НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение Прикубанского районного суда г. Краснодара (Краснодарский край) от 24.10.2019 № 2-7438/19

К делу № 2-7438/2019

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

24 октября 2019 г. г. Краснодар

Прикубанский районный суд г. Краснодара в составе:

председательствующего Бодровой Н.Ю.,

при секретаре Агасиевой К. А.,

с участием помощника судьи Тюфановой А.А.,

с участием помощника прокурора Ким Н.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению Гончаровой Т,В. к Главному управлению Министерства внутренних дел России по Краснодарскому краю о признании увольнения незаконным, восстановлении на службе в органах внутренних дел, применении последствий восстановления,

УСТАНОВИЛ:

Гончарова Т.В. обратилась в Прикубанский районный суд г. Краснодара с иском к ГУ МВД России по Краснодарскому краю о признании увольнения незаконным, восстановлении на службе в органах внутренних дел, применении последствий восстановления на службе.

В последующем истец Гончарова Т.В. уточнила исковые требования и просила признать незаконными заключения служебной проверки, приказа о привлечении к дисциплинарной ответственности, приказа об увольнения, восстановлении на службе в органах внутренних дел, применении последствий восстановления на службе.

В обоснование заявленных требований истица пояснила следующее.

В период с 18.03.2008г. по 10.02.2017г. она проходила службу в органах внутренних дел РФ, с ДД.ММ.ГГГГ - в должности следователя отдела по расследованию преступлений в сфере экономики контрольно- методического отдела управления Главного следственного управления ГУ МВД РФ по Краснодарскому краю. Приказом начальника ГУ МВД России по Краснодарскому краю от ДД.ММ.ГГГГ. она была уволена со службы в органах внутренних дел РФ, в связи с грубым нарушением служебной дисциплины на основании п. 6 ч. 2 ст. 82 Федерального закона от 30.11.2011г. № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее - Федеральный закон № 342-ФЗ). Служебная проверка (заключение от ДД.ММ.ГГГГ - л.д. 35-43), проводилась по тем же фактам, что и ранее проведенная служебная проверка (заключение от ДД.ММ.ГГГГ - л.д. 153-158). По результатам проверки от ДД.ММ.ГГГГ. истец, привлечена к дисциплинарной ответственности в виде строгого выговора. Ссылается на пропуск срока ответчиком для применения дисциплинарного взыскания в виде увольнения со службы. Считает приказ об увольнении незаконным, вынесенным с нарушениями норм действующего законодательства. С приказом не была ознакомлена, ей неизвестны основания его издания, об увольнении не уведомлена. Предполагает, что основанием издания приказа об увольнении могло являться заключение служебной проверки и приказ ответчика от ДД.ММ.ГГГГ. «О наложении дисциплинарного взыскания», с которым она также не была ознакомлена. Так, 01.02.2017г. она весь день находилась на рабочем месте, но с приказами ее никто не знакомил, с 02.02.2017г. - на больничном, ей был открыт листок временной нетрудоспособности. Истице известно, что в отношении нее проводилась служебная проверка по факту предоставления якобы подложных документов о временной нетрудоспособности за период с 7 по 9 сентября и ДД.ММ.ГГГГ. Данные документы являются подлинными и были выданы дежурным врачом-педиатром медицинского учреждения по ее месту жительства. С заключением по результатам данной проверки ее никто не ознакомил. Полагает, указанные обстоятельства нарушают законные права и интересы истицы.

Гончарова Т.В. просит признать незаконным ее увольнение со службы в органах внутренних дел с ДД.ММ.ГГГГ; признать незаконным и отменить заключение служебной проверки, утвержденное заместителем начальника ГУ МВД России по Краснодарскому краю от ДД.ММ.ГГГГ; признать незаконными и отменить приказ начальника ГУ МВД России по Краснодарскому краю от ДД.ММ.ГГГГ. «О наложении дисциплинарного взыскания» и приказ начальника ГУ МВД России по Краснодарскому краю от ДД.ММ.ГГГГ «Об увольнении»; восстановить ее на службе в органах внутренних дел с 10.02.2017 г.; обязать ГУ МВД России по Краснодарскому краю применить в отношении нее последствия восстановления на службе в органах внутренних дел, предусмотренные ст. 74 Федерального закона № 342-ФЗ.

Истец Гончарова Т.В. в судебном заседании заявленные требования поддержала в полном объёме и настаивала на их удовлетворении.

Представитель истца Шалькевич В.В. в судебном заседании указал о наличии в материалах дела двух заключений служебной проверки от ДД.ММ.ГГГГ. и ДД.ММ.ГГГГ и фактическом повторном привлечении истца к дисциплинарной ответственности за одно и тоже нарушение. Считает это нарушением ч. 5 ст. 193 ТК РФ, в силу которой за каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание. Истец на законных основаниях находилась на больничном по уходу за ребёнком 7, 8, 9 и ДД.ММ.ГГГГ Ссылался на нарушение ответчиком порядка привлечения истца к дисциплинарной ответственности и, как следствие, на необоснованность заключения служебной проверки от 31.01.2017г., незаконность приказов о привлечении к дисциплинарной ответственности и об увольнении от ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ соответственно. Настаивал на том, что увольнение истца произведено в период ее беременности. В связи с чем, просил удовлетворить заявленные требования и восстановить Гончарову Т.В. на службе с применением последствий, названных в ст. 74 Федерального закона № 342-ФЗ. Решение в части восстановления на службе привести в немедленное исполнение.

Представитель ответчика ГУ МВД России по Краснодарскому краю Гудыменко Е.А. в судебном заседании исковые требования не признал, возражал против их удовлетворения. Указал, что истец привлечена к уголовной ответственности и ей запрещено занимать должности государственной службы и в органах местного самоуправления, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных полномочий. Полагал, что истец не представила новых доказательств, которые влияют на законность ее увольнения. В ходе служебной проверки установлено, что справки об освобождении от трудовых обязанностей, которые представила истец, врачи не выдавали, справки не зарегистрированы в соответствующем журнале, а опрошенные врачи подтвердили недействительность этих справок. Гончарова Т.В. нарушила установленный порядок прохождения лечения сотрудником внутренних дел. Такое наблюдение и лечение необходимо проходить в лечебных учреждениях ведомственного подчинения. Ответчик согласен с тем, что факт беременности истца в 2016 году подтверждается документами и не оспаривает это. Вместе с тем считает, что о своей беременности в январе-феврале 2017 г. истец не уведомляла работодателя. Калугина не является работодателем истца. Документы, предоставленные истцом с краевой клинической больницы, свидетельствует лишь об обращении истца в связи с планированием беременности и прерыванием беременности в 2016 году. Представленный истцом протокол ультразвукового исследования (УЗИ) не подтверждает ее беременность. Факт беременности может подтвердить только врач терапевт, у которого находится амбулаторная карта больного. В медицинской карте, выданной ведомственным учреждением, вывод о беременности Гончаровой в феврале 2017 г. отсутствует. Просил отказать в иске.

В судебном заседании помощник прокурора Прикубанского округа г. Краснодара Ким Н.В. полагала, что исковые требования подлежат частичному удовлетворению. Просила признать незаконным приказ о расторжении контракта и увольнении от ДД.ММ.ГГГГ, поскольку подтверждено, что на момент увольнения Гончарова Т.В. была беременной. В части требований о восстановлении в должности считала требования необоснованными, так как в материалах дела имеется вступивший в законную силу приговор суда в отношении истца. В остальной части исковых требований просила отказать.

Суд, выслушав лиц, участвующих в деле, заключение прокурора, исследовав материалы дела, оценив в совокупности представленные доказательства, приходит к выводу о частичном удовлетворении заявленных требований по следующим основаниям.

Правоотношения, связанные с поступлением на службу в органы внутренних дел, ее прохождением и прекращением, а также с определением правового положения (статуса) сотрудника органов внутренних дел, регулируются Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (часть 1 статьи 2 названного федерального закона).

Так, на основании части 2 статьи 3 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ в случаях, не урегулированных нормативными правовыми актами Российской Федерации, в соответствии с которыми осуществляется регулирование правоотношений, связанных со службой в органах внутренних дел, к этим правоотношениям применяются нормы трудового законодательства.

В силу части седьмой статьи 11 Трудового кодекса Российской Федерации на федеральных государственных служащих действие трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права, распространяется с особенностями, предусмотренными федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Таким образом, Федеральным законом от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ предусмотрено субсидиарное применение норм трудового законодательства к отношениям, связанным со службой в органах внутренних дел.

В соответствии с положениями постановлений Конституционного Суда Российской Федерации от 26.12.2002г., № 17-П, от 15.07. 2009г. № 13-П. от 21.03.2014г. № 7-17, лица, которые проходят службу в органах внутренних дел. выполняют конституционно значимые функции, чем обусловливается их специальный правовой статус, содержание и характер обязанностей государства по отношению к ним и их обязанностей по отношению к государству.

В силу требований ч. 3 ст. 21 Федерального закона от 30.11.2011г. №342-ФЗ, гражданин, поступающий на службу в органы внутренних дел, и сотрудник органов внутренних дел при заключении контракта обязуются выполнять служебные обязанности в соответствии с должностным регламентом (должностной инструкцией) и соблюдать ограничения и запреты, связанные со службой в органах внутренних дел, а также внутренний служебный распорядок федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа, подразделения.

Судом установлено, что истец Гончарова Т.В. в период с 18.03.2008г. по 10.02.2017 г. проходила службу в органах внутренних дел Российской Федерации. С ДД.ММ.ГГГГ - в должности следователя отдела по расследованию преступлений в сфере экономики контрольно - методического отдела управления Главного следственного управления ГУ МВД РФ по Краснодарскому краю (л.д. 44).

В материалах дела имеется контракт о прохождении службы в органах внутренних дел, заключенный ДД.ММ.ГГГГ. между заместителем начальника ГУ МВД России по Краснодарскому краю ФИО8 и Гончаровой Т.В. (л.д. 50-51).

По факту отсутствия Гончаровой Т.В. по месту службы без уважительных причин в период с 26.08.2016 г. по 29.09.2016 г. ответчик проводил проверку. В результате проведенной служебной проверки установлена вина истца в нарушении ею положений Федерального закона от 30.11.2011г. № 342-ФЗ в части несвоевременного уведомления непосредственного руководителя о своей временной нетрудоспособности и в несвоевременном предоставлении подтверждающих документов. Истцу был объявлен строгий выговор. Данный факт подтверждается заключением служебной проверки, утвержденной заместителем начальника ГУ МВД России по Краснодарскому краю – начальником ГСУ ФИО8ДД.ММ.ГГГГ.

ДД.ММ.ГГГГ назначена служебная проверка по факту отсутствия Гончаровой Т.В. на службе без уважительных причин в период времени с 7 по 9 и 26 сентября 2016 года. Решением заместителя начальника ГУ МВД России по Краснодарскому краю ФИО8 срок проведения служебной проверки продлен на 30 суток.

31.01.2017г. утверждено заключение служебной проверки, по результатам которой за грубое нарушение служебной дисциплины, выразившееся в отсутствии на службе без уважительных причин более четырех часов подряд в течение установленного служебного времени 7,8,9 и 26 сентября 2016 года, принято решение об увольнении Гончаровой Т.В. из органов внутренних дел Российской Федерации по пункту 15 части 2 статьи 82 Федерального закона от 30.11.2011г. № 342-ФЗ.

01.02.2017г. издан приказ ГУ МВД России по Краснодарскому краю «О наложении дисциплинарного взыскания»,которым на Гончарову Т.В. наложено дисциплинарное взыскание в виде увольнения из органов внутренних дел (л.д. 89-90). Уведомление о привлечении Гончаровой Т.В. к дисциплинарной ответственности в виде увольнения было направлено по ее адресу почтой.

15.02.2017г. истец получил данное уведомление, в котором в качестве приложения был указан приказ о привлечении к ответственности. Истец утверждает, что самого приказа в конверте не было (л.д. 3-4).

10.02.2017г. на Гончарову Т.В. было оформлено представление к увольнению из органов внутренних дел Российской Федерации (л.д. 97-98).

Приказом ГУ МВД России по Краснодарскому краю от ДД.ММ.ГГГГ. Гончарова Т.В. уволена из органов внутренних дел Российской Федерации по п. 6 ч. 2 ст. 82 Федерального закона от 30.11.2011г. № 342-ФЗ (грубое нарушение служебной дисциплины) (л.д. 100-101).

14.03.2017г. Гончарова Т.В. направила в суд иск о признании увольнения незаконным и восстановлении на службе (л.д. 5).

Решением Прикубанского районного суда г. Краснодара от 19.04.2017 г. по делу суд отказал в удовлетворении ее исковых требований (л.д. 190-205).

ДД.ММ.ГГГГ судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда отклонила апелляционную жалобу представителя Гончаровой Т.В. и оставила указанное решение без изменения (л.д. 243-250).

ДД.ММ.ГГГГ Гончарова Т.В. обратилась в Прикубанский районный суд г. Краснодара с заявлением о пересмотре решения суда от ДД.ММ.ГГГГ по делу по вновь открывшимся обстоятельствам. Просила направить гражданское дело для рассмотрения по существу в суд первой инстанции.

В качестве вновь открывшихся обстоятельств указала, что ее представитель по доверенности Кремер Д.А. ни в первоначальном, ни в уточненном исковом заявлении, ни в судебных заседаниях первой и апелляционной инстанций не сообщил суду, что на момент проведения служебной проверки и вынесения приказа об увольнении она была беременна.

ДД.ММ.ГГГГ суд отказал Гончаровой Т.В. в пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам.

ДД.ММ.ГГГГ судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда согласилась с доводами Гончаровой Т.В. и удовлетворила ее частную жалобу, отменила определение от ДД.ММ.ГГГГ, удовлетворила ее заявление о пересмотре решения суд Прикубанского районного суда г. Краснодара от 19.04.2017 г. по вновь открывшимся обстоятельства и направила дело в суд первой инстанции для рассмотрения по существу.

В случаях, не урегулированных нормативными правовыми актами Российской Федерации, указанными в части 1 статьи 3 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ, к правоотношениям, связанным со службой в органах внутренних дел, применяются нормы трудового законодательства (часть 2 статьи 3 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ).

Согласно части 6 статьи 11 Трудового кодекса Российской Федерации особенности правового регулирования труда отдельных категорий работников (женщин) устанавливаются в соответствии с этим кодексом.

Поскольку особенности труда беременных женщин при прохождении службы в органах внутренних дел специальным законодательством не определены, то к данным отношениям применяются нормы трудового законодательства, в частности статья 261 Трудового кодекса Российской Федерации о гарантиях беременной женщине и лицам с семейными обязанностями при расторжении трудового договора.

В силу части 1 статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации расторжение трудового договора по инициативе работодателя с беременной женщиной не допускается, за исключением случаев ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем.

Конвенцией Международной организации труда N 183 "О пересмотре Конвенции (пересмотренной) 1952 года об охране материнства" (заключена в г. Женеве 15 июня 2000 г.) определено, что защита беременности, в том числе путем установления гарантий для беременных женщин в сфере труда, является общей обязанностью правительств и общества (преамбула).

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в пункте 3 постановления от 6 декабря 2012 г. N 31-П, часть 1 статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации относится к числу специальных норм, закрепляющих для беременных женщин повышенные гарантии по сравнению с другими нормами Трудового кодекса Российской Федерации, регламентирующими вопросы расторжения трудового договора, - как общими, так и предусматривающими особенности регулирования труда женщин и лиц с семейными обязанностями, и является по своей сути трудовой льготой, обеспечивающей стабильность положения беременных женщин как работников и их защиту от резкого снижения уровня материального благосостояния, обусловленного тем обстоятельством, что поиск новой работы для них в период беременности затруднителен. Названная норма, предоставляющая женщинам, которые стремятся сочетать трудовую деятельность с выполнением материнских функций, действительно равные с другими гражданами возможности для реализации прав и свобод в сфере труда, направлена на обеспечение поддержки материнства и детства в соответствии со статьями 7 (часть 2) и 38 (часть 1) Конституции Российской Федерации.

В пункте 25 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 января 2014 г. N 1 "О применении законодательства, регулирующего труд женщин, лиц с семейными обязанностями и несовершеннолетних" разъяснено, что, поскольку увольнение беременной женщины по инициативе работодателя запрещается, отсутствие у работодателя сведений о ее беременности не является основанием для отказа в удовлетворении иска о восстановлении на работе. Беременная женщина, трудовой договор с которой расторгнут по инициативе работодателя, подлежит восстановлению на работе и в том случае, если к моменту рассмотрения в суде ее иска о восстановлении на работе беременность не сохранилась.

Необходимо учитывать, что гарантия, закрепленная частью 1 статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации, распространяется также и на лиц, в отношении которых предусмотрено специальное регулирование. К таким лицам в частности относятся: женщины - руководители организации (глава 43 Трудового кодекса Российской Федерации), спортсмены и тренеры (глава 54.1 Трудового кодекса Российской Федерации), женщины, проходящие государственную гражданскую и муниципальную службу, и др. (пункт 26 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 января 2014 г. N 1).

Из буквального толкования части 1 статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации следует, что законом установлен запрет на увольнение по инициативе работодателя беременных женщин. Единственное исключение из этого правила - ликвидация организации либо прекращение деятельности индивидуальным предпринимателем.

Истец в подтверждение факта своей беременности предоставила протокол ультразвукового исследования (УЗИ) в 1 триместре беременности от ДД.ММ.ГГГГ Данное исследование пройдено в МУЗ Родильный дом женская консультация № 1. Из протокола УЗИ следует, что у истца обнаружены признаки маточной беременности, срок 3-4 недели.

В силу требований п. 5 ч. 1 ст. 12 Федерального закона от 30.11.2011г. № 342-ФЗ, сотрудник органов внутренних дел обязан в возможно короткие сроки сообщать непосредственному руководителю (начальнику) о происшествиях, наступлении временной нетрудоспособности и об иных обстоятельствах, исключающих возможность выполнения сотрудником своих служебных обязанностей.

Из буквального содержания заключения служебной проверки, утвержденного ДД.ММ.ГГГГ, следует, что ФИО10 является заместителем начальника отдела по преступлениям в сфере экономики контрольно-методического управления ГСУ ГУ МВД России по Краснодарскому краю. Истец пояснила, что ФИО10 была ее непосредственным руководителем в период службы в контрольно-методическом управлении. Представитель ответчика в судебном заседании данный факт не оспаривал, указав лишь, что ФИО10 не является работодателем истца.

02.02.2017г. в 08 часов 41 минуту Гончарова Т.В. направила смс сообщение абоненту «Калугина» о том, что она находится на больничном до родов и что рапортом доложит о наименовании учреждения, где открыт больничный. В свою очередь ФИО10 не могла не знать о проведении в то время служебной проверки, не сообщила руководству ГСУ ГУ МВД России по Краснодарскому краю о возможной беременности истца. Что в том числе повлекло расторжение трудовых отношений между истцом и ответчиком при отсутствии к тому законных оснований.

Со слов истца, о факте нахождения на больничном в период с ДД.ММ.ГГГГ она уведомила своих непосредственных руководителей ФИО10 и ФИО11 (заместителя начальника ГСУ ГУ МВД России по Краснодарскому краю) еще и телеграммами от ДД.ММ.ГГГГ, которые были получены «специалистом Горбуновым». Истец пояснила, что сами телеграммы у нее не сохранились, так как были направлены ответчику, но в деле имеются отчеты о получении таких телеграмм (л.д. 24).

В силу ч. 2 ст. 61 ГПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Согласно апелляционного определения Краснодарского краевого суда от 04.07.2019г., представитель истца Кремер Д.А. - не сообщил суду о беременности своего доверителя Гончаровой Т.В., о чём последней стало известно - 18.01.2019г. после ознакомления с материалами дела, что подтверждается справочным листом дела. Кроме того, указано, что Гончарова Т.В., 2 и ДД.ММ.ГГГГ известила своего работодателя о том, что беременна путем направления смс-сообщения и телеграммы, что объективно подтверждается материалами дела, однако представитель ГУ МВД, будучи своевременно извещенным о том, что Гончарова Т.В. на момент ее увольнения была беременной, также скрыл эту информацию от суда.

04.09.2019г. ответчику отказано в передаче кассационной жалобы на апелляционное определение краевого суда от ДД.ММ.ГГГГ

Таким образом, факт беременности Гончаровой Т.В. подтверждает не только протокол ультразвукового исследования от ДД.ММ.ГГГГ Данное обстоятельство установлено и указанными судебными актами, вступившими в законную силу. Определение этого обстоятельства в качестве вновь открывшегося и стало основанием для пересмотра дела по существу.

В силу ч. 2 ст. 61 ГПК РФ указанное обстоятельство является преюдициальным и доказыванию не подлежит, поскольку в настоящем споре участвуют те же стороны, что и при первоначальном рассмотрении иска Гончаровой Т.В.

Суд считает не состоятельными ссылки ответчика на отсутствие доказательств беременности истца в феврале 2017 г. по причине того, что она не встала на учет по беременности в определенный срок, в связи с отсутствием в деле других документов, подтверждающих факт беременности, в связи с отсутствием заключения в деле врача терапевта подтверждении диагноза о беременности, поскольку таковые не основаны на требованиях закона и противоречат материалам дела.

В действующем законодательстве, в том числе специальном, регулирующем вопросы службы в органах внутренних дел, отсутствует обязанность служащего вставать на учет по беременности на определенном сроке. Сам факт не постановки истца на учет по указанному основанию не опровергает того, что на ДД.ММ.ГГГГ она была беременна.

ДД.ММ.ГГГГ Гончарова Т.В. обратилась на прием в перинатальный центр женская консультация № 5. В ходе осмотра врач установила, что истец наблюдения не подлежит, так как произошел самопроизвольный аборт. Это подтверждается соответствующей справкой от ДД.ММ.ГГГГ, приобщённой к делу по ходатайству представителя истца.

В судебном заседании представитель истца указал, что через четыре дня после увольнения истца со службы ДД.ММ.ГГГГ в отношении нее было возбуждено уголовное дело и под влиянием этого у нее произошел выкидыш, что подтверждается справкой врача от ДД.ММ.ГГГГ

Верховный суд РФ в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 28.01.2014 N 1 "О применении законодательства, регулирующего труд женщин, лиц с семейными обязанностями и несовершеннолетних" сформулировал правовую позицию, обязательную для нижестоящих судов: учитывая, что увольнение беременной женщины по инициативе работодателя запрещается, отсутствие у работодателя сведений о ее беременности не является основанием для отказа в удовлетворении иска о восстановлении на работе. Беременная женщина, трудовой договор с которой расторгнут по инициативе работодателя, подлежит восстановлению на работе и в том случае, если к моменту рассмотрения в суде ее иска о восстановлении на работе беременность не сохранилась (пункт 25).

С учетом данного разъяснения Верховного суда РФ, установленного факта беременности истца и ее прерывания в дальнейшем уже после увольнения, доводы представителя ответчика об отсутствии у работодателя данных о нетрудоспособности и беременности истца на дату ее увольнения опровергаются материалами дела и преюдициальными выводами Краснодарского краевого суда, который заключил, что представитель ответчика скрыл от суда факт беременности Гончаровой Т.В. Само по себе отсутствие у работодателя сведений о беременности работника не может повлечь лишение истца установленных законом (ч. 1 ст. 261 Трудового кодекса РФ) гарантий.

Позиция ответчика о законности увольнения Гончаровой Т.В. в период беременности за нарушение служебной дисциплины высказана без учета приведенных положений Трудового кодекса РФ, устанавливающих гарантии беременным женщинам, правовой позиции Конституционного Суда РФ и разъяснений Пленума Верховного Суда РФ.

В пункте 23 Постановления Пленума ВС РФ от 17.03.2004 N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" разъяснено, что при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.

С учетом приведенных норм права и установленных обстоятельств дела суд приходит к выводу, что ответчиком не представлены доказательства соблюдения трудового законодательства при увольнении Гончаровой Т.В. со службы в органах внутренних дел.

Вопреки позиции ответчика, не отмененный приговор Прикубанского районного суда г. Краснодара от 27.06.2018 г. в отношении Гончаровой Т.В. не препятствует восстановлению ее на службе и не влечет отказа в удовлетворении заявленных требований. Иное бы означало игнорирование установленных для беременных женщин гарантий (ч. 1 ст. 261 Трудового кодекса РФ).

Федеральный закон от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ предусматривает широкий перечень оснований для прекращения или расторжения контракта, в том числе и в связи с осуждением сотрудника за преступление. Однако, оспариваемый приказ об увольнении Гончаровой Т.В. от ДД.ММ.ГГГГ содержит иное основание увольнения.

Суд, дав оценку собранным по делу доказательствам в соответствии со ст. 67 ГПК РФ, с учетом требований закона, подлежащего применению в данном споре, считает исковые требования в части признания незаконным приказа начальника Главного управления Министерства внутренних дел России по Краснодарскому краю от 10 февраля 2017 г. 330 л/с «Об увольнении» и восстановлении Гончаровой Т.В. на службе в органах внутренних дел с 10 февраля 2017 г. подлежащими удовлетворению.

В силу ч. 5,6 ст. 74 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ сотруднику органов внутренних дел, восстановленному на службе в органах внутренних дел, время вынужденного прогула засчитывается в стаж службы в органах внутренних дел, дающий право на дополнительный отпуск, ежемесячную надбавку за стаж службы (выслугу лет), пенсию за выслугу лет и на иные социальные гарантии, установленные законодательством Российской Федерации, а также в срок выслуги в специальном звании для присвоения очередного специального звания. Сотруднику органов внутренних дел, восстановленному на службе в органах внутренних дел, выплачивается не полученное (недополученное) им за время вынужденного прогула денежное довольствие, установленное по замещаемой им ранее должности в органах внутренних дел, и (или) компенсируется разница между денежным довольствием, получаемым им по последней должности в органах внутренних дел, и фактическим заработком, полученным в период вынужденного перерыва в службе.

С учетом изложенного, суд полагает, что процедура увольнения Гончаровой Т.В. произведена с нарушением требований действующего законодательства Российской Федерации.

Таким образом, суд считает, что вина и основания для привлечения к дисциплинарной ответственности истицы, не установлены.

Поскольку суд пришел к выводу об обоснованности иска в части восстановления истца на службе, то имеются основания возложить на ответчика обязанность применить по отношению к Гончаровой Т.В. последствия восстановления ее на службе в органах внутренних дел, предусмотренные статьей 74 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. 342 – ФЗ.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Исковые требования Гончаровой Т,В. к Главному управлению Министерства внутренних дел России по Краснодарскому краю о признании увольнения незаконным, восстановлении на службе в органах внутренних дел, применении последствий восстановления на службе - удовлетворить частично.

Признать незаконным увольнение Гончаровой Т,В. со службы в органах внутренних дел с ДД.ММ.ГГГГ.

Признать незаконным приказ начальника Главного управления Министерства внутренних дел России по Краснодарскому краю от ДД.ММ.ГГГГ. «О наложении дисциплинарного взыскания» и приказ начальника ГУ МВД России по Краснодарскому краб от ДД.ММ.ГГГГ «Об увольнении».

Восстановить Гончарову Т.В, на службе в органах внутренних дел с ДД.ММ.ГГГГг.

Обязать Главное управление Министерства внутренних дел России по Краснодарскому краю применить в отношении Гончаровой Т,В. последствия восстановления на службе в органах внутренних дел, предусмотренные статьей 74 Федерального закона от 30 ноября 2011г. 342 - ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные Законодательные акты Российской Федерации».

В удовлетворении остальной части исковых требований отказать.

Решение суда обратить к немедленному исполнению в части восстановления Гончаровой Т,В. на работе.

Решение может быть обжаловано в Краснодарский краевой суд в апелляционном порядке через Прикубанский районный суд г. Краснодара в течение месяца.

Председательствующий