НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение Константиновского районного суда (Амурская область) от 14.10.2019 № 2-190/19

Дело № 2-190/2019

УИД: 28RS0010-01-2019-000360-68

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

14 октября 2019 года с. Константиновка

Константиновский районный суд Амурской области в составе:

председательствующего судьи Гайдамак О.В.,

при секретаре Осетровой Т.И., помощнике Богдановой Э.Н.,

с участием истца - ФИО1, его представителя адвоката адвокатского кабинета «ФИО9» - ФИО9, действующего на основании на удостоверения от ДД.ММ.ГГГГ, ордера от ДД.ММ.ГГГГ,

ответчика - ФИО2,

ответчика - нотариуса Константиновского нотариального округа ФИО4, её представителя ФИО12, действующей на основании доверенности от ДД.ММ.ГГГГ<адрес>3,

представителя третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора некоммерческой организации Нотариальной палаты Амурской области – ФИО12, действующей на основании доверенности от ДД.ММ.ГГГГ,

представителя Управления образования Администрации Константиновского района, исполняющего полномочия органа опеки и попечительства - ФИО8, действующей на основании доверенности от ДД.ММ.ГГГГ,

рассмотрев в судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению ФИО1 к ФИО2, действующей в интересах несовершеннолетней ФИО3, нотариусу Константиновского нотариального округа ФИО4 о признании обязательства данного ДД.ММ.ГГГГФИО2 ничтожным, взыскании в солидарном порядке с ответчиков 800 000 рублей,

УСТАНОВИЛ:

Истец, ФИО1 обратился в Константиновский районный суд с данными исковыми требованиями, в обоснование которых указал, что ДД.ММ.ГГГГ между ним и ФИО2 (ФИО13) Л.В., был расторгнут брак. Находясь в зарегистрированном браке, ДД.ММ.ГГГГ, у них родилась дочь ФИО3, которая после расторжения брака осталась проживать с матерью. ДД.ММ.ГГГГ в браке ими было приобретено недвижимое имущество – квартира, расположенная по адресу: <адрес>. Согласно договору купли - продажи истцу и ответчику ФИО2 принадлежит по ? доли в квартире. ДД.ММ.ГГГГ на основании судебного приказа мирового судьи по Константиновскому районному судебному участку с истца взысканы алименты на содержание несовершеннолетней ФИО3 в размере ? части от всех видов доходов. В последствие, между истцом и ответчиком было достигнуто соглашение об уплате алиментов на содержание несовершеннолетнего ребёнка ФИО3 посредством дара истцом своему ребёнку ? доли в квартире, расположенной по адресу: <адрес>, о чём ДД.ММ.ГГГГ был составлен соответствующий договор дарения. Ответчик ФИО2, отказалась от взыскания с истца алиментов на содержание дочери в связи с тем, что он уплатил алименты путём передачи недвижимого имущества в собственность дочери, а так же обязалась в дальнейшем претензий к истцу о взыскании алиментов не иметь. ДД.ММ.ГГГГ данное обязательство было заверено нотариусом Константиновского нотариального округа ФИО4ДД.ММ.ГГГГФИО2 было подано заявление в службу судебных приставов о возврате ей ранее поданного судебного приказа, в связи с выплатой истцом алиментов в полном объёме вплоть до ДД.ММ.ГГГГ. На основании данного заявления судебный пристав ДД.ММ.ГГГГ вынес постановление об окончании исполнительного производства. В октябре 2015 года, ФИО2 снова обратилась в ОСП по Константиновскому району с заявлением о взыскании с истца алиментов на содержание несовершеннолетней дочери, так как по общему правилу общий срок исковой давности о признании сделки недействительной составляет три года. По мнению истца, ФИО2, дождавшись истечения срока на оспаривание договора дарения, продолжила воплощать свой корыстный умысел. Она воспользовалась сложившийся ситуацией, так как истец является военнослужащим и ранее служил на Кавказе в <адрес>, а далее в Сирии, в связи с чем, у него не было времени заниматься данной проблемой. С октября 2015 года и до настоящего времени истец продолжает платить алименты. В целях разъяснения сложившейся ситуации он обращался в ОСП по Константиновскому району, где ему пояснили, что обязательство об отказе от взыскания алиментов, данное ФИО2 и заверенное нотариусом, ничтожно и не имеет юридической силы, постановление о прекращении исполнительного производства о взыскании с ответчика алиментов было вынесено незаконно. В последствии ФИО2, продала подаренную дочери квартиру и приобрела квартиру в другом многоквартирном доме. Истец полагал, что договор дарения от ДД.ММ.ГГГГ ничтожен, так как заключен им под влиянием заблуждения, в которое его ввела ФИО2 Более того, нотариус ФИО4, заверив вышеуказанное обязательство по оплате алиментов, ввела истца в заблуждение и причинила своими действиями материальный ущерб, выразившийся в том, что истец подарил ? долю в квартире в счёт уплаты алиментов, однако до настоящего времени продолжает их выплачивать. В связи с тем, что жилое помещение выбыло из обладания ответчика (ФИО2) в пользу третьих лиц, просит взыскать с ответчиков в его пользу стоимость ? доли подаренной квартиры его несовершеннолетней дочери. Так же полагает, что срок исковой давности им не пропущен, поскольку о ничтожности данного ФИО2, обязательства он узнал в апреле 2016 года. Так как он является военнослужащим и часто вынужден был надолго уезжать для решения боевых задач, что не позволило ему ранее обратиться в суд за защитой нарушенных прав. Кроме того, он обращался в Константиновский районный суд, по поводу неправомерного удержания с него алиментов, что, по его мнению, приостанавливает течение сроков исковой давности.

На основании изложенного, со ссылками на положения статей 167,178 Гражданского кодекса РФ, Основ законодательства РФ о нотариате (утв. ВС РФ ДД.ММ.ГГГГ), истец просил суд признать обязательство от ДД.ММ.ГГГГ, данное ФИО2 об отказе от уплаты алиментов на содержание несовершеннолетнего ребёнка ФИО3, заверенное нотариусом Константиновского нотариального округа, ничтожным, взыскать в солидарном порядке с ФИО2 действующей в интересах несовершеннолетней ФИО3 и нотариуса Константиновского нотариального округа ФИО4 в пользу ФИО1 денежные средства в размере 800 000 рублей.

В судебном заседании истец ФИО1 настаивал на удовлетворении заявленных требований по основаниям, изложенным в иске. Пояснил суду, что в 2011 году он остался без работы, в связи с чем, перестал уплачивать алименты и в дальнейшем сложилась значительная задолженность. Единственным источником дохода, из которого приставы удерживали алименты, являлось его ветеранское пособие. В связи с этим в ОСП по Константиновскому району ему было выписано уведомление о возможном привлечения к уголовной ответственности. На все счета был наложен арест. В этот момент от ФИО2 поступило предложение о том, что если он подарит свою долю в квартире дочери, она (ФИО2) откажется в дальнейшем от взыскания с него алиментов. Во избежание уголовной ответственности, а так же ввиду устройства на службу в армию, он согласился с данным предложением. Обязательство ФИО2 об отказе от взыскания алиментов он воспринимал как соглашение, достигнутое между ними об уплате алиментов, по условиям которого он в счёт уплаты алиментов передаёт в дар ? долю квартиры их несовершеннолетней дочери, а ФИО2 отказывается от взыскания с него алиментов вплоть до достижения дочерью совершеннолетия. Данное обязательство они заверили у нотариуса, после чего ФИО2 обратилась в ОСП с заявлением о возврате судебного приказа. Затем совместно с ФИО2 они заключили договор дарения, согласно которому подарили несовершеннолетней дочери ФИО3 по ? доли принадлежащей им квартиры. Полагает, что договор дарения был заключён им под давлением ФИО2 и обстоятельств. Последняя ввела его в заблуждение относительно достигнутого между ними соглашения об уплате алиментов, путём дачи нотариального обязательства. Именно при таких обстоятельствах, будучи введенным в заблуждение ответчиком ФИО2 он заключил договор дарения ? доли в принадлежащей ему квартире, так как полгал, что в будущем будет освобожден от уплаты алиментов. Также приводил доводы, что некомпетентными действиями ответчика ФИО4, в нарушение требований действующего законодательства, было удостоверено обязательство об отказе от уплаты алиментов, данное ФИО2, поскольку оно не содержало указаний на конкретное недвижимое имущество, передаваемое в счет уплаты алиментов, период за который оплачены алименты, стоимость имущества. Своими действиями ФИО2 и нотариус ФИО4 ввели его в заблуждение относительно обстоятельств будущей сделки дарения. В настоящее время он остался без квартиры и обязан продолжать уплачивать алименты.

Представитель истца ФИО1 – адвокат ФИО9 в судебном заседании исковые требования истца поддержал в полном объёме, дополнительно суду пояснил, что в соответствии с п. 1 ст. 80 Семейного Кодекса РФ, родители должны содержать несовершеннолетних детей. Порядок и форма содержания определяется родителями самостоятельно. Родители вправе заключить соглашение в соответствии с главой 16 Семейного Кодекса РФ. Соглашение об уплате алиментов заключается в письменной форме и подлежит нотариальному удостоверению. Несоблюдение установленной нормы несёт последствия, предусмотренные п. 1 ст. 165 ГК РФ. Нотариально удостоверенное соглашение имеет силу исполнительного листа в соответствии со ст. 100 Семейного Кодекса РФ. При изменении соглашения об уплате алиментов, обязательства сторон сохраняются в изменённом виде. Односторонний отказ от исполнения соглашения, либо одностороннее изменение условий, не допускается. ФИО1 полагал, что данное обязательство, которое было заверено нотариусом и есть соглашение об уплате алиментов, в чем заблуждался. Проанализировав данные обязательства, ФИО9, полагал его составленным некорректно. В нём не указана доля в квартире, нет оценки данного жилого помещения, не указано за какой период состоялась уплата алиментов. Это обязательство и ввело ФИО1 в заблуждение, так как он полагал, что это и есть соглашение об уплате алиментов. Согласно этому обязательству он согласился на отчуждение в пользу своей несовершеннолетней дочери, ? доли квартиры. Впоследствии, его бывшая супруга данное обязательство проигнорировала и обратилась в ОСП о взыскании алиментов с его доверителя. На сегодняшний день он продолжает платить алименты и фактически лишился единственного жилого помещения, которое у него было в собственности. Если бы не указанные действия ответчиков, ФИО1 не совершил бы действий по дарению доли в принадлежащей ему квартире. Это обязательство не соответствует законным требованиям соглашения об уплате алиментов. Он и его доверитель не признают заключенный договор дарения законным, поскольку он совершён на основании обязательства, которое не соответствует закону. Договор дарения был заключен ФИО1 под влиянием заблуждения со стороны ответчиков. Кроме того, пояснил, что после расторжения брака его доверителем не уплачивались алименты в течение трех лет. Договор дарения как сделка его стороной не признаётся недействительным (ничтожным). Полагал, что удовлетворение требований о признании обязательства ничтожным, как способ восстановления права его доверителя, позволит вернуть права на отчужденную по договору дарения им квартиру, а также расходы, понесенные на оплату оценки имущества.

Ответчик ФИО2 в судебном заседании исковые требования ФИО1 не признала, пояснила, что будучи в совместном браке с ФИО1 ими была приобретена квартира. После расторжения брака ответчик не мог решить судьбу данной квартиры, затраты на содержание данной квартиры полностью несла она. Впоследствии, после того как он был уволен с работы у него появилась задолженность по алиментам (за 1 год), что подтверждается материалами исполнительного производством. Между ними было достигнуто соглашение, согласно которому он свою долю квартиры дарит их совместному ребёнку в счёт уплаты задолженности по алиментам, сложившейся на момент дарения своей доли в квартире. Ответчик потребовал от неё обязательство, согласно которому она в дальнейшем не будет взыскивать с него именно задолженность по алиментам. Данное обязательство было ею ему предоставлено, хотя она понимала, что если он выполнит соглашение и подарит ребёнку свою долю в квартире, то задолженность по алиментам она взыскивать не будет. Согласно имеющимся в материалах дела исполнительным производствам задолженность по алиментным обязательствам с истца ею никогда не взыскивалась. При повторном предъявлении судебного приказа к исполнению она имела право взыскать с истца задолженность по алиментам, но она этого не сделала, взыскала только с момента подачи заявления. Составив нотариальное обязательство, стороны не преследовали целью изменить порядок уплаты алиментов, путем освобождения истца от их уплаты на будущий период. Так же полагала, что у ответчика истек срок давности для обращения в суд.

Ответчик - нотариус Константиновского нотариального округа ФИО4 в судебном заседании (с учётом письменного отзыва) исковые требования ФИО1 не признала, пояснила, что в присутствии истца ФИО1 совершила нотариальное действие по удостоверению обязательства ФИО2 об отказе в уплате алиментов. О составлении и нотариального удостоверении алиментного соглашения стороны не просили. Никаких разъяснений, по поводу юридической силы данного обязательства она ФИО1 не давала, так как он не являлся стороной данного обязательства. Нотариальные действия были совершены в соответствии с требованиями действующего законодательства РФ о нотариате, то есть, установлена была личность обратившегося лица, проверена его дееспособность, дано разъяснение клиенту по поводу вида сделки. Кроме того, полагала, что исковые требования не содержат указания на основание ничтожности сделки.

Представитель ответчика ФИО4 и третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора некоммерческой организации Нотариальной палаты Амурской области ФИО12 исковые требования ФИО1 не признала, пояснила, что в рассматриваемом случае отсутствует причинно-следственная связь между действиями нотариуса и причинением ущерба. По её мнению истец взыскивает 400 000 рублей с собственной дочери. Согласно ст. 1064 ГК РФ, причинённый вред взыскивается с того лица, который причинил вред. Если истец полагает, что его бывшая супруга действовала не добросовестно, именно ею было составлено данное обязательство, необходимо взыскивать ущерб именно с неё, а не с ребёнка и с нотариуса. Согласно ст. 104 Семейного Кодекса РФ, алименты могут взыскиваться путём передачи жилого помещения. Нотариус не могла удостоверить соглашение об уплате алиментов, так как вопрос о порядке уплаты алиментов был разрешен в судебном порядке. Проблемы с уплатой алиментов возникли с 2011 года, а судебный приказ был выдан в 2009 году. Нотариусом не может быть удостоверено алиментное соглашение, при наличии выданного исполнительного листа. К ФИО4 обратились за нотариальными действиями – удостоверением обязательства, текст которого составлялся ответчик ФИО2 Нотариус должна была подписать обязательство, взыскать тариф и т.д. Согласно ст. 17 Основ о нотариате, ущерб взыскивается из суммы договора. Не было договора, было только обязательство, в связи с чем не ясно из чего рассчитывается взыскиваемая сумма. Полагала, что истцом пропущен срок исковой давности для признания сделки недействительной, а так же общий срок исковой давности.

В судебном заседании представитель Управления образования администрации Константиновского района ФИО8 просила учесть интересы и права несовершеннолетнего ребёнка, полагал, что алиментные обязательства должны исполняться до достижения ребёнком возраста восемнадцати лет.

В судебное заседание не явились извещенные своевременно и надлежащим образом представители третьих лиц, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора ОСП по Константиновскому району, Страховой компании «РЕСО - Гарантия», об уважительности причин не явки суд в известность не поставили, ходатайств об отложении не заявляли.

Суд, с учётом мнения лиц, участвующих в деле, в силу положений ст. 167 ГПРК РФ, определил: рассмотреть дело при данной явке.

Заслушав пояснения участников процесса, изучив материалы гражданского дела, оценивая их в совокупности с позиции достоверности достаточности и объективности, суд приходит к следующим выводам.

Согласно п. 2 ст. 1 ГК РФ граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.

В соответствии с п. 5 ст. 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.

Каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом (ч. 1 ст. 56 ГПК РФ).

В судебном заседании установлено, что ДД.ММ.ГГГГ брак между ФИО1 и ФИО13 (ФИО2) Л.В. был расторгнут, что подтверждается свидетельством о расторжении брака I-OT , выданным ДД.ММ.ГГГГ Отделом ЗАГС по Константиновскому району.

В период брака у сторон ДД.ММ.ГГГГ родилась дочь ФИО3, что подтверждается свидетельством о рождении I-ОТ от ДД.ММ.ГГГГ.

Так же судом на основании пояснений сторон, договора купли - продажи квартиры от ДД.ММ.ГГГГ, материалов регистрационного дела объекта недвижимого имущества с кадастровым номером 28:15:011334:159 установлено, что ДД.ММ.ГГГГФИО1 и ФИО2 в совместную собственность приобрели <адрес>, расположенную по адресу: <адрес>. В момент приобретения квартиры стороны состояли в зарегистрированном браке, данное обстоятельство сторонами не оспаривалось.

Судебным приказом мирового судьи по Константиновскому районному судебному участку от ДД.ММ.ГГГГ с ФИО1 взысканы алименты на содержание несовершеннолетней дочери ФИО3 в размере ? части всех видов дохода (заработка) до достижения совершеннолетия ребёнка. Судебный приказ вступил в законную силу и обязателен для исполнения, что в силу ч. 2 ст. 13 ГПК РФ является обязательным для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежит неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации.

На основании указанного судебного приказа ОСП по Константиновскому району ДД.ММ.ГГГГ было возбуждено исполнительное производства предметом исполнения которого являлось взыскание алиментов с ФИО1 в пользу ФИО2 (ФИО13) Л.В. на содержание несовершеннолетней дочери ФИО3, ДД.ММ.ГГГГ года рождения.

Как следует из пояснений сторон, в том числе истца ФИО1, в ходе исполнения исполнительного производства от ДД.ММ.ГГГГ у должника ФИО1 по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ возникла задолженность по уплате алиментов. Не смотря на то, что представленные материалы исполнительного производства не содержат документов, свидетельствующих о наличии задолженности у истца по алиментам по состоянию на 2011-2012 годы, суд, с учётом пояснений сторон, полагает данное обстоятельство установленным.

ДД.ММ.ГГГГФИО2 было подано заявление в ОСП по Константиновскому району о возращении ей на руки судебного пркиаза от ДД.ММ.ГГГГ о взыскании алиментов с ФИО1 в её пользу на содержание несовершеннолетней дочери в связи с выплатой алиментов и задолженности по алиментам в полном объёме по ДД.ММ.ГГГГ.

ДД.ММ.ГГГГ на основании заявления ФИО2 исполнительное производство в отношении должника ФИО1 было окончено.

Как следует из материалов регистрационного дела объекта недвижимого имущества с кадастровым номером 28:15:011334:159 ДД.ММ.ГГГГ истец и ФИО2 обратились в Управление Росреестра по Амурской области (Тамбовский отдел) с заявлением о переходе права собственности на жилое помещение <адрес>, расположенную по адресу: <адрес> на основании договора дарения от ДД.ММ.ГГГГ. Согласно представленному договору дарения ФИО2, ФИО1 подарили своей дочери ФИО3 по ? доли в принадлежащем им на праве совместной собственности жилом помещение, расположенном по адресу: <адрес>.

ДД.ММ.ГГГГФИО2 в присутствии нотариуса Константиновского нотариального округа ФИО4 было составлено обязательство, согласно которому она отказалась от уплаты ФИО1 алиментов, на содержание её ребёнка ФИО3, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, в связи с тем, что ФИО1 уплатил алименты путём передачи недвижимого имущества, претензий в дальнейшем она предъявлять не будет. Данное обязательство было удостоверено нотариусом.

К моменту рассмотрения спора жилое помещение, расположенное по адресу: <адрес> отчуждено по договору купли - продажи ФИО2, действующей в интересах ФИО3, в пользу третьих лиц. Данное обстоятельство подтверждается материалами регистрационного дела и выпиской из ЕГРН об основных характеристиках и зарегистрированных правах на объект недвижимости от ДД.ММ.ГГГГ.

Как следует из доводов иска и пояснений стороны истца в связи с потерей работы истец был лишен возможности уплачивать алименты на содержание дочери, что привело к возникновению задолженности. В целях погашения задолженности и уплаты алиментов в полном объёме им было принято решение о передачи в дар ? доли в принадлежащей ему квартире его дочери ФИО3 Кроме того, полагал, что между ним и ФИО2 достигнуто соглашение об уплате алиментов, согласно которому истец дарит долю в квартире дочери, что признаётся ФИО2 уплатой в полном объёме алиментов вплоть до достижения ребёнком возраста 18 лет, то есть вплоть до ДД.ММ.ГГГГ. В доказательство этого последняя составила вышеуказанное нотариальное обязательство об отказе от алиментов.

Как следует из иска и пояснений стороны истца основанием исковых требований о признании обязательства, данного ДД.ММ.ГГГГФИО2 об отказе от уплаты истцом алиментов на содержание несовершеннолетней дочери ничтожным, является то обстоятельство, что данное обязательство не соответствует требования законодательства о соглашении об уплате алиментов, так как не указаны доля в жилом помещении, передаваемая в счет уплаты алиментов, период, за который уплачены алименты, а также стоимость передаваемого имущества. Согласно правовой позиции стороны истца данное нотариальное обязательство послужило основанием к заключению в последующем ФИО1 ничтожного договора дарения.

Не смотря на то, что сторона истца не оспаривает договор дарения по мотивам недействительности (ничтожности), суд, давая оценку доводу иска о недействительности указанного договора дарения, в силу ст. 178 ГК РФ, приходит к следующему.

Согласно статье 178 Гражданского кодекса Российской Федерации, сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения. Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

Если сделка признана недействительной как совершенная под влиянием заблуждения, соответственно применяются правила, предусмотренные пунктом 2 статьи 167 настоящего Кодекса.

Таким образом, существенным является заблуждение относительно природы сделки, то есть совокупности свойств (признаков, условий), характеризующих ее сущность.

Вопрос о том, является ли заблуждение существенным или нет, должен решаться судом с учетом конкретных обстоятельств дела исходя из того, насколько заблуждение существенно не вообще, а именно для данного участника сделки.

Из договора дарения от ДД.ММ.ГГГГ следует, что сторонами соблюдены все существенные условия договора дарения: определён предмет договора, объект дарения передан на условиях безвозмездности, договор заключён в письменной форме с соблюдением всех предусмотренных законом требований, предъявляемых к данным видам договоров, в нем имеются личные подписи сторон договора. При этом, толкование текста договора, его наименование не позволяют прийти к выводу о наличии иных намерений у сторон.

Доказательств того, что ФИО1 заключил договор дарения от ДД.ММ.ГГГГ и как следствие произвел отчуждение принадлежащей ему доли в праве собственности на квартиры под влиянием заблуждения, суду не представлено.

Суд приходит к выводу о целенаправленности действий ФИО1 как дарителя, имеющего выраженную волю на безвозмездное отчуждение имущества в пользу несовершеннолетней дочери ФИО3

Рассматривая требования о ничтожности нотариального обязательства, данного ДД.ММ.ГГГГФИО2 об отказе от уплаты истцом алиментов на содержание несовершеннолетней дочери, суд приходит к выводу об отсутствии правовых оснований для его удовлетворения.

Так, согласно п. 2 ст. 154 ГК РФ, односторонней считается сделка, для совершения которой в соответствии с законом, иными правовыми актами или соглашением сторон необходимо и достаточно выражения воли одной стороны. Односторонняя сделка создает обязанности для лица, совершившего сделку. Она может создавать обязанности для других лиц лишь в случаях, установленных законом либо соглашением с этими лицами (ст. 155 ГК РФ).

В силу ст. 156 ГК РФ к односторонним сделкам соответственно применяются общие положения об обязательствах и о договорах, поскольку это не противоречит закону, одностороннему характеру и существу сделки.

Как следует из разъяснений, содержащихся в пунктах 51, 125 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 года № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», согласно пункту 2 статьи 154 Гражданского кодекса Российской Федерации односторонней считается сделка, для совершения которой в соответствии с законом, иными правовыми актами или соглашением сторон необходимо и достаточно выражения воли одной стороны. Если односторонняя сделка совершена, когда законом, иным правовым актом или соглашением сторон ее совершение не предусмотрено или не соблюдены требования к ее совершению, то по общему правилу такая сделка не влечет юридических последствий, на которые она была направлена.

Одним из условий действительности сделки является, в частности соответствие воли (внутреннего намерения, желания субъекта, направленного на достижение определенного правового результата) и волеизъявления лица (внешнего проявления воли), являющегося стороной сделки, на ее совершение.

На основании вышеизложенного, суд констатирует, что обязательство ФИО2 об отказе во взыскании алиментов является односторонней сделкой.

Действующее семейное законодательство закрепило два порядка уплаты и взыскания алиментов: по соглашению об уплате алиментов и по решению суда.

В силу положений ст. 80 СК РФ, родители обязаны содержать своих несовершеннолетних детей. Порядок и форма предоставления содержания несовершеннолетним детям определяются родителями самостоятельно. Родители вправе заключить соглашение о содержании своих несовершеннолетних детей (соглашение об уплате алиментов) в соответствии с главой 16 настоящего Кодекса (ч. 1). В случае, если родители не предоставляют содержание своим несовершеннолетним детям, средства на содержание несовершеннолетних детей (алименты) взыскиваются с родителей в судебном порядке (часть 2).

Положениями ст. 99 СК РФ установлено, что соглашение об уплате алиментов (размере, условиях и порядке выплаты алиментов) заключается между лицом, обязанным уплачивать алименты, и их получателем, а при недееспособности лица, обязанного уплачивать алименты, и (или) получателя алиментов - между законными представителями этих лиц. Не полностью дееспособные лица заключают соглашение об уплате алиментов с согласия их законных представителей.

В соответствии с требованиями ст. 100 СК РФ соглашение об уплате алиментов заключается в письменной форме и подлежит нотариальному удостоверению. Несоблюдение установленной законом формы соглашения об уплате алиментов влечет за собой последствия, предусмотренные пунктом 3 статьи 163 Гражданского кодекса Российской Федерации (ч. 1). Нотариально удостоверенное соглашение об уплате алиментов имеет силу исполнительного листа (ч. 2).

В силу ст. 101 СК РФ к заключению, исполнению, расторжению и признанию недействительным соглашения об уплате алиментов применяются нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующие заключение, исполнение, расторжение и признание недействительными гражданско-правовых сделок.

Положениями ч. 2 ст. 104 СК РФ алименты могут уплачиваться в долях к заработку и (или) иному доходу лица, обязанного уплачивать алименты; в твердой денежной сумме, уплачиваемой периодически; в твердой денежной сумме, уплачиваемой единовременно; путем предоставления имущества, а также иными способами, относительно которых достигнуто соглашение.

Таким образом, соглашение об уплате алиментов заключается его сторонами добровольно, должно иметь письменную форму и быть нотариально удостоверено. Такое соглашение имеет силу исполнительного листа. В соглашении стороны определяют способы и порядок уплаты алиментов, а также их размер.

Представленное в материалы гражданского дела обязательство, таковым соглашением не является, поскольку не соответствует вышеприведенным требованиям семейного законодательства. Также, стороной истца не доказано наличие воли и намерений сторон на заключение соглашения об изменении порядка и способа уплаты алиментов, при наличии вступившего в законную силу судебного решения о взыскании алиментов, которым уже установлен порядок их уплаты. Также не доказано стороной истца, что нотариально удостоверенное обязательство, данное ответчиком ФИО2, должно было быть заключено в форме соглашения об уплате алиментов, по которому ФИО1 передаёт в собственность несовершеннолетней дочери ? долю в жилом помещении и в последующем освобождается от уплаты алиментов.

Учитывая, что порядок уплаты алиментов был определён на основании судебного решения – судебного приказа мирового судьи по Константиновскому районному судебному участку от ДД.ММ.ГГГГ, следовательно, и изменить порядок уплаты алиментов, равно как и освободить лицо, обязанного уплачивать алименты, от их уплаты возможно только в судебном порядке.

Определением Константиновского районного суда Амурской области от ДД.ММ.ГГГГ заявление ФИО1 о прекращении исполнительного производства и прекращение алиментных обязательств оставлено без рассмотрения и последнему разъяснено о необходимости обращения с иском в суд для разрешения требований об освобождении от уплаты алиментов.

Однако в рассматриваемом случае этого сделано не было.

Судебный приказ, как исполнительный лист об уплате алиментов имеет строго целевое назначение, он напрямую связан с жизнеобеспечением нетрудоспособных нуждающихся лиц и потому имеет особые юридические гарантии исполнения.

Исходя из принципа приоритетной защиты прав и интересов нетрудоспособных, в первую очередь несовершеннолетних граждан, субъектов семейных правоотношений, суд не может признать доводы истца состоятельными.

Требования иска к нотариусу Константиновского нотариального округа ФИО4 суд полагает неподлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Нотариусы, работающие в государственной нотариальной конторе или занимающиеся частной практикой совершают нотариальные действия в Российской Федерации в соответствии с Основами законодательства в Российской Федерации о нотариате (ст. 1 Основ).

Согласно приказу Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Амурской области от 08 мая 2001 года -к с ДД.ММ.ГГГГ нотариусом, занимающимся частной практикой по Константиновскому нотариальному округу назначена ФИО4

В качестве основания требований к нотариусу ФИО4 указали на некомпетентность её действий по удостоверению ничтожного обязательства, данного ДД.ММ.ГГГГФИО2, что и привело в последующем к заключению ФИО1 договора дарения под влиянием заблуждения. Истец полагает, что имущество выбыло из его владения незаконно на основании недействительной (ничтожной) сделки.

В силу ст. 17 Основ законодательства в Российской Федерации о нотариате Нотариус, занимающийся частной практикой, несет полную имущественную ответственность за вред, причиненный по его вине имуществу гражданина или юридического лица в результате совершения нотариального действия с нарушением закона, если иное не установлено настоящей статьей. Вред, причиненный имуществу гражданина или юридического лица в случаях, указанных в частях первой и второй настоящей статьи, возмещается за счет страхового возмещения по договору страхования гражданской ответственности нотариуса, или в случае недостаточности этого страхового возмещения - за счет страхового возмещения по договору коллективного страхования гражданской ответственности нотариуса, заключенного нотариальной палатой, или в случае недостаточности последнего страхового возмещения - за счет личного имущества нотариуса, или в случае недостаточности его имущества - за счет средств компенсационного фонда Федеральной нотариальной палаты.

В соответствии с п. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Согласно п. 1 ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещении причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. При этом в силу п. 2 ст. 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

По смыслу указанных норм, для возложения на лицо имущественной ответственности за причиненный вред, необходимо установление фактов наступления вреда, его размера, противоправности поведения причинителя вреда, его вины, а также причинно-следственной связи между действиями причинителя вреда и наступившими неблагоприятными последствиями.

Как установлено в судебном заседании нотариусом Константиновского нотариального округа было удостоверено обязательство ФИО2 об отказе от алиментов ДД.ММ.ГГГГ, реестровый .

Удостоверение вышеназванного обязательства относится к полномочиям нотариуса. Все необходимые действия, связанные с совершением нотариального удостоверения доверенности, ответчик выполнила, то есть была установлена личность клиента, проверена ее дееспособность, подписано обязательство ФИО2 в присутствии нотариуса.

До настоящего времени договор дарения ни кем не оспорен и не признан недействительной сделкой. Факт незаконного выбытия из владения истца ? доли в квартире в связи с действиями нотариуса ни чем не подтверждён.

Таким образом, суд полагает заслуживающим внимание довод стороны ответчика ФИО12 об отсутствии причинно-следственной связи между действиями нотариуса и причинением истцу материального ущерба в виде заключения последним договора дарения в пользу своей несовершеннолетней дочери ФИО3

В связи с чем, суд приходит к выводу о необоснованности исковых требований к нотариусу Константиновского нотариального округа ФИО10

Рассматривая довод стороны ответчиков о пропуске истцом ФИО1 срока исковой давности по требованиям о признании обязательства от ДД.ММ.ГГГГ недействительной (ничтожной) сделкой суд приходит к следующему.

Согласно п. 1 ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной (пункт 3 статьи 166) составляет три года. Течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале её исполнения.

Как следует из искового заявления истец считает, что срок, предусмотренный ст. 181 ГК РФ, им не пропущен, поскольку лишь в апреле 2016 году ему стало известно о взыскании с него алиментов вновь. В указанный период времени он вернулся из командировки из государства Сирия и в течении трёх месяцев, не выходя из гарнизона, находился на карантине и проходил психологическое лечение после боевых действий. Он является военнослужащим Российской армии, ему неоднократно приходилось выезжать по приказу в различные командировки для решения боевых задач, в связи с чем, он не мог обратиться ранее в суд для защиты его нарушенного права. Кроме того, в декабре 2017 года обращался в Константиновский районный суд по поводу неправомерного удержания с него алиментов, в связи с чем полагал, что течение срока давности приостанавливалось.

Как следует из материалов исполнительного производства ДД.ММ.ГГГГ ОСП по Константиновскому району на основании личного заявления ФИО2, поданного ДД.ММ.ГГГГ, было возбуждено исполнительное производство -ИП, предметом исполнения которого является взыскание с ФИО1 с ДД.ММ.ГГГГ алиментов на содержание несовершеннолетней дочери ФИО11, ДД.ММ.ГГГГ года рождения.

Согласно платёжным поручениям , от ДД.ММ.ГГГГ, ОСП по Константиновскому району в эту дату произвело первые удержания со счёта ФИО1 в счет погашения задолженности по алиментам в сумме 32 рубля 55 копеек после повторного предъявления ФИО2 судебного приказа для исполнения. То есть с ДД.ММ.ГГГГФИО1 стало известно о том, что ФИО2 повторно предъявила судебный приказ в ОСП по Константиновскому району для взыскания с него алиментов. На данное обстоятельство ссылается истец также ссылается в исковом заявлении.

Таким образом, трехгодичный срок для признания обязательства по алиментам ничтожным, а так же взыскания денежных средств в рассматриваемом случае исчисляется с момента, когда ФИО1 стало известно о нарушении его права, а именно с ДД.ММ.ГГГГ и истёк ДД.ММ.ГГГГ. Исковое заявление было подано истцом ДД.ММ.ГГГГ.

В соответствии со статьей 112 ГПК РФ по заявлению лиц, пропустивших установленный федеральным законом процессуальный срок по причинам, признанным судом уважительными, пропущенный срок может быть восстановлен.

Вместе с тем, истец в ходе рассмотрения дела не ходатайствовал о восстановлении пропущенного срока для обращения в суд за защитой нарушенного права.

Приведённые доводы ФИО1 о соблюдении им срока исковой давности суд полагает несостоятельными, поскольку с ДД.ММ.ГГГГ он имел реальную возможность обратиться в суд за защитой нарушенного права.

Таким образом, суд приходит к выводу о пропуске истцом срока, предусмотренного действующим законодательством, для обращения в суд с рассматриваемым иском, что также является основанием для отказа в удовлетворении исковых требований.

Поскольку суд отказывает в удовлетворении искового требования о признании ничтожным обязательства, данного ФИО2ДД.ММ.ГГГГ об отказе от уплаты алиментов на содержание несовершеннолетнего ребёнка ФИО3, следовательно и не находит оснований для удовлетворения производного требования о взыскании с ответчиков в солидарном порядке в пользу ФИО1 денежных средств в размере 800 000 рублей.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 194 - 199, ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

В удовлетворении исковых требований ФИО1 к ФИО2, действующей в интересах несовершеннолетней ФИО3, нотариусу Константиновского нотариального округа ФИО4 о признании обязательства, данного ДД.ММ.ГГГГФИО2, ничтожным, взыскании в солидарном порядке с ответчиков 800 000 рублей отказать в полном объёме.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Амурский областной суд, через суд вынесший решение, в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.

Решение в окончательной форме принято судом 21 октября 2019 года.

Судья Гайдамак О.В.