НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение Куйбышевского районного суда г. Иркутска (Иркутская область) от 13.08.2019 № 2-1383/19

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Российской Федерации

13 августа 2019 года Куйбышевский районный суд города Иркутска в составе председательствующего судьи Акимовой Н.Н.,

при секретаре Борголовой А.В.,

с участием представителя истца помощника прокурора Куйбышевского района г. Иркутска Брянского П.П., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-1383/2019 по иску прокурора Куйбышевского района г. Иркутска в интересах ДИГ к Обществу с ограниченной ответственностью «Темп» об обязании издания приказа об увольнении, о восстановлении трудовой книжки, выдачи трудовой книжки, внесении записи в трудовую книжку, о взыскании заработной платы за задержку трудовой книжки, о взыскании пособия по временной нетрудоспособности, компенсации морального вреда,

У С Т А Н О В И Л:

Прокурор Куйбышевского района г. Иркутска, действуя в интересах ДИГ, обратился в суд с иском, уточненным в порядке статьи 39 ГПК РФ, к Обществу с ограниченной ответственностью «Темп» (далее по тексту ООО «Темп», ответчик, работодатель) об обязании издания приказа об увольнении, о восстановлении трудовой книжки, выдачи трудовой книжки, внесении записи в трудовую книжку, о взыскании заработной платы за задержку трудовой книжки, о взыскании пособия по временной нетрудоспособности, компенсации морального вреда, указав в обоснование исковых требований, что прокуратурой района рассмотрено обращение ДИГ по вопросу не выдачи ООО «Темп», ответчик), её трудовой книжки, оплаты листков нетрудоспособности. В ходе проведенной проверки установлено, что ДИГ с <дата> работала в ООО «Темп» в должности инженера по работе с населением. <дата>ДИГ подала заявление об увольнении по собственному желанию, в связи с выходом на пенсию. Однако, приказ об увольнении ДИГ работодателем издан не был, с приказом об увольнении ДИГ не ознакомили, окончательный расчет при увольнении работника произведен не был, также не была и выдана трудовая книжка, которая по настоящее время находится у работодателя. Кроме того, в ходе проверки было установлено, что с апреля 2018 года ДИГ находилась на излечении, как в условиях стационара, так и проходила амбулаторное лечение, при этом предоставляла работодателю листки нетрудоспособности для производства оплаты, однако оплата была произведена только по одному листку нетрудоспособности, произвести оплату по другим предоставленным работодателю листкам нетрудоспособности, ответчик отказался. Также было установлено, что работодатель утратил трудовую книжку, принадлежащую ДИГ, по данной причине она не была выдана последней. В связи с чем, прокурор просит обязать ответчика издать приказ об увольнении ДИГ с момента подачи ею заявления об увольнении, выдать трудовую книжку, с внесением записей о ее работе, взыскать с ответчика пособие по временной нетрудоспособности за период с <дата> по <дата> в размере 58568 рублей, также заработную плату за задержку выдачи трудовой книжки за 216 дней с <дата> по <дата> в сумме 118895 рублей. Кроме того, ДИГ неправомерными действиями ответчика, нарушившего трудовые права работника, причинен моральный вред, который прокурор просит взыскать в пользу ДИГ в сумме 300000 рублей.

В судебном заседании прокурор, действуя в интересах ДИГ, исковые требования поддержал в полном объеме, дополнительно суду пояснил, что в прокуратуру Куйбышевского района города Иркутска обратилась с заявлением ДИГ, как пенсионер, указав, что ООО «Темп», где она работала инженером по работе с населением, нарушаются ее трудовые права, а именно не выплачено пособие по временной нетрудоспособности, не выдана трудовая книжка при увольнении, не был издан и приказ об увольнении в связи с выходом на пенсию. В ходе проведенной проверки указанные заявителем факты нашли свое подтверждение. Просил учесть, что при расчете компенсации за задержку трудовой книжки следует исходить из минимального размера оплаты труда, поскольку установленный работодателем в трудовом договоре оклад, который ниже прожиточного минимума, нарушает права работника, а поэтому в соответствии с представленным расчетом подлежит взысканию с ответчика в пользу ДИГ- 118895 рублей. Кроме того, в период осуществления трудовой деятельности с <дата> по <дата>, в связи с нетрудоспособностью ДИГ находилась на лечении. Медицинским учреждением – ОГБУЗ «ИГКБ <номер>» истцу были выданы листки нетрудоспособности, которые были ею своевременно предъявлены работодателю для осуществления их оплаты в соответствии с требованиями действующего законодательства. Однако ответчиком ООО «Темп» была произведена оплата только по одному листку нетрудоспособности, <номер> за период болезни с <дата> по <дата>. Пособие по иным листкам нетрудоспособности не произведено до настоящего времени. Представитель ООО «Темп» факт передачи истцом листков нетрудоспособности отрицает. Таким образом, задолженность ООО «Темп» перед ДИГ в связи с ее нетрудоспособностью в период <дата> по <дата> составляет 58 568 рублей, исходя из следующего расчета (495 рублей (среднедневный заработок) * 136 дней (количество дней болезни)) – 13% (НДФЛ) = 58568 рублей. Считает, что в связи с утерей работодателем трудовой книжки, оформленной на имя ДИГ, которая была передана ответчику при трудоустройстве ДИГ, ООО «Темп» в соответствии с действующим законодательством обязан выдать дубликат трудовой книжки с внесенными сведениями о трудовой деятельности работника. Просил обратить внимание суда на то, что ДИГ на протяжении длительного времени пыталась урегулировать возникший спор с работодателем путем переговоров, однако ответчик на ее просьбы не реагировал, отказывался как произвести оплату пособия по нетрудоспособности, так отказывался и выдать ей трудовую книжку, ознакомить с приказом об увольнении. Находясь длительное время без средств к существованию, поскольку ДИГ с апреля 2018 года находилась на излечении, и нуждаясь в лекарственных препаратах, которые вынуждена покупать за свой счет, ДИГ испытывала нравственные страдания, а поэтому подлежит взысканию в счет компенсации морального вреда 300000 рублей.

В судебное заседание истец ДЛГ не явилась, извещена надлежащим образом, представила заявление о рассмотрении в отсутствие. Ранее в судебном заседании уточненные исковые требования поддержала в полном объеме, настаивала на их удовлетворении, дополнительно пояснила, что трудоустраиваясь в ООО «Темп» на должность инженера по работе с населением в 2017 году, она предоставила работодателю все необходимые документы, в том числе и трудовую книжку, в которой имелись все сведения о ее работе, стаже. В апреле 2018 года, она серьезно заболела, проходила лечение, как в условиях стационара, так и амбулаторное, перенесла несколько операций, в связи с чем, ей врачами выдавались листки нетрудоспособности, которые она сразу передавала работодателю в целях получения пособия по временной нетрудоспособности, поскольку нуждалась в денежных средствах. Из всех переданных ею листков нетрудоспособности, ответчиком произведена выплата пособия только по одному, при этом руководитель ООО «Темп» отказывал ей в выплате, ссылаясь то на получение денежных средств из фонда социального страхования. А затем и вовсе стал ссылаться на то, что листки ею предоставлены не были, в то время как они были преданы через службу кадров. После прохождению ею длительного лечения, исходя из состояния здоровья, ею было принято решение об увольнении в связи с выходом на пенсию, о чем она <дата> подала заявление на имя руководителя ООО «Темп», однако работодатель приказа об увольнении не издал и не ознакомил ее, трудовую книжку не выдал, на ее неоднократные просьбы выдать трудовую книжку с соответствующими записями, не реагировал, до настоящего времени трудовая книжка находится у работодателя. Считает, что неправомерные действия ответчика, связанные с невыплатой ей пособия по временной нетрудоспособности, удержания трудовой книжки, ущемляют ее трудовые права. Она, будучи, находясь на лечении, нуждалась в денежных средствах, поскольку получаемая ею пенсия не позволяла в полной мере удовлетворить ее потребности в медицинских препаратах. Кроме того, отношение работодателя к ней, которое она расценивает как издевательство, причинило ей нравственные страдания, поскольку она вынуждена была неоднократно приходить на работу, просить, чтобы ей произвели надлежащие выплаты, при этом испытывать унижение как человек, поскольку ее обвиняли в непорядочности, указывая на не предоставление ею листков нетрудоспособности, хотя она их передала своевременно, а поэтому просит удовлетворить требования, заявленные прокурором в ее интересах, в полном объеме.

Представитель ответчика ООО «Темп» Давидович З.О., действующая на основании доверенности, в судебное заседание не явилась, представила заявление о рассмотрении дела в её отсутствие, ранее в судебном заседании возражала против удовлетворении исковых требований по основаниям, изложенным в отзыве на исковое заявление, дополнительно указала, что работодатель не возражает произвести выплату пособия по временной нетрудоспособности в размере 54 056,86 рублей, при условии восстановления оригиналов листков нетрудоспособности, которые ДИГ работодателю не передавались для оплаты. Полагает, что не подлежат удовлетворению требования истца в части обязания передачи трудовой книжки ДИГ с внесенной записью об увольнении с <дата> и издании приказа об увольнении, поскольку ответчик в судебном заседании предоставил трудовую книжку ДИГ, однако последняя от получения трудовой книжки отказалась, в связи с чем, трудовая книжка была направлена заказным письмом в адрес материального истца. Приказ об увольнении ДИГ с <дата> также был представлен суду. Обращает внимание, что ООО «Темп» не может восстановить трудовую книжку истца, либо выдать её дубликат, поскольку ДИГ не представляла работодателю заполненную трудовую книжку, так как утратила её сама. Кроме того, ДИГ не являлась в офис компании с целью ознакомления с приказом об увольнении и получения трудовой книжки, при этом работодатель не мог решить по каким основаниям следует расторгать договор с работником ДИГ, - или на основании заявления истца, или за нарушение трудовой дисциплины - прогул, так как представитель ООО «Темп» впервые увидел копии листков нетрудоспособности, выданных ДИГ только в прокуратуре, куда был вызван для дачи пояснений, а поэтому ответчик против взыскания с ООО «Темп» заработной платы за задержку выдачи трудовой книжки работнику в полном объеме. Кроме того, считает, что пояснения ГЕВ, сотрудника ООО «Темп», отобранные прокурором в рамках проверки, не могут являться доказательством, поскольку такой вид доказательств, по мнению представителя ответчика, не предусмотрен нормами ГПК РФ.

Представитель третьего лица Государственное учреждение – Иркутское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации, в судебное заседание не явился, о месте и времени судебного заседания извещено надлежащим образом, представил заявление о рассмотрении в отсутствие. Ранее в судебном заседании требования прокурора Куйбышевского района г. Иркутска, действующего в интересах ДИГ к ООО «Темп» поддержал.

На основании статьи 167 ГПК РФ суд рассмотрел дело в отсутствие не явившихся лиц.

Суд, выслушав представителя истца, исследовав и оценив представленные сторонами доказательства, полагает, что исковые требования подлежат удовлетворению.

В соответствии со статьей 2 ТК РФ одним из основных принципов правового регулирования трудовых отношений является обеспечение права каждого на защиту государством его трудовых прав и свобод, включая судебную защиту.

Согласно требованиям статьи 15 ТК РФ трудовые отношения - отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы) в интересах, под управлением и контролем работодателя, подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором.

В силу требований статьи 16 ТК РФ трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с настоящим Кодексом. Трудовые отношения между работником и работодателем возникают также на основании фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен.

В соответствии со статьей 56 ТК РФ трудовой договор - соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию в интересах, под управлением и контролем работодателя, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.

Согласно статьи 84.1 ТК РФ прекращение трудового договора оформляется приказом (распоряжением) работодателя.

С приказом (распоряжением) работодателя о прекращении трудового договора работник должен быть ознакомлен под роспись. По требованию работника работодатель обязан выдать ему надлежащим образом заверенную копию указанного приказа (распоряжения). В случае, когда приказ (распоряжение) о прекращении трудового договора невозможно довести до сведения работника или работник отказывается ознакомиться с ним под роспись, на приказе (распоряжении) производится соответствующая запись.

Днем прекращения трудового договора во всех случаях является последний день работы работника, за исключением случаев, когда работник фактически не работал, но за ним, в соответствии с настоящим Кодексом или иным федеральным законом, сохранялось место работы (должность).

Судом установлено, что <дата> между ДИГ и ООО «Темп» заключен трудовой договор <номер>, по условиям которого истец принята на работу к ответчику на должность инженера по работе с населением. Согласно пунктам 6-7 трудового договора, с работником заключен трудовой договор на неопределенный срок без испытательного срока. Работнику установлена заработная плата: должностной оклад в размере 5200 рублей в месяц и компенсационные выплаты – пункт 14 трудового договора. Так же работнику установлен следующий режим рабочего времени: продолжительность рабочей недели: пятидневная с двумя выходными днями; продолжительность ежедневной работы (смены) – 8 часов; время начала работы (смены) – 08.30; время окончания работы (смены) 17.30; время перерыва в работе для отдыха и питания – с 12.30 по 13.30 (пункт 18 трудового договора).

Согласно объяснениям материального истца ДИГ, представителя ответчика, фактически истец принималась и работала по должности инженер по работе с населением, что также отражено и в приказе о приеме на работу.

Судом также установлено, что ДИГ в период осуществления своей трудовой деятельности в ООО «Темп» с <дата> по <дата> находилась на лечении, что подтверждается листками нетрудоспособности, выданными медицинским учреждением ОГБУЗ «ИГКБ <номер>» <номер> с <дата> по <дата>; <номер> с <дата> по <дата>; <номер> с 16 июня по <дата>; <номер> с <дата> по <дата>;<номер> с <дата> по <дата>; <номер> с <дата> по <дата>.

На основании личного заявления ДИГ от <дата>, она уволена с <дата> по причине выхода на пенсию, что подтверждается приказом <номер> от <дата>.

Поддерживая исковые требования, материальный истец ДИГ суду пояснила, что после окончания лечения, она приняла решение об увольнении, воспользовавшись своим правом как работающий пенсионер, предусмотренным трудовым законодательством, и обратилась с заявлением об увольнении с <дата> без отработки 2-х недель.

Объективно указанные обстоятельства подтверждаются заявлением ДИГ на имя руководителя ООО «Темп» об увольнении по собственному желанию в связи с выходом на пенсию с <дата>, указанное заявление работодателем принято, что подтверждается входящим номером 167-В от <дата>.

В судебном заседании установлено, что после подачи ДИГ заявления об увольнении, работодателем приказ об увольнении издан не был, трудовая книжка выдана также не была, что объективно подтверждается материалами прокурорской проверки, проводимой в период с декабря 2018 года по апрель 2019 года, из которых следует, что приказ об увольнении ДИГ представлен не был, равно как и отсутствовали доказательства передачи истцу и трудовой книжки.

В судебном заседании представитель ответчика указанные обстоятельства не оспорила, указав, что действительно приказ об увольнении ДИГ ООО «Темп» после подачи ею заявления об увольнении не издавался, поскольку работодатель не знал по каким основаниям уволить ДИГ, либо за прогул, так как последней не были представлены доказательства отсутствия ее на работе по уважительным причинам, либо по собственному желанию работника. Не отрицала, что на момент проверки прокуратурой заявления ДИГ, приказ издан не был, что объективно подтверждается объяснениями представителя ООО «Темп» ДЗГ, отобранными в ходе проверки.

Возражая против доводов представителя ответчика, материальный истец ДИГ суду пояснила, что руководителю ООО «Темп» было известно, что она с апреля 2018 года находилась на лечении, ею представлялись листки нетрудоспособности, которые подтверждали уважительность отсутствия ее на работе, а также на работодателе лежала обязанность выплатить ей пособие по временной нетрудоспособности по представленным листкам нетрудоспособности. Вместе с тем на ее неоднократные просьбы, после подачи ею заявления об увольнении, ознакомить с приказом о прекращении трудового договора, выдать трудовую книжку, а также выплатить пособие по временной нетрудоспособности, ответчик не реагировал, безосновательно отказывая в ее просьбах, что и вынудило ее обратиться как в инспекцию по труду, так и в прокуратуру с соответствующими заявлениями. Считает, что у ответчика не было оснований для увольнения ее за прогул, о чем свидетельствуют последующие его действия, а именно предоставление в судебном заседании приказа об увольнении ее по собственному желанию, а также и предоставления новой трудовой книжки на ее имя, которую работодатель оформил по своей инициативе, не истребовав у нее согласие, а также не внеся в трудовую книжку сведения о предыдущей ее работе.

В ходе судебного разбирательства, ответчиком ООО «Темп» представлен приказ <номер> от <дата> о прекращении( расторжении) трудового договора с работником (увольнении) от <дата>, заключенного с ДИГ, инженера по работе с населением, по пункту 3 части 1 статьи 77 ТК РФ, основанием для издания указанного приказа явилось личное заявление ДИГ, из которого следует, что с приказом об увольнении ДИГ в установленном законом порядке (статья 84.1 ТК РФ) ознакомлена под роспись не была.

Разрешая требования прокурора о возложении обязанности по изданию приказа об увольнении ДИГ, суд приходит к выводу, что поскольку на день обращения в суд, указанный приказ ответчиком издан не был, то указанные требования истца подлежат удовлетворению. Вместе с тем, в настоящее время ООО «Темп» издал приказ об увольнении ДИГ с <дата> по собственному желанию, то исполнение решения в этой части не подлежит.

При разрешении требования истца о возложении на ответчика обязанности восстановить трудовую книжку, выдав дубликат, суд исходит из того, что в силу действующего трудового законодательства в день прекращения трудового договора работодатель обязан выдать работнику трудовую книжку.

В соответствии со ст. ст. 65, 66 ТК РФ трудовая книжка является основным документом о трудовой деятельности и трудовом стаже работника и входит в перечень документов, предъявляемых при заключении трудового договора.

Работодатель ведет трудовые книжки на каждого работника, проработавшего у него свыше пяти дней, в случае, когда работа у данного работодателя является для работника основной.

В соответствии с частью 5 статьи 65 ТК РФ в случае отсутствия у лица, поступающего на работу, трудовой книжки в связи с ее утратой, повреждением или по иной причине работодатель обязан по письменному заявлению этого лица (с указанием причины отсутствия трудовой книжки) оформить новую трудовую книжку.

Ведение, хранение и выдачу трудовых книжек осуществляет работодатель (ст. ст. 66, 80, 84.1 ТК РФ).

Статья 80 ТК РФ устанавливает, что в последний день работы работодатель обязан выдать работнику трудовую книжку, другие документы, связанные с работой, по письменному заявлению работника и произвести с ним окончательный расчет.

В трудовую книжку вносятся сведения о работнике, выполняемой им работе, переводах на другую постоянную работу и об увольнении работника, а также основания прекращения трудового договора и сведения о награждениях за успехи в работе.

Форма, порядок ведения и хранения трудовых книжек, а также порядок изготовления бланков трудовых книжек и обеспечения ими работодателей устанавливаются Правительством РФ (часть 2 статьи 66 ТК РФ).

Во исполнение требований статьи 66 ТК РФ Постановлением Правительства РФ от 16 апреля 2003 года № 225 утверждены Правила ведения и хранения трудовых книжек, изготовления бланков трудовой книжки и обеспечения ими работодателей, в соответствии с которыми трудовая книжка заполняется в порядке, утверждаемом Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации (пункт 13). Записи в трудовую книжку о причинах прекращения трудового договора вносятся в точном соответствии с формулировками ТК РФ или иного федерального закона (пункт 14).

Положения пункта 14 Правил полностью соответствуют требованиям части 5 статьи 84.1 ТК РФ, где указано, что запись в трудовую книжку об основании и о причине прекращения трудового договора должна производиться в точном соответствии с формулировками настоящего Кодекса или иного федерального закона и со ссылкой на соответствующие статью, часть статьи, пункт статьи настоящего Кодекса или иного федерального закона.

Определяя общий порядок оформления прекращения трудового договора, ТК РФ в статье 84.1 содержит аналогичное положение. При этом согласно части шестой данной нормы в случае, когда в день прекращения трудового договора выдать трудовую книжку работнику невозможно в связи с его отсутствием либо отказом от ее получения, работодатель обязан направить работнику уведомление о необходимости явиться за трудовой книжкой либо дать согласие на отправление ее по почте. Со дня направления указанного уведомления работодатель освобождается от ответственности за задержку выдачи трудовой книжки. По письменному обращению работника, не получившего трудовую книжку после увольнения, работодатель обязан выдать ее не позднее трех рабочих дней со дня обращения работника.

В силу положений пункта 31 Правил ведения и хранения трудовых книжек, изготовления бланков трудовой книжки и обеспечения ими работодателей, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 16 апреля 2003 N 255, работодатель выдает работнику дубликат трудовой книжки не позднее 15 дней со дня подачи работником заявления.

Таким образом, из совокупного толкования названных правовых норм следует, что, поскольку при заключении трудового договора лицо, поступающее на работу, предъявляет работодателю, в числе других документов, трудовую книжку, за исключением случая, когда работник поступает на работу впервые, то при установлении факта трудовых отношений презюмируется наличие трудовой книжки работника у работодателя.

Обязанность по выдаче работнику в день прекращения трудового договора трудовой книжки, равно как и обязанность выдать дубликат трудовой книжки по письменному заявлению работника, с внесенной в нее записью об увольнении действующим трудовым законодательством возложена на работодателя, который должен доказать исполнение указанной обязанности в установленный законом срок.

Возражая против указанных требований в этой части, представитель ответчика суду пояснила, что при трудоустройстве ДИГ не передавала работодателю трудовую книжку, по всей вероятности она утратила ее сама, а поэтому после издания приказа о приеме на работу, работодатель в соответствии с требованиями трудового законодательства, оформил новую трудовую книжку на имя ДИГ, в которой указал все сведения о работе в ООО «Темп», но поскольку материальный истец ДИГ отказалась получать трудовую книжку в ходе судебного разбирательства, то ООО «Темп» направило оформленную трудовую книжку заказным письмом в адрес истца ДИГ.

В подтверждение указанных доводов ответчик предоставил почтовую квитанцию от <дата> об отправке трудовой книжки в адрес ДИГ с описью вложения.

Истец ДИГ не согласилась с доводами ответчика, указав при этом на то, что при трудоустройстве в ООО «Темп» она в соответствии с требованиями статьи 65 ТК РФ, предоставила работодателю полный пакет документов, в том числе и трудовую книжку, которую она никогда не теряла. При этом она не обращалась к работодателю с письменным заявлением об оформлении ей новой трудовой книжки, и если она ее не предоставляла, то ответчик не возлагал на нее обязанность по предоставлению трудовой книжки. Полагает, что работодатель либо необоснованно удерживает ее трудовую книжку, либо утратил трудовую книжку сам, а поэтому, при таких обстоятельствах, по ее мнению, ответчик должен восстановить трудовую книжку, указав сведения о ее трудовой деятельности.

Судом установлено, что согласно трудовому договору, заключенному ООО «Темп» с ДИГ, работа истца в ООО «Темп» является основной.

Трудовые отношения сторон возникли <дата>, длились к моменту их прекращения более 5 дней, вместе с тем, в нарушение требований статьи 56 ГПК РФ, работодатель не представил суду доказательств, что обращался к работнику с требованием о передаче трудовой книжки, либо получил от него письменное заявление об оформлении новой трудовой книжки( часть 5 статьи 65 ТК РФ).

Вместе с тем, в нарушение требований статьи 56 ГПК РФ, в соответствии с требованиями которой каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом, ответчиком ООО «Темп» не представлены суду доказательства, подтверждающие, что журнале учета движения трудовых книжек отсутствуют сведения о передаче трудовой книжки истца при трудоустройстве, поскольку такой журнал суду для обозрения не предоставлялся, равно как и не предоставлялся в ходе проводимой проверки прокуратурой по заявлению ДИГ. Не представлены суду и доказательства, что ДИГ могла быть принята на работу и без трудовой книжки, что предусмотрено требованиями статьи 65 ТК РФ, как исключительные случаи, а именно, что трудовой договор с ДИГ заключался впервые, или она поступила на работу на условиях совместительства.

Вышеуказанные исключения, при которых истец мог быть принят ответчиком на работу без предъявления трудовой книжки, по настоящему делу судом не установлены.

Таким образом, допустимым доказательством того, что трудовая книжка работником не предъявлялась и не передавалась работодателю, может быть только соответствующее письменное заявление работника, а не отсутствие записи в книге учета движения трудовых книжек. При этом, исходя из того, что обязанность по ведению такой книги законом возложена на работодателя, который приказом (распоряжением) назначает специально уполномоченное лицо, ответственное за ведение, хранение, учет и выдачу трудовых книжек, то работник, не являющийся таковым лицом и не имеющий отношение к названным обязанностям, лишен возможности влиять на соблюдение работодателем требований закона по учету, оформлению и движению трудовых книжек.

Исходя из изложенного, выявленное после увольнения работника отсутствие у работодателя его трудовой книжки не может являться достаточным основанием для освобождения последнего от ответственности перед работником, поскольку бремя надлежащего хранения документов работника, связанных с осуществлением трудовой деятельности, и риск их утраты в части наступления материальной ответственности полностью возложены на работодателя.

Возражения представителя ответчика о том, что истец не доказала факт передачи трудовой книжки, суд отклоняет.

В пункте 33 вышеназванных Правил перечислены основания выдачи дубликата трудовой книжки. В частности, дубликат трудовой книжки может быть выдан по последнему месту работы по письменному заявлению работника при наличии в трудовой книжке записи об увольнении или переводе на другую работу, признанной недействительной, в который переносятся все произведенные в трудовой книжке записи, за исключением записи, признанной недействительной. Трудовая книжка в этом случае оформляется в установленном порядке и возвращается ее владельцу.

В соответствии с пунктом 32 Постановления Правительства РФ «О трудовых книжках» При оформлении дубликата трудовой книжки, осуществляемом в соответствии с настоящими Правилами, в него вносятся: а) сведения об общем и (или) непрерывном стаже работы работника до поступления к данному работодателю, подтвержденном соответствующими документами; б) сведения о работе и награждении (поощрении), которые вносились в трудовую книжку по последнему месту работы.

Общий стаж работы записывается суммарно, то есть указывается общее количество лет, месяцев, дней работы без уточнения работодателя, периодов работы и должностей работника.

Если документы, на основании которых вносились записи в трудовую книжку, не содержат полных сведений о работе в прошлом, в дубликат трудовой книжки вносятся только имеющиеся в этих документах сведения.

В силу пункта 36 «Правил ведения и хранения трудовых книжек, изготовления бланков трудовой книжки и обеспечения ими работодателей», пересылка трудовой книжки почтой по указанному работником адресу допускается только с его согласия.

Кроме того, обязанность соблюдать трудовое законодательство и иные нормативные правовые акты, содержащие нормы трудового права, локальные нормативные акты, условия коллективного договора, соглашений и трудовых договоров возложена на работодателя статьей 22 ТК РФ.

Поскольку обязанность работодателя по возмещению работнику неполученного заработка является видом ответственности работодателя, которая наступает в случае, если незаконные действия работодателя повлекли лишение работника возможности трудиться и получать заработную плату, то юридически значимым обстоятельством при разрешении настоящего спора является установление факта выдачи работнику в день увольнения трудовой книжки либо наличие обстоятельств, освобождающих его от данной обязанности, в частности, направление работнику уведомления о необходимости явиться за трудовой книжкой, либо дать согласие на ее направление почтой.

Как следует из пояснений представителя ответчика, уведомление с просьбой явиться за получением трудовой книжки или ее дубликата либо дать согласие на направление ее по почте в адрес истца ответчиком не направлялось., как и не было заявление о выдаче новой трудовой книжки.

Таким образом, ответчик обязан выдать истцу дубликат трудовой книжки, который подлежит оформлению в соответствии с пунктом 32 Правил ведения и хранения трудовых книжек, изготовления бланков трудовой книжки и обеспечения ими работодателей, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 16 апреля 2003 № 255.

С учетом изложенного, требования истца о возложении на ООО «Темп» обязанность восстановить утраченную трудовую книжку и выдать её дубликат работнику основано на законе, обоснованно и подлежит удовлетворению, соответственно так же подлежит удовлетворению требования истца о возложении обязанности на ответчика внести соответствующие записи о трудоустройстве и увольнении в трудовую книжку ДИГ.

Статьей 165 ТК РФ предусмотрено, что помимо общих гарантий и компенсаций, предусмотренных настоящим Кодексом (гарантии при приеме на работу, переводе на другую работу, по оплате труда и другие), работникам предоставляются гарантии и компенсации в связи с задержкой по вине работодателя выдачи трудовой книжки при увольнении работника.

Согласно статьи 234 ТК РФ работодатель обязан возместить работнику не полученный им заработок во всех случаях незаконного лишения его возможности трудиться. Такая обязанность, в частности, наступает, если заработок не получен в результате задержки работодателем выдачи работнику трудовой книжки, внесения в трудовую книжку неправильной или не соответствующей законодательству формулировки причины увольнения работника.

В силу пункта 35 «Правил ведения и хранения трудовых книжек, изготовления бланков трудовой книжки и обеспечения ими работодателей», утвержденных Постановлением Правительства РФ от 16.04.2003 № 225 (ред. от 25.03.2013), работодатель обязан выдать работнику в день увольнения (последний день работы) его трудовую книжку с внесенной в нее записью об увольнении. При задержке выдачи работнику трудовой книжки по вине работодателя, внесении в трудовую книжку неправильной или не соответствующей федеральному закону формулировки причины увольнения работника работодатель обязан возместить работнику не полученный им за все время задержки заработок.

По смыслу приведенных норм права, возможность наступления материальной ответственности работодателя перед работником за задержку выдачи трудовой книжки законодатель связывает с виновным поведением работодателя, если незаконные действия последнего препятствовали поступлению работника на новую работу, повлекли лишение его возможности трудиться, получать заработную плату.

Сторона ответчика, выражая несогласие с требованиями ДИГ указывает, что истцом не представлено суду доказательств невозможности трудоустроиться либо обратиться в службу занятости для постановки на учет, кроме того ссылается, на тот факт, что истец является пенсионером.

Вместе с тем, такое обстоятельство статьями 84.1, 234 ТК РФ не предусмотрено. Трудовое законодательство расценивает отсутствие у работника трудовой книжки как препятствие к трудоустройству, поэтому право на оплату среднего заработка за задержку выдачи трудовой книжки возникает у работника со следующего дня после увольнения, когда трудовая книжка не была выдана по день ее выдачи или направления уведомления, в предусмотренных законом случаях.

Таким образом, исходя из общих принципов трудового законодательства Российской Федерации, в целях восстановления нарушенных прав, в пользу ДИГ подлежит взысканию материальный ущерб в виде заработной платы за тот период времени, в течение которого истец была лишена возможности трудиться.

Рассматривая требования истца о взыскании с ООО «Темп» среднедневного заработка за задержку выдачи ДИГ трудовой книжки за период с <дата> по <дата>, суд приходит к следующему.

Сумма компенсации, выплачиваемая работнику в связи с задержкой выдачи трудовой книжки, определяется в порядке, установленном статьей 139 ТК РФ и Положением об особенностях порядка исчисления средней заработной платы, утвержденным Постановлением правительства РФ от 24.12.2007 г. № 922 (абз.2 п. 62 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации трудового кодекса Российской Федерации»), согласно которым расчет среднего заработка работника независимо от режима его работы производится исходя из фактически начисленной ему заработной платы и фактически отработанного им времени за 12 календарных месяцев, предшествующих периоду, в течение которого за работником сохраняется средняя заработная плата. При этом календарным месяцем считается период с 1-го по 30-е (31-е) число соответствующего месяца включительно (в феврале - по 28-е (29-е) число включительно).

В соответствии с подп. «е» пункта 5 Положения при исчислении среднего заработка из расчетного периода исключается время, а также начисленные за это время суммы, если работник освобождался от работы с полным или частичным сохранением заработной платы или без оплаты в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Заработная плата (оплата труда работника) - это вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, количества, качества и условий выполняемой работы, а также компенсационные выплаты (доплаты и надбавки компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, работу в особых климатических условиях и на территориях, подвергшихся радиоактивному загрязнению, и иные выплаты компенсационного характера) и стимулирующие выплаты (доплаты и надбавки стимулирующего характера, премии и иные поощрительные выплаты) (статья 129 ТК РФ).

При этом месячная заработная плата работника, полностью отработавшего за этот период норму рабочего времени и выполнившего нормы труда (трудовые обязанности), не может быть ниже минимального размера оплаты труда. Следовательно, в МРОТ включаются и стимулирующие выплаты работникам (премии), начисленные в отработанном месяце (часть 3 статьи 133 ТК РФ).

Таким образом, общая величина выплат, предусмотренная системой оплаты труда, которая производится работнику, включая компенсации и стимулирующие выплаты (премии), полностью отработавшему норму рабочего времени и выполнившему нормы труда, не должна быть меньше МРОТ.

МРОТ устанавливается одновременно на всей территории РФ федеральным законом и не может быть ниже величины прожиточного минимума трудоспособного населения (часть 1 статьи 133 ТК РФ).

Суду представлен трудовой договор <номер> от <дата>, заключенный между ООО «Темп» и ДИГ, из которого следует, что в соответствии с пунктом 4 договора, работнику устанавливается заработная плата: должностной оклад в размере 5200 рублей; компенсационные выплаты (доплаты и надбавки компенсационного характера): районный коэффициент – 30% (начисляется на должностной оклад); надбавка за работу в южных областях Иркутской области – 30% (начисляется на должностной оклад), что составляет 8320 рублей.

Согласно пункту 13 трудового договора от <дата>, работодатель обязуется выплачивать в полном размере, причитающуюся работнику заработную плату в порядке и в сроки, которые установлены настоящим договором, а также обеспечивать повышение уровня реального содержания заработной платы(подпункт «к»); порядок повышения уровня реального содержания заработной платы определяется настоящим договором, повышением оклада (пункт 15 Договора).

Исходя из представленного договора заработная плата истца начислялась в размере значительно меньшем, чем минимальный размер оплаты труда РФ, установленный в соответствующие периоды работы истца.

В связи с чем, суд исчисляет размер средней заработной платы истца в соответствии с Положением об особенностях исчисления средней заработной платы, утвержденного постановлением Правительства РФ от <дата> (с последующими изменениями).

По вышеизложенным обстоятельствам для определения среднедневного заработка суд принимает за основу минимальный размер оплаты труда, применяемый для регулирования оплаты труда в РФ и полагает правильным произвести расчет взыскания заработной платы за задержку выдачи трудовой книжки за период с <дата> по <дата>, исходя из следующего: с <дата> по <дата> – минимальный размер оплаты труда в месяц составлял 11 163 рублей (статья 1 ФЗ от 19.06.2000 № 82-ФЗ «О минимальном размере оплаты труда», статьи 1.2.ФЗ от 7 марта 2018 №41 «О внесении изменений в статью 1 ФЗ №82) ; с <дата> по <дата> - 11 280 рублей (статья 1 ФЗ от 19.06.2000 № 82-ФЗ «О минимальном размере оплаты труда», статьи 1.2 ФЗ №481-ФЗ «О внесении изменений в статью 1 ФЗ №82 от 25.12.2018), соответственно заработная плата истца за период с <дата> по <дата> составляет 134 892 рублей. При этом судом принимается во внимание количество рабочих дней, за указанный период – 247 дней., в связи с чем среднедневной заработок истца будет составлять 546 рублей 12 копеек (134 892 рублей/247 дней = 546,12 рублей). За период, указанный стороной истца- с <дата> по <дата> задержка выдачи трудовой книжки составила 215 рабочих дней при пятидневной рабочей неделе, а поэтому к взысканию подлежит 117 415 рублей (546,12 рублей * 215 дней).

При этом суд не соглашается с расчетом истца, полагая его арифметически неправильным.

Также суд отклоняет и доводы ответчика в части, что трудовая книжка была направлена истцу по почте <дата>, в связи с чем, с указанного периода он, ответчик, освобождается от ответственности за задержку трудовой книжки, поскольку отправка трудовой книжки на имя ДИГ по почте была осуществлена ответчиком без письменного согласия работника.

Разрешая требования истца в части взыскания пособия по временной нетрудоспособности за период с <дата> по <дата>, суд исходит из следующего.

Согласно требованиям статьи 183 ТК РФ при временной нетрудоспособности работодатель выплачивает работнику пособие по временной нетрудоспособности в соответствии с федеральными законами.

В соответствии со статьей 1 Федерального закона от 16.07.1999 № 165-ФЗ «Об основах обязательного социального страхования» обязательное социальное страхование - часть государственной системы социальной защиты населения, спецификой которой является осуществляемое в соответствии с федеральным законом страхование работающих граждан от возможного изменения материального и(или) социального положения, в том числе по независящим от них обстоятельствам.

Согласно пункту 2 статьи 6 Закона № 165-ФЗ субъектами обязательного социального страхования являются страхователи (работодатели), страховщики, застрахованные лица, а также иные органы, организации и граждане, определяемые в соответствии с федеральными законами о конкретных видах обязательного социального страхования.

Пунктом 1.1 статьи 7 Закона № 165-ФЗ предусмотрено, что страховыми случаями признаются достижение пенсионного возраста, наступление инвалидности, потеря кормильца, заболевание, травма, несчастный случай на производстве или профессиональное заболевание, беременность и роды, рождение ребенка (детей), уход за ребенком в возрасте до полутора лет и другие случаи, установленные федеральными законами о конкретных видах обязательного социального страхования.

Согласно статьям 1.2 ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством» обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности - система создаваемых государством правовых, экономических и организационных мер, направленных на компенсацию гражданам утраченного заработка (выплат, вознаграждений) или дополнительных расходов в связи с наступлением страхового случая по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности.

Страховой случай по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности - свершившееся событие, с наступлением которого возникает обязанность страховщика, а в отдельных случаях, установленных настоящим Федеральным законом, страхователя осуществлять страховое обеспечение.

В силу статей 1.3, 1.4 данного Федерального закона, страховыми случаями по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности признается временная нетрудоспособность застрахованного лица вследствие заболевания.

Одним из видов страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности является пособие по временной нетрудоспособности.

В соответствии со ст. 2 ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством» обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности подлежат граждане Российской Федерации, лица, работающие по трудовым договорам, в том числе руководители организаций, являющиеся единственными участниками (учредителями), членами организаций, собственниками их имущества.

С учетом изложенного, при наличии у застрахованного лица оформленных на его имя листков нетрудоспособности, не предполагают для страхователя отказа в предоставлении работнику гарантий на случай временной нетрудоспособности.

Поддерживая исковые требования, материальный истец ДИГ, суду пояснила, что с апреля 2018 года по <дата> она находилась на лечении, в связи с чем, ей выдавались медицинским учреждением листки нетрудоспособности, которые она передавала работодателю для оплаты, все листки были работодателем приняты к исполнению, вместе с тем, из всех представленных ею листков нетрудоспособности, ответчиком было произведено начисление только по одному листку за период с <дата> по <дата>, остальные листки нетрудоспособности остались без оплаты. Все представленные ею листки нетрудоспособности (подлинники), по ее мнению, находятся у главного бухгалтера Общества ПИС, который категорически отказывается оплачивать, ссылаясь на отсутствие денежных средств, но не на отсутствие листков нетрудоспособности, в то время как оплата по временной нетрудоспособности производится за счет Фонда социального страхования. О том, что листки нетрудоспособности утрачены работодатель ей не говорил, также не требовал предоставить дубликаты листков нетрудоспособности. Просила суд обратить внимание на то, что сомнений в ее болезни и нахождении на лечении у работодателя не возникало, поскольку за весь период отсутствия ее на работе, у нее не требовали каких-либо документов, подтверждающих уважительность отсутствия на работе.

Объективно доводы истца в части предоставления листков нетрудоспособности работодателю, с отметкой их получения ООО «Темп», подтверждаются материалами прокурорской проверки, в которых содержатся копии представленных работодателю листков нетрудоспособности: <номер> за период болезни с <дата> по <дата>, <номер> за период с <дата> по <дата>, <номер> за период с <дата> по <дата>, <номер> за период с <дата> по <дата>, <номер> период с <дата> по <дата>, <номер> период болезни с <дата> по <дата>, с отметкой их получения работодателем

Возражая против доводов стороны истца, представитель ответчика ООО «Темп» ссылалась на то, что действительно ООО «Темп» произведена оплата только одного листка нетрудоспособности <номер>, оплата по другим листкам нетрудоспособности не производилась вследствие отсутствия их у работодателя, при предоставлении указанных документов( подлинники) ответчик готов произвести оплату пособия по временной нетрудоспособности по листкам <номер>, <номер>, <номер>, <номер>, <номер>.

Не согласившись с доводами представителя ответчика, истец указал, что подлинники листков нетрудоспособности были переданы ООО «Темп», что объективно подтверждается отметкой в их получении сотрудника ООО «Темп» ГЕВ, по браку Куклиной, которая подтвердила указанные обстоятельства в рамках проведенной прокурорской проверки.

Объективно указанные доводы стороны истца подтверждаются объяснением КЕВ, до брака Гулиевой, которая пояснила, что работала в ООО «Темп» инженером по работе с населением, в настоящее время находится в декретном отпуске по уходу за ребенком, действительно ДИГ длительное время находилась на лечении, о чем было руководителю известно, в связи с чем. представляла листки нетрудоспособности, на копии которых она, КЕВ, ставила отметку в получении, а затем их передавала в бухгалтерию для решения вопроса по оплате.

Представитель ответчика, оспаривая представленные суду письменные объяснения работника ООО «Темп» КЕВ, ссылалась на то, что данное объяснение не может быть принято во внимание, поскольку не является допустимым доказательством.

Согласно положениям статьи 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими (части 1,3,4).

Частью 1 статьи 55 ГПК РФ предусмотрено, что доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

Оценивая, представленные стороной истца доказательства применительно требованиям статьи 67 ГПК РФ, суд приходит к выводу, что представленные письменные объяснения КЕВ, полученные в рамках прокурорской проверки проведенной по заявлению ДИГ в том числе и по факту невыплаты пособия по временной нетрудоспособности, могут быть приняты судом во внимание, поскольку они согласуются с другими доказательствами, представленными сторонами в ходе судебного разбирательства, в том числе и с конклюдентными действиями работодателя, который, зная об отсутствии ДИГ длительное время ( с <дата> по <дата>) на работе, не предпринимал к увольнению работника за прогул, напротив издал приказ об увольнении работника по собственному желанию.

Кроме того, судом установлено, что ДИГ действительно в период с <дата> по <дата> находилась на лечении, как в условиях стационара, так и проходила амбулаторное лечение, и ей выдавались листки нетрудоспособности, что объективно подтверждается справкой Иркутской городской клинической больницы <номер> от <дата>, а также и копией амбулаторной карты на имя ДИГ, находящихся в материалах проверки, проведенной прокурором Куйбышевского района г.Иркутска.

Представитель третьего лица Фонда социального страхования по Иркутской области ФНЮ в ходе судебного разбирательства, суд пояснил, что отсутствие у работодателя подлинников листков нетрудоспособности, которые были утрачены, не лишает права работника на получение пособия по временной нетрудоспособности. При указанных обстоятельствах, работодатель для подтверждения правомерности произведенных выплат, связанных с оплатой листков нетрудоспособности, вправе представить в ФСС иные документы, подтверждающие факт нахождения сотрудника на лечении и выдаче ему листков нетрудоспособности, такими документами могут быть сведения, полученные из лечебных учреждений, которыми выдавались листки нетрудоспособности, расчеты пособий по временной нетрудоспособности, копии корешков листков временной нетрудоспособности, которые работодатель вправе истребовать сам, либо вправе был предложить работнику получить дубликаты листков нетрудоспособности. При этом Фонд вправе был бы принять к зачету понесенные работодателем указанные расходы.

В силу части 1 статьи 7 Федерального Закона от 29 декабря 2006 года №255-ФЗ пособие по временной нетрудоспособности при утрате трудоспособности вследствие заболевания или травмы, за исключением случаев, указанных в части 2 настоящей статьи, при карантине, протезировании по медицинским показаниям и долечивании в санаторно-курортных организациях непосредственно после оказания медицинской помощи в стационарных условиях выплачивается в следующем размере: 1) застрахованному лицу, имеющему страховой стаж 8 и более лет, - 100 процентов среднего заработка

Пособие по временной нетрудоспособности назначается, если обращение за ним последовало не позднее шести месяцев со дня восстановления трудоспособности (установления инвалидности), а также окончания периода освобождения от работы в случаях ухода за больным членом семьи, карантина, протезирования и долечивания(пункт 1 статьи 12 ФЗ №255-ФЗ от 29.12.2006)

Пособие по временной нетрудоспособности при утрате трудоспособности вследствие заболевания или травмы выплачивается застрахованному лицу за весь период временной нетрудоспособности до дня восстановления трудоспособности (установления инвалидности), за исключением случаев, указанных в частях 3 и 4 настоящей статьи ( пункт 1 статьи 6 ФЗ №255-ФЗ от 29.12.2006)

В силу части 1 статьи 14 Федерального Закона от 29 декабря 2006 года №255-ФЗ « Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством» пособия по временной нетрудоспособности, по беременности и родам, ежемесячное пособие по уходу за ребенком исчисляются исходя из среднего заработка застрахованного лица, рассчитанного за два календарных года, предшествующих году наступления временной нетрудоспособности.

Приведенные положения закона свидетельствуют о том, что при расчете пособия по временной нетрудоспособности, наступившей у истца ДИГ в период с <дата> по <дата>, учету подлежал заработок истца за 2016 и 2017 годы с учетом, что застрахованное лицо, имеет страховой стаж 8 и более лет (100 процентов среднего заработка).

Согласно справке о сумме заработной платы, иных выплат и вознаграждений за два календарных года, предшествующих году прекращения работы (службы, иной деятельности) или году обращения за справкой о сумме заработной платы, иных выплат и вознаграждений, и текущий календарный год, на которую были начислены страховые взносы, и о количестве календарных дней, приходящихся в указанном периоде на периоды временной нетрудоспособности, отпуска по беременности и родам, отпуска по уходу за ребенком, период освобождения работника от работы с полным или частичным сохранением заработной платы в соответствии с законодательством Российской Федерации, если на сохраняемую заработную плату за этот период страховые взносы в Фонд социального страхования Российской Федерации не начислялись №<номер> от <дата>, сумма заработной платы, иных выплат и вознаграждений ДИГ составляла в 2016 – 232 291,26 рублей, в 2017 – 112 233,76 рублей.

Таким образом, по мнению суда, пособие по временной нетрудоспособности за период с <дата> по <дата> будет составлять 63 713,25 рублей, исходя из следующего расчета: количество фактически отработанных дней в расчетном периоде и сумма заработной платы начисленной за отработанное время, составляет 730 рабочих дней, заработок за 2016 – 232291,26 рублей, за 2017 – 112 233,76 рублей, в связи с чем, средний дневной заработок составляет: (232291,26+112 233,76) / 730 дней = 471,95 рублей. Количество дней неоплаченных по листкам нетрудоспособности составляет 135, пособие составляет 471, 95 рублей * 135 дней = 63 713,25 рублей.

При этом суд не соглашается с расчетами истца и ответчика, полагая их арифметически неправильными.

Вместе с тем, в соответствии с требованиями статьи 196 ГПК РФ, суд выносит решение по заявленным требованиям, а поэтому с ответчика ООО «Темп» подлежит взысканию в пользу ДИГ пособие по временной нетрудоспособности в размере 58 568 рублей.

Доводы ответчика в части, что у него отсутствуют подлинники листков нетрудоспособности, выданные на имя ДИГ суд отклоняет, поскольку у ответчика имеется возможность представить ФСС по Иркутской области иные документы, подтверждающие правомерность произведенной выплаты в целях принятия указанных сумм к зачету.

В части требований истца о компенсации морального вреда, суд приходит к следующим выводам.

В соответствии со статьями 21, 237 ТК РФ работник имеет право на компенсацию морального вреда в порядке, установленном настоящим Кодексом, иными федеральными законами. Моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Пунктом 63 постановления Пленума Верховного Суда РФ от № 2 от 17.03.2004 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса РФ» установлено, что суд вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя, в том числе и при нарушении его имущественных прав (например, при задержке выплаты заработной платы). Размер компенсации определяется судом исходя из конкретных обстоятельств дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

Оценивая собранные по делу доказательства в их совокупности, учитывая конкретные обстоятельства настоящего дела, суд считает, что, поскольку факт нарушения работодателем прав работника установлен, требования истца о компенсации морального вреда являются обоснованными, но вместе с тем, подлежат частичному удовлетворению.

С учетом объема и характера причиненных работнику нравственных страданий, степени вины работодателя, требований разумности и справедливости, суд считает, что с ответчика в пользу истца подлежит взысканию компенсация морального вреда в размере 5000 рублей, считая указанную сумму соответствующей требованиям разумности и справедливости, при этом требования истца о взыскании компенсации морального вреда в размере 300000 рублей суд находит явно завышенными.

В соответствии со статьями 98, 103 ГПК РФ, статьи 333.19 Налогового кодекса РФ с ответчика в бюджет города Иркутска подлежит взысканию государственная пошлина в размере 5 019,68 рублей.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 194-199 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

Р Е Ш И Л:

Исковые требования прокурора Куйбышевского района города Иркутска, действующего в интересах ДИГ удовлетворить частично.

Обязать общество с ограниченной ответственностью «Темп» издать приказ об увольнении ДИГ с должности инженера по работе с населением по части 3 статьи 77 ТК РФ (по собственному желанию) с <дата>.

В связи с изданием обществом с ограниченной ответственностью «Темп» приказа об увольнении ДИГ с <дата> по собственному желанию, решение суда в этой части исполнению не подлежит.

Обязать общество с ограниченной ответственностью «Темп» восстановить трудовую книжку путем выдачи дубликата трудовой книжки на имя ДИГ с внесением соответствующих записей в трудовую книжку о трудоустройстве и увольнении ДИГ.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Темп» пользу ДИГ среднедневной заработок за задержку выдачи ДИГ трудовой книжки за период с <дата> по <дата> в размере 117 415,80 рублей.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Темп» пользу ДИГ задолженность по выплате пособие по временной нетрудоспособности за период с <дата> по <дата> в сумме 58 568 рублей.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Темп» в пользу ДИГ в счет компенсации морального вреда 5000 рублей.

В удовлетворении исковых требований прокурора Куйбышевского района города Иркутска в заявленном размере отказать.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Темп» государственную пошлину в бюджет города Иркутска в размере 5 019,68 рублей.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Иркутский областной суд через Куйбышевский районный суд города Иркутска в течение месяца со дня изготовления решения в окончательной форме.

Председательствующий: Н.Н. Акимова