НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение Краснокутского районного суда (Саратовская область) от 03.04.2019 № 2-112/19

Дело № 2-112/2019

Решение

Именем Российской Федерации

03 апреля 2019 года г. Красный Кут

Краснокутский районный суд Саратовской области в составе:

председательствующего судьи Ситниковой Т.А.,

при секретаре судебного заседания Букреевой А.В.,

с участием истцов Лещенко Н.В., Шушуновой З.П.,

представителя истцов ФИО4,

представителей ответчика по довренностям ФИО5, ФИО9.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению Лещенко Н.В., Шушуновой З.П. к Федеральному государственному бюджетному учреждению «Управление мелиорации земель и сельскохозяйственного водоснабжения по Саратовской области» о признании незаконными и внесении исправлений в записи в трудовой книжке, взыскании компенсации за неиспользованные отпуска, за нарушение установленного срока выплат при увольнении, компенсации морального вреда,

установил:

Истец Шушунова З.П. обратилась в суд с иском к ответчику Федеральному государственному бюджетному учреждению «Управление мелиорации земель и сельскохозяйственного водоснабжения по Саратовской области» признании незаконными и внесении исправлений в записи в трудовой книжке, взыскании компенсации за неиспользованные отпуска, за нарушение установленного срока выплат при увольнении, компенсации морального вреда на том основании, что она состояла в трудовых отношениях с ответчиком – Федеральным государственным бюджетным учреждением «Управление мелиорации земель и сельскохозяйственного водоснабжения по Саратовской области» (ФГБУ «Саратовмелиоводхоз») с 22 ноября 1972 г., трудовой договор с ней работодателем был расторгнут 05 февраля 2018 г. в связи с ее выходом на пенсию. За время работы наименования работодателя и его филиалов, в которых она работала, неоднократно изменялись. 31 декабря 2009г. она была переведена из Новоузенского филиала работодателя в другой филиал - Гидрогеолого-мелиоративную партию (далее по тексту - ГМП). При этом, за период работы в Новоузенском филиале у нее остались неиспользованные ежегодные отпуска за рабочие года: с 02 апреля 2007 г. по 01 апреля 2008 г.; с 02 апреля 2008 г. по 01 апреля 2009 г.; с 02 апреля 2009 г. по 31 декабря 2009 г., о чем у нее имеется справка от 14 декабря 2018г. за подписью директора Новоузенского филиала ФИО6 Как следует из п.2 этой справки, ежегодные отпуска, неиспользованные за предшествующий период ее работы в Краснокутском филиале Работодателя, были предоставлены ей в Новоузенском филиале. При переводе в филиал ГМП ей директора обоих филиалов разъясняли, что неиспользованные отпуска будут предоставлены в филиале ГМП. В 2017г. на должность директора ГМП был принят ФИО7, который при ее увольнении отказался выплатить ей компенсацию за ежегодные отпуска, неиспользованные мной за период работы в Новоузенском филиале. Несмотря на то, что филиалы юридическими лицами не являются, то есть работодателем являлся именно ответчик, ее переводы из Краснокутского филиала в Новоузенский филиал и из Новоузенского филиала в филиал ГМП (записи в трудовой книжке № 11 от 30 июня 2005 г. и № 14 от 31 декабря 2009 г.) работодатель оформлял записями "об увольнении в порядке перевода", ссылаясь на п.5 ст.77 ТК РФ (перевод к другому работодателю). Названные записи позволили должностным лицам Государственной инспекции труда в Саратовской области (далее по тексту - ГИТ) и прокуратуры Саратовской области (при проверках ее обращений) утверждать, что срок предъявления требований о компенсации за неиспользованные ежегодные отпуска должен исчисляться с 31 декабря 2009 г. (с даты перевода из Новоузенского филиала в ГМП). Указывает, что в силу действующего законодательства работодателем может являться физическое или юридическое лицо, к которым филиалы учреждения не относятся, а перевод в порядке увольнения может осуществляться только при переводе к другому работодателю, а не в другой филиал, в связи с чем полагала записи в ее трудовой книжке №11 от 30 июня 2005 г. и №14 от 31 декабря 2009 г. в части слов "Уволена в порядке перевода" незаконными и подлежащими исправлению в указанной части на формулировку "Переведена". Указывает, что пыталась разрешить спор с работодателем о выплате компенсации за неиспользованные отпуска в досудебном порядке, в том числе путем обращения в органы прокуратуры и государственной инспекции труда в Саратовской области, при этом разрешению трудового спора о компенсации за неиспользованные отпуска в досудебном порядке работодатель препятствовал путем фальсификации документов (личной карточки формы Т-2, изготовленной инспектором отдела кадров ГМП ФИО8 в 2016 г.), отказами выдать ей копии документов, связанных с работой. Указала, что отказы работодателя предоставить запрашиваемые ею копии документов, связанных с работой, препятствовали ей, в частности, в определении цены исковых требований, подсчету общего количества дней неиспользованных ежегодных отпусков. Эти действия (бездействие) работодателя были обжалованы ее представителем в прокуратуру Саратовской области и в прокуратуру г. Энгельса. В настоящее время эти обращения переданы из органов прокуратуры в ГИТ Саратовской области, проверка еще не окончена. Указала также, что незаконные действия (бездействие) ответчика по нарушению ее трудовых прав, по воспрепятствованию разрешения данного трудового спора в досудебном порядке, причинили ей нравственные страдания и нанесли моральный вред, в связи с чем она обратилась в суд с указанным иском и просила признать незаконными записи в ее трудовой книжке №11 от 30 июня 2005 г. и №14 от 31 декабря 2009 г. в части слов "Уволена в порядке перевода" и возложить на ответчика обязанность внести исправление в ее трудовую книжку в указанной части путем исправления на формулировку "Переведена"; взыскать с ответчика компенсацию за 3 неиспользованных ежегодных отпуска - 93 500 руб.; компенсацию за нарушение установленного срока выплаты при увольнении компенсации за неиспользованные отпуска согласно предварительному расчету 16 879 рублей 87 рублей; компенсацию морального вреда 50 000 рублей (т. 1 л.д. 4-6).

Истец Лещенко Н.В. обратился в суд с аналогичными исковыми требованиями к ответчику ФГБУ «Саратовмелиоводхоз» о признании незаконными и внесении исправлений в записи в трудовой книжке, взыскании компенсации за неиспользованные отпуска, за нарушение установленного срока выплат при увольнении, компенсации морального вреда на том основании, что он состоял в трудовых отношениях с ответчиком с 02 февраля 1979 г., трудовой договор был расторгнут 13 февраля 2018 г., в связи с его выходом на пенсию. За время работы наименования Работодателя и его филиалов, в которых он работал, неоднократно изменялись. 30 июня 2005г. он был переведен из Краснокутского филиала Работодателя в Новоузенский, так как Краснокутский филиал был закрыт путем его присоединения к Новоузенскому филиалу. За период работы в Краснокутском филиале у него остался неиспользованный ежегодный отпуск за рабочий год 09 января 1993 г. по 08 января 1994 г. 30 декабря 2009г. он был переведен из Новоузенского филиала Работодателя в другой филиал - ГМП. При этом за период работы в Новоузенском филиале у него остались неиспользованные ежегодные отпуска за периоды с 09 января 2005 г. по 08 января 2006 г.. с 09 января 2006 г. по 08 января 2007 г., с 09 января 2007 г. по 08 января 2008 г., с 09 января 2008 г. по 08 января 2009 г., с 09 января 2009 г. по 31 декабря 2009 г. При переводе из филиала в филиал ему разъяснялось, что неиспользованные отпуска будут предоставлены в филиале, куда его переводят, однако директор ГМП ФИО7 при его увольнении в 2018 году отказался выплатить ему компенсацию за ежегодные отпуска, неиспользованные им за предыдущие периоды работы. Несмотря на то, что филиалы юридическими лицами не являются, то есть работодателем являлся именно ответчик, его переводы из Краснокутского филиала в Новоузенский филиал и из Новоузенского филиала в филиал ГМП (записи в трудовой книжке № 16 от 30 июня 2005 г. и № 20 от 31 декабря 2009 г.) работодатель оформлял записями "об увольнении в порядке перевода", ссылаясь на п.5 ст.77 ТК РФ (перевод к другому работодателю). Названные записи позволили должностным лицам Государственной инспекции труда в Саратовской области и прокуратуры Саратовской области (при проверках его обращений) утверждать, что срок предъявления требований о компенсации за неиспользованные ежегодные отпуска должен исчисляться с 30 июня 2005г. и 31 декабря 2009 г.. Указывает, что в силу действующего законодательства работодателем может являться физическое или юридическое лицо, к которым филиалы учреждения не относятся, а перевод в порядке увольнения может осуществляться только при переводе к другому работодателю, а не в другой филиал, в связи с чем полагал записи в его трудовой книжке № 16 от 30 июня 2005 г. и № 20 от 31 декабря 2009 г.. в части слов "Уволен в порядке перевода" незаконными и подлежащими исправлению в указанной части на формулировку "Переведен". Указывает, что пытался разрешить спор с работодателем о выплате компенсации за неиспользованные отпуска в досудебном порядке, в том числе путем обращения в органы прокуратуры и государственной инспекции труда в Саратовской области, при этом разрешению трудового спора о компенсации за неиспользованные отпуска в досудебном порядке работодатель препятствовал путем фальсификации документов (личной карточки формы Т-2, изготовленной инспектором отдела кадров ГМП ФИО8 в 2016 г.), отказами выдать ему копии документов, связанных с работой. Указал, что отказы работодателя предоставить запрашиваемые им копии документов, связанных с работой, препятствовали ему, в частности, в определении цены исковых требований. Эти действия (бездействие) работодателя были обжалованы его представителем в прокуратуру Саратовской области и в прокуратуру г.Энгельса. В настоящее время эти обращения переданы из органов прокуратуры в ГИТ Саратовской области, проверка еще не окончена. Указал также, что незаконные действия (бездействие) ответчика по нарушению его трудовых прав, по воспрепятствованию разрешения данного трудового спора в досудебном порядке, причинили ему нравственные страдания и нанесли моральный вред, в связи с чем он обратился в суд с указанным иском и просил признать незаконными записи в его трудовой книжке № 16 от 30 июня 2005 г. и № 20 от 31 декабря 2009 г.. в части слов "Уволен в порядке перевода" и возложить на ответчика обязанность внести исправление в его трудовую книжку в указанной части путем исправления на формулировку "Переведен"; взыскать с ответчика компенсацию за 6 неиспользованных ежегодных отпусков согласно предварительному расчету в размере 173 732 рубля 16 копеек, компенсацию за нарушение установленного срока выплат при увольнении - 30 649 рублей 25 копеек, компенсацию морального вреда 50 000 рублей (т. 1 л.д. 134-136).

Определением суда от 20.02.2019г. гражданские дела по искам Лещенко Н.В., Шушуновой З.П. объединены в одно производство (т. 1 л.д. 282-285).

Впоследствии исковые требования истцами неоднократно уточнялись, с учетом уточнений исковых требований в порядке ст. 39 ГПК РФ по состоянию на 03.04.2019г. они просили признать записи №16 от 30 июня 2005г. и №20 от 31.12.2009г. в трудовой книжке на имя Лещенко Н.В., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, в части слов «Уволен в порядке перевода» и основания «п. 5 ч. 1 ст.77 ТК РФ» незаконными; обязать ответчика внести в трудовую книжку на имя Лещенко Н.В. сведения о недействительности записей №11 от 30 июня 2005г. и №14 от 31.12.2009г. в части слов «Уволен в порядке перевода» и «п. 5 ч. 1 ст. 77 ТК РФ» и внести в них в указанной части исправления на записи «переведен» и основание «ч.1 ст. 72.1 ТК РФ»; признать записи №11 от 30 июня 2005г. и №14 от 31.12.2009г. в трудовой книжке на имя Шушуновой З.П., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, в части слов «Уволена в порядке перевода» и «п. 5 ч.1 ст. 77 ТК РФ» незаконными; обязать ответчика внести в трудовую книжку на имя Шушуновой З.П. сведения о недействительности записей №11 от 30 июня 2005г. и №14 от 31.12.2009г. в части слов «Уволена в порядке перевода» и «п. 5 ч. 1 ст. 77 ТК РФ» и внести в них в указанной части исправления на записи «переведена» и «ч. 1 ст. 72.1 ТК РФ», взыскать с ответчика в пользу Лещенко Н.В. компенсацию за неиспользованные ежегодные отпуска в размере 82029 рублей 84 копейки, компенсацию за нарушение установленного срока выплат при увольнении в размере 17055 рублей 38 копеек, компенсацию морального вреда в размере 50000 рублей; взыскать с ответчика в пользу Шушуновой З.П. компенсацию за неиспользованные ежегодные отпуска в размере 80530 рублей 01 копейка, компенсацию за нарушение установленного срока выплат при увольнении в размере 17076 рублей 39 копеек, компенсацию морального вреда в размере 50000 рублей (т. 4 л.д. 218,222,223).

Ответчиком представлены письменные возражения на исковые требования Лещенко Н.В., Шушуновой З.П., согласно которым они были уволены из Новоузенского филиала ФГУ «Управление «Саратовмелиоводхоз» 31.12.2009г., о чем свидетельствует приказ от 30.12.2009г., заявления Шушуновой З.П., Лещенко Н.В. об увольнении 31.12.2009 в порядке перевода в Гидрогеолого-мелиоративную партию - филиал ФГУ «Управление «Саратовмелиоводхоз», где содержится роспись Шушуновой З.П., Лещенко Н.В. Роспись истцов в приказе об увольнении подтверждает не только факт ознакомления Шушуновой З.П. с приказом Новоузенского филиала ФГУ «Управление «Саратовмелиоводхоз» о прекращении трудового договора с работником, но и согласия с данным документом. Действующая на 30.12.2009г. редакция статьи 392 ТК РФ «Сроки обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора» предусматривала право работника обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки. Таким образом, своим правом на обращение в суд с исковыми требованиями до апреля 2010 года Шушунова З.П., Лещенко Н.В. не воспользовались, срок на обращение с иском в суд истек, в связи с чем ответчик заявил о пропуске Шушуновой З.П., Лещенко Н.В. срока исковой давности и просил отказать истцам в удовлетворении заявленных требований в полном объеме (т.1 л.д. 118-120, 244-246).

Ответчиком также были поданы письменные возражения на иск, содержащие аналогичные доводы, где ответчик указал, что срок истцов на обращение в суд с иском истек в феврале 2010 года, в связи с чем просил отказать истцам в иске в полном объеме (т. 3 л.д. 7-11).

Представитель ответчика ФИО9 также представила письменное ходатайство о применении срока исковой давности, согласно которому при подаче искового заявления истцами были пропущены сроки исковой давности. О нарушении своего права выражающегося, по мнению истцов, внесением незаконных записей в трудовую книжку при увольнении в порядке перевода в соответствии с пунктом пять статьи 77 ТК РФ и невыплаты компенсации за неиспользованные отпуска им стало известно 30.06.2005г. и 30.12.2009 г., о чем свидетельствуют подписи Шушуновой З.П. и Лещенко Н.В. в приказах об увольнении и собственноручно написанные ими заявления об увольнении. Срок исковой давности для обращения в суд о признании незаконными записей в трудовых книжках, взыскания компенсации за неиспользованные отпуска истек, а обращение истцов за разрешением индивидуального трудового спора подано за пределами срока, установленного статьей 293 ГК РФ. Уважительных причин пропуска срока у истцов не имеется, они имели возможность обратиться в суд в течение установленного срока, в связи с чем также просила применить последствия пропуска истцами срока исковой давности, в удовлетворении исковых требований отказать (т. 3 л.д. 206-207).

Истцами Шушуновой З.П., Лещенко Н.В., их представителем ФИО4 было подано письменное возражение на заявление ответчика о пропуске срока исковой давности с заявлением о восстановлении срока, согласно которому о формулировке сделанных в их трудовых книжках записей истцы узнали лишь при получении трудовых книжек при увольнении из филиала ГМП в связи с выходом на пенсию в феврале 2018 года, ранее за весь период работы им трудовые книжки на руки работодателем, в том числе для ознакомления, никогда не выдавались. При этом о нарушении своего права указанными формулировками они впервые узнали лишь из акта проверки государственной инспекции по труду в Саратовской области от 11.04.2018г Впоследствии, желая восстановить свое нарушенное право в досудебном порядке, они обращались в досудебном порядке, в прокуратуру Новоузенского и Краснокутского района Саратовской области, будучи уверенными, что их трудовые права будут восстановлены. При этом лишь в судебном заседании 28.03.2019г., куда представителем ответчика были представлены копии доверенностей директора Новоузенского филиала ФИО6, из их содержания они узнали, что директора филиалов могут быть лишь представителями работодателя по доверенности, а не являются работодателями сами, то есть работодателем является юридическое лицо, а не филиал. В связи с изложенным просили восстановить им пропущенный по уважительным причинам срок обращения в суд с требованием об изменении в трудовых книжках, при этом по исковым требованием о взыскании компенсации за неиспользованные отпуска, за задержку выдачи причитающихся выплат и морального вреда считают срок исковой давности не пропущенным (т. 4 л.д. 74).

В судебном заседании истец Лещенко Н.В. заявленные исковые требования поддержал в полном объеме по тем же основаниям, дал объяснения, аналогичные изложенным в исковом заявлении, дополнив, что 02 февраля 1979 года он был принят на работу в Краснокутский филиал ФГБУ «Управление «Саратовмелиоводхоз». В 2005 году по распоряжению работодателя произошла реорганизация, и Краснокутский филиал был присоединен к Новоузенскому филиалу ФГБУ «Управление «Саратовмелиоводхоз». Руководитель Краснокутского филиала попросил работников написать заявление об увольнении, он написал его 30.06.2005 года, а с 01.07.2005 года был принят на работу в Новоузенский филиал. Перед тем, как написать заявление об увольнении, он задал вопрос руководителю филиала о том, как быть с неиспользованным отпуском в период работы в Краснокутском филиале с 09.01.1993г. по 08.01.1994г., на что он ответил, что отпуска будут предоставлены по новому месту работы. Руководитель Новоузенского филиала это подтвердил, у него не было повода им не доверять. Неиспользованные ежегодные отпуска за период работы с 2000 по 2001 гг. в Краснокутском филиале ему были предоставлены в Новоузенском филиале в 2006г., что подтверждается имеющимися в материалах дела карточками формы Т-2. 31.12.2009г. он был переведен из Новоузенского филиала в филиал ГМП, у него остались неиспользованные ежегодные отпуска за период работы в Новоузенском филиале, при этом ему было сказано, что если он не напишет заявление о переводе в ГМП - филиал, то будет уволен в связи с отказом от перевода к другому работодателю на основании ст. 77 ТК РФ. После того, как он проработал месяц в филиале ГМП, ему было предложено взять отпуск в счет не использованного отпуска в период работы в Новоузенском филиале, и этот, и последующие отпуска предоставлялись ему в счет не использованных отпусков за период работы в Новоузенском филиале. Первый отпуск был предоставлен после месяца работы с 02 февраля 2010 года за 2005 год, осенью 2010 года был предоставлен отпуск за 2006-2007 гг. и т.д. В 2016 г. руководство филиала сменилось, в карточки формы Т-2 были незаконно внесены изменения, а именно переписаны периоды, за которые были предоставлены отпуска. Когда его попросили поставить подпись в переписанных карточках, он обратил внимание на то, что период отпусков изменился, и задал вопрос руководителю, на что он заверил его, что за неиспользованные отпуска будет выплачена компенсация, и у него не было сомнений в том, что компенсация будет выплачена ему в любом случае. Однако после того, как в 2018 году он был уволен, компенсация ему не была выплачена, на личном приеме директор посоветовал ему обратиться в суд, отказавшись выплачивать ее добровольно. О формулировках записей, сделанных в его трудовой книжке в связи с переводами из одного филиала ответчика в другой, он узнал только 20.02.2019 г., когда ему на руки была выдана трудовая книжка. Именно тогда он узнал о том, что его права нарушены, и сразу обратился в трудовую инспекцию. 11.04.2018 г. пришел ответ, в котором было указано на пропуск срока давности для обращения с заявлением о выплате компенсации за неиспользованные отпуска.

В судебном заседании истец Шушунова З.П. заявленные исковые требования также поддержала в полном объеме по тем же основаниям, дала объяснения, аналогичные изложенным в исковом заявлении, дополнив, что в филиалах Управления «Саратовмелиоводхоз» она проработала с 11.11.1972 г. по 05.02.2018 г. За этот период занимала различные должности, но все они относились к Управлению «Саратовмелиоводхоз». С 1972 по 2005 гг. работала в должности главного инженера гидротехника. В результате реорганизации была переведена в Новоузенский филиал. Так как в период реорганизации был уволен весь инженерно-технический персонал, и на участке осталась она одна, ежегодные отпуска со 02.04.2009 г. по 31.12.2009 г. ей предоставлены не были. В 2010 г. переведена в филиал ГМП. При переводе ее не рассчитали, не выдали на руки трудовую книжку, после перевода она вышла работать на свое прежнее рабочее место, сменилось только наименование филиала. Первый отпуск ей был предоставлен директором ФИО31 за период работы 2006-2007 гг., в приказе о предоставлении отпуска расписывалась именно за этот период, что было отражено в прежней карточке Т-2. В ноябре 2016г. им привезли новые, переписанные карточки формы Т-2 и попросили расписаться в них, и она обратила внимание на то, что в них были указаны иные периоды работы, за которые ей якобы предоставлялись отпуска. Сотрудник отдела кадров пояснила, что карточки приведены в соответствие по указанию Управления «Саратовмелиоводхоз», и при увольнении им будет выплачена компенсация за «не отгулянные» отпуска. 05.02.2019г. она написала заявление на увольнение, вместе с которым подала заявление на выплату компенсации за неиспользованный отпуск, однако начальник филиала ГМП сказал, что компенсацию выплачивать не собирается, в связи с чем она обратилась в инспекцию по труду, была инициирована проверка, но при ее проведении трудовому инспектору на обозрение работодателем были представлены карточки формы Т-2 с уже внесенными в них изменениями, и трудовой инспектор не нашел нарушений трудового законодательства. Для того, чтобы обратиться в суд за защитой нарушенных прав, им были необходимы определенные документы, в том числе справка-расчет ежедневного заработка для расчета цены иска, которые ответчик не предоставлял.

В судебном заседании представитель истцов по доверенности ФИО4 заявленные исковые требования поддержал в полном объеме по тем же основаниям, дополнительно пояснив, что срок на обращение с иском в суд начинает течь с момента, когда работник узнал или должен был узнать о нарушении своего права. В связи с тем, что согласно ст.20 ТК РФ работодателем является физическое либо юридическое лицо, вступившее в трудовые отношения с работником, а согласно ч. 3 ст. 55 ГК РФ представительства и филиалы не являются юридическими лицами, истцы незаконно были переведены из Новоузенского филиала в филиал ГМП на основании п. 5 ч. 1 ст. 77 ТК РФ как на работу к другому работодателю, в то время как они перешли на работу в другой филиал этого же работодателя. Считает, что при переводе истцов из Новоузенского филиала в филиал ГМП работодатель остался прежним – ФГБУ «Управление мелиорации земель и сельскохозяйственного водоснабжения по Саратовской области», в связи с чем срок исковой давности на обращение в суд Лещенко Н.В., Шушуновой З.П. с исковым требованием о взыскании с работодателя компенсации за неиспользованный отпуск истекает 12.02.2019 г. и 04.02.2019г., исковые заявления поданы 04.02.2019 г., то есть срок исковой давности истцами не пропущен.

Представитель ответчика ФИО5 в судебном заседании возражала против удовлетворения заявленных исковых требований по основаниям, указанным в письменном возражении на исковое заявление, поддержала заявление о пропуске истцами срока исковой давности, указав, что срок для предъявления исковых требования истек в феврале 2010 г., и дав дополнительные объяснения, из которых следует, что филиалы действуют на основании положений о филиалах. Юридическим лицом действительно является Управление «Саратовмелиоводхоз», однако правом приема и увольнения работников в филиалах обладают директора филиалов, действующие на основании доверенности от руководителя ФГБУ «Управление мелиорации земель и сельскохозяйственного водоснабжения по Саратовской области» и положения о филиале. Делопроизводство в организации децентрализованное, то есть в филиалах отделом кадров делопроизводство ведется самостоятельно, однако отдельного локального нормативного акта о децентрализованном ведении кадрового и архивного производства в ФГБУ «Управление «Саратовмелиоводхоз»» и его филиалах не имеется. В положениях о филиалах, в доверенностях, выданных руководителям филиалов, прописаны полномочия руководителей филиалов на самостоятельное ведение дел по приему и увольнению сотрудников. Коллективные договоры, содержащие перечень гарантий и компенсаций работникам, разрабатываются и утверждаются руководителями филиалов самостоятельно с учетом специфики работы филиалов, их местонахождения. Истцы в момент написания заявления в порядке перевода и увольнения из Новоузенского филиала, а также в последующем при приеме в ГМП-филиал собственноручно писали данные заявления, подписывали последующие приказы, сначала на увольнение, а потом на прием.

Представитель ответчика ФИО9 в судебном заседании возражала против удовлетворения исковых требований, поддержала заявление о пропуске истцами срока на обращение в суд, дополнительно пояснив, что в соответствии с ТК РФ на основании заявлений истцов с ними были заключены трудовые договора, на основании которых был издан приказ о приеме работников в ГМП-филиал. На основании приказов были сделаны записи в трудовых книжках истцов. В соответствии с ТК РФ за периоды работы работникам были предоставлены отпуска основные и дополнительные, выплачены компенсации за неиспользованные отпуска. Полагала, что приказ № 40-О от 15.03.2016 года о предоставлении отпуска Лещенко Н.В. содержит техническую ошибку, так как работодатель не вправе предоставлять работнику отпуск за период, в который сотрудник не был трудоустроен в организации. Директор филиала действует на основании положения и доверенности, выданной ему руководителем ФГБУ «Управление «Саратовмелиоводхоз»», трудовой договор с работником подписывает директор филиала на основании положения о филиале и доверенности.

Заслушав истцов, представителя истцов, представителей ответчиков, свидетеля, исследовав в судебном заседании письменные доказательства, суд приходит к выводу о необходимости удовлетворения исковых требований в части по следующим основаниям.

Согласно статье 6 "Конвенции о защите прав человека и основных свобод", заключенной в г. Риме 04.11.1950г. с изменениями от 13.05.2004г., каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

Согласно ст. 18 Конституции Российской Федерации, правосудие является условием, обеспечивающим непосредственное действие прав и свобод человека и гражданина.

Ст. 2 ГПК РФ обозначает задачи гражданского судопроизводства, одной из которых является защита нарушенных или оспоренных прав, а также способствование укреплению законности и правопорядка, предупреждение правонарушений, формирование уважительного отношения к закону и суду.

В соответствии со ст. 3 ГПК РФ, судебной защите подлежит лишь нарушенное право или оспариваемый интерес.

Согласно ч. 1 ст. 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ), правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

В силу части 1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В силу ст. 67 ГПК РФ, суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Конституция Российской Федерации, закрепляя в числе прав и свобод человека и гражданина, которые в Российской Федерации как правовом государстве признаются и гарантируются согласно общепризнанным принципам и нормам международного права, определяют смысл, содержание и применение законов и обеспечиваются правосудием (статья 1, часть 1; статья 2; статья 17, часть 1; статья 18), право каждого на отдых, одновременно гарантирует работающему по трудовому договору установленные федеральным законом продолжительность рабочего времени, выходные и праздничные дни, оплачиваемый ежегодный отпуск (статья 37, часть 5).

Право каждого человека на отдых и досуг, включая право на разумное ограничение рабочего дня и на оплачиваемый периодический отпуск, провозглашено в статье 24 Всеобщей декларации прав человека (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года). Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (принят Генеральной Ассамблеей ООН 16 декабря 1966 года) рассматривает право на отдых, досуг, разумное ограничение рабочего времени и оплачиваемый периодический отпуск как один из элементов права каждого на справедливые и благоприятные условия труда (статья 7). В свою очередь, Европейская социальная хартия (пересмотренная; принята в городе Страсбурге 3 мая 1996 года, ратифицирована Федеральным законом от 3 июня 2009 года N 101-ФЗ) обязывает подписавшие ее государства в целях обеспечения эффективного осуществления права на справедливые условия труда обеспечить работникам как минимум четырехнедельный ежегодный оплачиваемый отпуск, а также еженедельный отдых, который, по мере возможности, должен совпадать с днем недели, признаваемым по традиции или обычаю соответствующей страны или региона днем отдыха (статья 2 части II).

Согласно Конвенции МОТ N 132 (ратифицирована Федеральным законом от 1 июля 2010 года N 139-ФЗ) каждое работающее лицо, к которому она применяется, имеет право на ежегодный оплачиваемый отпуск установленной минимальной продолжительности, составляющей не менее трех рабочих недель за один год работы (пункты 1 и 3 статьи 3); за период отпуска работник получает свою обычную или среднюю заработную плату, при этом соответствующие суммы, по общему правилу, должны быть выплачены до отпуска (статья 7); конкретное время предоставления отпуска, если оно не устанавливается нормативными документами, коллективным соглашением, арбитражным решением или иными способами, соответствующими национальной практике, определяется работодателем после консультации с работником или его представителями (пункт 1 статьи 10); соглашения об отказе от права на минимальный ежегодный оплачиваемый отпуск, а равно о неиспользовании такого отпуска с заменой его компенсацией в денежной или иной форме признаются, в соответствии с национальными условиями, недействительными или запрещаются (статья 12).

Основным законодательным актом, определяющим продолжительность, условия и порядок предоставления ежегодных оплачиваемых отпусков с сохранением места работы (должности) и среднего заработка, является Трудовой кодекс Российской Федерации (ТК РФ).

Как следует из данного Кодекса, продолжительность ежегодного основного оплачиваемого отпуска составляет 28 календарных дней, а для отдельных категорий работников - более 28 календарных дней (удлиненный основной отпуск) (статьи 114 и 115); оплачиваемый отпуск должен предоставляться работнику ежегодно; право на его использование за первый год работы возникает у работника по истечении шести месяцев непрерывной работы у данного работодателя, а отпуск за второй и последующие годы работы может предоставляться в любое время рабочего года в соответствии с очередностью предоставления ежегодных оплачиваемых отпусков, определяемой графиком отпусков, который утверждается работодателем с учетом мнения выборного органа первичной профсоюзной организации и является обязательным как для работодателя, так и для работника (части первая, вторая и четвертая статьи 122, части первая и вторая статьи 123); перенесение отпуска на следующий рабочий год допускается в исключительных случаях, когда предоставление отпуска работнику в текущем рабочем году может неблагоприятно отразиться на нормальном ходе работы организации, индивидуального предпринимателя, и при соблюдении определенных условий, в частности с согласия работника; отпуск должен быть использован не позднее 12 месяцев после окончания того рабочего года, за который он предоставляется; непредоставление ежегодного оплачиваемого отпуска в течение двух лет подряд запрещается (части третья и четвертая статьи 124); часть ежегодного оплачиваемого отпуска, превышающая 28 календарных дней, может быть заменена денежной компенсацией, но только по письменному заявлению работника и только в отношении части соответствующего отпуска, а при суммировании ежегодных оплачиваемых отпусков или перенесении ежегодного оплачиваемого отпуска на следующий рабочий год - в отношении части каждого ежегодного оплачиваемого отпуска, превышающей 28 календарных дней, или любого количества дней из этой части (части первая и вторая статьи 126).

Приведенное правовое регулирование направлено на обеспечение реализации каждым работником права на ежегодный оплачиваемый отпуск путем непрерывного отдыха гарантированной законом продолжительности для восстановления сил и работоспособности, что отвечает целям трудового законодательства и согласуется с основными направлениями государственной политики в области охраны труда, к числу которых относится приоритет сохранения жизни и здоровья работников (часть первая статьи 1 и часть первая статьи 210 Трудового кодекса Российской Федерации).

Для случаев увольнения работников, не использовавших по каким-либо причинам причитающиеся им отпуска, федеральный законодатель предусмотрел в статье 127 Трудового кодекса Российской Федерации выплату работнику денежной компенсации за все неиспользованные отпуска (часть первая).

Выплата денежной компенсации за все неиспользованные отпуска служит специальной гарантией, обеспечивающей реализацию особым способом конституционного права на отдых теми работниками, которые прекращают трудовые отношения по собственному желанию, по инициативе работодателя или по иным основаниям и в силу различных причин не воспользовались ранее своим правом на ежегодный оплачиваемый отпуск (определения от 5 февраля 2004 года N 29-О, от 29 сентября 2015 года N 1834-О и др.). При этом часть первая статьи 127 Трудового кодекса Российской Федерации не устанавливает ни максимальное количество неиспользованных увольняемым работником дней отпуска, взамен которых ему должна быть выплачена денежная компенсация, ни ее предельные размеры, ни какие-либо обстоятельства, исключающие саму выплату, ни иные подобные ограничения. Напротив, прямо и недвусмысленно указывая на необходимость выплаты денежной компенсации за все неиспользованные отпуска, данная норма тем самым предполагает безусловную реализацию работником права на отпуск в полном объеме, что согласуется как с предписаниями статьи 37 (часть 5) Конституции Российской Федерации, так и со статьей 11 Конвенции МОТ N 132, в силу которой работнику, проработавшему минимальный период, дающий ему право на ежегодный оплачиваемый отпуск, после прекращения трудовых отношений с работодателем предоставляется оплачиваемый отпуск, пропорциональный продолжительности периода его работы, за который отпуск ему не был предоставлен, либо выплачивается денежная компенсация или предоставляется эквивалентное право на отпуск в дальнейшем.

Как разъяснено в п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.2015 N 43 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности", если иное не установлено законом, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо, право которого нарушено, узнало или должно было узнать о совокупности следующих обстоятельств: о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права (пункт 1 статьи 200 ГК РФ).

В системе действующего правового регулирования статья 392 Трудового кодекса Российской Федерации призвана обеспечить возможность реализации работниками права на индивидуальные трудовые споры (статья 37, часть 4, Конституции Российской Федерации) и тем самым - возможность функционирования механизма гарантированной каждому судебной защиты его прав и свобод (статья 46, часть 1, Конституции Российской Федерации), в том числе в сфере труда.

Согласно данной статье срок для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора, по общему правилу, составляет три месяца со дня, когда работник узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - один месяц со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки (часть первая); работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора о невыплате или неполной выплате заработной платы и других причитающихся ему выплат в течение одного года со дня установленного срока выплаты указанных сумм, в том числе в случае невыплаты или неполной выплаты заработной платы и других выплат, причитающихся работнику при увольнении (часть вторая).

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, сроки, предусмотренные частью первой статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации, являются более короткими по сравнению с общим сроком исковой давности, определенным гражданским законодательством; выступая в качестве одного из необходимых правовых условий для достижения оптимального согласования интересов сторон трудовых отношений, эти сроки не могут быть признаны неразумными и несоразмерными, поскольку направлены на быстрое и эффективное восстановление нарушенных прав работника, включая право на своевременную оплату труда, и являются достаточными для обращения в суд, своевременность которого зависит от волеизъявления работника; сроки, пропущенные по уважительным причинам, как следует из части четвертой той же статьи, могут быть восстановлены судом, отказ же в восстановлении пропущенного срока работник вправе обжаловать в установленном законом порядке (определения от 21 мая 1999 года N 73-О, от 12 июля 2005 года N 312-О, от 15 ноября 2007 года N 728-О-О, от 21 февраля 2008 года N 73-О-О и др.).

Как следует из части первой статьи 140 Трудового кодекса Российской Федерации во взаимосвязи с частями третьей и четвертой его статьи 84.1, выплата работнику денежной компенсации, предусмотренной частью первой статьи 127 данного Кодекса, - наряду с прочими денежными суммами, причитающимися ему от работодателя при прекращении трудового договора, - должна быть произведена в день увольнения (в день прекращения трудового договора), которым, по общему правилу, является последний день работы работника

В случае невыплаты или неполной выплаты указанной денежной компенсации работник имеет право обратиться в суд в пределах установленного законом срока. До вступления в силу Федерального закона от 3 июля 2016 года N 272-ФЗ требования о выплате денежной компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении могли быть предъявлены в суд на основании части первой статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации не позднее трех месяцев со дня увольнения, поскольку именно в этот день работник, как правило, и должен был узнать о нарушении своего права, если соответствующая компенсация не была ему выплачена работодателем непосредственно при увольнении. В настоящее время на такие случаи распространяется специальный процессуальный срок, определенный частью второй той же статьи, который составляет один год со дня установленного срока выплаты соответствующих денежных сумм, что - с учетом требований взаимосвязанных положений частей третьей и четвертой статьи 84.1 и части первой статьи 140 данного Кодекса - означает один год со дня прекращения трудового договора.

При этом относительно положений части первой статьи 127 и части первой статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации в Постановлении Конституционного Суда РФ от 25.10.2018 N 38-П "По делу о проверке конституционности части первой статьи 127 и части первой статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан ФИО10, ФИО11 и других" разъяснено, что они ни сами по себе, ни во взаимосвязи с иными нормами данного Кодекса не ограничивают право работника на получение при увольнении денежной компенсации за все неиспользованные отпуска и в случае ее невыплаты работодателем непосредственно при увольнении не лишают работника права на взыскание соответствующих денежных сумм в судебном порядке независимо от времени, прошедшего с момента окончания того рабочего года, за который должен был быть предоставлен тот или иной неиспользованный (полностью либо частично) отпуск, при условии его обращения в суд в пределах установленного законом срока, исчисляемого с момента прекращения трудового договора. Иное истолкование данных законоположений расходилось бы с их конституционно-правовым смыслом и противоречило бы статьям 15 (части 1 и 2), 17 (часть 1), 18, 19 (часть 1), 37 (части 4 и 5), 46 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

Конституционным Судом Российской Федерации в указанном Постановлении также разъяснено, что суд, устанавливая в ходе рассмотрения индивидуального трудового спора о выплате работнику денежной компенсации за неиспользованные отпуска основания для удовлетворения заявленных требований, должен оценить всю совокупность обстоятельств конкретного дела, включая причины, по которым работник своевременно не воспользовался своим правом на ежегодный оплачиваемый отпуск, наличие либо отсутствие нарушения данного права со стороны работодателя, специфику правового статуса работника, его место и роль в механизме управления трудом у конкретного работодателя, возможность как злоупотребления влиянием на документальное оформление решений о предоставлении работнику ежегодного оплачиваемого отпуска, так и фактического использования отпусков, формально ему не предоставленных в установленном порядке, и т.д.

Как разъяснено в п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.2015 N 43 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности", согласно пункту 2 статьи 199 ГК РФ исковая давность применяется только по заявлению стороны в споре, которая в силу положений статьи 56 ГПК РФ, статьи 65 АПК РФ несет бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих об истечении срока исковой давности.

В п. 14 указанного Постановления также разъяснено, что со дня обращения в суд в установленном порядке за защитой нарушенного права срок исковой давности не течет на протяжении всего времени, пока осуществляется судебная защита (пункт 1 статьи 204 ГК РФ)

Согласно п. 15 Постановления, истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске (абзац второй пункта 2 статьи 199 ГК РФ). Если будет установлено, что сторона по делу пропустила срок исковой давности и не имеется уважительных причин для восстановления этого срока для истца - физического лица, то при наличии заявления надлежащего лица об истечении срока исковой давности суд вправе отказать в удовлетворении требования только по этим мотивам, без исследования иных обстоятельств дела.

Как указано в п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" исходя из содержания абзаца первого части 6 статьи 152 ГПК РФ, а также части 1 статьи 12 ГПК РФ, согласно которой правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон, вопрос о пропуске истцом срока обращения в суд может разрешаться судом при условии, если об этом заявлено ответчиком.

Согласно ч. 3 ст. 392 ТК РФ, при пропуске по уважительным причинам сроков, установленных частями первой, второй и третьей настоящей статьи, они могут быть восстановлены судом.

Согласно п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" в качестве уважительных причин пропуска срока обращения в суд могут расцениваться обстоятельства, препятствовавшие данному работнику своевременно обратиться с иском в суд за разрешением индивидуального трудового спора (например, болезнь истца, нахождение его в командировке, невозможность обращения в суд вследствие непреодолимой силы, необходимость осуществления ухода за тяжелобольными членами семьи).

П. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2018 N 15 "О применении судами законодательства, регулирующего труд работников, работающих у работодателей - физических лиц и у работодателей - субъектов малого предпринимательства, которые отнесены к микропредприятиям" дает аналогичное разъяснение, согласно которому при пропуске работником срока, установленного статьей 392 ТК РФ, о применении которого заявлено ответчиком, такой срок может быть восстановлен судом при наличии уважительных причин (часть четвертая статьи 392 ТК РФ). В качестве уважительных причин пропуска срока для обращения в суд могут расцениваться обстоятельства, объективно препятствовавшие работнику своевременно обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора, как то: болезнь работника, нахождение его в командировке, невозможность обращения в суд вследствие непреодолимой силы, необходимости осуществления ухода за тяжелобольными членами семьи и т.п., при этом обращено внимание судов на необходимость тщательного исследования всех обстоятельств, послуживших причиной пропуска работником установленного срока обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора, указано, что оценивая, является ли то или иное обстоятельство достаточным для принятия решения о восстановлении пропущенного срока, суд не должен действовать произвольно, а обязан проверять и учитывать всю совокупность обстоятельств конкретного дела, не позволивших работнику своевременно обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора. Например, об уважительности причин пропуска срока на обращение в суд за разрешением индивидуального трудового спора может свидетельствовать своевременное обращение работника с письменным заявлением о нарушении его трудовых прав в органы прокуратуры и (или) в государственную инспекцию труда, которыми в отношении работодателя было принято соответствующее решение об устранении нарушений трудовых прав работника, вследствие чего у работника возникли правомерные ожидания, что его права будут восстановлены во внесудебном порядке.

Поскольку ответчиком было заявлено о пропуске истцами срока на обращение в суд, суд, проверяя обстоятельства соблюдения истцами срока обращения в суд с исковыми требованиями, установил следующее.

Истцами Лещенко Н.В., Шушуновой З.П. 04.02.2019г. в суд были поданы исковые заявления об исправлении записей в трудовой книжке, взыскании компенсации за неиспользованные ежегодные отпуска, за нарушение установленного срока выплат при увольнении из филиала ГМП ответчика в феврале 2018 года, а также взыскании компенсации морального вреда.

Согласно позиции представителей ответчика, срок исковой давности у истцов Лещенко Н.В., Шушуновой З.П. по требованию о взыскании компенсации за неиспользованные отпуска, производному от требования об исправлении записей в трудовой книжке, начал исчисляться с 31.12.2009г. – даты увольнения из Новоузенского филиала, и через 1 месяц - 01.02.2010г. истек, при этом по состоянию на 04.02.2019г. – дату обращения истцов в суд с иском - этот срок пропущен ими без уважительных причин.

Проверяя доводы истцов и их представителя, возражавших против применения срока исковой давности и пояснивших, что предусмотренный законом срок на обращение в суд с требованием об исправлении записей в трудовой книжке ими пропущен по уважительным причинам, в том числе ввиду обращения в органы трудовой инспекции и прокуратуры, вследствие чего у них возникли правомерные ожидания, что их права будут восстановлены во внесудебном порядке, а также ввиду того, что лишь из ответа государственной инспекции труда они узнали о нарушении своего права допущенной работодателем формулировкой, а в судебном заседании 02.04.2019г. при рассмотрении настоящего гражданского дела при исследовании содержания доверенности им стало достоверно известно об отсутствии полномочий директора Новоузенского филиала на расторжение трудовых договоров с ними как с работниками, при этом срок по требованиям взыскании компенсации за неиспользованные ежегодные отпуска, за нарушение установленного срока выплат при увольнении, морального вреда ими не пропущен, поскольку они работали в филиалах одной и той же организации, в той же должности, на одном и том же рабочем месте, трудовые книжки на руки при переводе не получали, а о нарушении своего права сделанными работодателем в их трудовых книжках записями об увольнении из одного филиала в другой в порядке перевода к другому работодателю они узнали лишь при увольнении из филиала ГМП ФГБУ «Управление «Саратовмелиоводхоз» и получении трудовых книжек на руки в феврале 2018 года в связи с выходом на пенсию, суд соглашается с их позицией по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 66 Трудового кодекса Российской Федерации основным документом о трудовой деятельности и трудовом стаже работника является трудовая книжка установленного образца.

Из трудовой книжки истца Лещенко Н.В. следует, что 02.02.1979г. в ней была сделана запись о его приеме на работу в Управление Малоузенской оросительной системы в качестве шофера, 19.04.1988г. – о переименовании на основании приказа Минводхоза РСФСР №56 от 26.01.1987г. Управления Малоузенской оросительной системы в Управление Краснокутской оросительно-обводнительной системы; 01.07.1989г. - об освобождении его от занимаемой должности в связи с реорганизацией Краснокутской ООС и переводе в Краснокутское районное производственное ремонтно-эксплуатационное объединение; 01.07.1989г. - о его приеме в порядке перевода на должность водителя 1 класса; 20.04.1993г. - о преобразовании Краснокутского РПРЭО в Краснокутскую ремонтно-эксплуатационную организацию на основании решения Комитета по управлению имуществом Саратовской области №275 от 15.02.1993г. и приказа ГСП «Саратовсельмелиоводхоз» №55 от 17.02.1993г.; 01.07.1997г. - о преобразовании Краснокутского ремонтно-эксплуатационного филиала в ГУ по эксплуатации Краснокутской оросительной системы на основании приказа Комитета по мелиорации и сельскохозяйственному водоснабжению Саратовской области №141 от 22.07.1997г.; 26.05.1998г. - о переводе машинистом насосной станции; 01.08.2002г. - о преобразовании ГУ по эксплуатации Краснокутской оросительной системы в Краснокутский филиал ФГУ «Управление мелиорации земель и сельскохозяйственного водоснабжения» на основании приказа ФГУ «Управление «Саратовмелиоводхоз» по Саратовской области №69 от 19.06.2002г.; 30.06.2005г. - об увольнении в порядке перевода в Новоузенский филиал ФГУ «Управление «Саратовмелиоводхоз» п. 5 ст. 77 Трудового Кодекса Российской Федерации; 01.07.2005г. - о приеме в Краснокутский участок Новоузенского филиала ФГУ «Управление «Саратовмелиоводхоз» машинистом насосной станции в порядке перевода из Краснокутского филиала ФГУ «Управление «Саратовмелиоводхоз»; 01.12.2008г. - о переименовании должности на «машинист насосной установки»; 14.07.2009г. – об исправлении записи в части наименования должности – «машинист насосных установок»; 31.12.2009г. - об увольнении в порядке перевода в Гидрогеолого-мелиоративную партию – филиал ФГУ «Управление «Саратовмелиоводхоз» с согласия работника п. 5 ч. 1 ст. 77 Трудового Кодекса Российской Федерации; 01.01.2010г. – о приеме в порядке перевода машинистом насосных установок из Новоузенского филиала ФГУ «Управление «Саратовмелиоводхоз»; без даты - о переименовании с 18.07.2011г. Гидрогеолого-мелиоративной партии – филиала ФГУ «Управление «Саратовмелиоводхоз» в Гидрогеолого-мелиоративную партию - филиал ФГБУ «Управление «Саратовмелиоводхоз»; 01.01.2014г. - о переименовании Крансокутского участка в Ровенский участок; 01.10.2016г. - о переводе на должность машинистом насосных установок 5 разряда в Питерский участок (Красный Кут), 13.02.2018г. - о расторжении трудового договора по инициативе работника п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ.

Как следует из объяснений Лещенко Н.В., при увольнении он обратился к директору филиала ГМП ФИО7 с заявлением о выплате компенсации за неиспользованные отпуска, на что ему в этом было отказано письмом от 12.03.2018г., согласно которому Гидрогеолого-мелиоративная партия - филиал ФГБУ «Управление «Сараовмелиоводхоз» на 13.02.2018г. не имеет задолженности по выплате неиспользованных дней отпуска за период работы с 01.01.2010г. по 13.02.2018г. (т. 1 л.д. 158-159).

Из трудовой книжки истца Шушуновой З.П. следует, что 22.11.1972г. в ней сделана запись о ее приеме на работу в Управление Малоузенской оросительной системы в качестве техника-мелиоратора, 16.04.1979г. – о ее назначении на должность инженера-гидротехника, 01.11.1979г. – о ее назначении на должность старшего инженера-гидротехника, 01.10.1987г. - о ее утверждении в должности главного гидротехника, 19.04.1988г. – о переименовании на основании приказа Минводхоза РСФСР №56 от 26.01.1987г. Управления Малоузенской оросительной системы в Управление Краснокутской оросительно-обводнительной системы; 01.07.1989г. - об освобождении ее от занимаемой должности в связи с реорганизацией Краснокутской ООС и переводе в Краснокутское районное производственное ремонтно-эксплуатационное объединение; 01.07.1989г. - о ее приеме в порядке перевода на должность главного гидротехника; 20.04.1993г. - о преобразовании Краснокутского РПРЭО в Краснокутскую ремонтно-эксплуатационную организацию на основании решения Комитета по управлению имуществом Саратовской области №275 от 15.02.1993г. и приказа ГСП «Саратовсельмелиоводхоз» №55 от 17.02.1993г.; 01.07.1997г. - о преобразовании Краснокутского ремонтно-эксплуатационного филиала в ГУ по эксплуатации Краснокутской оросительной системы на основании приказа Комитета по мелиорации и сельскохозяйственному водоснабжению Саратовской области №141 от 22.07.1997г.01.02.2002г. - о преобразовании ГУ по эксплуатации Краснокутской оросительной системы в Краснокутский филиал ФГУ «Управление мелиорации земель и сельскохозяйственного водоснабжения» на основании приказа ФГУ «Управление «Саратовмелиоводхоз» по Саратовской области №69 от 19.06.2002г.; 30.06.2005г. - об увольнении в порядке перевода в Новоузенский филиал ФГУ «Управление «Саратовмелиоводхоз» п. 5 ст. 77 Трудового Кодекса Российской Федерации; 01.07.2005г. - о приеме в Краснокутский участок Новоузенского филиала ФГУ «Управление «Саратовмелиоводхоз» инженером-гидротехником в порядке перевода из Краснокутского филиала ФГУ «Управление «Саратовмелиоводхоз»; 01.09.2005г. - о переводе в Краснокутском участке начальником участка; 31.12.2009г. - об увольнении в порядке перевода в Гидрогеолого-мелиоративную партию – филиал ФГУ «Управление «Саратовмелиоводхоз» с согласия работника п. 5 ч. 1 ст. 77 Трудового Кодекса Российской Федерации; 01.01.2010г. – о приеме ведущим инженером (по эксплуатации мелиоративных систем) в порядке перевода из Новоузенского филиала ФГУ «Управление «Саратовмелиоводхоз»; без даты - о переименовании с 18.07.2011г. Гидрогеолого-мелиоративной партии – филиала ФГУ «Управление «Саратовмелиоводхоз» в Гидрогеолого-мелиоративную партию - филиал ФГБУ «Управление «Саратовмелиоводхоз»;01.01.2014г. - о переименовании Краснокутского участка в Ровенский участок; 01.10.2016г. - о переводе на должность ведущего инженера по эксплуатации мелиоративных систем в Питерский Участок (Красный Кут), 24.10.2016г. - о переводе на должность инженера Питерского участка (Красный Кут), 05.02.2018г. - о расторжении трудового договора по инициативе работника п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ.

При увольнении Шушунова З.П. обратилась к директору филиала ГМП ФИО7 с заявлением от 26.01.2018г. о выплате компенсации за неиспользованные отпуска (т. 1 л.д. 14), на что ей была выдана справка от 12.03.2018г. об отсутствии у филиала ФГБУ «Управление «Саратовмелиоводхоз» на 05.02.2018г. задолженности по оплате неиспользованных дней отпуска за период работы с 01.01.2010г. по 05.02.2018г. (т. 1 л.д.15-16).

Согласно копии справки о реорганизации от 26.12.2014г. филиала Гидрогеолого-мелиоративная партия, на основании приказа Минводхоза РСФСР №56 от 26.01.1987г. Управление Малоузенской оросительно-обводнительной системы переименовано в Управление Краснокутской оросительно-обводнительной системы с 19 апреля 1988 г.; Управление Краснокутской оросительно-обводнительной системы преобразовано в Краснокутское районное производственное ремонтно-эксплуатационное объединение с 01 июля 1989 года (Приказ №146 от 19.06.1989г.); Согласно решению Комитета по Управлению имуществом Саратовской области №275 от 15.02.1993г. и приказу ГСП «Саратовсельмелиоводхоз» №55 от 17.02.1993г., Краснокутское РПРЭО преобразовано в Краснокутскую ремонтно-эксплуатационную организацию; на основании приказа Комитета по мелиорации и сельскохозяйственному водоснабжению Саратовской области №141 от 22.07.1997г. Краснокутский ремонтно-эксплуатационный филиал преобразован в ГУ по эксплуатации Краснокутской оросительной системы; на основании приказа Федерального государственного учреждения Управления мелиорации и сельскохозяйственного водоснабжения по Саратовской области «Саратовмелиоводхоз» №69 от 19.06.2002г. ГУ по эксплуатации Краснокутской оросительной системы было преобразовано в Краснокутский филиал Федерального государственного учреждения «Управление мелиорации земель и сельскохозяйственного водоснабжения по Саратовской области»; Краснокутский филиал ФГУ «Управление «Саратовмелиоводхоз» присоединен к Новоузенскому филиалу ФГУ «Управление «Саратовмелиоводхоз» на основании приказа ФГУ «Управление «Саратовмелиоводхоз» №65 от 11.05.2005г. и реорганизован в Краснокутский участок; Краснокутский участок Новоузенского филиала ФГУ «Управление «Саратовмелиоводхоз» передан Гидрогеолого-мелиоративной партии – филиал ФГУ «Управление Саратовмелиоводхоз» на основании приказа №2 от 12.01.2010г. с 01.01.2010г.; Гидрогеолого-мелиоративная партия – филиал ФГУ «Управление «Саратовмелиоводхоз» переименована в Гидрогеолого-мелиоративную партию – филиал ФГБУ «Управление «Саратовмелиоводхоз» на основании приказа №177 от 22.07.2011г. с 18.07.2011г.

Согласно справке о реорганизации Новоузенского филиала, представленной согласно сопроводительному письму от 01.04.2019г. (т. л.д. 92-94), на основании приказа областного управления от 30.12.1980г. №239 организовано Управление Новоузенской оросительно-обводнительной системы; которое реорганизовано в Новоузенское районное производственное ремонтно-эксплуатационное объединение (приказ №37 от 03.02.1989г. по Облводхозу); Новоузенское районное производственное ремонтно-эксплуатационное объединение реорганизовано в Новоузенскую ремонтно-эксплуатационную организацию филиал «Саратовсельмелиоводхоз» (приказ №53 от 02.1993г. по государственному сельскохозяйственному предприятию «Саратовсельмелиоводхоз»); Новоузенская ремонтно-эксплуатационная организация филиал «Саратовсельмелиоводхоз» реорганизована в Новоузенский ремонтно-эксплуатационный филиал (Приказ №18 от 23.01.1995г. по ГП «Саратовмеливодхоз»); Новоузенский ремонтно-эксплуатационный филиал реорганизован в Государственное учреждение по эксплуатации Новоузенской оросительной системы (приказ №141 от 22.07.1997г. по Комитету «Саратовмелиоводхоз»); государственное учреждение по эксплуатации Новоузенской оросительной системы реорганизовано в Новоузенский филиал ФГУ «Управление «Саратовмелиоводхоз» (приказ №69 от 19.06.2002г. по Комитету «Саратовмелиоводхоз»); Новоузенский филиал ФГУ «Управление «Саратовмелиоводхоз» переименован с 18.07.2011г. в Новоузенский филиал федерального государственного бюджетного учреждения «Управление мелиорации земель и сельскохозяйственного водоснабжения по Саратовской области» (Новоузенский филиал ФГБУ «Управление «Саратовмелиоводхоз»), приказ по филиалу №29 от 25.07.2011г.

Как следует из справки ФГБУ «Управление «Саратовмелиовдхоз» от 14.02.2019г., Саратовское областное производственное управление мелиорации и водного хозяйства преобразовано в государственное сельскохозяйственное предприятие по эксплуатации водохозяйственных мелиоративных систем и водоснабжению «Саратовсельмелиоводхоз» на основании решения Комитета по управлению государственным имуществом Саратовской области от 15 февраля 1993 г. №275, приказ ГСП «Саратовсельмелиоводхоз» от 15 февраля 1993 г. №33; государственное сельскохозяйственное предприятие по эксплуатации водохозяйственных мелиоративных систем и водоснабжению «Саратовсельмелиоводхоз» преобразовано в государственное предприятие по мелиорации и водному хозяйству Саратовской области «Саратовмелиоводхоз» на основании приказа Минсельхозпрода РФ от 17 марта 1994 г. №54 и распоряжения Комитета по управлению имуществом в Саратовской области от 20 декабря 1994 г. №2290-р приказ ГП «Саратовмелиоводхоз» от 04 января 1995г. №05; государственное предприятие по мелиорации и водному хозяйству Саратовской области (Саратовмелиоводхоз) преобразовано в Комитет по мелиорации земель и сельскохозяйственному водоснабжению Саратовской области (Комитет «Саратовмелиоводхоз») на основании приказа Минсельхозпрода РФ от 29.10.1996г. №304, приказ Комитета «Саратовмелиоводхоз» от 25.02.1997г. №55; Комитет по мелиорации земель и сельскохозяйственному водоснабжению Саратовской области (Комитет «Саратовмелиоводхоз») реорганизован в Федеральное государственное учреждение «Управление мелиорации земель и сельскохозяйственного водоснабжения по Саратовской области» (ФГУ «Управление «Саратовмелиоводхоз») на основании приказа Минсельхоза РФ от 22 марта 2002 года №293, приказ ФГУ «Управление «Саратовмелиоводхоз» от 23 апреля 2002 г. №40; ФГУ «Управление «Саратовмелиоводхоз» с 18.07.2011г. переименовано в ФГБУ Управление «Саратовмелиоводхоз» на основании приказа Министерства сельского хозяйства РФ от 17.05.2011г. №126, приказ ФГУ «Управление «Саратовмелиоводхоз» №177 от 22.07.2011г.(т. 1 л.д. 41).

Согласно Уставу Федерального государственного бюджетного учреждения «Управление мелиорации земель и сельскохозяйственного водоснабжения по Саратовской области», утвержденному приказом Министерства сельского хозяйства Российской Федерации от 22 ноября 2013 года №81-у, Учреждение было создано в соответствии с приказом Министерства сельского хозяйства и продовольствия Российской Федерации от 19 декабря 1996 г. №157 «О специально уполномоченном государственном органе в области мелиорации земель в Саратовской области» путем преобразования государственного предприятия по мелиорации земель и водному хозяйству «Саратовмелиоводхоз» в Комитет по мелиорации земель и сельскохозяйственному водоснабжению Саратовской области, реорганизовано приказом Министерства сельского хозяйства Российской Федерации от 22 марта 2002 года №293 «О федеральном государственном учреждении «Управление мелиорации земель и сельскохозяйственного водоснабжения по Саратовской области» путем присоединения к нему ряда государственных учреждений, в том числе по эксплуатации Комсомольской оросительной системы, государственного учреждения по эксплуатации Краснокутской оросительной системы, является правопреемником по обязательствам реорганизованного государственного учреждения Комитета по мелиорации земель и сельскохозяйственному водоснабжению Саратовской области «Саратовмелиоводхоз» и присоединенных к нему государственных учреждений, указанных в Уставе, реорганизовано приказом Министерства сельского хозяйства Российской Федерации от 09 февраля 2004 года №30-У «О реорганизации федерального государственного учреждения «Управление мелиорации земель и сельскохозяйственного водоснабжения по Саратовской области» путем присоединения к нему федерального государственного учреждения «Саратовводстрой», является правопреемником по обязательствам присоединенного в нему федерального государственного учреждения «Саратовводстрой» с последующими изменениями; переименовано приказом Минсельхоза России от 17 мая 2011 года №126 «О переименовании ФГУ в ФГБУ» в Федеральное государственное бюджетное учреждение «Управление мелиорации земель и сельскохозяйственного водоснабжения по Саратовской области» (т. 2 л.д. 28-39).

Из приказа ФГУ «Управление «Саратовмелиоводхоз» от 23.04.2002г. №40 «О реорганизации государственных учреждений, подведомственных Комитету «Саратовмелиоводхоз» в филиалы ФГУ «Управление «Саратовмелиоводхоз» также следует, что во исполнение приказа Минсельхоза РФ №293 от 22.03.2002г. «О федеральном государственном учреждении «Управление мелиорации земель и сельскохозяйственного водоснабжения по Саратовской области» и на основании устава ФГУ «Управление «Саратовмелиоводхоз» подведомственные Государственному учреждению Комитет по мелиорации земель и сельскохозяйственному водоснабжению по Саратовской области государственные учреждения были реорганизованы в филиалы Федерального государственного учреждения Управление мелиорации земель и сельскохозяйственного водоснабжения по Саратовской области.

Таким образом довод истцов Лещенко Н.В., Шушуновой З.П. о том, что в спорные периоды своей трудовой деятельности они работали в структурных подразделениях одного и того же юридического лица (ответчика) в судебном заседании нашел свое подтверждение.

Относимых, допустимых, достоверных и достаточных доказательств обратного ответчиком не представлено.

В соответствии со ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

За разрешением индивидуального трудового спора о невыплате или неполной выплате заработной платы и других выплат, причитающихся работнику, он имеет право обратиться в суд в течение одного года со дня установленного срока выплаты указанных сумм, в том числе в случае невыплаты или неполной выплаты заработной платы и других выплат, причитающихся работнику при увольнении.

В материалах дела имеются копии заявлений Шушуновой З.П. от 30.12.2009г. и Лещенко Н.В. от 30.12.2009г. об увольнении в порядке перевода в Гидрогеолого-мелиоративную партию – филиал ФГУ «Управление «Саратовмелиоводхоз» (т. 1 л.д. 124, 250), то есть директору Новоузенского филиала ФИО6 при принятии решения о вынесении приказа на основании указанных заявлений было достоверно известно волеизъявление указанных работников о переводе именно в филиал ГМП того же юридического лица.

Согласно ст. 72.1 ТК РФ, перевод на другую работу - постоянное или временное изменение трудовой функции работника и (или) структурного подразделения, в котором работает работник (если структурное подразделение было указано в трудовом договоре), при продолжении работы у того же работодателя, а также перевод на работу в другую местность вместе с работодателем. Перевод на другую работу допускается только с письменного согласия работника, за исключением случаев, предусмотренных частями второй и третьей статьи 72.2 настоящего Кодекса.

По письменной просьбе работника или с его письменного согласия может быть осуществлен перевод работника на постоянную работу к другому работодателю. При этом трудовой договор по прежнему месту работы прекращается (пункт 5 части первой статьи 77 настоящего Кодекса).

Не требует согласия работника перемещение его у того же работодателя на другое рабочее место, в другое структурное подразделение, расположенное в той же местности, поручение ему работы на другом механизме или агрегате, если это не влечет за собой изменения определенных сторонами условий трудового договора.

Как разъяснено в п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" переводом на другую работу следует считать постоянное или временное изменение трудовой функции работника и (или) структурного подразделения, в котором работает работник (если структурное подразделение было указано в трудовом договоре), при продолжении работы у того же работодателя, а также перевод на работу в другую местность вместе с работодателем (часть первая статьи 72.1 ТК РФ).

Под структурными подразделениями следует понимать как филиалы, представительства, так и отделы, цеха, участки и т.д., а под другой местностью - местность за пределами административно-территориальных границ соответствующего населенного пункта.

В судебном заседании установлено на основании Положения о Новоузенском филиале Федерального государственного учреждения «Управление мелиорации земель и сельскохозяйственного водоснабжения по Саратовской области» от 04.02.2005г. ( т. 2 л.д. 97-102), что филиал является обособленным подразделением указанного учреждения, не является юридическим лицом и действует в интересах Учреждения на основании Положения о филиале (п. 1.5).

Общее руководство и контроль за деятельностью филиала осуществляет руководитель Учреждения (5.1).

Руководитель Филиала действует в соответствии с настоящим положением и на основании доверенности, выданной директором Учреждения (5.3).

Директор филиала в пределах своих полномочий, в том числе, принимает на работу и увольняет с работы работников Филиала в соответствии со штатным расписанием и доверенностью Учреждения (5.4).

Контроль за деятельностью филиала осуществляется Учреждением (5.7).

Аналогичные положения содержатся и в Положении о Новоузенском филиале Федерального государственного учреждения «Управление мелиорации земель и сельскохозяйственного водоснабжения по Саратовской области» от 16.10.2006г. (т. 3 л.д. 103-108), в Положении о Гидрогеолого-мелиоративной партии – филиале Федерального государственного учреждения «Управление мелиорации земель и сельскохозяйственного водоснабжения по Саратовской области» от 07.10.2008г. (т. 3 л.д. 134-141), в Положении о Гидрогеолого-мелиоративной партии – филиале Федерального государственного бюджетного учреждения «Управление мелиорации земель и сельскохозяйственного водоснабжения по Саратовской области» от 23.08.2011г. (т. 3 л.д. 164-175), в Положении о Гидрогеолого-мелиоративной партии – филиале Федерального государственного бюджетного учреждения «Управление мелиорации земель и сельскохозяйственного водоснабжения по Саратовской области» от 18.04.2014г. (т.3 л.д. 142-153), положение о Краснокутском филиале ответчиком не представлено.

Однако ссылка представителей ответчика на то, что в соответствии с уставом и Положениями о филиале филиал является обособленным подразделением, имеет самостоятельное штатное расписание, отдельный баланс, обособленное имущество, а руководитель филиала осуществляет управление персоналом филиала (на основании положения и доверенности заключает и расторгает трудовые договоры, самостоятельно решает вопросы подбора и расстановки кадров), что установлено в судебном заседании и подтверждено также показаниями допрошенного в судебном заседании свидетеля главного бухгалтера ФГБУ «Управление «Саратовмелиоводхоз» ФИО12, в связи с чем истцы директором филиала на основании их заявлений были правомерно уволены в порядке перевода к другому работодателю – в другой филиал организации ответчика является ошибочной, поскольку основана на неправильном толковании норм материального права.

Исходя из ст. ст. 48, 49 ГК РФ приобретать от своего имени и осуществлять гражданские права и нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде может организация, признаваемая юридическим лицом.

В соответствии со ст. 55 ГК РФ филиал является обособленным подразделением юридического лица, правоспособностью юридического лица не обладает, руководитель филиала назначается юридическим лицом и действует на основании его доверенности.

В силу ст. 20 ТК РФ сторонами трудовых отношений являются работник и работодатель. Работодатель - физическое лицо либо юридическое лицо (организация), вступившее в трудовые отношения с работником.

Ранее действующей нормой, ст. 15 КЗоТ, было также предусмотрено, что трудовой договор (контракт) есть соглашение между работником и работодателем (физическим либо юридическим лицом), по которому работник обязуется выполнять работу по определенной специальности, квалификации или должности с подчинением внутреннему трудовому распорядку, а работодатель (физическое либо юридическое лицо) обязуется выплачивать работнику заработную плату и обеспечивать условия труда, предусмотренные законодательством о труде, коллективным договором и соглашением сторон.

Исходя из этого и из смысла ст. 15 КЗоТ РФ (утв. Верховным Советом РСФСР 09.12.1971) стороной по трудовому договору и, соответственно, работодателем является не филиал, а юридическое лицо (Определение Верховного Суда РФ от 12.02.1999 N 5-В99пр-27, Определение Верховного Суда РФ от 03.11.2006 N 5-В06-94, Определение Верховного Суда РФ от 27.04.1998 N 43-В98-1к).

Таким образом, стороной по трудовым договорам с Лещенко Н.В., Шушуновой З.П., копии которых имеются в материалах дела, юридическим лицом, а соответственно и работодателем по отношению к ним являлось ФГБУ «Управление «Саратовмелиоводхоз».

При этом именно на работодателя законом (ст. 2 ТК РФ) возложена обязанность по соблюдению трудовых прав работника, трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права.

Однако директором Новоузенского филиала ФИО6, чье специальное право на расторжение трудового договора с работником в генеральной доверенности от 10.11.2009г. оговорено не было (т. 4 л.д. 117), при рассмотрении заявлений работников, содержащих волеизъявление о переводе в другой филиал организации, был издан приказ именно о прекращении (расторжении) трудового договора с работниками (увольнении) от 30.12.2009г. , с которым Лещенко Н.В. и Шушунова З.П. в числе прочих работников были ознакомлены под роспись 31.12.2009г. (т. 1 л.д. 121-123).

Вместе с тем книга учета движения трудовых книжек и вкладышей в них Краснокутского филиала ответчиком суду в подтверждение позиции о выдаче работникам трудовых книжек на руки при увольнении в порядке перевода к другому работодателю не представлена (т. 4 л.д. 79,92), а согласно книге учета движения трудовых книжек и вкладышей в них Новоузенского филиала, (т. 4 л.д.95-99), трудовые книжки Лещенко Н.В., Шушуновой З.П. на руки 31.12.2009г. вопреки позиции ответчика не выдавались, расписка истцов в их получении отсутствует.

При этом в судебном заседании на основании объяснений истцов установлено и материалами дела достоверно подтверждено, что трудовые книжки истцам были выданы на руки лишь при их увольнении из филиала ГМП: Лещенко Н.В. – 20.02.2018г. под роспись (т. 3 л.д. 69-70), Шушуновой З.П. – 05.02.2018г. (т. 3 л.д. 73-74).

Доказательств обратного ответчиком в нарушение ст. 56 ГПК РФ суду также не представлено, а позиция представителей ответчика о том, что содержание записей, сделанных в их трудовых книжках, истцы могли предполагать, поскольку были ознакомлены с приказами об увольнении в порядке перевода к другому работодателю из филиала в филиал под роспись, состоятельной не является, поскольку именно трудовая книжка, формулировка записей в которой и является предметом спора, в силу действующего трудового законодательства является основным документом о трудовой деятельности и трудовом стаже работника и именно при ее получении на руки (ознакомления с ней) работнику становится известным содержание сделанных в ней работодателем записей.

Вопреки позиции представителя ответчика о том, что с содержанием записей в трудовой книжке истцы могли ознакомиться при оформлении пенсии, судом установлено, что в соответствии с Положением об отделе кадров ГМП-филиала (т. 4 л.д. 19-20), к функциям отдела кадров филиала отнесена, в том числе, подготовка документов, необходимых для назначения пенсий работникам, представление их в органы социального обеспечения (п. 4.12), а также ведение подготовки документов по истечении установленных сроков текущего хранения к сдаче на хранение в архив.

С учетом изложенного, поскольку именно с указанных выше дат (Лещенко Н.В. – с 20.02.2018г., Шушуновой З.П. – с 05.02.2018г.) для истцов Лещенко Н.В. и Шушуновой З.П. начал исчисляться предусмотренный законом срок на обращение в суд по требованиям об оспаривании и исправлении записей в трудовых книжках - 3 месяца, по требованиям о взыскании компенсации за неиспользованные отпуска, за нарушение установленного срока выплат при увольнении – 1 год, для Лещенко Н.В. по состоянию на 04.02.2019г. срок на обращение в суд по требованиям об оспаривании и исправлении записей в трудовых книжках истек 21.05.2018г., для Шушуновой З.П. – 06.05.2018г., при этом по требованиям о взыскании компенсации за неиспользованные отпуска, за нарушение установленного срока выплат при увольнении для них срок обращения в суд, предусмотренный ст. 392 ТК РФ, не истек.

Оценивая причины, по которым работники своевременно не воспользовались своим правом на ежегодный оплачиваемый отпуск, а также установленное судом наличие нарушения данного права со стороны работодателя, специфику правового статуса работника, его место и роль в механизме управления трудом у конкретного работодателя, возможность как злоупотребления влиянием на документальное оформление решений о предоставлении работнику ежегодного оплачиваемого отпуска, так и фактического использования отпусков, формально ему не предоставленных в установленном порядке, суд соглашается с позицией истцов и приходит к выводу об уважительности пропуска ими срока на обращение в суд по требованиям об оспаривании и исправлении записей в трудовых книжках.

Так, в связи с отказом в выплате Шушунова З.П. обратилась за защитой своих трудовых прав 13.03.2018г. в Государственную инспекцию труда в Саратовской области, а также к директору Департамента мелиорации Минсельхоза России, в прокуратуру Новоузенского района Саратовской области, прокуратуру Краснокутского района Саратовской области что сторонами не оспаривалось, а также к ответчику 29.11.2018г. за получением копий документов для обращения в суд с иском, которые представлены ей не были (т.1 л.д. 17-20, 21-22, 23, 24-26, 27,28, 32, т. 4 л.д. 215).

Также 14.12.2018г. представитель Шушуновой З.П. обращался в ее интересах с заявлением о нарушении трудового законодательства в прокуратуру Саратовской области, на что 14.01.2019г. им был направлен ответ об обоснованности заявления и вынесении по результатам проверки прокуратурой Новоузенского района Саратовской области представления в адрес ответчика (т. 1 л.д. 33-34)

На запрос представителя Шушуновой З.П. лишь 14.12.2018г. Новоузенским филиалом ФГБУ «Управление «Саратовмелиоводхоз» Шушуновой З.П. был направлен ответ о размере и периоде формирования задолженности по ежегодным оплачиваемым отпускам (т. 1 л.д. 30-31).

В связи с отказом в выплате Лещенко Н.В. также обратился за защитой своих трудовых прав 13.03.2018г. в Государственную инспекцию труда в Саратовской области, а также в прокуратуру Новоузенского района Саратовской области, прокуратуру Краснокутского района Саратовской области, что сторонами не оспаривалось, а также к ответчику 29.11.2018г. за получением копий документов для обращения в суд с иском, которые представлены ему не были (т.1 л.д. 147-150, 151-152,155, 156-157, 160, 162, 163, 164, т. 4 л.д. 216).

Также 14.12.2018г. представитель Лещенко Н.В. обращался в его интересах с заявлением о нарушении трудового законодательства в прокуратуру Саратовской области, на что 14.01.2019г. им был направлен ответ об обоснованности заявления и вынесении по результатам проверки прокуратурой Новоузенского района Саратовской области представления в адрес ответчика (т. 1 л.д. 33-34)

На запрос представителя Лещенко Н.В. лишь 14.12.2018г. Новоузенским филиалом ФГБУ «Управление «Саратовмелиоводхоз» Лещенко Н.В. был направлен ответ о размере и периоде формирования задолженности по ежегодным оплачиваемым отпускам (т. 1 л.д. 165-166).

При этом в судебном заседании также установлено, что ряд обращений истцов, копии которых приобщены к материалам дела, по факту нарушения их трудовых прав, направленных на их восстановление, по состоянию на момент рассмотрения судом гражданского дела по их искам Лещенко Н.В., Шушуновой З.П. по существу не рассмотрены и решение по ним не принято.

Таким образом судом на основании материалов дела установлено, что ввиду неоднократных обращений истцов в органы трудовой инспекции и прокуратуры по факту нарушения их трудовых прав у истцов возникли правомерные ожидания, что их права будут восстановлены во внесудебном порядке, при этом лишь в судебном заседании 02.04.2019г. при рассмотрении настоящего гражданского дела ответчиком были представлены копии доверенностей, исследованных судом, в том числе директора Новоузенского филиала, из содержания которой им стало достоверно известно об объеме полномочий директора Новоузенского филиала на оформление трудовых отношений с работниками и его полномочий как представителя работодателя - ФГБУ «Управление «Саратовмеливодхоз».

С учетом изложенного срок на обращение в суд по требованиям об оспаривании и исправлении записей в трудовых книжках суд считает пропущенным истцами по уважительным причинам и подлежащим восстановлению, срок на обращение в суд по требованиям о взыскании компенсации за неиспользованные отпуска, за нарушение установленного срока выплат при увольнении, компенсации морального вреда - не пропущенным.

Восстановив истцам срок на обращение в суд по требованиям об оспаривании и исправлении записей в трудовых книжках, суд считает исковые требования в указанной части подлежащими удовлетворению, поскольку в силу закона именно на работодателя законом (ст. 2 ТК РФ) возложена обязанность по соблюдению трудовых прав работника, трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права.

Ответственность за своевременное и правильное заполнение трудовых книжек, за их учет, хранение и выдачу законом также возложена на работодателя.

В соответствии со ст. 39 КЗоТ РСФСР правильное ведение трудовых книжек также являлось обязанностью работодателя.

В соответствии с Положением об отделе кадров ГМП-филиала (т. 4 л.д. 19-20), на сотрудников отдела кадров возложена функция по оформлению приема, перевода и увольнения работников в соответствии с трудовым законодательством, положениями, инструкциями, и приказами директора филиала, выдача работникам различного рода справок, а также хранение и заполнение трудовых книжек, ведение установленной документации по кадрам.

В соответствии с п.п. 27-30 Постановления Правительства РФ от 16.04.2003 N 225 "О трудовых книжках" с "Правилами ведения и хранения трудовых книжек, изготовления бланков трудовой книжки и обеспечения ими работодателей", в случае выявления неправильной или неточной записи в трудовой книжке исправление ее производится по месту работы, где была внесена соответствующая запись, либо работодателем по новому месту работы на основании официального документа работодателя, допустившего ошибку

Если организация, которая произвела неправильную или неточную запись, реорганизована, исправление производится ее правопреемником, а в случае ликвидации организации - работодателем по новому месту работы на основании соответствующего документа.

Исправленные сведения должны полностью соответствовать документу, на основании которого они были исправлены. Изменение записей производится путем признания их недействительными и внесения правильных записей.

Поскольку судом установлено, что истцы Лещенко Н.В., Шушунова З.П. в обоих случаях подлежали переводу в соответствии с ч. 1 ст. 72.1 ТК РФ в другой филиал одного и того же работодателя (т.1 л.д. 124), на основании материалов дела и объяснений истцов установлено, что они исполняли одни и те же трудовые функции, нахождение их рабочего места осталось прежним, что в судебном заседании ответчиком не оспаривалось, внесение работодателем в трудовую книжку Лещенко Н.В. формулировки записи №16 от 30 июня 2005г. и №20 от 31.12.2009г. в части слов «Уволен в порядке перевода» и основания «п. 5 ч. 1 ст.77 ТК РФ», а также записи №11 от 30 июня 2005г. и №14 от 31.12.2009г. в трудовой книжке на имя Шушуновой З.П. в части слов «Уволена в порядке перевода» и «п. 5 ч.1 ст. 77 ТК РФ» в нарушение требований ст. 72.1 ТК РФ нарушает их трудовые права и является незаконным, в связи с чем на ответчика при удовлетворении иска в указанной части следует возложить обязанность внести в трудовую книжку на имя Лещенко Н.В. сведения о недействительности записей №11 от 30 июня 2005г. и №14 от 31.12.2009г. в части слов «Уволен в порядке перевода» и «п. 5 ч. 1 ст. 77 ТК РФ» и внести в них в указанной части исправления на записи «переведен» и основание «ч.1 ст. 72.1 ТК РФ», а также внести в трудовую книжку на имя Шушуновой З.П. сведения о недействительности записей №11 от 30 июня 2005г. и №14 от 31.12.2009г. в части слов «Уволена в порядке перевода» и «п. 5 ч. 1 ст. 77 ТК РФ» и внести в них в указанной части исправления на записи «переведена» и «ч. 1 ст. 72.1 ТК РФ».

Разрешая требования Лещенко Н.В. о взыскании с ответчика компенсации за неиспользованные ежегодные отпуска в размере 82029 рублей 84 копейки, компенсации за нарушение установленного срока выплат при увольнении в размере 17055 рублей 38 копеек, суд приходит к выводу об их удовлетворении, а требование о взыскании компенсации морального вреда в размере 50000 рублей считает необходимым удовлетворить в части по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 140 ТК РФ, при прекращении трудового договора выплата всех сумм, причитающихся работнику от работодателя, производится в день увольнения работника.

Согласно ст. 142 ТК РФ, работодатель и (или) уполномоченные им в установленном порядке представители работодателя, допустившие задержку выплаты работникам заработной платы и другие нарушения оплаты труда, несут ответственность в соответствии с настоящим Кодексом и иными федеральными законами.

Согласно ст. 236 ТК РФ, При нарушении работодателем установленного срока соответственно выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной сто пятидесятой действующей в это время ключевой ставки Центрального банка Российской Федерации от не выплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно. При неполной выплате в установленный срок заработной платы и (или) других выплат, причитающихся работнику, размер процентов (денежной компенсации) исчисляется из фактически не выплаченных в срок сумм.

Размер выплачиваемой работнику денежной компенсации может быть повышен коллективным договором, локальным нормативным актом или трудовым договором. Обязанность выплаты указанной денежной компенсации возникает независимо от наличия вины работодателя.

Согласно ст. 237 ТК РФ, моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Сведения о выплаченных Лещенко Н.В. отпускных за период работы в Краснокутском филиале с 1993-1994г., сведения о выплате ему компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении из Краснокутского филиала, о предоставлении отпусков по Краснокутскому филиалу вопреки позиции ответчика суду не представлены и у ответчика отсутствуют (т. 4 л.д. 92-93), тогда как из личной карточки работника Т2 на Лещенко Н.В. следует, что очередной отпуск за период с 09.01.1993 по 08.01.1994г. им использован не был (т. 4 л.д. 198, оборот).

Согласно сообщению от 14.12.2018г. Новоузенского филиала ФГБУ «Управление «Саратовмелиоводхоз», задолженность по ежегодным оплачиваемым отпускам перед Лещенко Н.В. сложилась за время его работы в Краснокутском филиале ФГУ «Управление «Саратовмелиоводхоз» до 01.07.2005г.: за рабочий год с09.01.2000 по 08.01.2001г. – 28 дней, за рабочий год с 09.01.2001г. по 08.01.2002г.. – 28 дней, за рабочий год с09.01.2002г. 08.01.2003г. – 28 дней, за рабочий год с 09.01.2003г. по 08.01.2004г.-28 дней, за рабочий год с 09.01.2004г. по 08.01.2005г. – 28 дней, за рабочий год с 09.01.2005 по 30.06.2005г. – 13, 98 дней с пояснением о том, что при переносе из личных карточек формы Т2 Краснокутского филиала ФГУ «Управление «Саратовмелиоводхоз» в личные карточки формы Т2 Новоузенского филиала ФГУ «Управление «Саратовмеливодхоз» не учтены отпуска, так как не указаны основания предоставления отпусков за следующие периоды: 09.01.2000г. – 09.01.2001, 09.01.2001-09.01.2002г, 09.01.2002-09.01.2003г. За период работы в Новоузенском филиале с 01.07.2005г. по 31.12.2009г. ежегодные оплачиваемые отпуска предоставлены согласно личной карточке Т2 за следующие периоды: за рабочий год с 09.01.2000г. по 08.01.2001г.г. (28дней) в период с 02.01.2006 по 03.02.2006г. на основании приказа от 13.02.2006г. №222л; за рабочий год с 09.01.2001г. по 08.01.2002г. (28 дней) в период с 10.02.2007г. по 11.03.2007г. на основании приказа от 06.02.2007г. №12л; за рабочий год с 09.01.2009г. по 08.01.2003г.(28 дней) в период с 16.01.2008г. по 12.02.2008г. на основании приказа от 14.01.2008г. №05л; за рабочий год 09.01.2003г. по 08.01.2004г. (28 дней) в период с 16.01.2009г. по 12.02.2009г. на основании приказа от 11.01.2009г. №1л, за рабочий год 09.01.2004г. по 08.01.2005г. (28 дней) в период с 29.10.2009г. по 26.11.2009г. на основании приказа от 22.10.2009г. №87л, на момент увольнения 31.12.2009г. в порядке перевода в Гидрогеолого-мелиоративную партию филиал ФГУ «Управление «Саратовмелиоводхоз» не использованы ежегодные оплачиваемые отпуска за следующие периоды: рабочий год с 09.01.2005 по 08.01.2006г. – 28 дней; с 09.01.2006 по 08.01.2007г. - 28 дней; с 09.01.2007 по 08.01.2008г. – 28 дней; с 09.01.2008г. по 08.01.2009. – 28 дней; с 09.01.2009г. по 31.12.2009г. - 28 (т. 3 л.д. 15-16).

Указанное доказательство вопреки позиции ответчика является относимым, допустимым и достоверным, доказательств обратного ответчиком также не представлено, в связи с чем суд кладет его в основу решения.

В судебном заседании также обозревалась личная карточка работника Т2 на Лещенко Н.В. за период его работы в Новоузенском филиале, представленная ответчиком с имеющимися в ней исправлениями в указании периодов работы, за которые Лещенко Н.В. предоставлялись отпуска, а также надлежащим образом заверенная копия той же карточки, выданная работодателем Лещенко Н.В. ранее, в которой указанные исправления отсутствуют.

С учетом изложенного, относясь к содержанию представленной ответчиком карточки с исправлениями с учетом объяснения кадрового работника от 01.04.2019г. (т. 4 л.д. 109) критически, суд принимает во внимание и кладет в основу решения данные указанного документа, отраженные в надлежаще заверенной и представленной суду истцом Лещенко Н.В. копии, информация в которой согласуется с информацией, изложенной в сообщении от 14.12.2018г. Новоузенского филиала ФГБУ «Управление «Саратовмелиоводхоз», а также копиями приказов о предоставлении отпусков работникам л от 13.02.2006г.. л от 06.02.2007г., л от 14.01.2008г., л от 11.01.2009г., -л от 22.10.2009г., согласно которым в период с 02.01.2006г. по 03.02.2006г. Лещенко Н.В. был предоставлен отпуск 28 дней за период работы с 09.01.2000г. по 08.01.2001г., в период с 02.01.2006г. по 03.02.2006г. ему был предоставлен отпуск 28 дней за период работы с 09.01.2000г. по 08.01.2001г., в период с 10.02.2007г. по 11.03.2007г. ему был предоставлен отпуск 28 дней за период работы с 09.01.2001г. по 08.01.2002г., в период с 16.01.2008г. по 12.02.2008г. ему был предоставлен отпуск 28 дней за период работы с 09.01.2003г. по 08.01.2004г., в период с 16.01.2009г. по 12.02.2009г. ему был предоставлен отпуск 28 дней за период работы с 09.01.2003г. по 08.01.2004г., в период с 29.10.2009г. по 26.11.2009г. ему был предоставлен отпуск 28 дней за период работы с 09.01.2004г. по 08.01.2005г. (т. 4 л.д.л.д. 100-104).

Согласно ч. 1 ст. 68 ГПК РФ в случае, если сторона, обязанная доказывать свои требования или возражения, удерживает находящиеся у нее доказательства и не представляет их суду, суд вправе обосновать свои выводы объяснениями другой стороны.

При этом ни приказы по личному составу, ни книги приказов по личному составу, ни ведомости по начислению заработной платы рабочим и служащим за январь –июнь 2005 г. без обоснования расчета и расшифровки начисленных сумм, представленные представителем ответчика, сами по себе позицию ответчика не доказывают (т. 4 л.д. л.д. 119-195), тогда как необходимые для разрешения трудового спора документы, подлежащие хранению в организации в соответствии с номенклатурой дел ( т. 4 л.д. 1-10), суду ответчиком также не представлены.

Так, согласно сообщению от 12.03.2019г., приказы о предоставлении ежегодных оплачиваемых отпусков за периоды работы с 2014-2015 г.г. в филиале ГМП сохранены не в полном объеме по невыясненным причинам ( т. 3 л.д. 67).

Согласно акту от 12.03.2019г., в филиале отсутствуют книги регистрации приказов о предоставлении отпусков, книги регистрации приказов по личному составу, приказы о предоставлении отпусков до 2014 года (за 2014-2015.г.г. в подшивках приказов не соблюдена нумерация, отсутствует часть приказов, включая приказы о предоставлении отпусков Лещенко Н.В. и Шушуновой З.П.), отсутствуют графики предоставления отпусков до 2017 г. включительно, отсутствует журнал регистрации личных дел, отсутствует положение об архивной службе и приказы о создании комиссии по определению ценности документов, отсутствуют платежные ведомости за 2011-2013г.г., в подшивке платежных ведомостей за 2014, 2015.г.г. отсутствуют платежные ведомости на Лещенко Н.В., отсутствуют подшивки входящей и исходящей корреспонденции до 2017.г., отсутствуют приказы о направлении в командировку до 2016 г.г., отсутствуют приказы по основной деятельности до 2009г., отсутствуют акты об уничтожении документов, описи дел (т. 4 л.д. 23).

В соответствии с сообщением представителя ФИО9 (т. 4 л.д. 79), установить причину отсутствия приказов по отпускам за 2014-2015г. не представилось возможным ввиду прекращения трудовых отношений с работниками, их издававшими.

С учетом изложенного в качестве достоверного и достаточного доказательства позиции ответчика в отсутствие приказов об отпуске по филиалу ГМП сообщение от 07.02.2019г. филиала ГМП (т. 3 л.д. 26) ни само по себе, ни в совокупности с иными материалами дела суд принять не может.

Копия приказа о выдаче заработной платы от 11.01.2010г. и договор о полной индивидуальной материальной ответственности от 10.01.2013г., представленные ответчиком (т. 4 л.д. 21, 22) относимыми к предмету спора доказательствами не являются.

Поскольку иных доказательств, в том числе оригинала карточки Т-2 на Лещенко Н.В. по филиалу ГМП, впоследствии переписанной ранее работавшим кадровым работником филиала ГМП, суду ответчиком не представлено, тогда как личные карточки работника, в том числе пришедшие в негодность, уничтожению не подлежат, а должны быть прикреплены к используемой работодателем личной карточке Т2, а содержание информации, изложенной в копии личной карточки работника формы Т2 (т. 4 л.д. 213-214), оспоренной истцом, иными доказательствами ответчиком не подтверждено, при этом представленный ответчиком приказ -о от 10.03.2016г. полностью согласуется с позицией истца о предоставлении ему в филиале ГМП ранее не использованных отпусков за период работы в другом филиале, суд, относясь к позиции ответчика и ссылке на наличие в данном приказе технической ошибки критически, во внимание ее не принимает, а доводы ответчика считает не обоснованными и не соответствующими материалам дела, в связи с чем соглашается с позицией истца и принимает решение на основании имеющихся в деле доказательств.

Расчет компенсации за неиспользованные ежегодные отпуска по состоянию на 03.04.2019г. в размере 82029 рублей 84 копейки, компенсации за нарушение установленного срока выплат при увольнении в размере 17055 рублей 38 копеек, представленный истцом Лещенко Н.В., в судебном заседании проверен и у суда сомнений не вызывает, поскольку он составлен математически правильно, в соответствии с нормами действующего законодательства и материалами дела, доказательств полной или частичной выплаты компенсации Лещенко Н.В. за неиспользованные отпуска, а также за задержку выплаты компенсации за неиспользованные отпуска, предусмотренной ст. 236 ТК РФ, ответчиком не представлено.

При этом реестр денежных средств с результатами зачислений по реестру от 03.05.2018г. и расчетный листок за май 2018г. (т. 4 л.д. 89, 90)о выплате Лещенко Н.В. единовременного начисления в сумме 3715 рублей 93 копейки без предоставления ответчиком обоснования произведенного начисления и расшифровки произведенного расчета таким доказательством суд признать не может.

Таким образом, компенсация за неиспользованные отпуска, за задержку выплат при увольнении должна быть взыскана с ответчика в пользу истца Лещенко Н.В. в указанной им в расчете сумме.

Что касается требования истца Лещенко Н.В. о взыскании компенсации морального вреда, поскольку судом был установлен факт нарушения трудовых прав истца, выразившийся в невыплате Лещенко Н.В. компенсации за неиспользованные отпуска, а также за задержку выплат при увольнении, суд считает необходимым удовлетворить указанное требование в части, и. с учетом требований разумности и справедливости, определяет размер компенсации морального вреда в сумме 10000 рублей.

Разрешая требования Шушуновой З.П., суд исходит из следующего.

В соответствии с сообщением от 14.12.2018г. Новоузенского филиала ФГБУ «Управление «Саратовмелиоводхоз», задолженность по ежегодным оплачиваемым отпускам перед Шушуновой З.П. сложилась за время работы в Краснокутском филиале ФГУ «Управление «Саратовмелиоводхоз» до 01.07.2005г.: за рабочий год с 02.04.2003 по 01.04.2004г. – 28 дней, за рабочий год с 02.04.2004г. по 01.04.2005г. – 28 дней, за рабочий год с 02.04.2005 по 30.06.2005г. – 6,99 (на основании личной карточки Т2), за период работы в Новоузенском филиале с 01.07.2005г. по 31.12.2009г. ежегодные оплачиваемые отпуска предоставлялись ежегодно: за рабочий год с 02.04.2003г. по 01.04.2004г. (28дней+3дня) в период с 29.12.2006 по 03.02.2007г. на основании приказа от 29.12.2006г. №183л; за рабочий год с 02.04.2004г. по 01.04.2005г. (28 дней+6 дней)в период с 03.12.2007г. по 11.01.2008г. на основании приказа от 03.12.2007г. №108л; за рабочий год с 02.04.2005г. по 01.04.2006г. (28 дней+6 дней) в период с 27.10.2008г. по 30.11.2008г. на основании приказа от 27.10.2008г. №83л; за рабочий год с 02.04.2006г. по 01.04.2007г. (28 дней+6 дней) в период с 02.11.2009г. по 06.12.2009г. на основании приказа от 26.10.2009г. №92л, на момент увольнения 31.12.2009г. в порядке перевода в Гидрогеолого-мелиоративную партию филиал ФГУ «Управление «Саратовмелиоводхоз» не использованы ежегодные оплачиваемые отпуска за следующие периоды: рабочий год с 02.04.2007г. – 01.04.2008г. – 28 дней + 6 дней; с 02.04.2008г. по 01.04.2009г. – 28 дней +6 дней; с 02.04.2009г. по 31.12.2009г. – 20,97 дней+4,5 дня (т. 1 л.д. 30-31).

Указанное доказательство согласуется с объяснениями истца Шушуновой З.П., а также копиями приказов о предоставлении отпусков работникам от 29.12.2006г.. от 03.12.2007г., от 27.10.2008г., от 26.10.2009г., согласно которым в период с 29.12.2006г. по 03.02.2007 Шушуновой З.П. был предоставлен отпуск 31 день за период работы с 02.04.2003г. по 01.04.2004г., в период с 29.12.2206г. по 03.02.2007г. ей был предоставлен отпуск 31 день за период работы с 02.04.2003г. по 01.04.2004г., в период с 03.02.2007г. по 11.01.2008г. ей был предоставлен отпуск 34 дня за период работы с 02.04.2004г. по 01.04.2005г., в период с 27.10.2008г. по 24.11.2008г. ей был предоставлен отпуск 28 дней за период работы с 02.04.2005г. по 01.04.2006г., в период с 02.11.2009г. по 30.11.2009г. ей был предоставлен отпуск 28 дней за период работы с 02.04.2006г. по 01.04.2007г. (т. 4 л.д.л.д. 105-108), поэтому вопреки позиции ответчика также является относимым, допустимым и достоверным, а поскольку доказательств обратного ответчиком не представлено, суд кладет его в основу решения.

При этом ни приказы по личному составу, ни книги приказов по личному составу, ни ведомости по начислению заработной платы рабочим и служащим за январь –июнь 2005 г. без обоснования расчета и расшифровки начисленных сумм, представленные представителем ответчика, сами по себе позицию ответчика не доказывают (т. 4 л.д. л.д. 119-195), тогда как необходимые для разрешения трудового спора документы, подлежащие хранению в организации в соответствии с номенклатурой дел ( т. 4 л.д. 1-10), суду ответчиком также не представлены.

С учетом изложенного в качестве достоверного и достаточного доказательства позиции ответчика в отсутствие приказов об отпуске по филиалу ГМП сообщение от 07.02.2019г. филиала ГМП (т. 3 л.д. 25) ни само по себе, ни в совокупности с иными материалами дела суд принять не может.

Согласно ч. 1 ст. 68 ГПК РФ в случае, если сторона, обязанная доказывать свои требования или возражения, удерживает находящиеся у нее доказательства и не представляет их суду, суд вправе обосновать свои выводы объяснениями другой стороны.

Иных доказательств, в том числе оригинала карточки Т-2 на Шушунову З.П. по филиалу ГМП, впоследствии переписанной ранее работавшим кадровым работником филиала ГМП, суду ответчиком не представлено, тогда как личные карточки работника, в том числе пришедшие в негодность, уничтожению не подлежат, а должны быть прикреплены к используемой работодателем личной карточке Т2, а содержание информации, изложенной в копии личной карточки работника формы Т2 (т.4 л.д. 211-212), оспоренной истцом, иными доказательствами ответчиком не подтверждено.

По аналогичным основаниям, проверяя расчет компенсации за неиспользованные ежегодные отпуска по состоянию на 03.04.2019г. в размере 80530 рублей 01 копейка, компенсации за нарушение установленного срока выплат при увольнении в размере 17076 рублей 39 копеек, представленный истцом Шушуновой З.П., в суд считает его верным, поскольку он составлен математически правильно, в соответствии с нормами действующего законодательства и материалами дела, доказательств полной или частичной выплаты компенсации Шушуновой З.П. за неиспользованные отпуска, а также за задержку выплаты компенсации за неиспользованные отпуска, предусмотренной ст. 236 ТК РФ, ответчиком не представлено.

Что касается требования истца Шушуновой З.П. о взыскании компенсации морального вреда, поскольку судом был установлен факт нарушения трудовых прав истца, выразившийся в невыплате Шушуновой З.П. компенсации за неиспользованные отпуска, а также за задержку выплат при увольнении, суд считает необходимым удовлетворить указанное требование в части, и. с учетом требований разумности и справедливости, определяет размер компенсации морального вреда в сумме 10000 рублей.

В остальной части исковых требований о взыскании компенсации морального вреда Лещенко Н.В., Шушуновой З.П. следует отказать.

Согласно ст. 98 ГПК РФ, стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы.

Согласно ст. 333.19 НК РФ государственная пошлина исходя из цены иска составляет по требованиям Лещенко Н.В. 3172 рубля 56 копеек, по требованиям Шушуновой З.П. – 3128 рублей 19 копеек, при этом судом также рассмотрены требования двух истцов об исправлении записей в трудовых книжках, взыскании компенсации морального вреда (по 300 рублей каждое как исковое требование неимущественного характера либо имущественного характера, не подлежащего оценке).

В соответствии со ст. 103 ГПК РФ, государственная пошлина, от уплаты которой истец был освобожден, взыскивается с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, пропорционально удовлетворенной части исковых требований. В этом случае взысканные суммы зачисляются в доход бюджета, за счет средств которого они были возмещены, а государственная пошлина - в соответствующий бюджет согласно нормативам отчислений, установленным бюджетным законодательством Российской Федерации.

Согласно ст. 61.1 БК РФ, в бюджеты муниципальных районов подлежат зачислению налоговые доходы от следующих федеральных налогов и сборов, в том числе налогов, предусмотренных специальными налоговыми режимами: государственной пошлины (подлежащей зачислению по месту государственной регистрации, совершения юридически значимых действий или выдачи документов) - по нормативу 100 процентов по делам, рассматриваемым судами общей юрисдикции, мировыми судьями (за исключением Верховного Суда Российской Федерации.

С учетом изложенного при удовлетворении иска с ответчика Федерального государственного бюджетного учреждения «Управление мелиорации земель и сельскохозяйственного водоснабжения по Саратовской области» следует взыскать в местный бюджет государственную пошлину в размере 7500 рублей 75 копеек.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 194 - 199 ГПК РФ,

решил:

Восстановить Лещенко Н.В., Шушуновой З.П. пропущенный процессуальный срок на обращение в суд с исковым требованием к Федеральному государственному бюджетному учреждению «Управление мелиорации земель и сельскохозяйственного водоснабжения по Саратовской области» о признании незаконными и внесении исправлений в записи в трудовой книжке.

Исковые требования Лещенко Н.В., Шушуновой З.П. к Федеральному государственному бюджетному учреждению «Управление мелиорации земель и сельскохозяйственного водоснабжения по Саратовской области» о признании незаконными и внесении исправлений в записи в трудовой книжке, взыскании компенсации за неиспользованный отпуск, за нарушение установленного срока выплат при увольнении, компенсации морального вреда - удовлевторить в части.

Признать записи №16 от 30 июня 2005г. и №20 от 31.12.2009г. в трудовой книжке на имя Лещенко Н.В., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, в части слов «Уволен в порядке перевода» и основания «п. 5 ч. 1 ст.77 ТК РФ» незаконными.

Обязать Федеральное государственное бюджетное учреждение «Управление мелиорации земель и сельскохозяйственного водоснабжения по Саратовской области» внести в трудовую книжку на имя Лещенко Н.В., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, сведения о недействительности записей №11 от 30 июня 2005г. и №14 от 31.12.2009г. в части слов «Уволен в порядке перевода» и «п. 5 ч. 1 ст. 77 ТК РФ» и внести в них в указанной части исправления на записи «переведен» и основание «ч.1 ст. 72.1 ТК РФ».

Признать записи №11 от 30 июня 2005г. и №14 от 31.12.2009г. в трудовой книжке на имя Шушуновой З.П., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, в части слов «Уволена в порядке перевода» и «п. 5 ч.1 ст. 77 ТК РФ» незаконными.

Обязать Федеральное государственное бюджетное учреждение «Управление мелиорации земель и сельскохозяйственного водоснабжения по Саратовской области» внести в трудовую книжку на имя Шушуновой З.П., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, сведения о недействительности записей №11 от 30 июня 2005г. и №14 от 31.12.2009г. в части слов «Уволена в порядке перевода» и «п. 5 ч. 1 ст. 77 ТК РФ» и внести в них в указанной части исправления на записи «переведена» и «ч. 1 ст. 72.1 ТК РФ».

Взыскать с Федерального государственного бюджетного учреждения «Управление мелиорации земель и сельскохозяйственного водоснабжения по Саратовской области» в пользу Лещенко Н.В. компенсацию за неиспользованные ежегодные отпуска в размере 82029 рублей 84 копейки, компенсацию за нарушение установленного срока выплат при увольнении в размере 17055 рублей 38 копеек, компенсацию морального вреда в размере 10000 рублей, всего в сумме 109085 рублей 22 копейки.

Взыскать с Федерального государственного бюджетного учреждения «Управление мелиорации земель и сельскохозяйственного водоснабжения по Саратовской области» в пользу Шушуновой З.П. компенсацию за неиспользованные ежегодные отпуска в размере 80530 рублей 01 копейка, компенсацию за нарушение установленного срока выплат при увольнении в размере 17076 рублей 39 копеек, компенсацию морального вреда в размере 10000 рублей, всего в сумме 107606 рублей 40 копеек.

В остальной части исковых требований Лещенко Н.В., Шушуновой З.П, отказать.

Взыскать с Федерального государственного бюджетного учреждения «Управление мелиорации земель и сельскохозяйственного водоснабжения по Саратовской области» в местный бюджет государственную пошлину в размере 7500 рублей 75 копеек.

На решение может быть подана апелляционная жалоба в Саратовский областной суд через Краснокутский районный суд Саратовской области в течение месяца.

Судья: подпись Т.А. Ситникова