НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение Мысковского городского суда (Кемеровская область) от 04.09.2018 № 2-648/18

№2-648/18

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

Мысковский городской суд Кемеровской области в составе

Председательствующего: Казаковой И.В. .

При секретаре: Митьковской А.Н.

рассмотрев в открытом судебном заседании 04 сентября 2018 года дело по иску Крутихиной Л. И. к Обществу с ограниченной ответственностью ЧОО «Комбат-М» об установлении факта трудовых отношений обязании внести запись в трудовую книжку о приеме на работу и увольнении, взыскании недополученной заработной платы, компенсации за задержку заработной платы и компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:

Крутихина Л.И. обратилась в суд с иском к Обществу с ограниченной ответственностью ЧОО «Комбат-М» об установлении факта трудовых отношений обязании внести запись в трудовую книжку о приеме на работу и увольнении, взыскании недополученной заработной платы, компенсации за задержку выплаты заработной платы и компенсации морального вреда.

Требования мотивированы тем, что в середине февраля 2017 года она устроилась на работу к ответчику в должности охранника. На работу ее принимал ФИО1, который сделал ксерокопии ее документов, паспорта, удостоверения частного охранника, свидетельства о присвоении квалификации частного охранника 5 разряда, свидетельства о прохождении курса подготовки, акта о результатах периодической проверки на пригодность. ФИО1 разъяснил ей ее права и обязанности, Она заполнила заявление о приеме на работу и договор о материальной ответственности. ФИО1 озвучил ей график работы: сутки через трое с оплатой 1500 рублей за смену. Договор ей на руки не выдали.

Выплату заработной платы ответчик задерживал: в марте выплатили задолженность по заработной плате за февраль, в апреле 5000 рублей. Затем выплаты прекратились. Она продолжала работать. В сентябре выплатили 7 000 рублей, затем 5 000 рублей. В ноября ей отдали 25 000рублей. В январе выдали 4000,00 рублей, за периодическую комиссию ФИО2 заплатил 100 рублей в счет ее зарплаты.

Кроме того, испытывала моральные воздействия связи с написанным черновиком письма В.В. Жириновскому об имеющихся нарушениях в регионе. ФИО11-охранник предприятия и ФИО8 –ее сменщица посмеялись над ней, когда обнаружили черновик ее письма Жириновскому В.В. после смены она приехала к ФИО3, которая является ее подругой, там почувствовала себя плохо, ночью ее отвезли в реанимацию, у нее был стресс. В это время ответчик стал выплачивать заработную плату, однако ей ничего не выплатили, сказали, что она не отработала смену. Деньги ей по зарплате не выплатили до настоящего времени, она болела 1,5 месяца. Перенесенный стресс повлек потерю здоровья, она до сих пор вызывает скорую помощь ставить внутренние инъекции.

Просит суд установить факт трудовых отношений между ней и ответчиком в период с 17 февраля по 17 апреля 1201 года, обязать внести запись в трудовую книжку о приеме на работу и увольнении по собственному желанию с 17.04.2018 года, взыскать с ООО ЧООО «Комбат-М2 в ее пользу недополученную сумму заработной платы в размере 84550,00 рублей, компенсацию морального вреда за причиненный материальный ущерб в размере 300 000,00 руб.

В ходе рассмотрения дела истица требования увеличила, просила установить факт трудовых отношений между ней Крутихиной Л.И. и ответчиком в период с 17.02.2017года по 17.04.2018года, обязать ответчика внести запись в трудовую книжку о приеме на работу на должность охранника с 17.02.2017года и об увольнении по собственному желанию с 17.04.2018года, взыскать с ответчика в ее пользу недополученную заработную плату в размере 84500,00 рублей и компенсацию за задержку выплаты заработной платы в размере 4533,43руб, взыскать с ответчика в ее пользу компенсацию морального вреда в размере 300 000 рублей./л.д.112/.

В судебном заседании истица на иске настаивала, при этом пояснила, что

в феврале работала 17-го числа в качестве стажера за оплату 500 рублей, 20.02.2017года и 24.02.2017года работала в свою смену за полную оплату. В марте месяце 2017 года ее смены были 04,08,12,24 и 28 числа. В апреле месяцев ее смены были 01,05,09,11,13,17,21,25,30 числа. В мае 2017 года она выходила на работу 03,07,11,15,19,23,27,31 числа, в июне 2017года она работала 04,08,12,16,19,22,25,28 числа, в июле 2017 года она выходила на работу 01,04,07,10,13,18,22,30 числа, в августе 2017года 03,07,11,15,19,23,27,31 числа. В сентябре 2017 года она работала 04,08,12,16,20,24,28 числа. В октябре 2017 года она выходила на работу 02,06,10,14,16,20,24,28 числа, в ноябре 2017 года она работала 01,05,09,13,17,21 числа, в Декабре 2017года она выходила на работу 17,21,25,29 числа, в январе2018 года работала 02,06,10,14,18,22,26,30 числа, в феврале 2018 года 03,07,11,15,19,23,27 числа, в марте 2018 года выходила 03 числа и с 06.03.2018года по 16.04.2018года находилась на больничном.

Кроме того, истица пояснила, что больничные листы ответчику не сдавала, каких-либо последствий ввиду отсутствия ее на работе и не сдачи больничного листа для нее не было, ей просто не оплачивали за эти дни./л.д.186/.

Представитель истца- Андрианов М.В. пояснил, что поддерживает требования истца, считает их законными и обоснованными.

Ответчик в судебном заседании в лице представителя ФИО2 суду пояснил, что исковые требования истца не признает, поскольку истица никогда на их предприятии не работала, она приходила устраиваться на работу в январе 2018 года, у нее не было акта периодической проверки, он лично возил ее для прохождения периодической проверки. Однако пройдя таковую, Крутихина Л.И. больше не появлялась. Поскольку Крутихина Л.И. просила принять ее неофициально, о чем имеется ее заявление, которое директор подписывать отказался, Крутихиной Л.И. было отказано в приеме на работу, т.к. охранники принимаются на работу только по трудовому договору. Кроме того, было установлено, что Крутихина Л.И. имеет заболевание препятствующее ей работать охранником. Частная охранная деятельность относится к опасным производственным работам и согласно приказу № 302н «Об утверждении перечней вредных и (или) опасных производственных факторов и работ при выполнении которых проводятся обязательные предварительные и периодические медицинские осмотры.

Согласно п.48 работники (лица поступающие на работу) не допускаются к выполнению работ при наличии следующих общих медицинских противопоказаний: гипертонической болезни 3 стадии, болезни бронхолегочной системы с явлениями дыхательной недостаточности или легочно-сердечной недостаточности 2-3 степени.

Указанные заболевания отражены в медицинских документах истца, в связи с чем, она не могла быть принята и не принималась на работу.

Кроме того ФИО1 не обладает полномочиями приема на работу, таковые полномочия принадлежат только директору предприятия, поэтому довод истицы о приеме ее на работу и согласовании им условий работы и графика, совершенно не обоснованы, ни чем не подтверждены.

Считает, что требования истца не основаны на законе, просит в иске отказать при этом также просит применить срок исковой давности.

Суд, выслушав пояснения сторон, показания свидетелей, изучив материалы дела, приходит к следующему.

Трудовыми отношениями в соответствии со ст. 15 ТК РФ признаются отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы), подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором.

В соответствии со статьей 16 ТК РФ трудовые отношения между работником и работодателем возникают на основании трудового договора, заключаемого им в соответствии с Трудовым кодексом Российской Федерации, а также на основании фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен.

В силу ст. 56 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор - соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.

В соответствии с ч. 2 ст. 67 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключенным, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя. При фактическом допущении работника к работе работодатель обязан оформить с ним трудовой договор в письменной форме не позднее трех дней со дня фактического допущения к работе.

Согласно разъяснениям, содержащимся в абз. 3 п. 8 и в п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", если между сторонами заключен договор гражданско-правового характера, однако в ходе судебного разбирательства будет установлено, что этим договором фактически регулируются трудовые отношения между работником и работодателем, к таким отношениям в силу ч. 4 ст. 11 Трудового кодекса Российской Федерации должны применяться положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права. Если трудовой договор не был оформлен надлежащим образом, однако работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного представителя, то трудовой договор считается заключенным и работодатель (или его уполномоченный представитель) обязан не позднее трех рабочих дней со дня фактического допущения к работе оформить трудовой договор в письменной форме (ч. 2 ст. 67 Трудового кодекса Российской Федерации).

Из совокупного толкования положений ст. ст. 15, 15, 56, 67 Трудового кодекса Российской Федерации следует, что к характерным признакам трудового правоотношения относятся: личный характер прав и обязанностей работника; обязанность работника выполнять определенную, заранее обусловленную трудовую функцию; подчинение работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда; возмездный характер.

Поскольку законом не предусмотрено, что факт допущения работника к работе может подтверждаться только определенными доказательствами, суд при рассмотрении дела исходит из допустимости любых видов доказательств, указанных в ч. 1 ст. 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Из совокупного толкования норм трудового права следует, что к характерным признакам трудового правоотношения относятся: личный характер прав и обязанностей работника; обязанность работника выполнять определенную, заранее обусловленную трудовую функцию; подчинение работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда; возмездный характер (оплата производится за труд).

Истец Крутихина Л.И. утверждает, что 17 февраля заключила с ответчиком в лице ФИО1 трудовой договор по которому ФИО1 допустил ее к работе, выдал ключи, разъяснил права и обязанности и согласовал график работы.

В судебном заседании истица не пояснила, какую именно трудовую функцию выполнял у ответчика и не представил доказательств выполнения трудовой функции на регулярной основе и доказательств подчинения трудовому распорядку, при этом указала, что оплата ей производилась за каждый выход, а последствия ввиду ее не выхода на работу по каким -либо причинам, в том числе и по болезни, а также последствия отсутствия на работе и не сдачи за период болезни больничного листа для нее не наступали, поскольку она не выходила на работу ей это время не оплачивали. Из указанного следует, что истица подтвердила отсутствие у нее подчинения внутреннему трудовому распорядке.

Отсутствие волеизъявления истицы на подчинение внутреннему трудовому распорядку организации ответчика, подтверждается написанным собственноручно заявлением истца о том, что она желала, чтобы ее приняли на работу без оформления трудовых отношений « неофициально», которое

представлено ответчиком в материалах дела, не подписано руководителем предприятия, как и заполненный договор о материальной ответственности работника, который также не подписан ответчиком, ввиду отказа в приеме на работу истице.

Представленный истцом график выходов, на который истец ссылается как согласованный с ответчиком, фактически с ответчиком не согласован. Доказательств тому не представлено.

Доводы истицы о допуске ее к работе в должности охранника ФИО1 не нашли своего подтверждения в ходе рассмотрения дела: опровергаются показаниями свидетеля ФИО1, который показал, что Крутихину Л.И. к работе не допускал, у него отсутствовали и отсутствуют полномочия по допуску работников к работе и приеме их на работу, он состоит с ответчиком в гражданско-правовых отношениях, оказывает услуги по контролю сотрудников охраны ООО ЧОО «Комбат-М2 на территории промплощадки ООО ТУ ЗЖБК с докладом заместителю директора ФИО2 никаких других обязанностей договором оказания услуг на него не возложено, он фактически не исполняет иных обязанностей. При этом также показал, что ему не известно о таком работнике (Крутихина Л.И.) у ответчика. А также опровергаются представленными ответчиком для обозрения договорами № 03/2017 от 01.01.2017года и №10/2017 от 01.08.2017года согласно которым видно, что ФИО1 оказывает услуги по гражданско-правовым договорам ООО ЧОО «Комбат-М» по контролю сотрудников охраны ООО ЧОО «Комбат-М» на территории промплощадки ООО ТУ ЗЖБК с докладом заместителю директора ФИО2

Истцом не представлено каких-либо документов подтверждающих наличие между ней ответчиком трудовых отношений (в том числе согласованный график работы на который истец ссылается, документ, подтверждающий разъяснение прав и обязанностей работника в подтверждение трудовой функции ).

Записи о приеме ответчиком на работу в должности охранника и увольнении с работы за оспариваемый период в трудовой книжке истицы не имеется, с 31.12.2012 года истица уволена с последнего места работы, иных записей в трудовой книжке не имеется. /л.д.25-27.

Истцом представлены листки нетрудоспособности в качестве подтверждения места работы –организации ответчика, однако суд считает что таковыми не может подтверждаться место работы истца, учитывая, что оно записано в данных документах со слов истицы, а сами листы нетрудоспособности не являются допустимыми доказательствами, подтверждающими место работы истца, при этом суд учитывает, что таковые для оплаты ответчику истцом своевременно не представлены и последствий, предусмотренных трудовым законодательством в случае отсутствие на работе без уважительных причин для истицы не наступило.

Истцом не представлено доказательств наличия у нее акта о результатах проведения периодической проверки на пригодность к действиям в условиях, связанных с применением оружия и специальных средств, частных охранников и работников юридических лиц с особыми уставными задачами в соответствии с Положением о проведении органами внутренних дел Российской Федерации периодических проверок частных охранников и работников юридических лиц с особыми уставными задачами на пригодность к действиям в условиях, связанных с применением огнестрельного оружия и специальных средств. /Приказ МВД России от 29.06.2012 N 647(ред. от 17.03.2015) на момент трудоустройства, т.е. на 17.02.2017года.

В судебном заседании истец подтвердила, что периодическую проверку на пригодность к действиям в условиях, связанных с применением оружия и специальных средств, частных охранников и работников юридических лиц с особыми уставными задачами в соответствии с Положением о проведении органами внутренних дел Российской Федерации периодических проверок частных охранников и работников юридических лиц с особыми уставными задачами на пригодность к действиям в условиях, связанных с применением огнестрельного оружия и специальных средств она после 23 августа 2016 года и до 15 января 2018 года не проходила, акта периодической проверки за период с 23.08.2016года по 14.01.2018года не имеет.

С учетом того, что судом установлено отсутствие у истца акта периодической периодическую проверку на пригодность к действиям в условиях, связанных с применением оружия и специальных средств, частных охранников и работников юридических лиц с особыми уставными задачами в соответствии с Положением о проведении органами внутренних дел Российской Федерации периодических проверок частных охранников и работников юридических лиц с особыми уставными задачами на пригодность к действиям в условиях, связанных с применением огнестрельного оружия и специальных средств, что подтверждено истцом в судебном заседании, из чего следует, что истец не мог быть принят на работу в указанной им должности.

Из представленных сведений ответчиком – справке /л.д.182/ видно, что истица не состояла в штате организации ответчика.

Размер заработной платы на предприятии у лиц работающих охранниками в месяц составляет за оспариваемый истицей период 9750рублей/л.д.90/

К работам, при выполнении которых проводятся обязательные предварительные и периодические медицинские осмотры работников с периодичностью 1 раз в год, относится в том числе и работа в военизированной охране (п. 7 Приложения N 2 к Приказу Минздравсоцразвития России от 12.04.2011 N 302н).

Частные охранники обязаны ежегодно проходить медицинское освидетельствование на наличие или отсутствие заболеваний, препятствующих исполнению обязанностей частного охранника.

Медицинские заключения передаются частной охранной организацией в орган внутренних дел, выдавший лицензию на осуществление частной охранной деятельности (ст. 12 Закона РФ от 11.03.1992 N 2487-1 "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации

Индивидуальной программой реабилитации инвалида Крутихиной Л.И. подтверждается, что она является инвалидом <данные изъяты> группы бессрочно в соответствии с актом освидетельствования от ДД.ММ.ГГГГ. Из представленных выписных эпикризов Крутихиной Л.И. /л.д.22-24/ видно, что Крутихина Л.И. страдает <данные изъяты>

Указанные расстройства здоровья относятся к противопоказаниям к работам во вредных и (или) опасных условиях труда в соответствии с п.48 раздела IV ( Медицинские противопоказания к допуску к работам) приказа №302н от 12.04.2011года Об утверждении перечней вредных и (или) опасных производственных факторов и работ, при выполнении которых проводятся обязательные предварительные и периодические медицинские осмотры ( обследования), и порядка проведения обязательных предварительных и периодических медицинских осмотров ( обследований) работников, занятых на тяжелых работах и на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, которым установлено, что работники (лица, поступающие на работу) не допускаются к выполнению работ с вредными и (или) опасными условиями труда, а также работ, при выполнении которых обязательно проведение предварительных и периодических медицинских осмотров (обследований) в целях охраны здоровья населения, предупреждения возникновения и распространения заболеваний, при наличии следующих общих медицинских противопоказаний: гипертоническая болезнь III стадии, 3 степени, риск IV; болезни бронхолегочной системы с явлениями дыхательной недостаточности или легочно-сердечной недостаточности 2 - 3 степени.

В связи с изложенным установлено, что у истицы имелись противопоказания к работе в должности охранника, ей об этом было известно, согласно пояснениям ответчика это послужило одним из оснований для отказа в приеме на работу.

Суд не может положить в основу удовлетворительного решения по требованиям Крутихиной Л.И. показания свидетелей ФИО4, допрошенного в суде, поскольку он знает о том, что истица работала у ответчика с со слов истца и со слов третьих лиц. Сам он не видел обстоятельств заключения с ней трудового договора и допуска ее к работе. Довод свидетеля о том, что он видел как Крутихина Л.И. ездила вместе с ним в автобусе на работу, находилась на проходной, не свидетельствует о наличии трудовых отношений у истицы с ответчиком в должности охранника.

При этом сам факт трудоустройства ФИО4 у ответчика не подтвержден на момент рассмотрения дела в суде. При этом свидетель ФИО4 не смог пояснить точный период работы истицы у ответчика, а также даты ее выхода на работу( смены и их периодичность, указав, что точно этого не помнит, возможно была подработка. Характер работы истца ФИО4 не пояснил, указав, что сам работал на другом посту охраны, т.е. не совместно с истицей. При изложенных обстоятельствах суд считает, что показания указанного свидетеля й не могут быть достоверными в части подтверждения допуска истца к работе и возникновению между истцом трудовых отношений на определенных условиях заработной платы, трудовой функции и режима труда.

Истец ссылается на представленный им график отработанных смен/л.д.6/, из данного графика не усматривается периодичность выходов истца, имеется несогласованность периодичности озвученной истицей ( сутки через трое) с фактическими выходами, с учетом пояснений истца в части отсутствия каких либо-последствий при ее не выходе на работу( кроме не выплаты денежных средств), суд ставит под сомнения изложенные истцом данные в части периодичности ее выходов в качестве работника ответчика на работу.

Суд не может положит в основу удовлетворительного решения по требованиям Крутихиной Л.И. показания свидетелей ФИО5 и ФИО3 в части установления факта трудовых отношений и причинения нравственных страданий истице ответчиком в результате нарушения ее трудовых прав, допрошенных в суде, поскольку они знают о наличии трудовых отношений и причинении нравственных страданий истице ответчиком со слов истца, сами при заключении трудового договора и оказании психического воздействия со стороны ответчика на истца ( на которые ссылается истица в подтверждения причинения морального вреда) не присутствовали.

Довод свидетеля ФИО5 о том, что она работала совместно с истицей в оспариваемый истцом период, т.е. с февраля 2017 года по март 2018года, суд оценивает критически, считает его не соответствующим действительности, поскольку установлено, что ФИО5 работала в организации ООО «Промбетон» в период с 01.09.2017года, что не совпадает с заявленным истицей периодом ( с февраля 2017года) о том, что Крутихина работает охранником сделала вывод по одежде Крутихиной- охранной форме с нашивкой «Комбат-н», что также не соответствует названию предприятия ответчика. Кроме того, опрошенный свидетель является дочерью приятельницы Крутихиной Л.И. Учитывая не согласованность показаний свидетеля ФИО5 с иными доказательствами, а также наличие длительных (более 10 лет) дружеских отношений между семьями свидетеля и Крутихиной Л.И., суд считает, что показания свидетеля не соответствуют действительности, не могут быть положены в основу суждения по делу.

Представленный истцом СД – диск с фотофиксацией журнала сдачи-приема смен, суд считает не допустимым доказательством по делу, поскольку подлинник такового суду не представлен, ответчик оспаривает достоверность сведений представленных на диске, ссылается, что первый лист журнала достоверен, последующие не являются журналом сдачи приема смен, что именно сфотографировала истица не известно, представил в обоснование своих довод журнал сдачи приема смен, который прошит, пронумерован, скреплен печатями предприятия, ведется с марта 2018 года, пояснив, что данные журналы являются текущей документацией, по окончании их заполнения не хранятся уничтожаются, их хранение делопроизводством не предусмотрено, журналы уничтожаются за ненадобностью.

При изложенных обстоятельствах, учитывая положения п 7 ст67 ГПК РФ суд не может считать доказанными обстоятельства, подтверждаемые только фотокопией документа, учитывая отсутствие оригинала документа, невозможность установить подлинное содержание оригинала документа с помощью других доказательств.

Истицей представлены детализациии ее телефонных звонков и характеристика директора ООО «Техсервис» в подтверждение ее устройства на работу и наличия трудовых отношений в оспариваемый период, суд считает что представленные истцом детализации звонков являются не относимыми к делу доказательствами, поскольку из их содержания не усматривается наличие трудовых отношений у истца( факт заключения трудового договора, подчинение внутреннему трудовому распорядку, соблюдение условий локальных нормативных актов, подчинение распоряжениям руководителя, личное участие в выполнении трудовой функции, установленное рабочее время и его учет, оплата труда и порядок оплаты труда, ответственность сторон трудовых отношения, окончание трудовых отношений и его оформление.

Представленная схема обходов КПП «Южный», составленная ею не является доказательством наличия трудовых отношений между истцом и ответчиком, учитывая, что согласованный между сторонами маршрут обходов в ней отсутствует, а зарисовка истицей объектов КПП «Южный» не подтверждает ее устройства на работу и наличия трудовых отношений в оспариваемый период, суд считает что представленные истцом детализации звонков являются не относимыми к делу доказательствами, поскольку из их содержания не усматривается наличие трудовых отношений у истца( факт заключения трудового договора, подчинение внутреннему трудовому распорядку, соблюдение условий локальных нормативных актов, подчинение распоряжениям руководителя, личное участие в выполнении трудовой функции, установленное рабочее время и его учет, оплата труда и порядок оплаты труда, ответственность сторон трудовых отношения, окончание трудовых отношений и его оформление, а следовательно, является не относимым по делу доказательством и не может быть положено в основу суждения по делу.

Истицей представлены объяснения ФИО2, ФИО6ФИО8,ФИО12.,ФИО10,, ее собственное объяснение от 09.08.2018года, данные в ОМВД России по г. Мыски в связи с обращением истицы с заявлением вх. 4530 в ОМВД России по г. мыски, суд считает, что данные объяснения и заявление истца не являются допустимыми и относимыми доказательствами по делу, поскольку получены в рамках проверки заявления Крутихиной Л.И., а не в рамках рассмотрения гражданского дела и из их содержания не усматривается сведений, относящихся к предмету доказывания по данному гражданскому делу.

Распечатка стихов с заголовком «Эльман» и «Ин Генна», а также Согласие созаемщика (Индивидуальные условия договора потребительского кредита) от 31.10.2016года не являются относимыми доказательствами по делу, поскольку не подтверждает ее устройства на работу и наличия трудовых отношений в оспариваемый период, суд считает что представленные истцом детализации звонков являются не относимыми к делу доказательствами, поскольку из их содержания не усматривается наличие трудовых отношений у истца( факт заключения трудового договора, подчинение внутреннему трудовому распорядку, соблюдение условий локальных нормативных актов, подчинение распоряжениям руководителя, личное участие в выполнении трудовой функции, установленное рабочее время и его учет, оплата труда и порядок оплаты труда, ответственность сторон трудовых отношения, окончание трудовых отношений и его оформление, а следовательно, является не относимым по делу доказательством и не может быть положено в основу суждения по делу.

Судом предпринимались меры по вызову свидетелей ФИО7, ФИО8, ФИО9, ФИО10, однако таковые являться в суд не явились, допросить их не представилось возможным.

Представленные сведения распечатки сайта интернет источника о размерах заработной платы в регионе, суд считает не относимыми по данному делу доказательствами, поскольку из них не усматривается размер заработной платы установленной истицы на которую она ссылается.

Истица ссылалась на факт обращения в ОМВД России по случаю пропажи форменной одежды, судом истребованы материалы по обращению Крутихиной ОМВД России, однако из них не усматривается установления наличия форменной одежды у Крутихиной Л.И., а следовательно указанные доводы истца не обоснованы. Кроме того, суд учитывает, что это обращение сделано истицей в связи с производством данного гражданского дела в суде, что также ставит под сомнение доводы истца в указанной части и они не согласуются с иными доказательствами по делу и не подтверждают наличие факта трудовых отношений между ней и ответчиком.

Иных доказательств, подтверждающих факт нахождения в трудовых отношениях истца с ответчиком, суду не представлено, таким образом установлено, что надлежащих доказательств, совокупность которых являлась бы достаточной и с достоверностью подтверждала доводы иска, Крутихиной Л.И. представлено не было в нарушение требований ст. 56 Гражданского процессуального кодекса РФ.

Документы, представленные в отношении Крутихиной Л.И./л.д.63-66/ суд не принимает во внимание, поскольку они являются не относимыми доказательствами по делу и не могут быть положены в основу судебного решения.

Согласно ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать обстоятельства на которые ссылается в обоснование своих требований и возражений.

В силу присущего гражданскому судопроизводству принципа диспозитивности эффективность правосудия по гражданским делам обусловливается в первую очередь поведением сторон как субъектов доказательственной деятельности; наделенные равными процессуальными средствами защиты субъективных материальных прав в условиях состязательности, стороны должны доказать те обстоятельства, на которые они ссылаются в обоснование своих требований и возражений, и принять на себя все последствия совершения или несовершения процессуальных действий.

Как следует из ст. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации субъекты гражданского права приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора (ст. 421 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно Конституции Российской Федерации труд свободен; каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию (статья 37, часть 1).

Таким образом, договорно-правовыми формами, опосредующими выполнение работ (оказание услуг), подлежащих оплате (оплачиваемая деятельность), по возмездному договору, могут быть как трудовой договор, так и гражданско-правовые договоры (подряда, поручения, возмездного оказания услуг и др.), которые заключаются на основе свободного и добровольного волеизъявления заинтересованных субъектов - сторон будущего договора.

В соответствии с Определением Конституционного Суда РФ от 19.05.2009 N 597-О-О суды общей юрисдикции, разрешая подобного рода споры и признавая сложившиеся отношения между работодателем и работником либо трудовыми, либо гражданско-правовыми, должны не только исходить из наличия (или отсутствия) тех или иных формализованных актов (гражданско-правовых договоров, штатного расписания и т.п.), но и устанавливать, имелись ли в действительности признаки трудовых отношений и трудового договора, указанные в статьях 15 и 56 Трудового кодекса Российской Федерации.

Согласно пункту 1 статьи 16 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с настоящим Кодексом.

С учетом вышеизложенного, а также положений ст.ст.16,56, ч1, 2ст67,68 Трудового кодекса Российской Федерации и разъяснениям, данным в абзаце 2 пункта 12 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", согласно которым если трудовой договор не был оформлен надлежащим образом, однако работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного представителя, то трудовой договор считается заключенным и работодатель или его уполномоченный представитель обязан не позднее 3-х рабочих дней со дня фактического допущения к работе оформить трудовой договор в письменной форме. При этом следует иметь в виду, что представителем работодателя в указанном случае является лицо, которое в соответствии с законом, иными нормативными правовыми актами, учредительными документами юридического лица (организации) либо локальными нормативными актами или в силу заключенного с этим лицом трудового договора наделено полномочиями по найму работников, поскольку именно в этом случае при фактическом допущении работника к работе с ведома или по поручению такого лица возникают трудовые отношения (статья 16 Трудового кодекса Российской Федерации) и на работодателя может быть возложена обязанность оформить трудовой договор с этим работником надлежащим образом, с учетом системного анализа действующего трудового законодательства, суд считает, что к характерным признакам трудового правоотношения, позволяющим отграничить его от других видов правоотношений, в том числе гражданско-правового характера, относятся: личный характер прав и обязанностей работника, обязанность работника выполнять определенную, заранее обусловленную трудовую функцию, выполнение трудовой функции в условиях общего труда с подчинением правилам внутреннего трудового распорядка, возмездный характер трудового отношения (оплата производится за затраченный труд) по установленным нормам.

Таким образом, для разрешения вопроса о возникновении между сторонами трудовых отношений необходимо установление таких юридически значимых обстоятельств, как наличие доказательств самого факта допущения работника к работе и доказательств согласия работодателя на выполнение работником трудовых функций в интересах организации.

Разрешая заявленные требования, суд руководствуясь вышеуказанными нормами закона, объяснениями лиц, участвующих в деле, представленными письменными доказательствами, показаниями свидетелей, пришел к выводу, что представленные истцом доказательства не свидетельствуют о возникновении трудовых правоотношений между ним и ответчиком, поскольку истцом не доказан сам факт допуска ее к работе, согласие работодателя на выполнение ею трудовых функций охранника в интересах организации, а также возложение обязанности как на работника выполнять определенную, заранее обусловленную трудовую функцию и выполнение этой трудовой функции в условиях общего труда с подчинением правилам внутреннего трудового распорядка, а также возмездный характер трудового отношения, т.е. оплату за затраченный труд по установленным нормам на предприятии ответчика.

Из материалов дела следует, что кадровых решений в отношении истца не принималось, трудовой договор не заключался, приказов о приеме истца на работу и об увольнении не издавалось, в трудовую книжку записи о трудовой деятельности не вносились. Какие-либо письменные доказательства, подтверждающие выполнение истцом трудовой функции, подчинение правилам внутреннего распорядка в организации ответчика, получением заработной платы, суду представлены не были.

Таким образом суд приходит к выводу, что истец не доказал факт именно трудовых отношений между ним и ответчиком за оспариваемый период, а следовательно требования истца об установлении факта трудовых отношений между истцом и ответчиком в период с 17 февраля 2017года по 17 апреля 2018 года не подлежат удовлетворению.

Учитывая, что в основных требованиях истца отказано, требования об обязании ООО ЧОО «Комбат-М» внести запись в трудовую книжку истца о приеме на работу и увольнении по собственному желанию, взыскании с ООО ЧОО «Комбат-М» в его пользу невыплаченную заработную плату ; компенсации за задержку заработной платы и компенсации морального вреда не могут быть удовлетворены судом.

Доводы ответчика о применении срока исковой давности в порядке ч1ст392 Трудового кодекса Российской Федерации суд считает подлежащими отклонению поскольку требования истца направлены на установление факта трудовых отношений с ответчиком, которые возникли, но не были оформлены и прекращены, следовательно на момент рассмотрения спора не состоятельными, поскольку таковой следует исчислять с момента установления трудовых отношений, которые на момент рассмотрения спора не установлены, а следовательно последствия пропуска срока исковой давности не могут быть применены.

На основании изложенного, руководствуясь ст.196-199 ГПК РФ,суд

РЕШИЛ:

В исковых требованиях Крутихиной Л. И. к ООО ЧОО «Комбат-М» об установлении факта трудовых отношений между Крутихиной Л. И. и ООО ЧОО «Комбат-М» в период с 17 февраля 2017года по 17 апреля 2018 года ; обязании ООО ЧОО «Комбат-М» внести запись в трудовую книжку Крутихиной Л. И. о приеме на работу и увольнении по собственному желанию, взыскании с ООО ЧОО «Комбат-М» в пользу Крутихиной Л. И. невыплаченной заработной платы в размере 84500,00 рублей; компенсации за задержку заработной платы в размере 4533,43рублей и компенсации морального вреда 300 000,00руб – отказать.

Решение может быть обжаловано в апелляционную инстанцию Кемеровского областного суда в течение месяца.

В окончательной форме решение изготовлено 07 сентября 2018 года.

Судья: И.В. Казакова