НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение Октябрьского районного суда г. Томска (Томская область) от 29.04.2019 № 2-761/19

КОПИЯ

Дело № 2-761/2019

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

г. Томск 29 апреля 2019 года

Октябрьский районный суд г. Томска в составе:

председательствующего судьи Перемитиной И.А.,

при секретаре Панкратьевой Н.П.,

с участием:

помощника прокурора Кастамаровой Н.С.,

истца Борщ Е.Г.,

представителя истца Савченковой Л.А.,

представителя ответчика Щербинина А.Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению Борщ Екатерины Геннадьевны к Акционерному обществу «Томскнефтепродукт» Восточной нефтяной компании о признании незаконным отказа в предоставлении переименованной должности, признании незаконным приказа о расторжении трудового договора, восстановлении на работе путем возложения обязанности предоставить переименованную должность,

установил:

Борщ Е.Г. обратилась в суд с иском к Акционерному обществу «Томскнефтепродукт» Восточной нефтяной компании (далее по тексту – АО «Томскнефтепродукт» ВНК), в котором просит (с учетом увеличения) признать незаконным отказ ответчика от 31.01.2019 №01/01-0268 в предоставлении ей переименованной должности «заместителя генерального директора по персоналу и социальным программам», признать незаконным приказ №468-к от 02.04.2019 о расторжении с ней трудового договора с 05.04.2019 в связи с сокращением численности работников организации, п.2 ч.1 ст.81 Трудового кодекса Российской Федерации, восстановить её на работе в АО «Томскнефтепродукт» ВНК, обязав ответчика предоставить должность «заместителя генерального директора по персоналу и социальным программам» с 05.12.2018.

В обоснование заявленных требований указала, что с 24.07.2000 работала у ответчика, занимая с 01.07.2006 должность заместителя генерального директора по управлению персоналом – управляющего делами. 19.12.2015, находясь в отпуске по уходу за ребенком, получила уведомление в порядке ст.74 Трудового кодекса Российской Федерации (далее по тексту – ТК РФ) об изменении наименования должности с «заместителя генерального директора по управлению персоналом – управляющего делами» на «заместителя генерального директора по персоналу и социальным программам», с перечнем функционала переименованной должности. 19.12.2015 дала свое согласие на продолжение работы в новых условиях (на переименованной должности). С 04.02.2016 ушла в отпуск по беременности и родам, затем в отпуск по уходу за ребенком. 28.11.2018 уведомила работодателя о своем выходе на работу с 05.12.2018. Приказом №1862-к от 04.12.2018 приказано: прервать отпуск по уходу за ребенком, считать Борщ Е.Г. приступившей к работе с 05.12.2018 в прежней должности с прежними условиями труда. Однако фактически ранее занимаемая должность ей предоставлена не была, предложения о заключении дополнительного соглашения о переименовании должности от работодателя не поступало. Считает, что после получения согласия работника работодатель обязан был внести изменения в трудовой договор, заключив с ней дополнительное соглашение, после чего внести изменения в трудовую книжку и личную карточку, чего сделано не было, в том числе после её выхода на работу. Кроме того, ей стало известно, что на ранее предложенную ей должность «заместителя генерального директора по персоналу и социальным программам» принят другой постоянный сотрудник. После выхода на работу она была ознакомлена с должностной инструкцией, в которой был обозначен функционал, который не соответствовал ни ранее занимаемой ею должности, ни функционалу той должности, на которую она давала согласие. В штатном расписании ее должность была определена как временная «по 04.04.2019 (по достижению возраста 3-х лет ребенка сотрудника)». По существу нарушив порядок представления ей должности, на которую она дала согласие, ответчик предоставил ее другому постоянному работнику, а её должность определил как подлежащую сокращению. Нарушения Трудового кодекса Российской Федерации связаны с тем, что в период её нахождения в декретном отпуске и отпуске по уходу за ребенком занимаемая ею должность была ликвидирована. О ликвидации её известили, поименовав изменения как переименование должности. По выходу из отпуска по уходу за ребенком ранее занимаемая ею должность предоставлена ей не была, так как у нее кардинально поменялся функционал и объем должностных инструкций, то есть ей была предоставлена иная должность, о чем работодатель её не уведомил не позднее чем за 2 месяца, как того требует ст.74 ТК РФ. Считает, что ей незаконно не предоставили должность, на которую она дала свое согласие, а предоставили должность, которая была специально введена для её последующего сокращения.

В судебном заседании истец и ее представитель адвокат Савченкова Л.А., действующая на основании ордера №002051 от 29.03.2019, исковые требования поддержали в полном объеме по изложенным основаниям.

Представитель ответчика Щербинин А.Н., действующий на основании доверенности №ТНП-044/19 от 01.01.2019 (сроком по 31.12.2019), в судебном заседании исковые требования не признал по доводам, изложенным в письменных отзывах. Полагал, что каких-либо нарушений прав работника ответчиком не допущено. Истцу после её выхода из отпуска по уходу за ребенком была предоставлена именно та должность, которую она занимала до ухода в указанный отпуск, при этом несмотря на уменьшение трудовых обязанностей заработная плата была сохранена на прежнем уровне. Пояснил, что должность заместителя генерального директора по управлению персоналом – управляющего делами подлежала сокращению в связи с изменением организационной структуры Общества, однако сохранялась, поскольку Борщ Е.Г. находилась в декретном отпуске. При этом большая часть отделов, которые находились ранее в подчинении указанного должностного лица, были выведены в подчинение непосредственно генеральному директору. Считал, что должность заместитель генерального директора по управлению персоналом – управляющего делами значительно отличается по функционалу от введенной в штатное расписание должности заместитель генерального директора по персоналу и социальным программам, которую истец никогда не занимала, что само по себе исключает возможность восстановления её на данной должности. Кроме того, отметил, что для назначения кандидата на такую должность необходимо проведение процедуры согласования, однако Борщ Е.Г., имея неснятые и непогашенные дисциплинарные взыскания, пройти её не смогла бы. Уведомление, направленное в адрес истца в 2015 году об изменении наименования её должности, считает направленным ошибочно (т.1 л.д.56-62, 179-187).

Выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, исследовав представленные письменные доказательства, заслушав заключение прокурора, полагавшего исковые требования не подлежащими удовлетворению, суд приходит к следующему.

Конституция Российской Федерации провозглашает, что труд свободен; каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду и выбирать род деятельности и профессию, а также право на защиту от безработицы (статья 37, части 1 и 3).

Статья 46 Конституции Российской Федерации гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод.

Статьей 56 ТК РФ установлено, что трудовой договор – соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию в интересах, под управлением и контролем работодателя, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.

В соответствии со ст.22 ТК РФ работодатель вправе заключать, изменять и расторгать трудовые договоры с работниками в порядке и на условиях, которые установлены ТК РФ, иными федеральными законами.

На основании ст.72 ТК РФ изменение определенных сторонами условий трудового договора, в том числе перевод на другую работу, допускается только по соглашению сторон трудового договора, за исключением случаев, предусмотренных ТК РФ. Соглашение об изменении определенных сторонами условий трудового договора заключается в письменной форме.

В силу статей 56 и 57 ТК РФ условия, включенные в трудовой договор по соглашению сторон, являются обязательными как для работника, так и для работодателя.

В судебном заседании установлено, что истец Борщ Е.Г. работала у ответчика АО ««Томскнефтепродукт» ВНК, с 01.07.2006 занимая должность заместителя генерального директора по управлению персоналом – управляющего делами, что подтверждается объяснениями сторон, трудовым договором №145 от 05.12.2003 (с дополнительными соглашениями) и трудовой книжкой истца (т.1 л.д.5-14).

Согласно должностной инструкции заместителя генерального директора по управлению персоналом – управляющего делами, утвержденной 31.10.2008 генеральным директором ОАО «Томскнефтепродукт» ВНК, предназначением должности является обеспечение организации работы отдела кадров, юридического отдела, управления делами (отдела по работе с собственностью, общего отдела), организация работы ведущего специалиста по нормативному обеспечению бизнеса ОАО «Томскнефтепродукт» ВНК (далее Общество); контроль за соблюдением кадровой политики Компании в Обществе; обеспечение, организация и контроль работы по управлению персоналом в Обществе; обеспечение эффективной правовой защиты активов и интересов Общества, организация работы по обеспечению соблюдения законности в деятельности Общества; обеспечение построения эффективной системы правового обеспечения Общества; обеспечение решения вопросов корпоративного управления, контроль за организацией оформления и учета имущественных прав и обременений имущественного комплекса Общества; обеспечение организации и контроля внутреннего документооборота и делопроизводства; организация административно-хозяйственного обеспечения Общества; обеспечение организации и контроля за своевременной подготовкой, актуализацией и предоставлением предусмотренной действующим законодательством информации и сведений в контролирующие органы по линии подчиненных подразделений; координация работы подчиненных сотрудников с целью соблюдения максимальной оперативности и эффективности в решении стоящих перед Обществом задач (т.1 л.д.15-17).

Из объяснений представителя ответчика и представленных стороной ответчика документов следует, что приказом от 30.01.2019 №0098-П в целях оптимизации рабочих процессов и совершенствования организационно-штатной структуры АО «Томскнефтепродукт» ВНК 06.04.2019 исключена из штатного расписания АО «Томскнефтепродукт» ВНК должность «Заместитель генерального директора по управлению персоналом – управляющий делами» (т.1 л.д.38).

Основанием для принятия работодателем такого решения послужили письма ОАО «НК «Роснефть» от 11.08.2014 о внедрении типовой структуры нефтепродуктообеспечения, от 14.11.2014 об унификации организационных структур и функционала блока «Персонал и социальные программы» Обществ Группы, в котором ответчику указано на необходимость в срок не позднее 01.04.2015 обеспечить приведение в соответствие организационной структуры Общества типовому решению, которым должность заместителя генерального директора по управлению персоналом – управляющего делами не предусмотрена (т.1 л.д.109-134).

Как следует из схем организационной структуры АО «Томскнефтепродукт» ВНК на 01.12.2011 и с 16.09.2015, в подчинении у заместителя генерального директора по управлению персоналом – управляющего делами находились отдел кадров, юридический отдел, общий отдел, отдел по работе с собственностью и ведущий специалист по НОБ; в то время как у заместителя генерального директора по персоналу и социальным программам в подчинении находится только отдел кадров (в том числе учебный класс). При этом в схеме с 16.09.2015 и с 22.04.2016 должность заместителя генерального директора по управлению персоналом – управляющего делами не предусмотрена, так же упразднен отдел управления делами (т.1 л.д.96-98).

Судом установлено и сторонами не оспаривалось, что Борщ Е.Г., занимавшая должность заместителя генерального директора по управлению персоналом – управляющего делами находилась в отпусках по беременности и родам и по уходу за ребенком до 3 лет с 23.06.2011 по 07.10.2012 (приказ №499-к от 23.06.2011), с 08.04.2013 по 04.02.2016 (приказ №275-к от 08.04.2013), с 04.02.2016 по 22.06.2016 (приказ №83-к от 05.02.2016), с 23.06.2016 по 08.07.2016 (приказ №526-к от 08.06.2016), с 09.07.2016 по 04.12.2018 (приказы №557-к от 15.06.2016, №1862-к от 04.12.2018).

Согласно приказу №1862-к от 04.12.2018 на основании заявления Борщ Е.Г. от 03.12.2018 отпуск по уходу за ребенком заместителя генерального директора по управлению персоналом – управляющего делами Борщ Е.Г. прерван, она считается приступившей к работе с 05.12.2018 в прежней должности с прежними условиями труда (т.1 л.д.24).

Из материалов дела и объяснений сторон следует, что по выходу из отпуска Борщ Е.Г. была предоставлена для ознакомления новая должностная инструкция заместителя генерального директора по управлению персоналом – управляющего делами, утвержденная 04.12.2018, в которой содержались как прежние обязанности (в меньшем количестве), так и новые обязанности, связанные с произошедшими во время её отсутствия изменениями в законодательстве, от подписи, подтверждающей ознакомление с которой, истец отказалась (т.1 л.д.27).

Обращаясь за защитой трудовых прав, истец ссылалась на то, что после выхода из отпуска по уходу за ребенком она рассчитывала на то, что ей будет предоставлена переименованная должность, чего в действительности не произошло. При этом должность, которая была ей предоставлена, не соответствовала по функционалу той, с которой она уходила в отпуск.

Как установлено ст.74 ТК РФ в случае, когда по причинам, связанным с изменением организационных или технологических условий труда (изменения в технике и технологии производства, структурная реорганизация производства, другие причины), определенные сторонами условия трудового договора не могут быть сохранены, допускается их изменение по инициативе работодателя, за исключением изменения трудовой функции работника. О предстоящих изменениях определенных сторонами условий трудового договора, а также о причинах, вызвавших необходимость таких изменений, работодатель обязан уведомить работника в письменной форме не позднее чем за два месяца, если иное не предусмотрено ТК РФ.

При применении работодателем положений ст.74 ТК РФ запрещается изменение трудовой функции работника, содержание которой определяется в соответствии с ч.1 ст.57 ТК РФ (работа по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретный вид поручаемой работнику работы).

Согласно ч.4 ст.256 ТК РФ на период отпуска по уходу за ребенком за работником сохраняется место работы (должность).

Из материалов дела следует, что 18.11.2015 работодателем в адрес работника направлено уведомление, в котором со ссылкой на ст.74 ТК РФ было указано, что спустя 2 месяца с момента ознакомления Борщ Е.Г. с данным уведомлением, после окончания отпуска по уходу за ребенком её должность будет переименована и включена в штатное расписание, как заместитель генерального директора по персоналу и социальным программам. Также приведен функционал новой должности (т.1 л.д.22).

19.12.2015 истец была ознакомлена с данным уведомлением, в тот же день выразила согласие на продолжение работы в новых условиях и заключение дополнительного соглашения к трудовому договору.

Вместе с тем, каких-либо действий после этого сторонами трудового договора не производилось, дополнительных соглашений не заключалось, в связи с чем трудовой договор продолжил свое действие в прежней редакции.

Судом также установлено, что параллельно с должностью, занимаемой истцом, в штатное расписание работодателем во исполнение письма ОАО «НК «Роснефть» об унификации организационных структур и функционала блока «Персонал и социальные программы» была введена новая должность – заместитель генерального директора по персоналу и социальным программам, что подтверждается приказом №194-П от 18.04.2015, выпиской из штатного расписания на период с 01.07.2015 (т.1 л.д.233, 234).

Как следует из должностной инструкции заместителя генерального директора по персоналу и социальным программам, утвержденной 18.05.2016 генеральным директором АО «Томскнефтепродукт» ВНК, предназначением должности является определение направлений деятельности Общества в области управления персоналом и стратегии его развития посредством формирования долгосрочных и оперативных планов; обеспечение требований трудового законодательства; организация и контроль закупочных мероприятий проводимых по линии управления персоналом (т.1 л.д.85-89). Аналогичное предназначение указанной должности закреплено в должностной инструкции, утвержденной 13.11.2018 (т.1 л.д.90-95).

Представленными выписками из штатного расписания подтверждается, что за весь период нахождения истца в отпусках по беременности и родам и по уходу за детьми, в штатном расписании за ней сохранялась занимаемая должность, которая и была ей предоставлена с 05.12.2018 (т.1 л.д.221-230).

При этом суд не может принять во внимание довод стороны истца о том, что фактически работодателем осуществлено лишь переименование должности, и существующая на сегодняшний день должность заместителя генерального директора по персоналу и социальным программам идентична занимаемой ею ранее должности заместителя генерального директора по управлению персоналом – управляющего делами, поскольку исходя из анализа представленных должностных инструкций по указанным должностям, учитывая тот факт, что по вновь введенной должности установлены новые функции, а также дополнительные должностные обязанности, суд приходит к выводу о том, что в АО «Томснефтепродукт» ВНК действительно было проведено сокращение штата и численности работников и должность, которую занимала истец, была сокращена, но была введена иная новая должность, соответствующая единой организационной структуре группы компаний, в которую входит ответчик.

При таких обстоятельствах обязанности предоставления истцу должности заместителя генерального директора по персоналу и социальным программам, по мнению суда, у работодателя не имелось, поскольку данная должность не являлась идентичной должности, занимаемой истцом, более того, с 01.09.2017 данная должность предоставлена другому работнику.

С 05.12.2018 по 04.04.2019, то есть с момента выхода Борщ Е.Г. из отпуска по уходу за ребенком до момента её увольнения, обе должности являлись действующими, оба работника осуществляли свои трудовые функции, получали заработную плату за свой труд.

Доводы стороны истца о нарушении, допущенном со стороны работодателя, связанном с тем, что работника не уведомили об изменении её должностных обязанностей за 2 месяца до их изменения, судом отклоняются, поскольку доказательств, свидетельствующих о том, что права истца отсутствием такого уведомления были нарушены, истцом в нарушение положений ст.56 ГПК РФ не представлено, о невозможности исполнения трудовых обязанностей, изложенных в новой должностной инструкции, привлечения к дисциплинарной ответственности за ненадлежащее исполнение или неисполнение обязанностей истец в ходе рассмотрения дела не заявляла, при этом сторонами указано на то, что размер заработной платы истца не изменился несмотря на уменьшение объема работы.

Таким образом, каких-либо нарушений прав работника, вышедшего из отпуска по уходу за ребенком, предоставлением ей той должности, которая ею занималась до ухода в такой отпуск, суд не усматривает, в связи с чем оснований для возложения на работодателя обязанности предоставить иную должность, которую работник не занимал, не имеется.

Кроме того, само по себе письмо АО «Томскнефтепродукт» ВНК от 31.01.2019 №01/01-0268 по существу не является отказом в предоставлении истцу какой-либо должности, а содержит ответы на её обращения, изложенные в заявлениях от 06.12.2018, 07.12.2018, 25.01.2019, а также сообщение о том, что дополнительных соглашений к трудовому договору для перевода на должность заместителя генерального директора по персоналу и социальным программам работодателем заключаться не планируется (т.1 л.д.37), в связи с чем исковое требование о признании незаконным отказа АО «Томскнефтепродукт» ВНК от 31.01.2019 №01/01-0268 в предоставлении истцу переименованной должности «заместителя генерального директора по персоналу и социальным программам» удовлетворению не подлежит.

Разрешая требования истца о признании увольнения незаконным, суд приходит к следующему.

В соответствии с п.2 ч.1 ст.81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя.

Увольнение по такому основанию допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором (ч.3 ст.81 ТК РФ).

Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал, что принятие решения об изменении структуры, штатного расписания, численного состава работников организации, в том числе о сокращении вакантных должностей, относится к исключительной компетенции работодателя. При этом расторжение трудового договора с работником в связи с сокращением численности или штата работников организации (п.2 ч.1 ст.81 ТК РФ) допускается лишь при условии соблюдения порядка увольнения и гарантий, предусмотренных в ч.3 ст.81, ч.1 ст.179, ч.ч.1, 2 ст.180 ТК РФ (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 24.09.2012 №1690-О, от 19.07.2016 №1437-О, от 29.09.2016 №1841-О, от 28.03.2017 №477-О и др.).

Как разъяснено в п.10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 №2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», и, исходя из содержания ст.8, ч.1 ст.34, ч.ч.1, 2 ст.35 Конституции Российской Федерации и абз.2 ч.1 ст.22 ТК РФ, работодатель в целях эффективной экономической деятельности и рационального управления имуществом самостоятельно, под свою ответственность принимает необходимые кадровые решения (подбор, расстановка, увольнение персонала).

Следовательно, определение структуры и штата организации, принятие решений об их оптимизации для обеспечения эффективной деятельности и внесение необходимых кадровых изменений, в том числе предусматривающих сокращение численности или штата работников, является исключительной прерогативой работодателя, который вправе уведомить и расторгнуть трудовой договор с работником в связи с сокращением численности или штата работников организации (п.2 ч.1 ст.81 ТК РФ) при условии соблюдения закрепленного ТК РФ порядка увольнения и гарантий, направленных против произвольного увольнения.

Таким образом, принятие решения ответчиком об изменении штата организации, в том числе упразднении отдельных должностей является исключительным правом работодателя. При этом вопрос о необходимости и обоснованности сокращения штата работников в компетенцию суда не входит, поскольку сокращение имело место в действительности.

Согласно разъяснению, изложенному в п.23 вышеназванного Постановления, при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя. При этом необходимо иметь в виду, что расторжение трудового договора с работником по пункту 2 части первой статьи 81 Кодекса возможно при условии, что он не имел преимущественного права на оставление на работе (статья 179 ТК РФ) и был предупрежден персонально и под расписку не менее чем за два месяца о предстоящем увольнении (часть вторая статьи 180 ТК РФ).

Судом установлено, что приказом АО «Томскнефтепродукт» ВНК №468-к от 02.04.2019 Борщ Е.Г., заместитель генерального директора по управлению персоналом – управляющий делами, была уволена с 05.04.2019 в связи с сокращением численности работников организации, п.2 ч.1 ст.81 ТК РФ, ей выплачено выходное пособие в размере среднего месячного заработка, денежная компенсация за неиспользованные 125 календарных дней отпуска за период работы у работодателя.

Процедура увольнения стороной истца не оспаривается, при этом ответчиком представлены доказательства её соблюдения (т.1 л.д.205-212), в связи с чем суд приходит к выводу об отсутствии нарушений процедуры увольнения со стороны работодателя при увольнении Борщ Е.Г.

Доводы истца о незаконности увольнения основаны на убеждении в том, что работодатель обязан был предоставить ей должность, которая в штатном расписании ответчика значится как «заместитель генерального директора по персоналу и социальным программам».

При этом представленный ответчиком по ходатайству истца аудиторский отчет, в котором указано на то, что по объяснению ЗГД по персоналу и социальным программам А, должность заместителя генерального директора по персоналу и социальным программам согласована в составе организационной структуры Общества, так как основной работник находится в отпуске по уходу за ребенком, выводы суда не опровергает, поскольку содержит лишь выводы лица, проводившего аудиторскую проверку, а также работника ответчика (т.1 л.д.246-247). Кроме того, данному доказательству отдать предпочтение суд не может, оно опровергается совокупностью иных доказательств, представленных стороной ответчика.

Проанализировав представленные доказательства в их совокупности по правилам ст.67 ГПК РФ, учитывая выводы суда, изложенные выше об отсутствии оснований для предоставления истцу иной должности, суд приходит к выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения исковых требований Борщ Е.Г. о признании увольнения незаконным, в связи с чем полагает необходимым в удовлетворении заявленных требований отказать в полном объеме.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.194-199 ГПК РФ, суд

решил:

в удовлетворении исковых требований Борщ Екатерины Геннадьевны к Акционерному обществу «Томскнефтепродукт» Восточной нефтяной компании о признании незаконным отказа от 31.01.2019 №01/01-0268 в предоставлении переименованной должности «заместителя генерального директора по персоналу и социальным программам», признании незаконным приказа №468-к от 02.04.2019 о расторжении трудового договора в связи с сокращением численности работников организации, восстановлении на работе путем возложения на Акционерное общество «Томскнефтепродукт» Восточной нефтяной компании обязанности предоставить должность «заместителя генерального директора по персоналу и социальным программам» отказать в полном объеме.

Решение может быть обжаловано в Томский областной суд в течение месяца со дня изготовления в окончательной форме путем подачи апелляционной жалобы через Октябрьский районный суд г. Томска.

Копия верна.

Судья И.А. Перемитина

Секретарь: Н.П. Панкратьева

«___» _____________ 20 __ года

Судья: /подпись/

Оригинал хранится в деле №2-761/2019 в Октябрьском районном суде г.Томска.