НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение Кировского районного суда г. Иркутска (Иркутская область) от 28.11.2017 № 2А-4135/17

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

28 ноября 2017 года г. Иркутск

Кировский районный суд г.Иркутска в составе

председательствующего судьи Исаковой Н.Н.,

при секретаре судебного заседания Лукьяновой А.Е.,

рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело № 2а-4135/2017 по административному иску Халипова Р.В. к ИФНС России по Октябрьскому округу г. Иркутска о признании решения, действий незаконными в части,

УСТАНОВИЛ:

Халипов Р.В. обратился в суд с административным иском к ИФНС России по Октябрьскому округу г. Иркутска с требованиями признать незаконным Решение налогового органа от 24.03.2017г. в части: предложения уплаты недоимки - НДС в размере 531 000 рублей, начисления пени по состоянию на 24.03.2017г., предложения внесения исправлений в документы бухгалтерского и налогового учета; признать действия налогового органа незаконными при вынесении решения от 24.03.2017г. в части: предложения уплаты недоимки - НДС в размере 531 000 рублей; начисления пени по состоянию на 24.03.2017г.; предложения внесения исправлений в документы бухгалтерского и налогового учета незаконными и вынести решение по существу.

В обосновании требований указано, что 24.03.2017г. заместителем начальника ИФНС России по Октябрьскому округу г. Иркутска по результатам выездной налоговой проверки вынесено решение об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения. Указанным решением налогового органа устанавливается нарушение ИП Халиповым Р.В. ст. 161, 173, 174 НК РФ, а именно: не исчисление в бюджет НДС в размере 531 000 рублей в результате приобретения имущества, составляющего муниципальную казну. В связи с этим ИП Халипову Р.В. предложено уплатить в бюджет недоимку в размере 531 000 рублей, а также пени по состоянию на 24.03.2017г. в размере 209 174 рубля. В привлечении ИП Халипова Р.В. к ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренного ст. 119, 123 Налогового кодекса Российской Федерации, отказано на основании ст. 109 и 113 НК РФ — в связи с истечением трехлетнего срока давности. Данное Решение было обжаловано в апелляционном порядке в вышестоящий налоговый орган. Так, ДД.ММ.ГГГГ в адрес налогового органа была направлена апелляционная жалоба. По итогам рассмотрения данной жалобы Управление Федеральной налоговой службы Российской Федерации по Иркутской области был вынесено Решение @ от ДД.ММ.ГГГГ, в котором апелляционная жалоба оставлена без удовлетворения. В настоящее время, административный истец утратил статус Индивидуального предпринимателя, в связи с этим, поскольку его права как физического лица нарушены решением налогового органа, Считает Решение об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения от 24.03.2017г. в части начисления недоимки - НДС в размере 531 000 рублей, начисления пени по состоянию на 24.03.2017г. необоснованным, незаконным и нарушающим права административного истца ввиду следующего: материалами налоговой проверки установлено, что административным истцом в 2013 году приобретено имущество, составляющее муниципальную казну г. Иркутска посредством участия в аукционе как физическое лицо, а не как индивидуальный предприниматель. Как следует из заявки на участие в аукционе от 29.03.2013г., приложенной к материалам дела, Халипов Р.В. подавал заявку как физическое лицо, указывая только лишь свои паспортные данные, не предоставляя данных о своем ИНН, указание на который является обязательным при совершении какой-либо сделки индивидуальным предпринимателем. Кроме того, из протокола подведения итогов аукциона, все 13 его участников поименованы как физические лица, а не как индивидуальные предприниматели. Факт наличия административного истца статуса также никак не был выделен. Соответственно, государственный заказчик при проведении аукциона не выделял наличие статуса индивидуального предпринимателя как обязательное условие для подачи заявки на участие. Протоколом подведения итогов аукциона в качестве победителя также признан Халипов Р.В., а не ИП Халипов Р.В. Халипов Р.В. приобрел в собственность объект приватизации - магазин — нежилое помещение, расположенное на 1 этаже 2-этажного кирпичного здания, общей площадью 32,10 м. по адресу: <адрес>, у администрации города Иркутска. Нежилое помещение находится в здании, являющемся выявленным объектом культурного наследия - «Усадьба Юзефовича: дом жилой, доходный дом, флигель» нач. XX в., регистр. в «сводном списке вновь выявленных объектов г. Иркутска, представляющих историческую, научную художественную или иную ценность - 2000 г.». Согласно п. 1.2., 1.4. п. 1 Договора, продажа Имущества осуществляется на основании результатов аукциона, проведенного Комитетом по управлению муниципальным имущество администрации г. Иркутска. Продажная цена Имущества составила 2 950 000 рублей без учета НДС. Налоговым инспектором П.И. в Акте налоговой проверки Халипов Р.В. ошибочно определен как налоговый агент - плательщик НДС. На листе 6 в абзаце 7 Акта налоговой проверки указано: «возникновение у покупателя имущества, составляющего муниципальную казну, обязанностей налогового агента неразрывно связано с наличием у покупателя имущества статуса ИП». Нежилое помещение он приобрел для сохранения денежных средств от инфляции, однако, он также не исключал в дальнейшем подарить его своей супруге, которая вложила часть собственных денежных средств при его приобретении. 29.04.2013г. между супругой Халипова Р.В. и С.С. был заключен договор займа на сумму в размере 300 000 (триста тысяч) рублей под 8 % годовых. Поскольку С.С. является хорошим знакомым супруги Халипова Р.В., стороны договорились о предоставлении заемных денежных средств на покупку недвижимости фактически под среднюю ставку банковского процента, установленную для депозитных счетов физических лиц. По условиям указанного договора, сумму займа супруга Халипова Р.В. получила наличными денежными средствами в день подписания договора, что подтверждается соответствующей распиской. В договоре займа стороны согласовали порядок его возврата: не позднее, чем ДД.ММ.ГГГГг. (п.2.2.1 Договора). Первоначально Халипов Р.В. и его супруга предполагали, что смогут без потерь для семейного бюджета возвратить заемные денежные средства. Однако мировой финансово-экономический кризис и введение санкций в отношении РФ привели к существенному ухудшению их финансового благосостояния, кроме того, начали падать цены на все объекты недвижимости. В связи с этим административный истец, чтобы не потерять на разнице цен недвижимости 2013-го и 2014-го годов, а также для возврата суммы займа, принял решение о скорейшей продаже приобретенного им на аукционе помещения. Таким образом, вывод налогового органа о том, что все денежные средства, на которые был куплен спорный объект недвижимости, получены административным истцом только лишь от предпринимательской деятельности, является ошибочным. В ходе налоговой проверки также было установлено, что 09.12.2014г. между Халиповым Р.В. и Ш.Л. был заключен договор купли-продажи нежилого помещения. Предметом данного договора послужило помещение, расположенное на 1-м этаже 2-х этажного кирпичного здания, по адресу: <адрес>. Стоимость нежилого помещения составила 2 950 000 рублей. Данная цена была уплачена Ш.Л. в полном объеме в установленный договором срок. Материалами налоговой проверки установлено, что расчеты между Ш.Л. и Халиповым Р. В. по указанному договору купли-продажи производились наличными денежными средствами (п.2.1 Договора купли-продажи 09.12.2014г.). Кроме того, никакой финансово-экономической выгоды административный истец от совершенной сделки не получил: как и указано в акте налоговой проверки и в протоколах допросов, прилагаемых к акту, данное имущество было приобретено и реализовано не в целях обогащения, и получения прибыли индивидуальным предпринимателем, а в целях сохранения собственных денежных средств физическим лицом. Таким образом, при реализации физическим лицом, хотя и имеющим статус индивидуального предпринимателя, товаров (работ, услуг), но вне рамок осуществление предпринимательской деятельности, такая реализация не может быть признана подпадающей под объект налогообложения НДС. Налог при такой реализации не исчисляется, в связи с чем, административный истец считает, что оспариваемое решение налогового органа незаконно.

Административный истец Халипов Р.В., его представитель Г.М. в судебном заседании отсутствуют, о времени и месте судебного заседания уведомлены. Представителем административного истца заявлено ходатайство об отложении разбирательства по делу в связи с нахождением представителя в командировке за пределами г. Иркутска.

Судом вынесено протокольное определение об отказе в удовлетворении ходатайства об отложении судебного разбирательства, поскольку причина, указанная в обосновании ходатайства является неуважительной, доказательств невозможности явки административного истца и его представителя по уважительным причинам не представлено, как и доказательств, обосновывающих заявленное ходатайство.

Представитель административного ответчика ИФНС России по Октябрьскому району г. Иркутска С.Я. полагала требования не подлежащими удовлетворению.

Выслушав лиц, участвующих по делу, изучив материалы дела, суд приходит к следующему.

Статьей 57 Конституции Российской Федерации и подпункта 1 пункта 1 статьи 23 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрена обязанность налогоплательщика платить установленные законом налоги и сборы.

Согласно ст. 19 НК РФ налогоплательщиками признаются организации и физические лица, на которых в соответствии с НК РФ возложена обязанность уплачивать налоги и (или) сборы.

В соответствии с п. 1 ст. 44 НК РФ обязанность по уплате налога или сбора возникает, изменяется и прекращается при наличии оснований, установленных настоящим кодексом или иным актом законодательства о налогах и сборах.

Пунктом 2 ст. 44 НК РФ предусмотрено, что обязанность по уплате конкретного налога или сбора возлагается на налогоплательщика или плательщика сбора с момента возникновения установленных законодательством о налогах и сборах обстоятельств, предусматривающих уплату данного налога или сбора.

В соответствии с п. 1 ст. 45 НК РФ налогоплательщик обязан самостоятельно исполнить обязанность по уплате налога, если иное не предусмотрено законодательством о налогах и сборах. Обязанность по уплате налога на прибыль организаций по консолидированной группе налогоплательщиков исполняется ответственным участником этой группы, если иное не предусмотрено настоящим кодексом.

Обязанность по уплате налога должна быть выполнена в срок, установленный законодательством о налогах и сборах. Налогоплательщик либо в случаях, установленных настоящим кодексом, участник консолидированной группы налогоплательщиков вправе исполнить обязанность по уплате налога досрочно.

Как следует из материалов дела, что в период с 29.12.2016г. по 14.02.2017г. в отношении индивидуального предпринимателя Халипова Р.В. была проведена выездная налоговая проверка по уплате налога на добавленную стоимость за 2013 год.

В ходе выездной налоговой проверки установлено, что ИП Халиповым Р.В. в 2013 году приобретено имущество, составляющее муниципальную казну г. Иркутска, что подтверждается договором купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ нежилого помещения (Объекта приватизации), расположенного по адресу: <адрес>, согласно которому Халипов Р.В. приобрел в собственность объект приватизации - магазин - нежилое помещение, расположенное на 1 этаже 2-этажного кирпичного здания, общей площадью 32,10 кв. м. по адресу: <адрес>, у администрации города Иркутска в лице заместителя мэра - председателя Комитета по управлению муниципальным имуществом администрации <адрес>К.С..

В соответствии с Договором купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ (Приложение к Акту) нежилое помещение находится в здании, являющемся выявленным объектом культурного наследия - «Усадьба Юзефовича: дом жилой, доходный дом, флигель» нач. XX в., регистр. в «сводном списке вновь выявленных объектов г. Иркутска, представляющих историческую, научную, художественную или иную ценность - 2000 г.».

Согласно п. 1.2., 1.4. п. 1 Договора, продажа Имущества осуществляется на основании результатов аукциона, проведенного Комитетом по управлению муниципальным имуществом администрации г. Иркутска. Продажная цена Имущества 2 950 000 руб. без учета НДС.

Далее, согласно пп. 2.4. п. 2 Договора Покупатель обязуется использовать памятник под нежилые цели.

Согласно протоколу от ДД.ММ.ГГГГ заседания комиссии по проведению торгов по продаже муниципального имущества, победителем аукциона стал Халипов Р.В. Цена приобретенного Имущества составила 2 950 000 рублей.

В ходе выездной налоговой проверки в соответствии с п. 12. ст. 89 НК РФ ИП Халилову Р.В. вручено уведомление от ДД.ММ.ГГГГ о необходимости обеспечения ознакомления с документами, связанными с исчислением и уплатой налогов. Представлено пояснение б/н от ДД.ММ.ГГГГ о том, что предпринимательская деятельность по адресу: <адрес> не осуществлялась. В 2013 году представлялись налоговые декларации по ЕНВД в ИФНС России № 12 по Иркутской области по месту осуществления деятельности <адрес> вид деятельности «розничная торговля прочими бытовыми изделиями»).

Инспекцией, в рамках выездной налоговой проверки, в соответствии со ст. 90 НК РФ составлены протоколы допросов свидетеля Халилова Р.В. от ДД.ММ.ГГГГ и от ДД.ММ.ГГГГ, из которых следует, что в проверяемом периоде 2013 г. приобретенное им нежилое помещение, находящееся по адресу: <адрес>, было куплено с целью сохранения денежных средств. В данном помещении деятельность не осуществлялась. За период с 2012 года по настоящее время доход получал только от предпринимательской деятельности, осуществляя розничную торговлю стройматериалами. В 2014 году Халиповым Р.В нежилое помещение продано Ш.Л. Таким образом, иных источников доходов для приобретения вышеуказанного объекта недвижимости, кроме как от предпринимательской деятельности, у Халипова Р.В. не установлено.

Инспекцией проведен допрос и составлен протокол допроса свидетеля Ш.Л. от ДД.ММ.ГГГГ, из которого следует, что о продаже нежилого помещения, находящегося по адресу: <адрес> он узнал через объявление в интернете. Им проведен осмотр приобретенного помещения, которое было в состоянии ремонта. После осмотра, Ш.Л. приобретено данное помещение при заключении сделки купли-продажи нежилого помещения от ДД.ММ.ГГГГ, цена которой составила 2950000 рублей. По словам свидетеля, Халипов Р.В. приобретал данное нежилое помещение для открытия медицинского центра. Со слов Ш.Л., на момент осмотра, перед покупкой данного объекта недвижимости, деятельность Халиповым Р.В. в помещении не велась.

Согласно договору купли-продажи б/н от 09.12.2014г. помещение, в виде нежилого помещения – магазина, находящегося по адресу: <адрес>, Халиповым Р.В продано Ш.Л.

В соответствии со ст. 92 НК РФ ИФНС России по Правобережному округу г. Иркутска проведен осмотр помещения, составлен протокол от ДД.ММ.ГГГГ, из которого следует, что по данному адресу, <адрес> располагается нежилое помещение, которое используется под офис. Осмотр проведен в присутствии Ш.Л., а также в присутствии понятых З.Е. и Ф.Ю..

Поскольку проверкой установлены факты наличия статуса индивидуального предпринимателя у Халипова Р.В. на момент приобретения муниципального имущества; основным видом деятельности индивидуального предпринимателя является розничная торговля прочими бытовыми изделиями в специализированных магазинах; характеристики приобретаемого имущества (магазин - нежилое помещение площадью 32,1 кв. метров) по своим функциональным характеристикам изначально не предназначено для использования в иных целях, не связанных с предпринимательской и иной экономической деятельностью (для личных потребительских нужд); по договору купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ предусмотрено использование имущества, являющегося объектом культурного наследия, только под нежилые цели; отсутствие иных задекларированных доходов, кроме как от предпринимательской деятельности, для приобретения вышеуказанного объекта недвижимости; при дальнейшей реализации данного имущества изменение характеристик данного имущества не произведено, по договору купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ реализован магазин-нежилое помещение, налоговый орган пришел к выводу о наличии у предпринимателя обязанности по исчислению, удержанию, перечислению в бюджет НДС.

При приобретении муниципального имущества, цена которого сформирована по итогам аукциона и отражена в договоре без учета НДС, налоговая база по данному налогу должна быть определена налоговым агентом как указанная в договоре стоимость имущества без НДС, увеличенная на 18%, и к такой базе применяется расчетная ставка 18/118 процентов.

Пунктом 1.4 договора от ДД.ММ.ГГГГ цена реализации имущества определена в размере 2 950 000 рублей без учета НДС. Поскольку налог не был включен в цену имущества, то налоговая база определена с учетом налога и составила 3481 000 рублей, налог — 531 000 рублей (3481000* 18/118). Поскольку дата приобретения Халиловым Р.В. имущества и его оплата приходится на 2 квартал 2013, то датой признания исчисления и уплаты в бюджет соответствующей суммы налога на добавленную стоимость признается 2 квартал 2013 года.

В нарушение п. 3 ст. 161 НК РФ, не исчислена из выплачиваемых доходов и не уплачена в бюджет соответствующая сумма налога на добавленную стоимость при приобретении муниципального имущества за 2 квартал 2013, года в размере 531000 руб. в установленный срок равными долями не позднее 20-го числа каждого из трех месяцев: ДД.ММ.ГГГГ (с учетом выходных дней) в сумме 177 000 рублей, ДД.ММ.ГГГГ в сумме 177 000 рублей, ДД.ММ.ГГГГ в сумме 177 000 рублей.

Таким образом, налоговый орган проверкой установил, что ИП Халипов Р.В., являясь индивидуальным предпринимателем, в нарушение п. 5 ст. 174 НК РФ не исполнил свою обязанность по своевременному представлению налоговой декларации по НДС за 2 квартал 2013 года в налоговый орган, тем самым совершил виновное противоправное деяние, за которое п. 1 ст. 119 НК РФ предусмотрена налоговая ответственность.

В соответствии с п. 4 ст. 109 и п. 1 ст. 113 НК РФ налогоплательщик за 2 квартал 2013 года не может быть привлечен к ответственности, предусмотренной ст. 119 и ст. 123 НК РФ за совершение налогового правонарушения, так как со дня его совершения либо со следующего дня после окончания налогового периода, в течение которого было совершено это правонарушение, истекли три года (срок давности).

Статьей 75 НК РФ установлено, что пеней признается установленная настоящей статьей денежная сумма, которую налогоплательщик должен выплатить в случае уплаты причитающихся сумм налогов или сборов. Пеня за каждый день просрочки определяется в процентах от неуплаченной суммы налога или сбора. Процентная ставка пени принимается равной одной трехсотой действующей в это время ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации. Пени уплачиваются одновременно с уплатой сумм налога и сбора или после уплаты таких сумм в полном объеме. Сумма пени по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ составляет 202 625 рублей 18 копеек (Приложение к Акту).

Установив нарушение ИП Халиповым Р.В. п. 3 ст. 161 НК РФ, ст. 173 НК РФ, ст. 174 НК РФ, ИФНС России по Октябрьскому округу г. Иркутска вынесла решение от 24.03.2017г., согласно резолютивной части которого: отказать в привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения, в связи с истечением срока исковой давности, уплатить недоимку в размере 531 000 рублей, а также исчислить пени по состоянию на 24.03.2017г. в размере 209 174 рубля; предложить: уплатить указанные в п. 3.1 настоящего решения недоимку и пени, внести необходимые исправления в документы бухгалтерского и налогового учета.

Не согласившись с указанным решением налогового органа, Халипов Р.В. подал в Управление ФНС России по Иркутской области апелляционную жалобу.

Решением Управления ФНС России по Иркутской области от 13.06.2017г. апелляционная жалоба Халипова Р.В. оставлена без удовлетворения.

Разрешая заявленные требования, суд приходит к следующим выводам.

В соответствии с п.1 ст.143 НК РФ налогоплательщиками налога на добавленную стоимость (далее-налогоплательщики) признаются: организации; индивидуальные предприниматели; лица, признаваемые налогоплательщиками налога (далее - налог) на добавленную стоимость в связи с перемещением товаров через таможенную границу Таможенного союза, определяемые в соответствии с таможенным законодательством Таможенного союза и законодательством Российской Федерации о таможенном деле.

В соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 146 НК РФ объектом налогообложения налогом на добавленную стоимость признаются операции по реализации товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, а также передача имущественных прав.

Согласно пп. 3 п. 2 ст. 146 НК РФ передача имущества государственных и муниципальных предприятий, выкупаемого в порядке приватизации, объектом налогообложения не признается.

Имуществом государственных и муниципальных предприятий согласно ст. ст. 294 и 296 ГК РФ является имущество, закрепленное за этими предприятиями на праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления, которыми в соответствии с нормами ГК РФ они владеют, пользуются и распоряжаются.

Следовательно, в отношении операций по реализации муниципального имущества, не входящего в состав имущественного комплекса государственных и муниципальных предприятий и выкупаемого в порядке приватизации, пп. 3 п. 2 ст. 146 НК РФ не применяется, операции по реализации данного имущества не освобождаются от обложения налогом на добавленную стоимость.

В силу императивного указания закона, ч. 1 ст. 168 НК РФ, при передаче имущественных прав налогоплательщик дополнительно к цене передаваемых имущественных прав обязан предъявить к оплате покупателю имущественных прав соответствующую сумму налога.

В соответствии с абзацем 2 пункта 3 статьи 161 Налогового кодекса Российской Федерации при реализации (передаче) на территории Российской Федерации государственного имущества, не закрепленного за государственными предприятиями и учреждениями, составляющего государственную казну Российской Федерации, казну республики в составе Российской Федерации, казну края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа, а также муниципального имущества, не закрепленного за муниципальными предприятиями и учреждениями, составляющего муниципальную казну соответствующего городского, сельского поселения или другого муниципального образования, налоговая база определяется как сумма дохода от реализации (передачи) этого имущества с учетом налога. При этом налоговая база определяется отдельно при совершении каждой операции по реализации (передаче) указанного имущества. В этом случае налоговыми агентами признаются покупатели (получатели) указанного имущества, за исключением физических лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями. Указанные лица обязаны исчислить расчетным методом, удержать из выплачиваемых доходов и уплатить в бюджет соответствующую сумму налога.

Согласно п. 1 ст. 24 НК РФ, налоговыми агентами признаются лица, на которых в соответствии с настоящим Кодексом возложены обязанности по исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению налогов в бюджетную систему Российской Федерации. Налоговые агенты перечисляют удержанные налоги в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом для уплаты налога налогоплательщиком.

Положениями п. 3 ст.161 Налогового кодекса Российской Федерации установлены особенности определения налоговой базы налоговыми агентами, и предусмотрено, что при реализации на территории Российской Федерации муниципального имущества налоговая база определяется как сумма дохода от реализации этого имущества с учетом налога. В этом случае налоговыми агентами признаются покупатели указанного имущества, за исключением физических лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями.

Налоговое законодательство не связывает понятие «индивидуальный предприниматель» с осуществлением определенного вида деятельности. Физическое лицо, зарегистрированное в установленном порядке в качестве индивидуального предпринимателя и осуществляющее предпринимательскую деятельность, в целях налогообложения рассматривается в качестве предпринимателя независимо от того, какую деятельность оно осуществляет. Поэтому все виды экономической деятельности, осуществляемые предпринимателем после государственной регистрации, должны рассматриваться в качестве предпринимательской деятельности.

Вышеуказанный объект недвижимости был приобретен Халиповым Р.В. после регистрации в качестве индивидуального предпринимателя. Отсутствие в договорах купли-продажи указания на то, что Халипов Р.В. имеет статус индивидуального предпринимателя, не свидетельствуют о том, что этот объект приобретался не для использования в предпринимательской деятельности.

Объект недвижимости, как на момент приобретения, так и на момент его продажи Халиповым Р.В. по своему характеру и потребительским свойствам (магазин) не был предназначен для использования в личных, семейных и иных, не связанных с предпринимательскими целях.

Исходя из содержания вышеуказанных правовых норм во взаимосвязи, следует, что не имеет правового значения то обстоятельство, что Халипов Р.В. приобрел муниципальное недвижимое как физическое лицо, поскольку, во-первых, на момент его приобретения являлся индивидуальным предпринимателем, во-вторых приобретенное недвижимое имущество –нежилое, магазин не может быть использовано для личного использования, что и предусмотрено в назначении этого имущества: под нежилые цели, в связи с чем, у Халипова Р.В. как у индивидуального предпринимателя возникла обязанность исчислить расчетным методом, удержать из выплачиваемых доходов и уплатить в бюджет соответствующую сумму.

Согласно пункту 1 статьи 2 Гражданского кодекса Российской Федерации предпринимательской деятельностью является самостоятельная, осуществляемая на свой риск, деятельность, направленная на систематическое получение прибыли (дохода) от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Следовательно, ведение предпринимательской деятельности связано с хозяйственными рисками, в связи с чем, для отнесения деятельности к предпринимательской существенное значение имеет не факт получения прибыли, а направленность действий предпринимателя на ее получение, в связи с чем, доводы административного истца о том, что целью приобретения недвижимого имущества было не извлечение в дальнейшем прибыли, а сохранения денежных средств в период финансового кризиса, суд признает несостоятельными.

Кроме того, как указано налоговым органом в оспариваемом решении, Халипов Р.В., являясь индивидуальным предпринимателем, применял режим налогообложения в виде ЕНВД, каких либо доходов, кроме как от предпринимательской деятельности им не задекларировано. Сведения о доходах на данное лицо иными налоговыми агентами (работодателями) не представлялись. Проверяемым налогоплательщиком не представлено документального подтверждения о том, что приобретаемое им имущество куплено за счет денежных средств, свободных от предпринимательской деятельности. Таким образом, иных источников для приобретения спорного объекта имущества (иных объектов, находящихся в собственности), кроме как от предпринимательской деятельности у Халипова Р.В. не задекларировано.

Довод административного истца, что индивидуальные предприниматели, являющиеся налогоплательщиками единого налога, не признаются налогоплательщиками налога на добавленную стоимость правового значения не имеет, поскольку он в оспариваемом решении не признавался налогоплательщиком, а признавался налоговым агентом.

Согласно данным из ЕГРИП, основным видом деятельности ИП Халипова Р.В., является: «Розничная торговля прочими бытовыми изделиями в специализированных магазинах», в качестве дополнительных видов заявлены: -Торговля розничная изделиями, применяемыми в медицинских целях, ортопедическими изделиями в специализированных магазинах, Торговля розничная косметическими и товарами личной гигиены в специализированных магазинах, Торговля розничная прочая в специализированных магазинах, Торговля розничная лекарственными средствами в специализированных магазинах (аптеках).

Таким образом, характеристики приобретенного объекта недвижимости: магазин - нежилое помещение площадью 32,1 кв., позволяют его использовать в дополнительных видах деятельности проверяемого предпринимателя.

Иных доказательств, указывающих на использование данного имущества в иных целях, помимо предпринимательской, не представлено.

По своему назначению приобретенное имущество магазин – нежилое помещение не предназначено для личных, семейных, домашних и иных нужд, что также запрещено условиями договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ, заключенному с КУМИ г. Иркутска. В дальнейшем, реализованное проверяемым предпринимателем спорное имущество по договору заявлено как магазин - нежилое помещение, соответственно функциональное назначение объекта не изменилось.

Как указал налоговый орган, ссылка проверяемого налогоплательщика о том, что данный объект приобретался лишь для сохранения денежных средств, несостоятельна, так как опровергается совокупностью иных доказательств, а именно назначением и характеристиками объекта, а также показаниями свидетеля Ш.Л., из которых следует, что предыдущим собственником произведен ремонт труб, системы отопления, данное помещение приобреталось Халиповым Р.В. для открытия медицинского центра.

При таких обстоятельствах, суд приходит к выводу, что оспариваемое решение налоговым органом принято на основании представленных в налоговый орган документах.

Согласно п.1 ст. 174 НК РФ уплата налога по операциям, признаваемым объектом налогообложения в соответствии с пп. 1 - 3 п. 1 ст. 146 НК РФ, на территории Российской Федерации производится по итогам каждого налогового периода исходя из фактической реализации (передачи) товаров (выполнения, в том числе для собственных нужд, работ, оказания, в том числе для собственных нужд, услуг) за истекший налоговый период равными долями не позднее 20-го числа каждого из трех месяцев, следующего за истекшим налоговым периодом, если иное не предусмотрено настоящей главой.

В соответствии со статьей 123 НК РФ неправомерное неудержание и (или) неперечисление в установленный срок сумм налога, подлежащего удержанию и перечислению налоговым агентом, влечен взыскание штрафа в размере 20 % от суммы, подлежащей удержанию и перечислению.

Поскольку дата приобретения Халиловым Р.В. имущества и его оплата приходится на 2 квартал 2013, то датой признания исчисления и уплаты в бюджет соответствующей суммы налога на добавленную стоимость признается 2 квартал 2013 года.

Из содержания ст. 227 КАС РФ следует, что для признания оспариваемых решения, действия (бездействия) незаконными необходимо наличие одновременно двух юридически значимых обстоятельств: несоответствие решений, действий (бездействия) нормативным правовым актам и нарушение ими прав, свобод и законных интересов административного истца.

Решение налогового органа основано на нормах права, вынесено в рамках предоставленных данному государственному органу полномочий, соблюден порядок его принятия, решение соответствует нормативным правовым актам, регулирующим спорные правоотношения.

Решение в оспариваемой части, не влечет для Халипова Р.В. правовых последствий, не возлагает на него какую-либо обязанность поскольку является предложением, в связи с чем, суд приходит к выводу, что нарушений прав и законных интересов административного истца, а также препятствий к их осуществлению оспариваемыми решением и действиями не установлено, иных доказательств нарушения прав административным истцом, суду не предоставлено, в связи с чем, совокупности обстоятельств, для признания обжалуемого решения и действий незаконными нет, в связи с чем, правовых оснований, для удовлетворения административного иска не имеется.

Поскольку оспариваемое решение ИФНС России по Октябрьскому округу г. Иркутска датировано 24.03.2017г., обратившись в суд с настоящим административным иском 20.06.2017г., административный истец, с учетом положений ст. 318 НК РФ не пропустил срок, предусмотренный ст. 219 КАС РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 175-180 КАС РФ, суд

РЕШИЛ:

Требования Халипова Р.В. к ИФНС России по Октябрьскому округу г. Иркутска о признании незаконным Решения налогового органа от 24.03.2017г. в части: предложения уплаты недоимки - НДС в размере 531 000 рублей, начисления пени по состоянию на 24.03.2017г., предложения внесения исправлений в документы бухгалтерского и налогового учета, признании действий налогового органа незаконными при вынесении решения от 24.03.2017г. в части: предложения уплаты недоимки - НДС в размере 531 000 рублей; начисления пени по состоянию на 24.03.2017г.; предложения внесения исправлений в документы бухгалтерского и налогового учета незаконными и вынесения решения по существу – оставить без удовлетворения.

Решение может быть обжаловано в Иркутский областной суд через Кировский районный суд города Иркутска в течение месяца со дня принятия судом решения в окончательной форме.

Председательствующий судья Н.Н. Исакова

Мотивированный текст решения изготовлен 01.12.2017г. Н.Н. Исакова