приказ <Номер обезличен> от 07 марта 2015 г. (т.1 л.д.72-74)

В трудовую книжку истца внесены соответствующие записи. (т.1 л.д.35-36)

7 марта 2015 года Выводцев И.В. приказом <Номер обезличен> от 10 марта 2015 г. вновь был принят на работу в МОБУ ЦО по срочному трудовому договору, 10 июня 2015 года срочный трудовой договор с Выводцевым И.В. был расторгнут по истечении срока его действия, о чем издан приказ <Номер обезличен> от 10 июня 2015 г., что подтверждается записями в трудовой книжке истца (т.1 л.д.36).

Истец настаивает на признании срочного трудового договора от 18 февраля 2014 года трудовым договором, заключенным на неопределенный срок.

В силу положений ст. 58 ТК РФ срочный трудовой договор заключается, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения. В случае, когда ни одна из сторон не потребовала расторжения срочного трудового договора в связи с истечением срока его действия и работник продолжает работу после истечения срока действия трудового договора, условие о срочном характере трудового договора утрачивает силу и трудовой договор считается заключенным на неопределенный срок.

Трудовой договор, заключенный на определенный срок при отсутствии достаточных к тому оснований, установленных судом, считается заключенным на неопределенный срок.

Запрещается заключение срочных трудовых договоров в целях уклонения от предоставления прав и гарантий, предусмотренных для работников, с которыми заключается трудовой договор на неопределенный срок.

В соответствии со статьей 59 ТК РФ срочный трудовой договор заключается с лицами, поступающим на работу по совместительству, а также с лицами, принимаемыми для выполнения заведомо определенной работы.

С учетом изложенного, срочный трудовой договор от 18 февраля 2014 года правомерно заключен с истцом на определенный срок, поскольку истец был принят на работу по совместительству.

Последующие трудовые договоры заключены на определённый срок также на законном основании, поскольку с учетом характера работы и условий ее выполнения (на период оказания платных образовательных услуг конкретной группе учеников) установление трудовых отношений на неопределенный срок было невозможно.

Необходимым условием для заключения с истцом каждого срочного трудового договора являлся факт набора группы на обучение вождению, то есть для выполнения заведомо определенной работы. Данное обстоятельство сторонами не оспаривается.

При этом условия заключения трудовых договоров и прекращения их действия работодателем были соблюдены, с приказами о приеме на работу и об увольнении истец каждый раз знакомился под роспись.

При заключении каждого трудового договора для работника было очевидно, что срок действия предыдущего трудового договора истек и новые обстоятельства (набор очередной группы обучающихся вождению) позволяют Выводцеву И.В. вступить в новые трудовые правоотношения с МОБУ ЦО.

Таким образом, доводы стороны истца о том, что Выводцев И.В. не уведомлялся о прекращении трудовых договоров в связи с истечением срока действия суд находит несостоятельными.

С учетом изложенного, суд считает необходимым отказать в удовлетворении иска о признании срочного трудового договора от 18 февраля 2014 года трудовым договором, заключенным на неопределенный срок.

При рассмотрении иска о признании отношений, возникших между сторонами по договорам гражданско - правового характера за период с 11 июня 2015 года по 30 августа 2016 года, трудовыми отношениями, суд учитывает следующее.

Представитель МОБУ ЦО оспаривает наличие трудовых отношений с истцом в период с 11 июня 2015 г. по 30 августа 2016 г., поэтому подлежит установлению не только наличие между сторонами соответствующего письменного договора, но и фактическое наличие признаков трудовых отношений и трудового договора в соответствии со ст. 15, 56 ТК РФ.

Из представленных доказательств следует, что в период с 11 июня 2015 г. по 31 августа 2016 г. Выводцев И.В. оказывал МОБУ ЦО услуги мастера производственного обучения на учебных транспортных средствах МОБУ ЦО по договорам гражданско-правового характера.

Вместе с тем, гражданско-правовые договоры, заключенные сторонами в период с 11 июня 2015 г. по 31 августа 2015 г. сторонами не представлены.

Однако тот факт, что Выводцев И.В. в указанный период предоставлял МОБУ ЦО услуги гражданско-правового характера, подтверждаются как пояснениями сторон, так и представленными путевыми листами (т.2 л.д.185- 231), а также документами, подтверждающими перечисление МОБУ ЦО денежных средств истцу по договорам ГПХ за июль 2015 г., согласно реестрам 2-226 и 235 и приложенными к ним платежными поручениями.

01 сентября 2015 года между МОБУ ЦО и Выводцевым И.В. был заключен гражданско-правовой договор <Номер обезличен> со сроком окончания работы 17 декабря 2015 года, по оказанию услуг мастера производственного обучения на учебных транспортных средствах МОБУ ЦО. Данный договор подписан сторонами. (т.1 л.д.9-10), фактическое предоставление услуг по данному договору подтверждается актами выполненных работ от 30 сентября 2015 г., 16 ноября 2015 г., 17 декабря 2015 г. (т.1 л.д.11-13)

18 декабря 2015 года МОБУ ЦО с Выводцевым И.В. был заключен гражданско-правовой договор <Номер обезличен> от со сроком окончания работы 31 марта 2016 года, по оказанию услуг мастера производственного обучения на учебных транспортных средствах МОБУ ЦО. Данный договор подписан сторонами. (т.1 л.д.14-15), фактическое предоставление услуг по данному договору подтверждается актами выполненных работ от 30 декабря 2015 г., 29 февраля 2016 г., 18 апреля 2016 г. (т.1 л.д.16-18)

01 апреля 2016 года МОБУ ЦО с Выводцевым И.В. был заключен гражданско-правовой договор <Номер обезличен> со сроком окончания работы 30 июня 2016 года, по оказанию услуг мастера производственного обучения на учебных транспортных средствах МОБУ ЦО. Данный договор подписан сторонами. (т.1 л.д.19-20), фактическое предоставление услуг по данному договору подтверждается актами выполненных работ от 31 мая 2016 г., 30 июня 2016 г. (т.1 л.д.21-22).

01 июля 2016 года МОБУ ЦО с Выводцевым И.В. был заключен гражданско-правовой договор <Номер обезличен> от со сроком окончания работы 31 августа 2016 года, по оказанию услуг мастера производственного обучения на учебных транспортных средствах МОБУ ЦО. Данный договор подписан сторонами. (т.1 л.23-24), фактическое предоставление услуг по данному договору подтверждается актами выполненных работ от 31 августа 2016 г. (т.1 л.д.25).

Сведения о работе в указанные периоды в трудовой книжке истца не отражены.

Сторона истца настаивает на том, что в период с 11 июня 2015 года по 30 августа 2016 года Выводцев И.В. фактически выполнял трудовую функцию мастера производственного обучения, условия его труда в этот период не изменились.

Согласно ст. 19.1 ТК РФ признание отношений, возникших на основании гражданско-правового договора, трудовыми отношениями может осуществляться

судом в случае, если физическое лицо, являющееся исполнителем по указанному договору, обратилось непосредственно в суд.

В случае прекращения отношений, связанных с использованием личного труда и возникших на основании гражданско-правового договора, признание этих отношений трудовыми отношениями осуществляется судом. Физическое лицо, являвшееся исполнителем по указанному договору, вправе обратиться в суд за признанием этих отношений трудовыми отношениями в порядке и в сроки, которые предусмотрены для рассмотрения индивидуальных трудовых споров.

Неустранимые сомнения при рассмотрении судом споров о признании отношений, возникших на основании гражданско-правового договора, трудовыми отношениями толкуются в пользу наличия трудовых отношений.

Если отношения, связанные с использованием личного труда, возникли на основании гражданско-правового договора, но впоследствии в порядке, установленном частями первой - третьей настоящей статьи, были признаны трудовыми отношениями, такие трудовые отношения между работником и работодателем считаются возникшими со дня фактического допущения физического лица, являющегося исполнителем по указанному договору, к исполнению предусмотренных указанным договором обязанностей.

Из смысла ст. ст. 15, 16, 19.1 ТК РФ следует, что одним из основных критериев разграничения трудовых и гражданско-правовых отношений является самостоятельность (или несамостоятельность) труда. При несамостоятельном труде рабочей силой работника управляет не сам работник, а работодатель, который обеспечивает работнику необходимые условия труда, предусмотренные Кодексом, законами и иными нормативными актами, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами организации. В таких случаях работник обязан выполнять свою трудовую функцию лично, подчиняться принятым у данного работодателя правилам внутреннего трудового распорядка и нести дисциплинарную ответственность за их нарушение. В рамках гражданско-правовых отношений лицо, являющееся исполнителем (подрядчиком, поверенным, агентом, автором и др.), самостоятельно организует деятельность по выполнению предусмотренных договором обязательств (определяет необходимые условия труда, планирует время, необходимое для выполнения работы, характер и объемы работ за определенный период и т.п.). Лицо, выполняющее работы по гражданско-правовому договору, не обязано подчиняться действующим у заказчика (доверителя, принципала и др.) правилам внутреннего трудового распорядка. Отличительными признаками трудового договора являются в т.ч. обязанности работодателя обеспечить работнику соответствующие условия труда, с установленной периодичностью выплачивать работнику заработную плату за выполнение им трудовых функций; соблюдение работником правил внутреннего трудового распорядка.

Анализируя доказательства, представленные сторонами, суд приходит к выводу об отсутствии между сторонами трудовых отношений в период с 11 июня 2015 года по 30 августа 2016 года.

Из материалов дела и установленных судом по делу обстоятельств усматривается, что в период с 11 июня 2015 года по 30 августа 2016 года кадровых решений в отношении истца ответчиком не принималось; приказа о приеме истца на работу и об увольнении не издавалось; с правилами внутреннего трудового распорядка, должностной инструкцией и локальными актами, регулирующими оплату труда, ответчик Выводцева И.В. не знакомил; рабочее место истцу не определялось; с дисциплинарной ответственности Выводцев И.В. МОБУ ЦО не привлекался, а также не поощрялся в соответствии с нормами трудового законодательства; табель учета рабочего времени в отношении истца не велся, записи о приеме Выводцева И.В. на работу и увольнении в трудовую книжку ответчиком не вносились; расчетные листки с указанием оклада или тарифной ставки ответчиком истцу не выдавались, заработная плата не начислялась и не выплачивалась. Каких-либо доказательств выражения руководителем МОБУ ЦО воли на допуск истца к выполнению трудовых обязанностей с подчинением правилам трудового распорядка, установленным в МОБУ ЦО для своих сотрудников, определением круга должностных обязанностей, установления размера заработной платы в ходе судебного разбирательства представлено не было.

Кроме того, из представленных в материалы дела документов следует, что сторонами в спорный период времени было заключено четыре гражданско-правовых договора на оказание Выводцевым И.В. услуг мастера производственного обучения на учебных транспортных средствах МОБУ ЦО.

Из содержания данных договоров следует, что истец – «Исполнитель» обязуется организовать работу по обучению слушателей курсов по программе «Водитель транспортных средств» по учебному предмету – вождение транспортных средств (проводить практические занятия в соответствии с утвержденным графиком вождения; осуществлять индивидуальный подход к каждому обучающемуся; осуществлять связь с преподавателем, ведущим предметы, для повышения эффективности проводимых занятий; использовать в ходе занятий современные педагогические технологии, разнообразные формы и методы обучения, электронные и печатные пособия; соблюдать трудовую дисциплину; соблюдать требования по охране труда и технике безопасности). МОБУ ЦО – «Заказчик», со своей стороны, обязуется оказывать Исполнителю информационную поддержку, необходимую последнему для правильного и своевременного выполнения услуг; принимать выполненные Исполнителем работы по Акту приема-передачи и оплачивать их; обеспечивать Исполнителю необходимые условия для выполнения услуг. Стоимость выполнения услуг определяется исходя из фактического объема выполненных Исполнителем и принятых Заказчиком услуг (стоимости 1 человеко-часа и количества человеко-часов).

Доводы стороны истца о том, что условия его работы после заключения договоров оказания услуг фактически не изменились, противоречат материалам дела, т.к. ранее, в ходе исполнения трудовой функции мастера практического обучения вождению по срочным трудовым договорам, истец был обязан соблюдать действующие в МОБУ ЦО правила внутреннего трудового распорядка и другие нормативные акты, трудовую дисциплину, отправляться по распоряжению МОБУ ЦО в служебные командировки. Во время выполнения трудовых обязанностей Выводцев И.В. подчинялся непосредственно директору МОБУ ЦО, ему было определено рабочее место, заработная плата начислялась и выплачивалась по нормам трудового законодательства (с учетом оклада, надбавок и компенсаций). Вместе с тем, истец имел право на отдых, ежегодный оплачиваемый отпуск, социальное страхование и т.д.

Данные условия содержатся в срочных трудовых договорах, заключённых сторонами.

Из показаний свидетеля ФИО5 следует, что она курирует в МОБУ ЦО отдел профессиональной подготовки по вождению по категории «B» и переподготовке с категории «C» на категорию «B». Выводцев И.В. работал в МОБУ ЦО в качестве мастера по практическому обучению вождению. Поскольку оказание услуг по обучению вождению - это не основной вид деятельности учреждения, а дополнительный, финансируемый за счет полученной прибыли вид деятельности, с ним заключались срочные трудовые договоры на срок проведения курса подготовки группы в зависимости от срока обучения, а также в зависимости от наполняемости группы. В дальнейшем, в связи с изменениями действующего законодательства и уменьшением прибыли, с Выводцевым И.В. стали заключать договоры гражданско-правового характера, она объяснила Выводцеву И.В. размер оплаты труда останется прежним или вырастет, больничные оплачиваться не будут. Выводцев И.В. согласился работать по договорам гражданско-правового характера.

В июне 2016 года было принято решение о переводе Выводцева И.В. на работу по трудовому договору, но 1 сентября 2016 года истец сказал о том, что ему поступило предложение с другого места работы с более выгодными условиями труда, и он желает перейти на новое место работы.

В период работы Выводцева И.В. по договорам гражданско-правового характера с ним заключались письменные договоры, количество часов обучения вождению рассчитывалось исходя из количества набранных в группу обучающихся. Копии данных договоров истцу выдавались.

Работа по договорам гражданско-правового характера отличается от работы по трудовым договорам тем, что истец мог уехать по делам на несколько дней, мог отработать 10-12 дней без выходных. Трудовому распорядку дня, установленному в МОБУ ЦО, которому подчиняются все учителя, Выводцев И.В. не подчинялся. У нас установлен режим рабочего времени с 08 часов утра до 18 часов вечера в перерывом на обед 50 минут. Выводцев И.В. работал согласно графику вождения на курсах. График составлялся примерно на 4-5 дней. Она проверяла его выезд на линию только с целью контроля оказания платных услуг. Если у истца не было ученика, он не должен был находиться на рабочем месте, мог распоряжаться этим временем на свое усмотрение. Качество оказанной услуги Выводцевым И.В. по обучению учеников вождению также никто не контролировал, качество услуг выяснялось по результатам сданного обучавшимися экзамена по практическому вождению.

Таким образом, материалами дела подтверждается осведомленность истца о том, что заключаемые с ним договоры возмездного оказания услуг являются гражданско-правовыми и на них не распространяются предусмотренные трудовым законодательством гарантии и компенсации.

Фактическое исполнение договоров подтверждено актами выполненных работ, подписанными сторонами, оплата по договорам перечислялась истцу на вклад в ОАО «Сбербанк России», в платежных поручениях ответчиком указано назначение платежа: оплата по договору ГПХ за оказанные услуги.

Тот факт, что банком операция зачисления на счет Выводцева И.В. указанных сумм от МОБУ ЦО именована как «заработная плата», не свидетельствует о начислении истцу заработной платы в соответствии с требованиями трудового законодательства.

Наличие у Выводцева И.В. соответствующего педагогического образования, профессиональной подготовки (переподготовки) само по себе не свидетельствует об исполнении им трудовых обязанностей в период действия договоров на оказание услуг.

Таким образом, судом установлено, что в период с 11 июня 2015 года по 30 августа 2016 года истец самостоятельно организовывал деятельность по выполнению предусмотренных договором обязательств с учетом специфики оказания услуги обучения вождения учеников конкретной группы (исполнения графика обучения учеников вождению, соблюдения требований по охране труда и технике безопасности, индивидуального подхода к каждому обучающемуся).

Представителем ответчика заявлено ходатайство о применении последствий пропуска истцом срока для обращения в суд.

Согласно ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

При этом суд учитывает, что введенные Федеральным законом от 03.07.2016 N 272-ФЗ положения ч. 2 ст. 392 ТК РФ о годичном сроке для обращения в суд с иском о невыплате или неполной выплате заработной платы вступили в силу с 3 октября 2016 года (после увольнения истца) и согласно ст. 12 ТК РФ распространяют свое действие на отношения, возникшие после введения его в действие.

Сторона истца считает, что срок для обращения в суд Выводцевым И.В. не пропущен, т.к. Выводцеву И.В. стало известно о нарушении его трудовых прав после прекращения правоотношений с МОБУ ЦО в 2016 году в связи с отсутствием документов о работе.

Данные доводы суд находит несостоятельными, т.к., как указано выше, о заключении и прекращении каждого срочного трудового договора и каждого договора возмездного оказания услуг истец был уведомлен надлежащим образом, он лично подписывал данные договоры, подписывал документы о приеме на работу и об увольнении, акты выполненных работ. Как следует из содержания срочных трудовых договоров и договоров на оказание услуг истец получал экземпляр каждого договора.

Судом установлено, что трудовые правоотношения сторон прекращены 10 июня 2015 года, истец с иском о признании срочного трудового договора от 18 февраля 2014 года трудовым договором, заключенным на неопределенный срок, обратился в суд 14 октября 2016 года.

Договоры оказания услуг заключены сторонами 1 сентября 2015 года, 18 февраля 2015 года, 1 апреля 2016 года, 1 июля 2016 года. Последний договор гражданско-правового характера на оказание услуг заключен сторонами 1 июля 2016 года на срок до 31 августа 2016 года, то есть обращение истца в суд с иском о признании отношений, возникших между сторонами по договорам гражданско - правового характера за период с 11 июня 2015 года по 30 августа 2016 года имело место по истечении трёхмесячного срока для обращения в суд.

Таким образом, судом установлен факт пропуска срока для обращения в суд с иском.

В соответствии с ч.1 ст.112 ГПК РФ лицам, пропустившим установленный федеральным законом процессуальный срок по причинам, признанным судом уважительными, пропущенный срок может быть восстановлен.

Статьей 205 ГК РФ предусмотрено, что в исключительных случаях, когда суд признает уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.), нарушенное право гражданина подлежит защите. Причины пропуска срока исковой давности могут признаваться уважительными, если они имели место в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев - в течение срока давности.

Согласно п. 5 постановления Пленума Верховного суда РФ № 2 от 17 марта 2004 года (с изменениями) «О применении судами Российской Федерации Трудового Кодекса Российской Федерации» в качестве уважительных причин пропуска срока обращения в суд могут расцениваться обстоятельства, препятствовавшие данному работнику своевременно обратиться с иском в суд за разрешением индивидуального трудового спора (например, болезнь истца, нахождение его в командировке, невозможность обращения в суд вследствие непреодолимой силы, необходимость осуществления ухода за тяжелобольными членами семьи).

Каких-либо уважительных причин, непосредственно связанных с личностью истца Выводцева И.В., свидетельствующих о невозможности его обращения в суд за разрешением индивидуально-трудового спора, не установлено.

В соответствии с ч.2 ст.199 ГК РФ истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Учитывая, что установленный законном срок для обращения в суд истцом пропущен, суд принимает решение об отказе в иске по этому основанию.

Поскольку требования о внесении изменений в трудовую книжку, перерасчете и выплате заработной платы, перерасчёте и доплат взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации являются производными от требований о признании отношений, возникших между сторонами по договорам гражданско - правового характера за период с 11 июня 2015 года по 30 августа 2016 года, трудовыми отношениями, оснований для их удовлетворения также не имеется.

Установив изложенные обстоятельства, суд приходит к выводу, что исковые требования истца удовлетворению не подлежат в полном объеме.

Руководствуясь ст. 194- 198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

В удовлетворении исковых требований Выводцева И. В. к муниципальному общеобразовательному бюджетному учреждению Центр образования о признании срочного трудового договора трудовым договором, заключенным на неопределенный срок, о признании отношений по договорам гражданско-правового характера трудовыми отношениями, о внесении изменений в трудовую книжку, о перерасчете и выплате заработной платы, о перерасчете и доплате взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации отказать.

Решение может быть обжаловано в Амурский областной суд через Зейский районный суд в апелляционном порядке в течение одного месяца со дня его принятия в окончательной форме.

Председательствующий О.Б. Ворсина

Мотивированное решение составлено 23 декабря 2016 года

Судья О.Б. Ворсина