НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение Черкесского городского суда (Карачаево-Черкесская Республика) от 09.07.2018 № 2-2741/18

РЕШЕНИЕ

город Черкесск 09 июля 2018 года

Именем Российской Федерации

Черкесский городской суд Карачаево-Черкесской Республики в составе судьи Коцубина Ю.М.,

при секретаре судебного заседания Гергоковой Т.К.,

с участием представителя истца (ФГУП «Почта России») – Богатыревой М.М., ответчика Скляревской И.И.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в здании суда гражданское дело № 2-2741/2018 по иску Федерального государственного унитарного предприятия «Почта России» к Скляревской Инне Ивановне о возмещении материального ущерба, причинённого недостачей денежных средств,

установил:

ФГУП «Почта России» обратилось в суд с иском к Скляревской И.И. о взыскании с неё 402 830 руб 03 коп в возмещение материального ущерба, причинённого недостачей денежных средств. В обоснование заявленных требований истец указал, что в соответствии с приказом и дополнительным соглашением от 05 декабря 2008 года Скляревская И.И. работала в должности начальника отделения почтовой связи ОПС Черкесск-15 ОСП Черкесский почтамт УФПС КЧР – филиала ФГУП «Почта России» и являлась должностным лицом, на которое в соответствии с договором от 05 июня 2006 года была возложена полная материальная ответственность. По результатам проведённого в мае 2015 года служебного расследования в ОПС-15 была выявлена недостача денежных средств на сумму 402 830 руб 03 коп. Факт причинения вреда на эту сумму подтверждается актом о результатах служебного расследования от 13 мая 2015 года. Недостача была обусловлена ненадлежащим исполнением Скляревской И.И. должностных обязанностей. Недостачу в размере 402 830 руб 03 коп Скляревская И.И. обязалась погасить в полном объёме. Постановлением от 15 июля 2015 года истец признан потерпевшим по уголовному делу , которое возбуждено 26 июня 2015 года по подозрению Скляревской И.И. в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.160 УК РФ. Истец просил взыскать с ответчицы 402 830 руб 03 коп в возмещение причинённого ущерба.

В судебном заседании представитель истца – Богатырева М.М. поддержала иск, просила взыскать с ответчицы требуемую сумму. Объяснила, что недостача была выявлена 13 мая 2015 года. Тогда же был определён и размер причинённого ущерба. Все эти обстоятельства были зафиксированы в акте инвентаризации и в акте о результатах служебного расследования.

Ответчик Скляревская И.И. в судебном заседании иск не признала. Объяснила, что объяснительную от 13 марта 2015 года с обещанием возместить недостачу она написала под давлением, находясь в шоковом состоянии от выводов о недостаче. Обязательство от 13 мая 2015 года она была вынуждена написать, так как ей говорили, что если она не даст такое обещание, в отношении неё будет возбуждено уголовное дело. Уголовное дело всё-таки возбудили, но её вину в недостаче не установили. Заявила о пропуске истом срока для обращения в суд. Просила в иске истцу отказать.

Выслушав объяснения представителя истца и ответчика, исследовав имеющиеся в деле документы, суд пришёл к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска.

В соответствии с ч.3 ст.123 Конституции Российской Федерации судопроизводство осуществляется на основе состязательности. Согласно ч.1 ст.12 ГПК РФ одним из основных принципов осуществление правосудия по гражданским делам является принцип состязательности сторон. В силу ч.1 ст.56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как основания своих требований и возражений.

Применительно к данному делу обязанность доказать факт причинения ответчицей ущерба на сумму 402 830 руб 03 коп в результате недостачи лежала на истце. Данную процессуальную обязанность истец не исполнил, факт совершения ответчицей виновных противоправных действий, причинивших имущественный ущерб, не доказал.

В обоснование заявленного иска истец сослался на акт инвентаризации, акт о результатах служебного расследования, объяснительную и обязательство ответчицы с обещанием возместить ущерб, а также на факт возбуждения в отношении ответчицы уголовного дела по ч.3 ст.160 УК РФ. Между тем, акт инвентаризации от 12 мая 2015 года и акт о результатах служебного расследования от 13 мая 2015 года являются односторонними актами, составленными самим истцом. Ответчица, находясь в служебной зависимости от истца, на содержание этих актов повлиять никак не могла. Объяснительная от 13 марта 2015 года была составлена ответчицей в тот же день, в который истец выявил недостачу, обвинив в этой недостаче ответчицу. Как объяснила Скляревская И.И. в суде, объяснительную от 13 марта 2015 года и письменное обязательство от 13 мая 2015 года она написала под давлением со стороны истца. Данные утверждения ответчицы истец не оспорил и не опроверг.

Свой иск к Скляревской И.И. истец обосновал фактом недостачи, образовавшейся вследствие присвоения ответчицей денежных средств, принятых по переводам и взятых из кассы ОПС, с использованием должностного положения. Тем самым истец фактически заявил о совершении ответчицей уголовного преступления, предусмотренного ч.3 ст.160 УК РФ.

Между тем, в соответствии со ст.60 ГПК РФ обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определёнными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими иными доказательствами. Применительно к рассматриваемому делу единственным допустимым доказательством совершения ответчицей преступления, предусмотренного ч.3 ст.160 УК РФ, может быть только обвинительный приговор, вступивший в законную силу. Данный вывод вытекает из конституционно закреплённого принципа презумпции невинности и основывается на следующих положениях.

В соответствии с ч.1 ст.49 Конституции Российской Федерации вина гражданина в совершении преступления (то есть, в совершении уголовно наказуемого деяния) может быть установлена и подтверждена только вступившим в законную силу обвинительным приговором суда. Никакие другие документы (будь то постановление дознавателя, следователя, прокурора или суда, иные официальные или неофициальные документы, устные или письменные заявления, решения, акты, рапорты, справки, объяснения, обязательства) не могут доказывать или подтверждать совершение гражданином преступления в отсутствие в отношении этого гражданина обвинительного приговора.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п.2 Постановления от 31 октября 1995 года № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» отметил, что согласно ч.1 ст.15 Конституции Российской Федерации Конституция имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. В соответствии с этим конституционным положением судам при рассмотрении дел следует оценивать содержание закона или иного нормативного правового акта, регулирующего рассматриваемые судом правоотношения, и во всех необходимых случаях применять Конституцию Российской Федерации в качестве акта прямого действия. Здесь же, в п.15 Постановления Пленум Верховного Суда обратил внимание судов на то, что каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. При этом недопустимо возлагать на обвиняемого (подсудимого) доказывание своей невиновности.

Согласно части 2 ст.14 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 года каждый обвиняемый в уголовном преступлении имеет право считаться невиновным, пока виновность его не будет доказана согласно закону. Аналогичная норма содержится и в части 2 ст.6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п.5 Постановления «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» указал, что при осуществлении правосудия судам надлежит исходить из того, что общепризнанные принципы и нормы международного права, закреплённые в международных пактах, конвенциях и иных документах (в частности, во Всеобщей декларации прав человека, Международном пакте о гражданских и политических правах, Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах), и международные договоры Российской Федерации являются в соответствии с ч.4 ст.15 Конституции Российской Федерации составной частью её правовой системы.

В соответствии с ч.1 ст.14 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (УПК РФ) обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном этим кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Как неоднократно указаывал Конституционный Суд Россисйкой Федерации, право гражданина считаться невиновным в совершении преступления до тех пор, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке, является в силу ст.18 Конституции Российской Федерации непосредственно действующим и должно обеспечиваться правоприменителем на основе закрепленного в части 1 ст.15 Конституции Российской Федерации требования о прямом действии конституционных норм, на что неоднократной обращал внимание Конституционный Суд Российской Федерации в своих постановлениях и определениях.

Применительно к рассматриваемому делу квалифицировать совершённые Скляревской И.И. действия или бездействие как присвоение или растрата уполномочен только суд, рассмотревший по существу уголовное дело, путём изложения такого вывода в обвинительном приговоре. Никакие другие доказательства, имеющиеся в материалах рассматриваемого гражданского дела, виновность ответчицы в совершении преступления, причинившего истцу имущественный ущерб, подтверждать не могут и, по существу, являются в этой части недопустимыми доказательствами, которыми нельзя руководствоваться в качестве оснований для удовлетворения иска.

В данном случае никакой обвинительный приговор в отношении Скляревской И.И. по факту причинения ею ущерба в результате недостачи, образовавшейся вследствие присвоения либо растраты ответчицей денежных средств истца, не выносился. Более того, постановлением от 28 марта 2017 года уголовное преследование Скляревской И.И. было прекращено по реабилитирующему основанию, предусмотренному п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ, – в виду отсутствия в её действиях состава преступления, предусмотренного ч.3 ст.160 УК РФ. Данным постановлением орган предварительного следствия пришёл к однозначному выводу о невиновности Скляревской И.И. в причинении истцу имущественного ущерба. При таких обстоятельствах иск ФГУП «Почта России» не может быть удовлетворён.

В качестве второго, но вполне самостоятельного основания для отказа в иске суд учитывает пропуск истцом срока для обращения в суд, о котором ответчица заявила при подготовке дела к судебному разбирательству.

В соответствии с ч.3 ст.392 Трудового кодекса Российской Федерации (ТК РФ) работодатель имеет право обратиться в суд по спорам о возмещении работником ущерба, причинённого работодателю, в течение одного года со дня обнаружения причинённого ущерба.

Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно выражал правовую позицию, согласно которой установление в законе общих или сокращённых сроков исковой давности или сроков обращения в суд, т.е. сроков для защиты права по иску лица, право которого нарушено, обусловлено необходимостью обеспечить стабильные и определённые отношения, сложившиеся между участниками соответствующих правоотношений оборота. Истечение срока исковой давности или срока обращения в суд, о применении которого заявлено стороной в споре, само по себе является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске. В этом случае принудительная (судебная) защита прав гражданина невозможна, независимо от того, имело ли место в действительности нарушение его прав. Как отмечал Конституционный Суд РФ, ст.392 ТК РФ направлена на обеспечение функционирования механизма судебной защиты трудовых прав и в системе действующего правового регулирования призвана гарантировать возможность реализации права на индивидуальные трудовые споры, устанавливая условия, порядок и сроки для обращения в суд за их разрешением. Предусмотренный указанной статьёй срок для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора является более коротким по сравнению с общим сроком исковой давности, установленным гражданским законодательством. Однако такой срок, выступая в качестве одного из необходимых правовых условий для достижения оптимального согласования интересов сторон трудовых отношений, не может быть признан неразумным и несоразмерным, и по своей продолжительности является вполне достаточным для обращения в суд. Своевременность обращения в суд зависит от волеизъявления стороны трудового спора, а при пропуске срока по уважительным причинам он может быть восстановлен судом (определения от 21 мая 1999 года № 73-О, от 12 июля 2005 года № 312-О, от 15 ноября 2007 года № 728-О-О, от 21 февраля 2008 года № 73-О-О и др.).

В данном случае согласно объяснениям представителя истца и имеющимся в деле документам причинённый истцу ущерб был обнаружен истцом как минимум ещё 13 марта 2015 года, когда истцом был составлен акт № 8СБ о результатах служебного расследования. В этот же день был установлен размер этого ущерба и лицо, которое, по мнению истца, виновно в причинении ущерба (причинитель вреда). Следовательно, предусмотренный ч.3 ст.392 ТК РФ согласно ст.14 ТК РФ начал течь с 14 марта 2015 года и истёк 14 марта 2016 года (последний день для обращения в суд с иском о возмещении ущерба). Истец обратился в суд с иском о возмещении причинённого ущерба лишь 08 июня 2016 года, пропустив установленный для этого срок более чем на два года. Ходатайство о восстановлении пропущенного срока для обращения в суд истец не заявил, доказательств уважительности причин пропуска этого срока суду не предоставил.

В соответствии с ч.6 ст.152 ГПК РФ при установлении факта пропуска без уважительных причин срока исковой давности или срока обращения в суд судья принимает решение об отказе в иске без исследования иных фактических обстоятельств по делу. При этом согласно ч.4 ст.198 ГПК РФ в случае отказа в иске в связи с признанием неуважительными причин пропуска срока исковой давности или срока обращения в суд в мотивировочной части решения суда может быть указано только на установление судом данных обстоятельств. Как указал Пленум Верховного Суда РФ в п.33 Постановления от 24 июня 2008 года № 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству», в случае установления факта пропуска без уважительных причин срока исковой давности или срока обращения в суд судья принимает решение об отказе в иске без исследования иных фактических обстоятельств по делу.

Руководствуясь статьями 2, 194-199 ГПК РФ, суд

решил:

Отказать Федеральному государственному унитарному предприятию «Почта России» в иске к Скляревской Инне Ивановне о возмещении материального ущерба, причинённого недостачей денежных средств, в размере 402 830 рублей 03 копейки.

Решение может быть обжаловано в Верховный Суд Карачаево-Черкесской Республики с подачей апелляционной жалобы через Черкесский городской суд в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.

В окончательной форме мотивированное решение изготовлено 27 августа 2018 года.

Судья Черкесского городского суда Ю.М.Коцубин