НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение Ленинскогого районного суда г. Воронежа (Воронежская область) от 17.12.2018 № 2-4791/18

Дело № 2-4791/18

Стр.2.204

Р Е Ш Е Н И Е

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

17 декабря 2018 г. г.Воронеж

Ленинский районный суд г.Воронежа в составе:

председательствующего судьи Маньковой Е.М.,

при секретаре Володиной Т.И.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении суда гражданское дело по иску Инспекции Федеральной налоговой службы России по Ленинскому району города Воронежа к Жарких Ольге Николаевне о взыскании неосновательного обогащения,

УСТАНОВИЛ:

ИФНС России по Ленинскому району г. Воронежа обратилась в Ленинский районный суд г.Воронежа с иском Жарких О.Н. о взыскании неосновательного обогащения, мотивируя свои требования тем, что с 28 ноября 2012 г. ответчик состоит на налоговом учете и является налогоплательщиком. Налогоплательщик имеет право на получение социального налогового вычета в сумме, уплаченной им в налоговом периоде за медицинские услуги, оказанные медицинскими организациями, индивидуальными предпринимателями, осуществляющими медицинскую деятельность, в том числе детям в возрасте до 18 лет, а также в размере стоимости лекарственных препаратов для медицинского применения, назначенных им лечащим врачом и приобретаемых налогоплательщиком за счет собственных средств.

В соответствии со справкой о доходах за 2016 г.по форме 2-НДФЛ и документов, подтверждающих право на получение социального налогового вычета, Жарких О.Н. воспользовалась правом на возврат излишне удержанного НДФЛ в размере: сумма вычетов 1 191 645 рублей х13%= 154 913 рублей 85 копеек.

В 2018 г. ИФНС России по Ленинскому району г.Воронежу в рамках проведения камеральной налоговой проверки декларации по ф.3-НДФЛ гр. Жарких О.Н. за 2017 г. и в целях подтверждения правомерности предоставления социального налогового вычета, письмом от 11 апреля 2018 г. запросило в ООО «БИЭМ» следующую информацию: выдавалась ли Жарких О.Н. справка об оплате медицинских услуг на сумму 2 952 842 рубля от 2017 г., а так же сведения о том, вся ли сумма отнесена к дорогостоящему лечению (по коду услуги 02).

Согласно ответу от 18 мая 2018 г. на запрос налогового органа медицинская организация признала факт ошибки при составлении справки, указав, что «К коду 02 относится сумма за установку внутрикостного дентального имплантата зуба 9 и протезирование на этом имплантате и ранее установленных зубов 4,5,19 суммарно за 2017 г. на 730 420 рублей. Остальная сумма за вычетом этой 2 222 422 рубля относится к коду 01. Произошла ошибка в не разделении сумм по различным кодам при составлении справок.

В связи с выявлением ошибки при составлении справки 18 июня 2018 г. в адрес налогоплательщика направлено письменное обращение о неправомерности предоставленного вычета, а так же о необходимости предоставления уточненных деклараций по налогу на доходы физических лиц за 2017 г.

Согласно уточненных расчетов сумма расходов по дорогостоящему лечению составит – 730 420 рублей, сумма расходов на лечение с учетом ограничения в соответствие с п. 2 ст. 219 НК РФ составит 120 000 рублей.

Сумма НДФЛ подлежащая возврату составит 110 555 рублей (730 420 * 13 % +120 000 * 13 %).

С учетом ранее принятого по результатам камеральной налоговой проверки решения от 28.04.2018 года о возврате суммы излишне уплаченного налога из бюджета в размере 383 869 руб., сумма излишне возвращенного НДФЛ в сумме 273 314 руб. подлежит возврату в бюджет.

В целях установления правомерности предоставления социального налогового вычета налогоплательщику за 2016 г., налоговым органом письмом от 07 июня 2018 г. предложено медицинской организации ООО «БИЭМ» подтвердить следующую информацию: выдавалась ли Жарких О.Н. справка об оплате медицинских услуг на сумму 1 191 645 рублей, оплаченную в 2016 г.; вся ли сумма отнесена к дорогостоящему лечению (по коду услуги 02).

Согласно ответу медицинской организации ООО «БИЭМ» от 27 июля 2018 г. признан факт ошибки при составлении справки: «К коду 2 относится сумма за установку внутрикостных дентальных имплантатов на зубы 4,5 (операция проведена ДД.ММ.ГГГГ) и сумма всей процедуры во время этой операции, без которых имплантация была бы невозможной, суммарно на 552 175 рублей. Остальная сумма за вычетом этой – 639 470 рублей относится к коду 01. Произошла ошибка в не разделении сумм по различным кодам при составлении справок.

Налоговый орган произвел перерасчет суммы предоставленного социального вычета: по коду 2, сумма, отнесенная к дорогостоящему лечению составляет 552 175 рублей. Сумма НДФЛ подлежащая возврату составляет 71 783 рубля (552 175х13%).

По коду 1, сумма расходов на лечение с учетом ограничения в соответствии с п.2 ст.219 НК РФ составит 120 000 рублей.

Сумма НДФЛ подлежащая возврату составит 15 600 рублей (120 000 руб.х13%).

Сумма НДФЛ подлежащая возврату составит 87 383 рубля (71 783 рубля+15 600 рублей).

Жарких О.Н. на просьбу предоставить пояснения и вернуть незаконно полученные средства в сумме 67 531 рубль (154 913,85 рублей – 87 383 рубля) за 2016 г. обратно в бюджет не ответила, возврат не осуществила.

Представитель истца ИФНС России по Ленинскому району г. Воронежа по доверенности Кравченко В.В. в судебном заседании поддержал исковые требования и просил удовлетворить в полном объеме. Пояснял изложенное в исковом заявлении.

Ответчик Жарких О.Н. в судебном заседании возражала против удовлетворения заявленных исковых требований, свою позицию не обосновала.

Выслушав пояснения лиц, участвующих в деле, исследовав материалы дела, оценив представленные доказательства в их совокупности, суд приходит к следующему.

Согласно ст. ст.56,67 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений, суд оценивает имеющиеся в деле доказательства.

Судом установлено и это следует из материалов дела, что Жарких О.Н. с 28 ноября 2012 г. состоит на налоговом учете в ИФНС России по Ленинскому району г. Воронежа.

08 ноября 2016 г. Жарких О.Н. было предоставлено заявление о подтверждении права налогоплательщика на получение социальных налоговых вычетов, предусмотренных п.2 и3 пункта 1 статьи 219 НК РФ в сумме 1 191 645 рублей за дорогостоящее лечение (л.д.12-13).

В подтверждение права на социальный налоговый вычет ответчик предоставила истцу справку о доходах физического лица от 26 марта 2017 г. №0051546 по форме 2 НДФЛ за 2016 год, копию договора № 2015929081 от 09 июля 2016 г. на предоставление медицинских услуг – комплексное стоматологическое лечение, справку об оплате медицинских услуг от 12 октября 2016 г. № 58, копию лицензии № ЛО-77-01-009915 от 19 марта 2015 г. на осуществление медицинской деятельности ООО «Бостонский Институт Эстетической медицины» (л.д. 16, 17-20, 21, 22, 23-26,30-32).

Согласно п. 1 ст. 219 НК РФ социальный налоговый вычет на лечение может получить физическое лицо, оплатившее медицинские услуги, оказанные ему самому.

На основании в абз. 5 пп.3 п. 1 ст. 219 НК РФ для подтверждения права на социальный налоговый вычет требуются копии платежных документов об оплате лечения, лекарств – кассовые чеки, квитанции к приходным кассовым ордерам, банковские выписки о безналичном перечислении денег.

При оплате лечения так же необходимо предоставить копию договора на оказание медицинских услуг; копию лицензии медицинской организации; оригинал справки медицинской организации об оплате медицинских услуг.

Согласно пп. 3 п. 1 ст. 219 НК РФ; Перечня, утв. Постановлением Правительства РФ от 19 марта 2001 г. № 201 (ред. от 26 июня 2007 г.) "Об утверждении Перечней медицинских услуг и дорогостоящих видов лечения в медицинских учреждениях Российской Федерации, лекарственных средств, суммы оплаты которых за счет собственных средств налогоплательщика учитываются при определении суммы социального налогового вычета", письма ФНС России от 19 февраля 2018 г. № ГД-3-1 1/1023@) О предоставлении социального вычета по НДФЛ по расходам на лечение для получения социального вычета в части расходов на оплату медицинских услуг необходимо, чтобы оплаченное лечение входило в установленные перечни медицинских услуг или дорогостоящих видов лечения. При этом принятие решений об отнесении тех или иных видов услуг по лечению, предоставленных налогоплательщику медицинским учреждением, к конкретным видам лечения, включенным или не включенным в указанные Перечни, не входит в компетенцию налоговых органов.

Вопрос об отнесении оказанных медицинских услуг к указанным Перечням решается медицинским учреждением путем указания стоимости медицинской услуги по коду 1 или дорогостоящего лечения по коду 2, оплаченных за счет средств налогоплательщика, в Справке об оплате медицинских услуг для представления в налоговые органы, форма которой и порядок выдачи налогоплательщикам утверждены приказом Министерства Российской Федерации по налогам и сборам и Министерства здравоохранения Российской Федерации от 25 июля 2001 г. № 289/БГ-3-04/256.

Поэтому при решении вопроса о правомерности предоставления налогоплательщику социального налогового вычета по расходам на оплату услуг по лечению налоговые органы используют информацию, содержащуюся в представленной налогоплательщиком Справке об оплате медицинских услуг.

На основании абз. 5 пп.3 п. 1 ст. 219 НК РФ для получения социального налогового вычета необходимо, чтобы медицинская организация, оказавшая медицинские услуги, имела российскую лицензию на осуществление медицинской деятельности.

Согласно п. п. 2, 3 Перечня. утв. Постановлением Правительства РФ от 19 марта 2001 г. № 201; ОК 034-2014 (КПЕС 2008), утв. Приказом Росстандарта от 31 января 2014 г. № 14-ст стоматологические услуги (лечение зубов) относятся к числу медицинских услуг, по расходам на которые можно получить социальный налоговый вычет.

Расходы на оплату дорогостоящего стоматологического лечения, в частности на имплантацию зубных протезов, включаются в состав социального налогового вычета в полной сумме (пп. 3 п. 1 ст. 219 НК РФ; п. 9 Перечня № 201).

На основании вышеизложенного ИФНС России по Ленинскому району г. Воронежа было принято решение о возврате суммы излишне уплаченного налога из бюджета в размере 154 913 рублей 85 копеек.

В рамках проведения камеральной проверки декларации по форме 3 НДФЛ Жарких О.Н. и в целях подтверждения правомерности предоставления социальной налогового вычета истец 07 июня 2018 г. направил письмо в ООО «БИЭМ» с просьбой предоставить сведения о выдаче Жарких О.Н. справки об оплате медицинских услуг на сумму 1 191 645 рублей, оплаченную в 2016 г., а так же сведения о том, вся ли сумма отнесена к дорогостоящему лечению (по коду услуги 02) (л.д.27).

Согласно ответу ООО «Бостонский Институт Эстетической Медицины» от 27 июля 2018 г. медицинская организация признала факт ошибки при составлении справки, указав, что «К коду 02 относится сумма за установку внутрикостных дентальных имплантатов на зубы 4,5 (операция проведена ДД.ММ.ГГГГ) и сумма всей процедуры во время этой операции, без которых имплантация была бы невозможной, суммарно на 552 175 рублей. Остальная сумма за вычетом этой 639 470 рублей относится к коду 01. Произошла ошибка в не разделении сумм по различным кодам при составлении справок (ошибка выявлена в шаблоне автозаполнения справок за 2016 и 2017 гг., устранена) (л.д.28-29).

На основании ответа ООО «Бостонский Институт Эстетической Медицины», 08 августа 2018 г. в адрес налогоплательщика направлено письменное обращение о неправомерности предоставленного вычета, а так же о необходимости предоставления уточненных деклараций по налогу на доходы физических лиц за 2016 г., на которое Жарких О.Н. не ответила.

В соответствии со ст. 1102 Гражданского кодекса РФ, лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса. Правила, предусмотренные настоящей главой, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

Исходя из вышеуказанного, получение имущественного вычета налогоплательщиком, не имеющего право на его получение, является получением необоснованной налоговой выгоды, в связи с чем, рассматривается как неосновательное обогащение.

Данная правовая позиция также отражена в Постановлении Конституционного Суда РФ от 24 марта 2017 г. № 9-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений Налогового кодекса Российской Федерации и Гражданского кодекса Российской Федерации».

Согласно разъяснениям, данным в указанном ранее Постановлении, в случае выявления фактов неправомерного (ошибочного) предоставления налогоплательщикам имущественных налоговых вычетов по НДФЛ налоговые органы вправе без проведения налоговых проверок и мероприятий по принудительному взысканию недоимки (статьи 31, 48, 69, 70. 101 НК РФ) обратиться в суды общей юрисдикции с исками о взыскании с указанных лиц сумм неправомерно предоставленного имущественного налогового вычета в качестве неосновательного обогащения по правилам ст. 1102 ГК РФ. Данное право налоговых органов обусловлено отсутствием в НК РФ каких либо специальных правил, регулирующих основания и порядок взыскания денежных средств, неправомерно (ошибочно) выделенных налогоплательщику из бюджета в результате предоставления ему имущественного налогового вычета по НДФЛ.

Право налогового органа на обращение в суд с иском о взыскании задолженности по НДФЛ (неосновательного обогащения) образовавшейся в связи с неправомерным возвращением сумм НДФЛ не ограничивается положениями ст. 69 НК РФ, предусматривающей направление налогоплательщику требования об уплате налога, в котором должны содержаться сведения о сумме недоимки.

В данном случае недоимка по уплате налога на доходы физических лиц у ответчика отсутствовала.

В соответствии с особенностью предмета доказывания по делам о взыскании неосновательного обогащения и распределением бремени доказывания на истце лежит обязанность доказать, что на стороне ответчика имеется неосновательное обогащение; обогащение произошло за счет средств истца; размер неосновательного обогащения; невозможность возврата неосновательно полученного или сбережения в натуре.

Согласно п.2 ст.1105 ГК РФ, лицо, неосновательно временно пользовавшееся чужим имуществом без намерения его приобрести либо чужими услугами, должно возместить потерпевшему то, что оно сберегло вследствие такого пользования, по цене, существовавшей во время, когда закончилось пользование, и в том месте, где оно происходило.

Лицо, которое неосновательно получило или сберегло имущество, обязано возвратить или возместить потерпевшему все доходы, которые оно извлекло или должно было извлечь из этого имущества с того времени, когда узнало или должно было узнать о неосновательности обогащения (п.1 ст.1107 ГК РФ).

Кроме того, исходя из положений ч.3 ст.10 Гражданского кодекса Российской Федерации добросовестность гражданина в данном случае презюмируется, и на лице, требующем возврата неосновательного обогащения, в силу положений ст.56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, лежит обязанность доказать факт недобросовестности ответчика.

В силу взаимосвязанных положений статей 35 и 56 Гражданского процессуального кодекса РФ представление доказательств в обоснование своих требований и возражений является не только правом, но и обязанностью стороны, неисполнение которой влечет наступление последствий, предусмотренных законодательством о гражданском судопроизводстве.

Поскольку истцом факт обогащения ответчика за счет истца в суде подтвержден, ответчиком в силу статьи 56 ГПК РФ не представлено доказательств иного, денежные средства, поступившие на счет ответчика и снятые им, являются неосновательным обогащением и по правилам статьи 1102 ГК РФ подлежат возврату.

Учитывая то, что стороны наделены равными процессуальными средствами защиты субъективных материальных прав в условиях состязательности гражданского процесса, и в соответствии со ст.56 ГПК РФ должны доказать те обстоятельства, на которые они ссылаются как на основании своих требований и возражений, и принять на себя все последствия совершения или не совершения процессуальных действий, а истцом представлено суду достаточно бесспорные доказательства в подтверждение своих заявленных исковых требований, суд приходит к выводу о том, что заявленные Инспекцией ФНС России по Ленинскому району г. Воронежа требования подлежат удовлетворению.

В силу ст.103 ГПК РФ с ответчика в доход соответствующего бюджета подлежит взысканию государственная пошлина пропорционально размеру удовлетворенной части исковых требований в размере 2 225 рублей 93 копейки.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Взыскать с Жарких Ольги Николаевны в пользу Инспекции Федеральной налоговой службы России по Ленинскому району города Воронежа сумму неосновательного обогащения в размере 67 531 (шестьдесят семь тысяч пятьсот тридцать один) рубль.

Взыскать с Жарких Ольги Николаевны в доход местного бюджета госпошлину в размере 2 225 (две тысячи двести двадцать пять) рублей 93 копейки.

На решение суда может быть подана апелляционная жалоба в Воронежский областной суд в течение месяца со дня изготовления решения в окончательной форме через Ленинский районный суд города Воронежа.

Судья: Е.М. Манькова