НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение Дзержинского районного суда (Город Санкт-Петербург) от 17.10.2017 № 2-1665/17

Отметка об исполнении решения

_________________________________________________________________

Дело № 2-1665/17 17 октября 2017 года

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга

в составе председательствующего судьи Князевой О.Е.,

при секретаре Костине М.М.

прокурора Скибенко С.А.

с участием истца Марахоновой Светланы Ивановны

представителя истца Марахонова В.И., действующего на основании доверенности от 14.04.2017 года сроком на 20 лет

представителя ответчика Сидорчук М.В., действующей на основании доверенности от 22.05.2017 года сроком на 3 года

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Марахоновой Светланы Ивановны к Федеральному государственному учреждению науки Институт восточных рукописей Российской Академии Наук о признании трудового договора заключенным на неопределенный срок, признании приказов об увольнении незаконными, восстановлении на работе, взыскании компенсации за вынужденный прогул, взыскании компенсации морального вреда, признании недействительными результатов конкурса, признании победителем конкурса

УСТАНОВИЛ:

Истец Марахонова С.И. обратилась в Дзержинский районный суд Санкт – Петербурга с исковым заявлением к Федеральному государственному учреждению науки Институт восточных рукописей Российской Академии Наук (далее – Институт, ИВР РАН), в ходе рассмотрения дела уточнила заявленные требования и на момент рассмотрения дела судом просит суд:

- признать трудовой договор № 4/14 от 01.01.2014 года, заключенный между сторонами, заключенным на неопределенный срок;

- признать незаконным ее увольнение на основании приказа № 50 от 28.12.2016 года, фактически состоявшееся 10.04.2017 года;

- восстановить Марахонову С.И. на основной работе;

- обязать ответчика выплатить истцу денежную компенсацию за вынужденный прогул при расторжении трудового договора от 01.01.2014 года по состоянию на 17.10.2017 года в общей сумме 430 340 рублей 35 копеек;

- признать расторжение срочного трудового договора по совместительству № 8 от 09.01.2017 года незаконным;

- обязать ответчика восстановить с истцом трудовые отношения по договору № 8 от 09.01.2017 года и выплатить денежную компенсацию за время вынужденного прогула по состоянию на 17.10.2017 года в сумме 107 889 рублей 29 копеек;

- взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в сумме 50 000 рублей;

- признать Марахонову С.И. победителем конкурса от 22.03.2017 года на должность старшего научного сотрудника и обязать ответчика заключить с ней Трудовой договор в соответствии с «Положением о порядке проведения конкурса на замещение должностей научных сотрудников ИВР РАН» от 27.02.2017 года, с датой начала работы, соответствующей следующему дню за датой принятия судом решения.

В обоснование заявленных требований истец указывает, что работала у ответчика непрерывно с 1983 года, сначала по бессрочному трудовому договору, а с 03.06.2013 года по срочным трудовым договорам. Последний срочный трудовой договор № 4/14 от 01.01.2014 года был заключен до 31.12.2016 года. В декабре 2016 года она не получала ни уведомление о предстоящем прекращении с ней трудового договора, ни трудовой книжки, ни расчета, не была ознакомлена с приказом об увольнении. 09.01.2017 года истица вышла на работу и по прежнему не была осведомлена об увольнении, с приказом не ознакомлена, не получила расчета и трудовой книжки. Трудовые отношения фактически продолжались. 20.01.2017 года она получила аванс за январь, который показался меньше положенного, в связи с чем обратилась в бухгалтерию, где пояснили, что у них нет ее договора. После этого она обратилась к помощнику директора ИВР РАН по кадрам, которая ей пояснила, что конкурс на ее должность в 2016 года не был проведен, администрация забыла об истечении ее договора 31.12.2016 года, без проведения конкурса трудовой договор с ней не может быть заключен, поэтому администрация предложила заключить задним числом с 09.01.2017 года на короткий срок срочный трудовой договор о работе по совместительству, для которого не требовалось проведение конкурса, за это время провести конкурс и вернуться к договору по основной работе. Было указано, что это единственный способ продолжить трудовые отношения, в противном случае она потеряет работу. 24.01.2017 года ей был предложен текст договора от 09.01.2017 года, который истица подписала, поскольку боялась потерять работу. 08.02.2017 года плановая научная тема истца на период 2017 – 2019 года была утверждена на ученом совете ИВР РАН. 03.03.2017 года в установленном порядке была размещены сведения о проведении конкурса на должность старшего научного сотрудника, объявления о вакансии на должность научного сотрудника по ее тематике размещено не было. Истицей была подана заявка на участие в конкурсе на должность старшего научного сотрудника, требованиям к которому она полностью соответствовала, 22.03.2017 года конкурсной комиссией было вынесено отрицательное решение по ее кандидатуре на должность старшего научного сотрудника. 28.03.2017 года по почте истица получила уведомление, датированное 22.03.2017 года, в котором ее уведомили о том, что в связи с тем, что она не прошла конкурс на замещение должности старшего научного сотрудника и истечением срока действия трудового договора от 09.01.2017 года, указанный договор расторгается 24.03.2017 года. Трудовую книжку истице выдали 10.04.2017 года, в этот же день ознакомили с приказом об увольнении от 24.03.2017 года и с приказом об увольнении от 28.12.2016 года. С указанными приказами, а так же с результатами проведенного конкурса истица не согласна, указывает, что незаконно уволена задним числом, между сторонами фактически сохранились трудовые отношения после формальной даты их прекращения 28.12.2016 года, дата увольнения 31.12.2016 года приходится на выходной день, что не соответствует требованиям законодательства, при увольнении с ней не был произведен окончательный расчет, не была выдана трудовая книжка. С 09.01.2017 года истица фактически находилась на работу и продолжала работу, руководитель не требовал расторжения срочного трудового договора, в связи с чем полагает, что договор от 01.01.2014 года является заключенным на неопределенный срок, договор от 09.01.2017 года о работе по совместительству этому не препятствовал. Оснований для расторжения трудового договора от 09.01.2017 года так же не имелось, увольнение по трудовому договору о работе по совместительству так же проведено с нарушением требований законодательства. Конкурс на замещение должности старшего научного сотрудника, проведенный 22.03.2017 года, проведен со значительными нарушениями, из представленных документов следует, что Положение о порядке прохождения конкурса применено не было, был применен порядок, предусмотренный для аттестации сотрудников, истец была единственным участником и была допущена к конкурсу, в связи с чем в силу Положения о порядке проведения конкурса является его победителем, решение, принятое конкурсной комиссией, незаконно, в связи с чем обратилась в суд с указанными требованиями.

Истец и ее представитель в назначенное судебное заседание явились, поддержали заявленные требования и изложенные оснований, а также представленные письменные объяснения (том 1 л.д.127-129, 176-181, 185-193, 208-209, том 2 л.д.6-10, 76-85), просили заявленные требования удовлетворить.

Представитель ответчика в назначенное судебное заседание явилась, не признала заявленные требования, просила в удовлетворении требований отказать. поддержала позицию, изложенную в отзывах на исковое заявление, в том числе относительно пропуска срока исковой давности при обращении в суд (том 1 л.д.31-37, том 2 л.д.62-66), указала, что расторжение трудовых договоров с истом было проведено с соблюдением требований действующего законодательства, что подтверждается представленными документами, истца работодателем были предприняты все необходимые меры для вручения ей уведомления о прекращении срочного трудового договора, что подтверждается представленными актами и показаниями свидетелей, трудовой договор от 01.01.2014 год расторгнут надлежащим образом. Истице неоднократно предлагали ознакомиться приказом об увольнении и получить трудовую книжку, она отказывалась. Конкурс на должность истца не провели не потому, что забыли, а потому, что истица неоднократно указывала, что намерена претендовать на должность старшего научного сотрудника. Истице пошлина встречу и предложили договор по совместительству от 09.01.2016 года, как единственную возможность продолжить трудовые отношения, по истечении данного трудового договора истица уволена так же с соблюдением процедуры и обоснованно. 22.03.2017 года состоялся конкурс на должность старшего научного сотрудника, на который истица была допущена, рассматривалась ее кандидатура. Во всех гуманитарных ВУЗах бальная система не разработана и не принята, поэтому и не применялась при проведении данного конкурса. То, что истица была единственным претендентом не говорит о том, что она автоматически объявляется победителем данного конкурса, просила в удовлетворении требований отказать.

Выслушав явившихся лиц, свидетелей, заключение прокурора, полагавшего заявленные требования, в том числе о восстановлении на работе, подлежащими частичному удовлетворению, суд полагает заявленные требования подлежащими частичному удовлетворению, исходя из следующего.

В соответствии с положениями ст.56 Трудового Кодекса РФ, трудовой договор – соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию в интересах, под управлением и контролем работодателя, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.

Применительно к положениям ст.59 Трудового Кодекса РФ по соглашению сторон срочный трудовой договор может заключаться, в том числе: с лицами, избранными по конкурсу на замещение соответствующей должности, проведенному в порядке, установленном трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права; с лицами, поступающими на работу по совместительству; в других случаях, предусмотренных настоящим Кодексом или иными федеральными законами.

Согласно положений ст.332 ТК РФ трудовые договоры на замещение должностей педагогических работников, относящихся к профессорско-преподавательскому составу, в организации, осуществляющей образовательную деятельность по реализации образовательных программ высшего образования и дополнительных профессиональных программ, могут заключаться как на неопределенный срок, так и на срок, определенный сторонами трудового договора. Заключению трудового договора на замещение должности педагогического работника, относящегося к профессорско-преподавательскому составу, в организации, осуществляющей образовательную деятельность по реализации образовательных программ высшего образования и дополнительных профессиональных программ, а также переводу на такую должность предшествует избрание по конкурсу на замещение соответствующей должности. Положение о порядке замещения должностей педагогических работников, относящихся к профессорско-преподавательскому составу, утверждается в порядке, устанавливаемом уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

Материалами дела установлено и не оспаривается сторонами, что 01.01.2015 года между Марахоновой С.И. и Федеральным государственным бюджетным учреждением науки Институт восточных рукописей Российской академии наук был заключен срочный трудовой договор № 4/14, а 02.03.2015 года и 11.01.2016 года – дополнительные соглашения к нему (том 1 л.д.39-43), в соответствии с условиями которого работодатель предоставляет работнику работу по должности научного сотрудника, а работник обязуется лично выполнять указанную работу в соответствии с условиями настоящего трудового договора и должностной инструкции. Работник осуществляет работу в Отделе Древнего Востока, дата начала работы с 01.01.2014 года, дата окончания работы 31.12.2016 года. Истечение срока трудового дома является основанием прекращения трудовых отношений в случаях, если работник: не представил заявление для участия в конкурсном отборе для последующего заключения трудового договора на очередной срок; не прошел конкурсный отбор на Ученом совете; другие обстоятельства, не противоречащие трудовому законодательству. За выполнение трудовых обязанностей, предусмотренных трудовым договором, работнику устанавливается должностной оклад в размере 9 847 рублей 50 копеек в месяц; работнику устанавливается не полное рабочее время продолжительностью 20 часов в неделю и график работы: понедельник и среда – с 09.00 до 18.00, пятница – с 13.00 до 17.00.

На основании указанного трудового договора приказом № 6 от 17.01.2014 года Марахонова С.И. принята на работу к ответчику в отдел Древнего Востока на должность научного сотрудника (том 1 л.д.44).

Приказом № 50 от 28.12.2016 года Марахонова С.И. уволена 31.12.2016 года ответчиком с должности кандидата наук Отдела Древнего Востока по основаниям п.2 ч.1 ст.77 ТК РФ (истечение срока действия трудового договора) (том 1 л.д.51). С указанным приказом Марахонова С.И. ознакомлена 10.04.2017 года.

Приказом № 11 от 25.01.2017 года Марахонова С.И. принята на работу с 09.01.2017 года по 24.03.2017 года к ответчику на должность научного сотрудника в Отдел Древнего Востока по совместительству, срочный трудовой договора (том 1 л.д.54).

Приказом № 12 от 22.03.2017 года прекращено действие трудового договора от 09.01.2017 года, заключенного между сторонами, и Марахонова С.И. уволена 24.03.2017 года по основаниям п.2 ч.1 ст.77 ТК РФ (истечение срока действия трудового договора) (том 1 л.д.58). С приказом работник ознакомлена 10.04.2017 года.

Трудовая книжка получена работником 10.04.2017 года (том 1 л.д.136-138).

Разрешая заявление ответчика о пропуске истцом срока исковой давности при обращении в суд, суд исходит из положений ст.392 ТК РФ, в соответствии с которой работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

С приказом об увольнении от 28.12.2016 года, от 22.03.2017 года истица была ознакомлена 10.04.2017 года, трудовая книжка была получена ею 10.04.2017 года, в суд с настоящим исковым заявлением истца обратилась 24.04.2017 года, то есть с соблюдением установленного ст.392 ТК РФ, оснований для утверждения о пропуске истцом срока исковой давности суд не усматривает.

Согласно ст.79 ТК РФ срочный трудовой договор прекращается с истечением срока его действия. О прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия работник должен быть предупрежден в письменной форме не менее чем за три календарных дня до увольнения, за исключением случаев, когда истекает срок действия срочного трудового договора, заключенного на время исполнения обязанностей отсутствующего работника.

Оценивая по правилам ст.ст.55, 56, 67 ГПК РФ представленные ответчиком доказательства надлежащего исполнения обязанности по предупреждению работника о прекращении срока действия срочного трудового договора от 01.01.2017 года, а именно письменные доказательства (том 1 л.д.45-50), а также показания допрошенных судом свидетелей Самариной Т.А., Таноновой Е.В., Гавриловой Т.А. суд полагает установленным то обстоятельство, что ответчиком, при наличии формально сформированного в установленный срок уведомления (том 1 л.д.45) вручено оно работнику не было, кроме того, работодателем не было принято надлежащих и действенных мер по вручению указанного уведомления, представленные акты об отсутствии на рабочем месте, при попытке каким-либо иным образом связаться с работником, в том числе посредством телефона, путем оставления для него какой-либо информации, а также при не совершении действий по направлению указанного уведомления работнику почтой, электронной почтой, телеграфным отправлением, не могут быть судом признаны надлежащими и полными действиями работодателя по соблюдению процедуры увольнения сотрудника по данному основанию. Представленный акт от 26.12.2016 года (том 1 л.д.46) об отказе от подписания уведомление о прекращении трудового договора так же не может быть расценено судом как надлежащее исполнение работодателем обязанности по вручению названного уведомления в соответствии с требованиями действующего законодательства, кроме того, из показаний допрошенных свидетелей Гавриловой Т.А. и Самариной Т.С. следует, что истец указала на несвоевременность проводимых действий.

Фактически названное уведомление ни в какой форме работнику вручено либо направлено не было.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о нарушении со стороны ответчика процедуры расторжения трудового договора от 01.01.2014 года № 4/14 и об отсутствии оснований для издания приказа от 28.12.2016 года об увольнении истца 31.12.2016 года, в связи с чем заявленные требования о признании названного приказа незаконным обоснованы и подлежат удовлетворению.

Также суд полагает возможным согласиться с утверждением истца о том, что ее увольнение 31.12.2016 года (в нерабочий день субботу) противоречит положениями ст.14 ТК РФ, что так же свидетельствует о незаконности приказа № 50 ответчика от 28.12.2016 года об увольнении истца.

Не оспаривалось сторонами в ходе рассмотрения дела, что после 09.01.2017 года между сторонами продолжились трудовые отношения, которые формально были оформлены как работа по совместительству, и продолжались указанные отношения вплоть до 24.03.2017 года.

При этом, так же не оспаривалось сторонами, что срочный трудовой договор от 09.01.2017 года был заключен сторонами не в связи с нуждаемостью со стороны ответчика по совместительстве со стороны истца, а лишь как возможность оформления трудовых отношений между сторонами без проведения конкурса, при этом у истца не изменилась ни трудовая функция, не время работы, ни выполняемая работа, полностью соответствующая той, что совершала истца на основании трудового договора от 01.01.2014 года.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что по сути трудовые правоотношения сторон после 09.01.2017 года не изменились, фактически истица продолжила выполнять работу в соответствии с трудовым договор от 01.01.2014 года, какую-либо работу по совместительству не выполняла, что свидетельствует об отсутствии оснований для утверждения о возникновении между сторонами самостоятельных правоотношений по договору от 09.01.2017 года, в связи с чем полагает необходимым отказать в удовлетворении требований о признании незаконным расторжения срочного трудового договора по совместительству № 8 от 09.01.2017 года.

В соответствии с положениями ст.58 ТК РФ в случае, когда ни одна из сторон не потребовала расторжения срочного трудового договора в связи с истечением срока его действия и работник продолжает работу после истечения срока действия трудового договора, условие о срочном характере трудового договора утрачивает силу и трудовой договор считается заключенным на неопределенный срок.

Поскольку из изложенного выше следует, что в установленном порядке ответчик не потребовал о расторжении срочного трудового договора от 01.01.2017 года, приказ от 28.12.2016 года № 50 о прекращении срока действия срочного трудового договора 31.12.2016 года принят с нарушением норм законодательства и является незаконным, фактически стороны продолжили правоотношения в неизменном виде после 01.01.2017 года, суд полагает подлежащими удовлетворению требования о признании трудового договора от 01.01.2014 года № 4/14 заключенным на неопределенный срок, а так же требования о восстановлении истца на работу в ранее занимаемой должности научного сотрудника Отдела Древнего Востока ИВР РАН.

В силу требования ст.211 ГПК, ст.396 ТК РФ решение в части восстановления на работе подлежит немедленному исполнению.

Согласно ст.234 ТК РФ работодатель обязан возместить работнику не полученный им заработок во всех случаях незаконного лишения его возможности трудиться. Такая обязанность, в частности, наступает, если заработок не получен в результате незаконного увольнения работника.

Согласно ст.139 ТК РФ для всех случаев определения размера средней заработной платы (среднего заработка), предусмотренных ТК РФ, устанавливается единый порядок ее исчисления. Для расчета средней заработной платы учитываются все предусмотренные системой оплаты труда виды выплат, применяемые у соответствующего работодателя независимо от источников этих выплат. При любом режиме работы расчет средней заработной платы работника производится исходя из фактически начисленной ему заработной платы и фактически отработанного им времени за 12 календарных месяцев, предшествующих периоду, в течение которого за работником сохраняется средняя заработная плата. При этом календарным месяцем считается период с 1-го по 30-е (31-е) число соответствующего месяца включительно (в феврале - по 28-е (29-е) число включительно).

Так же особенности расчета среднего работка определены в Постановлении Правительства РФ от 24.12.2007 года № 922 «Об особенностях порядка исчисления средней заработной платы».

В соответствии с представленными сведениями (том 2 л.д.69-72), за период с 01.01.2016 года по 31.12.2016 года (123 рабочих дня) заработная плата истца составила 456 309 рублей 16 копеек, то есть размер среднедневного заработка истца составляет 3 709 рублей 83 копейки (456309,16/123).

Количество дней вынужденного прогула истца за период с 01.01.2017 года по 17.10.2017 года с учетом установленного графика работы истца составляет 116 дней, то есть размер компенсации за время вынужденного прогула составляет 430 340 рублей 35 копеек (3709,83Х116).

При этом, при определении суммы ко взысканию суд полагает необходимым учесть полученную истцом заработную плату за период с 09.01.2017 года по 24.03.2017 года на основании срочного трудового договора от 09.01.2017 года, поскольку из изложенного выше следует, что фактически истцом исполнялись трудовые обязанности по договору от 01.01.2017 года, а именно в сумме 48 972 рубля 95 копеек (том 1 л.д.91), и взыскать с ответчика в пользу истца 381 367 рублей 33 копейки (430340,35 – 48972,95), в удовлетворении заявленных требований в остальной части – отказать.

По правилам ст.211 ГПК РФ решение суда о взыскании заработной платы в течение трех месяцев в сумме 133 553 рубля 88 копеек подлежит немедленному исполнению.

Согласно ст.394 ТК РФ в случаях увольнения без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения либо незаконного перевода на другую работу суд может по требованию работника вынести решение о взыскании в пользу работника денежной компенсации морального вреда, причиненного ему указанными действиями. Размер этой компенсации определяется судом.

Поскольку из изложенного выше следует, что суд пришел к выводу о незаконности действий ответчика, нарушении трудовых прав истца, суд полагает необходимым также удовлетворить заявленные требований о взыскании с ответчика в пользу истца компенсации морального вреда, полагая необходимым определить размер названной компенсации в сумме 20 000 рублей, полагая заявленный ко взысканию размер 50 000 рублей не отвечающим требованиям разумности и не соответствующий степени допущенных ответчиком нарушений.

Разрешая требования о признании Марахонову С.И. победителем конкурса от 22.03.2017 года на должность старшего научного сотрудника и обязании ответчика заключить с ней трудовой договор в соответствии с «Положением о порядке проведения конкурса на замещение должностей научных сотрудников ИВР РАН» от 27.02.2017 года, с датой начала работы, соответствующей следующему дню за датой принятия судом решения, суд исходит из следующего.

Материалами дела установлено и не оспаривается сторонами, что 20.03.2017 года Марахонова С.И. обратилась с заявлением (том 1 л.д.212), в котором просила разрешить ей участвовать в конкурсе на замещение вакантной должности старшего научного сотрудника Отдела Древнего Востока (0,5 ставки), при этом представлена необходимые документы (том 1 л.д.213-221).

22.03.2017 года состоялось заседание конкурсной комиссии по проведению конкурса на замещение вакантных должностей научных работников ИВР РАН, результаты работы которой оформлены протоколом от 22.03.2017 года, в соответствии с выпиской из которого (том 1 л.д.240-243), в числе прочих был рассмотрен вопроса о замещении вакантной должности старшего научного сотрудника Отдела Древнего Востока (0,5 ставки), по итогам обсуждения и голосования было вынесено решение: считать Марахонову С.И. не избранной на должность старшего научного сотрудника (0.5 ставки).

Приказом ИВР РАН № 22-кон от 22.03.2017 года по результатам конкурса на замещение вакантных должностей и на основании протокола № 1 Конкурсной комиссии от 22.03.2017 года считать не избранными по конкурсу на должности: Отдел Древнего Востока – Марахонова С.И. – старший научный сотрудник, кандидат наук (том 1 л.д.139).

В соответствии с положениями ч.3 ст.196 ГПК РФ суд принимает решение по заявленным истцом требованиям.

Истцом заявлены требования о признании ее победителем конкурса от 22.03.2017 года и об обязании заключить с ней трудовой договор, требований о признании недействительным проведенного конкурса истцом не заявлено, в связи с чем порядок проведения конкурса предметом судебной проверки не являются.

Приказом Министерства образования и науки РФ от 02.09.2015 года № 937 утвержден, в том числе, Порядок проведения конкурса на замещение должностей научных работников, в соответствии с положениями которого конкурс заключается в оценке профессионального уровня претендента на замещение должностей научных работников (далее - претендент) или перевода на соответствующие должности научных работников в организации, исходя из ранее полученных претендентом научных и (или) научно-технических результатов, их соответствия установленным квалификационным требованиям к соответствующей должности, а также научным и (или) научно-техническим задачам, решение которых предполагается претендентом (п.3). Для проведения конкурса в организации формируется конкурсная комиссия. При этом состав конкурсной комиссии формируется с учетом необходимости исключения возможности конфликта интересов, который мог бы повлиять на принимаемые конкурсной комиссией решения (п.4). Если на конкурс не подано ни одной заявки, он признается несостоявшимся (п.10). Победителем конкурса считается претендент, занявший первое место в рейтинге. Решение конкурсной комиссии должно включать указание на претендента, занявшего второе место в рейтинге (п.12).

Так же, 27.02.2017 года ответчиком утверждено Положение о порядке проведения конкурса на замещение должностей научных работников ИВР РАН (том 1 л.д.72-77), в соответствии с положением п.5.8 которого победителем конкурса считается претендент, занявший первое место в рейтинге. Решение конкурсной комиссии включает указание на претендента, занявшего второе место.

Не оспаривается сторонами, что истица была единственным претендентом на должность старшего научного сотрудника Отдела Древнего Востока ИВР РАН, в связи с чем, по правилам п.5.8 Положения просит признать ее победителем конкурса.

Оценивая указанную позицию истца, суд не находит оснований согласить с утверждением о том, что факт наличия единственного претендента на замещение вакантной должности свидетельствует об обязательном его объявлении победителем конкурса, поскольку названные положения не содержит указания на данное обстоятельство, кроме того, подобный подход противоречит смыслу трудового законодательства о свободе трудового договора.

Как следует из разъяснений, изложенных в п.10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», исходя из содержания статьи 8, части 1 статьи 34, части 1 и 2 статьи 35 Конституции РФ и абзаца второго части первой статьи 22 ТК РФ работодатель в целях эффективной экономической деятельности и рационального управления имуществом самостоятельно, под свою ответственность принимает необходимые кадровые решения (подбор, расстановка, увольнение персонала), и заключение трудового договора с конкретным лицом, ищущим работу, является правом, а не обязанностью работодателя.

По указанным основанием оснований для удовлетворения требований о признании истца победителем конкурса на должность старшего научного сотрудника Отдела Древнего Востока ИВР РАН, а также об обязании заключить с ней трудовой договору в установленном порядке, суд не усматривает, в удовлетворении указанных требований полагает необходимым отказать.

По правилам ст.103 ГПК РФ, 333.19 НК РФ с ответчика в доход государства подлежит взысканию государственная пошлина в сумме 7 313 рублей 67 копеек (7013,67 – по требованиям имущественного характера+300 рублей по требованиям неимущественного характера).

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Признать трудовой договора № 4/14 от 01.01.2014 года, заключенный между Марахоновой Светланой Ивановной и Федеральным государственным учреждением науки Институт восточных рукописей Российской Академии Наук, заключенным на неопределенный срок.

Признать незаконным приказ Федерального государственного учреждения науки Институт восточных рукописей Российской Академии Наук № 50 от 28.12.2016 года об увольнении Марахоновой Светланы Ивановны 31.12.2016 года с должности научного сотрудника Отдела Древнего Востока по основаниям п.2 ч.1 ст.77 ТК РФ (истечение срока действия трудового договора).

Восстановить Марахонову Светлану Ивановны в должности научного сотрудника Отдела Древнего Востока Федерального государственного учреждения науки Институт восточных рукописей Российской Академии Наук с 01.01.2017 года.

Взыскать с Федерального государственного учреждения науки Институт восточных рукописей Российской Академии Наук в пользу Марахоновой Светланы Ивановны денежную компенсацию за вынужденный прогул в сумме 381 367 рублей 33 копейки, из которых заработная плата за 3 месяца составляет 133 553 рубля 88 копеек, и компенсацию морального вреда в сумме 20 000 рублей, а всего взыскать 401 367 рублей 33 копейки.

В удовлетворении остальной части заявленных требований Марахоновой Светлане Ивановне – отказать.

Взыскать с Федерального государственного учреждения науки Институт восточных рукописей Российской Академии Наук государственную пошлину в доход государства в сумме 7 313 рублей 67 копеек.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Санкт-Петербургский городской суд в течение месяца через суд, его постановивший, в части восстановления на работе и взыскания компенсации на вынужденный прогул за 3 месяца подлежит немедленному исполнению.

Судья:

Решение суда изготовлено в окончательной форме 01.12.2017 года