НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение Калининского районного суда г. Челябинска (Челябинская область) от 19.03.2020 № 2-991/20

Дело

РЕШЕНИЕ

именем Российской Федерации

«19» марта 2020 года (адрес)

Калининский районный суд (адрес) в составе:

председательствующего судьи Максимовой Н.А.,

с участием прокурора ФИО2,

при секретаре ФИО3,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску ФИО1 к обществу с ограниченной ответственностью «ФИО9» о признании трудового договора заключенным на неопределенный срок, признании увольнения незаконным, признании приказа об увольнении незаконным и его отмене, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, процентов за нарушение сроков выплаты заработной платы, компенсации морального вреда,

у с т а н о в и л:

ФИО1 обратилась в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью «ФИО10» (далее по тексту ООО «ФИО11») о признании трудового договора от (дата), заключенным на неопределенный срок, признании увольнения истца на основании п.2 ч.1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации и приказа № от (дата) незаконными, а приказа также подлежащим отмене, восстановлении на работе в ранее занимаемой должности стажера контактного центра обособленного подразделения ООО «ФИО12» в (адрес), взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула за период с (дата) по (дата) в размере , процентов за нарушение сроков выплаты заработной платы с (дата) по (дата) в размере , компенсации морального вреда в размере (л.д.3-7 том 1).

В обоснование заявленных требований истец указала, что состояла в трудовых отношениях с ООО «ФИО13», на основании трудового договора от (дата), заключенного сроком на месяцев, была принята на работу в качестве стажера контактного центра обособленного подразделения ООО ФИО14» в (адрес). Впоследствии срок действия трудового договора был продлен до окончания отпуска по беременности и родам, приказом от (дата) истец уволена с занимаемой должности в связи с истечением срока действия трудового договора. Между тем, срочный трудовой договор заключен при отсутствии к тому оснований установленных ст.59 Трудового кодекса Российской Федерации, фактически трудовой договор с ФИО1 должен быть заключен на неопределенный срок, в связи с чем увольнение её с занимаемой должности в связи с истечением срока действия трудового договора является незаконным.

Истец ФИО1 и её представитель ФИО4, действующий на основании ордера от (дата) (л.д.54 том 2), заявленные требования поддержали в объеме и по основаниям, указанным в исковом заявлении.

Представитель ответчика ООО «ФИО15» ФИО5, действующая на основании доверенности от (дата), против удовлетворения заявленных требований возражала, ссылаясь на то, что у работодателя имелись основания для заключения срочного трудового договора, в связи с чем правовых оснований для признания трудового договора заключенным на неопределенный срок, и как следствие, для удовлетворения остальных требований, являющихся производными от вышеуказанного требования, не имеется. Представила письменный отзыв на исковое заявление (л.д.51-55 том 1).

Выслушав стороны, допросив свидетелей, заслушав заключение прокурора, полагавшего требования истца подлежащими удовлетворению, исследовав письменные материалы дела, оценив и проанализировав их по правилам ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд находит заявленные требования подлежащими частичному удовлетворению по следующим основаниям.

Как установлено судом, (дата) истец ФИО1 обратилась в ООО «ФИО16», заполнив анкету, в которой изъявила желание претендовать на должность стажера контактного центра (л.д.73-85 том 3).

(дата)ФИО1 вручено предложение о работе в обособленном подразделении ООО ФИО17» в (адрес) в качестве стажера контактного центра на следующих условиях: работнику устанавливается работа в режиме гибкого рабочего времени с суммированным учетом рабочего времени и предоставлением выходных дней по скользящему графику, учетный период равен шести месяцам, при этом продолжительность ежедневной работы, время начала и окончания работы, время перерывов в работе, чередование рабочих и нерабочих дней определяются графиком работ, перерыв для отдыха и питания в рабочее время не включается и не оплачивается, графики работы доводятся до работника под роспись заблаговременно до начала выхода на работу работника по графику работ, но не позднее рабочего дня, предшествующего дню выхода на работу.

Кроме того, из указанного выше предложения следует, что работнику устанавливается ежемесячная премия до 40 % от месячного оклада при выполнении поставленных целей, отпуск продолжительностью 28 календарных дней в год, обязательное социальное страхование.

Прямыми обязанностями стажера, исходя из вышеуказанного предложения, являлось: выполнение Программы стажировки и предоставление отчетов о проделанной работе по требованию непосредственного/вышестоящего руководителя; осуществление дополнительных продаж услуг исходя из профиля абонента работодателя; обеспечение грамотного и четкого ответа на все вопросы абонента, касающиеся оборудования и услуг работодателя, продуктов, способов оплаты, затрат по счету, а также других вопросов, касающихся предоставления услуг сотовой связи; принятие жалоб и претензий от абонентов, эскалация проблемы в соответствующее подразделение работодателя, организация начисления компенсаций по претензиям в соответствии с локальными нормативными актами работодателя; проведение классификации и регистрации причин каждого обращения абонента; владение навыками работы с программными продуктами, применяемыми в контактном центре работодателя и касающимися абонентского обслуживания; осуществление самоконтроля основных показателей работы, прохождение ежемесячного тестирования уровня знаний; освоение новых продуктов, вводимых работодателем и технологии/процессов обслуживания, связанных с этим (л.д.86-89 том 2).

(дата) между ООО «ФИО18» и ФИО1 заключен трудовой договор , в соответствии с условиями которого ФИО1 принята на работу в обособленное подразделение ООО «ФИО19» в (адрес) в качестве стажера контактного центра.

Исходя из раздела 4 вышеуказанного трудового договора, он заключен на неопределенный срок, в связи с тем, что работник принимается на работу для выполнения работ, непосредственно связанных с практикой, профессиональным обучением или дополнительным профессиональным образованием в форме стажировки и в соответствии с действующей Программой стажировки. Данный договор вступает в силу с (дата) и действует в течение шести месяцев с указанного момента, при этом работник обязан приступить к работе с (дата).

Согласно разделу 5 вышеуказанного договора, работнику устанавливается работа в режиме гибкого рабочего времени с суммированным учетом рабочего времени и предоставлением выходных дней по скользящему графику, учетный период равен шести месяцам, при этом продолжительность ежедневной работы, время начала и окончания работы, время перерывов в работе, чередование рабочих и нерабочих дней определяются графиками работ, которые доводятся до работников под роспись, заблаговременно до начала выхода работника на работу по графику, но не позднее дня, предшествующего дню выхода на работу.

Условиями заключенного между сторонами договора также предусмотрено, что работнику предоставляется ежегодный оплачиваемый отпуск продолжительностью 28 календарных дней в год в соответствии с утвержденным работодателем графиком отпусков (л.д.79-87 том 1).

В соответствии с приложением к вышеуказанному трудовому договору от (дата), ФИО1 установлены следующие трудовые обязанности: выполнение Программы стажировки и предоставление отчетов о проделанной работе по требованию непосредственного/вышестоящего руководителя; осуществление дополнительных продаж услуг исходя из профиля абонента работодателя; обеспечение грамотного и четкого ответа на все вопросы абонента, касающиеся оборудования и услуг работодателя, продуктов, способов оплаты, затрат по счету, а также других вопросов, касающихся предоставления услуг сотовой связи; принятие жалоб и претензий от абонентов, эскалация проблемы в соответствующее подразделение работодателя, организация начисления компенсаций по претензиям в соответствии с локальными нормативными актами работодателя; проведение классификации и регистрации причин каждого обращения абонента; владение навыками работы с программными продуктами, применяемыми в контактном центре работодателя и касающимися абонентского обслуживания; осуществление самоконтроля основных показателей работы, прохождение ежемесячного тестирования уровня знаний; освоение новых продуктов, вводимых работодателем и технологии/процессов обслуживания, связанных с этим (л.д.86 том 1).

Согласно приложению к вышеуказанному трудовому договору от (дата), ФИО1 установлен оклад в размере в месяц, который подлежит налогообложению в соответствии с законодательством Российской Федерации, а кроме того, по итогам работы и за достижение производственных показателей по решению работодателя могли выплачиваться и другие дополнительные вознаграждения, предоставляться льготы, а также выплаты компенсационного, стимулирующего и иного характера (л.д.87 том 1).

На основании вышеуказанного трудового договора от (дата), работодателем издан приказ № от (дата) о приеме ФИО1 на работу в качестве стажера контактного цента обособленного подразделения ООО ФИО20» в (адрес) временно, в связи с тем, что работник принимается на работу для выполнения работ непосредственно связанных с практикой, профессиональным обучением или дополнительным профессиональным образованием в форме стажировки, договор действует в течение периода прохождения программы стажировки в соответствии с действующей Программой стажировки (л.д.91 том 1).

Впоследствии, (дата) и (дата) между сторонами были заключены дополнительные соглашения и о продлении трудового договора в связи с беременностью и родами до окончания отпуска по беременности и родам (л.д.88-90 том 1).

(дата)ФИО1 направлено уведомление об истечении срока трудового договора (дата) и предстоящем увольнении на основании п.2 ч.1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации (л.д.63-65 том 1).

Приказом № от (дата)ФИО1 уволена с занимаемой должности стажера контактного цента обособленного подразделения ООО «ФИО21» в (адрес) с (дата) на основании п.2 ч.1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации, в связи с истечением срока действия трудового договора (л.д.92 том 1).

При ознакомлении ФИО1 с вышеуказанным приказом (дата), она указала, что с приказом не согласна, так как считает трудовой договор бессрочным.

Разрешая требования истца о признании трудового договора от (дата), заключенным на неопределенный срок, суд учитывает, что исходя из положений ст. 56 Трудового кодекса Российской Федерации, трудовой договор – это соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию в интересах, под управлением и контролем работодателя, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.

В соответствии со ст. 58 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые договоры могут заключаться: на неопределенный срок и на определенный срок не более пяти лет (срочный трудовой договор), если иной срок не установлен действующим законодательством.

В силу положений абз. 4 ч.2 ст. 57 Трудового кодекса Российской Федерации, дата начала работы, а в случае, когда заключается срочный трудовой договор, - также срок его действия и обстоятельства (причины), послужившие основанием для заключения срочного трудового договора в соответствии с Трудовым кодексом Российской Федерации или иным федеральным законом, являются обязательными для включения в трудовой договор условиями.

Срочный трудовой договор заключается, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения, а именно в случаях, предусмотренных ч.1 ст. 59 Трудового кодекса Российской Федерации. В случаях, предусмотренных ч.2 ст. 59 Трудового кодекса Российской Федерации, срочный трудовой договор может заключаться по соглашению сторон трудового договора без учета характера предстоящей работы и условий ее выполнения.

Трудовой договор, заключенный на определенный срок при отсутствии достаточных к тому оснований, установленных судом, считается заключенным на неопределенный срок.

Исходя из положений ст. 59 Трудового кодекса Российской Федерации срочный трудовой договор заключается, в том числе для выполнения работ, непосредственно связанных с практикой, профессиональным обучением или дополнительным профессиональным образованием в форме стажировки.

Как разъяснено в п.13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от (дата) «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», решая вопрос об обоснованности заключения с работником срочного трудового договора, следует учитывать, что такой договор заключается, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения, в частности в случаях, предусмотренных ч.1 ст. 59 Трудового кодекса Российской Федерации, а также в других случаях, предусмотренных законом.

Согласно ст. 79 Трудового кодекса Российской Федерации срочный трудовой договор прекращается с истечением срока его действия. О прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия работник должен быть предупрежден в письменной форме не менее чем за три календарных дня до увольнения, за исключением случаев, когда истекает срок действия срочного трудового договора, заключенного на время исполнения обязанностей отсутствующего работника.

В нарушение требований абз. 4 ч.2 ст. 57 Трудового кодекса Российской Федерации, в данном случае обстоятельства (причины), послужившие основанием для заключения между сторонами срочного трудового договора, определены не были.

Само по себе цитирование в п.4.1 заключенного между сторонами трудового договора абз.9 ч.1 ст. 59 Трудового кодекса Российской Федерации, не свидетельствует о согласовании сторонами обстоятельств, послуживших основанием для заключения между сторонами срочного трудового договора, поскольку вышеуказанная правовая норма предусматривает несколько оснований: для выполнения работ, непосредственно связанных с практикой, либо для выполнения работ непосредственно связанных с профессиональным обучением, либо для выполнения работ непосредственно связанных с дополнительным профессиональным образованием в форме стажировки.

В данном случае ни в предложении о работе (л.д.86-89 том 2), ни в заключенном сторонами трудовом договоре (л.д.79-87 том 1), ни в приказе о приеме ФИО1 на работу (л.д.91 том 1), не указаны причины, послужившие основанием для заключения срочного трудового договора.

В соответствии со штатным расписанием ООО «ФИО22», в структуре общества выделена постоянно действующая группа стажеров, в её составе определенное количество штатных единиц стажеров контактного центра (л.д.90-250 том 2, л.д.1-126 том 3).

Исходя из содержания заключенного между сторонами трудового договора от (дата) не усматривается таких терминов, свойственных при заключении срочного трудового договора для выполнения работ, непосредственно связанных с практикой, профессиональным обучением или дополнительным профессиональным образованием в форме стажировки, как «практика», «профессиональное обучение», «дополнительное профессиональное образование», «стажировка».

Напротив, исходя из содержания раздела 2 указанного выше трудового договора, работник обязался добросовестно исполнять свои трудовые обязанности, при выполнении которых соблюдать положения действующего законодательства Российской Федерации, правила внутреннего трудового распорядка иные локальные нормативные акты, приказы (распоряжения) работодателя, непосредственно связанные с трудовой деятельностью работника, по распоряжению работодателя выезжать в служебные командировки, развивать свои профессиональные знания и навыки, при выполнении своих должностных обязанностей действовать в интересах работодателя и т.д. (л.д.79-85 том 1), и указанные обязанности идентичны обязанностям оператора обособленного подразделения ООО ФИО23» в (адрес) (л.д.62-69 том 3).

Трудовые обязанности ФИО1, как стажера контактного центра (л.д.86 том 1) практически идентичны трудовым обязанностям оператора (л.д.70 том 3), при этом как на стажерах, так и на операторах лежит обязанность проходить ежемесячное тестирование уровня знаний.

В предварительном судебном заседании (дата) истец объяснила, что ежедневно помимо прослушивания лекций принимала самостоятельно звонки на линии, работала с абонентами, фактически как оператор. На аналогичные обстоятельства истец указывала не только в исковом заявлении, но и в заявлении на имя руководителя следственного отдела по (адрес) от (дата) (л.д.43-45 том 2), в жалобе в прокуратуру (адрес)(дата) (л.д.37-40 том 2).

Бесспорных и допустимых доказательств опровергающих объяснения ФИО1 о выполнении ей самостоятельно работы на линии, ответчиком в нарушение положений ст.56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не представлено, равно как и не представлено доказательств того, что фактически ФИО1 проходила в указанное ей время активную практику с участием опытного оператора, несмотря на то, что в силу положений действующего трудового законодательства данная обязанность опровергнуть указанные работником обстоятельства возлагается на работодателя.

Также в предварительном судебном заседании истец объясняла, что не намеривалась заключать срочный трудовой договор, задавала вопросы о причинах заключения срочного трудового договора, но представители работодателя – ФИО6, ФИО7 убедили её, что заключение срочного трудового договора является формальностью, по истечении установленного трудовым договором срока все стажеры будут переведены на должность операторов.

Несмотря на то, что допрошенные в качестве свидетелей в судебном заседании ФИО6, ФИО7 отрицали сообщенные истцом сведения, в то же время, как ФИО6, так и ФИО7 подтвердили, что на их памяти не было такого случая, чтобы стажера по окончании срока действия срочного трудового договора не перевели бы на должность оператора, и указанные показания свидетелей расцениваются судом как доказательства, подтверждающее позицию истца о формальном характере заключенного с ней срочного трудового договора.

Помимо прочего, учитывая, что как предложение о работе (л.д.86-89 том 2), так и заключенный сторонами трудовой договор (л.д.79-87 том 1) содержат условие о наличии у работника права на ежегодный оплачиваемый отпуск продолжительностью 28 календарных дней в год, данное обстоятельство также указывает на формальный характер заключённого сторонами договора в части срока его действия.

Также суд обращает внимание на Положение о премировании работников департамента дистанционного сервиса и стажеров контактного центра Дирекции по управлению продажами и клиентским сервисом, утверждённое приказом генерального директора ООО ФИО24» от (дата), предусматривающее установление стажерам ежемесячных премий наравне с другими работниками (л.д.126-147 том 1), при условии выполнения ежемесячных показателей премирования (п.4.1.4).

Для стажеров контактного центра к показателям премирования относятся, в том числе среднее время обслуживания звонка, процент дополнительных услуг, процент абонентов, поставивших пятерки на вопрос об общей удовлетворенности решением после разговора с оператором, коэффициент соблюдения графика работы (л.д.145-147 том 1).

Кроме того, разрешая вопрос о правомерности заключения с истцом срочного трудового договора, суд также учитывает, что правовые, организационные и экономические основы образования в Российской Федерации, основные принципы государственной политики Российской Федерации в сфере образования, общие правила функционирования системы образования и осуществления образовательной деятельности, правовое положение участников отношений в сфере образования, регламентируются нормами Федерального закона от (дата) № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации».

Исходя из выписки из Единого государственного реестра юридических лиц и Устава (л.д.38-45, 220-240 том 1), ООО «ФИО25» не является образовательной организацией, которая в силу положений указанного выше Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» вправе оказывать образовательные услуги. По окончании срока действия срочного трудового договора по должности стажера контактного центра, лицам занимающим соответствующие должности не выдается документ установленного образца, подтверждающего получение такими лицами какого-либо профессионального образования, либо дополнительного профессионального образования.

Оценив указанные выше обстоятельства в их совокупности, суд полагает доказанным, что трудовой договор от (дата) заключен на определенный срок при отсутствии достаточных к тому оснований, фактически обстоятельства, послужившие основанием для заключения срочного трудового договора, сторонами не согласованы, а потому с учетом положений ст.58 Трудового кодекса Российской Федерации требование истца о признании вышеуказанного трудового договора заключенным на неопределенный срок, является законным и обоснованным, подлежит удовлетворению.

Доводы представителя ответчика об обратном, с учетом установленных судом обстоятельств нельзя признать убедительными.

В силу ч. 1 ст. 394 Трудового кодекса Российской Федерации в случае признания увольнения или перевода на другую работу незаконными работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор.

Поскольку судом установлено, что трудовой договор от (дата) заключен сторонами на определенный срок при отсутствии достаточных к тому оснований, в силу чего считается заключенным на неопределенный срок, то правовых оснований для расторжения трудового договора с ФИО1 по основаниям, предусмотренным п.2 ч.1 ст.77 Трудового кодекса Российской Федерации не имелось.

При таких обстоятельствах, требования истца о признании увольнения и приказа об увольнении незаконными, отмене приказа об увольнении также являются законными и обоснованными, подлежат удовлетворению.

В силу ч. 1 ст. 394 Трудового кодекса Российской Федерации в случае признания увольнения или перевода на другую работу незаконными работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор.

Поскольку совокупность представленных суду доказательств бесспорно свидетельствует о незаконности увольнения ФИО1, то в силу положений ч. 1 ст. 394 Трудового кодекса Российской Федерации она подлежит восстановлению в ранее занимаемой должности стажера контактного центра обособленного подразделения ООО «ФИО26» в (адрес) с (дата).

Согласно ст. 211 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда о восстановлении на работе подлежит немедленному исполнению.

Частью 2 ст. 394 Трудового кодекса Российской Федерации также предусмотрено, что в случае восстановления работника на работе орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула или разницы в заработке за все время выполнения нижеоплачиваемой работы.

Средний заработок для оплаты времени вынужденного прогула определяется в порядке, предусмотренном ст. 139 Трудового кодекса Российской Федерации.

Особенности порядка исчисления средней заработной платы, установленного ст. 139 Трудового кодекса Российской Федерации, определяются Правительством Российской Федерации с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений (ч. 7 ст. 139 Трудового кодекса Российской Федерации), в частности постановлением Правительства Российской Федерации от (дата), которым утверждено Положение об особенностях порядка исчисления средней заработной платы.

В соответствии с п. 4 вышеуказанного Положения, расчет среднего заработка работника независимо от режима его работы производится исходя из фактически начисленной ему заработной платы и фактически отработанного им времени за 12 календарных месяцев, предшествующих периоду, в течение которого за работником сохраняется средняя заработная плата, при этом календарным месяцем считается период с 1-го по 30-е (31-е) число соответствующего месяца включительно (в феврале - по 28-е (29-е) число включительно).

Согласно п.п. 6,7 вышеуказанного Положения, в случае если работник не имел фактически начисленной заработной платы или фактически отработанных дней за расчетный период или за период, превышающий расчетный период, либо этот период состоял из времени, исключаемого из расчетного периода в соответствии с п.5 данного Положения, средний заработок определяется исходя из суммы заработной платы, фактически начисленной за предшествующий период, равный расчетному. В случае если работник не имел фактически начисленной заработной платы или фактически отработанных дней за расчетный период и до начала расчетного периода, средний заработок определяется исходя из размера заработной платы, фактически начисленной за фактически отработанные работником дни в месяце наступления случая, с которым связано сохранение среднего заработка.

Согласно табелю учета рабочего времени, ФИО1 фактически отработала в года смен, в года – смен (л.д.148-161 том 1), при этом за года ей начислена заработная плата в размере , за года в размере (л.д.114 том 1).

При таких обстоятельствах, за время вынужденного прогула с (дата) по (дата) (исходя из заявленных требований) с ООО «ФИО27» в пользу ФИО1 подлежал бы взысканию средний заработок за время вынужденного прогула в общей сумме исходя из следующего расчета: (5 .

В силу положений ст. 236 Трудового кодекса Российской Федерации, при нарушении работодателем установленного срока соответственно выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной сто пятидесятой действующей в это время ключевой ставки Центрального банка Российской Федерации от не выплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно. При неполной выплате в установленный срок заработной платы и (или) других выплат, причитающихся работнику, размер процентов (денежной компенсации) исчисляется из фактически не выплаченных в срок сумм. Обязанность по выплате указанной денежной компенсации возникает независимо от наличия вины работодателя.

Учитывая, что доказательств выплаты истцу заработной платы с нарушением установленных сроков не представлено, обязанность по выплате среднего заработка за время вынужденного прогула наступает с момента вступления судебного постановления в законную силу, на момент рассмотрения спора не наступила, суд считает необходимым в удовлетворении исковых требований ФИО1 в части взыскания компенсации за нарушение сроков выплаты заработной платы с (дата) по (дата) отказать.

В силу ст. 237 Трудового кодекса Российской Федерации моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Согласно ст. 394 Трудового кодекса Российской Федерации в случаях увольнения без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения либо незаконного перевода на другую работу суд может по требованию работника вынести решение о взыскании в пользу работника денежной компенсации морального вреда, причиненного ему указанными действиями. Размер этой компенсации определяется судом.

При определении размера компенсации морального вреда суд учитывает характер и степень причиненных истцу физических и нравственных страданий, в том числе зафиксированные медицинским учреждением в период беременности жалобы на боли внизу живота в связи с конфликтом на рабочем месте (л.д.56-58 том 2), фактические обстоятельства причинения вреда, требования разумности и справедливости, и считает возможным взыскать с ООО «ФИО28» в пользу ФИО1 компенсацию морального вреда в размере 10 000 рублей.

Оснований для удовлетворения требований истца в заявленном размере 60 000 рублей суд не находит.

Также, принимая во внимание положения ч. 1 ст. 103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации о взыскании с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, государственной пошлины, от уплаты которых истец был освобожден, с ООО «ФИО29» подлежит взысканию в доход муниципального бюджета государственная пошлина в размере , исчисленная в соответствии с подп. 1, 3 п. 1 ст. 333.19 Налогового Кодекса Российской Федерации.

Исходя из положений ст. 226 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при выявлении случаев нарушения законности суд вправе вынести частное определение и направить его в соответствующие организации или соответствующим должностным лицам, которые обязаны в течение месяца сообщить о принятых ими мерах.

В ходе рассмотрения настоящего дела таких нарушений судом не установлено, возникший между ООО ФИО30» и ФИО1 индивидуальный трудовой спор не свидетельствует о наличии установленных ст. 226 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для вынесения частного определения, в связи с чем правовых оснований для вынесения частного определения в адрес ООО «ФИО31», как просил прокурор в заключении, не имеется.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. ст. 12, 103, 193, 194-199 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

р е ш и л:

Исковые требования ФИО1 к обществу с ограниченной ответственностью ФИО32» о признании трудового договора заключенным на неопределенный срок, признании увольнения незаконным, признании приказа об увольнении незаконным и его отмене, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, процентов за нарушение сроков выплаты заработной платы, компенсации морального вреда удовлетворить частично.

Признать трудовой договор от (дата) между ФИО1 обществом с ограниченной ответственностью «ФИО33», заключенным на неопределенный срок.

Признать незаконным и отменить приказ № от (дата) об увольнении ФИО1 с должности стажера контактного центра обособленного подразделения общества с ограниченной ответственностью «ФИО34» в (адрес).

Восстановить ФИО1 на работе в ранее занимаемой должности в качестве стажера контактного центра обособленного подразделения общества с ограниченной ответственностью «ФИО35» в (адрес) с (дата).

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «ФИО36» в пользу ФИО1 средний заработок за время вынужденного прогула за период с (дата) по (дата) в размере , в счет компенсации морального вреда , в остальной части в иске отказать.

Решение в части восстановления на работе подлежит немедленному исполнению.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «ФИО37» в доход муниципального бюджета государственную пошлину в размере .

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Челябинский областной суд через Калининский районный суд (адрес) в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме путем подачи апелляционной жалобы.

Председательствующий Н.А. Максимова

Мотивированное решение изготовлено (дата)

Судья Н.А. Максимова