НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение Куйбышевского районного суда (Город Санкт-Петербург) от 08.06.2020 № 2-102/202008И

78RS0011-01-2019-003161-62

Дело № 2- 102/2020 08 июня 2020 года

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Куйбышевский районный суд Санкт-Петербурга в составе: председательствующего судьи Коваль Н.Ю.,

с участием: прокурора Лундиной О.И.

при секретаре Васине М.М.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Овчинниковой С.Т. к ОАО «Российский железные дороги» о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда,

У С Т А Н О В И Л:

Овчинникова С.Т. с 27.06.2005 года работала в транспортном отделе Административно-хозяйственного центра (далее- АХЦ) – структурном подразделении ОЖД - филиала ОАО «РЖД» в должности инженера 1 категории на основании Трудового договора от 26.06.2005 года № 5077 (общий стаж работы в организации 26 лет).

20.06.2019 года истица уволена из организации по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ в связи с сокращением численности или штата работников на оснвоании Приказа от 20.06.2019 года №97К.

Истица полагает, что сокращение ее должности является незаконным и обусловлено не объективными производственно-технологическими факторами, а нежеланием работодателя продолжать с ней трудовые отношения, что подтверждается следующими обстоятельствами:

14.03.2018 года Овчинникова С.Т. вышла на работу по окончании отпуска по уходу за ребенком. При этом, трудовые функции истицы, на период ее отсутствия были возложены на техника 2 категории транспортного отдела С.Е.В., которая с фактического одобрения работодателя, не освободила на момент выхода истицы на работу ее рабочее место и продолжала выполнять трудовые функции Овчинниковой С.Т.

Таким образом, на момент выхода на работу у истицы отсутствовало надлежаще оформленное рабочее место, а также необходимая для осуществления трудовой деятельности оргтехника. Истица полагает, что работодатель намеренно лишил ее возможности трудиться, фактически передав ее трудовые функции другому работнику, тем самым, подвергнув дискриминации.

В подтверждении своей позиции Овчинникова С.Т. ссылается также на то, что в мае 2019 года она была вызвана на беседу к заместителю начальника железной дороги К.Д.В., которая происходила в присутствии начальника АХЦ М.Л.С. и заместителя начальника транспортного отдела АХЦ Ю.Р.В.

В ходе данной беседы К.Д.В. сообщил истице, что ее трудовые функции заняты и распределены между другими работниками транспортного отдела, предупредил что, если она намерена куда-либо жаловаться, то «с ней поговорят по - другому».

К.Д.В. отдал устное распоряжение присутствовавшим при беседе руководителям определить ее трудовые функции, а ей дал указание выполнять распоряжения и поручения начальника сектора по взаимодействию с аутсорсером транспортного отдела АХЦ М.А.О. Таким образом, в дальнейшем, до момента увольнения, истица была вынуждена под постоянно оказываемом психологическим давлением со стороны работодателя и из-за опасения потерять работу, выполнять несвойственные трудовые функции инженера 1 категории сектора по взаимодействию с аутсорсером транспортного отдела, которые не соответствуют заключенному трудовому договору и должностной инструкции.

В дальнейшем Овчинниковой С.Т. стало известно, что ее функциональные обязанности распределены ответчиком между другими работниками АХЦ, т.е. до настоящего времени у работодателя есть потребность в трудовых функциях сокращенной должности. Данные факты, по мнению истца, дают основания утверждать, что сокращение должности инженера 1 категории транспортного отдела АХЦ по своей сути является мнимым (фиктивным), что также подтверждает незаконность ее увольнения.

При таких обстоятельствах, Овчинникова С.Т. просит суд восстановить ее на работе в ранее занимаемой должности, взыскать заработную плату за время вынужденного прогула и компенсацию морального вреда 200 000руб.

Истица, а также ее представитель Овчинников С.А., действующий на оснвоании доверенности, в судебное заседание не явились, извещены надлежаще.

02.06.2020 года по электронной почте истица направила в суд ходатайство об отложении дела, в обоснование которого ссылалась на неблагоприятную санитарно-эпидемиологическую обстановку, вызванную распространением новой коронавирусной инфекции (COVID-19) и продлением основных ограничительных мер на территории Санкт-Петербурга.

04.06.2020 года от истицы по электронной почте поступило заявление об отложении судебного заседания с указанием на то, что у нее и ее представителя (супруг) появились характерные признаки недомогания, возможно вызванного вирусной инфекцией (ОРВИ) или иной вирусной инфекцией, опасной для жизни и здоровья, что дает им право и обязывает, согласно информации, размещенной на Интернет - сайте суда, не являться в судебное заседание.

08.06.2020 года от Овчинниковой С.Т. поступило ходатайство (по электронной почте) об отложении судебного заседания, в связи с временным ухудшением состояния здоровья; истица находится на амбулаторном лечении, к заявлению приложена медицинская справка.

В силу положений ст. 167 ГПК РФ лица, участвующие в деле, обязаны известить суд о причинах неявки и представить доказательства уважительности этих причин. В случае, если лица, участвующие в деле, извещены о времени и месте судебного заседания, суд откладывает разбирательство дела в случае признания причин их неявки уважительными. Суд вправе рассмотреть дело в случае неявки кого-либо из лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте судебного заседания, если ими не представлены сведения о причинах неявки или суд признает причины их неявки неуважительными. Суд может отложить разбирательство дела по ходатайству лица, участвующего в деле, в связи с неявкой его представителя по уважительной причине.

Согласно ч. 1 ст. 3 ГПК РФ заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов. Судопроизводство в судах и исполнение судебного постановления осуществляются в разумные сроки (ч. 1 ст. 6.1 ГПК РФ).

В силу положений ст. 35 ГПК РФ лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами. В соответствии с ч.1 ст. 48 ГПК РФ граждане вправе вести свои дела в суде лично или через представителей. Личное участие в деле гражданина не лишает его права иметь по этому делу представителя.

Овчинниковой Т.С. заявлено требование о восстановлении на работе и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, т.е. на разрешение суда вынесен спор, относящийся к категории социальных споров, связанных с трудовой деятельностью истца, получением заработной платы- основного источника дохода. Таким образом, истица должна быть крайне заинтересована в рассмотрении дела в максимально короткие сроки.

Вместе с тем, судебное заседание, назначенное на 10.03.2020 года, было отложено судом по ходатайству истицы в связи с болезнью, при этом подтверждающие документы суду не представлены до настоящего времени.

Судебное заседание, назначенное на 18.05.2020 года, отложено также по ходатайству Овчинниковой С.Т., заявленному со ссылкой на неблагоприятную санитарно-эпидемиологическую обстановку, вызванную распространением новой коронавирусной инфекции (COVID-19) и продлением основных ограничительных мер на территории Санкт-Петербурга.

Настоящее судебное заседание истец просит отложить ввиду ухудшения самочувствия, ссылаясь на справку из ГБУЗ ЛО «Волховская межрайонная больница» от 06.06.2020 года. Однако, данная справка свидетельствует исключительно о том, что Овчинникова Т.В. - 06.06.2020 года была на приеме у терапевта, каких-либо иных сведений о заболевании истицы документ не содержит, и не подтверждает объективную невозможность принять участие в судебном заседании 08.06.2020 года по состоянию здоровья.

Следует принять во внимание, что интересы истицы защищал в судебном заседании ее представитель - Овчинников С.А., действующий на основании доверенности, который в судебное заседание также не явился, сведения об уважительности причины его неявки суду не представлены. Истица была не лишена возможности представить суду, посредством электронной почты/почты письменные объяснения по делу, возражения, ходатайства и иные документы, необходимые для рассмотрения дела, однако, своим правом не воспользовалась.

Кроме того, как следует из п. 3.3.2. Постановления Правительства Санкт-Петербурга от 13.03.2020 N 121 (ред. от 05.06.2020) "О мерах по противодействию распространению в Санкт-Петербурге новой коронавирусной инфекции (COVID-19)" – гражданам рекомендовано не покидать места проживания (пребывания), за исключением случаев следования к месту (от места) осуществления деятельности (в том числе работы), которая не приостановлена в соответствии с постановлением. Данным Постановлением деятельность судов не приостановлена, соответствующая информация размещена также на официальном Интернет-сайте Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга, с которой истица была ознакомлена, что следует из текстов ее заявлений.

Таким образом, отсутствуют доказательства уважительности причины неявки Овчинниковой С.Т. в судебное заседание, а действия истицы, направленные на неоднократное отложение судебного разбирательства, суд расценивает как злоупотребление правом, и в силу вышеизложенных правовых норм, полагает возможным рассмотреть дело без ее участия.

Свою позицию по делу истица изложила также в отзыве на возражения ответчика и уточненных исковых заявлениях (т.3 л.д. 52-63, 134-135, т.4 л.д.1).

Представитель ответчика Домбровская М.Р., действующая на основании доверенности, в судебное заседание явилась, против иска возражала. Пояснила, что работодателем по выходу Овчинниковой С.Т. из отпуска по уходу за ребенком была предоставлена работа по обусловленной трудовой функции, обеспечены необходимые условия труда, своевременно и в полном объеме выплачивалась заработная плата, включая премии; каких-либо конфликтных ситуаций не возникало, неприязненных отношений со стороны руководящего состава к истице не было. Полагает, что факт незаконного лишения возможности трудиться не подтвержден.

Указала на то, что ОАО «РЖД» сделало все возможное, чтобы трудовые отношения с Овчинниковой С.Т. продлились. На протяжение все процедуры сокращения ей неоднократно предлагались вакантные должности, а также вновь вводимая должность ведущего инженера, однако истица от них отказалась. Считает, что доводы истицы о дискриминации также не подтверждены.

Пояснила, что сокращение численности или штата не может быть признано фиктивным, поскольку работодателем исключена должность истицы из штатного расписания после увольнения Овчинниковой С.Т., при этом, вновь должность с такими же должностными обязанностями как у истицы введена не была. Принятие решения о сокращении должности истицы было обусловлено тем, что в связи с передачей транспортных средств в аутсорсинг, уменьшился объем работ, выполняемых работниками транспортного отдела, в частности работ, которые выполняла истица. При этом, принятие решения об изменении структуры организации, штатного расписания, численного состава работников относится к исключительной компетенции работодателя, который не обязан обосновывать необходимость исключения из штатного расписания какой-либо должности, а должен соблюсти установленный законом порядок увольнения, а процедура увольнения истца по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ была соблюдена работодателем в полном объеме. Просила в удовлетворении заявленных требований отказать в полном объеме. Свою позицию по делу изложила в письменных возражениях на иск (т.2 л.д. 160-174, т. 4 л.д. 10-14, 150-153,154).

Представитель ответчика Сироткин Д.А., действующий на основании доверенности, вышеизложенную позицию поддержал, просил отказать в удовлетворении иска.

Помощник прокурора Центрального района Санкт-Петербурга Лундина О.И. в своем заключении полагала иск необоснованным и не подлежащим удовлетворению, поскольку увольнение Овчинниковой С.Т. было произведено в соответствии с требованиями Закона.

Суд, изучив доводы истца, возражения ответчика, приняв во внимание заключение прокурора, показания свидетелей, исследовав материалы дела, полагает, что исковое заявление не подлежит удовлетворению в полном объеме по следующим основаниям:

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ трудовой договор с работником может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации.

Согласно ч. 3 ст. 81 ТК РФ увольнение по основанию, предусмотренному пунктом 2 части первой настоящей статьи, допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.

Согласно ст. 180 ТК Российской Федерацией в качестве гарантий и компенсаций работникам при сокращении численности или штата работников организации предусмотрено, что при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность) в соответствии с частью третьей статьи 81 настоящего Кодекса. О предстоящем увольнении в связи с сокращением численности или штата работников организации работники предупреждаются работодателем персонально и под роспись не менее чем за два месяца до увольнения.

Таким образом, из смысла приведенных выше норм действующего трудового законодательства следует, что право определять численность и штат работников принадлежит работодателю.

Принятие решения об изменении структуры, штатного расписания, численного состава работников организации относится к исключительной компетенции работодателя, который вправе расторгнуть трудовой договор с работником в связи с сокращением численности или штата работников организации (пункт 2 части первой статьи 81 ТК Российской Федерации) при условии соблюдения закрепленного Трудовым кодексом Российской Федерации порядка увольнения и гарантий, направленных против произвольного увольнения.

Таким образом, работодатель не обязан обосновывать исключение из штатного расписания той или иной должности, а обязан лишь соблюсти установленный законом порядок увольнения работника.

Согласно п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.

В соответствии с п. 29 указанного Постановления, увольнение работника в связи с сокращением численности или штата работников организации индивидуального предпринимателя допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. Судам следует иметь в виду, что работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. При решении вопроса о переводе работника на другую работу необходимо также учитывать реальную возможность работника выполнять предлагаемую ему работу с учетом его образования, квалификации, опыта работы.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в части 2 пункта 29 указанного Постановления расторжение трудового договора с работником по пункту 2 части первой статьи 81 Кодекса возможно при условии, что он не имел преимущественного права на оставление на работе (статья 179 Трудового кодекса Российской Федерации) и был предупрежден персонально и под роспись не менее чем за два месяца о предстоящем увольнении (часть вторая статьи 180 Трудового кодекса Российской Федерации).

Таким образом, при решении вопроса о соблюдении работодателем процедуры сокращения, необходимо, прежде всего, установить, что изменения структуры организации или штатной расписания (штатной численности работников) фактически имели место и были обоснованны.

Как следует из материалов дела, Овчинникова С.Т. с 27.06.2005 года принята на работу в Службу специального самоходного подвижного состава и автотранспорта в должности инженера отдела эксплуатации ОАО «Российские железные дороги» - филиала ОАО «РЖД» на основании приказа от 27.06.2005 года №1203/к и трудового договора (т. 1 л.д. 80-84, 90).

14.03.2007 года с истицей было заключено дополнительное соглашение к трудовому договору, на основании которого она была переведена на должность инженера 1 категории транспортного отдела Административно-хозяйственного центра (приказ от 14.03.2007 года № 29/К, т. 1 л.д. 85-86,89,90).

В период с 20.01.2015 года по 13.03.2018 года Овчинникова С.Т. находилась в отпуске по беременности и родам и в отпуске по уходу за ребенком.

На период нахождения истицы в отпуске по уходу за ребенком с 18.09.2017 года на ее должность временно была переведена техник 2 категории транспортного отдела - С.Е.В., что подтверждается Приказом № 311-1/К от 18.09.2017 года и дополнительным соглашением от 18.09.2017 года к трудовому договору № 1820 от 19.10.2019 года, заключенному со С.Е.В. (т. 1 л.д. 173-176).

В обоснование заявленного иска, истица ссылается на то, что причиной ее увольнения является дискриминация со стороны работодателя, указывает, что после выхода из декретного отпуска, работодатель фактически лишил ее возможности трудиться, в частности, не было надлежащим образом оборудовано ее рабочее место, а трудовые функции переданы иному сотруднику – С.Е.В.

Статьей 1 Женевской Конвенции N 111 Международной организации труда "Относительно дискриминации в области труда и занятий" определено, что термин "дискриминация" включает: всякое различие, исключение или предпочтение, основанные на признаках расы, цвета кожи, пола, религии, политических убеждений, национальной принадлежности или социального происхождения и имеющие своим результатом ликвидацию или нарушение равенства возможностей или обращения в области труда и занятий.

Пунктом 2 статьи 1 Конвенции установлено, что всякое различие, исключение или предпочтение, основанные на специфических требованиях, связанных с определенной работой, не считаются дискриминацией.

Свобода трудовых отношений в ее конституционно-правовом смысле предполагает соблюдение принципов равенства и согласования воли сторон, стабильности данных правоотношений. Субъекты трудовых отношений свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий.Запрещение дискриминации в сфере труда направлено на обеспечение равных возможностей в осуществлении своих способностей к труду. Исключительно деловые качества работника должны учитываться при заключении трудового договора, при оплате труда, поручении тех или иных производственных заданий.

Как следует из положений ст. 3 ТК РФ каждый имеет равные возможности для реализации своих трудовых прав. Никто не может быть ограничен в трудовых правах и свободах или получать какие-либо преимущества в зависимости от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, семейного, социального и должностного положения, возраста, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности или непринадлежности к общественным объединениям или каким-либо социальным группам, а также от других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работника.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 (ред. от 24.11.2015) "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" разъяснено, что под деловыми качествами работника следует, в частности, понимать способности физического лица выполнять определенную трудовую функцию с учетом имеющихся у него профессионально-квалификационных качеств (например, наличие определенной профессии, специальности, квалификации), личностных качеств работника (например, состояние здоровья, наличие определенного уровня образования, опыт работы по данной специальности, в данной отрасли).

Однако факт дискриминации со стороны работодателя в отношении Овчинниковой С.Т. не нашел своего объективного подтверждения в ходе рассмотрения дела.

Так, в дату выхода истицы на работу -14.03.2018 года С.Е.В. прекратила выполнение обязанностей по должности инженера 1 категории и приступила к выполнению обязанностей по должности техник 2 категории транспортного отдела, что подтверждается вышеуказанным приказом и дополнительным соглашением к трудовому договору (т. 1 л.д. 173-176).

Кроме того, факт работы С.Е.В. в должности техника 2 категории после выхода истицы из отпуска подтверждается табелями учета рабочего времени за период с 01.03.2018 года по 31.03.2018 года и за период с 01.04.2018 года по 30.04.2018 года (т. 1 л.д. 95-96, 101-102), а также выписками из журналов учета движения путевых листов за 2018 -2019 г.г. (т.2 л.д.180-215).

Допрошенная в судебном заседании в качестве свидетеля С.Е.В. показала, что на период декретного отпуска истицы была временно переведена на ее должность – инженера 1 категории, в связи с чем, ознакомлена с соответствующей должностной инструкцией. После выхода Овчинниковой С.Т. из декретного отпуска автоматически вернулась к исполнению своих обязанностей - техника 2 категории, передала истице дела, ее функции не выполняла. Показала также, что никаких конфликтных отношений с истицей не было (т. т.3 л. 185).

В материалах дела также имеются доказательства, подтверждающие, что в период с 19.03.2018 года по 02.04.2018 года рабочее место истицы было подключено ко всем программам, необходимым для выполнения трудовых обязанностей по ее должности (ЕАСД,
ЕКАСУТР, электронная почта), предоставлен доступ к сети Интернет, истица была обеспечена оргтехникой (компьютером) (т.2 л.д. 216-218, 221-223).

Истцом в материалы дела представлена копия служебной записки от 28.03.2018 года в адрес начальника транспортного отдела АХЦ К.А.М., в которой Овчинникова С.Т. ссылается на отсутствие нормальных условий для осуществления трудовой деятельности (т. 1 л.д. 17-18). Однако, доказательств того, что служебная записка действительно передавалась К.А.М., в материалах дела не имеется. Кроме того, как следует из представленных ответчиком документов, процесс обеспечения истицу необходимым для работы оборудованием и подключения ко всем программам носил длительных характер.

При этом следует принять во внимание, что за весь период подключения рабочего места истицы к программам, необходимым для выполнения трудовых обязанностей, Овчинниковой С.Т. выплачивалась заработная плата в полном объеме, включая премии (т. 2 л.д. 219-220).

26.03.2018 года Овчинникова С.Т. была ознакомлена с измененной должностной инструкцией инженера 1 категории транспортного отдела (т. 1 л.д.91-94).

Как следует из анализа должностной инструкции инженера 1 категории транспортного отдела, положения о транспортном отделе АХЦ (т. 1 л.д. 52-61), с учетом объяснений сторон, суд приходит к выводу о том, что в силу специфики должностных обязанностей, большая часть работы истицы была связана с внесением сведений в программу ЕКАСУТР и не предусматривала необходимости распечатки каких-либо документов на бумажных носителях.

Таким образом, соответствующие данные, внесенные в указанную программу, могут служить подтверждением исполнения истицей своих должностных обязанностей согласно должностной инструкции.

Ответчиком в материалы дела представлены распечатки из системы ЕКАСУТР, содержащие сведения о пользователе программы – Овчинниковой С.Т., которая в рамках исполнения своих должностных обязанностей вносила сведения о пробеге автотранспорта, из распечаток также усматривается дата внесения таких записей: 02.08.2018 года, 03.10.2018 года, 02.11.2018 года, 04.12.2018 года и 09.01.2019 года (т. 2 л.д. 224-231).

При этом, в письменных возражениях ответчик указал на то, что перед увольнением истица удалил сведения, содержавшиеся на жестком диске выданного ей моноблока Acer Veriton. После восстановления удаленных данных с жесткого диска было установлено, что часть файлов восстановлена успешно, а другая часть - повреждена и не подлежит восстановлению, жесткий диск не исправен, восстановлению не подлежит.

Данные обстоятельства подтверждаются докладной от 20.06.2019 года, обращением ОБР19-06373771 от 22.08.2019 года и актом технического состояния от 26.09.2019 года (т.2 л.д. 233-235). Поскольку указанные ответчиком факты подтверждены документально, суд принимает их во внимание и приходит к выводу о том, что ОАО «РЖД» по объективным причинам было лишено возможности представить распечатки из системы ЕКАСУТР в подтверждение работы истицы за иной период.

В свою очередь, Овчинникова С.Т. заявила о подложности вышеуказанных документов– скриншотов из системы ЕКАСУТР и просила исключить их из числа доказательств по делу (т. 3 л.д. 53-5, 102-104, 142-144). В подтверждение своей позиции представила 3 копии фотографии экрана компьютера из системы ЕКАСУТР по состоянию на 09.11.2018 года – пользователь К.А.М., 07.12.2018 года и 16.01.2019 года – пользователь Ю.Р.В. (т. 3 л.д. 66-68), опровергая тем самым факт осуществления своей работы по внесению данных по пробегам в указанные даты.

Однако, позицию истицы суд оценивает критически, поскольку не представляется возможным установить достоверность представленных Овчинниковой С.Т. вышеуказанных копий, при этом доказательства (скриншоты), которые приобщил в дело ответчик заверены надлежащим образом, что подтверждено показаниями свидетелей: С.С.С., П.Е.А., Ж.Н.Г. (т.3 л.д. 150-151, 184, т. 4 л.д. 138),

Кроме того, достоверность доказательств ответчика и того факта, что Овчинниковой С.Т. была обеспечена работа в соответствии с ее должностными обязанностями, подтверждается объяснениями начальника транспортного отдела К.А.М. и заместителя начальника транспортного отдела Ю.Р.В. (непосредственные руководители Овчинниковой С.Т.). К.А.М. подтвердил, что истице не чинились препятствия в осуществлении должностных обязанностей, конфликтов или неприязненных отношений у него или иных сотрудников по отношению к Овчинниковой С.Т. не было. Решение о сокращении должности, которую занимала истица, было вызвано производственной необходимостью (т. 3 л.д. 129-130).

Свидетель К.Д.В. – заместитель начальника железной дороги по строительству показал, что ранее занимал должность начальника АХЦ, был руководителем истицы в период, когда она вышла из декретного отпуска. Подтвердил, что действительно проводил с ней беседу в присутствии кадрового работника для определения порядка дальнейших трудовых отношений, никакого давления на нее не оказывал (т. 3 л.д. 179-180).

Свидетель Ю.Р.В. –заместитель начальника транспортного отдела АХЦ непосредственный руководитель истицы показал, что после ее выхода из декретного отпуска в ходе беседы были определены функциональные обязанности, которые фактически не изменились, конфликтов не было. Рабочее место истице было предоставлено, равно как и компьютеры. Подтвердил, что Овчинникова С.Т. выполняла свои трудовые функции, однако объемы ее работ уменьшились по объективным причинам ввиду уменьшения количества автотранспорта (истица вносила данные о пробеге), поэтому руководством было принято решение о сокращении ее должности (т.3 л.д. 182-184).

М.А.О. начальник сектора по взаимодействию с аутсорсингом показал, что Овчинникова С.Т. в его отделе не работала, иногда по указанию К.А.М. могла выполнить разовые поручения (т. 3 л.д. 185-186). Показания данных свидетелей опровергают утверждение истицы о том, что она выполняла по требованию руководителя постоянно работу по взаимодействию с аутсортингом.

То обстоятельство, что в период работы истца однократно в порядке совмещения и с письменного согласия выполняла дополнительную работу по другой должности - участие 13.07.2018 года в выездной проверке сектора по взаимодействию с аутсорсером транспортного отдела АХЦ соответствует требованиям ст. 60.2. ТК РФ

Факт выполнения истицей данной работы и наличие ее письменного согласия подтверждается утвержденным 04.07.2018 графиком, в котором имеется ее подпись истца и отчетом о проделанной работе от 13.07.2018 (т. 2 л.д. 236-237). Следует отметить, что выполнение такой работы соответствует п. 2.2.12 должностной инструкции, согласно которому инженер 1 категории транспортного отдела выполняет разовые поручения руководства для достижения целей и решения задач, поставленных перед транспортным отделом в рамках своей компетенции (т. 1 л.д. 91-93).

Кроме того, в ходе рассмотрения дела установлено, что на истицу также была возложена функция по ведению табелей учета рабочего времени, однако после выхода истицы из декретного отпуска, данная рабочая функция не была предоставлена истице.

Вместе с тем, ответчиком в материалы дела представлен приказ от 03.05.2018 года №ОКТ АХЦ-84, в силу которого функция по ведению табелей рабочего времени возлагается на начальников отделов (т. 3 л.д. 172-175). Истица полагала данный приказ подложным и просила исключить его из числа доказательств по делу (т. 4 л.д. 6). Однако, у суда отсутствуют основания сомневаться в подлинности представленного документа, который заверен надлежащим образом, имеет дату его издания и соответствующий регистрационный номер.

Свидетель М.А.В., допрошенный в судебном заседании 20.01.2020 года позицию истицы подтвердил, показал, что со стороны К.Д.В. оказывалось негативное давление на Овчинникову С.Т., указал на то, что в отделе была создана атмосфера, которая препятствовала осуществлению нормальной трудовой деятельности, в связи с чем он (свидетель) уволился из организации по собственному желанию (т. 3 л.д.180-182).

Однако, показания данного свидетеля суд оценивает критически, поскольку на момент выхода из декретного отпуска М.А.В. в организации не работал, из его объяснений можно сделать вывод о том, что у него сложились неприязненные отношения с работодателем, следовательно, его показания нельзя признать объективными. Кроме того, объяснения данного свидетеля противоречат добытым в ходе рассмотрения дела доказательствам, в связи с чем, суд не принимает их во внимание.

Таким образом, в ходе рассмотрения факт дискриминации в отношении Овчинниковой С.Т. не нашел своего объективного подтверждения. Истица после выхода из декретного отпуска была обеспечена надлежащими условиями труда и осуществляла трудовые функции в соответствии с утвержденной должностной инструкцией. Доказательств обратного в порядке ст. 56 ГПК РФ не представлено и судом не добыто. Факт неприязненного, негативного отношения к истице со стороны работодателя, судом также не установлен. При таких обстоятельствах, данный довод Овчинникой С.Т., в том числе, как основание для фиктивного, по ее мнению, сокращения, суд не принимает во внимание.

Приказом филиала ОАО «РЖД» в связи с производственной необходимостью и технологической координацией работы Административно-хозяйственного центра внесены изменения в штатное расписание принято решение исключить из штатного расписания с 15.06.2019 года 1 штатную единицу инженера 1 категории и 1 штатную единицу бригадир (освобожденный) предприятий ж.д. Транспортного отдела, а также ввести в штатное расписание с 15.06.2019 года 1 штатную единицу ведущий инженер Участка производства (Санкт-Петербург - Витебский регион) и 1 штатную единицу бригадир (освобожденный) предприятий ж.д. транспорта Участка производства (Волховстроевский регион) (т. 2 л.д. 18-19); образована комиссия по проведению мероприятий по сокращению численности (штата) (т. 2 л.д. 20-21).

16.04.2019 года на заседании комиссия по проведению мероприятий по сокращению численности (штата) принято решение о сокращении должности Овчинниковой С.Т. (инженер 1 категории) и Ф.П.О. (бригадир). Из протокола заседания комиссии следует, что при принятии решения проводилась сравнительная характеристика сотрудников в соответствии с требованиями ст. 179 ТК РФ (т.2 л.д. 22-24).

17.04.2019 года направлены соответствующие уведомления в Центр занятости населения Центрального района Санкт-Петербурга и в первичную профсоюзную организацию Управления ОЖД (т. 2 л.д. 25-28).

Уведомлением от 19.04.2019 года истица предупреждена о сокращении занимаемой должности с 15.06.2019 года, которое она подписать отказалась, что подтверждается актом от 19.04.2019 года (т. 2 л.д. 29-30).

В указанном уведомлении также содержится предложение истице занять вакантную должность ведущего инженера участка производства (Санкт-Петербург -Витебский), которая вводится в штатное расписание с 15.06.2019 года. 29). Овчинникова С.Т. ознакомилась с должностной инструкцией ведущего инженера участка, от занятия данной должности отказалась, равно как и от иных должностей, согласно представленного в дело списка, что подтверждается ее письмом в адрес сотрудника кадровой службы К.Ю.А. (т. 2 л.д. 33-85).

17.06.2019 года истице также был предложно занять имеющиеся вакантные должности в организации, что следует из уведомления №65, от занятия данных должностей Овчинникова С.Т. также отказалась, что подтверждается собственноручно сделанными отметками на уведомлении и в перечне вакансий (т.2 л.д. 86-138).

17.06.2019 года ответчик направил в первичную профсоюзную организацию копию уведомления о возможности расторжении трудового договора по сокращению, выданного истице; проект приказа о расторжении трудового договора, копию протокола заседания комиссии по проведению мероприятий по сокращению численности и копию перечня изменений в штатном расписании от 17.05.2019 года (т. 2 л.д. 139).

Первичная профсоюзная организация согласовала расторжение трудового договора с истицей по сокращению, что подтверждается выпиской из протокола от 19.06.2019 года № 142(т. 2 л.д. 140-141).

Приказом от 20.06.2015 года Овчинникова С.Т. уволена с должности инженера 1 категории транспортного отдела по п.2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ – сокращение численности или штата работников организации (т. 2 л.д. 143).

Таким образом, при проведении мероприятия по сокращению, работодателем были соблюдена процедура сокращения, требования ст.180 ТК РФ и положения ст.25 Закона РФ от 19.04.1991 N 1032-1 "О занятости населения в Российской Федерации", истица процедуру сокращения фактически не оспаривает.

По мнению Овчинниковой С.Т., сокращение носило мнимый характер, и было вызвано не объективными производственно-технологическими факторами, а намерением работодателя уволить именно ее. Однако, данная позиция опровергается представленными в дело доказательствам.

Так, согласно п. 2.2.4, 2.2.8. должностной инструкции, истица была обязана выполнять в системе ЕКАСУТР функциональность «Управление временными данными (ведение табеля)» по транспортному отделу, и выполнять в данной системе функциональность «Автоматизированная система учета и анализа использования автотранспорта», для формирования отчетности по учету и использованию легкового автотранспорта, находящегося на балансе АХЦ.

В ходе рассмотрения дела установлено, что работа с автотранспортном была одним из основным направлений в работе Овчинниковой С.Т. как инженера 1 категории транспортного отдела.

Как следует из представленных ответчиком документов, после выхода истицы из отпуска по уходу за ребенком уменьшилось количество автотранспортных средств, находящихся на балансе АХЦ, в отношении которых работникам транспортного отдела было необходимо осуществлять какие-либо действия по причине передачи транспортных средств в аутсорсинг (т. 2 л.д. 21).

Решение работодателя по изменению штатной численности транспортного отдела было принято на основании анализа выполняемой сотрудниками данного отдела видов работ и нашло свое отражение в протоколе совещания у начальника АХЦ М.Л.В. (протокол заверен электронной подписью данного должностного лица от 22.02.2019 года), из которого, в частности следует, что в связи с уменьшением количества транспортных средств, числящихся на балансе центра, и уменьшением в связи с этим объема выполняемых работ (оказываемых автотранспортных услуг), в целях эффективного использования трудовых ресурсов и экономии денежных средств, главному инженеру М.С.В. поручено проанализировать необходимость наличия всех должностей, предусмотренных штатным расписанием по транспортному отделу с учетом объемов выполняемых работ (т. 2 л.д. 248-249).

Как указывалось выше, опрошенные в качестве свидетелей К.А.М., М.Л.В. и Ю.Р.В. показали, что сокращение должности истицы было вызвано исключительно объективными факторами. Показания свидетелей последовательны, не противоречивы, соотносятся друг с другом и иными представленными в дело доказательства, не доверять показаниям данных свидетелей у суда нет оснований. Кроме того, свидетели предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

М.Л.В., допрошенный в судебном заседании 08.06.2020 года показал, что в транспортном отделе проводились сокращения в установленном порядке для оптимизации трудовых ресурсов, поскольку с 2018 года осуществлялась передача транспортных средств в аутсорсинг, в этой связи и была сокращена должность, которую занимала истица. Аналогичные показания дал свидетель М.С.В. – главный инженер АХЦ, допрошенный в этом же судебном заседании.

Таким образом, установлено, что сокращение должности инженера 1 категории транспортного отдела АХЦ было вызвано объективными факторами и связано с оптимизации деятельности транспортного отдела, доказательств того, что данные действия работодателя были направлены на расторжение трудовых отношений с истицей и носили фиктивный характер не представлено.

Из положений статьи 394 ТК РФ, а также п. 60 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 2 от 17 марта 2004 года "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" следует, что работник может быть восстановлен на работе только в случае, если увольнение его было произведено без законного основания и (или) с нарушением установленного порядка.

В ходе рассмотрения дела ответчиком представлены доказательства наличия законного основания увольнения истца и соблюдения процедуры увольнения, доказательств в их опровержение, истцом в нарушение требований ст. 56 ГПК РФ представлено не было.

Судом факт дискриминации истицы при рассмотрении настоящего дела не установлен, а сам по себе факт увольнения по сокращению штатов, обстоятельством, свидетельствующим о безусловной дискриминации работника работодателем, являться не может

При таких обстоятельствах, суд отказывает Овчинниковой С.Т. в удовлетворении исковых требований в полном объеме.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 198-199 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Овчинниковой С.Т. в удовлетворении иска к ОАО «Российские железные дороги» – ОТКАЗАТЬ.

Решение может быть обжаловано в Санкт-Петербургский городской суд в течение одного месяца со дня изготовления в окончательной форме

Судья: