НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение Кировского районного суда г. Екатеринбурга (Свердловская область) от 18.01.2016 № 2-10290/2015

Мотивированное решение изготовлено 18.01.2016 года

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Российской Федерации

г. Екатеринбург 11 января 2016 года

Кировский районный суд г. Екатеринбурга в составе председательствующего судьи Самойловой Е.В.,

при секретаре Ибрагимовой Э.Р.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску *** объединения организаций профсоюзов «Федерация ***», действующего в интересах Бискуп И.А., к обществу с ограниченной ответственностью «Метро Кэш Энд Кэрри» о признании незаконными и отмене карт аттестации рабочих мест, обязании установить компенсации за вредные условия труда,

У С Т А Н О В И Л:

СОООП «Федерация ***», действуя в интересах Бискуп И.А., обратилось в суд к ООО «Метро Кэш Энд Кэрри» с требованием о признании незаконными и отмене карт аттестации рабочих мест, обязании установить компенсации за вредные условия труда.

В обосновании иска указано, что *** между ООО «Метро Кэш энд Керри» и Бискуп И.А. был заключен трудовой договор № ******, согласно которому Бискуп И.А. была принята на должность пекаря в отдел «Пекарня», с *** должность старшего оператора в отдел «Торговый зал торгового центра МЕТРО». Согласно требованиям действующего законодательства ответчиком была проведена аттестация рабочих мест по условиям труда. Однако истец полагает, что ответчик злоупотребил своим правом самостоятельно аттестовывать рабочие места и совершил противоправные умышленные действия для занижения класса условий труда рабочего места с целью занижения класса вредности рабочего места. На основании документов по учету труда и заработной плате, предоставленных ООО «Метро Кэш энд Керри» выявлено, что истцу не были установлены компенсации за работу во вредных условиях труда.

В силу изложенного истец просила признать незаконной и отменить карту аттестации рабочих мест ****** год ООО «Метро Кэш Энд Кэрри», обязать предоставить ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск за вредные условия труда за период с августа 2011 года по август 2013 года продолжительностью 14 календарных дней, взыскать надбавку за вредные условия труда за период с августа 2011 года по август 2013 года в размере *** рубля *** коп.; оплату сверхурочных работ за период с августа 2011 года по август 2013 года в размере *** рублей *** копеек; компенсацию морального вреда в размере *** рублей.

Истец Бискуп И.А. в судебное заседание не явилась, представлять свои интересы доверила организации профсоюзов.

В судебном заседании представитель СОООП «Федерация ***» Садыков Т.А. поддержал исковые требования по предмету и основаниям, просил иск удовлетворить в полном объеме по заявленным основаниям. Дополнительно истцом представлены возражения относительно доводов ответчика о пропуске срока исковой давности, поскольку истец считает, что при ознакомлении с картой аттестации работник о нарушении никаких своих прав не узнал, право на получение компенсаций карты аттестации не содержат, основания для обращения с требованием о признании карты незаконной у работника в момент ознакомления с картой не имелось, таких сведений карта также не содержит. У работника не было оснований не доверять результатам аттестации за 2010 год, т.к. оценить фактор рабочей среды работник самостоятельно не может, поскольку такая обязанность возложена законом на работодателя. Карты аттестации рабочих мест за 2010 год объективно нарушают права работника не один раз в определенную календарную дату, а нарушают права работника каждый месяц в течение всего срока действия карты при невыплате компенсаций за вредные условия труда за каждый отработанный месяц, следовательно может быть подан иск в защиту права работника по каждому отработанному месяцу, когда право работника было нарушено этой картой аттестации. Ранее никакие изменения в трудовой договор о наличии фактора вредных условий труда ответчиком внесены не были.

Представитель ответчика ООО «Метро Кэш Энд Керри» Мурашова С.Ю., поддержав доводы отзыва, дополнительно поставила вопрос об отказе в удовлетворении иска по основаниям пропуска срока исковой давности, так как истце ознакомлен с результатами аттестации в 2011 году. Кроме того, о нарушенном праве истцу достоверно стало известно в мае 2015 года, поскольку ее первоначальный иск оставлен без рассмотрения, тогда как с настоящим иском она обратилась только в ноябре 2015 года.

Учитывая надлежащее извещение истца, мнение представителя истца и представителя ответчика, в соответствии со ст.167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд полагает возможным рассмотреть дело в отсутствие истца.

Заслушав представителя истца, представителя ответчика, исследовав материалы дела, суд приходит к следующему.

Согласно ч.3 ст.37 Конституции Российской Федерации, каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации.

В силу ч.1 ст. 11 Федерального закона от *** N 10-ФЗ "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности" профсоюзы, их объединения (ассоциации), первичные профсоюзные организации и их органы представляют и защищают права и интересы членов профсоюзов по вопросам индивидуальных трудовых и связанных с трудом отношений.

Бискуп И.А. является членом профсоюза. *** истец обратилась в СОООП «Федерацию профсоюзов ***» за защитой нарушенных трудовых прав, что следует из заявления. Указанное свидетельствует о наличии у СОООП «Федерация профсоюзов ***» процессуальных полномочий истца в рамках настоящего дела.

Судом установлено и не оспорено сторонами, что *** между ООО «Метро Кэш энд Керри» и Бискуп И.А. был заключен трудовой договор № ***-ПЕ-01, согласно которому Бискуп И.А. была принята на должность пекаря в отдел «Пекарня», с *** истец переведена на должность старшего оператора в отдел «Торговый зал торгового центра МЕТРО».

Согласно ст.210 Трудового кодекса Российской Федерации, обеспечение приоритета сохранения жизни и здоровья работников, государственный надзор и контроль за соблюдением требований охраны труда, профилактика несчастных случаев и повреждения здоровья работников являются основными направлениями государственной политики в области охраны труда.

Согласно ст.209 Трудового кодекса Российской Федерации, аттестация рабочих мест по условиям труда - оценка условий труда на рабочих местах в целях выявления вредных и (или) опасных производственных факторов и осуществления мероприятий по приведению условий труда в соответствие с государственными нормативными требованиями охраны труда.

В соответствии с ч.1 ст.212 Трудового кодекса Российской Федерации обязанности по обеспечению безопасных условий и охраны труда в организации возлагаются на работодателя; по проведению специальной оценки условий труда в соответствии с законодательством о специальной оценке условий труда, порядок осуществления которой закреплен в Федеральном законе от *** N 426-ФЗ "О специальной оценке условий труда".

В силу ч. 2 ст. 3, п.6 ст.7 Федерального закона от *** N 426-ФЗ по результатам проведения специальной оценки условий труда устанавливаются классы (подклассы) условий труда на рабочих местах. Результаты проведения специальной оценки условий труда могут применяться в том числе для установления работникам предусмотренных Трудовым кодексом Российской Федерации гарантий и компенсаций;

Согласно ст. 28, ч.4 ст.27 Федерального закона от *** N 426-ФЗ настоящий закон вступает в силу с ***, за исключением статьи 18 настоящего Федерального закона. В случае, если до дня вступления в силу настоящего Федерального закона в отношении рабочих мест была проведена аттестация рабочих мест по условиям труда, специальная оценка условий труда в отношении таких рабочих мест может не проводиться в течение пяти лет со дня завершения данной аттестации, за исключением случаев возникновения обстоятельств, указанных в части 1 статьи 17 настоящего Федерального закона. При этом для целей, определенных статьей 7 настоящего Федерального закона, используются результаты данной аттестации, проведенной в соответствии с действовавшим до дня вступления в силу настоящего Федерального закона порядком. Работодатель вправе провести специальную оценку условий труда в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, до истечения срока действия имеющихся результатов аттестации рабочих мест по условиям труда.

Аттестация рабочих мест по условиям труда проводится в порядке, установленном федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере труда. Исходя из порядка проведения аттестации рабочих мест по условиям труда, аттестационная комиссия в организации выполняет нормативные и документационные функции, а технологические и оценочные мероприятия проводит специальная аттестующая организация, имеющая лицензию и аттестат аккредитации на право выполнения данных работ.

На период проведения аттестации рабочего места Бискуп И.А. по оспариваемым истцом картам аттестации действовал Приказ Минздравсоцразвития России от ****** «Об утверждении Порядка проведения аттестации рабочих мест по условиям труда», что следует из п.3 Приказа Минздравсоцразвития России от *** N 342н, поскольку Порядок проведения аттестации рабочих мест по условиям труда утвержденный данным приказом введен в действие, с ***.

Согласно Приказу Минздравсоцразвития РФ от ****** «Об утверждении Порядка проведения аттестации рабочих мест по условиям труда», аттестации рабочих мест по условиям труда подлежат все имеющиеся в организации рабочие места.

Аттестация рабочих мест по условиям труда предполагает проведение оценки условий труда на рабочих местах в целях выявления вредных и (или) опасных производственных факторов и осуществления мероприятий по приведению условий труда в соответствие с государственными нормативными требованиями охраны труда (п.2).

Аттестация рабочих мест по условиям труда включает гигиеническую оценку условий труда, оценку травмобезопасности и обеспеченности работников средствами индивидуальной защиты.

Результаты аттестации рабочих мест по условиям труда, проведенной в соответствии с Порядком, используются в целях включения в трудовой договор характеристики условий труда и компенсаций работникам за работу в тяжелых, вредных и (или) опасных условиях труда (пп.15 п.4).

В силу п.10 указанного Приказа, аттестационная комиссия создается организацией, в которой проводится аттестация рабочих мест по условиям труда, и Аттестующей организацией на паритетной основе в целях координации, методического руководства и контроля за проведением работы по аттестации рабочих мест по условиям труда.

Аттестационная комиссия формируется из специалистов, прошедших подготовку по общим вопросам аттестации рабочих мест по условиям труда в организациях, уполномоченных на этот вид обучения федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере труда.

Аттестацией, проведенной в 2010 году (карта аттестаций рабочего места ***) был установлен 2 класс условий труда (допустимые условия труда).

Истец полагает, что при проведении аттестации рабочего места Бискуп И.А. в 2010 году ответчик в нарушение п. 3.1, 1.6, 2.2,2.4 постановления Главного государственного санитарного врача РФ от ****** «О введении в действие санитарных правил и нормативов СанПиН 2.***-03» не производил замеры аэроионного состава воздуха. Также ответчиком в нарушение положений СанПиН 2.***-96 «Гигиенические требования к микроклимату производственных помещений», утвержденных постановлением Госкомсанэпиднадзора России от ******, произвел измерения величины показателей микроклимата рабочих мест производственных помещений только в теплый период года. Кроме того, истец полагает, что в нарушение п. 10 Приказа Минздравсоцразвития РФ от ****** «Об утверждении Порядка проведения аттестации рабочих мест по условиям труда» аттестация рабочих мест в 2010 году производилась членами комиссии, не прошедшими специальную подготовку. Изложенное, по мнению истца, является основанием для признания незаконной и подлежащей отмене указанную карту аттестации.

Оценивая данные доводы истца, суд приходит к следующему.

В соответствии с п. 1,2 Постановления Правительства Российской Федерации от ****** «Об утверждении Положения о Государственной санитарно-эпидемиологической службе Российской Федерации и Положения о государственном санитарно-эпидемиологическом нормировании» основной задачей государственного санитарно-эпидемиологического нормирования является установление санитарно-эпидемиологических требований, обеспечивающих безопасность для здоровья человека, среды его обитания.

Нормативными правовыми актами, устанавливающими санитарно-эпидемиологические требования, являются государственные санитарно-эпидемиологические правила (санитарные правила, санитарные правила и нормы, санитарные нормы, гигиенические нормативы) содержащие:

гигиенические и противоэпидемические требования по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения, профилактики заболеваний человека, благоприятных условий его проживания, труда, быта, отдыха, обучения и питания, а также сохранению и укреплению его здоровья;

оптимально и предельно допустимые уровни влияния на организм человека факторов среды обитания;

максимально и минимально допустимое количественное и (или) качественное значения показателя, характеризующего с позиций безопасности и (или) безвредности для здоровья человека тот или иной фактор среды обитания.

Государственные санитарно-эпидемиологические правила устанавливают единые санитарно-эпидемиологические требования, в частности, к атмосферному воздуху в рабочих зонах производственных помещений, жилых и других помещениях.

Согласно п. 1.2 постановления Главного государственного санитарного врача РФ от ****** «О введении в действие санитарных правил и нормативов СанПиН 2.***-03» (вместе с СанПиН 2.***-*** «Физические факторы производственной среды. Гигиенические требования к аэроионному составу воздуха производственных и общественных помещений. Санитарно-эпидемиологические правила и нормативы»), утвержденных Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации 18.04 2003, санитарные правила действуют на территории Российской Федерации и устанавливаю санитарные требования к аэроионному составу воздуха производственных и общественных помещений, где может иметь место аэроионная недостаточность или избыток аэроионов, включая помещение, в которых эксплуатируется оборудование, способное создавать электростатические поля, включая видеодисплейные терминалы и прочие виды оргтехники.

СанПиН, как документ, содержащий государственные нормативные требования охраны труда, в силу ст. 211 Трудового кодекса Российской Федерации обязателен для исполнения ответчиком, вопреки его доводам об обратном.

В соответствии с п. 3.1 СанПиН 2.***-03 контроль аэроионного состава воздуха осуществляется в том числе, при аттестации рабочих мест. Согласно п. 3.2 СанПиН 2.***-03 проведение контроля аэроионного состава воздуха помещений следует осуществлять непосредственно на рабочих местах в зонах дыхания персонала и в соответствии с утвержденными в установленном порядке методиками контроля.

В судебном заседании установлено, что при аттестации рабочего места Бискуп И.А. в 2010 году аэроионный состав воздуха не измерялся, что подтверждается картой аттестации, где в строке 030 «оценка условий труда» напротив строки аэроионный состав воздуха стоит прочерк.

Поскольку контроль аэроионного состава воздуха при аттестации является обязательным, а ответчиком при проведении аттестации рабочего места истца данное положение СанПиН не учтено, суд находит доводы истца обоснованными, а аттестации рабочих мест истца незаконной и подлежащей отмене.

Доводы представителя ответчика о том, что измерение аэроионного состава воздуха является обязательным только в случаях, определенных в п. 1.2 СанПиН 2.***-03, а именно, в производственных и общественных помещениях, где может иметь место аэроионная недостаточность или избыток аэроионов, включая: гермозамкнутые помещения с искусственной средой обитания; помещения, в отделке и (или) мебелировке которых используются синтетические материалы или покрытия, способные накапливать электростатический заряд, не принимаются судом во внимание, поскольку товар, упакованный в большинстве своем в полиэтиленовую упаковку, способную создавать электростатические поля, хранится в помещении, где находилось в том числе рабочее место Бискуп И.А.

Также истец ссылается на то, что в оспариваемых картах аттестации в графе «Микроклимат» указан класс условий труда 2 («допустимый»).

В представленных протоколах измерений и оценки условий труда по показателям микроклимата, указано, что измерения производились только в теплый период времени.

Учитывая, что, согласно СанПиН 2.***-96 «Гигиенические требования к микроклимату производственных помещений», измерения должны производиться в холодный и теплый периоды года, истец полагает, что названные карты аттестаций рабочих мест являются недействительными.

Суд соглашается в данном случае с позицией истца, поскольку согласно п. 5.3 СанПиН 2.***-96 «Гигиенические требования к микроклимату производственных помещений», оптимальные параметры микроклимата на рабочих местах должны соответствовать величинам, произведенным в таблице 1, применительно к выполнению работ различных категорий в холодный и теплый периоды года.

Согласно п. 7.1 указанного СанПиН, измерения показателей микроклимата в целях контроля их соответствия гигиеническим требованиям должны проводиться в холодный период года – в дни с температурой наружного воздуха, отличающейся от средней температуры наиболее холодного месяца зимы не более чем на 5 градусов по Цельсию, в теплый период года – в дни с температурой наружного воздуха отличающейся от средней максимальной температуры наиболее жаркого месяца не более чем на 5 градусов по Цельсию.

Таким образом, работодатель обязан производить измерения величины показателей микроклимата и в холодный, и в теплый периоды года, и на этом основании устанавливать класс условий труда, что ответчиком не было сделано, класс условий труда в картах аттестации установлен, исходя из показателей, замеренных лишь в теплый период года, измерения в теплый период года не производились, что не допустимо.

Истец также полагает, что аттестация рабочих мест в 2010 году производилась членами комиссии ответчика, которые не проходили подготовку по общим вопросам аттестации рабочих мест, что грубо нарушает требования п. 10 Приказа Минздравсоцразвития РФ от ****** «Об утверждении Порядка проведения аттестации рабочих мест по условиям труда».

Согласно п. 10 Приказа Минздравсоцразвития РФ от ****** «Об утверждении Порядка проведения аттестации рабочих мест по условиям труда» аттестационная комиссия формируется, как правило, из специалистов, прошедших подготовку по общим вопросам аттестации рабочих мест по условиям труда в организациях, уполномоченных на этот вид обучения федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере труда.

Порядок подготовки специалистов предусмотрен Протоколом *** заседания Правительственной комиссии *** по вопросам охраны труда от ***.

В соответствии с п.4 Протокола *** заседания Правительственной комиссии *** по вопросам охраны труда от *** до определения Министерством здравоохранения и социального развития перечня организаций, уполномоченных на подготовку по общим вопросам аттестации рабочих мест по условиям труда (АРМ) членов аттестационных комиссий, разрешить проведение данного вида обучения при условии наличия действующей лицензии на образовательную деятельность и предварительного согласования программы обучения в Министерстве экономики и труда *** следующим образовательным учреждениям:

- Екатеринбургский научно-исследовательский институт охраны труда ФНПР;

- Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Уральский государственный горный университет»;

- Негосударственное частное образовательное учреждение «Охрана труда и безопасность» - Учебный центр группы компаний «Медицина и экология»;

- Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Уральский государственный университет путей и сообщения».

Доказательств компетентности членов комиссии, проводивших аттестацию рабочих мест в 2010 году по оспариваемым картам аттестации, ответчиком в порядке ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суду не представлено.

Исходя из изложенного, суд соглашается с доводами истца о нарушении ответчиком п. 10 Приказа Минздравсоцразвития РФ от ****** «Об утверждении Порядка проведения аттестации рабочих мест по условиям труда».

Также истец ссылается на то, что в оспариваемой карте аттестации в протоколе измерений и оценки условий труда по показателям световой среды за 2010 год были умышленно завышены значения КЕО%. В данном протоколе указано фактическое значение КЕО на рабочих зонах РЗ торговый зал, зона приемки 1,4%, что выше нормы (значение по норме 0,6%). Между тем, в протоколе аналогичных измерений за 2005 год фактическое значение данного параметра КЕО% значительно ниже и составляет 0,2%. По указанному показателю в 2005 году был установлен класс условий труда 3.1 («вредные условия труда»). Кроме того, в оспариваемой карте аттестации в протоколе измерений и оценки условий труда по показателям тяжести трудового процесса за 2010 год были умышленно завышены значения показателя 5 «Рабочая поза». В данном протоколе указано фактическое значение – нахождение в позе стоя до 60% времени смены, что соответствует показателю тяжести 2 («допустимый»). Между тем, в протоколе аналогичных измерений за 2005 год фактическое значение данного параметра – нахождение в позе стоя до 80% времени смены, что соответствует показателю тяжести 3.1. («вредный»).

Установленные при аттестации 2005 года обстоятельства наличия на рабочем месте истца вредных условий по показателю «Рабочая поза» в соответствии с ч. 1 ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации ответчиком оспорены не были. Доводы представителя ответчика об ошибочности применения нормативного обоснования в части оспаривания измерений и оценки условий труда по показателям световой среды, суд принимает во внимание, однако полагает, что данное обстоятельство не влияет на разрешение спора по существу, поскольку карта аттестации оспаривается истцом, в том числе и по иным основаниям. Кроме того, объективных доказательств, свидетельствующих об изменении условий труда, о снижении уровня вредного фактора на рабочем месте истца, суду ответчиком не представлено.

При этом, оценивая доводы ответчика о пропуске срока исковой давности, суд приходит к следующему.

В соответствии со ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

В силу ст. 20, абз. 12 ст. 212 Трудового кодекса Российской Федерации работник имеет право на полную достоверную информацию об условиях труда и требованиях охраны труда на рабочем месте. Информирование работников об условиях и охране труда на рабочих местах входит в обязанности работодателя.

В соответствие с абз. 6 ч. 2 ст. 57 Трудового кодекса Российской Федерации существенными условиями подлежащими включению в трудовой договор являются, в том числе компенсации за тяжелую работу и работу с вредными и (или) опасными условиями труда, если работник принимается на работу в соответствующих условиях, с указанием характеристик условий труда на рабочем месте.

Если по результатам проведения аттестации рабочих будут выявлены вредные или опасные условия труда, то согласно ч. 7 ст. 220 Трудового кодекса Российской Федерации работник имеет право отказаться от выполнения работ (п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от *** N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации"). Таким образом, выявление вредных условий труда на рабочем месте приводит к изменению существенных условий труда, не прописанных в трудовом договоре, а это возможно лишь с письменного согласия работника (ст. 72 Трудового кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от *** N 90-ФЗ).

Согласно ч. 3 ст. 57 Трудового кодекса Российской Федерации, если при заключении трудового договора в него не были включены какие-либо сведения и (или) условия из числа предусмотренных частями первой и второй настоящей статьи, то это не является основанием для признания трудового договора незаключенным или его расторжения. Трудовой договор должен быть дополнен недостающими сведениями и (или) условиями. При этом недостающие сведения вносятся непосредственно в текст трудового договора, а недостающие условия определяются приложением к трудовому договору либо отдельным соглашением сторон, заключаемым в письменной форме, которые являются неотъемлемой частью трудового договора.

Как следует из содержания п. 1.9 трудового договора заключенного с истцом ***, характеристика условий труда по должности «пекарь» определена как оптимальные без каких-либо компенсаций. Вместе с тем, согласно карты аттестации рабочего места отдел "пекарня" 2007 года ***.*** от ***, класс условий труда по степени вредности и опасности определен 3.2. (вредные). Однако ни в момент заключения трудового договора ***, ни в последующем после принятия Постановления Правительства Российской Федерации от *** N 870 "Об установлении сокращенной продолжительности рабочего времени, ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска, повышенной оплаты труда работникам, занятым на тяжелых работах, работах с вредными и (или) опасными и иными особыми условиями труда" работодателем не были внесены в него изменения. Не последовало таковых изменений в трудовой договор и при заключении дополнительного соглашения от ***, ***.

При таких обстоятельствах, сам по себе факт ознакомления истца с результатами оценки условий труда, отраженными в карте аттестации рабочего места за 2010 год не может быть расценен, как дата, в которую истцу стало известно о нарушенном праве на льготы и компенсации за работу во вредных условиях труда. Указанной картой аттестации рабочее место истца по факторам производственной среды оценено по классу 2, в строке 040 какие-либо гарантии (компенсации) не предусмотрены. Поскольку с момента трудоустройства *** работодатель в нарушение вышеприведенных положений трудового законодательства не ознакомил истца с положенными ей компенсациями за работу во вредных условиях труда, то и на дату ее ознакомления с оспариваемой картой аттестации Бискуп И.А. не могла предполагать о допущенном нарушении трудовых прав. Как следует из текста искового заявления и пояснений представителя истца, о нарушенном праве на компенсации за работу во вредных условиях труда Бискуп И.А. стало известно после обращения в Профсоюз и получения протоколов измерения производственных факторов.

Более того, с момента начала работы по трудовому договору дополнительный отпуск в связи с работой во вредных условиях труда истцу не предоставлялся, трудовые отношения между ними на момент рассмотрения дела не прекращены, работник вправе была рассчитывать на установление ей, с учетом фактических характеристик рабочего места, установленных на момент рассмотрения дела судом, гарантий и компенсаций, в том числе и дополнительного отпуска.

При таких обстоятельствах, на дату обращения истца в суд с исковым заявлением, установленный ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации трехмесячный срок не пропущен.

При вышеизложенных обстоятельствах, учитывая допущенные при аттестации рабочего места истца нарушения, а именно, не измерение аэроионного состава воздуха, отсутствие измерений микроклимата в холодный период времени в 2010 году, завышение показателя тяжести трудового процесса, нарушение требований п. 10 Приказа Минздравсоцразвития РФ от ****** «Об утверждении Порядка проведения аттестации рабочих мест по условиям труда» при формировании аттестационной комиссии, суд удовлетворяет требования истца о признании карты аттестации рабочего места ****** год ООО «Метро Кэш Энд Кэрри» незаконной и, как следствие, отменяет ее.

Как следует из материалов дела, в 2005 году при аттестации рабочего места пекарь в отделе пекарня проводились измерения, по результатам которых рабочему месту был присвоен класс условий труда 3.2 по степени вредности опасности и 1 по степени травмобезопасности, что следует из карты аттестации рабочего места по условиям труда ***.***. Класс вредности установлен по показателям аэроионизации.

Указанные результаты аттестации рабочего места по названной карте аттестаций от 2005 года никем не оспариваются, в том числе в рамках настоящего дела, и не признаны в установленном порядке незаконными, что свидетельствует об обоснованности доводов истца о наличии оснований для установления Бискуп И.А. специальных гарантий и компенсаций для работников, занятых на работах с вредными и опасными условиями труда.

Согласно ст.92 Трудового кодекса Российской Федерации (в ред. Федерального закона от *** N 421-ФЗ) сокращенная продолжительность рабочего времени устанавливается для работников, занятых на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, - не более 36 часов в неделю в порядке установленном Правительством Российской Федерации с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений.

В силу ст.117 Трудового кодекса Российской Федерации (в ред. Федерального закона от *** N 421-ФЗ) ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск предоставляется работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда: на подземных горных работах и открытых горных работах в разрезах и карьерах, в зонах радиоактивного заражения, на других работах, связанных с неблагоприятным воздействием на здоровье человека вредных физических, химических, биологических и иных факторов.

В соответствии со ст.146 Трудового кодекса Российской Федерации (в ред. Федерального закона от *** N 421-ФЗ), оплата труда работников, занятых на тяжелых работах, работах с вредными, опасными и иными особыми условиями труда, производится в повышенном размере.

При этом согласно ст.15 Федерального закона от *** N 421-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О специальной оценке условий труда" настоящий Федеральный закон вступает в силу с ***, за исключением пункта 4 статьи 9 и статьи 11 настоящего Федерального закона. При реализации в соответствии с положениями Трудового кодекса Российской Федерации (в редакции настоящего Федерального закона) в отношении работников, занятых на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, компенсационных мер, направленных на ослабление негативного воздействия на их здоровье вредных и (или) опасных факторов производственной среды и трудового процесса (сокращенная продолжительность рабочего времени, ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск либо денежная компенсация за них, а также повышенная оплата труда), порядок и условия осуществления таких мер не могут быть ухудшены, а размеры снижены по сравнению с порядком, условиями и размерами фактически реализуемых в отношении указанных работников компенсационных мер по состоянию на день вступления в силу настоящего Федерального закона при условии сохранения соответствующих условий труда на рабочем месте, явившихся основанием для назначения реализуемых компенсационных мер.

При этом суд отмечает, что право на получение дополнительных гарантий и компенсаций основано не на юридическом оформлении данного права в трудовом договоре или в локальном трудовом соглашении, а связано с объективными характеристиками наличия самого факта наличия данного права у работника, подтверждаемого результатами аттестации. Постановка наличия права в зависимость от его документального закрепления, по мнению суда, может приводить к злоупотреблению данным правом со стороны работодателя в целях уклонения от возлагаемых на него обязанностей по предоставлению дополнительных компенсаций.

До внесения вышеуказанных изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации в отношении указанных работников подлежало применению Постановление Правительства Российской Федерации *** от *** «Об установлении сокращенной продолжительности рабочего времени, ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска, повышенной оплаты труда работникам, занятым на тяжелых работах, работах с вредными и (или) опасными и иными особыми условиями труда», введенным в действие с ***, также были установлены компенсации для работников, занятых на тяжелых работах, работах с вредными, опасными и иными особыми условиями труда: надбавка в размере 4 % от суммы зарплаты, 36 - часовая продолжительность рабочей недели и дополнительный оплачиваемый отпуск – не менее 7 календарных дней.

Судом установлено, что с момента введения в действе данного Постановления на основании карт аттестации за 2005 год по классу вредности 3.2 и до настоящего времени в связи с отменой решением суда последующей карты аттестаций, Бискуп И.А. имела право на получение указанных гарантий, доказательств изменения условий труда на занимаемом ею рабочем месте ответчиком суду не представлено. Бискуп И.А. имеет право на получение названных выше гарантий и компенсаций.

Однако в судебном заседании установлено, что с августа 2011 года по август 2013 года истцу надбавка за вредные условия труда не выплачивалась, также истцу не был предоставлен ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск 7 календарных дней.

Между тем, предоставление данных гарантий предусмотрено трудовым законодательством Российской Федерации. В таком случае, суд удовлетворяет требования истца об установлении Ферапонтовой Н.Ф. ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска 7 календарных дней, ежемесячной надбавки к заработной плате в размере 4 % тарифной ставки (оклада).

В силу ч. 3 ст. 121 Трудового кодекса Российской Федерации в стаж работы, дающий право на ежегодные дополнительные оплачиваемые отпуска за работу с вредными и (или) опасными условиями труда, включается только фактически отработанное в соответствующих условиях время. Продолжительность дополнительных отпусков, подлежащих предоставлению за заявленный в иске период - 42 календарных дня, исчислена верно с учетом требований законодательства, и фактически отработанного работником времени, что ответчиком не оспаривалось.

Суд полагает требования иска о возложении на ответчика обязанности устранить нарушение права Бискуп И.А. на получение ежегодного дополнительного отпуска в связи с вредными условиями труда посредством фактического предоставления не предоставленных своевременно календарных дней дополнительного отпуска за период, отработанный с августа 2011 года по август 2013 года, подлежащими удовлетворению.

Суд возлагает на ответчика обязанность предоставить Бискуп И.А. 14календарных дня в счет не предоставленных своевременно ежегодных дополнительных отпусков в связи с вредными условиями труда за период с августа 2011 года по август 2013 года, при предоставлении ежегодного оплачиваемого отпуска в соответствии с очередностью.

Кроме того, в пользу Бискуп И.А. подлежит взысканию надбавка за вредные условия труда за период с августа 2011 года по август 2013 года в размере *** рубля *** коп.; оплата сверхурочных работ за период с августа 2011 года по август 2013 года в размере *** рублей *** коп., согласно расчетам, представленным истцом, которые судом проверены и являются верными. Ответчиком данные расчеты не оспорены.

По требованию о взыскании компенсации морального вреда суд приходит к следующему.

В соответствии со ст.237 Трудового кодекса Российской Федерации, моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

С учетом изложенного, установив установленное нарушение ответчиком трудовых прав Бискуп И.А., суд полагает возможным удовлетворить исковые требования о взыскании в ее пользу компенсации морального вреда. Исходя из принципов справедливости, соразмерности, установленных обстоятельств дела, характера нарушенных прав истца, фактических обстоятельств дела, суд считает возможным взыскать с работодателя компенсацию морального вреда в сумме *** рублей.

В силу ч.1 ст.98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы.

Согласно ст. 393 Трудового кодекса Российской Федерации при обращении в суд с иском по требованиям, вытекающим из трудовых отношений, работники освобождаются от оплаты пошлин и судебных расходов.

В соответствии с ч. 1 ст. 103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации издержки, понесенные судом в связи с рассмотрением дела, и государственная пошлина, от уплаты которых истец был освобожден, взыскиваются с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов в федеральный бюджет пропорционально удовлетворенной части исковых требований.

С учетом изложенного, с ответчика ООО «Метро Кэш Энд Керри» в доход местного бюджета надлежит взыскать сумму государственной пошлины, исчисленной по правилам ст. 333. 19 Налогового кодекса Российской Федерации, в сумме 4043 рубля 46 коп.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 194-199 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

Р Е Ш И Л:

исковые требования *** объединения организаций профсоюзов «Федерация ***», действующего в интересах Бискуп И.А., к обществу с ограниченной ответственностью «Метро Кэш Энд Кэрри» о признании незаконными и отмене карт аттестации рабочих мест, обязании установить компенсации за вредные условия труда, удовлетворить.

Признать незаконной и отменить карту аттестации рабочих мест ****** год ООО «Метро Кэш Энд Кэрри».

Обязать ООО «Метро Кэш Энд Керри» предоставить Бискуп И.А. ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск за вредные условия труда за период с августа 2011 года по август 2013 года продолжительностью 14 календарных дней.

Взыскать с ООО «Метро Кэш Энд Керри» в пользу Бискуп И.А. надбавку за вредные условия труда за период с августа 2011 года по август 2013 года в размере *** рубля *** коп.; оплату сверхурочных работ за период с августа 2011 года по август 2013 года в размере *** рублей *** копеек; компенсацию морального вреда в размере *** рублей.

Взыскать с ООО «Метро Кэш Энд Керри» в доход местного бюджета государственную пошлину *** рубля *** копеек.

Решение может быть обжаловано в Свердловский областной суд через Кировский районный суд *** в течение месяца со дня изготовления решения в окончательном виде.

Судья *** Е.В. Самойлова