НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга (Свердловская область) от 14.07.2020 № 2А-2458/20

Мотивированное решение изготовлено 14 июля 2020 года.

Дело № 2а-2458/2020.

УИД 66RS0005-01-2020-002750-86.

Решение

Именем Российской Федерации

03 июля 2020 года Октябрьский районный суд г. Екатеринбурга в составе председательствующего судьи Сухневой И.В.,

при секретаре Дружининой Е.А.,

с участием представителя административного истца Бойцова А.В.,

административного ответчика, представителя административного ответчика Жуковой М.С.,

заинтересованных лиц Апшановой Э.Р., Алимчановой Ф.А., Китаева А.А.,

представителя заинтересованного лица Гиляевой О.И.,

рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело по административному иску публичного акционерного общества «Газпром» к Государственной инспекции труда в Тюменской области, главному государственному инспектору труда Государственной инспекции труда в Тюменской области Жуковой Марине Сергеевне о признании незаконными предписания, заключения,

Установил:

ПАО «Газпром» обратилось в суд с выше указанным административным иском к Государственной инспекции труда в Тюменской области. В обоснование заявленных требований указало, что ДД.ММ.ГГГГ Саликов Р.Р., являвшийся охранником Туртасского отделения Тюменского отдела охраны Сургутского отряда охраны филиала ПАО «Газпром» «Южно-Уральское межрегиональное управление охраны ПАО «Газпром» в г. Екатеринбурге (далее Филиал), двигаясь к месту работы на личном транспорте, допустил дорожно-транспортное происшествие, в результате которого скончался. Также в результате дорожно-транспортного происшествия погибли находившиеся в то же время в автомобиле старший охранник Туртасского отделения ФИО9 и ведущий специалист по охране труда Сургутского отряда ФИО10, пребывавший в служебной командировке. По данному факту работодателем было организовано расследование группового несчастного случая, по итогам которого составлен акт формы № ****** от ДД.ММ.ГГГГ, в соответствии с которым несчастный случай с Саликовым Р.Р., ФИО9, ФИО10 классифицирован как несчастный случай, не связанный с производством. По итогам дополнительного расследования Государственной инспекцией труда в <адрес> составлено заключение от ДД.ММ.ГГГГ о необходимости квалификации произошедшего события как несчастного случая, связанного с производством. Также ПАО «Газпром» выдано предписание № ****** от ДД.ММ.ГГГГ, обязывающее работодателя считать акт о расследования группового смертельного несчастного случая от ДД.ММ.ГГГГ утратившим силу; составить акты формы Н-1 о несчастном случае на производстве на каждого погибшего Саликова Р.Р., ФИО9, ФИО10 в срок до ДД.ММ.ГГГГ; составленные акты формы Н-1 о групповом смертельном несчастном случае на производстве предоставить лицам, состоявшим на иждивении погибших, либо лицам, состоявшим с ними в близком родстве или свойстве и направить в Фонд социального страхования Российской Федерации в течение 3-х дней со дня составления. Указанные заключение и предписание от ДД.ММ.ГГГГ полагает незаконными, поскольку необходимых оснований для квалификации произошедшего дорожно-транспортного происшествия в качестве несчастного случая, связанного производством, не имеется. Так, в отношении Саликова Р.Р. и ФИО9 дорожно-транспортное происшествие произошло до начала их рабочего времени, в указанный момент Саликов Р.Р. и ФИО9 двигались на личном транспорте Саликова Р.Р., не выполняли трудовую функцию или поручение работодателя, в том числе связанное с доставкой ФИО10 к месту выполнения обязанностей в командировке. Использование личного транспорта в служебных целях запрещено приказом Филиала № ****** от ДД.ММ.ГГГГ. В свою очередь, ФИО10 на период командировки с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ определен порядок передвижения железнодорожным транспортом, а между отделениями Тюменского отдела охраны – служебным автотранспортом. Возможность передвижения служебным автотранспортом из <адрес> в <адрес>ДД.ММ.ГГГГ работодателем была обеспечена. Однако порядок передвижения в командировке ФИО10 самовольно был нарушен, возможно, ввиду наличия личных отношений с ФИО9 Копии оспариваемых заключения и предписания поступили в Филиал ДД.ММ.ГГГГ. На основании изложенного просит признать незаконным предписание № ******-ОБ/110-751-И/58-47 от ДД.ММ.ГГГГ и заключение от ДД.ММ.ГГГГ главного государственного инспектора труда Государственной инспекции труда в Тюменской области Жуковой М.С. Восстановить срок на обращение в суд.

В ходе судебного разбирательства определением суда в качестве административного соответчика привлечена главный государственный инспектор труда Государственной инспекции труда в Тюменской области Жукова М.С., в качестве заинтересованных лиц –Алимчанова Ф.А. (мать Саликова Р.Р.), Апшанова Э.Р. (дочь ФИО9), Китаев А.А. (брат ФИО10). Участие указанных лиц в судебном заседании обеспечено посредством использования видеоконференц-связи.

В судебном заседании представитель административного истца Бойцов А.В. на удовлетворении административных исковых требований настаивал.

В судебном заседании административный ответчик главный государственный инспектор труда Государственной инспекции труда в Тюменской области Жукова М.С., действующая также в качестве представителя административного ответчика Государственной инспекции труда в Тюменской области, против удовлетворения административных исковых требований возражала. Суду пояснила, что в результате дополнительного расследования установлено, что погибшие работники в момент дорожно-транспортного происшествия двигались к месту работы либо месту служебной командировки, то есть осуществляли передвижение в интересах работодателя. Произошедший случай не подпадает под указанные в ч. 6 ст. 229.2 Трудового кодекса Российской Федерации признаки для квалификации как не связанного с производством. Указала, что транспортное средство Саликова Р.Р. являлось личным только по отношению к данному работнику. Выразила сомнения в ознакомлении Саликова Р.Р. с приказом Филиала № ****** от ДД.ММ.ГГГГ о запрете использования личного транспорта в служебных целях, в ином случае полагала, что несоблюдение работниками данного приказа свидетельствует о ненадлежащем контроле за его исполнением со стороны работодателя. Дополнительно указала, что работодателем, извещенным о проживании работников Саликова Р.Р. и ФИО9 на значительном отдалении от места работы (80-110 км), не было организовано безопасное выполнение работ, например, вахтовый метод, развоз, что поставило указанных работников в опасные условия. Также со стороны Филиала не было должным образом обеспечено передвижение ФИО10 в командировке, поскольку документов о заблаговременном приобретении ему проездных документов не представлено, из его маршрута следует, что он приискивал себе транспорт. Довод об использовании ФИО10 транспортного средства Саликова Р.Р. для передвижения в связи с наличием дружеских отношений с ФИО16 каким-либо образом не подтвержден. На основании изложенного полагала, что несчастный случай с Саликовым Р.Р., ФИО9, ФИО10 подлежит квалификации как связанный с производством, просила в удовлетворении административных исковых требований отказать.

В судебном заседании заинтересованное лицо Алимчанова Ф.А. против удовлетворения административных исковых требований возражала. Суду пояснила, что ее сын Саликов Р.Р. работал охранником Туртасского отделения охраны с мая 2018 года. ДД.ММ.ГГГГ По устным распоряжениям руководства отделения периодически использовал личное транспортное средство в служебных целях. В частности, ДД.ММ.ГГГГ должен был доставить на личном транспортном средстве ДД.ММ.ГГГГ из <адрес> в <адрес>ФИО10, находящегося в служебной командировке, для чего ДД.ММ.ГГГГ был отозван из отпуска.

В судебном заседании заинтересованное лицо ФИО16 против удовлетворения административных исковых требований возражала. Полагала оспариваемые акты государственного инспектора труда законными, поскольку работодателем не была обеспечена безопасная организация работы ее отца ФИО9, работавшего старшим охранником в Туртасском отделении. В частности, проживая на значительном отдалении от места работы (80 км), ФИО9 был вынужден приискивать транспортное средство для прибытия на работу. Вахтовый метод работы работодателем предусмотрен не был.

В судебном заседании заинтересованное лицо ФИО18 против удовлетворения административных исковых требований возражал. Суду пояснил, что его брат ФИО10 в связи с исполнением служебных обязанностей регулярно направлялся в служебные командировки для проверки различных отделений охраны Сургутского отряда охраны Филиала. Ввиду затруднений с обеспечением ФИО10 транспортом в командировках, по распоряжению начальствующих лиц до определенных ему отделений ФИО10 довозили охранники этих отделений, на каком транспорте, ему неизвестно. В момент дорожно-транспортного происшествия ФИО10 направлялся к месту служебной командировки, в связи с чем полагал, что произошедший с ним несчастный случай подлежит квалификации как связанный с производством.

В судебном заседании представитель заинтересованного лица Главного управления - Свердловского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации Гиляева О.И. против удовлетворения административных исковых требований не возражала. Полагала, что оснований для квалификации дорожно-транспортного происшествия в качестве связанного с производством не имеется, поскольку ПАО «Газпром» с работниками Саликовым Р.Р. и ФИО9 соглашения об использовании личного транспорта в служебных целях достигнуто не было, равным образом не имелось распоряжения работодателя об использовании личного транспорта Саликова Р.Р. для доставления в Туртасское отделение охраны командированного ФИО10

Суд, заслушав представителя административного истца Бойцова А.В., административного ответчика Жукову М.С., заинтересованных лиц ФИО16, Алимчанову Ф.А., ФИО18, представителя заинтересованного лица ФИО12, исследовав материалы дела, приходит к выводу об отказе в удовлетворении заявленных требований по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, в соответствии с трудовым договором от ДД.ММ.ГГГГ Саликов Р.Р. принят на работу охранником Тюменского отдела охраны Сургутского отряда охраны филиала ПАО «Газпром» «Южно-Уральское межрегиональное управление охраны ПАО «Газпром» в <адрес> (т. 1 л.д. 74-80).

Согласно дополнительному соглашению от ДД.ММ.ГГГГ№ ****** к указанному трудовому договору Саликов Р.Р. выполняет трудовую функцию по должности «Охранник» с местом работы: Туртасское отделение Тюменского отдела охраны Сургутского отряда охраны названного Филиала (<адрес>) (т. 1 л.д. 81-82).

В соответствии с трудовым договором от ДД.ММ.ГГГГФИО9 принят на работу старшим охранником Тюменского отдела Сургутского отряда охраны Филиала (т. 1 л.д. 47-52).

Согласно дополнительному соглашению от ДД.ММ.ГГГГ к указанному трудовому договору ФИО9 выполняет трудовую функцию по должности «Старший охранник» с местом работы: Туртасское отделение Тюменского отдела охраны Сургутского отряда охраны Филиала (т. 1 л.д 53).

В свою очередь, согласно трудовому договору от ДД.ММ.ГГГГФИО10 принят на работу ведущим специалистом по охране труда в отдел обеспечения охранной деятельности Сургутского отряда охраны Филиала (т. 1 л.д. 83-90).

В соответствии с дополнительным соглашением от ДД.ММ.ГГГГ№ ****** к указанному трудовому договору ФИО10 выполняет трудовую функцию по должности «Ведущий специалист по охране труда» с местом работы: отдел обеспечения охранной деятельности Сургутского отряда охраны Филиала (<адрес>, Ханты-Мансийский автономный округ-Югра) (т. 1 л.д 90-91).

ДД.ММ.ГГГГ в период времени с 04 часов 30 минут до 07 часов 15 минут водитель Саликов Р.Р., управляя технически исправным транспортным средством Лада Приора 217030, госномер Е321КЕ45, осуществляя перевозку на переднем пассажирском сидении ФИО10, на заднем левом пассажирском сидении ФИО9, двигаясь по участку проезжей части 306 км федеральной автодороги Тюмень – Ханты-Мансийск, проходящей по территории Тобольского района Тюменской области, со стороны г. Тюмени в направлении г. Ханты-Мансийска, в нарушение требований п. 1.3, 1.5, 9.1, 10.1, горизонтальной разметки 1.1. Правил дорожного движения Российской Федерации не учел скорость своего движения, в результате чего потерял управление над своим транспортным средством, продолжая движение в неконтролируемом заносе, допустил выезд на полосу встречного движения, где по неосторожности совершил столкновение с двигавшимся во встречном ему направлении легковым автомобилем Хендай Таксон, гос№ ****** находящимся под управлением водителя ФИО13

В результате столкновения водитель Саликов Р.Р. и следовавшие совместно с ним пассажиры ФИО10, ФИО9 погибли.

По данному факту в возбуждении уголовного дела отказано СО МО МВД России «Тобольский» постановлением от ДД.ММ.ГГГГ в связи со смертью виновного лица Саликова Р.Р.

Как не оспаривалось лицами, участвующими в деле, в момент дорожно-транспортного происшествия Саликов Р.Р. управлял транспортным средством, принадлежавшим ему на праве собственности.

В соответствии с положениями ст. 229 Трудового кодекса Российской Федерации по факту группового несчастного случая ПАО «Газпром» создана комиссия для его расследования; на основании собранных материалов комиссией составлен акт о расследовании группового несчастного случая со смертельным исходом от ДД.ММ.ГГГГ, в соответствии с которым вышеописанный несчастный случай с Саликовым Р.Р., ФИО9, ФИО10 квалифицирован в отношении каждого работника как не связанный с производством.

В связи с поступлением жалоб родственников погибших ФИО7, ФИО16, ФИО18 Государственной инспекцией труда в Тюменской области организовано дополнительное расследование в порядке ст. 229.3 Трудового кодекса Российской Федерации, по результатам которого составлено заключение от ДД.ММ.ГГГГ о необходимости квалификации произошедшего события как несчастного случая, связанного с производством.

Также ПАО «Газпром» выдано предписание № ****** от ДД.ММ.ГГГГ, обязывающее работодателя считать акт о расследования группового смертельного несчастного случая от ДД.ММ.ГГГГ утратившим силу; составить акты формы Н-1 о несчастном случае на производстве на каждого погибшего Саликова Р.Р., ФИО9, ФИО10 в срок до ДД.ММ.ГГГГ; составленные акты формы Н-1 о групповом смертельном несчастном случае на производстве предоставить лицам, состоявшим на иждивении погибших, либо лицам, состоявшим с ними в близком родстве или свойстве и направить в Фонд социального страхования Российской Федерации в течение 3-х дней со дня составления.

Проверяя законность оспариваемых заключения и предписания, суд исходит из того, что в соответствии с ч. 1, 2 ст. 212 Трудового кодекса Российской Федерации обязанности по обеспечению безопасных условий и охраны труда возлагаются на работодателя.

Работодатель обязан обеспечить, помимо прочего, безопасность работников при эксплуатации зданий, сооружений, оборудования, осуществлении технологических процессов, а также применяемых в производстве инструментов, сырья и материалов; соответствующие требованиям охраны труда условия труда на каждом рабочем месте; информирование работников об условиях и охране труда на рабочих местах, о риске повреждения здоровья, предоставляемых им гарантиях, полагающихся им компенсациях и средствах индивидуальной защиты; принятие мер по предотвращению аварийных ситуаций, сохранению жизни и здоровья работников при возникновении таких ситуаций, в том числе по оказанию пострадавшим первой помощи; расследование и учет в установленном настоящим Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации порядке несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

В соответствии с ч. 1 ст. 227 Трудового кодекса Российской Федерации расследованию и учету в соответствии с данной главой подлежат несчастные случаи, происшедшие с работниками и другими лицами, участвующими в производственной деятельности работодателя (в том числе с лицами, подлежащими обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний), при исполнении ими трудовых обязанностей или выполнении какой-либо работы по поручению работодателя (его представителя), а также при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах.

Согласно ч. 3 той же статьи расследованию в установленном порядке как несчастные случаи подлежат события, в результате которых пострадавшими были получены: телесные повреждения (травмы), в том числе нанесенные другим лицом; тепловой удар; ожог; обморожение; утопление; поражение электрическим током, молнией, излучением; укусы и другие телесные повреждения, нанесенные животными и насекомыми; повреждения вследствие взрывов, аварий, разрушения зданий, сооружений и конструкций, стихийных бедствий и других чрезвычайных обстоятельств, иные повреждения здоровья, обусловленные воздействием внешних факторов, повлекшие за собой необходимость перевода пострадавших на другую работу, временную или стойкую утрату ими трудоспособности либо смерть пострадавших, если указанные события произошли, помимо прочего:

в течение рабочего времени на территории работодателя либо в ином месте выполнения работы, в том числе во время установленных перерывов, а также в течение времени, необходимого для приведения в порядок орудий производства и одежды, выполнения других предусмотренных правилами внутреннего трудового распорядка действий перед началом и после окончания работы, или при выполнении работы за пределами установленной для работника продолжительности рабочего времени, в выходные и нерабочие праздничные дни (абз. 2);

при следовании к месту выполнения работы или с работы на транспортном средстве, предоставленном работодателем (его представителем), либо на личном транспортном средстве в случае использования личного транспортного средства в производственных (служебных) целях по распоряжению работодателя (его представителя) или по соглашению сторон трудового договора (абз. 3);

при следовании к месту служебной командировки и обратно, во время служебных поездок на общественном или служебном транспорте, а также при следовании по распоряжению работодателя (его представителя) к месту выполнения работы (поручения) и обратно, в том числе пешком (абз. 4).

Аналогичные положения содержит Положение об особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях, утвержденное постановлениям Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 24.10.2002 № 73.

В силу ч. 6 ст. 229.2 Трудового кодекса Российской Федерации расследуются в установленном порядке и по решению комиссии (в предусмотренных данным Кодексом случаях государственного инспектора труда, самостоятельно проводившего расследование несчастного случая) в зависимости от конкретных обстоятельств могут квалифицироваться как несчастные случаи, не связанные с производством:

смерть вследствие общего заболевания или самоубийства, подтвержденная в установленном порядке соответственно медицинской организацией, органами следствия или судом;

смерть или повреждение здоровья, единственной причиной которых явилось по заключению медицинской организации алкогольное, наркотическое или иное токсическое опьянение (отравление) пострадавшего, не связанное с нарушениями технологического процесса, в котором используются технические спирты, ароматические, наркотические и иные токсические вещества;

несчастный случай, происшедший при совершении пострадавшим действий (бездействия), квалифицированных правоохранительными органами как уголовно наказуемое деяние.

Согласно ч. 7 ст. 229.2 Трудового кодекса Российской Федерации несчастный случай на производстве является страховым случаем, если он произошел с застрахованным или иным лицом, подлежащим обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

В силу ч. 1 ст. 5 Федерального закона от 24.07.1998 № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний подлежат физические лица, выполняющие работу на основании трудового договора, заключенного со страхователем.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10.03.2011 № 2 «О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» в силу положений статьи 3 Федерального закона от 24.07.1998 № 125-ФЗ и статьи 227 ТК РФ несчастным случаем на производстве признается событие, в результате которого застрахованный получил увечье или иное повреждение здоровья при исполнении обязанностей по трудовому договору или выполнении какой-либо работы по поручению работодателя (его представителя), а также при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем или совершаемых в его интересах как на территории страхователя, так и за ее пределами либо во время следования к месту работы или возвращения с места работы на транспорте, предоставленном страхователем (или на личном транспортном средстве в случае его использования в производственных (служебных) целях по распоряжению работодателя (его представителя) либо по соглашению сторон трудового договора), и которое повлекло необходимость перевода застрахованного на другую работу, временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности либо его смерть.

При этом следует учитывать, что событие, в результате которого застрахованный получил увечье или иное повреждение здоровья при следовании к месту служебной командировки и обратно, во время служебных поездок на общественном или служебном транспорте, а также при следовании по распоряжению работодателя (его представителя) к месту выполнения работы (поручения) и обратно, в том числе пешком, также может быть отнесено к несчастным случаям на производстве.

В связи с этим для правильной квалификации события, в результате которого причинен вред жизни или здоровью пострадавшего, необходимо в каждом случае исследовать следующие юридически значимые обстоятельства:

относится ли пострадавший к лицам, участвующим в производственной деятельности работодателя (часть вторая статьи 227 ТК РФ);

указано ли происшедшее событие в перечне событий, квалифицируемых в качестве несчастных случаев (часть третья статьи 227 ТК РФ);

соответствуют ли обстоятельства (время, место и другие), сопутствующие происшедшему событию, обстоятельствам, указанным в части третьей статьи 227 ТК РФ;

произошел ли несчастный случай на производстве с лицом, подлежащим обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (статья 5 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ);

имели ли место обстоятельства, при наличии которых несчастные случаи могут квалифицироваться как не связанные с производством (исчерпывающий перечень таких обстоятельств содержится в части шестой статьи 229.2 ТК РФ), и иные обстоятельства.

При таких обстоятельствах по смыслу действующего законодательства при квалификации несчастного случая как связанного с производством необходимо установить всю совокупность указанных в положениях ст. 227 Трудового кодекса Российской Федерации обстоятельств. При этом именно действие работника в интересах работодателя позволяет квалифицировать несчастный случай как связанный с производством.

Как следует из материалов дела и не оспаривалось административным истцом, Саликов Р.Р., ФИО9, ФИО10 на момент дорожно-транспортного происшествия являлись работниками ПАО «Газпром», то есть относились к категории лиц, участвующих в производственной деятельности работодателя, а также подлежащих обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

На основании служебной записки от ДД.ММ.ГГГГ в соответствии с приказом № ******-к СГО от ДД.ММ.ГГГГ с целью проведения административно-производственного контроля ФИО10 направлен в командировку в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ по маршруту: Ишимское – Богандинское – Ярковское – Тобольское – Туртасское – Демьянское отделения Тюменского отдела охраны, а также в Тюменский отдел охраны Сургутского отряда охраны Филиала.

Как не оспаривалось представителем административного истца, дорожно-транспортное происшествие ДД.ММ.ГГГГ произошло при следовании ФИО10 к месту служебной командировки из <адрес> в Туртасское отделение охраны, расположенное в одноименном населенном пункте.

При таких обстоятельствах, поскольку ФИО10 был направлен в командировку в установленном ст. 166 Трудового кодекса Российской Федерации, постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ№ ****** порядке, несчастный случай произошел с ним по пути следования в командировку, данное событие по смыслу абз. 4 п. 3 ст. 227 Трудового кодекса Российской Федерации независимо от вида и принадлежности транспорта подлежит расследованию и квалификации как несчастный случай на производстве, поскольку полученные ФИО10 повреждения здоровья повлекли его смерть.

В отношении Саликова Р.Р. и ФИО9 суд полагает необходимым учитывать, что, исходя из материалов дела, данные лица следовали к месту работы в соответствии с графиками сменности.

В момент дорожно-транспортного происшествия Саликов Р.Р. фактически выполнял функции по доставлению к месту командировки ФИО10, то есть действовал в интересах работодателя, а также использовал личное транспортное средство в производственных (служебных) целях. Равным образом ФИО9, исходя из сложившихся в тот момент конкретных обстоятельств дела, следовал к месту работы на транспортном средстве, используемом для исполнения распоряжения работодателя о командировке ФИО10 Полученные Саликовым Р.Р. и ФИО9 в результате несчастного случая травмы повлекли их смерть.

При этом обстоятельств, указанных в ч. 6 ст. 229.2 Трудового кодекса Российской Федерации, применительно к Саликову Р.Р. и ФИО9 судом не установлено, в том числе ни один из погибших работников не находился в состоянии алкогольного опьянения.

Отзыв Саликова Р.Р. из отпуска с ДД.ММ.ГГГГ по иным причинам, указанным в служебной записке и соответствующем приказе (т. 1 л.д. 92-93), не препятствует и не исключает фактического выполнения им выше описанных действий в интересах работодателя по доставлению ФИО10 к месту командировки.

Вопреки доводам представителя административного истца иного понимания сочетания «следование к месту выполнения работ» как к месту работы положения Трудового кодекса Российской Федерации не содержат.

При таких обстоятельствах суд полагает, что несчастный случай в отношении Саликова Р.Р. и ФИО9 также подлежит квалификации как связанный с производством, поскольку его обстоятельства соответствуют признакам, указанным в ст. 227 Трудового кодекса Российской Федерации.

Доводы стороны административного истца о нарушении работниками при следовании в Туртасское отделение охраны личным транспортом в нарушение положений трудового законодательства, а также приказа филиала № ****** от ДД.ММ.ГГГГ, запрещающего использование личного транспорта в служебных целях (т. 1 л.д. 94), по смыслу закона не имеют значения для квалификации произошедшего несчастного случая как связанного с производством. Данные факты при их подтверждении при составлении акта о несчастном случае на производстве могут быть учтены при указании причин несчастного случая.

Также, по мнению суда, использование работниками ПАО «Газпром» личного транспорта в служебных целях свидетельствует о неосуществлении работодателем должного контроля за соблюдением издаваемых им приказов, а также о непринятии работодателем всех зависящих от него мер для исключения подобного поведения.

Так, из копии служебной записи ФИО10 от ДД.ММ.ГГГГ следует, что в период командировки работодателем ему согласовано передвижение железнодорожным видом транспорта.

В судебном заседании лицами, участвующими в деле, не оспаривалось, что возможность прибытия в <адрес> из <адрес> к началу работы у ФИО10 железнодорожным транспортом отсутствовала, для данной цели единственно приемлемым с учетом транспортной доступности <адрес> является автомобильный транспорт.

Достаточных доказательств того, что в соответствии с п. 3.2 Порядка организации контроля предоставления контрагентами автотранспортных услуг, утвержденного приказом Филиала № ******ДД.ММ.ГГГГ (т. 1 л.д. 144-155), для передвижения ФИО10 из <адрес> в <адрес> был организован служебный автотранспорт, в том числе была направлена заявка контрагенту ПАО «Газпром», предоставляющему автотранспортные услуги, не имеется.

При этом ФИО10 при направлении в командировку сообщено уполномоченному лицу ФИО14 о ее распорядке в целях принятия мер к его проезду, доказательства того, что в дальнейшем от данного распорядка ФИО10 отказывался, в материалах дела отсутствуют.

Какими-либо локальными нормативными актами ПАО «Газпром» порядок действий работника при проезде к месту командировки служебным автотранспортом, не установлен. Данный вопрос не регулируется и Инструкцией по охране труда при следовании к месту служебной командировки и обратно пешком, на общественном транспорте, а также при нахождении на объектах магистрального газопровода и территориях других организаций, а также в общественных местах, утвержденной приказом № ****** от ДД.ММ.ГГГГ (т. 1 л.д. 201-213). Нормативно обязанность работника Филиала, находящегося в командировке, запрашивать служебный автотранспорт дополнительно при передвижении между отдельными отделениями, не закреплена.

Указанное сообразуется с пояснениями заинтересованных лиц ФИО7 и ФИО18, из которых следует, что передвижение ФИО10 в командировках осуществлялось, в том числе охранниками проверяемых им подразделений, которые должны быть довезти его и ДД.ММ.ГГГГ до <адрес>.

В свою очередь доводы административного истца о следовании ФИО10 в личном транспорте Саликова Р.Р. только в связи со сложившимися между ФИО10 и ФИО9 взаимоотношениями какими-либо доказательствами не подтверждены. Пояснения ФИО15, отобранные работодателем при расследовании группового несчастного случая, о личном знакомстве ФИО9 и ФИО10 не являются относимыми, поскольку каких-либо значимых для дела обстоятельств в достаточной степени они не подтверждают. Тем более при расследовании данное лицо не предупреждалось об уголовной ответственности, а о допросе данного лица в качестве свидетеля в судебном заседании сторона административного истца не ходатайствовала.

При этом оспариваемое предписание содержит в себе требования о составлении ПАО «Газпром» акта о несчастном случае на производстве на каждого пострадавшего, его передаче лицам, состоявшим на иждивении погибших, либо лицам, состоявшим с ними в близком родстве или свойстве, а также в исполнительный орган страховщика, что соответствует положениям ст. 229.3, 230 Трудового кодекса Российской Федерации.

Учитывая выше изложенное, суд приходит к выводу, что оспариваемые заключение и предписание составлены административными ответчиками в соответствии с требованиями закона, при наличии установленных положениями ст. 227, 229.3, 230 Трудового кодекса Российской Федерации оснований и, как следствие, не могут расцениваться как нарушающие права административного истца, в связи с чем в удовлетворении административных исковых требований суд отказывает.

Кроме того, согласно ч. 8 ст. 219 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации пропуск срока обращения в суд без уважительной причины, а также невозможность восстановления пропущенного (в том числе по уважительной причине) срока обращения в суд является основанием для отказа в удовлетворении административного иска.

Как следует из материалов дела, копии оспариваемых документов получены филиалом ПАО «Газпром» ДД.ММ.ГГГГ, с настоящим иском административный истец обратился ДД.ММ.ГГГГ, то есть по истечении установленного ч. 2 ст. 357 Трудового кодекса Российской Федерации 10-дневного срока с момента их получения.

Достаточных оснований для восстановления указанного срока, в том числе ввиду введения в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ№ ****** и Указом Губернатора Свердловской области от ДД.ММ.ГГГГ№ ******-УГ ограничительных мер ввиду распространения коронавирусной инфекции, суд не находит. Из материалов дела следует, что данные обстоятельства не явились препятствием подачи ПАО «Газпром» в течение предусмотренного законом срока, а именно 15.04.2020 и 20.04.2020, аналогичного административного искового заявления в Тобольский районный суд Тюменской области и в Тобольский городской суд Тюменской области. Данные административные исковые заявления возвращены ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ.

Сам же факт допущения административным истцом, являющимся юридическим лицом, имеющим штат юридической службы, ошибки относительно суда, которому подсудно рассмотрение административного иска, достаточным основанием для восстановления срока не является.

При таких обстоятельствах суд находит самостоятельным основанием к отказу в иске пропуск административным истцом установленного срока, оснований для восстановления которого суд не усматривает.

На основании изложенного и, руководствуясь ст. ст. 175-180, 227 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, суд

Решил:

В удовлетворении административных исковых требований публичного акционерного общества «Газпром» к Государственной инспекции труда в Тюменской области, главному государственному инспектору труда Государственной инспекции труда в Тюменской области Жуковой Марине Сергеевне о признании незаконными предписания, заключения – отказать.

Решение может быть обжаловано в Свердловский областной суд в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме путем подачи апелляционной жалобы через Октябрьский районный суд г. Екатеринбурга.

Председательствующий И.В. Сухнева