НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение Ленинск-кузнецкого городского суда (Кемеровская область) от 28.12.2010 № 2-3057

                                                                                    Ленинск-Кузнецкий городской суд Кемеровской области                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                       

                                                                        Информация предоставлена Интернет–порталом ГАС «Правосудие» (www.sudrf.ru)

                                                                        Вернуться назад

                        Ленинск-Кузнецкий городской суд Кемеровской области — Судебные акты

Дело № 2-3057/2010

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Российской Федерации

Ленинск-Кузнецкий городской суд Кемеровской области в составе

судьи Горюновой Н.А.

при секретаре Кель О.А.

с участием прокурора Креймер Л.Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Ленинске-Кузнецком

28 декабря 2010 года

гражданское дело по иску Курилович В.Г. к Открытому Акционерному Обществу «СУЭК-Кузбасс» о признании акта о несчастном случае на производстве недействительным в части определения степени вины,

УСТАНОВИЛ:

Курилович В.Г. обратился в суд с иском к ОАО «СУЭК-Кузбасс» о признании акта о несчастном случае на производстве, произошедшем  недействительным в части определения его степени вины в размере 25% и установлении вины предприятия 100%. Требования мотивированы тем, что , в период работы в ОАО «СУЭК-Кузбасс» Управление дегазации и утилизации метана в должности машиниста буровой установки 5-го разряда, с ним произошел несчастный случай на производстве: при установке клиновой стойки бурового станка БУГ-200 в 24-55 конвейерной печи шахты «им. К» произошел ее срыв и падение. Стойка упала на борт выработки. Кисть левой руки была зажата между бортом выработки и упавшей на нее стойкой. В результате этого получил следующие повреждения: субтотальное травматическое отчленение третьего пальца на уровне средней фаланги, рана с дефектом мягких тканей дистальной фаланги четвертого пальца левой кисти. В связи с несчастным случаем был составлен Акт по форме 11-1 от , в котором причиной несчастного случая было указано: «Нарушение трудовой и производственной дисциплины в части: личная неосторожность пострадавшего, нарушение «Инструкции по охране труда для машиниста буровой установки» п. 4.1.1. Комиссией, проводившей расследование несчастного случая на производстве, была установлена вина пострадавшего - 25 %.

С данным актом в части установления его вины 25 % в произошедшем несчастном случае считает незаконным, так как в его действиях не было грубой неосторожности. Причины несчастного случая на производстве, указанные в Акте Н-1 от . не могут свидетельствовать о грубой неосторожности в действиях пострадавшего. Причинами несчастного случая на производстве стало отсутствие должных средств обеспечения безопасности труда, а также несовершенство производственного процесса. Действия, которые он выполнял до травмы, были направлены на выполнение трудовых обязанностей в интересах работодателя с должной степенью осторожности и осмотрительности. Акт о несчастном случае на производстве от . составлен некорректно, в нем не указано, в чем выразилось нарушение трудовой и производственной дисциплины и неосторожность пострадавшего. Следовательно, установление вины пострадавшего - 25 %, необоснованно и незаконно. Вина предприятия в произошедшем несчастном случае составляет 100%. В связи с увечьем, полученным в результате несчастного случая, заключением филиала Бюро  ФГУ «ГБ МСЭ по » истцу установлено 10 % утраты профессиональной трудоспособности, с . - бессрочно. Установление ему вины в несчастном случае - 25 %, нарушает право на получение страховых выплат в полном объеме.

В судебном заседании истец исковые требования поддержал в полном объеме, основываясь на доводах и обстоятельствах, изложенных в исковом заявлении.

Представитель ответчика – ОАО «СУЭК-Кузбасс» - Дальчанина Е.А., действующая на основании доверенности, исковые требования не признала в полном объеме, пояснив, что причиной несчастного случая является нарушение трудовой и производственной дисциплины, а именно: личная неосторожность пострадавшего, нарушение «Инструкции по охране труда для машиниста буровой установки» п. 4.1.1. Он не предпринял никакие меры безопасности? он должен был, следить за оборудованием. Считает, что в действиях Курилович В.Г. имеется личная неосторожность. Факт выдачи Курилович наряда на участке подземного бурения  «Управление дегазации и утилизации метана» от  в первую смену в устной форме не отрицала. При этом представитель ответчика настаивала на наличии в действиях Курилович В.Г. личной неосторожности, на основании которой возможно установление процента вины пострадавшего 25%.

Представитель третьего лица - ГУ КРОФСС (филиал ) – в судебное заседание не явился, о времени и месте судебного заседания извещен надлежащим образом.

Суд, заслушав в судебном заседании истца, представителя ответчика, свидетелей, заключение прокурора, полагавшего иск удовлетворить в полном объеме, исследовав письменные материалы дела, находит исковые требования обоснованными и подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с положениями статьи 227 ТК РФ (в ред. Федерального закона от  N 90-ФЗ), расследованию и учету подлежат несчастные случаи, происшедшие с работниками и другими лицами, участвующими в производственной деятельности работодателя (в том числе с лицами, подлежащими обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний), при исполнении ими трудовых обязанностей. Расследованию в установленном порядке как несчастные случаи подлежат события, в результате которых пострадавшими были получены: телесные повреждения (травмы); утрату ими трудоспособности либо смерть пострадавших, если указанные события произошли: в течение рабочего времени на территории работодателя либо в ином месте выполнения работы, в том числе во время установленных перерывов, а также в течение времени, необходимого для приведения в порядок орудий производства и одежды, выполнения других предусмотренных правилами внутреннего трудового распорядка действий перед началом и после окончания работы;

В соответствии с положениями статьи 228 ТК РФ, при несчастных случаях, указанных в статье 227 Трудового Кодекса РФ, работодатель (его представитель) обязан: немедленно организовать первую помощь пострадавшему и при необходимости доставку его в медицинскую организацию; сохранить до начала расследования несчастного случая обстановку, какой она была на момент происшествия; немедленно проинформировать о несчастном случае органы и организации, родственников пострадавшего; принять иные необходимые меры по организации и обеспечению надлежащего и своевременного расследования несчастного случая и оформлению материалов расследования в соответствии с настоящей главой.

В соответствии с положениями статьи 229 ТК РФ, для расследования несчастного случая работодатель (его представитель) незамедлительно образует комиссию в составе не менее трех человек. В состав комиссии включаются специалист по охране труда или лицо, назначенное ответственным за организацию работы по охране труда приказом (распоряжением) работодателя, представители работодателя, представители выборного органа первичной профсоюзной организации или иного представительного органа работников, уполномоченный по охране труда. Комиссию возглавляет работодатель (его представитель), а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, - должностное лицо соответствующего федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по контролю и надзору в установленной сфере деятельности.

При расследовании несчастного случая (в том числе группового), в результате которого один или несколько пострадавших получили тяжелые повреждения здоровья, в состав комиссии также включаются государственный инспектор труда, представители органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органа местного самоуправления (по согласованию), представитель территориального объединения организаций профсоюзов, а при расследовании указанных несчастных случаев с застрахованными - представители исполнительного органа страховщика (по месту регистрации работодателя в качестве страхователя). Комиссию возглавляет, как правило, должностное лицо федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на проведение государственного надзора и контроля за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права. Если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, то состав комиссии утверждается приказом (распоряжением) работодателя. Конкретный перечень материалов расследования определяется председателем комиссии в зависимости от характера и обстоятельств несчастного случая. На основании собранных материалов расследования комиссия (в предусмотренных настоящим Кодексом случаях государственный инспектор труда, самостоятельно проводящий расследование несчастного случая) устанавливает обстоятельства и причины несчастного случая, а также лиц, допустивших нарушения требований охраны труда, вырабатывает предложения по устранению выявленных нарушений, причин несчастного случая и предупреждению аналогичных несчастных случаев, определяет, были ли действия (бездействие) пострадавшего в момент несчастного случая обусловлены трудовыми отношениями с работодателем либо участием в его производственной деятельности, в необходимых случаях решает вопрос о том, каким работодателем осуществляется учет несчастного случая, квалифицирует несчастный случай как несчастный случай на производстве или как несчастный случай, не связанный с производством. Расследуются в установленном порядке и по решению комиссии (в предусмотренных настоящим Кодексом случаях государственного инспектора труда, самостоятельно проводившего расследование несчастного случая) в зависимости от конкретных обстоятельств могут квалифицироваться как несчастные случаи, не связанные с производством:

Несчастный случай на производстве является страховым случаем, если он произошел с застрахованным или иным лицом, подлежащим обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

Если при расследовании несчастного случая с застрахованным установлено, что грубая неосторожность застрахованного содействовала возникновению или увеличению вреда, причиненного его здоровью, то с учетом заключения выборного органа первичной профсоюзной организации или иного уполномоченного работниками органа комиссия (в предусмотренных настоящим Кодексом случаях государственный инспектор труда, самостоятельно проводящий расследование несчастного случая) устанавливает степень вины застрахованного в процентах.

В соответствии с положениями ст. 231 ТК РФ разногласия по вопросам расследования, оформления и учета несчастных случаев на производстве, непризнания работодателем (уполномоченным им представителем) несчастного случая, отказа в проведении расследования несчастного случая и составления соответствующего акта, несогласия пострадавшего или его доверенного лица с содержанием этого акта рассматриваются соответствующими органами государственной инспекции труда или судом.

Статья 46 Конституции Российской Федерации гарантирует каждому право на судебную защиту.

Судом установлено, что согласно трудовой книжки (л.д.9-25) Курилович В.Г. с  по настоящее время состоит в трудовых отношениях с ОАО «СУЭК-Кузбасс» Управление дегазации и утилизации метана в профессии машиниста буровой установки 5 разряда.

Факт того, что истец как работник ОАО «СУЭК-Кузбасс» является застрахованным лицом по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний ответчиком не оспаривается.

Согласно Акта о расследовании несчастного случая от  (л.д.16-18), расследование проведено комиссией, состоявшей из должностных лиц работодателя (ответчика): и.о.главного инженера Т, начальника участка подземного бурения  Б и председателя первичной профсоюзной организации НПГ Эпп Е.Я.

Актом установлены фактические обстоятельства произошедшего несчастного случая: при установке клиновой стойки бурового станка БУГ-200 в 24.55 конвейерной печи шахта им. К произошел её срыв и падение. Стойка упала на борт выработки. Кисть левой руки пострадавшего была зажата между бортом и упавшей на неё стойкой. Характер полученных повреждений и орган, подвергшийся повреждению по медицинскому заключению о тяжести повреждения здоровья – субтотальное травматическое отчленение третьего пальца на уровне средней фаланги, рана с дефектом мягких тканей дистальной фаланги четвертого пальца левой кисти. Указанное повреждение относится к категории легких. Нахождение пострадавшего в состоянии алкогольного или наркотического опьянения не установлено.

Фактические обстоятельства дела сторонами не оспариваются.

Характер полученных истцом повреждений подтверждается медицинскими документами (копия выписного эпикриза - л.д.27, копия выписки из истории болезни – л.д.28, копия медицинского заключения  от  – л.д.51). Указанное повреждение относится к категории легких.

Актом о расследовании несчастного случая от  установлено, что причинами несчастного случая являются нарушение трудовой и производственной дисциплины в части: личная неосторожность пострадавшего, нарушение п.4.1.1 «Инструкции по охране труда для машиниста буровой установки». Машинист буровой установки Курилович В.Г. проявил личную неосторожность, нарушил п 4.1.1 «Инструкции по охране труда для машиниста буровой установки», вина пострадавшего установлена в размере 25%.

П.4.1.1 «Инструкции по охране труда для машиниста буровой установки» указывает, что в течение смены машинист буровой установки должен следить за безопасной эксплуатацией оборудования, станка и требовать этого от других лиц, работающих вместе с ним.

Допрошенный в судебном заседании свидетель Т пояснил, что работает у ответчика заместителем главного инженера по профессиональному контролю и охране труда с , входил в состав комиссии по расследованию несчастного случая произошедшего на производстве  с машинистом буровой установки участка подземного бурения  Курилович вместе с Б- начальником участка подземного бурения , Эпп - председателем первичной профсоюзной организации Управления дегазации и утилизации метана Независимого профсоюза горняков. При составлении акта о несчастном случае была установлена личная неосторожность пострадавшего Курилович, причиной несчастного случая явилось нарушение трудовой и производственной дисциплины в части: личная неосторожность пострадавшего, нарушение «Инструкции по охране труда для машиниста буровой установки» п. 4.1.1. При этом личная неосторожность была установлена комиссией со слов Курилович, что отражено в протоколе  опроса пострадавшего при несчастном случае от . Подготовка к бурению – это техническая операция. Курилович – машинист буровой установки, он обучался по этой специальности, он ознакомлен с инструкцией по охране труда для машиниста буровой установки. Паспорт бурения подземной выработки есть, в данном паспорте описана процедура подготовки стойки к бурению. Т пояснил суду, что грубой неосторожности Курилович установлено не было.

Свидетель Б пояснил суду аналогично и дополнил,что личная неосторожность пострадавшего, в нарушение «Инструкции по охране труда для машиниста буровой установки» п. 4.1.1. выразилась в том, что при установке клиновой стойки бурового станка БУГ-200 в 24-55 конвейерной печи ш. «им. К» произошел ее срыв и падение. Стойка упала на борт выработки. Кисть левой руки пострадавшего была зажата между бортом выработки и упавшей на нее стойкой. Вина пострадавшего в размере 25 % установлена, так как Курилович не удержал стойку. Чем обусловлен размер процента вины, свидетель пояснить не мог, указав на небрежность Курилович при работе со стойкой. Фактически же Курилович выполнял всё правильно, а то, что стойка упала – это случайность.

Свидетель Эпп Е.Я. суду пояснил, что работает председателем первичной профсоюзной организации НПГ, входил в члены комиссии по расследованию несчастного случая произошедшего на производстве  с машинистом буровой установки участка подземного бурения  Курилович в месте с Тумайкиным, Булгаковым С.С. При составлении акта о несчастном случае была установлена личная неосторожность пострадавшего Курилович. Причиной несчастного случая установлено нарушение трудовой и производственной дисциплины в части: личная неосторожность пострадавшего, нарушение «Инструкции по охране труда для машиниста буровой установки» п. 4.1.1. При установке клиновой стойки бурового станка БУГ-200 в 24-55 конвейерной печи ш. «им. К» произошел ее срыв и падение. Стойка упала на борт выработки. Кисть левой руки пострадавшего была зажата между бортом выработки и упавшей на нее стойкой. Они пришли к выводу и установили вину пострадавшего 25 %, так как Курилович не удержал стойку. Вместе с тем, грубой неосторожности Курилович нет, так как нельзя предвидеть момент когда упадет стойка бурового станка.

В судебном заседании свидетель С пояснил, что работает на участке  подземного бурения два года.  в первую ему и Курилович был дан устный наряд начальником участка Б на крепление стойки для крепления станка. При ее подъеме стойка сорвалась и упала на кисть левой руки Курилович, после чего он увидел, что кисть руки травмирована и сопроводил Курилович на- гора. Они с Курилович решили между собой, кто будет держать стойку, а кто будет выбивать ее. Он держал клиновую стойку, а Курилович выбивал ее. Вес стойки 70 кг., диаметром 100 мм. Когда Курилович подбил стойку,забивая клин,а он как раз в это время трос вешал, и не успел закончить его крепить. Когда он полез закреплять трос, то полагал, что истец уже окончил выбивать клин и не держал стойку.

Анализ обстоятельств несчастного случая, произошедшего  с пострадавшим Курилович В.Г., позволяют суду сделать вывод о наличии неосторожности в действиях истца, однако, данная неосторожность является простой неосмотрительностью, выразившейся в несогласованности действия Курилович и С при установке клиновой стойки. При этом, работодатель, в соответствии со ст.219, 220 Трудового кодекса РФ, должен был должным образом обеспечить безопасность труда на производстве. Грубой неосторожности в действиях Курилович В.Г. судом не установлено.

Согласно ст.14 ФЗ № 125 «Об обязательном социальном страховании…» если при расследовании страхового случая комиссией по расследованию страхового случая установлено, что грубая неосторожность застрахованного содействовала возникновению или увеличению вреда, причиненного его здоровью, размер ежемесячных страховых выплат уменьшается соответственно степени вины застрахованного, но не более чем на 25 процентов. На наличие грубой неосторожности указывает и ст.229.1 Трудового кодекса РФ.

Таким образом, суд не может согласиться с доводами представителя ответчика о том, что наличие личной неосторожности является основанием для установления вины пострадавшего, и считает, что комиссия, расследовавшая несчастный случай на производстве, произошедший  с Курилович В.Г., придя к выводу о наличии в действиях истца личной неосторожности, неправомерно установила вину пострадавшего в размере 25%.

Таким образом, суд приходит к выводу, что со своей стороны работодатель- ОАО «СУЭК-Кузбасс» в нарушение требований трудового законодательства не обеспечил должным образом безопасность труда на производстве, что и явилось причиной несчастного случая, а потому суд приходит к выводу о том, что вина работодателя в рассматриваемом несчастном случае 100%.

Во всяком случае, со стороны ответчика данные обстоятельства не опровергнуты допустимыми доказательствами, а именно факта того, что со стороны пострадавшего Курилович В.Г. была допущена грубая неосторожность, которая содействовала возникновению или увеличению вреда, причиненного его здоровью.

Согласно ст.ст. 229, 230 ТК РФ, пунктов 26, 32 Положения о расследовании и учете профессиональных заболеваний, результат расследования несчастного случая на производстве оформляется актом по форме Н-1. В акте о несчастном случае на производстве должны быть подробно изложены обстоятельства и причины несчастного случая на производстве, а также указаны лица, допустившие нарушения требований безопасности и охраны труда. В случае установления факта грубой неосторожности застрахованного, содействовавшей возникновению или увеличению размера вреда, причиненного его здоровью, в акте указывается установленная комиссией степень его вины в процентах.

При таких обстоятельствах, оценивая доказательства в их совокупности, а также учитывая то, что других доказательств и ходатайств у сторон не имеется, суд приходит к выводу, что иск подлежит удовлетворению, а потому следует признать Акт  о несчастном случае на производстве от  недействительным в части указания вины Курилович В.Г. 25% и установить вину работодателя ОАО «СУЭК-Кузбасс» 100%.

В соответствии со ст.100 ГПК РФ, стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Требования истца о взыскании расходов на оплату юридических услуг также подлежат удовлетворению, так как указанные расходы на сумму 1 000 руб. за составление искового заявления, подтверждаются чеком и квитанцией об оплате (л.д.7-8), а потому суд находит обоснованными требования истца о взыскании суммы понесенных им расходов на оплату юридических услуг представителя в полном объеме.

Кроме того, в соответствии со ст.103 ГПК РФ, издержки, понесенные судом в связи с рассмотрением дела, и государственная пошлина, от уплаты которых истец был освобожден, взыскиваются с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, в местный бюджет пропорционально удовлетворенной части исковых требований.

Следовательно, с ответчика в местный бюджет должна быть взыскана госпошлина в размере 200 рублей.

На основании выше изложенного, руководствуясь ст.ст.194-198 ГПК РФ, суд

Р Е Ш И Л :

Исковые требования Курилович В.Г. удовлетворить в полном объеме.

Признать акт  о несчастном случае на производстве от  недействительным в части указания вины Курилович В.Г. 25% и установить вину Открытого Акционерного Общества «СУЭК-Кузбасс» в несчастном случае на производстве, произошедшем , в размере 100%.

Взыскать с Открытого Акционерного Общества «СУЭК-Кузбасс» в пользу Курилович В.Г. в возмещение судебных расходов 1 000 рублей.

Взыскать с Открытого Акционерного Общества «СУЭК-Кузбасс» в доход местного бюджета государственную пошлину в размере 200 рублей.

Решение может быть обжаловано в Кемеровский областной суд в течение 10 дней со дня вынесения решения.

Судья: (подпись)

Верно:

Судья: Н.А.Горюнова