НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение Сыктывдинского районного суда (Республика Коми) от 16.11.2017 № 2-1290/17

№2-1290/2017

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Судья Сыктывдинского районного суда Республики Коми Сухопаров В.И.,

при секретаре судебного заседания Анисовец А.А.,

с участием прокурора Ивановой Д.И.,

рассмотрев в открытом судебном заседании «16» ноября 2017 года в с.Выльгорт гражданское дело по исковому заявлению Прощенко Н. М. к Государственному образовательному учреждению Республики Коми «Специальная (коррекционная) школа-интернат № 15 для детей – сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» о признании незаконным и отмене приказа об увольнении, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда и судебных расходов,

установил:

Прощенко Н.М. обратилась в суд с исковым заявлением к Государственному образовательному учреждению Республики Коми «Специальная (коррекционная) школа-интернат № 15 для детей – сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» о признании незаконным и отмене приказа об увольнении от 31.08.2017 №44к, восстановлении на работе в должности учителя с 31.08.2017, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула в размере 42 936 рублей, компенсации морального вреда в размере 20 000 рублей и судебных расходов, связанных с оплатой услуг представителя в размере 17 000 рублей. В обоснование заявленных требований указала, что 08.08.2015 между истцом и ответчиком заключен срочный трудовой договор № 17/2015, и в соответствии с приказом № 68-к от 28.08.2015 она принята на работу на должность учителя, сроком на 1 год. 29.08.2016 по предложению Государственного образовательного учреждения Республики Коми «Специальная (коррекционная) школа-интернат № 15 для детей – сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» заключено дополнительное соглашение № 31/2016, которым срок трудового договора продлен на период с 29.08.2016 по 31.08.2017. 24.08.2017 в адрес истца направлено уведомление о том, что она будет уволена с 31.08.2017 на основании п. 2 ст. 77 Трудового кодекса РФ. Указывая на незаконность увольнения, истец ссылается на отсутствие в трудовом договоре причины, послужившей основанием для заключения срочного трудового договора, а также на нарушение работодателем процедуры увольнения. В связи с незаконными действиями ответчика истцу причинен моральный вред, выразившийся в нравственных переживаниях, которые она оценивает в 20 000 рублей.

Истец Прощенко Н.М. и её представитель Сорокин Р.В. в судебном заседании уточнили заявленные требования, просили взыскать с ответчика сумму среднего заработка за время вынужденного прогула за период с 01.09.2017 по день вынесения решения судом по основаниям, изложенным в иске. Дополнительно пояснили, что Прощенко Н.М. была привлечена к исполнению трудовых обязанностей для развития направления, разработки программы, которая в последствие была утверждена на российском конкурсе педагогического творчества. До выхода на работу она в течение пяти лет находилась на пенсии. Трудовой договор она подписала, не ознакомившись с его содержанием. Кроме того, в нарушение положений ст. 57 Трудового кодекса Российской Федерации в нем не указана причина, послужившая основанием для заключения договора на определенный срок. Со ссылкой на ст. 79 Трудового кодекса Российской Федерации указывают, что поскольку работодателем в адрес работника не было направлено уведомление о прекращении трудового договора и вместо этого срок договора продлен дополнительным соглашением, то трудовые отношения между истцом и ответчиком фактически были продолжены, и оснований для расторжения трудового договора по п. 2 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации не имелось.

Представители ответчика Государственного образовательного учреждения Республики Коми «Специальная (коррекционная) школа-интернат № 15 для детей – сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» Бобрышева Н.А. и Будний А.В. в судебном заседании с заявленными требованиями не согласились, поддержав доводы, изложенные в отзыве на исковое заявление, дополнительно пояснили, что нарушений процедуры продления срочного трудового договора и процедуры увольнения истца, со стороны ответчика не допущено. Одним из оснований заключения срочного трудового договора с работником, является привлечение к выполнению трудовых обязанностей пенсионера. Срок программы профессионального обучения 2015 года, которую реализовала истец, составлял один год, в связи с чем, с истцом был заключен срочный трудовой договор. В группах профессионального обучения, в период реализации программ, в том числе по профессии «швея», необходимость реализации конкретной программы зависит от числа обучающихся. В 2015-2016 и 2016-2017 учебных годах сформировано 4 группы профессионального обучения, в том числе по специализации «швея», а в 2017-2018 учебном году, в связи с сокращением штата обучающихся по данному направлению образовательная деятельность не осуществлялась. Истец была принята на работу для организации профессионального обучения по профессии «швея», и в связи с отсутствием необходимости по дальнейшей реализации данной программы, у ответчика имелись основания для прекращения срочного трудового договора

Заслушав пояснения лиц, участвующих в деле, заключение прокурора, полагавшего, что исковые требования Прощенко Н.М. не подлежат удовлетворению, исследовав письменные материалы дела, суд приходит к следующему.

В судебном заседании установлено, что 28.08.2015 между Прощенко Н.М. и Государственным образовательным учреждением Республики Коми «Специальная (коррекционная) школа-интернат № 15 для детей – сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» заключен трудовой договор № 17/2015, в соответствии с условиями которого, работодатель предоставил работнику работу по должности учитель сроком на один год без установления испытательного срока.

На момент заключения указанного договора Прощенко Н.М. являлась пенсионером по возрасту.

Дополнительным соглашением № 31/2016 от 29.08.2016 срок действия трудового договора продлен до 31.08.2017.

На основании приказа Государственного образовательного учреждения Республики Коми «Специальная (коррекционная) школа-интернат № 15 для детей – сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» от 31.08.2017 № 71-к действие трудового договора от 28.08.2015 № 17/2015, заключенного с Прощенко Н.М. прекращено на основании п. 2 чт. 77 Трудового кодекса РФ в связи с истечением срока трудового договора.

Разрешая вопрос о законности увольнения Прощенко Н.М., суд исходит из следующего.

Согласно Конституции Российской Федерации труд свободен; каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду и выбирать род деятельности и профессию, а также право на защиту от безработицы (ч. ч. 1, 3 ст. 37).

Из названных конституционных положений не вытекает, однако, субъективное право человека занимать определенную должность, выполнять конкретную работу в соответствии с избранными им родом деятельности и профессией и, соответственно, обязанность кого бы то ни было такую работу или должность ему предоставить, - свобода труда в сфере трудовых отношений проявляется прежде всего в договорном характере труда, в свободе трудового договора. Именно в рамках трудового договора на основе соглашения гражданина и работодателя решается вопрос о работе по определенной должности, профессии, специальности и других условиях, на которых будет осуществляться трудовая деятельность.

В соответствии со ст. 22 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель имеет право заключать, изменять и расторгать трудовые договоры с работниками в порядке и на условиях, которые установлены данным Кодексом, иными федеральными законами.

Трудовой кодекс Российской Федерации, закрепляя требования к содержанию трудового договора, права сторон по определению его условий, предусматривает, что трудовой договор может заключаться на неопределенный срок и на определенный срок - не более пяти лет (срочный трудовой договор), если иной срок не установлен данным Кодексом и иными федеральными законами (ч. 1 ст. 58 Трудового кодекса Российской Федерации).

Предусмотрев возможность заключения срочных трудовых договоров, законодатель вместе с тем ограничивает их применение. По общему правилу, такие договоры могут заключаться только в случаях, когда трудовые отношения с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения не могут быть установлены на неопределенный срок, а также в некоторых иных случаях, предусмотренных Трудовым кодексом Российской Федерации или иными федеральными законами; трудовой договор, заключенный на определенный срок при отсутствии достаточных к тому оснований, установленных судом, считается заключенным на неопределенный срок (ч. ч. 2, 5 ст. 58 Трудового кодекса Российской Федерации).

В силу абз. 3 ч. 2 ст. 59 Трудового кодекса Российской Федерации по соглашению сторон срочный трудовой договор может заключаться с поступающими на работу пенсионерами по возрасту, а также с лицами, которым по состоянию здоровья в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, разрешена работа исключительно временного характера.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Определениях от 15 мая 2007 года N 378-О-П, от 22 ноября 2012 года N 2078-О, положение абз. 3 ч. 2 ст. 59 Трудового кодекса Российской Федерации, предусматривающее, что срочный трудовой договор с пенсионерами по возрасту может заключаться только по соглашению сторон, то есть на основе добровольного согласия работника и работодателя, предоставляет тем самым сторонам трудового договора свободу выбора в определении вида заключаемого договора. По взаимной договоренности договор может быть заключен как на определенный, так и на неопределенный срок.

Положениями части 2 ст. 77 Трудового кодекса РФ установлено, что одним из оснований прекращения трудового договора является истечение срока трудового договора (статья 79 настоящего Кодекса), за исключением случаев, когда трудовые отношения фактически продолжаются и ни одна из сторон не потребовала их прекращения.

В соответствии с ч. 1 ст. 79 Трудового кодекса Российской Федерации срочный трудовой договор прекращается с истечением срока его действия. О прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия работник должен быть предупрежден в письменной форме не менее чем за три календарных дня до увольнения.

Разрешая спор, суд исходит из того, что при заключении трудового договора стороны достигли соглашения о срочном характере трудовых отношений, что прямо предусмотрено п. 4 трудового договора от 28.08.2015 № 17/2015 и п. 4 дополнительного соглашения от 29.08.2016 № 31/2016, подписанными лично Прощенко Н.М.

В ходе рассмотрения дела, представители ответчика пояснили, что срочный трудовой договор с истцом заключен на определенный срок с согласия работника, а также в связи с производственной необходимостью, поскольку привлечение преподавателей, проводящих профессиональное обучение по специальным курсам, обусловлена количеством учащихся и носит временный характер. Так в 2015 и 2016 годах группы по специальности «швея» были сформированы. Вместе с тем, в учебный план профессионального обучения на 2017-2018 учебный год указанная специальность не вошла.

Поскольку работа имела в данном случае непостоянный характер, у ответчика в соответствии с обз. 8 ч. 2 ст. 59 Трудового кодекса Российской Федерации также имелись основания для заключения срочного трудового догвора.

Доводы Прощенко Н.М. о том, что при заключении трудового договора она не ознакомилась с его содержанием, в связи с чем не была осведомлена о заключении с ней договора на определенный срок, суд признает несостоятельными, поскольку трудовой договор подписан обеими сторонами, его копия получена истцом, о чем свидетельствует её собственноручно выполненная подпись.

Таким образом, суд приходит к выводу о законности действий работодателя при заключении и расторжении с истцом трудового договора и, соответственно, об отсутствии правовых оснований для удовлетворения заявленных Прощенко Н.М. требований.

Вопреки требованиям ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации Прощенко Н.М. не представлено доказательств, отвечающих принципам относимости и допустимости, подтверждающих факт того, что она была вынуждена заключить срочный трудовой договор, а также доказательств обращения к работодателю о заключении трудового договора на неопределенный срок.

Суд также не принимает во внимание доводы истца о нарушении порядка прекращения трудовых отношений в связи с ненаправлением Прощенко Н.М. уведомления о прекращении трудового договора от 28.08.2015, а его продлении на основании дополнительного соглашения.

Истечение установленного срока действия трудового договора влечет его прекращение, это обстоятельство не связано с инициативой работодателя и наступает независимо от его воли.

Материалами дела подтверждается, что сторонами 29.08.2016 заключено соглашение, устанавливающее срочный характер работы истца до 31.08.2017.

При таких обстоятельствах не имеется достаточных оснований полагать, что условие о срочном характере трудового договора с Прощенко Н.М. утратило силу.

Поскольку суд пришел к выводу об отказе истцу в удовлетворении требований о восстановлении на работе, производные требования о взыскании с ответчика среднего заработка за время вынужденного прогула удовлетворению не подлежат.

Согласно ст. 327 Трудового кодекса РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Поскольку в судебном заседании не установлено неправомерных действий ответчика, увольнение истца осуществлено с учетом положений действующего законодательства, суд приходит к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения требований о взыскании компенсации морального вреда.

В соответствии с частью 1 статьи 88 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.

Согласно статье 94 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации к издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся суммы, подлежащие выплате свидетелям, экспертам, специалистам и переводчикам, расходы на оплату услуг представителей, другие признанные судом необходимыми расходы.

По общему правилу, предусмотренному частью 1 статьи 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, к числу которых, согласно статье 94 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, относятся, в том числе расходы на оплату услуг представителя и иные расходы, признанные судом необходимыми.

Согласно пункту 1 статьи 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя.

Поскольку суд пришел к выводу об отказе Прощенко Н.М. в удовлетворении заявленных требований, соответственно требования о взыскании с ответчика 17 000 рублей – в счет оплаты услуг представителя, также удовлетворению не подлежат.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 194-198 Гражданского процессуального кодекса РФ, суд

решил:

В удовлетворении исковых требований Прощенко Н. М. к Государственному общеобразовательному учреждению Республики Коми «Специальная (коррекционная) школа-интернат № 15 для детей – сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» с. Пажга о признании незаконным и отмене приказа об увольнении от 31.08.2017 №44к, восстановлении на работе в должности учителя с 31.08.2017, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула за период с 01.09.2017 по 16.11.2017, компенсации морального вреда в размере 20 000 рублей и судебных расходов, связанных с оплатой услуг представителя в размере 17 000 рублей, отказать.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Верховный Суд Республики Коми через Сыктывдинский районный суд Республики Коми в течение одного месяца со дня изготовления мотивированного решения.

Мотивированное решение изготовлено 21.11.2017.

Судья В.И. Сухопаров.