НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение Волгоградского областного суда (Волгоградская область) от 16.11.2018 № 3А-319/18

г. Волгоград Дело № 3а-319/2018

ВОЛГОГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Российской Федерации

Волгоградский областной суд

в составе судьи Кубасова И. Г.,

при секретаре Фоменко А.А.,

с участием прокурора Скуратовой И.А.,

рассмотрев 16 ноября 2018 года в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению ООО «Волжский метанол» о признании недействующим в части приказа комитета тарифного регулирования Волгоградской области от 26.12.2017 № 53/22 «Об установлении необходимой валовой выручки на долгосрочный период регулирования 2018 - 2022 годы и долгосрочных параметров регулирования для ООО «Волжский метанол»,

у с т а н о в и л:

приказом комитета тарифного регулирования Волгоградской области (далее - орган тарифного регулирования, КТР Волгоградской области, Комитет) от 26.12.2017 № 53/22 «Об установлении необходимой валовой выручки на долгосрочный период регулирования 2018 - 2022 годы и долгосрочных параметров регулирования для ООО «Волжский метанол» (далее - приказ Комитета) установлены:

1) необходимая валовая выручка ООО «Волжский метанол» на долгосрочный период регулирования (без учета оплаты потерь) на 2018 год в размере 14232,54 тысяч рублей, на 2019 год в размере 16658,97 тысяч рублей, на 2020 год в размере 16773,84 тысяч рублей, на 2021 год в размере 16889,73 тысяч рублей, на 2022 год в размере 17006,63 тысяч рублей (Приложение 1 к приказу);

2) долгосрочные параметры регулирования для ООО «Волжский метанол», в отношении которого тарифы на услуги по передаче электрической энергии устанавливаются на основе долгосрочных параметров регулирования деятельности территориальных сетевых организаций (Приложение 2 к приказу).

Данный приказ был опубликован в печатном издании «Волгоградская правда», № 5 от 19.01.2018 года и вступил в силу с 01.01.2018 года (пункт 3 приказа).

ООО «Волжский метанол», являющееся территориальной сетевой организацией, осуществляющей оказание услуг по передаче электрической энергии, обратилось в Волгоградский областной суд с административным иском, в соответствии с которым просило признать недействующими с момента вступления в силу пункт 1 (с приложением 1), пункт 2 (с приложением 2) в части установления уровня потерь электрической энергии при ее передаче по электрическим сетям на 2018-2022 годы в размере 1,17% приказа комитета от 26.12.2017 № 53/22 с тем, чтобы Комитет произвёл корректировку величины необходимой валовой выручки в сторону увеличения и установил уровень потерь электрической энергии при ее передаче по электрическим сетям на 2018-2022 годы в размере 2,77%.

С учётом дополнений и уточнений, внесённых в административное исковое заявление 01.06.2018 года (л.д.67-73 том 3), в обоснование требований административным истцом указано, что необходимая валовая выручка (далее - также НВВ) и уровень потерь электрической энергии при ее передаче по электрическим сетям установленные в меньшем размере, чем было заявлено ООО «Волжский метанол», являются экономически необоснованными, что нарушает права и интересы сетевой организации. Оспариваемые положения нормативного правового акта приняты Комитетом без надлежащей оценки предложения регулируемой организации, производства расчетов отдельных показателей, их правового и экономического обоснования в экспертном заключении, и противоречат Федеральному закону от 23.03.2003 года № 35-ФЗ «Об электроэнергетике», Основам ценообразования в области регулируемых цен (тарифов) в электроэнергетике, утверждённым постановлением Правительства Российской Федерации от 29.12.2011 №1178 «О ценообразовании в области регулируемых цен (тарифов) в электроэнергетике.

В ходе рассмотрения дела представителями ООО «Волжский метанол» указано на то, что обществом в качестве обоснованных расходов по налогу на имущество была заявлена сумма в размере 625,24 тыс. рублей с приложением таблицы «Расчёт амортизации и налога на имущество». Административный истец согласился с обоснованностью действий органа тарифного регулирования, исключившего из объектов налогообложения объект «Автодорога к ГПП-5» (строка 63 Расчёта) на сумму налога в размере 0,75 тыс. рублей, а также не введённые в эксплуатацию объекты АУОС в РП-2, АУПС, АУОС в РП-8, АУПС, АУОС в ТП-120, АУПС, АУОС-117. АУПС, АУОС в ТП-68, АУПС, АУОС РП в здании н/с ВЗС2 (строки 56-61 Расчёта) на сумму налога 8,70 тыс. рублей, а также модернизация Главной подстанции №1 (строка 17 Расчёта).

Вместе с тем административный истец оспаривает решение комитета тарифного регулирования, применившего ко всем объектам налогообложения, кроме движимого имущества, налоговую ставку в размере 1,9% со ссылкой на Постановление Правительства Российской Федерации от 30.09.2004 года №504 «О перечне имущества, относящегося к федеральным автомобильным дорогам общего пользования, магистральным трубопроводам, линиям энергопередачи, а также сооружений, являющихся неотъемлемой технологической частью указанных объектов (строки 19, 26, 27, 51-55) на сумму налога в размере 54,57 тыс. рублей. При этом, истец полагал, что к имуществу, указанному в строках 19, 26, 27, 51-55 Расчёта должна быть применена ставка 2,2% ввиду того, что приведённое имущество не входит в перечень, утверждённый постановлением Правительства Российской Федерации №504 от 30.09.2004 года, и с учётом положений пункта 3 статьи 380 и пункта 11 статьи 381 Налогового Кодекса Российской Федерации налоговая льгота в виде ставки 1,9 % к нему не могла быть применена.

Кроме того, истцом указано на то, что регулирующим органом неправомерно и расчёта исключены объекты в виде кабельных линий от ТП-100 до транспортного и столярного цехов как объекты с первоначальной стоимостью менее 100 тыс. рублей.

Истец также привёл доводы о неправомерном применении органом тарифного регулирования налоговой ставки 0% при исчислении налога на имущество. На момент рассмотрения заявки ООО «Волжский метанол» в Волгоградской области представительным органом не было принято законодательного акта, который установил бы такую льготу при исчислении налога на имущество организаций. Кроме того, в соответствии с Законом Волгоградской области №116-ОД от 29.11.2017 «О внесении изменений в статью 1 Закона Волгоградской области от 28.11.2003 №888-ОД «О налоге на имущество организаций» в 2018 году на территории Волгоградской области была установлена ставка налога на имущество в размере 1,1%.

Более того, по мнению административного истца, применение названной льготы к ООО «Волжский метанол» было недопустимо с учётом требований пункта 25 статьи 381 Налогового Кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ), согласно которого организации не освобождались от налогообложения в отношении движимого имущества, принятого на учёт после 01.01.2013 года в качестве основных средств в результате передачи такого имущества между лицами, признаваемыми в соответствии с положениями пункта 2 статьи 105.1 настоящего Кодекса взаимозависимыми.

ООО «Волжский метанол» приобретало имущество, участвующее в передаче электрической энергии у ОАО «Волжский азотно-кислородный завод». В соответствии с актом камеральной налоговой проверки №2867 от 05.08.2016 ОАО «ВАКЗ» и ООО «Волжский метанол» являются взаимозависимыми лицами по пункту 3 части 2 статьи 105.1 НК РФ. На момент приобретения имущества единственным учредителем ООО «Волжский метанол» являлась Компания «Композит Систем ЛТД», на это же время единственным акционером ОАО «ВАКЗ» являлось ОАО «ЭКТОСинтез», акционером 80% которой являлась Компания «Композит Систем ЛТД».

Истцом приведены доводы о неправомерных действиях органа тарифного регулирования в части невключения в состав расходов 9,21 тыс. рублей, связанных с оплатой аренды за земельные участки, находящиеся в пользовании ООО «Волжский метанол». Регулирующим органом в состав НВВ включена сумма в размере 230,59 тыс. рублей вместо 239,8 тыс. рублей, таким образом, размер арендной платы за землю определён в соответствии с предложением общества, но без учёта коэффициента дефлятора в размере 1,04 на 2018 год.

Обществом в качестве обоснованных расходов по налогу на землю была заявлена сумма в размере 27,10 тыс. рублей. Вместе с тем регулирующий орган в состав НВВ включил сумму в размере 9,45 тыс. рублей, указав, что сумма земельного налога определена в соответствии с главой 31 НК РФ и скорректирована, исходя из площади, занимаемой объектами электросетевого хозяйства.

По мнению административного истца, такой подход является неверным, поскольку использование объектов электросетевого хозяйства невозможно при отсутствии доступа к ним (прохода, проезда), площадей для погрузки и разгрузки необходимых материалов.

Кроме того, в соответствии с пунктом 5 постановления Правительства Российской Федерации от 24.02.2009 года №160 «О порядке установления охранных зон объектов электросетевого хозяйства и особых условий использования земельных участков, расположенных в границах таких зон» обществом были рассчитаны площади необходимых охранных зон, которые ответчик необоснованно не включил в состав земельных участков для расчёта земельного налога.

Административный истец полагал, что органом тарифного регулирования в нарушение требований пункта 12 Основ ценообразования в области регулируемых цен (тарифов) в электроэнергетике, утверждёнными постановлением Правительства Российской Федерации от 29.11.2011 №1178 (далее также - Основы, Основы ценообразования), неправомерно применён понижающий коэффициент в размере 15%, корректирующий необходимую валовую выручку.

Действительно, пунктом 10 Положения об определении применимых при установлении долгосрочных тарифов показателей надёжности и качества поставляемых и оказываемых услуг, утверждённого постановлением Правительства РФ от 31.12.2009 №1220, установлена обязанность направления в регулирующий орган предложений по плановым значениям показателей надёжности и качества в сроки, установленные для предоставления предложений об установлении тарифов в соответствии с Основами ценообразования в области регулируемых цен (тарифов) в электроэнергетике, утверждёнными постановлением Правительства Российской Федерации от 29.11.2011 №1178.

Пунктом 12 Основ предусмотрена обязанность регулируемой организации до 1 мая года, предшествующего очередному расчетному периоду регулирования, представлять в орган регулирования предложение об установлении цен (тарифов) и заявление о выборе метода регулирования тарифов.

Вместе с тем пунктом 18 Основ установлено, что для организаций, в отношении которых ранее не осуществлялось государственное регулирование тарифов, цены (тарифы) на очередной и (или) текущий периоды регулирования рассчитываются независимо от срока подачи материалов, предусмотренного пунктом 12 настоящих Правил.

Поскольку ООО «Волжский метанол» является организацией, в отношении которой тарифы устанавливались впервые, правовые основания для применения фактически штрафных санкций в виде уменьшения необходимой валовой выручки на 15% отсутствовали.

Административным истцом также приведены доводы о неправильном определении органом тарифного регулирования уровня потерь электрической энергии по электрическим сетям в размере 1,17%, в то время как его следовало установить в размере 2,77%.

К неверному выводу, по мнению истца, ответчик пришёл вследствие неприменения пункта 14 Методики определения норматива потерь электрической энергии при её передаче по электрическим сетям, утверждённой Приказом Министерства энергетики РФ от 07.08.2014 №506, в соответствии с которым для территориальных сетевых организаций, которые не используют линии электропередачи для оказания услуг по передаче электрической энергии по уровням напряжения ВН (высокое напряжение) и СН1 (среднее 1-ое напряжение), применяются нормативы потерь, предусмотренные по уровням напряжения для групп территориальных сетевых организаций с большим значением соотношения величины отпуска электрической энергии в электрическую сеть и суммарной протяженности воздушных и кабельных линий электропередачи в одноцепном выражении.

Представитель административного ответчика Комитета тарифного регулирования Волгоградской области Орлова В.В. против удовлетворения заявленных требований возражала, ссылаясь на то, что при принятии оспариваемого Приказа органом тарифного регулирования нарушений федерального законодательства допущено не было. Полагала, что с учётом положений абзаца 10 пункта 7 Основ ценообразования экономически обоснованные расходы по налогу на имущество могут быть включены Комитетом тарифного регулирования области в необходимую валовую выручку в следующем периоде регулирования. Суду пояснила, что при включении в необходимую валовую выручку расходов по налогу на землю и арендную плату регулирующий орган учитывал совокупность представленных в его распоряжение обществом документов. Расчёт и обоснование необходимости включения в состав расходов по арендной плате за землю с учётом коэффициента-дефлятора в размере 1,4 ООО «Волжский метанол» в Комитет в установленном порядке не представил. Решение о необходимости включения в состав названных расходов земельного налога пропорционально коллегиально было принято членами экспертного Совета. Доказательств, свидетельствующих об установлении охранных зон объектов электросетевого хозяйства административным истцом до настоящего времени не представлено. Таким образом, правовые основания для увеличения размеров земельных участков, занимаемых объектами общества, для целей пересчета в сторону увеличения земельного налога отсутствуют.

Кроме того, представитель Комитета указала, что размер уровня потерь электрической энергии по электрическим сетям общества органом тарифного регулирования определён правильно и в точном соответствии с требованиями пункта 40 (1) Основ ценообразования в области регулируемых цен (тарифов) в электроэнергетике и Приказа Министерства энергетики Российской Федерации от 30.09.2014 №674 «Об утверждении нормативов потерь электрической энергии при ее передаче по электрическим сетям территориальных сетевых организаций», действующего в период с 09.11.2014 г. по 31.03.2018 г.

Представитель административного ответчика также пояснила суду, что орган регулирования обоснованно применил понижающий коэффициент в размере 15%, корректирующий необходимую валовую выручку, поскольку предложения по плановым значениям показателей надёжности и качества были направлены ООО «Волжский метанол» в регулирующий орган за пределами установленных федеральным законодательством сроков.

Выслушав представителей сторон, свидетеля Измайлову О.Н., исследовав материалы дела, заслушав заключение прокурора Волгоградской областной прокуратуры Скуратовой И.А., полагавшей, что заявленные требования подлежат удовлетворению в части, Волгоградский областной суд приходит к следующим выводам.

Законодательство Российской Федерации об электроэнергетике включает Федеральный закон от 26.03.2003 года № 35-ФЗ «Об электроэнергетике» (далее - Закон об электроэнергетике) и иные регулирующие отношения в сфере электроэнергетики федеральные законы, а также указы Президента Российской Федерации, постановления Правительства Российской Федерации и иные нормативные правовые акты Российской Федерации (статья 2 Закона об электроэнергетике). К таким актам, в частности, относятся Основы ценообразования в области регулируемых цен (тарифов) в электроэнергетике (далее также - Основы ценообразования), Правила государственного регулирования (пересмотра, применения) цен (тарифов) в электроэнергетике (далее также - Правила государственного регулирования), утвержденные постановлением Правительства Российской Федерации от 29.12. 2011 года №1178, а также Методические указания по регулированию тарифов с применением метода доходности инвестированного капитала (далее также - Методические указания), утвержденные приказом Федеральной службы по тарифам (далее - ФСТ России) от 30.03.2012 гда. № 228-э.

В соответствии со статьей 6 Закона об электроэнергетике одним из общих принципов организации экономических отношений и основ государственной политики в сфере электроэнергетики является обеспечение экономически обоснованной доходности инвестированного капитала, используемого при осуществлении субъектами электроэнергетики видов деятельности, в которых применяется государственное регулирование цен (тарифов).

В силу требований пункта 4 статьи 23 Закона об электроэнергетике государственное регулирование цен (тарифов) в электроэнергетике может осуществляться на основе долгосрочных параметров регулирования деятельности соответствующих организаций на срок не менее чем пять лет (на срок не менее чем три года при установлении впервые указанных цен (тарифов), их предельных уровней) в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. Государственное регулирование цен (тарифов) на услуги по передаче электрической энергии, оказываемые территориальными сетевыми организациями с 1 января 2012 г., осуществляется только в форме установления долгосрочных тарифов на основе долгосрочных параметров регулирования деятельности таких организаций, в том числе с применением метода доходности инвестированного капитала.

Цены (тарифы) на услуги по передаче электрической энергии по электрическим сетям, принадлежащим на праве собственности или ином законном основании территориальным сетевым организациям, подлежат государственному регулированию (пункт 1 статьи 6, пункт 2 статьи 20, пункты 1 и 4 статьи 23.1 Закона об электроэнергетике).

Постановлением Правительства Российской Федерации от 29.12.2011 №1178 «О ценообразовании в области регулируемых цен (тарифов) в электроэнергетике» утверждены Основы ценообразования в области регулируемых цен (тарифов) в электроэнергетике и Правила государственного регулирования в электроэнергетике (далее - Правила).

Пунктом 37 Основ установлено, что в течение долгосрочного периода регулирования регулирующие органы ежегодно в соответствии с методическими указаниями, указанными в пункте 32 настоящего документа, осуществляют корректировку необходимой валовой выручки и (или) цен (тарифов), установленных на долгосрочный период регулирования.

Согласно пункту 38 Основ тарифы на услуги по передаче электрической энергии, устанавливаемые с применением метода долгосрочной индексации необходимой валовой выручки, регулирующими органами определяются в соответствии с методическими указаниями, утверждаемыми Федеральной антимонопольной службой, на основании следующих долгосрочных параметров регулирования: базовый уровень подконтрольных расходов, устанавливаемый регулирующими органами; индекс эффективности подконтрольных расходов определяется регулирующими органами с использованием метода сравнения аналогов в соответствии с методическими указаниями по определению базового уровня операционных, подконтрольных расходов территориальных сетевых организаций, необходимых для осуществления регулируемой деятельности, и индекса эффективности операционных, подконтрольных расходов с применением метода сравнения аналогов, утверждаемыми Федеральной антимонопольной службой; коэффициент эластичности подконтрольных расходов по количеству активов, определяемый в соответствии с методическими указаниями по расчету тарифов на услуги по передаче электрической энергии с применением метода долгосрочной индексации необходимой валовой выручки, утверждаемыми Федеральной антимонопольной службой; уровень потерь электрической энергии при ее передаче по электрическим сетям, определяемый в соответствии с пунктом 40(1) настоящего документа; уровень надежности и качества реализуемых товаров (услуг), устанавливаемый в соответствии с пунктом 8 настоящего документа и применяемый при регулировании тарифов с даты вступления в силу методических указаний по расчету уровня надежности и качества реализуемых товаров (услуг).

Пунктом 8 Методических указаний по расчету тарифов на услуги по передаче электрической энергии, устанавливаемых с применением метода долгосрочной индексации необходимой валовой выручки, утверждённых Приказ ФСТ России от 17.02.2012 № 98-э (ред. от 24.08.2017), предусмотрено, что на основе долгосрочных параметров регулирования и планируемых значений параметров расчета тарифов, определяемых на долгосрочный период регулирования, регулирующие органы рассчитывают необходимую валовую выручку регулируемой организации на каждый год очередного долгосрочного периода регулирования.

Методические указания (пункт 11) исходят из того, что неподконтрольные расходы определяются методом экономически обоснованных расходов для базового и i-го года долгосрочного периода регулирования и включают в себя оплату налогов на прибыль, имущество и иных налогов.

В ходе рассмотрении дела судом установлено, что ООО «Волжский метанол» является сетевой организацией, владеющей на законном основании электросетевыми объектами, через которые осуществляется снабжение электрической энергией конечных потребителей, непосредственно или опосредованно присоединенных к данным электросетевым объектам.

На основании заявления Общества от 04.08.2017 года КТР Волгоградской области методом сравнения аналогов рассчитала на 2018 год и на последующие годы первого долгосрочного периода 2018-2022 гг. необходимую валовую выручку и долгосрочные параметры регулирования для ООО «Волжский метанол».

С учётом заключения, прилагаемого к выписке из протокола заседания Экспертного совета по ценам (тарифам) в электроэнергетике при Комитете тарифного регулирования Волгоградской области №10 от 20.10.2017 года, и совокупности материалов, представленных административным истцом, 26.12.2017 года Комитет тарифного регулирования Волгоградской области издал Приказ № 53/22 «Об установлении необходимой валовой выручки на долгосрочный период регулирования 2018 - 2022 годы и долгосрочных параметров регулирования для ООО «Волжский метанол».

В соответствии с пунктом 3 данный документ вступил в силу с 01.01.2018 года и был опубликован в официальном печатном издании «Волгоградская правда», № 5, 19.01.2018 года.

Суд не находит оснований для удовлетворения требований административного истца о признании недействующим Приложения 1 к оспариваемому Приказу в части установления необходимой валовой выручки ООО «Волжский метанол» на 2018 и последующие годы (без учета оплаты потерь) по доводам о невключении в необходимую валовую выручку в полном объёме неподконтрольных расходов общества.

Так, в ходе рассмотрения дела судом установлено, что регулирующий орган при расчете размера НВВ из объектов налогообложения правомерно исключил объект «Автодорога к ГПП-5» на сумму налога 0,75 тыс. рублей, а также не введённые в эксплуатацию объекты АУОС в РП-2, АУПС, АУОС в РП-8, АУПС, АУОС в ТП-120, АУПС, АУОС-117. АУПС, АУОС в ТП-68, АУПС, АУОС РП в здании н/с ВЗС2 (строки 56-61 Расчёта) на сумму налога 8,7 тыс. рублей, модернизацию Главной подстанции №1 (строка 17 Расчёта) на сумму налога в размере 32,3 тыс. рублей, а всего на сумму налогов в размере 42,28 тыс. рублей.

С обоснованностью решения тарифного регулирования в указанной части в судебном заседании согласился истец.

Вместе с тем решение тарифного органа об исключении из расчёта объектов в виде кабельных линий от ТП-100 до транспортного и столярного цехов как объектов с первоначальной стоимостью менее 100 тыс. рублей на сумму налога 1,77 тыс. рублей не соответствует требованиям действующего законодательства.

Указанные обстоятельства в судебном заседании не опровергались представителем органа тарифного регулирования и нашли своё фактическое подтверждение, обоснованность доводов административного истца в указанной части ответчиком не оспаривалась.

В судебном заседании также были подтверждены доводы административного истца о неправомерном применении органом регулирования при расчёте НВВ налоговой ставки в размере 0% движимого имущества.

Так, судом было установлено, что на момент принятия оспариваемого в части Приказа указанная налоговая льгота в Волгоградской области не действовала.

В соответствии с пунктом 1 статьи 380 НК РФ налоговые ставки устанавливаются законами субъектов Российской Федерации и не могут превышать 2,2 процента, если иное не предусмотрено настоящей статьей.

В силу положений Закона Волгоградской области от 29.11.2017 № 116-ОД «О внесении изменения в статью 1 Закона Волгоградской области от 28 ноября 2003 г. № 888-ОД «О налоге на имущество организаций» статья 1 Закона Волгоградской области от 28 ноября 2003 г. № 888-ОД «О налоге на имущество организаций» дополнена частью следующего содержания: «В отношении движимого имущества, указанного в пункте 25 статьи 381 НК РФ, налоговая ставка устанавливается на 2018 год в размере 1,1 процента.».

Указанная льгота действовала для организаций в отношении движимого имущества, принятого с 1 января 2013 года на учет в качестве основных средств, за исключением следующих объектов движимого имущества, принятых на учет в результате: реорганизации или ликвидации юридических лиц; передачи, включая приобретение, имущества между лицами, признаваемыми в соответствии с положениями пункта 2 статьи 105.1 настоящего Кодекса взаимозависимыми.

Ссылка ответчика на то обстоятельство, что на момент принятия оспариваемого приказа в представительном органе Волгоградской области обсуждался вопрос о возможности установления такой льготы посредством принятии соответствующего закона области, на нормах права не основана.

В свою очередь административным истцом не представлено достаточных доказательств, подтверждающих необходимость применения органом регулирования к движимому имуществу налоговой ставки 2,2% по тем основаниям, что лица, участвующие в договоре купли-продажи недвижимого имущества являлись взаимозависимыми.

Из документов, находящихся в тарифном деле, а также представленных в суд, такая зависимость не прослеживается, а обязанность по своей инициативе выяснять указанные обстоятельства у органа тарифного регулирования отсутствовала. При таких обстоятельствах суд приходит к выводу о том, что уменьшение размере НВВ вследствие применения органом тарифного регулирования тарифной ставки 0% является неправомерным.

Вместе с тем указанные обстоятельства не могут служить основанием для признания приказа недействующим применительно к требованиям абзаца 10 пункта 7 Основ ценообразования.

В соответствии с приведённой нормой Основ в случае, если на основании данных статистической и бухгалтерской отчетности за год и иных материалов выявлены экономически обоснованные расходы организаций, осуществляющих регулируемую деятельность, не учтенные при установлении регулируемых цен (тарифов) на тот период регулирования, в котором они понесены, или доход, недополученный при осуществлении регулируемой деятельности в этот период регулирования по независящим от организации, осуществляющей регулируемую деятельность, причинам, указанные расходы (доход) учитываются регулирующими органами при установлении регулируемых цен (тарифов) на следующий период регулирования. К экономически обоснованным расходам, в том числе относятся расходы, связанные с обслуживанием заемных средств, привлекаемых для покрытия недостатка средств (за исключением случая применения в отношении организации, осуществляющей регулируемую деятельность, метода доходности инвестированного капитала).

При таких обстоятельствах экономически обоснованные расходы по налогу на имущество могут быть включены Комитетом тарифного регулирования Волгоградской области в необходимую валовую выручку в следующем периоде регулирования, в связи с этим основания для признания Приказа от 26.12.2017 № 53/22 недействующим по приведённым доводам отсутствуют.

Не могут, по мнению суда, являться основанием для удовлетворения заявленного требования, и доводы административного истца о необходимости учета в сумме арендных платежей за землю коэффициента-дефлятора 1,4 (уровень инфляции на 2018 год).

Из материалов дела следует, что расчёт арендных платежей, включенных в необходимую валовую выручку, был произведён органом тарифного регулирования на основании предложений административного истца и с учётом представленных им документов. Надлежащим образом оформленного предложения (заявления) о применении названного коэффициента от ООО «Волжский метанол» в комитет тарифного регулирования Волгоградской области не поступало.

Не свидетельствует о противоречии оспариваемого Приказа законодательству, имеющему большую юридическую силу, ссылка представителя ООО «Волжский метанол» на необходимость расчёта налога на землю с учётом площади, отводимой для охранных зон объектов электросетевого хозяйства общества.

В силу пункта 6 Правил установления охранных зон объектов электросетевого хозяйства и особых условий использования земельных участков, расположенных в границах таких зон, утверждённых Постановлением Правительства Российской Федерации от 24.02.2009 № 160 (ред. от 17.05.2016) «О порядке установления охранных зон объектов электросетевого хозяйства и особых условий использования земельных участков, расположенных в границах таких зон» границы охранной зоны в отношении отдельного объекта электросетевого хозяйства определяются организацией, которая владеет им на праве собственности или ином законном основании (далее - сетевая организация). Охранная зона считается установленной с даты внесения в документы государственного кадастрового учета сведений о ее границах.

Поскольку границы охранных зон административным истцом до настоящего времени не установлены, правовые основания для включения дополнительных затрат в виде земельного налога, начисленного на всю площадь земельных участков, находящихся в собственности ООО «Волжский метанол», отсутствуют.

Давая оценку доводам административного истца в части неправомерного применения понижающего коэффициента в размере 15%, корректирующего необходимую валовую выручку, Волгоградский областной суд приходит к следующим выводам.

В соответствии с пунктом 12 Основ ценообразования в случае если предложения по плановым значениям показателей надежности и качества поставляемых товаров и оказываемых услуг на каждый расчетный период регулирования в пределах долгосрочного периода регулирования не были представлены регулируемой организацией в сроки, установленные Положением об определении применяемых при установлении долгосрочных тарифов показателей надежности и качества поставляемых товаров и оказываемых услуг, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2009 г. № 1220 (далее - Положение), и выявлены нарушения указанной организацией утвержденных регулирующим органом плановых значений показателей надежности и качества поставляемых товаров и оказываемых услуг, при установлении тарифов на услуги по передаче электрической энергии на очередной год долгосрочного периода регулирования применяется понижающий коэффициент, корректирующий необходимую валовую выручку данной организации, равный 15 процентам.

Пунктом 10 Положения действительно установлена обязанность организаций, осуществляющих регулируемую деятельность, направлять в регулирующие органы предложения по плановым значениям показателей надежности и качества на каждый расчетный период регулирования в пределах долгосрочного периода регулирования в сроки, установленные для предоставления предложений об установлении тарифов.

Таким сроком в силу требований пункта 12 Правил государственного регулирования (пересмотра, применения) цен (тарифов) в электроэнергетике, утверждённых Постановлением Правительства РФ от 29.12.2011 № 1178 (ред. от 19.10.2018) «О ценообразовании в области регулируемых цен (тарифов) в электроэнергетике» является период до 1 мая года, предшествующего очередному периоду регулирования.

Однако в ходе рассмотрения дела установлено, что ООО «Волжский метанол» впервые обратилось с заявлением об установлении тарифов на передачу электрической энергии на 2017 год 10.05.2017 года, а заявление об установлении тарифов на передачу электрической энергии (установление необходимой валовой выручки и долгосрочных параметров регулирования на долгосрочный период 2018-2022 годы) подано в Комитет тарифного регулирования 04.08.2017 года. Указанные обстоятельства сторонами не оспаривались.

Вместе с тем, суд приходит к выводу о том, что применение в отношении административного истца понижающего коэффициента, корректирующего необходимую валовую выручку в размере 15 процентов, является незаконным, поскольку с учётом требований пункта 12 Основ ценообразования необходимым условием для применении такой по своей сути штрафной санкции является одновременное наличие двух обстоятельств: 1) нарушение сроков представления в регулирующий орган предложений по плановым значениям показателей надежности и качества поставляемых товаров и оказываемых услуг и 2) выявление нарушений организацией утвержденных регулирующим органом плановых значений показателей надежности и качества поставляемых товаров и оказываемых услуг.

Поскольку, с учётом того, что ООО «Волжский метанол» на рынок оказания услуг по передаче электрической энергии вышел впервые, а Комитетом тарифного регулирования какие-либо нарушения плановых значений показателей надежности и качества поставляемых товаров и оказываемых услуг за предыдущий период регулирования ввиду его отсутствия выявлены не были, основания для применения 15% понижающего коэффициента к необходимой валовой выручке организации на 2018 год отсутствовали.

Вместе с тем суд не может согласиться с доводами административного истца о необходимости признания недействующими положений приказа комитета тарифного регулирования Волгоградской области в части установления необходимой валовой выручки на 2019-2022 годы.

Основания, по которым административный истец считает незаконным размер НВВ на указанный период времени им ни в исковом заявлении, ни в ходе судебного заседания не приведены.

Доводы истца о том, что размер НВВ на 2019 и последующие годы является производным от размера НВВ, установленного на 2018 год, являются несостоятельными. Требования административного истца связаны с оценкой обоснованности установления неподконтрольных расходов, которые в свою очередь, определены органом тарифного регулирования методом экономически обоснованных расходов для каждого года долгосрочного периода регулирования, а доказательств того, что была осуществлена корректировка НВВ на 2019-2022 годы на понижающий коэффициент, суду представлено не было.

С учётом указанных обстоятельств требования административного истца о признании недействующим Приложения 1 к приказу комитета тарифного регулирования Волгоградской области от 26.12.2017 № 53/22 «Об установлении необходимой валовой выручки на долгосрочный период регулирования 2018 - 2022 годы и долгосрочных параметров регулирования для ООО «Волжский метанол» являются обоснованными и подлежат удовлетворению только в части установления необходимой валовой выручки ООО «Волжский метанол» (без учета оплаты потерь) на 2018 год в размере 14232,54 тысяч рублей.

Суд находит несостоятельными доводы административного истца в части неправильного определения регулирующим органом уровня потерь электрической энергии по электрическим сетям в размере 1,17%. Правовая позиция и расчёты истца, полагавшего, что указанный уровень следовало установить в размере 2,77%, своего подтверждения в ходе судебного заседания не нашли.

Суд соглашается с расчётом уровня потерь электрической энергии, произведенным органом тарифного регулирования, поскольку административным истцом расчёт ни в математической, ни в правовой части опровергнут не был, а неверная позиция истца связана с неправильным толкованием действующего законодательства.

Так, согласно пункту 5 статьи 41 Федерального закона №35-ФЗ от 06.03.2003 «Об электроэнергетике» величина фактических потерь электрической энергии оплачивается сетевыми организациями - субъектами розничных рынков, в сетях которых указанные потери возникли, в порядке, установленном основными положениями функционирования розничных рынков.

В силу требований пунктов 4 и 128 Основных положений функционирования розничных рынков электрической энергии, утверждённых Постановлением Правительства РФ от 04.05.2012 № 442 (ред. от 27.09.2018) «О функционировании розничных рынков электрической энергии, полном и (или) частичном ограничении режима потребления электрической энергии» фактические потери электрической энергии в объектах электросетевого хозяйства приобретаются и оплачиваются сетевыми организациями, в объектах электросетевого хозяйства которых возникли такие потери, путем приобретения электрической энергии (мощности) у гарантирующего поставщика по договору купли-продажи (поставки) электрической энергии (мощности), заключенному в порядке и на условиях, указанных в разделе III настоящего документа.

Однако административным истцом договоров на приобретение потерь с гарантирующим поставщиком (ПАО «Волгоградэнергосбыт» и ООО «РУСЭНЭРГОСБЫТ») заключено не было.

Кроме того, суд соглашается с обоснованностью действий административного ответчика, произведшего расчёт норматива потерь на основании планового отпуска электроэнергии потребителям, присоединённым к сетям ООО «Волжский метанол» (Таблица П1.30 «Отпуск (передача) электроэнергии территориальной сетевой организацией ООО «Волжский метанол» на 2018 год»). Плановый отпуск электроэнергии организацией на 2018 год запланирован в следующем размере: ВН (Высокое напряжение) 87626 тыс.кВт/час; СН-1 (Среднее первое напряжение) 6650 тыс.кВт/час; СН-2 (Среднее второе напряжение) 20776 тыс.кВт/час; НН (Низкое напряжение) 86 тыс.кВт/час.

Проверяя расчёт потерь электроэнергии, произведенный Комитетом тарифного регулирования, суд не находит оснований для признания его неверным. Так, на уровне НН потери составят 6,742 тыс. кВт/час., на уровне СН-2 - 1360,425 тыс. кВт/час., на уровне ВН - 1367,167 тыс. кВт/час.

В ходе судебного заседания установлено, что у регулируемой организации отсутствуют линии электропередач по уровням напряжения ВН и СН-1, а возражений против правильности расчетов потерь по уровням напряжения СН-2 и НН административный истец не привёл.

Производя расчёт уровня потерь, орган тарифного регулирования правильно руководствовался пунктом 40 (1) Основ, в соответствии с которым уровень потерь электрической энергии при ее передаче по электрическим сетям территориальной сетевой организации в процентах от величины суммарного отпуска электрической энергии в сеть территориальной сетевой организации органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации в области государственного регулирования тарифов определяется по формуле:

,

где: i - уровень напряжения; WОСi - величина отпуска электрической энергии в сеть территориальной сетевой организации за последний истекший год по соответствующему уровню напряжения за вычетом объема переданной электрической энергии потребителям, непосредственно подключенным к объектам единой национальной (общероссийской) электрической сети, переданным в аренду территориальным сетевым организациям, и объема переданной электрической энергии потребителям, непосредственно подключенным к шинам трансформаторных подстанций на соответствующем уровне напряжения (тыс. кВт·ч); WОСсумм - величина суммарного отпуска электрической энергии в сеть территориальной сетевой организации за последний истекший год за вычетом объема переданной электрической энергии потребителям, непосредственно подключенным к объектам единой национальной (общероссийской) электрической сети, переданным в аренду территориальным сетевым организациям (тыс. кВт·ч); ni - минимальное значение из норматива потерь электрической энергии при ее передаче по электрическим сетям для соответствующей группы территориальных сетевых организаций на соответствующем уровне напряжения, утвержденного Министерством энергетики Российской Федерации, и уровня фактических потерь электрической энергии при ее передаче по электрическим сетям территориальной сетевой организации на соответствующем уровне напряжения за последний истекший год.

Рассчитывая уровень потерь, Комитет правомерно использовал данные минимального значения из норматива потерь электрической энергии при ее передаче по электрическим сетям для соответствующей группы территориальных сетевых организаций на соответствующем уровне напряжения, утвержденного приказом Министерства энергетики Российской Федерации от 30.09.2014 №674 «Об утверждении нормативов потерь электрической энергии при ее передаче по электрическим сетям территориальных сетевых организаций», действующего в период с 09.11.2014 г. по 31.03.2018 г.

При этом, в формулу расчёта обоснованно включены нормативы потерь электрической энергии при ее передаче по электрическим сетям территориальных сетевых организаций от отпуска электрической энергии в электрическую сеть, в размере 6,12% для среднего второго напряжения и в размере 7,27 % - для низкого напряжения.

Ввиду отсутствия у административного истца воздушных и кабельных сетей по уровням напряжения ВН (Высокое напряжение) и СН-1 (Среднее первое напряжение) нормативы потерь из приказа Министерства энергетики Российской Федерации от 30.09.2014 №674 не применялись.

С учётом приведённых обстоятельств размер уровня потерь 1,17% органом тарифного регулирования определён верно.

Доводы административного истца о необходимости применения в расчётах пункта 14 Методики определения нормативов потерь электрической энергии при ее передаче по электрическим сетям, утверждённой Приказом Минэнерго России от 07.08.2014 № 506 не опровергают правильности расчётов регулирующего органа.

Действительно, в соответствии с пунктом 14 Методики, действующей в редакции от 31.08.2016 года, для территориальных сетевых организаций, которые не используют линии электропередачи для оказания услуг по передаче электрической энергии по уровням напряжения ВН и СН1, должны применяться нормативы потерь, предусмотренные по уровням напряжения для групп территориальных сетевых организаций с большим значением соотношения величины отпуска электрической энергии в электрическую сеть и суммарной протяженности воздушных и кабельных линий электропередачи в одноцепном выражении.

Однако анализ приведённого нормативного акта свидетельствует о том, что он подлежал применению Министерством энергетики Российской Федерации (далее - Минэнерго России) при расчёте нормативов потерь электрической энергии при ее передаче по электрическим сетям территориальных сетевых организаций. При этом, Минэнерго России 30.09.2014 года, применяя в своих расчётах приведённую выше Методику, издало приказ № 674 «Об утверждении нормативов потерь электрической энергии при ее передаче по электрическим сетям территориальных сетевых организаций».

Кроме того, суд соглашается с позицией органа регулирования в той части, что пункт 40 (1) Основ ценообразования не содержит ссылок на приведённую Методику, а применённым в расчётах приказом Минэнерго России от 30.09.2014 № 674 не утверждены нормативы потерь электрической энергии при ее передаче по электрическим сетям территориальных сетевых организаций от отпуска электрической энергии в электрическую сеть в отношении организаций, не имеющих линий электропередач.

Давая оценку заключению судебной экспертизы, проведённой экспертами <.......> (Заключение эксперта № № <...> от 20 августа 2018 года) (л.д. 4-71 том), суд не может согласиться с выводами экспертов, поскольку все они связаны исключительно с расчётами, произведенными при неправильном применении правовых норм в области электроэнергетики. Таким образом, заключение эксперта фактически не опровергает расчётов органа тарифного регулирования, с которыми соглашается суд при разрешении заявленных исковых требований.

При таких обстоятельствах, оснований для удовлетворения требований административного истца в части признания недействующим Приложения 2 к Приказу Комитета тарифного регулирования Волгоградской области от 26.12.2017 № 53/22 «Об установлении необходимой валовой выручки на долгосрочный период регулирования 2018 - 2022 годы и долгосрочных параметров регулирования для ООО «Волжский метанол» в части установления уровня потерь электрической энергии при ее передаче по электрическим сетям в размере 1,17% не имеется.

В соответствии с частью 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации (далее - КАС РФ) и разъяснениями, изложенными в пункте 28 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2007 № 48, учитывая, что до вынесения решения суда нормативный правовой акт в оспариваемой части применялся и на основании оспариваемой нормы были реализованы права организаций, положения нормативного правового акта, признаваемые судом недействующими, подлежат признанию таковыми с момента вступления решения суда в законную силу.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 215-217 КАС РФ, суд

р е ш и л :

административное исковое заявление ООО «Волжский метанол» удовлетворить частично.

Признать недействующим со дня вступления решения суда в законную силу Приложение 1 к приказу комитета тарифного регулирования Волгоградской области от 26.12.2017 № 53/22 «Об установлении необходимой валовой выручки на долгосрочный период регулирования 2018 - 2022 годы и долгосрочных параметров регулирования для ООО «Волжский метанол» в части установления необходимой валовой выручки ООО «Волжский метанол» на (без учета оплаты потерь) на 2018 год в размере 14232,54 тысяч рублей.

В удовлетворении остальной части требований ООО «Волжский метанол» - отказать.

Решение суда или сообщение о его принятии в течение одного месяца со дня вступления решения суда в законную силу подлежит опубликованию в официальном печатном издании органа государственной власти, в котором был опубликован оспоренный нормативный правовой акт.

Решение может быть обжаловано в судебную коллегию по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в течение 1 месяца со дня принятия его в окончательной форме через Волгоградский областной суд.

Судья: И. Г. Кубасов