НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение Верховного Суда Удмуртской Республики (Удмуртская Республика) от 10.04.2013 № 3-22/2013

                          Дело № 3-22/2013

Р Е Ш Е Н И Е

10 апреля 2013 года                  г. Ижевск

Верховный Суд Удмуртской республики в составе

председательствующего судьи      Кричкер Е.В.,

при секретаре Метелевой    Н.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковым заявлениям бюджетного учреждения здравоохранения Удмуртской Республики «Городская поликлиника № Министерства здравоохранения Удмуртской Республики», бюджетного учреждения здравоохранения Удмуртской Республики «Детская городская клиническая поликлиника № Министерства здравоохранения Удмуртской Республики», бюджетного учреждения здравоохранения Удмуртской Республики «Детская городская поликлиника № Министерства здравоохранения Удмуртской Республики» к первичной профсоюзной организации работников здравоохранения Межрегионального профессионального союза работников здравоохранения "Д." о признании забастовки незаконной,

У С Т А Н О В И Л:

Бюджетное учреждение здравоохранения Удмуртской Республики «Городская поликлиника № Министерства здравоохранения Удмуртской Республики», бюджетное учреждение здравоохранения Удмуртской Республики «Детская городская клиническая поликлиника № Министерства здравоохранения Удмуртской Республики», бюджетное учреждение здравоохранения Удмуртской Республики «Детская городская поликлиника № Министерства здравоохранения Удмуртской Республики» (далее по тексту – ГП №, ДГКП №, ДГП №; детские поликлиники №, № и №; истцы) обратились в суд с исками к первичной профсоюзной организации работников здравоохранения г. Ижевска Межрегионального профессионального союза работников здравоохранения "Д." (далее по тексту – первичная профорганизация, ответчик) о признании забастовки незаконной.

Исковые заявления аналогичного содержания мотивированы тем, что 28 марта 2013 года в адрес истцов поступило коллективное обращение от группы участковых врачей и медицинских сестёр о нарушениях их трудовых прав. К письму приложено заявление детских врачей г. Ижевска с требованиями к Правительству УР и Министерству здравоохранения УР, а также уведомлением о том, что со 02 по 09 апреля 2013 года в ГП №, ДГКП № и ДГП № будет проводиться «итальянская забастовка». При этом в обращении было указано, что в данной забастовке примут участие медицинские работники, обслуживающие следующие участки вышеназванных детских поликлиник: участок № – ГП №; участки № – ДГКП №; участки № – ДГП №. Расценивая вышеуказанную акцию работников как забастовку, 29 марта 2013 года истцы направили в адрес ответчика, которого они полагали организатором забастовки, мотивированный ответ, где отклонили полученные ими требования. Истцы ссылаются на то, что организатором забастовки нарушены положения главы 61 Трудового кодекса РФ, поскольку забастовка была объявлена при полном игнорировании последним предусмотренных законом сроков, процедур и требований о прохождении примирительных процедур. Кроме того, считают, что оспариваемая забастовка создаст ситуацию, которая поставит под угрозу жизнь и здоровье пациентов детских поликлиник №, № и № (л.д.3-5, 31-33, 51-52).

Определением судьи от 02 апреля 2013 года данные гражданские дела объединены в одно производство для совместного рассмотрения и разрешения (л.д.74).

В судебном заседании представитель истцов С.М.В. (доверенности от ДД.ММ.ГГГГ сроком по ДД.ММ.ГГГГ – л.д.21, 41, 70) в полном объёме поддержал заявленные исковые требования, ссылаясь на доводы, изложенные в исках, просил их удовлетворить. При этом утверждал то, что между сторонами наличествует коллективный трудовой спор по поводу установления и изменения условий труда (включая заработную плату), началом которого является направление истцами в адрес ответчика ответов на полученное от него сообщение с приложенным заявлением; пояснил, что в детских поликлиниках № и № со 02 по 09 апреля 2013 года в забастовке приняли участие 9 врачей-педиатров, в том числе в ДГКП № – М.Т.В., Б.О.Э., Р.О,Ю., Ш.Л.Ф., К.А.М., Ю.Г.Ф.; и в ДГП № – А.О.В., О.Э.Н., Я.И.Н. Забастовка выразилась в частичном приостановлении работы указанными лицами. Медицинские работники детской поликлиники № участия в забастовке не принимали, однако на заявленных ГП № исковых требованиях представитель истцов настаивал, мотивируя это тем, что забастовка может начаться в любой момент.

Представители первичной профорганизации в судебном заседании заявленные требования не признали, полагая их не подлежащими удовлетворению.

Председатель первичной профорганизации М.Т.В. в судебном заседании пояснила, что коллективы работников ГП №, ДГКП №, ДГП № не уполномочили её на предъявление требований к их работодателям, а также на объявление забастовки. В коллективах работников ГП №, ДГКП №, ДГП № требования к работодателям не выдвигались, решение о проведении забастовки не принималось. Заявление детских врачей Ижевска, в котором были изложены требования к Правительству УР, Минздраву УР и Правительству РФ, было направлено в адрес истцов для сведения. Данные требования выдвинуты на пресс-конференции 23 марта 2013 года, которая проводилась в форме митинга, и на которой она не присутствовала. В период со 02 по 09 апреля 2013 года никто из работников детских поликлиник №, № и № ни полностью, ни частично работу не приостанавливал. Все участковые врачи-педиатры работали наравне с другими медицинскими работниками ГП №, ДГКП № и ДГП №.

Представитель первичной профорганизации К.А.П. в судебном заседании пояснил, что 23 марта 2013 года по его инициативе в г. Ижевске состоялся митинг, на котором участники выдвинули требования к Правительству УР, Минздраву УР и Правительству РФ, оформив их в виде заявления детских врачей г. Ижевска. В данном публичном мероприятии приняло участие около 80 человек, в числе которых были медицинские работники различных лечебных учреждений города, жители города, дети которых обслуживаются в детских поликлиниках, другие граждане, проявляющие активную жизненную позицию, и представители средств массовой информации. В тексте заявления использовался не предусмотренный законом термин «итальянская забастовка», под которым авторы понимали работу по установленным законом нормам и правилам.

Изучив материалы дела, выслушав участников процесса, исследовав и оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, в соответствии с требованиями статьи 67 ГПК РФ, в том числе допросив свидетелей, суд приходит к следующему.

Согласно протоколу ДД.ММ.ГГГГ собранием в количестве 9 человек, в том числе двумя работниками детской поликлиники № (Я.И.Н., О.Э.Н.), четырьмя работниками детской поликлиники № (Б.О.Э., Ш.Л.Ф., М.Т.В., Р.О,Ю.), одним работником бюджетного учреждения здравоохранения «Детская городская поликлиника № Министерства здравоохранения УР» (Р.Н.И.), одним работником бюджетного учреждения здравоохранения «Детская городская клиническая больница №» (Ш.О.Д.) и одним работником детской поликлиники № (К.Н.Н.) единогласно было принято решение об учреждении первичной профсоюзной организации работников бюджетных учреждений здравоохранения г. Ижевска, о вхождении её в состав Межрегионального профессионального союза работников здравоохранения "Д.", а также об избрании М.Т.В. председателем профсоюзного комитета первичной профсоюзной организации работников бюджетных учреждений здравоохранения г. Ижевска (л.д.90-93).

28 марта 2013 года председатель первичной профорганизации работников здравоохранения г. Ижевска Межрегионального профессионального союза работников здравоохранения "Д." М.Т.В. направила в адрес истцов сообщение, в котором информировала их о том, что в соответствии с решением собрания актива первичной профорганизации со 02 по 09 апреля 2013 года на 17 участках трёх детских поликлиник (участки № (детская поликлиника №); участки № (детская поликлиника №); участок № (детская поликлиника №) работа будет производиться с соблюдением всех нормативов, с максимальным учётом интересов каждого попавшего на приём ребёнка, в установленные законодательством и графиком работы учреждения часы.

К данному сообщению прилагалось заявление детских врачей города Ижевска, принятое на пресс-конференции в г. Ижевске 23 марта 2013 года, в которой участвовало 80 человек. Согласно данному заявлению со 02 по 09 апреля 2013 года участковые врачи и медсёстры детских поликлиник города Ижевска, активисты Межрегионального профсоюза медработников "Д." намерены провести «итальянскую забастовку» на своих рабочих местах, в течение которой работать «по инструкции», пунктуально соблюдая все нормы и правила в интересах ребёнка-пациента, тратя на приём одного ребёнка не 5-6 минут, а как положено по давно принятым нормативам 13-20 минут, а также отказавшись от работы за счёт личного времени, т.е. от неоплачиваемой переработки. В заявлении выдвинуты требования к Правительству УР, Минздраву УР: об изменении приказа Минздрава УР от 24 декабря 2012 года №887 и приказа главного врача детской поликлиники № от ДД.ММ.ГГГГ №, которыми разработаны и установлены критерии оценки труда участковой службы, а также утверждено Положение о распределении на их основе средств на осуществление выплат стимулирующего характера; о предотвращении принятия подобных Положений в других детских поликлиниках города Ижевска; об обеспечении выдачи до 30 марта 2013 года во всех поликлиниках г. Ижевска задержанной части стимулирующих выплат сотрудникам участковой службы, выплате надбавок за стаж в двойном размере; об обеспечении выплаты сотрудникам в детской поликлинике № всех «штрафных» денег за первые месяцы 2013 года; о немедленном (до 15 апреля) повышении оклада (базовой части зарплаты) участковым педиатрам и медсёстрам на 29%, что предусмотрено «дорожной картой», утвержденной федеральным центром; о проведении до 02 апреля 2013 года личной встречи министра здравоохранения УР с активом профсоюза "Д." и создании рабочей группы. Кроме того, выдвинуты требования к Правительству РФ: о включении всего объема «стимулирующих выплат» (10 тысяч врачам и 5 тысяч медсёстрам), действовавших до 01 января 2013 года в базовую часть зарплаты, чтобы «стимулирующая» часть зарплаты медработника составляла не более 50% от «базовой»; о снижении норматива обслуживания населения на территориальном участке с 800 до 600 человек, запрещении фактического превышения норматива более чем на 5%, а также запрещении совмещения работы одновременно на двух участках. Данное заявление никем не подписано (л.д.22-25).

В ответ на полученное сообщение с приложенным к нему заявлением руководители детских поликлиник №, № и № направили 29 марта 2013 года в адрес председателя первичной профорганизации М.Т.В. письма аналогичного содержания, которыми разъяснили положения действующего трудового законодательства в части рассмотрения индивидуальных и коллективных трудовых споров. При этом полагали, что между истцами и ответчиком? представляющим интересы работников детских поликлиник, существует коллективный трудовой спор по поводу установления и изменения условий труда (включая заработную плату), и указали, что мероприятия относительно планируемой забастовки носят противоправный характер, поскольку ставят под угрозу жизнь и здоровье пациентов ГП №, ДГКП №, ДГП № и объявлены без учёта сроков, процедур и требований, предусмотренных Трудовым кодексом РФ (далее по тексту – ТК РФ). При этом истцы предложили ответчику отказаться от запланированных мероприятий по проведению «итальянской забастовки», разрешать все имеющиеся споры в рамках действующего законодательства; осуществлять социальное партнёрство с ГП №, ДГКП № и ДГП № в рамках главы 61 ТК РФ; представить истцам акты, которыми ответчик уполномочен представлять интересы медицинских работников ГП №, ДГКП №, ДГП №, участвующих в трудовом споре (л.д.26-28, 46-48, 73).

29 марта 2013 года данные письма вручены истцами председателю первичной профорганизации М.Т.В., которая ознакомилась с ними путём прочтения, но отказалась удостоверить факт получения. В связи с чем, истцами составлены соответствующие акты (л.д.128-129).

Данные обстоятельства следуют из содержания исковых заявлений, пояснений участников процесса, сторонами фактически не оспариваются и подтверждаются представленными доказательствами.

Исковые требования ГП №, ДГКП № и ДГП № к первичной профорганизации не подлежат удовлетворению, поскольку в рассматриваемом случае отсутствует коллективный трудовой спор и, как следствие, забастовка; первичная профсоюзная организация является ненадлежащим ответчиком по настоящему гражданскому делу и её действия в правовом смысле не являются действиями органа, возглавляющего забастовку. Данные выводы суда основаны на следующем:

Частью 4 статьи 37 Конституции Российской Федерации за гражданами признано право на коллективные трудовые споры с использованием установленных федеральным законом способов их разрешения, включая право на забастовку.

Статьёй 21 ТК РФ среди основных прав работника предусмотрено право на разрешение индивидуальных и коллективных трудовых споров, включая право на забастовку, в порядке, установленном настоящим Кодексом, иными федеральными законами.

Суд констатирует, что действующее трудовое законодательство не содержит понятия «итальянская забастовка».

При этом частью 4 статьи 398 ТК РФ определено, что забастовка – это временный добровольный отказ работников от исполнения трудовых обязанностей (полностью или частично) в целях разрешения коллективного трудового спора.

Следовательно, забастовка может иметь место при одновременном наличии двух признаков: временного добровольного отказа работников от исполнения трудовых обязанностей (полностью или частично) и наличия коллективного трудового спора.

В соответствии с частью 1 той же статьи под коллективным трудовым спором понимаются неурегулированные разногласия между работниками (их представителями) и работодателями (их представителями) по поводу установления и изменения условий труда (включая заработную плату), заключения, изменения и выполнения коллективных договоров, соглашений, а также в связи с отказом работодателя учесть мнение выборного представительного органа работников при принятии локальных нормативных актов.

Коллективный характер данного спора проявляется в том, что одной из его сторон выступает коллектив работников, связанных определенным организационным единством (члены профсоюза, работники организации, ее филиала или представительства, иного обособленного структурного подразделения) и объединенные общими профессиональными (социально-трудовыми) интересами. Причём организационное единство работников – это не любая группа трудящихся, а коллектив, обладающий указанными в законе специфическими чертами. Кроме того, массовый характер одной или обеих сторон спора не может служить безусловным основанием для признания возникшего конфликта коллективным трудовым спором, поскольку необходимо наличие второго обязательного признака, характеризующего коллективный трудовой спор, – его предмета.

Как следует из закона (ч.1 ст.398 ТК РФ), коллективный трудовой спор может возникнуть по поводу установления и изменения условий труда (включая заработную плату), заключения, изменения и выполнения коллективных договоров, соглашений, отказа работодателя учесть мнение выборного представительного органа работников при принятии локальных актов в организации.

Причём применительно к коллективным трудовым спорам имеют значение лишь те условия труда, которые установлены или могут быть установлены работодателем.

Таким образом, коллективный трудовой спор возникает между участниками, одним из которых является коллектив работников, и направлен на защиту тех прав работников, которые связаны с их участием в правовом регулировании трудовых отношений и реализации норм, установленных в порядке коллективно-договорного регулирования.

Для того чтобы неурегулированные разногласия между работниками и работодателями были квалифицированы как коллективный трудовой спор, необходимо наличие обоих вышеназванных признаков. Если спор характеризуется лишь одним из них, его нельзя признать коллективным.

В ходе рассмотрения настоящего гражданского дела судом не установлено объективных данных, свидетельствующих о наличии обязательных признаков, указанных в законе, квалифицирующих заявленный трудовой спор как коллективный.

Исходя из системного толкования ст.ст.398-400 ТК РФ, суд признаёт, что днём начала коллективного трудового спора является день сообщения решения работодателя об отклонении всех или части требований работников (их представителей) или несообщение работодателем своего решения по требованиям работников.

Процедура выдвижения и утверждения требований работников и их представителей регламентирована статьёй 399 ТК РФ, согласно которой правом выдвижения требований обладают работники и их представители, определенные в соответствии со ст.ст.29-31 ТК РФ и ч.5 ст.40 ТК РФ.

В силу ст.ст.23, 25 ТК РФ социальное партнёрство в сфере труда – система взаимоотношений между работниками (представителями работников), работодателями (представителями работодателей), органами государственной власти, органами местного самоуправления, направленная на обеспечение согласования интересов работников и работодателей по вопросам регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений. Сторонами социального партнёрства являются работники и работодатели в лице уполномоченных в установленном порядке представителей.

В соответствии со ст.29 ТК РФ представителями работников в социальном партнёрстве являются: профессиональные союзы и их объединения, иные профсоюзные организации, предусмотренные уставами общероссийских, межрегиональных профсоюзов, или иные представители, избираемые работниками в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом.

Интересы работников при проведении коллективных переговоров, заключении или изменении соглашений, разрешении коллективных трудовых споров по поводу заключения или изменения соглашений, осуществлении контроля за их выполнением, а также при формировании и осуществлении деятельности комиссий по регулированию социально-трудовых отношений представляют соответствующие профсоюзы, их территориальные организации, объединения профессиональных союзов и объединения территориальных организаций профессиональных союзов.

Из содержания приведенных норм следует, что при наличии в организации первичной профсоюзной организации именно она по прямому указанию закона представляет интересы работников в системе социального партнёрства, включая разрешение коллективных трудовых споров по поводу заключения или изменения соглашений.

При этом требования, направленные представителем работников работодателю, должны быть утверждены на собрании (конференции) работников, либо, при невозможности проведения собрания (конференции), соответствующее решение представительного органа работников может быть утверждено путём сбора подписей более половины работников в поддержку выдвинутых им требований (части 2, 3 ст.399 ТК РФ).

Статьёй 37 ТК РФ предусмотрено три случая, когда профсоюзные организации выступают от имени всех работников конкретного работодателя, а именно: когда две или более первичные профсоюзные организации, объединяющие в совокупности более половины работников данного работодателя, создали единый представительный орган; когда в организации действует первичная профсоюзная организация, объединяющая более половины работников; когда на общем собрании (конференции) работников избрана первичная профсоюзная организация, которой поручено вступить в коллективные переговоры от имени работников.

Согласно штатным расписаниям, представленным в материалы дела, общее количество работников детской поликлиники № составляет 628,25 единиц, детской поликлиники № – 322,5 единиц и детской поликлиники № – 330,25 единиц (л.д.112-124).

Между тем, согласно протоколу учредительного собрания первичная профорганизация была создана девятью работниками лечебных учреждений города Ижевска, в том числе двумя медицинскими работниками детской поликлиники №, четырьмя медицинскими работниками детской поликлиники № и по одному работнику от детских поликлиник №, № и № (л.д.90-93). Другие правообразующие документы суду не представлены и отсутствуют у ответчика. При этом ответчик не представил сведения о том, являются ли лица, принявшие решение о создании первичной профорганизации, членами Межрегионального профессионального союза работников здравоохранения "Д.", а также сведения о том, сколько всего работников детских поликлиник №, № и № являются членами данного профсоюза.

Суд констатирует, что истцы не представили доказательства того, что требования, изложенные в заявлении детских врачей города Ижевска, были выдвинуты и утверждены в коллективах работников детских поликлиник №, № и № либо выдвинуты и утверждены полномочным представительным органом указанных коллективов работников путём собрания необходимого количества подписей работников в поддержку выдвинутых им требований.

В ходе рассмотрения дела суд установил, что документы, подтверждающие полномочия ответчика на представление интересов работников в коллективном трудовом споре, в том числе правообразующие документы, работодателям не передавались, доказательств обратного истцами не представлено.

Допрошенные в качестве свидетелей Н.Н.Л. (заместитель главного врача по медицинской части детской поликлиники №), К.Е.А. (заведующая детской поликлиники №), Т.Г.С. (заведующая педиатрическим отделением № детской поликлиники №), Б.Г.Л. (заведующая педиатрическим отделением № детской поликлиники №), А.А.В. (начальник отдела кадров детской поликлиники №), К.М.Д. (заместитель главного врача по медицинской части детской поликлиники №) в судебном заседании подтвердили, что работники их лечебных учреждений не выдвигали и не утверждали на собраниях какие-либо требования в адрес работодателей, не принимали решений о проведении забастовки.

Более того, председатель первичной профсоюзной организации М.Т.В., в силу ч.2 ст.68 ГПК РФ, под роспись в протоколе судебного заседания признала, что её как руководителя первичной профорганизации, коллективы работников детских поликлиник №, № и № не наделяли полномочиями на представление их интересов в коллективном трудовом споре; на выдвижение и утверждение требований к работодателям; а также на возглавление забастовки. Кроме того, М.Т.В. как участковый врач-педиатр детской поликлиники №, признала, что в коллективе работников детской поликлиники № не было собрания, на котором бы работники выдвинули и утвердили свои требования к работодателю и приняли бы решение об объявлении забастовки.

Учитывая изложенное, основываясь на правовых положениях ст.ст.398, 399, 410 ТК РФ, суд приходит к выводу о том, что в детских поликлиниках №, № и № коллективный трудовой спор не имеет места и не начинался.

При указанных обстоятельствах суд приходит к выводу, что первичная профсоюзная организация работников здравоохранения г. Ижевска Межрегионального профессионального союза работников здравоохранения "Д." является ненадлежащим ответчиком по настоящему гражданскому делу о признании забастовки незаконной, поскольку она в установленном законом порядке не наделена полномочиями по представлению интересов работников в системе социального партнёрства, в том числе полномочиями на выдвижение требований от имени коллективов работников детских поликлиник №, № и № к работодателям, а также не наделена полномочиями органа, возглавляющего забастовку.

В судебном заседании не добыто каких-либо объективных данных об организации и объявлении забастовки в детских поликлиниках №, № и № и каком-либо обсуждении данного вопроса в коллективах медицинских работников указанных учреждений.

В связи с чем, отсутствует коллективный характер спора, и как следствие, отсутствует забастовка, применительно к требованиям трудового законодательства.

Довод представителя истцов о том, что девять работников детских поликлиник № и № частично отказались от исполнения своих трудовых обязанностей, чем нарушили отдельные положения должностных инструкций, а также обязанности, возложенные на них правилами внутреннего трудового распорядка, не свидетельствует о том, что указанные действия являются забастовкой в целях разрешения коллективного трудового спора.

Поскольку коллективный трудовой спор не возник, а действия девяти работников детских поликлиник № и №, по утверждению представителя истцов, частично отказавшихся от исполнения трудовых обязанностей, не являются забастовочными действиями, у истцов отсутствовали основания для обращения в Верховный Суд УР с исками о признании забастовки незаконной.

Принимая во внимание, что в рассматриваемом случае коллективный трудовой спор отсутствует, то иные доводы представителя истцов, в том числе доводы о несоблюдении ответчиком примирительных процедур и сроков, а также о невыполнении ответчиком требований ч.8 ст.412 ТК РФ, требующей обеспечения минимума необходимых работ (услуг) не имеют определяющего правового значения для правильного разрешения спора.

Таким образом, суд не усматривает оснований для удовлетворения требований истцов.

Руководствуясь ст.ст.194-199 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

Р Е Ш И Л:

Исковые требования бюджетного учреждения здравоохранения Удмуртской Республики «Городская поликлиника № Министерства здравоохранения Удмуртской Республики», бюджетного учреждения здравоохранения Удмуртской Республики «Детская городская клиническая поликлиника № Министерства здравоохранения Удмуртской Республики», бюджетного учреждения здравоохранения Удмуртской Республики «Детская городская поликлиника № Министерства здравоохранения Удмуртской Республики» к первичной профсоюзной организации работников здравоохранения Межрегионального профессионального союза работников здравоохранения "Д." о признании забастовок в бюджетном учреждении здравоохранения Удмуртской Республики «Городская поликлиника № Министерства здравоохранения Удмуртской Республики», бюджетном учреждении здравоохранения Удмуртской Республики «Детская городская клиническая поликлиника № Министерства здравоохранения Удмуртской Республики», бюджетном учреждении здравоохранения Удмуртской Республики «Детская городская поликлиника № Министерства здравоохранения Удмуртской Республики», проведение которых планировалось со 02 по 09 апреля 2013 года, незаконными, оставить без удовлетворения.

Решение может быть обжаловано в Верховный Суд Российской Федерации в течение одного месяца со дня его изготовления в окончательной форме через Верховный Суд Удмуртской Республики.

Мотивированное решение суда изготовлено 15 апреля 2013 года.

Председательствующий:

судья Верховного Суда УР              Кричкер Е.В.