НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Приговор Сормовского районного суда г. Нижнего Новгорода (Нижегородская область) от 24.06.2010 № 1-1

                                                                                    Сормовский районный суд города Нижний Новгород                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                              

                                                                        Информация предоставлена Интернет–порталом ГАС «Правосудие» (www.sudrf.ru)

                                                                        Вернуться назад

                        Сормовский районный суд города Нижний Новгород — СУДЕБНЫЕ АКТЫ

Дело №1-1/10

ПРИГОВОР

Именем Российской Федерации.

г.Нижний Новгород 24 июня 2010 года

Судья Сормовского районного суда г.Н.Новгорода Нестерук Р.Ю.

с участием государственных обвинителей – помощников прокурора Сормовского района г.Н.Новгорода Манясевой А.П., Гребешева М.С., Полянсковой А.В., Маковецкой М.Г., Герасименко Л.В.,

подсудимых Хайдярова Р.Х., Караченцева И.Н.,

защитников-адвокатов Фоминой А.Ю., представившей удостоверение №11 и ордер №23613; и Шведко А.В., представившего удостоверение №1432 и ордер №36286,

при секретарях судебного заседания Антонь Е.В., Абрамовой И.М., Солиной О.Л., Борисовой О.О., Куликовой С.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении

Хайдярова Р.Х.,   **.**.** года рождения, уроженца с.******** ******** района Горьковской области, гражданина РФ, со средне-техническим образованием, военнообязанного, женатого, имеющего сына **.**.** г.р., президента ООО «********», зарегистрированного по адресу: г.Н.Новгород, ул. ***** д. *****; проживающего по адресу: г.Н.Новгород, ул. ***** д. *****, ранее не судимого,

 Караченцева И.Н.,   **.**.** года рождения, уроженца г.Бердянск Запорожской области Украинской ССР, гражданина РФ, с высшим образованием, военнообязанного, женатого, индивидуального предпринимателя, зарегистрированного и проживающего по адресу: г.Н.Новгород, ул. ***** д. *****, ранее не судимого,

обвиняемых в совершении 13-ти преступлений, каждое из которых предусмотрено ч.4 ст.188 УК РФ; 1-го преступления, предусмотренного ч.3 ст.30 – ч.4 ст.188 УК РФ; 3-х преступлений, каждое из которых предусмотрено ч.3 ст.35 - п.п.«а», «г» ч.2 ст.194 УК РФ; 10-ти преступлений, каждое из которых предусмотрено ч.3 ст.35 - п.«а» ч.2 ст.194 УК РФ; 1-го преступления, предусмотренного ч.3 ст.35, ч.3 ст.30 – п.«а» ч.2 ст.194 УК РФ; 6-ти преступлений, каждое из которых предусмотрено ч.4 ст.174.1 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

Органами предварительного следствия Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н. обвиняются в совершении ряда преступлений при следующих обстоятельствах:

Так, Хайдяров Р.Х. с **.**.**г. являясь одним из участников, а с **.**.**г. занимая должность президента в Обществе с ограниченной ответственностью «********» (ИНН № *******, КПП № *******), расположенном по адресу: г.Н.Новгород, ул. ***** д. ***** - далее по тексту ООО «********», основным видом деятельности которого является купля-продажа нефтепродуктов и продуктов нефтехимии на территории Российской Федерации (оптовая торговля моторным топливом, включая авиационный бензин, розничная торговля моторным топливом, оптовая торговля прочим жидким и газообразным топливом), с согласия и одобрения начальника юридического отдела ООО «********» Караченцева И.Н., которого знал к этому времени около 3-х лет по роду совместной работы в ООО ********», занимающемся куплей-продажей нефтепродуктов, с целью представления интересов ООО «********» в северо-западном регионе России учредил новое предприятие - Общество с ограниченной ответственностью «********» (ИНН № *******, КПП № *******) - далее по тексту ООО «********», единственным участником которого официально стал Караченцев И.Н., который **.**.**г. поставил Общество на учет в ИФНС по Кировскому району г.Санкт-Петербурга по адресу: ул. ***** д. ***** (свидетельство о государственной регистрации юридического лица серии 78 № *******, свидетельство о постановке на учет юридического лица в налоговом органе по месту нахождения на территории РФ серии 78 № *******).

Весной 2006 года президент и один из участников ООО «********» Хайдяров Р.Х. совместно с генеральным директором и единственным участником ООО «********» Караченцевым И.Н., располагая финансовыми возможностями и отлаженными на протяжении нескольких лет деловыми связями и контактами с поставщиками и покупателями на российском рынке нефтепродуктов, решили освоить новое, выгодное с их точки зрения, направление деятельности ООО ********», а именно, используя созданное Караченцевым И.Н. ООО «********», организовать производство и экспорт легкого дистиллятного нефтепродукта, предназначенного для дальнейшей переработки на зарубежных нефтехимических предприятиях, при этом, движимые корыстной целью минимизировать материальные расходы, запланировали осуществлять вывоз указанного товара с территории Российской Федерации путем контрабанды под видом товара, не облагаемого вывозной таможенной пошлиной.

В начале лета 2006 года Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н., знакомые между собой около 6-ти лет по роду совместной деятельности на одних и тех же предприятиях, занимающихся реализацией нефтепродуктов, имея опыт работы в указанной сфере деятельности, с целью совершения на протяжении продолжительного времени ряда тождественных преступлений, а именно контрабанды, то есть перемещения в крупном размере через таможенную границу Российской Федерации товара (нефтепродукта), совершенного с обманным использованием документов и средств таможенной идентификации, сопряженного с недостоверным декларированием, а также уклонения от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации, совершенного в крупном и особо крупном размерах, создали организованную преступную группу, в которой являлись организаторами и активными участниками – исполнителями.

Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н., являющиеся участниками преступной группы, объединились на основе длительного знакомства, доверительно-деловых, финансово-зависимых отношений между ООО «********» и ООО «********», что обусловило ее сплоченность, устойчивость, организованность, мобильность, наличие постоянных связей между собой, единство корыстной цели совместного совершения ряда тождественных преступлений при постоянстве форм и методов преступной деятельности в течение достаточно длительного промежутка времени.

Интенсивность совершения тождественных преступлений, предметом которых являлся товар (легкий дистиллятный нефтепродукт), одноплановый выбор объектов контрабанды товара (отношения в сфере таможенного дела, обязывающие декларанта к уплате таможенных пошлин), один и тот же способ совершения преступлений постоянным составом свидетельствуют о высокой степени устойчивости и организованности участников преступной группы (они же организаторы), которым не требовалось длительного времени на подготовку совершения каждого отдельного эпизода контрабанды, поскольку, заранее объединившись на основе доверительных отношений, все преступные действия были согласованы, роли распределены, формы и методы совершения преступлений отработаны.

ООО «********» действует на основании Устава, утвержденного решением № ******* единственного учредителя Караченцева И.Н. от **.**.**г. является юридическим лицом, коммерческой организацией, имеет самостоятельный баланс, от своего имени заключает договоры (контракты), приобретает и осуществляет имущественные и личные неимущественные права и несет обязанности, выступает истцом и ответчиком в суде, арбитражном суде, имеет расчетный (текущий) счет в рублях № *******, текущий счет в долларах США № *******, транзитный счет в долларах США № ******* в филиале ОАО «********» в г.Н.Новгороде (в настоящее время - филиал ОАО «********» в г.Н.Новгороде).

Согласно п.п.1,2,3 ч.2 ст.2 Устава, видами деятельности ООО «********» являются: оптовая торговля топливом, оптовая торговля авиационным топливом, включая авиационный бензин, оптовая торговля прочим жидким и газообразным топливом.

**.**.**г. решением № ******* единственного участника ООО «********» Караченцева И.Н. он был назначен генеральным директором, в соответствии с приказом № ******* от **.**.**г. приступил к обязанностям генерального директора. Согласно договорам уступки доли в уставном капитале ООО «********» от **.**.**г. Караченцев И.Н. передал 49% доли уставного капитала А.Н. *****, 51% - Хайдярову Р.Х., который приступил к обязанностям генерального директора ООО «********» в соответствии с приказом № ******* от **.**.**г.

Фактически свою деятельность ООО «********» начало осуществлять с лета 2006 года.

Руководство текущей деятельностью ООО «********» согласно ч.13 ст.8 Устава, осуществляется единоличным исполнительным органом – генеральным директором, который подотчетен общему собранию участников. В соответствии с п.13.2 ст.8 Устава генеральный директор Общества: без доверенности действует от имени Общества, в том числе представляет его интересы и совершает сделки; выдает доверенности на право представительства от имени Общества, в том числе доверенности с правом передоверия; издает приказы о назначении на должности работников Общества, об их переводе и увольнении, применяет меры поощрения и налагает дисциплинарные взыскания; осуществляет иные полномочия, не отнесенные Уставом к компетенции общего собрания участников Общества.

В соответствии с Федеральными законами РФ № *******ФЗ от **.**.**г. «Об обществах с ограниченной ответственностью» и № *******ФЗ от **.**.**г. «О бухгалтерском учете» генеральный директор Общества являлся лицом, выполняющим управленческие и административные функции, утверждающим бухгалтерские отчеты и налоговые декларации, ответственным за финансово-хозяйственную деятельность, за организацию и ведение бухгалтерского учета, соблюдение законодательства о налогах и сборах, правильность исчисления, полноту и своевременность уплаты налогов в бюджеты всех уровней Российской Федерации, соблюдение законодательства при выполнении хозяйственных операций.

В соответствии с:

- ст.57 Конституции РФ от 12.12.1993г. (в редакции Указов Президента РФ от 09.01.1996г. N20, от 10.02.1996г. N173, от 09.06.2001г. N679, от 25.07.2003г. N841, Федеральных конституционных законов от 25.03.2004г. N1-ФКЗ, от 14.10.2005г N6-ФКЗ, от 12.07.2006г. N2-ФКЗ, от 30.12.2006г. N6-ФКЗ) каждое лицо должно уплачивать законно установленные налоги и сборы;

- п.1 ст.3 части №1 Налогового кодекса РФ (Федеральный закон №146-ФЗ от 31.07.1998г. в редакциях Федеральных законов от 09.07.1999г. N154-ФЗ, от 02.01.2000г. N13-ФЗ, от 05.08.2000г. N118-ФЗ (ред. 24.03.2001г.), от 28.12.2001г. N180-ФЗ, от 29.12.2001г. N190-ФЗ, от 30.12.2001г. N196-ФЗ, Таможенного кодекса РФ от 28.05.2003г. N61-ФЗ, Федеральных законов от 06.06.2003г.N65-ФЗ, от 30.06.2003г.N86-ФЗ, от 07.07.2003г. N104-ФЗ, от 23.12.2003г. N185-ФЗ, от 29.06.2004г. N58-ФЗ, от 29.07.2004г. N95-ФЗ, от 02.11.2004г. N127-ФЗ, с изменениями, внесенными Федеральными законами от 30.03.1999г. N51-ФЗ, от 31.07.1998г. N147-ФЗ (ред. 09.07.2002г.), Определением Конституционного Суда РФ от 06.12.2001г. N257-О, далее Налоговый кодекс РФ) каждое лицо должно уплачивать законно установленные налоги и сборы;

- ст.19 части 1 Налогового кодекса РФ налогоплательщиками признаются организации, на которых возложена обязанность уплачивать налоги и сборы;

- п.1 п.1, п.9 ст.23 части 1 Налогового кодекса РФ налогоплательщики обязаны уплачивать законно установленные налоги и сборы, а так же нести иные обязанности, установленные законодательством о налогах и сборах;

- п.2 ст.44 части 1 Налогового кодекса РФ обязанность по уплате конкретного налога или сбора возлагается на налогоплательщика и плательщика сбора с момента возникновения установленных законодательством о налогах и сборах обстоятельств, предусматривающих уплату данного налога или сбора;

- п.1 ст.45 части 1 Налогового кодекса РФ налогоплательщик обязан самостоятельно исполнить обязанность по уплате налогов, если иное не предусмотрено законодательством о налогах и сборах. Обязанность по уплате налога должна быть выполнена в срок, установленный законодательством о налогах и сборах;

- п.10 ст.13 части 1 Налогового Кодекса РФ к федеральным налогам и сборам относится государственная пошлина;

- ч.1 ст.34 части 1 Налогового Кодекса РФ таможенные органы пользуются правами и несут обязанности налоговых органов по взиманию налогов при перемещении товаров через таможенную границу Российской Федерации в соответствии с таможенным законодательством РФ, настоящим Кодексом, иными федеральными законами о налогах, а также иными федеральными законами;

- п.2 ч.1 ст.318 Таможенного Кодекса РФ (Федеральный закон №61-ФЗ от 28.05.2003г. в ред. Федеральных законов от 29.06.2004г. N58-ФЗ, от 20.08.2004г. N118-ФЗ, от 11.11.2004г. N139-ФЗ, от 18.07.2005г. N90-ФЗ, от 31.12.2005г. N204-ФЗ, от 10.01.2006г. N16-ФЗ, от 18.02.2006г. N26-ФЗ, от 30.12.2006г. N266-ФЗ, от 06.06.2007г. N88-ФЗ, от 26.06.2007г. N118-ФЗ, от 24.07.2007г. N214-ФЗ, с изменениями, внесенными Федеральными законами от 23.12.2003г. N186-ФЗ, от 19.12.2006г. N238-ФЗ) к таможенным платежам относится вывозная таможенная пошлина;

- п.2 ч.1 ст.319 Таможенного Кодекса РФ при перемещении товаров через таможенную границу обязанность по уплате таможенных пошлин возникает при вывозе товаров – с момента подачи грузовой таможенной декларации или совершения действий, непосредственно направленных на вывоз товаров с таможенной территории РФ;

- ч.1 ст.320 Таможенного Кодекса РФ лицом ответственным за уплату таможенных пошлин является декларант;

- ст.322 Таможенного Кодекса РФ объектом обложения таможенными пошлинами являются товары, перемещаемые через таможенную границу. Налоговой базой для целей исчисления таможенных пошлин являются таможенная стоимость товара и (или) их количество;

- п.1 ст.16 Таможенного Кодекса РФ обязанность по совершению таможенных операций для выпуска товаров, если иное не установлено настоящим Кодексом, несет, если перемещение товаров через таможенную границу осуществляется в соответствии с внешнеэкономической сделкой, заключенной российским лицом, - российское лицо, которое заключило такую внешнеэкономическую сделку или от имени которого либо по поручению которого эта сделка заключена;

- ч.4 ст.3 Федерального закона «О таможенном тарифе» РФ №5003-1 от 21.05.1993г. (в ред. Федеральных законов от 07.08.1995г. N128-ФЗ, от 25.11.1995г. N185-ФЗ, от 27.12.1995г. N211-ФЗ, от 05.02.1997г. N25-ФЗ, от 10.02.1999г. N32-ФЗ, от 04.05.1999г. N95-ФЗ, от 27.05.2000г.N74-ФЗ, от 08.08.2001г. N126-ФЗ, от 29.12.2001г. N190-ФЗ, от 29.05.2002г. N57-ФЗ, от 25.07.2002г. N116-ФЗ, от 06.06.2003г. N65-ФЗ, от 07.07.2003г. N124-ФЗ, от 08.12.2003г. N159-ФЗ, от 07.05.2004г. N33-ФЗ, от 29.06.2004г. N58-ФЗ, от 22.08.2004г.N122-ФЗ, от 21.07.2005г. N112-ФЗ, от 08.11.2005г. N144-ФЗ, от 20.12.2005г. N168-ФЗ, от 27.07.2006г. N145-ФЗ, от 10.11.2006г. N191-ФЗ, с изменениями, внесенными Федеральными законами от 27.12.2000г. N150-ФЗ, от 30.12.2001г. N194-ФЗ, от 24.12.2002г. N176-ФЗ, от 23.12.2003г. N186-ФЗ) определяет порядок установления ставок вывозных таможенных пошлин на нефть сырую (код ТН ВЭД России 270900) и отдельные категории товаров, выработанные из нефти, перечень которых определяется Правительством РФ.

Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н., движимые единой корыстной целью, направленной на извлечение максимальной прибыли от планируемого к осуществлению направления деятельности и экономии оборотных денежных средств ООО «********» за счет неуплаты вывозной таможенной пошлины с каждой задекларированной в таможенном режиме «экспорт» партии товара, разработали сложный поэтапный преступный план с распределением ролей каждого:

так, весной – в начале лета 2006 года Хайдяров Р.Х., исследуя рынок сбыта нефтепродуктов за пределами Российской Федерации, в ходе служебной командировки в Эстонскую Республику, подыскал потенциального покупателя (фирму ********) нефтепродукта, планируемого к выпуску ООО «********», на тот момент уже имея готовый образец предлагаемого товара, то есть, заведомо зная способ его изготовления и процентное соотношение при смешивании исходных компонентов (нефтепродуктов) при его производстве.

В июне 2006 года, действуя согласованно, Хайдяров Р.Х. совместно с Караченцевым И.Н. представившись руководителями ООО «********», под предлогом получения профессиональных консультаций и разработки проекта технических условий на планируемый к производству нефтепродукт обратились к К. *****, об услугах которого узнали из сети Интернет, поставив последнему задачу за определенную плату разработать проект технических условий на товар, подпадающий под классификационный код группы 38 согласно Товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности России (далее по тексту – ТН ВЭД), полученный путем смешивания кондиционных и некондиционных нефтепродуктов с целью получения продукции для дальнейшей переработки и реализации на западном рынке, заведомо зная, что товар, подпадающий под указанную группу, не облагается государственной пошлиной, а именно вывозной таможенной пошлиной. В результате данного сотрудничества, основанного на устной договоренности, исходя из поставленной клиентами (Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н.) задачи, К. ***** предложил им проект технических условий ТУ 0251-003-77711740-2006 на товар, название которому выбиралось по согласованию с Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н. включало слово «растворитель» и по звучанию подходило под товарную позицию № ******* ТН ВЭД России «растворители и разбавители сложные органические, в другом месте не поименованные или не включенные; готовые составы для удаления красок и лаков». Согласно данному проекту технических условий: «Растворитель углеводородный тяжелый представляет собой однородную смесь легко и низкокипящих нефтяных растворителей (до 80% общей массы), произведенных деароматизацией бензиновой и керосиновой фракций каталитического риформинга, некондиционные органические растворители (ксилол, толуол нефтяной, суммарно не более 10% от общей массы) или смеси некондиционных слабополярных органических растворителей (ацетон, метанол, бутиловый спирт, уайт-спирит, трихлорэтилен, суммарно не более 35% от общей массы) и продукты прямой перегонки нефти и газового конденсата (бензиновые и керосиновые фракции, суммарно не более 10% от общей массы)». На титульном листе данного проекта технических условий К. *****, ничего не подозревая об истинных намерениях Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., **.**.**г. расписался по просьбе последних в графе «Разработано» в качестве главного технолога ООО «********», в действительности, никогда не работая в ООО «********», после чего передал данный проект заказчикам.

Продолжая осуществлять свой преступный план, Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н., действуя умышленно и согласованно, с целью ввести в заблуждение К. ***** относительно своих истинных намерений и получить другие проекты технических условий, предусматривающие иной состав исходных компонентов, отказались использовать предложенный им проект под предлогом того, что им не удалось недорого приобрести продукты органического синтеза (бутиловый спирт, уайт-спирит, метанол), которые в действительности они не планировали использовать и никогда не использовали при производстве экспортируемого товара «растворитель углеводородный тяжелый». После чего, исходя из требований клиентов, в период июль-август 2006 года К. ***** предложил им несколько других проектов технических условий на товар «растворитель углеводородный тяжелый» ТУ 0251-003-77711740-2006, согласно которым: «Растворитель углеводородный тяжелый представляет собой однородную смесь легко и низкокипящих нефтяных растворителей (до 80% общей массы), произведенных деароматизацией бензиновой и керосиновой фракций каталитического риформинга, органические растворители (ксилол, толуол нефтяной, суммарно не более 10% от общей массы) и продукты прямой перегонки нефти и газового конденсата (бензиновые и керосиновые фракции, суммарно не более 10% от общей массы)», но при этом, как специалист, неоднократно высказывал сомнения и предостережения Хайдярову Р.Х. и Караченцеву И.Н. о том, что в установленном законом порядке необходимо подтвердить принадлежность полученной таким образом продукции к классификационному коду группы 38 ТН ВЭД.

Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н. до начала экспортных операций с товаром «растворитель углеводородный тяжелый», имея в соответствии с ч.2 ст.40 Таможенного Кодекса РФ реальную возможность воспользоваться советами К. ***** и обратиться в таможенные органы с запросом о предварительном решении по классификации товара согласно ТН ВЭД, умышленно этого не сделали, преследуя противоположную цель. Действуя умышленно с целью контрабанды и уклонения от уплаты таможенных платежей путем недостоверного декларирования, обманного использования документов и средств таможенной идентификации, сознавая, что экспортироваться будет легкий дистиллятный нефтепродукт, классифицируемый под кодом ТН ВЭД № ******* «легкие дистилляты прочие», в соответствии с Законом № *******ФЗ «О таможенном тарифе» от **.**.**г. облагаемый вывозной таможенной пошлиной, решили осуществлять его перемещение через таможенную границу Российской Федерации в беспошлинном режиме, то есть под видом другого товара с классификационным кодом № ******* ТН ВЭД.

**.**.**г, планируя в будущем осуществлять экспортные операции по вывозу товара (легкого дистиллятного нефтепродукта) с территории Российской Федерации в зоне действия Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни, расположенного по адресу: г.Н.Новгород, ул. ***** д. ***** Хайдяров Р.Х. дал свое согласие и Караченцев И.Н. снял ООО «********» с учета в налоговом органе – Межрайонной ИФНС России № ******* России по г.Санкт-Петербургу в связи с изменением места нахождения в г.Санкт-Петербурге на адрес: г.Н.Новгород, ул. ***** д. *****, то есть по месту нахождения ООО «********», и поставил на учет в ИФНС России по Нижегородскому району г. Н.Новгорода с присвоением ********, ********.

Действуя согласованно, продолжая осуществлять совместный преступный план, получив от К. ***** несколько различающихся по своему содержанию в первую очередь по составу исходных компонентов при производстве товара «растворитель углеводородный тяжелый» проектов технических условий ТУ 0251-003-77711740-2006 с согласия и одобрения Хайдярова Р.Х., Караченцев И.Н., являясь руководителем и действуя от имени ООО «********», утвердил их, поставив в каждом свою подпись в графе «Утверждаю». При этом ни в одном из имеющихся экземпляров технических условий в листе регистрации изменений к техническим условиям, являющимся неотъемлемой частью данного документа, умышленно не внес ни одной записи об изменении, соответственно, каждый из них в нарушении ГОСТ 2.503-90, ГОСТ 2.114-95 имел различное содержание, что впоследствии позволило ООО «********» использовать каждый проект как отдельный и единственный технический документ.

Заведомо зная, что планируемый к экспорту легкий дистиллятный нефтепродукт, предназначен для дальнейшей переработки на зарубежных нефтехимических предприятиях, Хайдяров Р.Х. дал свое согласие, и Караченцев И.Н. имея многолетний опыт в сфере купли-продажи нефтепродуктов и определенные знания, касающиеся основных свойств и области применения данного вида продукции, умышленно внес заведомо ложные сведения об области применения товара «растворитель углеводородный тяжелый» в каждый из находящихся в его распоряжении видов технических условий: «используется для горнорудной промышленности в качестве флотационного агента». Название продукции включало слово «растворитель», что было заранее продумано Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н., исходя из их намерений в дальнейшем экспортировать товар под кодом № ******* ТН ВЭД «растворители и разбавители сложные органические, в другом месте не поименованные или не включенные; готовые составы для удаления красок и лаков», не облагаемый таможенной пошлиной.

В конце августа 2006 года с целью придания значимости документу – техническим условиям ТУ 0251-003-77711740-2006, из профессиональных консультаций К. ***** заведомо зная, что согласование технических условий на товар «растворитель углеводородный тяжелый» является процедурой добровольной и необязательной, но одновременно их согласование с отраслевым институтом приведет к повышению значимости данного документа за счет известности, высокой деловой и профессиональной репутации специалистов данного института, Хайдяров Р.Х. дал свое согласие, и Караченцев И.Н. воспользовался услугами неустановленных следствием лиц, которые внесли в него дополнительные сведения, не соответствующие действительности, а именно на титульном листе нескольких из имеющихся у него в распоряжении технических условий ТУ № ******* проставили отметки о согласовании данных технических условий в ОАО «********» (г.Москва), далее по тексту – ОАО ********», подделав в графе «Согласовано» подпись от имени главного технолога указанного института В.Б. *****, заверив оттиском фиктивной печати института.

Кроме того, Хайдяров Р.Х. дал свое согласие, и Караченцев И.Н. согласно отведенной ему роли заранее разработанного с Хайдяровым Р.Х. преступного плана, в процессе подготовки к совершению преступлений, в период с июля по сентябрь 2006 года с целью впоследствии ввести в заблуждение специалистов таможенного брокера и должностных лиц таможенных органов при таможенном оформлении товара «растворитель углеводородный тяжелый», используя недействительные технические условия, получил несколько других недействительных документов:

- сертификат соответствия №РОСС № ******* номер бланка ******** от **.**.**г., выданный Автономной некоммерческой организацией «********» (г.Санкт-Петербург);

- санитарно-эпидемиологическое заключение № ******* от 06.09.2006г., выданное Волгоградским отделением Приволжского территориального отдела Территориального Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по железнодорожному транспорту (г.Волгоград) с нарушением порядка выдачи, регламентированного Приказом Роспотребнадзора № ******* «О санитарно-эпидемиологической экспертизе видов деятельности (работ, услуг), продукции, проектной документации» и в результате представления в качестве оснований его выдачи заведомо ложных сведений об области применения товара: «используется на железнодорожном транспорте».

**.**.**г., **.**.**г., Хайдяров Р.Х. дал свое согласие, и Караченцев И.Н., действуя согласно отведенной ему роли заранее разработанного с Хайдяровым Р.Х. преступного плана, от имени ООО ********» заключил контракты без номеров с эстонской фирмой «********» на поставку в Эстонскую Республику товара «растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006», по своей природе являющегося легким дистиллятным нефтепродуктом, при этом заведомо зная способ изготовления и процентное соотношение при смешивании исходных компонентов (нефтепродуктов) при его производстве.

Кроме того, в соответствии с заключенными внешнеэкономическими контрактами с зарубежной фирмой «********» и во исполнение намеченных совместно с Хайдяровым Р.Х. планов по изготовлению необходимых объемов легкого дистиллятного нефтепродукта, Караченцевым И.Н. от имени ООО «********» были заключены договоры с несколькими российскими предприятиями, в соответствии с которыми последние в период с сентября 2006 года по январь 2007 года производили для ООО «********» путем смешивания нескольких компонентов (нефтепродуктов) указанный товар «растворитель углеводородный тяжелый ТУ № *******», и, имея в пользовании подъездные железнодорожные пути, по поручению заказчика ООО «********» выступали его отправителями в Эстонскую Республику:

- договор на переработку давальческого сырья № ******* от **.**.**г. с ОАО «********» (ИНН № *******, расположено по адресу: г.Н.Новгород, ул. ***** д. *****

- договор на оказание услуг б/н от **.**.**г. с ООО «********» (ИНН № *******, нефтебаза ООО «********» расположена в промзоне г.Дзержинска);

- договор на оказание услуг б/н № *********.**.**г. от с ИП А.С. ***** (ИНН № *******, нефтебаза расположена во Владимирской области, ул. ***** д. *****).

Кроме того, Хайдяров Р.Х. дал свое согласие, и Караченцевым И.Н., во исполнение совместно разработанного с Хайдяровым Р.Х. преступного плана, от имени ООО «********» были заключены договор № ******* от **.**.**г. с ЗАО «********» Нижегородским филиалом в г.Кстово, предметом которого являлось оказание инспекционных услуг по независимой экспертной оценке качества нефти, нефтепродуктов, продуктов нефтехимии, отгружаемых заказчиком или по его поручению, и договор на оказание услуг таможенного брокера № ******* от **.**.**г. с ООО «********» Нижегородским филиалом (свидетельство о включении в Реестр таможенных брокеров № ******* от **.**.**г.).

С целью поставок давальческого сырья (нефтепродуктов), необходимого для производства товара «растворитель углеводородный тяжелый», с согласия и одобрения Хайдярова Р.Х., Караченцевым И.Н. от имени ООО «********» были заключены договоры с российскими предприятиями (ОАО «********», ООО «********», ООО «********», ООО «********»), в соответствии с которыми последние в период с сентября 2006 года по январь 2007 года поставляли нефтепродукты в адрес ОАО «********», ИП А.С. *****, ООО «********», на территории которых под руководством и контролем Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н. осуществлялось производство указанной продукции для заказчика ООО «********».

**.**.**г., с согласия и одобрения Хайдярова Р.Х., Караченцевым И.Н. ООО «********» было зарегистрировано в УФНС России по Нижегородской области как предприятие, осуществляющее переработку прямогонного бензина (свидетельство о регистрации лица, осуществляющего переработку прямогонного бензина, серии 52 № ******* от **.**.**г.), что в соответствии со ст.ст. 182, 200 НК РФ позволяло ООО «********» приобретать давальческое сырье (прямогонный бензин) без акциза, начисляя акциз при оприходовании, заявляя его к вычету при списании в переработку.

С целью организации поставок давальческого сырья и планируемых экспортных перевозок товара «растворитель углеводородный тяжелый» в Эстонскую Республику железнодорожным транспортом, с согласия и одобрения Хайдярова Р.Х., Караченцевым И.Н. от имени ООО «********» были заключены договоры с Государственным предприятием «********» № ******* от **.**.**г. на транспортно-экспедиционное обслуживание, № ******* от **.**.**г. и № ******* от **.**.**г. на передачу в аренду железнодорожных цистерн; договор с ОАО «********» № *******НПК-06 от **.**.**г.

В период с **.**.** по **.**.** года с целью ввести в заблуждение сотрудников таможенного брокера ООО «********» и должностных лиц Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни относительно природы, описания, кода ТН ВЭД товара, также с целью незаконного перемещения товара – легкого дистиллятного нефтепродукта в таможенном режиме «экспорт», регламентированном ст.ст.165, 166 ТК РФ, без уплаты вывозных таможенных пошлин, согласно отведенной ему роли совместно разработанного с Хайдяровым Р.Х. преступного плана, Караченцевым И.Н. был совершен ряд действий, непосредственно направленных на вывоз с территории Российской Федерации товара с нарушением установленного порядка. Так, для таможенного оформления товара по указанию Караченцева И.Н. подчиненными ему сотрудниками Д.А.***** и С.А. *****, не осведомленными о преступных планах Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., в адрес специалистов таможенного брокера ООО «********» и должностных лиц Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни были предоставлены недействительные документы, послужившие основанием для полного освобождения от уплаты таможенных пошлин:

- поддельные технические условия ТУ № ******* на «растворитель углеводородный тяжелый» (содержащие дополнительные сведения, не соответствующие действительности, о согласовании с отраслевым институтом ОАО «********», и не отражающие сведений об изменении в нарушении ГОСТ 2.503-90, ГОСТ 2.114-95);

-документы, полученные незаконным путем, а именно санитарно-эпидемиологическое заключение на товар «растворитель углеводородный тяжелый» № *******.П№ ******* от **.**.**г. и сертификат соответствия на товар «растворитель углеводородный тяжелый» №******** номер бланка ******** от **.**.**г.;

- документы, содержащие недостоверные (ложные) сведения о коде товара согласно ТН ВЭД, изготовленные и подписанные по указанию Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н. сотрудником ООО «********» С.А. ***** и сотрудником ООО «********» Д.А.*****, а именно счета-проформы на каждую экспортируемую партию товара;

- документы, содержащие недостоверные (ложные) сведения о коде товара согласно ТН ВЭД товара, а именно инвойсы.

В результате представления декларантом ООО «********» указанных выше недействительных и содержащих недостоверные сведения о товаре документов, сотрудниками таможенного брокера ООО «********» С.М. ***** и Г.Л. *****, неосведомленными о преступных планах Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., ложные сведения об экспортируемом товаре «растворитель углеводородный тяжелый» (его описании, коде товара в соответствии с ТН ВЭД) принимались за достоверные и в период с **.**.**г. по **.**.**г. переносились в грузовые таможенные декларации.

В результате поступления от таможенного брокера указанных недействительных, содержащих недостоверные сведения документов, должностными лицами Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни, неосведомленными о преступных планах Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., ложные сведения об экспортируемом товаре «растворитель углеводородный тяжелый» (его описании, коде в соответствии с ТН ВЭД) в период с **.**.**г. до **.**.**г. принимались за достоверные, в результате чего до **.**.**г. включительно ими принималось решение о разрешении выпуска товара через таможенную границу Российской Федерации в таможенном режиме «экспорт» без уплаты таможенных платежей.

С целью завуалирования совместно организованной, тщательно подготовленной и спланированной, а затем приведенной в исполнение преступной деятельности, в период с **.**.**г. по **.**.**г. должность генерального директора ООО ********» официально занимал Караченцев И.Н., с **.**.**г. к исполнению обязанностей генерального директора ООО ********» на основании приказа № ******* от **.**.**г. официально приступил Хайдяров Р.Х. При этом в действительности на протяжении всего периода деятельности ООО «********» все решения по функционированию предприятия принимались совместно Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н., все преступные действия совершались ими последовательно в строгом соответствии с заранее совместно разработанным планом. По указанной причине формальной смены руководителя ООО «********», с **.**.**г. именно Хайдяров Р.Х. с целью продолжения организованной совместно с Караченцевым И.Н. преступной деятельности подписывал от имени ООО «********» все необходимые документы по договорным обязательствам, связанным с производством и экспортом товара «растворитель углеводородный тяжелый», в том числе: приложение № ******* от **.**.**г. к контракту от **.**.**г. с «********»; приложение № ******* от **.**.**г. к контракту от **.**.**г. с «********»; приложение б/н от **.**.**г. к контракту от **.**.**г. с «********»; договор № *******Т на предоставление услуг по переработке давальческого сырья от **.**.**г. с ОАО «********»; договор на оказание услуг таможенного брокера № ******* от **.**.**г. с ООО «********», другие.

После возбуждения Нижегородской таможней дела об административном правонарушении и проведении административного расследования № ******* от **.**.**г. в отношении ООО «********» по ч.2 ст.16.2 КоАП РФ по факту заявления недостоверных сведений о декларируемом товаре, после запрета к выпуску через таможенную границу Российской Федерации и ареста очередных партий экспортируемого товара «растворитель углеводородный тяжелый», принадлежащего ООО «********», боясь своего и Караченцева И.Н. изобличения, а также, не желая возможного вынужденного прекращения преступной деятельности ООО «********», преследуя те же корыстные цели продолжить обогащение и извлечение максимальной прибыли за счет неуплаты таможенных пошлин при экспорте нефтепродукта, Хайдяровым Р.Х. совместно с Караченцевым И.Н. был разработан преступный план, направленный на недопущение их разоблачения:

так, заведомо зная о своих и Караченцева И.Н. незаконных действиях, связанных, в том числе, с фиктивным согласованием технических условий ТУ 0251-003-77711740-2006 в отраслевом институте ОАО «********», совершенных в процессе подготовки к совершению преступлений, Хайдяров Р.Х. (вступивший в должность генерального директора ООО ********» с **.**.**г. и являющийся участником Общества с **.**.**г. после уступки доли Караченцевым И.Н.) с целью избежать административной ответственности и ввести в заблуждение таможенного брокера и таможенные органы, желая убедить в достоверности заявленных ООО «********» сведений о товаре и принадлежности его к товарной позиции № ******* ТН ВЭД, заручившись для этого поддержкой специалистов ОАО «********», **.**.**г. направил в данный институт письмо с просьбой заключить договор с ООО ********» на получение заключения экспертов об области применения экспортируемого товара «растворитель углеводородный тяжелый», изготавливаемого по техническим условиям ТУ 0251-003-77711740-2006 и согласования этих технических условий, после чего **.**.**г. заключил с институтом договор № ******* на проведение указанных работ. Действуя с целью ввести в заблуждение специалистов отраслевого института, Хайдяров Р.Х. предоставил в качестве основания для выдачи заключения один из имеющихся в распоряжении ООО «********» недействительных экземпляров технических условий ТУ 0251-003-77711740-2006, утвержденный Караченцевым И.Н., первоначально предложенный К. *****, согласно которому состав товара предусматривал наряду с иными, такие компоненты как ацетон, метанол, бутиловый спирт, уайт-спирит, трихлорэтилен, суммарно не более 35% от общей массы, которые в действительности никогда не использовались ООО «******** при производстве экспортируемого ими товара «растворитель углеводородный тяжелый», заведомо зная, что именно в данном экземпляре, предусмотрен состав продукции, включающий упомянутые компоненты, некоторые из которых указаны в качестве примеров состава продукции товарной позиции 3814 ТН ВЭД. Введенные в заблуждение относительно истинных намерений Хайдярова Р.Х., главный технолог института В.Б. ***** и генеральный директор Г.Р. ***** **.**.**г. выдали в адрес ООО «********» заключение, в котором подтвердили возможность применения товара «растворитель углеводородный тяжелый» в  горнорудной промышленности в качестве флотационного агента и возможность его отнесения к коду № ******* ТН ВЭД по причине сложного состава продукции, в том числе присутствия в составе бутилового спирта.

Кроме того, Хайдяров Р.Х., действуя с согласия и одобрения Караченцева И.Н., предпринял попытки ввести в заблуждение сотрудников Управления Товарной номенклатуры и торговых ограничений ФТС РФ (г.Москва) и путем обмана получить в данном органе решение о принадлежности экспортируемого товара «растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006» к коду № ******* ТН ВЭД. Для этого **.**.**г. он зарегистрировал в ФГУП «********» (г.Москва) изменения № ******* к техническим условиям ТУ 0251-003-77711740-2006 за № *******, касающиеся состава исходного сырья, которые вместе с одним из имеющихся в его распоряжении экземпляров технических условий, предусматривающим в составе продукции бутиловый спирт, в действительности, никогда не используемый ООО «********» при производстве экспортируемого товара «растворитель углеводородный тяжелый», **.**.**г. предоставил данные документы (технические условия и изменения к техническим условиям), а также полученное путем обмана в ОАО «********» заключение в Управление Товарной номенклатуры и торговых ограничений ФТС РФ (г.Москва). Однако, **.**.**г. Управлением Товарной номенклатуры и торговых ограничений ФТС РФ в адрес ООО «********» с учетом изучения результатов экспертиз, проведенных таможенными органами относительно природы экспортируемого товара «растворитель углеводородный тяжелый», было вынесено предварительное решение о принадлежности товара к коду № ******* ТН ВЭД.

В период с **.**.** по **.**.**г. Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н. действуя умышленно, совместно и согласованно, путем недостоверного декларирования, обманного использования документов и средств таможенной идентификации, сознавая, что экспортироваться будет легкий дистиллятный нефтепродукт, классифицируемый под кодом ТН ВЭД № ******* «легкие дистилляты прочие», в соответствии с Законом № *******ФЗ «О таможенном тарифе» от **.**.**г. облагаемый вывозной таможенной пошлиной, осуществляли его перемещение через таможенную границу Российской Федерации в беспошлинном режиме, то есть под видом другого товара с классификационным кодом № ******* ТН ВЭД: «растворители и разбавители сложные органические, в другом месте не поименованные или не включенные; готовые составы для удаления красок и лаков».

Из задержанных должностными лицами таможенных органов, действующими во исполнение телетайпограммы ФТС России №ТФ-95 от **.**.**г., железнодорожных цистерн № *******№ *******, № ******* № *******, № *******, № *******, № *******, № *******, № ******* № *******, № *******, № *******, № *******, № *******, № *******, № *******, № ******* № *******, № *******, № ******* № ******* № *******, № *******, № *******, № *******, № ******* № *******, № *******, № *******, № ******* № ******* № ******* с экспортируемым Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н. товаром «растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006», были отобраны образцы жидкости. Заключениями межведомственных судебных криминалистических экспертиз материалов, веществ и изделий (исследование нефтепродуктов и горючесмазочных материалов) № ******* № *******, № *******, № *******, № *******, № *******, № *******, № *******, № *******, № *******, № *******, № *******, установлена природа экспортируемого товара: жидкость, представленная на исследование, является легким дистиллятным нефтепродуктом, содержание нефтепродукта в жидкости – 100%.

Согласно заключению специалиста отдела товарной номенклатуры и происхождения товаров Приволжского таможенного управления № ******* от **.**.**г.: товар - легкий дистиллятный нефтепродукт, заявленный декларантом ООО «********» под названием «Растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006, классифицируется в субпозиции ******** ТН ВЭД России – «легкие дистилляты прочие». При вывозе товара, классифицированного по данному коду, взимается вывозная таможенная пошлина, определяемая на каждую дату декларирования постановлениями Правительства Российской Федерации.

При совершении каждого из эпизодов контрабанды, Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н., имея возможность, предоставленную декларанту в силу ст.ст.133, 134 ТК РФ, изменить, дополнить сведения, заявленные в таможенной декларации, принятой таможенными органами, либо отозвать грузовую таможенную декларацию с заведомо недостоверно заявленными в ней сведениями, ни разу данным правом не воспользовались, что свидетельствует о желании довести каждый эпизод преступной деятельности до конца.

В период с **.**.**г. по **.**.**г. Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н., действующие в составе организованной преступной группы, в зоне действия Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни, расположенного по адресу: г.Н.Новгород, ул. ***** д. *****, совершили четырнадцать фактов контрабанды товара «растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006», то есть перемещения в крупном размере через таможенную границу Российской Федерации, совершенного с обманным использованием документов и средств таможенной идентификации, сопряженного с недостоверным декларированием, в совокупности с четырнадцатью фактами уклонения от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации, совершенными в крупном и особо крупном размерах.

Кроме того, для осуществления дальнейшей предпринимательской и экономической деятельности ООО «********», Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н., действующие в составе организованной преступной группы, легализовали денежные средства, полученные в результате совершения контрабанды товара «растворитель углеводородный тяжелый ТУ № *******», перемещенного декларантом ООО «********» через таможенную границу Российской Федерации в таможенном режиме «экспорт» на основании ГТД № *******№ ******* от **.**.**г., № ******* от **.**.**г., № ******* от **.**.**г., № ******* от **.**.**г., № ******* от **.**.**г., № ******* от **.**.**г., № ******* от **.**.**г., № ******* от **.**.**г., № ******* от **.**.**г., используя открытые **.**.**г. Караченцевым И.Н. в филиале ОАО«********» в г.Н.Новгороде счета ООО «********», произведя с ними в период с **.**.**г. по **.**.**г. согласно акту исследования документов № ******* от **.**.**г. финансовые операции:

- путем перечисления денежных средств с транзитного валютного счета ООО «********» № ******* на расчетный счет ООО «********» № *******,

- путем перечисления денежных средств с расчетного счета ООО ********» № ******* в адрес различных контрагентов ООО «********» по платежным поручениям, выписанным на основании договоров, счетов, счетов-фактур,

- путем получения денежных средств с расчетного счета ООО «********» № ******* по чекам наличными в кассу ООО «********

совершив тем самым шесть фактов легализации (отмывания) денежных средств, приобретенных лицом в результате совершения им преступления (контрабанды).

Эпизод по факту контрабанды товара, заявленного декларантом ООО «********» **.**.**г. в ГТД № *******

Весной - в начале лета 2006 года президент и один из участников ООО«********» Хайдяров Р.Х., движимый корыстной целью, направленной на обогащение и извлечение максимальной прибыли от деятельности ООО ********» (экспорта легкого дистиллятного нефтепродукта) за счет неуплаты таможенных платежей (вывозной таможенной пошлины), взимаемых с организации, объединился в организованную преступную группу с генеральным директором и единственным участником ООО «********» Караченцевым И.Н. для совершения контрабанды, то есть перемещения в крупном размере через таможенную границу Российской Федерации товара, совершенной с обманным использованием документов и средств таможенной идентификации, сопряженной с недостоверным декларированием.

Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н., действуя умышленно, из корыстных побуждений, совместно и согласованно, сознавая, что в действительности ими будет экспортироваться товар - легкий дистиллятный нефтепродукт, классифицируемый под кодом ТН ВЭД № ******* «легкие дистилляты прочие», при вывозе которого в соответствии с Законом № *******ФЗ «О таможенном тарифе» от **.**.**г. у декларанта возникает обязанность по уплате таможенной пошлины с момента подачи грузовой таможенной декларации, решили осуществлять его перемещение через таможенную границу Российской Федерации в беспошлинном режиме, то есть под видом другого товара, не облагаемого при экспорте вывозной таможенной пошлиной. Название, используемое Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н. при таможенном оформлении товара, включало слово «растворитель», а именно «растворитель углеводородный тяжелый», что было заранее продумано последними, исходя из их намерений экспортировать легкий дистиллятный нефтепродукт под видом товара, классифицируемого под кодом № ******* ТН ВЭД «растворители и разбавители сложные органические, в другом месте не поименованные или не включенные», не облагаемого таможенной пошлиной.

**.**.**г. Хайдяров Р.Х. дал свое согласие, а КараченцевИ.Н., действуя согласно отведенной ему роли совместного с Хайдяровым Р.Х. преступного плана, являясь руководителем и действуя от имени ООО «********», заключил контракт без номера с эстонской фирмой ******** (10117, Эстонская Республика, Тарту МНТ, 16-35) на поставку в Эстонскую Республику планируемого к экспорту товара «растворитель углеводородный тяжелый», заведомо зная о природе, основных свойствах, способе изготовления, области применения указанной продукции.

**.**.**г. Хайдяров Р.Х. дал свое согласие, а Караченцев И.Н., продолжая осуществлять совместный с Хайдяровым Р.Х. преступный умысел, действуя от имени ООО «********», заключил договор на переработку давальческого сырья № ******* с ОАО«******** (г.Н.Новгород). В сентябре 2006 года для изготовления товара «растворитель углеводородный тяжелый» в адрес ОАО«********» от заказчика ООО «********» поступило давальческое сырье (нефтепродукты): бензин газовый стабильный (ТУ № *******) и нефтяной ксилол (ГОСТ 9410-78) в количестве необходимом и достаточном для производства запланированной Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н. к отправке на экспорт первой партии товара.

К **.**.**г. силами сотрудников ОАО ********», не посвященных в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н. для ООО ********» была изготовлена первая планируемая к экспорту партия товара «растворитель углеводородный тяжелый», процентное соотношение при смешивании исходных компонентов (нефтепродуктов) при производстве которого устанавливалось Караченцевым И.Н. с согласия и одобрения Хайдярова Р.Х.

Кроме того, Хайдяров Р.Х. дал свое согласие, а Караченцев И.Н., действующий во исполнение совместно разработанного с Хайдяровым Р.Х. преступного плана, от имени ООО «********» заключил договор на оказание услуг таможенного брокера № ******* от **.**.**г. с ООО«********» Нижегородским филиалом (свидетельство о включении в Реестр таможенных брокеров № ******* от **.**.**г.).

**.**.**г. Хайдяров Р.Х. дал свое согласие, и Караченцев И.Н., действуя во исполнении условия контракта с ******** от **.**.**г. об определении качества продукции, направил заявку о проведении инспекции вагоно-цистерн № *******№ *******, № *******, № ******* № *******, № *******, № *******, № *******, № *******, № ******* по количеству и качеству на соответствие техническим условиям ТУ 0251-003-77711740-2006 на имя директора НФ ЗАО«********» С.Ж.*****, предоставив последнему в качестве основания для выдачи паспорта качества недействительные (полученные заранее обманным путем и содержащие ложные сведения) технические условия ТУ № ******* на «растворитель углеводородный тяжелый». В результате, не осведомленные о преступных намерениях Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н. сотрудники ЗАО«********» выдали в адрес ООО «********» паспорт качества б/н от **.**.**г. аккредитованной лаборатории.

**.**.**г. специалист таможенного брокера ООО«********» С.М. *****, действующая во исполнении договора на оказание услуг таможенного брокера № ******* от **.**.**г., приняла от ООО «********» документы, необходимые для таможенного оформления экспортируемого товара, в том числе: контракт с ******** от **.**.**г., счета-проформы от **.**.**г. № *******№ *******, № *******, № *******, № *******, № *******, № *******, № *******, № *******, № ******* оформленные и подписанные по указанию Караченцева И.Н. сотрудником ООО«********» Д.А.*****, не посвященным в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., в которые были внесены недостоверные сведения о принадлежности товара к классификационному коду № ******* ТН ВЭД, информационное письмо о калькуляции плановой себестоимости товара «растворитель углеводородный тяжелый» исх. № ******* от **.**.**г., информационное письмо о предварительной цене на товар «растворитель углеводородный тяжелый» исх. № ******* от **.**.**г., подписанные Караченцевым И.Н., также железнодорожные накладные № *******, № *******, № *******, № *******, № ******* и ряд недействительных, полученных заранее с целью сознательного искажения истины документов: технические условия на «растворитель углеводородный тяжелый» ТУ № *******, сертификат соответствия №РОСС RU№ *******, санитарно-эпидемиологическое заключение № *******.П.№ *******, паспорт качества ЗАО «********» б/н от **.**.**г.

**.**.**г., ничего не подозревая об истинных намерениях Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., С.М. ***** на основании представленных декларантом ООО «********» недействительных, содержащих недостоверные сведения об экспортируемом товаре (описании, коде ТН ВЭД, области применения) документов, оформила грузовую таможенную декларацию № *******,   в графе  31 которой было заявлено следующее описание товара: «Растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006, 455.951 тонн на основе легко и низкокипящих нефтяных растворителей (до 80%) используется для горнорудной промышленности в качестве флотационного агента, изготовитель ООО «********», Россия», в графе 33 был заявлен код товара согласно ТН ВЭД – № *******, соответственно, те же недостоверные сведения, что и в представленных декларантом документах.

В этот же день, то есть **.**.**г. С.М. ***** передала полный пакет документов, необходимых для принятия решения о выпуске товара через таможенную границу Российской Федерации, на Сормовский таможенный пост Нижегородской таможни, расположенный по адресу: г.Н.Новгород, ул. ***** д. *****. Как и С.М. *****, введенная в заблуждение старший государственный таможенный инспектор Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни Х.Е. *****, не посвященная в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., ничего не подозревая о недействительности представленных ей таможенным брокером документов (технических условий на «растворитель углеводородный тяжелый» ТУ № *******, сертификата соответствия №РОСС RU.********, санитарно-эпидемиологического заключения № *******.********, паспорта качества ЗАО«********» б/н от **.**.**г.), соответственно, не подозревая о заведомо ложном заявлении декларантом сведений о коде товара в счетах-проформах, приняла решение о выпуске через таможенную границу Российской Федерации в Эстонскую Республику партии товара «растворитель углеводородный тяжелый ТУ № *******», по своей природе являющегося легким дистиллятным нефтепродуктом (код ******** ТН ВЭД, товар облагаемый вывозной таможенной пошлиной в соответствии с Федеральным законом №5003-1-ФЗ «О таможенном тарифе» от **.**.**г., ставка которой установлена постановлением Правительства РФ «Об утверждении ставок вывозных таможенных пошлин на товары, выработанные из нефти, вывозимые с территории РФ за пределы государств – участников соглашений о таможенном союзе» №445 от **.**.**г. и составляет 158.1 долларов США за 1 тонну), под классификационным кодом ******** ТН ВЭД, поставив в грузовую таможенную декларацию № *******№ *******   оттиск штампа таможенного органа «Выпуск разрешен», после чего товар пересек таможенную границу Российской Федерации в беспошлинном режиме.

**.**.**г. Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н., действующие в составе организованной преступной группы, в зоне действия Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни, расположенного по адресу: г.Н.Новгород, ул. ***** д. *****, совершили контрабанду, то есть перемещение железнодорожным транспортом в вагоно-цистернах № *******№ *******, № *******, № ******* № *******, № *******, № *******, № *******, № *******, № ******* через таможенную границу Российской Федерации партии товара - легкого дистиллятного нефтепродукта, заявленного декларантом под названием «растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006» в грузовой таможенной декларации № *******   от **.**.**г., общим весом 455.951  тонн рыночной стоимостью 5 251 187,67 руб., что согласно примечанию к ст.169 УК РФ является крупным размером.

В октябре 2006 года от экспортера и участника внешнеторговой деятельности ООО «********», действующего в рамках контракта от **.**.**г., в Эстонскую Республику в адрес фирмы ******** путем контрабанды поступил товар – легкий дистиллятный нефтепродукт, предназначенный и впоследствии используемый для дальнейшей переработки на зарубежных нефтехимических предприятиях.

В этой части действия и Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н. были квалифицированы следователем по ч.4 ст.188 УК РФ (в редакции Федерального закона от **.**.** № *******ФЗ) как контрабанда, то есть перемещение в крупном размере через таможенную границу Российской Федерации товаров, совершенное с обманным использованием документов и средств таможенной идентификации, сопряженное с недостоверным декларированием, совершенное организованной группой.

Эпизод по факту контрабанды товара, заявленного декларантом ООО «********» **.**.**г. в ГТД № *******

После доведения до конца совместного преступного умысла, и вывоза **.**.**г. путем контрабанды в Эстонскую Республику в беспошлинном режиме первой партии легкого дистиллятного нефтепродукта, движимые корыстной целью, направленной на продолжение незаконного перемещения через таможенную границу Российской Федерации указанного товара и извлечение максимальной прибыли за счет уклонения от уплаты таможенных платежей (вывозной таможенной пошлины), взимаемых с организации, Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н., объединившись в организованную преступную группу, продолжили заниматься данным направлением преступной деятельности ООО «********», используя оправдавшую себя схему поведения:

В течение октября-ноября 2006 года для изготовления товара «растворитель углеводородный тяжелый» в адрес ОАО«******** оказывающего в рамках договора № ******* от **.**.**г. услуги по переработке давальческого сырья для ООО «********», от заказчика поступило давальческое сырье (нефтепродукты): бензин газовый стабильный (ТУ № *******) и нефтяной ксилол (ГОСТ 9410-78) в количестве необходимом и достаточном для производства запланированной Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н. к отправке на экспорт очередной партии товара.

**.**.**г. Хайдяров Р.Х. дал свое согласие, а Караченцев И.Н., являясь руководителем и действуя от имени ООО «********», с целью длительного сотрудничества в будущем, заключил договор № ******* с ЗАО********» Нижегородским филиалом в г.Кстово на оказание инспекционных услуг по независимой экспертной оценке качества нефти, нефтепродуктов и продуктов нефтехимии, отгружаемых заказчиком или по его поручению.

**.**.**г. Хайдяров Р.Х. дал свое согласие, и Караченцев И.Н., действуя согласно отведенной ему роли совместного с Хайдяровым Р.Х. преступного плана, являясь руководителем от имени ООО ********» заключил с эстонской фирмой ******** (10117, Эстонская Республика, Тарту МНТ, 16-35), преддоговорные переговоры с руководителями которой вел в начале лета 2006 года Хайдяров Р.Х., контракт без номера на поставку в Эстонскую Республику товара «растворитель углеводородный тяжелый», заведомо зная о природе, основных свойствах, способе изготовления указанной продукции.

К **.**.**г. силами сотрудников ОАО«********», не посвященных в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., действующих во исполнение договорных обязательств перед заказчиком ООО «********», была изготовлена очередная планируемая к вывозу в Эстонскую Республику партия товара «растворитель углеводородный тяжелый», процентное соотношение при смешивании исходных компонентов (нефтепродуктов) при производстве которого устанавливалось Караченцевым И.Н. с согласия и одобрения Хайдярова Р.Х.

**.**.**г., не посвященная в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., ничего не подозревающая о фиктивности предоставленных ей технических условий ТУ 0251-003-77711740-2006 на товар «растворитель углеводородный тяжелый», заведующая лабораторией Нижегородского филиала ЗАО********» в г.Кстово Ш.И.******, действующая в рамках договора № ******* от **.**.**г., по заявке заказчика выдала в адрес ООО «********» паспорт качества № ******* на соответствие планируемой к отправке в таможенном режиме «экспорт» очередной партии товара указанным техническим условиям.

**.**.**г. специалисту таможенного брокера ООО«********» С.М. *****, действующей во исполнение договора на оказание услуг таможенного брокера № ******* от **.**.**г., от ООО «Тополь» поступили документы, необходимые для таможенного оформления товара, в том числе: контракт с ******** от **.**.**г., паспорт сделки от **.**.**г., счета-проформы от **.**.**г. № *******№ *******, № ******* № *******, № *******, оформленные и подписанные по указанию Караченцева И.Н. подчиненным ему сотрудником С.А. *****, не посвященным в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., в которые были внесены недостоверные сведения о принадлежности товара к классификационному коду № ******* ТН ВЭД, информационное письмо о калькуляции плановой себестоимости товара «растворитель углеводородный тяжелый» исх. № ******* от **.**.**г., информационное письмо о предварительной цене на товар «растворитель углеводородный тяжелый» исх. № ******* от **.**.**, подписанные Караченцевым И.Н., также железнодорожные накладные № *******, № *******, № ******* № ******* с приложением: полученными заранее Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н. с целью сознательного искажения истины недействительными документами (техническими условиями на «растворитель углеводородный тяжелый» ТУ № *******, паспортом качества ЗАО«********» № ******* от **.**.**г., санитарно-эпидемиологическим заключением № *******.П.№ ******* от **.**.**г., сертификатом соответствия №РОСС.RU№ ******* номер бланка № ******* от **.**.**г.).

**.**.**г., ничего не подозревая об истинных намерениях Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., С.М. ***** на основании представленных декларантом ООО «********» недействительных, содержащих недостоверные сведения об экспортируемом товаре (описании, коде ТН ВЭД, области применения) документов, оформила грузовую таможенную декларацию № *******,   в графе  31 которой было заявлено следующее описание товара: «Растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006, 191.135 тонн на основе легко и низкокипящих нефтяных растворителей (до 80%) используется для горнорудной промышленности в качестве флотационного агента, изготовитель ООО «********», Россия», в графе 33 был заявлен код товара согласно ТН ВЭД – № *******, соответственно, те же недостоверные сведения, что и в представленных декларантом документах.

В этот же день, то есть **.**.**г. С.М. ***** передала полный пакет документов, необходимых для принятия решения о выпуске товара через таможенную границу Российской Федерации, на Сормовский таможенный пост Нижегородской таможни, расположенный по адресу: г.Н.Новгород, ул. ***** д. *****. Как и С.М. *****, введенная в заблуждение государственный таможенный инспектор Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни К.О. *****, не посвященная в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., ничего не подозревая о недействительности представленных ей таможенным брокером документов (технических условий на «растворитель углеводородный тяжелый» ТУ № *******, паспорта качества ЗАО«********» № ******* от **.**.**г., санитарно-эпидемиологического заключения № *******.П№ ******* от **.**.**г., сертификата соответствия №РОСС.№ ******* номер бланка ******** от **.**.**г.), соответственно, не подозревая о заведомо ложном заявлении декларантом сведений о коде товара в счетах-проформах, **.**.**г. приняла решение о выпуске через таможенную границу Российской Федерации в Эстонскую Республику партии товара «растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006», по своей природе являющегося легким дистиллятным нефтепродуктом (код № ******* ТН ВЭД, товар облагаемый вывозной таможенной пошлиной в соответствии с Федеральным законом № *******ФЗ «О таможенном тарифе» от **.**.**г., ставка которой установлена постановлением Правительства РФ «Об утверждении ставок вывозных таможенных пошлин на товары, выработанные из нефти, вывозимые с территории РФ за пределы государств – участников соглашений о таможенном союзе» № ******* от **.**.**г. и составляет 172.4 долларов США за 1 тонну), под классификационным кодом № ******* ТН ВЭД, поставив в грузовую таможенную декларации № *******№ *******   оттиск штампа таможенного органа «Выпуск разрешен», после чего товар пересек таможенную границу Российской Федерации в беспошлинном режиме.

**.**.**г. Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н., действующие в составе организованной преступной группы, в зоне действия Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни, расположенного по адресу: г.Н.Новгород, ул. ***** д. *****, совершили контрабанду, то есть перемещение железнодорожным транспортом в вагоно-цистернах № *******№ *******, № *******, № *******, № ******* через таможенную границу Российской Федерации партии товара - легкого дистиллятного нефтепродукта, заявленного декларантом под названием «растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006» в грузовой таможенной декларации № *******   от **.**.**г., общим весом 191.135 тонн рыночной стоимостью 2 201 301,80 руб., что согласно примечанию к ст.169 УК РФ является крупным размером.

В ноябре 2006 года от экспортера ООО «********», являющегося участником внешнеторговой деятельности, действующего в рамках контракта от **.**.**г., в Эстонскую Республику в адрес фирмы ******** путем контрабанды поступил товар – легкий дистиллятный нефтепродукт, предназначенный и впоследствии используемый для дальнейшей переработки на зарубежных нефтехимических предприятиях.

В этой части действия и Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н. были квалифицированы следователем по ч.4 ст.188 УК РФ (в редакции Федерального закона от **.**.** № *******ФЗ) как контрабанда, то есть перемещение в крупном размере через таможенную границу Российской Федерации товаров, совершенное с обманным использованием документов и средств таможенной идентификации, сопряженное с недостоверным декларированием, совершенное организованной группой.

Эпизод по факту контрабанды товара, заявленного декларантом ООО «********» **.**.**г. в ГТД № *******

После доведения до конца совместного преступного умысла, и вывоза **.**.**г. путем контрабанды в Эстонскую Республику в беспошлинном режиме очередной партии легкого дистиллятного нефтепродукта, движимые корыстной целью, направленной на продолжение незаконного перемещения через таможенную границу Российской Федерации указанного товара и извлечение максимальной прибыли за счет уклонения от уплаты таможенных платежей (вывозной таможенной пошлины), взимаемых с организации, Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н., объединившись в организованную преступную группу, продолжили заниматься данным направлением преступной деятельности ООО «********», используя оправдавшую себя схему поведения:

До **.**.**г. для изготовления товара «растворитель углеводородный тяжелый» в адрес ОАО«********», оказывающего в рамках договора № ******* от **.**.**г. услуги по переработке давальческого сырья для ООО «********», от заказчика поступило давальческое сырье (нефтепродукты): бензин газовый стабильный (ТУ 39-1340-89) и нефтяной ксилол (ГОСТ 9410-78) в количестве необходимом и достаточном для производства очередной запланированной Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н. к отправке на экспорт партии товара.

К **.**.**г. силами сотрудников ОАО«********», не посвященных в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., действующих во исполнение договорных обязательств перед заказчиком ООО «********», была изготовлена очередная партия товара «растворитель углеводородный тяжелый», процентное соотношение при смешивании исходных компонентов (нефтепродуктов), при производстве которого устанавливалось Караченцевым И.Н. с согласия и одобрения Хайдярова Р.Х.

**.**.**г. после изготовления очередной партии товара «растворитель углеводородный тяжелый», не посвященная в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., ничего не подозревающая о фиктивности предоставленных ей технических условий ТУ 0251-003-77711740-2006 на «растворитель углеводородный тяжелый», заведующая лабораторией Нижегородского филиала ЗАО«********» в г.Кстово Ш.И.******, действующая в рамках договора № ******* от **.**.**г., по заявке заказчика выдала в адрес ООО «********» паспорт качества № ******* на соответствие планируемой к отправке в таможенном режиме «экспорт» очередной партии товара «растворитель углеводородный тяжелый» указанным техническим условиям.

**.**.**г. специалисту таможенного брокера ООО«********» С.М. *****, действующей во исполнение договора на оказание услуг таможенного брокера № ******* от **.**.**г., от ООО «********» поступили документы, необходимые для таможенного оформления товара, в том числе: контракт с ******** от **.**.**г., паспорт сделки от **.**.**г., счета-проформы от **.**.**г. № *******№ *******, № *******, № *******, оформленные и подписанные по указанию Караченцева подчиненным ему сотрудником С.А. *****, не посвященным в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., были внесены недостоверные сведения о принадлежности товара к классификационному коду № ******* ТН ВЭД, информационное письмо о калькуляции плановой себестоимости товара «растворитель углеводородный тяжелый» исх. № ******* от **.**.**г., информационное письмо о предварительной цене на товар «растворитель углеводородный тяжелый» исх. № ******* от **.**.**г., подписанные Караченцевым И.Н., также железнодорожные накладные № *******№ *******, № *******, № ******* с приложением: полученными заранее Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н. с целью сознательного искажения истины недействительными документами (техническими условиями на «растворитель углеводородный тяжелый» ТУ № *******, паспортом качества ЗАО«********» № ******* от **.**.**г., санитарно-эпидемиологическим заключение № *******.П.№ ******* от **.**.**г., сертификатом соответствия №РОСС.RU№ ******* номер бланка ******** от **.**.**г.).

**.**.**г., ничего не подозревая об истинных намерениях Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., С.М. ***** на основании представленных декларантом ООО «********» недействительных, содержащих недостоверные сведения об экспортируемом товаре (описании, коде ТН ВЭД, области применения) документов, оформила грузовую таможенную декларацию № *******,   в графе  31 которой было заявлено следующее описание товара: «Растворитель углеводородный тяжелый ТУ ********, 142.458 тонн на основе легко и низкокипящих нефтяных растворителей (до 80%) используется для горнорудной промышленности в качестве флотационного агента, изготовитель ООО «********», Россия», в графе 33 был заявлен код товара согласно ТН ВЭД – ********, соответственно, те же недостоверные сведения, что и в представленных декларантом документах.

В этот же день, то есть **.**.**г. С.М. ***** передала полный пакет документов, необходимых для принятия решения о выпуске товара через таможенную границу Российской Федерации, на Сормовский таможенный пост Нижегородской таможни, расположенный по адресу: г.Н.Новгород, ул. ***** д. ***** Как и С.М. *****, введенная в заблуждение старший государственный таможенный инспектор Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни В. *****, не посвященная в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., ничего не подозревая о недействительности представленных ей таможенным брокером документов (технических условий на «растворитель углеводородный тяжелый» ТУ № *******, паспорта качества ЗАО «********» № ******* от **.**.**г., санитарно-эпидемиологического заключения № *******.П.№ *******.06 от **.**.**г., сертификата соответствия №РОСС.RU******** номер бланка ******** от **.**.**г.), соответственно, не подозревая о заведомо ложном заявлении декларантом сведений о коде товара в счетах-проформах, приняла решение о выпуске через таможенную границу Российской Федерации в Эстонскую Республику партии товара «растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006», по своей природе являющегося легким дистиллятным нефтепродуктом (код № ******* ТН ВЭД, товар облагаемый вывозной таможенной пошлиной в соответствии с Федеральным законом № *******ФЗ «О таможенном тарифе» от **.**.**г., ставка которой установлена постановлением Правительства РФ «Об утверждении ставок вывозных таможенных пошлин на товары, выработанные из нефти, вывозимые с территории РФ за пределы государств – участников соглашений о таможенном союзе» № ******* от **.**.**г. и составляет 172.4 долларов США за 1 тонну), поставив в грузовую таможенную декларацию № *******№ *******   оттиск штампа таможенного органа «Выпуск разрешен», после чего товар пересек таможенную границу Российской Федерации в беспошлинном режиме.

**.**.**г. Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н., действующие в составе организованной преступной группы, в зоне действия Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни, расположенного по адресу: г.Н.Новгород, ул. ***** д. *****, совершили контрабанду, то есть перемещение железнодорожным транспортом в вагоно-цистернах № *******№ *******, № *******, № ******* через таможенную границу Российской Федерации партии товара – легкого дистиллятного нефтепродукта, заявленного декларантом под названием «растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006», в грузовой таможенной декларации № *******   от 17.11.2006г., общим весом 142.458 тонн рыночной стоимостью 1 640 688,79 руб., что согласно примечанию к ст.169 УК РФ является крупным размером.

В ноябре 2006 года от экспортера и участника внешнеторговой деятельности ООО «********», действующего в рамках контракта от **.**.**г., в Эстонскую Республику в адрес фирмы ******** путем контрабанды поступил товар – легкий дистиллятный нефтепродукт, предназначенный и впоследствии используемый для дальнейшей переработки на зарубежных нефтехимических предприятиях.

В этой части действия и Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н. были квалифицированы следователем по ч.4 ст.188 УК РФ (в редакции Федерального закона от **.**.** № *******ФЗ) как контрабанда, то есть перемещение в крупном размере через таможенную границу Российской Федерации товаров, совершенное с обманным использованием документов и средств таможенной идентификации, сопряженное с недостоверным декларированием, совершенное организованной группой.

Эпизод по факту контрабанды товара, заявленного декларантом ООО «********» **.**.**г. в ГТД № *******

После доведения до конца совместного преступного умысла, и вывоза **.**.**г. путем контрабанды в Эстонскую Республику в беспошлинном режиме очередной партии легкого дистиллятного нефтепродукта, движимые корыстной целью, направленной на продолжение незаконного перемещения через таможенную границу Российской Федерации указанного товара и извлечение максимальной прибыли за счет уклонения от уплаты таможенных платежей (вывозной таможенной пошлины), взимаемых с организации, Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н., объединившись в организованную преступную группу, продолжили заниматься данным направлением преступной деятельности ООО «********», используя оправдавшую себя схему поведения:

До **.**.**г. для изготовления товара «растворитель углеводородный тяжелый» в адрес ОАО«********», оказывающего в рамках договора № ******* от **.**.**г. услуги по переработке давальческого сырья для ООО «********», от заказчика поступило давальческое сырье (нефтепродукты): бензин газовый стабильный (ТУ № *******) и нефтяной ксилол (ГОСТ 9410-78) в количестве необходимом и достаточном для производства очередной запланированной Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н. к отправке на экспорт партии товара.

К **.**.**г. силами сотрудников ОАО «********», не посвященных в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., действующих во исполнение договорных обязательств перед заказчиком ООО «********», была изготовлена очередная партия товара «растворитель углеводородный тяжелый», процентное соотношение при смешивании исходных компонентов (нефтепродуктов), при производстве которого устанавливалось Караченцевым И.Н. с согласия и одобрения Хайдярова Р.Х.

**.**.**г. после изготовления очередной партии товара «растворитель углеводородный тяжелый», не посвященная в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., ничего не подозревающая о фиктивности предоставленных ей технических условий ТУ 0251-003-77711740-2006 на «растворитель углеводородный тяжелый», заведующая лабораторией Нижегородского филиала ЗАО«********» в г.Кстово Ш.И.******, действующая в рамках договора № ******* от **.**.**г., по заявке заказчика выдала в адрес ООО «********» паспорт качества № ******* на соответствие планируемой к отправке в таможенном режиме «экспорт» очередной партии товара «растворитель углеводородный тяжелый» указанным техническим условиям.

**.**.**г. специалисту таможенного брокера ООО«********» С.М. *****, действующей во исполнение договора на оказание услуг таможенного брокера № ******* от **.**.**г., от ООО «********» поступили документы, необходимые для таможенного оформления товара, в том числе: контракт с ******** от **.**.**г., паспорт сделки от **.**.**г., счета-проформы от **.**.** № *******№ *******, № ******* № ******* оформленные и подписанные по указанию Караченцева И.Н. подчиненным ему сотрудником С.А. *****, не посвященным в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., в которые были внесены недостоверные сведения о принадлежности товара к классификационному коду № ******* ТН ВЭД, информационное письмо о калькуляции плановой себестоимости товара «растворитель углеводородный тяжелый» исх. № ******* от **.**.**г., информационное письмо о предварительной цене на товар «растворитель углеводородный тяжелый» исх. № ******* от **.**.**г., подписанные Караченцевым И.Н., также железнодорожные накладные № *******№ *******, № ******* № ******* с приложением: полученными заранее Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н. с целью сознательного искажения истины недействительными документами (техническими условиями на «растворитель углеводородный тяжелый» ТУ 0251-003-77711740-2006, санитарно-эпидемиологическим заключением № *******.П.№ ******* от **.**.**г., сертификатом соответствия №РОСС.RU№ ******* номер бланка ******** от **.**.**г., паспортом качества ЗАО********» № ******* от **.**.**г.).

**.**.**г., ничего не подозревая об истинных намерениях Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., С.М. ***** на основании представленных декларантом ООО «********» недействительных, содержащих недостоверные сведения об экспортируемом товаре (описании, коде ТН ВЭД, области применения) документов, оформила грузовую таможенную декларацию № *******,   в графе  31 которой было заявлено следующее описание товара: «Растворитель углеводородный тяжелый ТУ № ******* 147.444 тонн на основе легко и низкокипящих нефтяных растворителей (до 80 %) используется для горнорудной промышленности в качестве флотационного агента, изготовитель ООО «********», Россия», в графе 33 был заявлен код товара согласно ТН ВЭД – № *******, соответственно, те же недостоверные сведения, что и в представленных декларантом документах.

В этот же день, то есть **.**.**г. С.М. ***** передала полный пакет документов, необходимых для принятия решения о выпуске товара через таможенную границу Российской Федерации, на Сормовский таможенный пост Нижегородской таможни, расположенный по адресу: г.Н.Новгород, ул. ***** д. *****. Как и С.М. *****, введенный в заблуждение старший государственный таможенный инспектор Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни Н.О. *****, не посвященный в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., ничего не подозревая о недействительности представленных ему таможенным брокером документов (технических условий на «растворитель углеводородный тяжелый» ТУ 0251-003-77711740-2006, санитарно-эпидемиологического заключения № *******.******** от **.**.**г., сертификата соответствия № *******РОСС.RU№ ******* номер бланка № ******* от **.**.**г., паспорта качества ЗАО«********» № ******* от **.**.**г.), соответственно, не подозревая о заведомо ложном заявлении декларантом недостоверных сведений о коде товара в счетах-проформах, принял решение о выпуске через таможенную границу Российской Федерации в Эстонскую Республику партии товара «растворитель углеводородный тяжелый ТУ № *******», по своей природе являющегося легким дистиллятным нефтепродуктом (код № ******* ТН ВЭД, товар облагаемый вывозной таможенной пошлиной в соответствии с Федеральным законом № *******ФЗ «О таможенном тарифе» от **.**.**г., ставка которой установлена постановлением Правительства РФ «Об утверждении ставок вывозных таможенных пошлин на товары, выработанные из нефти, вывозимые с территории РФ за пределы государств – участников соглашений о таможенном союзе» № ******* от **.**.**г. и составляет 172.4 долларов США за 1 тонну), поставив в грузовую таможенную декларацию № *******№ *******   оттиск штампа таможенного органа «Выпуск разрешен», после чего товар пересек таможенную границу Российской Федерации в беспошлинном режиме.

**.**.**г. Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н., действующие в составе организованной преступной группы, в зоне действия Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни, расположенного по адресу: г.Н.Новгород, ул. ***** д. *****, совершили контрабанду, то есть перемещение железнодорожным транспортом в вагоно-цистернах № *******№ *******, № *******, № ******* через таможенную границу Российской Федерации партии товара – легкого дистиллятного нефтепродукта, заявленного декларантом под названием «растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006» в грузовой таможенной декларации № *******   от 18.11.2006г., общим весом 147.444 тонн рыночной стоимостью 1 698 112,55 руб., что согласно примечанию к ст.169 УК РФ является крупным размером.

В ноябре 2006 года от экспортера и участника внешнеторговой деятельности ООО «********», действующего в рамках контракта от **.**.**г., в Эстонскую Республику в адрес фирмы ******** путем контрабанды поступил товар – легкий дистиллятный нефтепродукт, предназначенный и впоследствии используемый для дальнейшей переработки на зарубежных нефтехимических предприятиях.

В этой части действия и Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н. были квалифицированы следователем по ч.4 ст.188 УК РФ (в редакции Федерального закона от **.**.** № *******ФЗ) как контрабанда, то есть перемещение в крупном размере через таможенную границу Российской Федерации товаров, совершенное с обманным использованием документов и средств таможенной идентификации, сопряженное с недостоверным декларированием, совершенное организованной группой.

Эпизод по факту контрабанды товара, заявленного декларантом ООО «********» **.**.**г. в ГТД № *******

После доведения до конца совместного преступного умысла, и вывоза **.**.**г. путем контрабанды в Эстонскую Республику в беспошлинном режиме очередной партии легкого дистиллятного нефтепродукта, движимые корыстной целью, направленной на продолжение незаконного перемещения через таможенную границу Российской Федерации указанного товара и извлечение максимальной прибыли за счет уклонения от уплаты таможенных платежей (вывозной таможенной пошлины), взимаемых с организации, Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н., объединившись в организованную преступную группу, продолжили заниматься данным направлением преступной деятельности ООО «********», используя оправдавшую себя схему поведения:

До **.**.**г. для изготовления товара «растворитель углеводородный тяжелый» в адрес ОАО«********», оказывающего в рамках договора № ******* от **.**.**г. услуги по переработке давальческого сырья для ООО «********», от заказчика поступило давальческое сырье (нефтепродукты): бензин газовый стабильный (ТУ 39-1340-89) и нефтяной ксилол (ГОСТ 9410-78) в количестве необходимом и достаточном для производства очередной запланированной Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н. к отправке на экспорт партии товара.

К **.**.**г. силами сотрудников ОАО «********», не посвященных в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., действующих во исполнение договорных обязательств перед заказчиком ООО «********», была изготовлена очередная партия товара «растворитель углеводородный тяжелый», процентное соотношение при смешивании исходных компонентов (нефтепродуктов) при производстве которого устанавливалось Караченцевым И.Н. с согласия и одобрения Хайдярова Р.Х.

**.**.**г. после изготовления очередной партии товара «растворитель углеводородный тяжелый», не посвященная в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., ничего не подозревающая о фиктивности предоставленных ей технических условий ТУ 0251-003-77711740-2006 на «растворитель углеводородный тяжелый», заведующая лабораторией Нижегородского филиала ЗАО«********» в г.Кстово Ш.И.******, действующая в рамках договора № ******* от **.**.**г., по заявке заказчика выдала в адрес ООО «********» паспорт качества № ******* на соответствие планируемой к отправке в таможенном режиме «экспорт» очередной партии товара «растворитель углеводородный тяжелый» указанным техническим условиям.

**.**.**г. специалисту таможенного брокера ООО«********» С.М. *****, действующей во исполнение договора на оказание услуг таможенного брокера № ******* от **.**.**г., от ООО ********» поступили документы, необходимые для таможенного оформления товара, в том числе: контракт с ******** от **.**.**г., паспорт сделки от **.**.**г., счета-проформы от **.**.**г. № *******№ *******, № *******, № *******, № *******, № *******, в которые подчиненным Караченцеву И.Н. сотрудником ООО «********» С.А. *****, не посвященным в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., были внесены недостоверные сведения о принадлежности товара к классификационному коду № ******* ТН ВЭД, информационное письмо о калькуляции плановой себестоимости товара «растворитель углеводородный тяжелый» исх. № ******* от **.**.**г., информационное письмо о предварительной цене на товар «растворитель углеводородный тяжелый» исх. № ******* от **.**.**г., подписанные Караченцевым И.Н., также железнодорожные накладные № *******, № *******, № *******, № ******* № ******* с приложением: полученными заранее Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н. с целью сознательного искажения истины недействительными документами (техническими условиями на «растворитель углеводородный тяжелый» ТУ № *******, санитарно-эпидемиологическим заключением № *******.П.№ ******* от **.**.**г., сертификатом соответствия №РОСС.RU№ ******* номер бланка ******** от **.**.**г., паспортом качества ЗАО «********» № ******* от **.**.**г.).

**.**.**г., ничего не подозревая об истинных намерениях Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., С.М. ***** на основании представленных декларантом ООО «********» недействительных, содержащих недостоверные сведения об экспортируемом товаре (описании, коде ТН ВЭД, области применения) документов, оформила грузовую таможенную декларацию № *******,   в графе  31 которой было заявлено следующее описание товара: «Растворитель углеводородный тяжелый ТУ № *******, 228.059 тонн на основе легко и низкокипящих нефтяных растворителей (до 80 %) используется для горнорудной промышленности в качестве флотационного агента, изготовитель ООО «********», Россия», в графе 33 был заявлен код товара согласно ТН ВЭД – № *******, соответственно, те же недостоверные сведения, что и в представленных декларантом документах.

В этот же день, то есть **.**.**г. С.М. ***** передала полный пакет документов, необходимых для принятия решения о выпуске товара через таможенную границу Российской Федерации, на Сормовский таможенный пост Нижегородской таможни, расположенный по адресу: г.Н.Новгород, ул. ***** д. ***** Как и С.М. *****, введенная в заблуждение государственный таможенный инспектор Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни К.О. *****, не посвященная в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., ничего не подозревая о недействительности представленных ей таможенным брокером документов (технических условий на «растворитель углеводородный тяжелый» ТУ 0251-003-77711740-2006, санитарно-эпидемиологического заключения № *******.7**.**.**.П.00379**.**.** от **.**.**г., сертификата соответствия №РОСС.RU.******** номер бланка № ******* от **.**.**г., паспорта качества ЗАО«********» № ******* от **.**.**г.), соответственно, не подозревая о заведомо ложном заявлении декларантом недостоверных сведений о коде товара в счетах-проформах, приняла решение о выпуске через таможенную границу Российской Федерации в Эстонскую Республику партии товара «растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006», по своей природе являющегося легким дистиллятным нефтепродуктом (код № ******* ТН ВЭД, товар облагаемый вывозной таможенной пошлиной в соответствии с Федеральным законом № *******ФЗ «О таможенном тарифе» от **.**.**г., ставка которой установлена постановлением Правительства РФ «Об утверждении ставок вывозных таможенных пошлин на товары, выработанные из нефти, вывозимые с территории РФ за пределы государств – участников соглашений о таможенном союзе» № ******* от **.**.**г. и составляет 172.4 долларов США за 1 тонну), поставив в грузовую таможенную декларацию № *******№ *******   оттиск штампа таможенного органа «Выпуск разрешен», после чего товар пересек таможенную границу Российской Федерации в беспошлинном режиме.

**.**.**г. Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н., действующие в составе организованной преступной группы, в зоне действия Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни, расположенного по адресу: г.Н.Новгород, ул. ***** д. ***** совершили контрабанду, то есть перемещение железнодорожным транспортом в вагоно-цистернах № *******№ *******, № *******, № *******, № *******, № ******* через таможенную границу Российской Федерации партии товара – легкого дистиллятного нефтепродукта, заявленного декларантом под названием «растворитель углеводородный тяжелый» в грузовой таможенной декларации № *******   от **.**.**г., общим весом 228.059 тонн рыночной стоимостью 2 626 555,50 руб., что согласно примечанию к ст. 169 УК РФ является крупным размером.

В декабре 2006 года от экспортера и участника внешнеторговой деятельности ООО «********», действующего в рамках контракта от **.**.**г., в Эстонскую Республику в адрес фирмы ******** путем контрабанды поступил товар – легкий дистиллятный нефтепродукт, предназначенный и впоследствии используемый для дальнейшей переработки на зарубежных нефтехимических предприятиях.

В этой части действия и Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н. были квалифицированы следователем по ч.4 ст.188 УК РФ (в редакции Федерального закона от **.**.** № *******ФЗ) как контрабанда, то есть перемещение в крупном размере через таможенную границу Российской Федерации товаров, совершенное с обманным использованием документов и средств таможенной идентификации, сопряженное с недостоверным декларированием, совершенное организованной группой.

Эпизод по факту контрабанды товара, заявленного декларантом ООО «********» **.**.**г. в ГТД № *******

После доведения до конца совместного преступного умысла, и вывоза **.**.**г. путем контрабанды в Эстонскую Республику в беспошлинном режиме очередной партии легкого дистиллятного нефтепродукта, движимые корыстной целью, направленной на продолжение незаконного перемещения через таможенную границу Российской Федерации указанного товара и извлечение максимальной прибыли за счет уклонения от уплаты таможенных платежей (вывозной таможенной пошлины), взимаемых с организации, Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н., объединившись в организованную преступную группу, продолжили заниматься данным направлением преступной деятельности ООО «********», используя оправдавшую себя схему поведения:

С целью завуалирования совместно организованной, тщательно подготовленной и спланированной, а затем приведенной в исполнение преступной деятельности, в период с **.**.**г. по **.**.**г. должность генерального директора ООО «********» официально занимал Караченцев И.Н., с **.**.**г. к исполнению обязанностей генерального директора ООО «********» на основании приказа № ******* от **.**.**г. официально приступил Хайдяров Р.Х. При этом, в действительности, все решения по функционированию предприятия принимались совместно Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н., все преступные действия совершались ими последовательно в строгом соответствии с заранее совместно разработанным планом.

До **.**.**г. для изготовления товара «растворитель углеводородный тяжелый» в адрес ОАО «********», оказывающего в рамках договора № ******* от **.**.**г. услуги по переработке давальческого сырья для ООО «********», от заказчика поступило давальческое сырье (нефтепродукты): бензин газовый стабильный (ТУ 39-1340-89), бензин прямой перегонки (ТУ 38.001256-99 с изменениями. 1-15), дистиллят газового конденсата легкий (ТУ 51-31323949-58-2000), нефтяной ксилол (ГОСТ 9410-78) в количестве необходимом и достаточном для производства очередной запланированной Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н. к отправке на экспорт партии товара.

К **.**.**г. силами сотрудников ОАО«********», не посвященных в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., действующих во исполнение договорных обязательств перед заказчиком ООО «********», была изготовлена очередная партия товара «растворитель углеводородный тяжелый», процентное соотношение при смешивании исходных компонентов (нефтепродуктов) при производстве которого устанавливалось Караченцевым И.Н. с согласия и одобрения Хайдярова Р.Х.

**.**.**г. после изготовления очередной партии товара «растворитель углеводородный тяжелый», не посвященная в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., ничего не подозревающая о фиктивности предоставленных ей технических условий ТУ 0251-003-77711740-2006 на «растворитель углеводородный тяжелый», заведующая лабораторией Нижегородского филиала ЗАО«********» в г.Кстово Ш.И.******, действующая в рамках договора № ******* от **.**.**г., по заявке заказчика выдала в адрес ООО «********» паспорта качества № ******* от **.**.**г., № ******* от **.**.**г., № ******* от **.**.**г., № ******* от **.**.**г. на соответствие планируемой к отправке в таможенном режиме «экспорт» очередной партии товара «растворитель углеводородный тяжелый» указанным техническим условиям.

**.**.**г. специалисту таможенного брокера ООО «********» С.М. *****, действующей во исполнение договора на оказание услуг таможенного брокера № ******* от **.**.**г., от ООО «********» поступили документы, необходимые для таможенного оформления товара, в том числе: контракт с ******** от **.**.**г., паспорт сделки от **.**.**г., счета-проформы от **.**.**г. № *******№ *******, № *******, № *******, № *******, № *******, № *******, № *******, № *******, № *******, № *******, № *******, № *******, № *******, в которые подчиненным Хайдярову Р.Х. сотрудником ООО «********» С.А. *****, не посвященным в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., были внесены недостоверные сведения о принадлежности товара к классификационному коду № ******* ТН ВЭД, информационное письмо о калькуляции плановой себестоимости товара «растворитель углеводородный тяжелый» исх. № ******* от **.**.**г., информационное письмо о предварительной цене на товар «растворитель углеводородный тяжелый» исх. № ******* от **.**.**г., подписанные Караченцевым, также железнодорожные накладные № *******, № ******* № *******, № ******* № *******, № *******, № *******, № *******, № ******* с приложением: полученными заранее Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н. с целью сознательного искажения истины недействительными документами (техническими условиями на «растворитель углеводородный тяжелый» ТУ № *******, санитарно-эпидемиологическим заключением № *******.П.№ ******* от **.**.**г., сертификатом соответствия №РОСС.RU.******** номер бланка ******** от **.**.**г., паспортами качества ЗАО«********» № ******* от **.**.**г., № ******* от **.**.**, № ******* от **.**.**г., № ******* от **.**.**г.).

**.**.**г., ничего не подозревая об истинных намерениях Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., С.М. ***** на основании представленных декларантом ООО «********» недействительных, содержащих недостоверные сведения об экспортируемом товаре (описании, коде ТН ВЭД, области применения) документов, оформила грузовую таможенную декларацию № *******,   в графе  31 которой было заявлено следующее описание товара: «Растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006, 610.373 тонн на основе легко и низкокипящих нефтяных растворителей (до 80 %) используется для горнорудной промышленности в качестве флотационного агента, изготовитель ООО «********», Россия», в графе 33 был заявлен код товара согласно ТН ВЭД № *******, соответственно, те же недостоверные сведения, что и в представленных декларантом документах.

В этот же день, то есть **.**.**г. С.М. ***** передала полный пакет документов, необходимых для принятия решения о выпуске товара через таможенную границу Российской Федерации, на Сормовский таможенный пост Нижегородской таможни, расположенный по адресу: г.Н.Новгород, ул. ***** д. *****. Как и С.М. *****, введенная в заблуждение старший государственный таможенный инспектор Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни Х.Е. *****, не посвященная в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., ничего не подозревая о недействительности представленных ей таможенным брокером документов (технических условий на «растворитель углеводородный тяжелый» ТУ № *******, санитарно-эпидемиологического заключения № *******.П.№ ******* от **.**.**г., сертификат соответствия № *******РОСС.RU******** номер бланка ******** от **.**.**г., паспортов качества ЗАО«********» № ******* от **.**.**г., № ******* от **.**.**г., № ******* от **.**.**г., № ******* от **.**.**г.), соответственно, не подозревая о заведомо ложном заявлении декларантом недостоверных сведений о коде товара в сче6тах-проформах, приняла решение о выпуске с территории Российской Федерации в Эстонскую Республику партии товара «растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006», по своей природе являющегося легким дистиллятным нефтепродуктом (код № ******* ТН ВЭД, товар облагаемый вывозной таможенной пошлиной в соответствии с Федеральным законом №5003-1-ФЗ «О таможенном тарифе» от 21.05.1993г., ставка которой установлена постановлением Правительства РФ «Об утверждении ставок вывозных таможенных пошлин на товары, выработанные из нефти, вывозимые с территории РФ за пределы государств – участников соглашений о таможенном союзе» № ******* от **.**.**г. и составляет 134 доллара США за 1 тонну), поставив в грузовую таможенную декларацию № *******№ *******   оттиск штампа таможенного органа «Выпуск разрешен», после чего товар пересек таможенную границу Российской Федерации в беспошлинном режиме.

**.**.**г. Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н., действующие в составе организованной преступной группы, в зоне действия Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни, расположенного по адресу: г.Н.Новгород, ул. ***** д. *****, совершили контрабанду, то есть перемещение железнодорожным транспортом в вагоно-цистернах № *******№ *******, № ******* № *******, № *******, № *******, № *******, № ******* № *******, № *******, № *******, № *******, № *******, № ******* через таможенную границу Российской Федерации партии товара - легкого дистиллятного нефтепродукта, заявленного декларантом под названием «растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006» в грузовой таможенной декларации № *******   от **.**.**г., общим весом 610.373 тонн рыночной стоимостью 7 029 665,84 руб., что согласно примечанию к ст.169 УК РФ является крупным размером.

В январе 2007 года от экспортера и участника внешнеторговой деятельности ООО «********», действующего в рамках контракта от **.**.**г., в Эстонскую Республику в адрес фирмы ******** путем контрабанды поступил товар – легкий дистиллятный нефтепродукт, предназначенный и впоследствии используемый для дальнейшей переработки на зарубежных нефтехимических предприятиях.

В этой части действия и Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н. были квалифицированы следователем по ч.4 ст.188 УК РФ (в редакции Федерального закона от **.**.** № *******ФЗ) как контрабанда, то есть перемещение в крупном размере через таможенную границу Российской Федерации товаров, совершенное с обманным использованием документов и средств таможенной идентификации, сопряженное с недостоверным декларированием, совершенное организованной группой.

Эпизод по факту контрабанды товара, заявленного декларантом ООО «********» **.**.**г. в ГТД № *******

После доведения до конца совместного преступного умысла, и вывоза **.**.**г. путем контрабанды в Эстонскую Республику в беспошлинном режиме очередной партии легкого дистиллятного нефтепродукта, движимые корыстной целью, направленной на продолжение незаконного перемещения через таможенную границу Российской Федерации указанного товара и извлечение максимальной прибыли за счет уклонения от уплаты таможенных платежей (вывозной таможенной пошлины), взимаемых с организации, Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н., объединившись в организованную преступную группу, продолжили заниматься данным направлением преступной деятельности ООО «********», используя оправдавшую себя схему поведения:

С целью завуалирования совместно организованной, тщательно подготовленной и спланированной, а затем приведенной в исполнение преступной деятельности, в период с **.**.**г. по **.**.**г. должность генерального директора ООО «********» официально занимал Караченцев И.Н., с **.**.**г. к исполнению обязанностей генерального директора ООО «********» на основании приказа № ******* от **.**.**г. официально приступил Хайдяров Р.Х. При этом, в действительности, все решения по функционированию предприятия принимались совместно Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н., все преступные действия совершались ими последовательно в строгом соответствии с заранее совместно разработанным планом.

До **.**.**г. для изготовления товара «растворитель углеводородный тяжелый» в адрес ОАО«********», оказывающего в рамках договора № ******* от **.**.**г. услуги по переработке давальческого сырья для ООО «********», от заказчика поступило давальческое сырье (нефтепродукты): бензин газовый стабильный (ТУ 39-1340-89), бензин прямой перегонки (ТУ 38.001256-99 с изменениями. 1-15), дистиллят газового конденсата легкий (ТУ 51-31323949-58-2000), нефтяной ксилол (ГОСТ 9410-78) в количестве необходимом и достаточном для производства очередной запланированной Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н. к отправке на экспорт партии товара.

К **.**.**г. силами сотрудников ОАО «********», не посвященных в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., действующих во исполнение договорных обязательств перед заказчиком ООО ********», была изготовлена очередная партия «растворитель углеводородный тяжелый», процентное соотношение при смешивании исходных компонентов (нефтепродуктов) при производстве которого устанавливалось Караченцевым И.Н. с согласия и одобрения Хайдярова Р.Х.

**.**.**г. после изготовления очередной партии товара «растворитель углеводородный тяжелый», не посвященная в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., ничего не подозревающая о фиктивности предоставленных ей технических условий ТУ 0251-003-77711740-2006 на «растворитель углеводородный тяжелый», заведующая лабораторией Нижегородского филиала ЗАО«******** в г.Кстово Ш.И.******, действующая в рамках договора № ******* от **.**.**г., по заявке заказчика выдала в адрес ООО «********» паспорт качества № ******* на соответствие планируемой к отправке в таможенном режиме «экспорт» очередной партии товара «растворитель углеводородный тяжелый» указанным техническим условиям.

**.**.**г. специалисту таможенного брокера ООО«********» Г.Л. *****, действующей во исполнение договора на оказание услуг таможенного брокера № ******* от **.**.**г., от ООО «********» поступили документы, необходимые для таможенного оформления товара, в том числе: контракт с ******** от **.**.**г., паспорт сделки от **.**.**г., счета-проформы от **.**.**г. № *******№ *******, № *******, № ******* в которые подчиненным Хайдярову Р.Х. сотрудником ООО ********» С.А. *****, не посвященным в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., были внесены недостоверные сведения о принадлежности товара к классификационному коду № ******* ТН ВЭД, информационное письмо о калькуляции плановой себестоимости товара «растворитель углеводородный тяжелый» исх. № ******* от **.**.**г., информационное письмо о предварительной цене на товар «растворитель углеводородный тяжелый» исх. № ******* от **.**.**, подписанные Караченцевым И.Н., также железнодорожные накладные № *******, № ******* № ******* с приложением: полученными заранее Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н. с целью сознательного искажения истины недействительными документами (техническими условиями на «растворитель углеводородный тяжелый» ТУ 0251-003-77711740-2006, санитарно-эпидемиологическим заключением № *******.П.№ ******* от **.**.**г., сертификатом соответствия №РОСС RU.******** номер бланка ******** от **.**.**г., паспортом качества ЗАО«********» № ******* от **.**.**г.).

**.**.**г., ничего не подозревая об истинных намерениях Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., Г.Л. ***** на основании представленных декларантом ООО ********» недействительных, содержащих недостоверные сведения об экспортируемом товаре (описании, коде ТН ВЭД, области применения) документов, оформила грузовую таможенную декларацию № *******,   в графе  31 которой было заявлено следующее описание товара: «Растворитель углеводородный тяжелый ТУ № *******, 143.170 тонн на основе легко и низкокипящих нефтяных растворителей (до 80%) используется для горнорудной промышленности в качестве флотационного агента, изготовитель ООО ********», Россия», в графе 33 был заявлен код товара согласно ТН ВЭД – № *******, соответственно, те же недостоверные сведения, что и в представленных декларантом документах.

В этот же день, то есть **.**.**г. Г.Л. ***** передала полный пакет документов, необходимых для принятия решения о выпуске через таможенную границу Российской Федерации товара, на Сормовский таможенный пост Нижегородской таможни, расположенный по адресу: г.Н.Новгород, ул. ***** д. *****. Как и Г.Л. *****, введенная в заблуждение старший государственный таможенный инспектор Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни Ц. *****, не посвященная в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н. ничего не подозревая о недействительности представленных ей таможенным брокером документов (технических условий на «растворитель углеводородный тяжелый» ТУ 0251-003-77711740-2006, санитарно-эпидемиологического заключения № *******.П.№ *******06 от **.**.**г., сертификата соответствия №РОСС RU******** номер бланка ******** от **.**.**г., паспорта качества ЗАО«********» № ******* от **.**.**г.), соответственно, не подозревая о заведомо ложном заявлении декларантом недостоверных сведений о коде товара в счетах-проформах, приняла решение о выпуске с территории Российской Федерации в Эстонскую Республику партии товара «растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006», по своей природе являющегося легким дистиллятным нефтепродуктом (код № ******* ТН ВЭД, товар облагаемый вывозной таможенной пошлиной в соответствии с Федеральным законом № *******ФЗ «О таможенном тарифе» от **.**.**г., ставка которой установлена постановлением Правительства РФ «Об утверждении ставок вывозных таможенных пошлин на товары, выработанные из нефти, вывозимые с территории РФ за пределы государств – участников соглашений о таможенном союзе» № ******* от **.**.**г. и составляет 134 доллара США за 1 тонну), поставив в грузовую таможенную декларацию № *******№ *******   оттиск штампа таможенного органа «Выпуск разрешен», после чего товар пересек таможенную границу Российской Федерации в беспошлинном режиме.

**.**.**г. Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н., действующие в составе организованной преступной группы, в зоне действия Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни, расположенного по адресу: г.Н.Новгород, ул. ***** д. ***** совершили контрабанду, то есть перемещение железнодорожным транспортом в вагоно-цистернах № *******№ *******, № *******, № ******* через таможенную границу Российской Федерации партии товара – легкого дистиллятного нефтепродукта, заявленного декларантом под названием «растворитель углеводородный тяжелый» в грузовой таможенной декларации № *******   от **.**.**г., общим весом 143.170 тонн рыночной стоимостью 1 648 888,89 руб., что согласно примечанию к ст.169 УК РФ является крупным размером.

В январе 2007 года от экспортера и участника внешнеторговой деятельности ООО «********», действующего в рамках контракта от **.**.**г., в Эстонскую Республику в адрес фирмы ******** путем контрабанды поступил товар – легкий дистиллятный нефтепродукт, предназначенный и впоследствии используемый для дальнейшей переработки на зарубежных нефтехимических предприятиях.

В этой части действия и Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н. были квалифицированы следователем по ч.4 ст.188 УК РФ (в редакции Федерального закона от **.**.** № *******ФЗ) как контрабанда, то есть перемещение в крупном размере через таможенную границу Российской Федерации товаров, совершенное с обманным использованием документов и средств таможенной идентификации, сопряженное с недостоверным декларированием, совершенное организованной группой.

Эпизод по факту контрабанды товара, заявленного декларантом ООО «********» **.**.**г. в ГТД № *******

После доведения до конца совместного преступного умысла, и вывоза **.**.**г. путем контрабанды в Эстонскую Республику в беспошлинном режиме очередной партии легкого дистиллятного нефтепродукта, движимые корыстной целью, направленной на продолжение незаконного перемещения через таможенную границу Российской Федерации указанного товара и извлечение максимальной прибыли за счет уклонения от уплаты таможенных платежей (вывозной таможенной пошлины), взимаемых с организации, Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н., объединившись в организованную преступную группу, продолжили заниматься данным направлением преступной деятельности ООО «********», используя оправдавшую себя схему поведения:

С целью завуалирования совместно организованной, тщательно подготовленной и спланированной, а затем приведенной в исполнение преступной деятельности, в период с **.**.**г. по **.**.**г. должность генерального директора ООО «********» официально занимал Караченцев И.Н., с **.**.**г. к исполнению обязанностей генерального директора ООО «********» на основании приказа № ******* от **.**.**г. официально приступил Хайдяров Р.Х. При этом, в действительности, все решения по функционированию предприятия принимались совместно Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н., все преступные действия совершались ими последовательно в строгом соответствии с заранее совместно разработанным планом.

До **.**.**г. для изготовления товара «растворитель углеводородный тяжелый» в адрес ОАО «********», оказывающего в рамках договора № ******* от **.**.**г. услуги по переработке давальческого сырья для ООО «********», от заказчика поступило давальческое сырье (нефтепродукты): бензин газовый стабильный (ТУ 39-1340-89), бензин прямой перегонки (ТУ 38.001256-99 с изменениями. 1-15), дистиллят газового конденсата легкий (ТУ 51-31323949-58-2000), нефтяной ксилол (ГОСТ 9410-78) в количестве необходимом и достаточном для производства очередной запланированной Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н. к отправке на экспорт партии товара.

К **.**.**г. силами сотрудников ОАО «********», не посвященных в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., действующих во исполнение договорных обязательств перед заказчиком ООО «********» была изготовлена очередная партия товара «растворитель углеводородный тяжелый», процентное соотношение при смешивании исходных компонентов (нефтепродуктов) при производстве которого устанавливалось Караченцевым И.Н. с согласия и одобрения Хайдярова Р.Х.

**.**.**г. после изготовления очередной партии товара «растворитель углеводородный тяжелый», не посвященная в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., ничего не подозревающая о фиктивности предоставленных ей технических условий ТУ 0251-003-77711740-2006 на «растворитель углеводородный тяжелый», заведующая лабораторией Нижегородского филиала ЗАО«********» в г.Кстово Ш.И.******, действующая в рамках договора № ******* от **.**.**г., по заявке заказчика выдала в адрес ООО «********» паспорт качества № ******* на соответствие планируемой к отправке в таможенном режиме «экспорт» очередной партии товара «растворитель углеводородный тяжелый» указанным техническим условиям.

**.**.**г. специалисту таможенного брокера ООО ********» С.М. *****, действующей во исполнение договора на оказание услуг таможенного брокера № ******* от **.**.**г., от ООО ********» поступили документы, необходимые для таможенного оформления товара, в том числе: контракт с ******** от **.**.**г., паспорт сделки от **.**.**г., счета-проформы от **.**.**г. № *******№ *******, № *******, № ******* № ******* № ******* № *******, в которые подчиненным Хайдярову Р.Х. сотрудником ООО «********» С.А. *****, не посвященным в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., были внесены недостоверные сведения о принадлежности товара к классификационному коду № ******* ТН ВЭД, информационное письмо о калькуляции плановой себестоимости товара «растворитель углеводородный тяжелый» исх. № ******* от **.**.**г., информационное письмо о предварительной цене на товар «растворитель углеводородный тяжелый» исх. № ******* от **.**.**г., подписанные Караченцевым И.Н., также железнодорожные накладные № *******, № *******, № ******* № ******* № ******* № ******* с приложением: полученными заранее Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н. с целью сознательного искажения истины недействительными документами (техническими условиями на «растворитель углеводородный тяжелый» ТУ 0251-003-77711740-2006, санитарно-эпидемиологическим заключением № *******.П.№ *******06 от **.**.**г., сертификатом соответствия №РОСС RU.№ ******* номер бланка ******** от **.**.**г., паспортом качества ЗАО«********» № ******* от **.**.**г.).

**.**.**г., ничего не подозревая об истинных намерениях Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., С.М. ***** на основании представленных декларантом ООО «********» недействительных, содержащих недостоверные сведения об экспортируемом товаре (описании, коде ТН ВЭД, области применения) документов, оформила грузовую таможенную декларацию № *******,   в графе  31 которой было заявлено следующее описание товара: «Растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006, 290.808 тонн на основе легко и низкокипящих нефтяных растворителей (до 80%) используется для горнорудной промышленности в качестве флотационного агента, изготовитель ООО «********», Россия», в графе 33 был заявлен код товара согласно ТН ВЭД – № *******, соответственно, те же недостоверные сведения, что и представленных декларантом документах.

В этот же день, то есть **.**.**г. С.М. ***** передала полный пакет документов, необходимых для принятия решения о выпуске товара через таможенную границу Российской Федерации, на Сормовский таможенный пост Нижегородской таможни, расположенный по адресу: г.Н.Новгород, ул. ***** д. *****. Как и С.М. *****, введенный в заблуждение главный государственный таможенный инспектор Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни В. *****, не посвященный в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., ничего не подозревая о недействительности представленных ему таможенным брокером документов (технических условий на «растворитель углеводородный тяжелый» ТУ 0251-003-77711740-2006, санитарно-эпидемиологического заключения № *******.№ *******.П№ ******* от **.**.**г., сертификата соответствия № *******РОСС RU.******** номер бланка ******** от **.**.**г., паспорта качества ЗАО«********» № ******* от **.**.**г.), соответственно, не подозревая о заведомо ложном заявлении декларантом недостоверных сведений о коде товара в счетах-проформах, **.**.**г. принял решение о выпуске с территории Российской Федерации в Эстонскую Республику партии товара «растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006», по своей природе являющегося легким дистиллятным нефтепродуктом (код № ******* ТН ВЭД, товар облагаемый вывозной таможенной пошлиной в соответствии с Федеральным законом № *******ФЗ «О таможенном тарифе» от **.**.**г., ставка которой установлена постановлением Правительства РФ «Об утверждении ставок вывозных таможенных пошлин на товары, выработанные из нефти, вывозимые с территории РФ за пределы государств – участников соглашений о таможенном союзе» № ******* от **.**.**г. и составляет 134 доллара США за 1 тонну), поставив в грузовую таможенную декларацию № *******№ *******   оттиск штампа таможенного органа «Выпуск разрешен», после чего товар пересек границу Российской Федерации в беспошлинном режиме.

**.**.**г. Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н., действующие в составе организованной преступной группы, в зоне действия Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни, расположенного по адресу: г.Н.Новгород, ул. ***** д. *****, совершили контрабанду, то есть перемещение железнодорожным транспортом в вагоно-цистернах № *******№ *******, № *******, № ******* № ******* № *******, № ******* через таможенную границу Российской Федерации партии товара - легкого дистиллятного нефтепродукта, заявленного декларантом под названием «растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006» в грузовой таможенной декларации № *******   от **.**.**, общим весом 290.808 тонн рыночной стоимостью 3 349 235,74 руб., что согласно примечанию к ст.169 УК РФ является крупным размером.

В январе 2007 года от экспортера и участника внешнеторговой деятельности ООО «********», действующего в рамках контракта от **.**.**г., в Эстонскую Республику в адрес фирмы ******** путем контрабанды поступил товар – легкий дистиллятный нефтепродукт, предназначенный и впоследствии используемый для дальнейшей переработки на зарубежных нефтехимических предприятиях.

В этой части действия и Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н. были квалифицированы следователем по ч.4 ст.188 УК РФ (в редакции Федерального закона от **.**.** № *******ФЗ) как контрабанда, то есть перемещение в крупном размере через таможенную границу Российской Федерации товаров, совершенное с обманным использованием документов и средств таможенной идентификации, сопряженное с недостоверным декларированием, совершенное организованной группой.

Эпизод по факту контрабанды товара, заявленного декларантом ООО «********» **.**.**г. в ГТД № *******

После доведения до конца совместного преступного умысла, и вывоза **.**.**г. путем контрабанды в Эстонскую Республику в беспошлинном режиме очередной партии легкого дистиллятного нефтепродукта, движимые корыстной целью, направленной на продолжение незаконного перемещения через таможенную границу Российской Федерации указанного товара и извлечение максимальной прибыли за счет уклонения от уплаты таможенных платежей (вывозной таможенной пошлины), взимаемых с организации, Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н., объединившись в организованную преступную группу, продолжили заниматься данным направлением преступной деятельности ООО «******** используя оправдавшую себя схему поведения:

С целью завуалирования совместно организованной, тщательно подготовленной и спланированной, а затем приведенной в исполнение преступной деятельности, в период с **.**.**г. по **.**.**г. должность генерального директора ООО «********» официально занимал Караченцев И.Н., с **.**.**г. к исполнению обязанностей генерального директора ООО «********» на основании приказа № ******* от **.**.**г. официально приступил Хайдяров Р.Х. При этом, в действительности, все решения по функционированию предприятия принимались совместно Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н., все преступные действия совершались ими последовательно в строгом соответствии с заранее совместно разработанным планом.

До **.**.**г. для изготовления товара «растворитель углеводородный тяжелый» в адрес нефтебазы «********» ИП ********., оказывающего в рамках договора б/н от **.**.**г. услуги по хранению, сливу-наливу нефтепродуктов для ООО «********», от заказчика поступили следующие нефтепродукты: бензин газовый стабильный (ТУ 39-1340-89), бензин прямой перегонки (ТУ 38.001256-99 с изменениями. 1-15), дистиллят газового конденсата легкий (ТУ 51-31323949-58-2000), нефтяной ксилол (ГОСТ 9410-78) в количестве необходимом и достаточном для производства очередной запланированной к отправке Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н. на экспорт партии товара.

К **.**.**г. директором нефтебазы С. ***** под руководством сотрудника ООО «********» А. *****, не посвященного в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., была изготовлена очередная партия товара «растворитель углеводородный тяжелый», процентное соотношение при смешивании исходных компонентов (нефтепродуктов) при производстве которого устанавливалось Караченцевым И.Н. с согласия и одобрения Хайдярова Р.Х.

**.**.**г. после изготовления очередной партии товара «растворитель углеводородный тяжелый», не посвященная в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., ничего не подозревающая о фиктивности предоставленных ей технических условий ТУ 0251-003-77711740-2006 на «растворитель углеводородный тяжелый», заведующая лабораторией Нижегородского филиала ЗАО «********» в г.Кстово Ш.И.******, действующая в рамках договора № ******* от **.**.**г., по заявке заказчика выдала в адрес ООО ********» паспорт качества № ******* на соответствие планируемой к отправке в таможенном режиме «экспорт» очередной партии товара «растворитель углеводородный тяжелый» указанным техническим условиям.

**.**.**г. специалисту таможенного брокера ООО «********» С.М. *****, действующей во исполнение договора на оказание услуг таможенного брокера № ******* от **.**.**г., от ООО «********» поступили документы, необходимые для таможенного оформления товара, в том числе: контракт с ******** от **.**.**г., паспорт сделки от **.**.**г., счета-проформы от **.**.** № *******№ *******, № *******, № *******, № *******, № *******, № *******, № *******, № *******, в которые подчиненным Хайдярову Р.Х. сотрудником ООО «********» С.А. *****, не посвященным в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., были внесены недостоверные сведения о принадлежности товара к классификационному коду № ******* ТН ВЭД, информационное письмо о калькуляции плановой себестоимости товара «растворитель углеводородный тяжелый» исх. № ******* от **.**.**г., информационное письмо о предварительной цене на товар «растворитель углеводородный тяжелый» исх. № ******* от **.**.**г., подписанные Караченцевым И.Н., также железнодорожные накладные № *******, № *******, № *******, № *******, № *******, № ******* № *******, № ******* с приложением: полученными заранее Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н. с целью сознательного искажения истины недействительными документами (техническими условиями на «растворитель углеводородный тяжелый» ТУ 0251-003-77711740-2006, санитарно-эпидемиологическим заключением № *******.П.№ ******* от **.**.**г., сертификатом соответствия №РОСС RU.№ ******* номер бланка ******** от **.**.**г., паспортом качества ЗАО «********» № ******* от **.**.**г.).

**.**.**г., ничего не подозревая об истинных намерениях Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., С.М. ***** на основании представленных декларантом ООО «********» недействительных, содержащих недостоверные сведения об экспортируемом товаре (описании, коде ТН ВЭД, области применения) документов, оформила грузовую таможенную декларацию № *******,   в графе  31 которой было заявлено следующее описание товара: «Растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006, 388.660 тонн на основе легко и низкокипящих нефтяных растворителей (до 80 %) используется для горнорудной промышленности в качестве флотационного агента, изготовитель ООО «********», Россия», в графе 33 был заявлен код товара согласно ТН ВЭД – № *******, соответственно, те же недостоверные сведения, что и в представленных декларантом документах.

В этот же день, то есть **.**.**г. С.М. ***** передала полный пакет документов, необходимых для принятия решения о выпуске товара через таможенную границу Российской Федерации, на Сормовский таможенный пост Нижегородской таможни, расположенный по адресу: г.Н.Новгород, ул. ***** д. *****. Как и С.М. *****, введенный в заблуждение старший государственный таможенный инспектор Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни Н.О. *****, не посвященный в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., ничего не подозревая о недействительности представленных ему таможенным брокером документов (технических условий на «растворитель углеводородный тяжелый» ТУ 0251-003-77711740-2006, санитарно-эпидемиологического заключения № *******.П.№ ******* от **.**.**г., сертификата соответствия №РОСС ******** номер бланка ******** от **.**.**г., паспорта качества ЗАО «********» № ******* от **.**.**г.), соответственно, не подозревая о заведомо ложном заявлении декларантом недостоверных сведений о коде товара в счетах-проформах, принял решение о выпуске с территории Российской Федерации в Эстонскую Республику партии товара «растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006», по своей природе являющегося легким дистиллятным нефтепродуктом (код № ******* ТН ВЭД, товар облагаемый вывозной таможенной пошлиной в соответствии с Федеральным законом № *******ФЗ «О таможенном тарифе» от **.**.**г., ставка которой установлена постановлением Правительства РФ «Об утверждении ставок вывозных таможенных пошлин на товары, выработанные из нефти, вывозимые с территории РФ за пределы государств – участников соглашений о таможенном союзе» № ******* от **.**.**г. и составляет 134 доллара США за 1 тонну), поставив в грузовую таможенную декларацию № ******* оттиск штампа таможенного органа «Выпуск разрешен», после чего товар пересек границу Российской Федерации в беспошлинном режиме.

**.**.**г. Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н., действующие в составе организованной преступной группы, в зоне действия Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни, расположенном по адресу: г.Н.Новгород, ул. ***** д. *****, совершили контрабанду, то есть перемещение железнодорожным транспортом в вагоно-цистернах № *******№ *******, № *******, № *******, № *******, № *******, № *******, № *******, № ******* через таможенную границу Российской Федерации партии товара - легкого дистиллятного нефтепродукта, заявленного декларантом ООО «********» под названием «растворитель углеводородный тяжелый ТУ ********» в грузовой таможенной декларации № *******   от **.**.**г., общим весом 388.660 тонн рыночной стоимостью 4 476 197,22 руб., что согласно примечанию к ст. 169 УК РФ является крупным размером.

В январе 2007 года от экспортера и участника внешнеторговой деятельности ООО «********», действующего в рамках контракта от **.**.**г., в Эстонскую Республику в адрес фирмы ******** путем контрабанды поступил товар – легкий дистиллятный нефтепродукт, предназначенный и впоследствии используемый для дальнейшей переработки на зарубежных нефтехимических предприятиях.

В этой части действия и Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н. были квалифицированы следователем по ч.4 ст.188 УК РФ (в редакции Федерального закона от **.**.** № *******ФЗ) как контрабанда, то есть перемещение в крупном размере через таможенную границу Российской Федерации товаров, совершенное с обманным использованием документов и средств таможенной идентификации, сопряженное с недостоверным декларированием, совершенное организованной группой.

Эпизод по факту контрабанды товара, заявленного декларантом ООО «********» **.**.**г. в ГТД № *******

После доведения до конца совместного преступного умысла, и вывоза в период с **.**.**г. по **.**.**г. путем контрабанды в Эстонскую Республику в беспошлинном режиме нескольких партий легкого дистиллятного нефтепродукта, движимые корыстной целью, направленной на продолжение незаконного перемещения через таможенную границу Российской Федерации указанного товара и извлечение максимальной прибыли за счет уклонения от уплаты таможенных платежей (вывозной таможенной пошлины), взимаемых с организации, Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н., объединившись в организованную преступную группу, продолжили заниматься данным направлением преступной деятельности ООО «********», используя оправдавшую себя схему поведения:

С целью завуалирования совместно организованной, тщательно подготовленной и спланированной, а затем приведенной в исполнение преступной деятельности, в период с **.**.**г. по **.**.**г. должность генерального директора ООО «********» официально занимал Караченцев И.Н., с **.**.**г. к исполнению обязанностей генерального директора ООО ********» на основании приказа № ******* от **.**.**г. официально приступил Хайдяров Р.Х. При этом, в действительности, все решения по функционированию предприятия принимались совместно Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н., все преступные действия совершались ими последовательно в строгом соответствии с заранее совместно разработанным планом.

До **.**.**г. для изготовления товара «растворитель углеводородный тяжелый» в адрес ОАО «********», оказывающего в рамках договора № ******* от **.**.**г. услуги по переработке давальческого сырья для ООО «********», от заказчика поступило давальческое сырье (нефтепродукты): бензин газовый стабильный (ТУ 39-1340-89), бензин прямой перегонки (ТУ № ******* с изменениями. 1-15), дистиллят газового конденсата легкий (ТУ 51-31323949-58-2000), нефтяной ксилол (ГОСТ 9410-78) в количестве необходимом и достаточном для производства очередной запланированной Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н. к отправке на экспорт партии товара.

К **.**.**г. силами сотрудников ОАО ********», не посвященных в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., действующих во исполнение договорных обязательств перед заказчиком ООО ********», была изготовлена очередная партия товара «растворитель углеводородный тяжелый», процентное соотношение при смешивании исходных компонентов (нефтепродуктов) при производстве которого устанавливалось Караченцевым И.Н. с согласия и одобрения Хайдярова Р.Х.

**.**.**г. после изготовления очередной партии товара «растворитель углеводородный тяжелый», не посвященная в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., ничего не подозревающая о фиктивности предоставленных ей технических условий ТУ № ******* на «растворитель углеводородный тяжелый», заведующая лабораторией Нижегородского филиала ЗАО «********» в г.Кстово Ш.И.******, действующая в рамках договора № ******* от **.**.**г., по заявке заказчика выдала в адрес ООО «********» паспорт качества № ******* на соответствие планируемой к отправке в таможенном режиме «экспорт» очередной партии товара «растворитель углеводородный тяжелый» указанным техническим условиям.

С намерением в будущем продолжать заниматься преступной деятельностью, Хайдяров Р.Х., вступивший в должность генерального директора ООО «********» с **.**.**г., заключил от имени ООО «********» договор на оказание услуг таможенного брокера № ******* от **.**.**г. с ООО ********».

**.**.**г. специалисту таможенного брокера ООО «********» С.М. *****, действующей во исполнение договора на оказание услуг таможенного брокера № ******* от **.**.**г., от ООО «********» поступили документы, необходимые для таможенного оформления товара, в том числе: контракт с ******** от **.**.**г., паспорт сделки от **.**.**г., счета-проформы от **.**.**г. № *******№ *******, № *******, № *******, № ******* № *******, № *******, в которые подчиненным Хайдярову Р.Х. сотрудником ООО «********» С.А. *****, не посвященным в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., были внесены недостоверные сведения о принадлежности товара к классификационному коду № ******* ТН ВЭД, информационное письмо о калькуляции плановой себестоимости товара «растворитель углеводородный тяжелый» исх. № ******* от **.**.**г., информационное письмо о предварительной цене на товар «растворитель углеводородный тяжелый» исх. № ******* от **.**.**г., подписанные Караченцевым И.Н., также железнодорожные накладные № *******№ *******, № *******, № *******, № *******, № *******, № ******* с приложением: полученными заранее Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н. с целью сознательного искажения истины недействительными документами (техническими условиями на «растворитель углеводородный тяжелый» ТУ № *******, санитарно-эпидемиологическим заключением № *******.П.№ ******* от **.**.**г., сертификатом соответствия № *******РОСС № ******* номер бланка ******** от **.**.**г., паспортом качества ЗАО «********» № ******* от **.**.**г.).

**.**.**г., ничего не подозревая об истинных намерениях Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., С.М. ***** на основании представленных декларантом ООО «********» недействительных, содержащих недостоверные сведения об экспортируемом товаре (описании, коде ТН ВЭД, области применения) документов, оформила грузовую таможенную декларацию № *******,   в графе  31 которой было заявлено следующее описание товара: «Растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006, 288,587 тонн на основе легко и низкокипящих нефтяных растворителей (до 80 %) используется для горнорудной промышленности в качестве флотационного агента, изготовитель ООО «********», Россия», в графе 33 был заявлен код товара согласно ТН ВЭД – № ******* соответственно, те же недостоверные сведения, что и в представленных декларантом документах.

В этот же день, то есть **.**.**г. С.М. ***** передала полный пакет документов, необходимых для принятия решения о выпуске товара через таможенную границу Российской Федерации, на Сормовский таможенный пост Нижегородской таможни, расположенный по адресу: г.Н.Новгород, ул. ***** д. *****. Как и С.М. *****, введенная в заблуждение старший государственный таможенный инспектор Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни Н.С. ****, не посвященная в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., ничего не подозревая о недействительности представленных ей таможенным брокером документов (технических условий на «растворитель углеводородный тяжелый» ТУ 0251-003-77711740-2006, санитарно-эпидемиологического заключения № *******.П.№ ******* от **.**.**г., сертификата соответствия № *******РОСС № ******* номер бланка ******** от **.**.**г., паспорта качества ЗАО «********» № ******* от **.**.**г.), соответственно, не подозревая о заведомо ложном заявлении декларантом недостоверных сведений о коде товара в счетах-проформах, приняла решение о выпуске с территории Российской Федерации в Эстонскую Республику партии товара «растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006», по своей природе являющегося легким дистиллятным нефтепродуктом (код № ******* ТН ВЭД, товар облагаемый вывозной таможенной пошлиной в соответствии с Федеральным законом № *******ФЗ «О таможенном тарифе» от **.**.**г., ставка которой установлена постановлением Правительства РФ «Об утверждении ставок вывозных таможенных пошлин на товары, выработанные из нефти, вывозимые с территории РФ за пределы государств – участников соглашений о таможенном союзе» № ******* от **.**.**г. и составляет 134 доллара США за 1 тонну), под классификационным кодом № ******* ТН ВЭД, поставив в грузовую таможенную декларацию № *******   оттиск штампа таможенного органа «Выпуск разрешен», после чего товар в беспошлинном режиме был выпущен с Сормовского поста Нижегородской таможни и последовал в Эстонскую Республику.

**.**.**г. Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н., действующие в составе организованной преступной группы, в зоне действия Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни, расположенном по адресу: г.Н.Новгород, ул. ***** д. *****, совершили контрабанду, то есть перемещение железнодорожным транспортом в вагоно-цистернах № *******№ *******, № *******, № *******, № *******, № ******* № ******* через таможенную границу Российской Федерации партии товара - легкого дистиллятного нефтепродукта, заявленного декларантом ООО «********» под названием «растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006» в грузовой таможенной декларации № *******   от **.**.**г., общим весом 288,587 тонн рыночной стоимостью 3 323 656,48 руб., что согласно примечанию к ст.169 УК РФ является крупным размером.

**.**.**г., по пути следования в Эстонскую Республику, должностными лицами Псковской таможни на таможенном посту железнодорожного пункта пропуска (далее по тексту ЖДПП) «********», действующими во исполнение телетайпограммы ФТС России от **.**.**г. №ТФ-95, экспортируемая Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н. путем контрабанды партия легкого дистиллятного нефтепродукта, подпадающая под профиль риска, обозначенный в указанной телетайпограмме, была арестована в рамках возбужденного дела об административном правонарушении № *******.

В этой части действия и Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н. были квалифицированы следователем по ч.4 ст.188 УК РФ (в редакции Федерального закона от **.**.** № *******ФЗ) как контрабанда, то есть перемещение в крупном размере через таможенную границу Российской Федерации товаров, совершенное с обманным использованием документов и средств таможенной идентификации, сопряженное с недостоверным декларированием, совершенное организованной группой.

Эпизод по факту контрабанды товара, заявленного декларантом ООО «********» **.**.**г. в ГТД № *******

После доведения до конца совместного преступного умысла, и вывоза в период с **.**.**г. по **.**.**г. путем контрабанды в Эстонскую Республику в беспошлинном режиме нескольких партий легкого дистиллятного нефтепродукта, движимые корыстной целью, направленной на продолжение незаконного перемещения через таможенную границу Российской Федерации указанного товара и извлечение максимальной прибыли за счет уклонения от уплаты таможенных платежей (вывозной таможенной пошлины), взимаемых с организации, Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н., объединившись в организованную преступную группу, продолжили заниматься данным направлением преступной деятельности ООО «******** используя оправдавшую себя схему поведения:

С целью завуалирования совместно организованной, тщательно подготовленной и спланированной, а затем приведенной в исполнение преступной деятельности, в период с **.**.**г. по **.**.**г. должность генерального директора ООО «********» официально занимал Караченцев И.Н., с **.**.**г. к исполнению обязанностей генерального директора ООО ********» на основании приказа № ******* от **.**.**г. официально приступил Хайдяров Р.Х. При этом, в действительности, все решения по функционированию предприятия принимались совместно Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н. все преступные действия совершались ими последовательно в строгом соответствии с заранее совместно разработанным планом.

До **.**.**г. для изготовления товара «растворитель углеводородный тяжелый» в адрес нефтебазы «********» ИП А.С. *****, оказывающего в рамках договора б/н от **.**.**г. услуги по хранению, сливу-наливу нефтепродуктов для ООО «********», от заказчика поступили следующие нефтепродукты: бензин газовый стабильный (ТУ № ******* бензин прямой перегонки (ТУ ******** с изменениями. 1-15), дистиллят газового конденсата легкий (ТУ 51-31323949-58-2000), нефтяной ксилол (ГОСТ 9410-78) в количестве необходимом и достаточном для производства очередной запланированной Хайдяровым и Караченцевым, к отправке на экспорт партии товара.

К **.**.**г. директором нефтебазы С. ***** под руководством подчиненного Хайдярову Р.Х. сотрудника ООО «********» А. *****, не посвященными в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., была изготовлена очередная партия товара «растворитель углеводородный тяжелый», процентное соотношение при смешивании исходных компонентов (нефтепродуктов) при производстве которого устанавливалось Караченцевым И.Н. с согласия и одобрения Хайдярова Р.Х.

**.**.**г. после изготовления очередной партии товара «растворитель углеводородный тяжелый», не посвященная в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., ничего не подозревающая о фиктивности предоставленных ей технических условий ТУ № ******* на «растворитель углеводородный тяжелый», заведующая лабораторией Нижегородского филиала ЗАО «********» в г.Кстово Ш.И.******, действующая в рамках договора № ******* от **.**.**г., по заявке заказчика выдала в адрес ООО «********» паспорт качества № ******* на соответствие планируемой к отправке в таможенном режиме «экспорт» очередной партии товара «растворитель углеводородный тяжелый» указанным техническим условиям.

С намерением в будущем продолжать заниматься преступной деятельностью, Хайдяров Р.Х., вступивший в должность генерального директора ООО «********» с **.**.**г., заключил от имени ООО «********» договор на оказание услуг таможенного брокера № ******* от **.**.**г. с ООО «********».

**.**.**г. специалисту таможенного брокера ООО «********» С.М. *****, действующей во исполнение договора на оказание услуг таможенного брокера № ******* от **.**.**г., от ООО «********» поступили документы, необходимые для таможенного оформления товара, в том числе: контракт с ******** от **.**.**г., паспорт сделки от **.**.**г., счета-проформы от **.**.**г. № *******№ *******, № *******, № ******* № *******, № *******, № *******, № *******, № *******, № *******, № *******, в которые подчиненным Хайдярову Р.Х. сотрудником ООО «********» С.А. *****, не посвященным в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., были внесены недостоверные сведения о принадлежности товара к классификационному коду № ******* ТН ВЭД, информационное письмо о калькуляции плановой себестоимости товара «растворитель углеводородный тяжелый» исх. № ******* от **.**.**г., информационное письмо о предварительной цене на товар «растворитель углеводородный тяжелый» исх. № ******* от **.**.**г., подписанные Караченцевым И.Н., также железнодорожные накладные № *******, № *******, № *******, № *******, № ******* № *******, № *******, № *******, № ******* № ******* с приложением: полученными заранее Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н. с целью сознательного искажения истины недействительными документами (техническими условиями на «растворитель углеводородный тяжелый» ТУ № *******, санитарно-эпидемиологическим заключением № *******.П№ ******* от **.**.**г., сертификатом соответствия №РОСС № ******* номер бланка № ******* от **.**.**г., паспортом качества ЗАО «********» № *******.).

**.**.**г., ничего не подозревая об истинных намерениях Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., С.М. ***** на основании представленных декларантом ООО ********» недействительных, содержащих недостоверные сведения об экспортируемом товаре (описании, коде ТН ВЭД, области применения) документов, оформила грузовую таможенную декларацию № *******,   в графе  31 которой было заявлено следующее описание товара: «Растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006, 476,252 тонн на основе легко и низкокипящих нефтяных растворителей (до 80 %) используется для горнорудной промышленности в качестве флотационного агента, изготовитель ООО «********», Россия», в графе 33 был заявлен код товара согласно ТН ВЭД – № *******, соответственно, те же недостоверные сведения, что и в представленных декларантом документах.

В этот же день, то есть **.**.**г. С.М. ***** передала полный пакет документов, необходимых для принятия решения о выпуске товара через таможенную границу Российской Федерации, на Сормовский таможенный пост Нижегородской таможни, расположенный по адресу: г.Н.Новгород, ул. ***** д. *****. Как и С.М. *****, введенный в заблуждение старший государственный таможенный инспектор Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни Н. *****, не посвященный в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., ничего не подозревая о недействительности представленных ему таможенным брокером документов (технических условий на «растворитель углеводородный тяжелый» ТУ № *******, санитарно-эпидемиологического заключения № *******.П.№ ******* от **.**.**г., сертификата соответствия №РОСС № ******* номер бланка ******** от **.**.**г., паспорта качества ЗАО «********» № ******* от **.**.**г.), соответственно, не подозревая о заведомо ложном заявлении декларантом недостоверных сведений о коде товара в счетах-проформах, принял решение о выпуске с территории Российской Федерации в Эстонскую Республику партии товара «растворитель углеводородный тяжелый ТУ № *******», по своей природе являющегося легким дистиллятным нефтепродуктом (код № ******* ТН ВЭД, товар облагаемый вывозной таможенной пошлиной в соответствии с Федеральным законом № *******ФЗ «О таможенном тарифе» от **.**.**г., ставка которой установлена постановлением Правительства РФ «Об утверждении ставок вывозных таможенных пошлин на товары, выработанные из нефти, вывозимые с территории РФ за пределы государств – участников соглашений о таможенном союзе» № ******* от **.**.**г. и составляет 134 доллара США за 1 тонну), под классификационным кодом № ******* ТН ВЭД, поставив в грузовую таможенную декларацию № *******   оттиск штампа таможенного органа «Выпуск разрешен», после чего товар в беспошлинном режиме был выпущен с Сормовского поста Нижегородской таможни и последовал в Эстонскую Республику.

Заявление недостоверных сведений о товаре (описании, области применения, коде ТН ВЭД) и представление подложных документов послужило основанием для принятия таможенным органом решения о выпуске с территории Российской Федерации легкого дистиллятного нефтепродукта в беспошлинном режиме, то есть основанием для освобождения ООО «********» от полной уплаты вывозной таможенной пошлины, взимаемой с организации.

**.**.**г. Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н., действующие в составе организованной преступной группы, в зоне действия Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни, расположенного по адресу: г.Н.Новгород, ул. ***** д. *****, совершили контрабанду, то есть перемещение железнодорожным транспортом в вагоно-цистернах № *******№ *******, № *******, № ******* № *******, № *******, № *******, № *******, № *******, № *******, № ******* через таможенную границу Российской Федерации партии товара – легкого дистиллятного нефтепродукта, заявленного декларантом ООО «********» в грузовой таможенной декларации № *******   от **.**.**г. под названием «растворитель углеводородный тяжелый», общим весом 476,252 тонн рыночной стоимостью 5 484 994,29 руб., что согласно примечанию к ст. 169 УК РФ является крупным размером.

**.**.**г., по пути следования в Эстонскую Республику, должностными лицами Псковской таможни на таможенном посту ЖДПП «********», действующими во исполнение телетайпограммы ФТС России от 23.01.2007 №ТФ-95, экспортируемая Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н. путем контрабанды партия легкого дистиллятного нефтепродукта, подпадающая под профиль риска, обозначенный в указанной телетайпограмме, была арестована в рамках возбужденного дела об административном правонарушении № *******.

В этой части действия и Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н. были квалифицированы следователем по ч.4 ст.188 УК РФ (в редакции Федерального закона от **.**.** № *******ФЗ) как контрабанда, то есть перемещение в крупном размере через таможенную границу Российской Федерации товаров, совершенное с обманным использованием документов и средств таможенной идентификации, сопряженное с недостоверным декларированием, совершенное организованной группой.

Эпизод по факту контрабанды товара, заявленного декларантом ООО «********» **.**.**г. в ГТД № *******

После доведения до конца совместного преступного умысла, и вывоза в период с **.**.**г. по **.**.**г. путем контрабанды в Эстонскую Республику в беспошлинном режиме нескольких партий легкого дистиллятного нефтепродукта, движимые корыстной целью, направленной на продолжение незаконного перемещения через таможенную границу Российской Федерации указанного товара и извлечение максимальной прибыли за счет уклонения от уплаты таможенных платежей (вывозной таможенной пошлины), взимаемых с организации, Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н., объединившись в организованную преступную группу, продолжили заниматься данным направлением преступной деятельности ООО «********», используя оправдавшую себя схему поведения:

С целью завуалирования совместно организованной, тщательно подготовленной и спланированной, а затем приведенной в исполнение преступной деятельности, в период с **.**.**г. по **.**.**г. должность генерального директора ООО «********» официально занимал Караченцев И.Н, с **.**.**г. к исполнению обязанностей генерального директора ООО «********» на основании приказа № ******* от **.**.**г. официально приступил Хайдяров Р.Х. При этом, в действительности, все решения по функционированию предприятия принимались совместно Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н., все преступные действия совершались ими последовательно в строгом соответствии с заранее совместно разработанным планом.

До **.**.**г. в адрес ООО «********», оказывающего в рамках договора б/н от **.**.**г. услуги по изготовлению товара «растворитель углеводородный тяжелый» для ООО «********», от заказчика поступили следующие нефтепродукты: бензин газовый стабильный (ТУ 39-1340-89), бензин прямой перегонки (ТУ 38.001256-99 с изменениями. 1-15), нефтяной ксилол (ГОСТ 9410-78) в количестве необходимом и достаточном для производства очередной запланированной Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н. к отправке на экспорт партии товара.

К **.**.**г. на территории нефтебазы ООО «********» силами сотрудников ООО «********», не посвященных в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., действующих во исполнение договорных обязательств перед заказчиком ООО «********», была изготовлена очередная партия товара «растворитель углеводородный тяжелый», процентное соотношение при смешивании исходных компонентов (нефтепродуктов) при производстве которого устанавливалось Хайдяровым Р.Х. с согласия и одобрения Караченцева И.Н.

**.**.**г. после изготовления очередной партии товара «растворитель углеводородный тяжелый», не посвященная в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., ничего не подозревающая о фиктивности предоставленных ей технических условий ТУ № ******* на «растворитель углеводородный тяжелый», заведующая лабораторией Нижегородского филиала ЗАО «********» в г.Кстово Ш.И.******, действующая в рамках договора № ******* от **.**.**г., по заявке заказчика выдала в адрес ООО «********» паспорт качества № ******* на соответствие планируемой к отправке в таможенном режиме «экспорт» очередной партии товара «растворитель углеводородный тяжелый» указанным техническим условиям.

С намерением в будущем продолжать заниматься преступной деятельностью, Хайдяров Р.Х., вступивший в должность генерального директора ООО «********» с **.**.**г., заключил от имени ООО ********» договор на оказание услуг таможенного брокера № ******* от **.**.**г. с ООО «********».

**.**.**г. специалисту таможенного брокера ООО «********» С.М. *****, действующей во исполнение договора на оказание услуг таможенного брокера № ******* от **.**.**г., от ООО «********» поступили документы, необходимые для таможенного оформления товара, в том числе: контракт с № ******* от **.**.**г., паспорт сделки от **.**.**г., счета-проформы от **.**.**г. № *******№ *******, № *******, № ******* № *******, в которые подчиненным Хайдярову Р.Х. сотрудником ООО ********» С.А. *****, не посвященным в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., были внесены недостоверные сведения о принадлежности товара к классификационному коду № ******* ТН ВЭД, информационное письмо о калькуляции плановой себестоимости товара «растворитель углеводородный тяжелый» исх. № ******* от **.**.**г., информационное письмо о предварительной цене на товар «растворитель углеводородный тяжелый» исх. № ******* от **.**.**г., подписанные Караченцевым И.Н., также железнодорожные накладные № *******, № *******, № *******, № ******* с приложением: полученными заранее Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н. с целью сознательного искажения истины недействительными документами (техническими условиями на «растворитель углеводородный тяжелый» ТУ 0251-003-77711740-2006, санитарно-эпидемиологическим заключением № *******.П№ ******* от **.**.**г., сертификатом соответствия №РОСС RU.******** номер бланка ******** от **.**.**г., паспортом качества ЗАО «********» № ******* от **.**.**г.).

**.**.**г., ничего не подозревая об истинных намерениях Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., С.М. ***** на основании представленных декларантом ООО «********» недействительных, содержащих недостоверные сведения об экспортируемом товаре (описании, коде ТН ВЭД, области применения) документов, оформила грузовую таможенную декларацию № *******,   в графе  31 которой было заявлено следующее описание товара: «Растворитель углеводородный тяжелый ТУ № *******, 198,49 тонн на основе легко и низкокипящих нефтяных растворителей (до 80 %) используется для горнорудной промышленности в качестве флотационного агента, изготовитель ООО «********», Россия», в графе 33 был заявлен код товара согласно ТН ВЭД – № *******, соответственно, те же недостоверные сведения, что и в представленных декларантом документах.

В этот же день, то есть **.**.**г. С.М. ***** передала полный пакет документов, необходимых для принятия решения о выпуске товара через таможенную границу Российской Федерации, на Сормовский таможенный пост Нижегородской таможни, расположенный по адресу: г.Н.Новгород, № ******* Как и С.М. *****, введенная в заблуждение старший государственный таможенный инспектор Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни П. *****, не посвященная в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., ничего не подозревая о недействительности представленных ей таможенным брокером документов (технических условий на «растворитель углеводородный тяжелый» ТУ 0251-003-77711740-2006, санитарно-эпидемиологического заключения № *******.П.№ ******* от **.**.**г., сертификата соответствия № *******РОСС ******** номер бланка № ******* от **.**.**г., паспорта качества ЗАО «********» № ******* от **.**.**г.), соответственно, не подозревая о заведомо ложном заявлении декларантом недостоверных сведений о коде товара в счетах-проформах, приняла решение о выпуске с территории Российской Федерации в Эстонскую Республику партии товара «растворитель углеводородный тяжелый ТУ ********», по своей природе являющегося легким дистиллятным нефтепродуктом (код № ******* ТН ВЭД, товар облагаемый вывозной таможенной пошлиной в соответствии с Федеральным законом № *******ФЗ «О таможенном тарифе» от **.**.**г., ставка которой установлена постановлением Правительства РФ «Об утверждении ставок вывозных таможенных пошлин на товары, выработанные из нефти, вывозимые с территории РФ за пределы государств – участников соглашений о таможенном союзе» № ******* от **.**.**г. и составляет 134 доллара США за 1 тонну), под классификационным кодом № ******* ТН ВЭД, поставив в грузовую таможенную декларацию № *******   оттиск штампа таможенного органа «Выпуск разрешен», после чего товар в беспошлинном режиме был выпущен с Сормовского поста Нижегородской таможни и последовал в Эстонскую Республику.

**.**.**г. Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н., действующие в составе организованной преступной группы, в зоне действия Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни, расположенного по адресу: г.Н.Новгород, ул. ***** д. *****, совершили контрабанду, то есть перемещение железнодорожным транспортом в вагоно-цистернах № *******№ *******, № *******, № *******, № ******* через таможенную границу Российской Федерации партии товара – легкого дистиллятного нефтепродукта, заявленного декларантом ООО «********» в грузовой таможенной декларации № *******   от **.**.**г. под названием «растворитель углеводородный тяжелый», общим весом 198,49 тонн рыночной стоимостью 2 286 009,33 руб., что согласно примечанию к ст. 169 УК РФ является крупным размером.

**.**.**г., по пути следования в Эстонскую Республику, должностными лицами Псковской таможни на таможенном посту ЖДПП «********», действующими во исполнение телетайпограммы ФТС России от **.**.**г. № *******ТФ-95, экспортируемая Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н. путем контрабанды партия легкого дистиллятного нефтепродукта, подпадающая под профиль риска, обозначенный в указанной телетайпограмме, была арестована в рамках возбужденного дела об административном правонарушении № *******.

В этой части действия и Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н. были квалифицированы следователем по ч.4 ст.188 УК РФ (в редакции Федерального закона от **.**.** № *******ФЗ) как контрабанда, то есть перемещение в крупном размере через таможенную границу Российской Федерации товаров, совершенное с обманным использованием документов и средств таможенной идентификации, сопряженное с недостоверным декларированием, совершенное организованной группой.

Эпизод по факту контрабанды товара, заявленного декларантом ООО «********» **.**.**г. в ГТД № *******

После доведения до конца совместного преступного умысла, и вывоза в период с **.**.**г. по **.**.**г. путем контрабанды в Эстонскую Республику в беспошлинном режиме нескольких партий легкого дистиллятного нефтепродукта, движимые корыстной целью, направленной на продолжение незаконного перемещения через таможенную границу Российской Федерации указанного товара и извлечение максимальной прибыли за счет уклонения от уплаты таможенных платежей (вывозной таможенной пошлины), взимаемых с организации, Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н., объединившись в организованную преступную группу, продолжили заниматься данным направлением преступной деятельности ООО «********», используя оправдавшую себя схему поведения:

С целью завуалирования совместно организованной, тщательно подготовленной и спланированной, а затем приведенной в исполнение преступной деятельности, в период с **.**.**г. по **.**.**г. должность генерального директора ООО «********» официально занимал Караченцев И.Н., с **.**.**г. к исполнению обязанностей генерального директора ООО «********» на основании приказа № ******* от **.**.**г. официально приступил Хайдяров Р.Х. При этом, в действительности, все решения по функционированию предприятия принимались совместно Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н. все преступные действия совершались ими последовательно в строгом соответствии с заранее совместно разработанным планом.

До **.**.**г. для изготовления товара «растворитель углеводородный тяжелый» в адрес нефтебазы «********» ИП ********., оказывающего в рамках договора б/н от **.**.**г. услуги по хранению, сливу-наливу нефтепродуктов для ООО «********», от заказчика поступили следующие нефтепродукты: бензин газовый стабильный (ТУ 39-1340-89), бензин прямой перегонки (ТУ 38.001256-99 с изменениями. 1-15), дистиллят газового конденсата легкий (ТУ 51-31323949-58-2000), нефтяной ксилол (ГОСТ 9410-78) в количестве необходимом и достаточном для производства очередной запланированной Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н. к отправке на экспорт партии товара.

К **.**.**г. директором нефтебазы С. ***** и подчиненным Хайдярову Р.Х. сотрудником ООО «********» А. *****, не посвященными в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., была изготовлена очередная партия товара «растворитель углеводородный тяжелый», процентное соотношение при смешивании исходных компонентов (нефтепродуктов) при производстве которого устанавливалось Караченцевым И.Н. с согласия и одобрения Хайдярова Р.Х.

1977ест **.**.**г. после изготовления очередной партии товара «растворитель углеводородный тяжелый», не посвященная в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., ничего не подозревающая о фиктивности предоставленных ей технических условий № ******* на «растворитель углеводородный тяжелый», заведующая лабораторией Нижегородского филиала ЗАО «********» в г.Кстово Ш.И.******, действующая в рамках договора № ******* от **.**.**г., по заявке заказчика выдала в адрес ООО «********» паспорт качества № ******* на соответствие планируемой к отправке в таможенном режиме «экспорт» очередной партии товара «растворитель углеводородный тяжелый» указанным техническим условиям.

С намерением в будущем продолжать заниматься преступной деятельностью, Хайдяров Р.Х., вступивший в должность генерального директора ООО «********» с **.**.**г., заключил от имени ООО «********» договор на оказание услуг таможенного брокера № ******* от **.**.**г. с ООО «********».

**.**.**г. специалисту таможенного брокера ООО «********» С.М. *****, действующей во исполнение договора на оказание услуг таможенного брокера № ******* от **.**.**г., от ООО «********» поступили документы, необходимые для таможенного оформления товара, в том числе: контракт с ******** от **.**.**г., паспорт сделки от **.**.**г., счета-проформы от **.**.**г. № *******№ *******, № *******, № ******* № *******, в которые подчиненным Хайдярову Р.Х. сотрудником ООО «Тополь» С.А. *****, не посвященным в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., были внесены недостоверные сведения о принадлежности товара к классификационному коду № ******* ТН ВЭД, информационное письмо о калькуляции плановой себестоимости товара «растворитель углеводородный тяжелый» исх. № ******* от **.**.**г., информационное письмо о предварительной цене на товар «растворитель углеводородный тяжелый» исх. № ******* от **.**.**г., подписанные Караченцевым И.Н., также железнодорожные накладные № *******, № *******, № ******* с приложением: полученными заранее Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н. с целью сознательного искажения истины недействительными документами (техническими условиями на «растворитель углеводородный тяжелый» ТУ 0251-003-77711740-2006, санитарно-эпидемиологическим заключением № *******.№ *******.П.№ ******* от **.**.**г., сертификатом соответствия №РОСС ******** номер бланка ******** от **.**.**г., паспортом качества ЗАО «********» № ******* от **.**.**г.).

**.**.**г., ничего не подозревая об истинных намерениях Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., С.М. ***** на основании представленных декларантом ООО «********» недействительных, содержащих недостоверные сведения об экспортируемом товаре (описании, коде ТН ВЭД, области применения) документов, оформила грузовую таможенную декларацию № *******,   в графе  31 которой было заявлено следующее описание товара: «Растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006, 192,778 тонн на основе легко и низкокипящих нефтяных растворителей (до 80 %) используется для горнорудной промышленности в качестве флотационного агента, изготовитель ООО «********», Россия», в графе 33 был заявлен код товара согласно ТН ВЭД – ********, соответственно, те же недостоверные сведения, что и в представленных декларантом документах.

В этот же день, то есть **.**.**г. С.М. ***** передала полный пакет документов, необходимых для принятия решения о выпуске товара через таможенную границу Российской Федерации, на Сормовский таможенный пост Нижегородской таможни, расположенный по адресу: г.Н.Новгород, ул. ***** д. *****. Как и С.М. *****, введенная в заблуждение государственный таможенный инспектор Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни К.О. *****, не посвященная в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., ничего не подозревая о недействительности представленных ей таможенным брокером документов (технических условий на «растворитель углеводородный тяжелый» ТУ 0251-003-77711740-2006, санитарно-эпидемиологического заключения № *******.П.№ ******* от **.**.**г., сертификата соответствия № *******РОСС № ******* номер бланка ******** от **.**.**г., паспорта качества ЗАО «********» № ******* от **.**.**г.), соответственно, не подозревая о заведомо ложном заявлении декларантом недостоверных сведений о коде товара в счетах-проформах, приняла решение о выпуске с территории Российской Федерации в Эстонскую Республику партии товара «растворитель углеводородный тяжелый ТУ ********», по своей природе являющегося легким дистиллятным нефтепродуктом (код ******** ТН ВЭД, товар облагаемый вывозной таможенной пошлиной в соответствии с Федеральным законом № *******ФЗ «О таможенном тарифе» от **.**.**г., ставка которой установлена постановлением Правительства РФ «Об утверждении ставок вывозных таможенных пошлин на товары, выработанные из нефти, вывозимые с территории РФ за пределы государств – участников соглашений о таможенном союзе» № ******* от **.**.**г. и составляет 134 доллара США за 1 тонну), под классификационным кодом № ******* ТН ВЭД, поставив в грузовую таможенную декларацию № *******   оттиск штампа таможенного органа «Выпуск разрешен», после чего товар в беспошлинном режиме был выпущен с Сормовского поста Нижегородской таможни и последовал в Эстонскую Республику.

**.**.**г. Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н., действующие в составе организованной преступной группы, в зоне действия Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни, расположенного по адресу: г.Н.Новгород, ул. ***** д. *****, совершили контрабанду, то есть перемещение железнодорожным транспортом в вагоно-цистернах № *******№ *******, № *******, № *******, № ******* через таможенную границу Российской Федерации партии товара – легкого дистиллятного нефтепродукта, заявленного декларантом ООО «********» в грузовой таможенной декларации № *******   от **.**.**г. под названием «растворитель углеводородный тяжелый ТУ ********-2006», общим весом 192,778 тонн рыночной стоимостью 2 220 224,23 руб., что согласно примечанию к ст. 169 УК РФ является крупным размером.

**.**.**г., по пути следования в Эстонскую Республику, должностными лицами Псковской таможни на таможенном посту ЖДПП «********», действующими во исполнение телетайпограммы ФТС России от **.**.** №ТФ-95, экспортируемая Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н. путем контрабанды партия легкого дистиллятного нефтепродукта, подпадающая под профиль риска, обозначенный в указанной телетайпограмме, была арестована в рамках возбужденного дела об административном правонарушении № ******* арестована.

В этой части действия и Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н. были квалифицированы следователем по ч.4 ст.188 УК РФ (в редакции Федерального закона от **.**.** № *******ФЗ) как контрабанда, то есть перемещение в крупном размере через таможенную границу Российской Федерации товаров, совершенное с обманным использованием документов и средств таможенной идентификации, сопряженное с недостоверным декларированием, совершенное организованной группой.

Эпизод по факту покушения на контрабанду товара, заявленного декларантом ООО «********» **.**.**г. в ГТД № *******

После доведения до конца совместного преступного умысла, и вывоза в период с **.**.**г. по **.**.**г. путем контрабанды в Эстонскую Республику в беспошлинном режиме нескольких партий легкого дистиллятного нефтепродукта, движимые корыстной целью, направленной на продолжение незаконного перемещения через таможенную границу Российской Федерации указанного товара и извлечение максимальной прибыли за счет уклонения от уплаты таможенных платежей (вывозной таможенной пошлины), взимаемых с организации, Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н., объединившись в организованную преступную группу, продолжили заниматься данным направлением преступной деятельности ООО «********», используя оправдавшую себя схему поведения:

С целью завуалирования совместно организованной, тщательно подготовленной и спланированной, а затем приведенной в исполнение преступной деятельности, в период с **.**.**г. по **.**.**г. должность генерального директора ООО «********» официально занимал Караченцев И.Н., с **.**.**г. к исполнению обязанностей генерального директора ООО «********» на основании приказа № ******* от **.**.**г. официально приступил Хайдяров Р.Х. При этом, в действительности, все решения по функционированию предприятия принимались совместно Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н., все преступные действия совершались ими последовательно в строгом соответствии с заранее совместно разработанным планом.

До **.**.**г. для изготовления товара «растворитель углеводородный тяжелый» в адрес ОАО «********» от заказчика ООО «********» поступило давальческое сырье (нефтепродукты): бензин газовый стабильный (ТУ 39-1340-89), бензин прямой перегонки (ТУ 38.001256-99 с изменениями. 1-15), дистиллят газового конденсата легкий (ТУ 51-31323949-58-2000), нефтяной ксилол (ГОСТ 9410-78) в количестве необходимом и достаточном для производства очередной запланированной Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н. к отправке на экспорт партии товара.

К **.**.**г. силами сотрудников ОАО «********», не посвященных в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., действующих во исполнение договорных обязательств перед ООО ********», была изготовлена очередная партия товара «растворитель углеводородный тяжелый», процентное соотношение при смешивании исходных компонентов (нефтепродуктов) при производстве которого устанавливалось Хайдяровым Р.Х. с согласия и одобрения Караченцева И.Н.

**.**.**г. после изготовления очередной партии товара «растворитель углеводородный тяжелый», не посвященная в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., ничего не подозревающая о фиктивности предоставленных ей технических условий ТУ ******** на «растворитель углеводородный тяжелый», заведующая лабораторией Нижегородского филиала ЗАО «********» в г.Кстово Ш.И.******, действующая в рамках договора № ******* от **.**.**г., по заявке заказчика выдала в адрес ООО «********» паспорт качества № ******* на соответствие планируемой к отправке в таможенном режиме «экспорт» очередной партии товара «растворитель углеводородный тяжелый» указанным техническим условиям.

С намерением в будущем продолжать заниматься преступной деятельностью, Хайдяров Р.Х., вступивший в должность генерального директора ООО «********» с **.**.**г., заключил от имени ООО «********» договор на оказание услуг таможенного брокера № ******* от **.**.**г. с ООО «********

**.**.**г. специалисту таможенного брокера ООО ********» Г.Л. *****, действующей во исполнение договора на оказание услуг таможенного брокера № ******* от **.**.**г., от ООО «********» поступили документы, необходимые для таможенного оформления товара, в том числе: контракт с ******** от **.**.**г., паспорт сделки от **.**.**г., счета-проформы от **.**.**г. № *******№ *******, № *******, № *******, № *******, № *******, № *******, № *******, в которые подчиненным Хайдярову Р.Х. сотрудником ООО «********» С.А. *****, не посвященным в преступный план Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., были внесены недостоверные сведения о принадлежности товара к классификационному коду № ******* ТН ВЭД, информационное письмо о калькуляции плановой себестоимости товара «растворитель углеводородный тяжелый», информационное письмо о предварительной цене на товар «растворитель углеводородный тяжелый» исх. № ******* от **.**.**г., подписанные Хайдяровым Р.Х., также железнодорожные накладные № *******, № *******, № *******, № *******, № *******, № *******, № ******* с приложением: полученными заранее Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н. с целью сознательного искажения истины недействительными документами (техническими условиями на «растворитель углеводородный тяжелый» ТУ 0251-003-77711740-2006, санитарно-эпидемиологическим заключением № *******.П№ ******* от **.**.**г., сертификатом соответствия № *******РОСС ******** номер бланка ******** от **.**.**г., паспортом качества ЗАО «********» № ******* от **.**.**г.).

**.**.**г., ничего не подозревая об истинных намерениях Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., Г.Л. ***** на основании представленных декларантом ООО «********» недействительных, содержащих недостоверные сведения об экспортируемом товаре (описании, коде ТН ВЭД, области применения) документов, оформила грузовую таможенную декларацию № *******,   в графе  31 которой было заявлено следующее описание товара: «Растворитель углеводородный тяжелый ТУ ********, 340,437 тонн на основе легко и низкокипящих нефтяных растворителей (до 80 %) используется для горнорудной промышленности в качестве флотационного агента, изготовитель ООО «********», Россия», в графе 33 был заявлен код товара согласно ТН ВЭД – № *******, соответственно, те же недостоверные сведения, что и в представленных декларантом документах.

В этот же день, то есть **.**.**г. Г.Л. ***** передала полный пакет документов для принятия решения о выпуске товара через таможенную границу Российской Федерации, на Сормовский таможенный пост Нижегородской таможни, расположенный по адресу: г.Н.Новгород, ул. ***** д. *****

В период с **.**.**г. по **.**.**г., независимо от воли объединившихся в организованную преступную группу Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н., в рамках таможенного контроля должностными лицами Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни, действующими во исполнение телетайпограммы ФТС России от **.**.**г. №ТФ-95, был проведен досмотр контрабандной партии товара – легкого дистиллятного нефтепродукта, задекларированного ООО «********» в грузовой таможенной декларации № *******  № ******* под названием «растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-777117-40-2006» общим весом 340,437 тонн, из каждой вагоно-цистерны были отобраны пробы экспортируемого товара, назначены и проведены экспертизы, установившие его действительную природу. По результатам мероприятий, проведенных в рамках таможенного контроля, отделом таможенного оформления и таможенного контроля № ******* Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни было принято решение о запрете выпуска через таможенную границу Российской Федерации партии товара, задекларированного ООО «********» в грузовой таможенной декларации № *******   под названием «растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-777117-40-2006» с кодом № ******* ТН ВЭД, в грузовую таможенную декларацию был проставлен штамп таможенного органа «Выпуск запрещен».

Заявление Хайдяровым Р.Х. и Караченцевым И.Н., действующими совместно и согласованно между собой с целью контрабанды экспортируемого ими легкого дистиллятного нефтепродукта, недостоверных сведений о товаре (описании, области применения, коде ТН ВЭД) и представление декларантом подложных документов (технических условий на «растворитель углеводородный тяжелый» ТУ 0251-003-77711740-2006, санитарно-эпидемиологического заключения № *******.П.№ ******* от **.**.**г., сертификата соответствия № *******РОСС № ******* номер бланка № ******* от **.**.**г., паспорта качества ЗАО «********» № ******* от **.**.**г.) могло послужить основанием для принятия таможенным органом решения о выпуске с территории Российской Федерации легкого дистиллятного нефтепродукта (код № ******* ТН ВЭД, товар облагаемый вывозной таможенной пошлиной в соответствии с Федеральным законом № *******ФЗ «О таможенном тарифе» от **.**.**г., ставка которой установлена постановлением Правительства РФ «Об утверждении ставок вывозных таможенных пошлин на товары, выработанные из нефти, вывозимые с территории РФ за пределы государств – участников соглашений о таможенном союзе» № ******* от **.**.**г. и составляет 134 доллара США за 1 тонну), под классификационным кодом № ******* ТН ВЭД) в беспошлинном режиме, то есть основанием для освобождения ООО «********» от полной уплаты вывозной таможенной пошлины, взимаемой с организации. Однако, преступный результат в виде перемещения очередной экспортируемой партии товара через таможенную границу Российской Федерации не наступил по независящим от воли участников организованной преступной группы Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н. причинам.

**.**.**г. Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н., действующие в составе организованной преступной группы, в зоне действия Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни, расположенного по адресу: г.Н.Новгород, ул. ***** д. *****, совершили покушение на контрабанду, то есть не доведенное до конца по независящим от воли виновных лиц обстоятельствам перемещение железнодорожным транспортом в вагоно-цистернах № *******№ *******, № ******* № *******, № *******, № *******, № *******, № ******* через таможенную границу Российской Федерации партии товара – легкого дистиллятного нефтепродукта, заявленного декларантом ООО «******** в грузовой таможенной декларации № *******   от **.**.**г. под названием «растворитель углеводородный тяжелый», общим весом 340,437 тонн рыночной стоимостью 3 920 812,93 руб., что согласно примечанию к ст. 169 УК РФ является крупным размером.

В этой части действия и Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н. были квалифицированы следователем по ч.3 ст.30 - ч.4 ст.188 УК РФ (в редакции Федерального закона от **.**.** № *******ФЗ) как покушение на контрабанду, то есть перемещение в крупном размере через таможенную границу Российской Федерации товаров, совершенное с обманным использованием документов и средств таможенной идентификации, сопряженное с недостоверным декларированием, совершенное организованной группой, не доведенное до конца по независящим от виновных лиц обстоятельствам.

Эпизод по факту легализации (отмывания) денежных средств, полученных в результате контрабанды товара, перемещенного через таможенную границу Российской Федерации на основании ГТД № ******* от **.**.**г., ГТД № ******* от **.**.**г., ГТД № ******* от **.**.**г.

**.**.**г. Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н., действующие в составе организованной преступной группы, в зоне действия Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни, расположенного по адресу: г.Н.Новгород, ул. ***** д. ***** совершили контрабанду, то есть перемещение железнодорожным транспортом в вагоно-цистернах № *******№ *******, № *******, № ******* № ******* через таможенную границу Российской Федерации партии товара - легкого дистиллятного нефтепродукта, заявленного декларантом под названием «растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006» в грузовой таможенной декларации № *******   от **.**.**г., общим весом 191.135 тонн рыночной стоимостью 2 201 301,80 руб., что согласно примечанию к ст.169 УК РФ является крупным размером.

**.**.**г. Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н., действующие в составе организованной преступной группы, в зоне действия Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни, расположенного по адресу: г.Н.Новгород, ул. ***** д. *****, совершили контрабанду, то есть перемещение железнодорожным транспортом в вагоно-цистернах № *******№ *******, № *******, № ******* через таможенную границу Российской Федерации партии товара – легкого дистиллятного нефтепродукта, заявленного декларантом под названием «растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006», в грузовой таможенной декларации № *******   от **.**.**г., общим весом 142.458 тонн рыночной стоимостью 1 640 688,79 руб., что согласно примечанию к ст.169 УК РФ является крупным размером.

**.**.**г. Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н., действующие в составе организованной преступной группы, в зоне действия Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни, расположенного по адресу: г.Н.Новгород, ул. ***** д. ***** совершили контрабанду, то есть перемещение железнодорожным транспортом в вагоно-цистернах № *******№ *******, № ******* № ******* через таможенную границу Российской Федерации партии товара – легкого дистиллятного нефтепродукта, заявленного декларантом под названием «растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006» в грузовой таможенной декларации № *******   от **.**.**г., общим весом 147.444 тонн рыночной стоимостью 1 698 112,55 руб., что согласно примечанию к ст.169 УК РФ является крупным размером.

В ноябре 2006 года от экспортера и участника внешнеторговой деятельности ООО «********», действующего в рамках контракта от **.**.**г., в Эстонскую Республику в адрес фирмы ******** путем контрабанды поступило три партии товара – легкого дистиллятного нефтепродукта, предназначенного и впоследствии используемого для дальнейшей переработки на зарубежных нефтехимических предприятиях.

**.**.**г. Хайдяров Р.Х. дал свое согласие, а Караченцев И.Н., являясь руководителем, оформил от имени ООО «********» с филиалом ОАО********» в г.Н.Новгороде паспорт сделки № *******, предоставив банку для этого необходимые сведения об иностранном контрагенте ******** и копию контракта б/н от **.**.**г. между ******** и ООО «********».

В период с **.**.**г. по **.**.**г. от иностранного контрагента ********, действующего во исполнении условий контракта с ООО «******** б/н от **.**.**г., на основании инвойсов ООО ********» № *******№ ******* от **.**.**г., № ******* от **.**.**г., № ******* от **.**.**г., в качестве оплаты за три партии товара - легкого дистиллятного нефтепродукта, перемещенного через таможенную границу Российской Федерации путем контрабанды на основании ГТД № ******* от **.**.**г., отгруженного в соответствии с товарной накладной № ******* от **.**.**г., ГТД № ******* от **.**.**г., отгруженного в соответствии с товарной накладной № ******* от **.**.**г., ГТД № ******* от **.**.**г., отгруженного в соответствии с товарной накладной № ******* от **.**.**г., на транзитный валютный счет ООО ********» № ******* в филиале ОАО «********» в г. Н.Новгороде, поступили денежные средства на общую сумму 232 513.65 долларов США, что согласно ч.2 поручений ООО «********» банку № ******* от **.**.**г. и № ******* от **.**.**г. по курсу ОАО********», установленному для данного вида операций, составило 6 099 428.06 руб.

Для осуществления дальнейшей предпринимательской и экономической деятельности ООО «********», Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н., действующие в составе организованной преступной группы, легализовали денежные средства, полученные в результате совершения контрабанды товара «растворитель углеводородный тяжелый ТУ № *******», перемещенного декларантом ООО «********» через таможенную границу Российской Федерации в таможенном режиме «экспорт» на основании ГТД № *******№ *******, № *******, № *******,   используя открытые **.**.**г. Караченцевым И.Н. с согласия и одобрения Хайдярова Р.Х. в филиале ОАО «********» в г. Н.Новгороде, расположенном по адресу: г.Н.Новгород, ул. ***** д. *****, счета ООО «********», произведя с ними в период с **.**.**г. по **.**.** согласно акту исследования документов № ******* от **.**.**г. следующие финансовые операции:

- **.**.**г.путем зачисления   денежных средств по операции свободной продажи иностранной валюты согласно поручению ООО «********» банку № ******* от **.**.**г. на расчетный счет   ООО ********» № ******* в размере 2 375 731.14   руб., за минусом комиссии банка за выполнение функций агента валютного контроля и иных платежей (мемориальный ордер № ******* от **.**.**г.);

- **.**.**г.путем зачисления   денежных средств по операции свободной продажи иностранной валюты согласно поручению ООО ********» банку № ******* от **.**.**г. на расчетный счет   ООО «********» № *******, в размере 3 701 098.15   руб., за минусом комиссии банка за выполнение функций агента валютного контроля и иных платежей (мемориальный ордер № ******* от **.**.**г.) - итого на расчетный счет было зачислено 6 076 829.29   руб.;

- **.**.**г. путем снятия денежных средств   с расчетного счета ООО «********» № ******* по чеку № ******* наличными в кассу   ООО «********» на выплату заработной платы за ноябрь 2006 года и хозяйственные расходы – в размере 80 000   руб.,

- путем перечисления денежных средств   с расчетного счета ООО «********» № ******* в адрес различных контрагентов   ООО «********» по платежным поручениям, выписанным на основании договоров, счетов, счетов-фактур, а именно:

**.**.**г. в адрес ООО«********» суммы 350 000 руб. по платежному поручению № ******* (по счету № ******* от **.**.**г. за услуги хранения и переработки по договору б/н от **.**.**г.),

**.**.**г. в адрес ООО «********» суммы 425 000 руб. по платежному поручению № ******* (по счету № ******* от **.**.**г. за услуги по перевозке груза),

**.**.**г. в адрес ЗАО«********» суммы 197 776.52 руб. по платежному поручению № ******* (по счет-фактуре № ******* от **.**.**г. за услуги инспекции),

**.**.**г. в адрес ООО«********» суммы 370 779.03 руб. по платежному поручению № ******* (возврат денежных средств по договору займа от **.**.**г.),

**.**.**г. в адрес ООО «******** суммы 145 756.80 руб. по платежному поручению № ******* (по счет-фактуре № ******* от **.**.**г. за дизельное топливо),

**.**.**г. в адрес ИП ********. суммы 150 096 руб. по платежному поручению № ******* (по счету № ******* от **.**.**г. за аренду емкости для хранения нефтепродуктов, подачу и уборку вагонов),

**.**.**г. в адрес ЗАО«********» суммы 501 547.20 руб. по платежному поручению № ******* (по счету № ******* от **.**.**г. за услуги по наливу и отправке ГСМ), в адрес ОАО«********» суммы 964 000 руб. по платежному поручению № ******* (по счету № ******* от **.**.**г. за организацию транспортировки газового конденсата в декабре 2006 г. по договору № *******НПК-06 от **.**.**г.) и суммы 172 602 руб. по платежному поручению № ******* (по счету № ******* от **.**.**г.), в адрес ОАО«********» суммы 2 151 760 руб. по платежному поручению № ******* (по счету № ******* от **.**.**г. за дистиллят газового конденсата),

**.**.**г. в адрес ООО«********» суммы 11 000 руб. по платежному поручению № ******* (по счету № ******* от **.**.**г. за ЗПУ),

**.**.**г. в адрес ООО«********» суммы 5 759.60 руб. по платежному поручению № ******* (по счету 137 от **.**.**г. за знаки опасности, номер ООН),

**.**.**г. в адрес ОАО«********» суммы 373 385.37 руб. по платежному поручению № ******* (по договору № ******* от **.**.**г. за услуги переработки), в адрес ООО«********» суммы 175 000 руб. по платежному поручению № ******* (по счету № ******* от **.**.**г. за услуги по перевозке груза).

Таким образом, Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н., действуя в составе организованной преступной группы, в период с **.**.**г. по **.**.**г. легализовали денежные средства, приобретенные в результате совершенного ими преступления, на общую сумму 6 074 462.52   руб., что согласно примечанию к ст.174 УК РФ является крупным размером.

В этой части действия и Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н. были квалифицированы следователем по ч.4 ст. 174.1 УК РФ (в редакции Федеральных законов от **.**.** № *******ФЗ и от **.**.** № *******ФЗ) как легализация (отмывание) денежных средств, приобретенных лицом в результате совершения им преступления – совершение финансовых операций с денежными средствами, приобретенными лицом в результате совершения им преступления и использование указанных средств для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности, совершенные в крупном размере, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой.

Эпизод - по факту легализации (отмывания) денежных средств, полученных в результате контрабанды товара, перемещенного через таможенную границу Российской Федерации на основании ГТД № ******* от **.**.**г., ГТД № ******* от **.**.**г.

**.**.**г. Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н., действующие в составе организованной преступной группы, в зоне действия Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни, расположенного по адресу: г.Н.Новгород, ул. ***** д. *****, совершили контрабанду, то есть перемещение железнодорожным транспортом в вагоно-цистернах № *******№ *******, № *******, № *******, № *******, № *******, № *******, № ******* через таможенную границу Российской Федерации партии товара - легкого дистиллятного нефтепродукта, заявленного декларантом под названием «растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006» в грузовой таможенной декларации № *******   от **.**.**г., общим весом 610.373 тонн рыночной стоимостью 7 029 665,84 руб., что согласно примечанию к ст. 169 УК РФ является крупным размером.

**.**.**г. Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н., действующие в составе организованной преступной группы, совершили контрабанду, то есть перемещение железнодорожным транспортом в вагоно-цистернах № *******№ *******, № *******, № ******* через таможенную границу Российской Федерации партии товара – легкого дистиллятного нефтепродукта, заявленного декларантом под названием «растворитель углеводородный тяжелый» в грузовой таможенной декларации № *******   от **.**.**г., общим весом 143.170 тонн рыночной стоимостью 1 648 888,89 руб., что согласно примечанию к ст.169 УК РФ является крупным размером.

В январе 2007 года от экспортера и участника внешнеторговой деятельности ООО ********», действующего в рамках контракта от **.**.**г., в Эстонскую Республику в адрес фирмы ******** путем контрабанды поступил товар – легкий дистиллятный нефтепродукт, предназначенный и впоследствии используемый для дальнейшей переработки на зарубежных нефтехимических предприятиях.

**.**.**г. Хайдяров Р.Х. дал согласие, а Караченцев И.Н., являясь руководителем, оформил от имени ООО «********» с филиалом ОАО«********» в г. Н.Новгороде паспорт сделки № *******, предоставив банку для этого необходимые сведения об иностранном контрагенте ******** и копию контракта б/н от **.**.**г. между ******** и ООО «********».

С целью завуалирования совместно организованной, тщательно подготовленной и спланированной, а затем приведенной в исполнение преступной деятельности, направленной на контрабанду товара, с **.**.**г. к исполнению обязанностей генерального директора ООО «********» на основании приказа № ******* от **.**.** официально приступил Хайдяров Р.Х., а в период с **.**.**г. по **.**.**г. указанную должность занимал Караченцев И.Н.

В период с **.**.**г. по **.**.**г. от иностранного контрагента ********, действующего во исполнении условий контракта с ООО «********» б/н от **.**.**г., на основании инвойсов ООО «********» № *******№ ******* от **.**.**г., ******** от **.**.**г., в качестве оплаты за две партии товара - легкого дистиллятного нефтепродукта, перемещенного через таможенную границу Российской Федерации путем контрабанды на основании ГТД № ******* от **.**.**г., отгруженного в соответствии с товарной накладной № ******* от **.**.**г., ГТД № ******* от **.**.**г., отгруженного в соответствии с товарной накладной № ******* от **.**.**г., на транзитный валютный счет ООО «********» № ******* в филиале ОАО«********» в г. Н.Новгороде, поступили денежные средства на общую сумму 360 869.58 долларов США, что согласно ч.2 поручений ООО «********» банку № ******* от **.**.**г. и № ******* от **.**.**г. по курсу ОАО ********, установленному для данного вида операций, составило 9 582 444.29 руб.

Для осуществления дальнейшей предпринимательской и экономической деятельности ООО «********», Хайдяров Р.Х., являясь руководителем предприятия, и Караченцев И.Н., действуя в составе организованной преступной, легализовали денежные средства, полученные в результате совершения контрабанды товара «растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006», перемещенного декларантом ООО «********» через таможенную границу Российской Федерации в таможенном режиме «экспорт» на основании ГТД № *******№ *******,   ********,   используя открытые **.**.**г. Караченцевым И.Н. с согласия и одобрения Хайдярова Р.Х. в филиале ОАО«********» в г.Н.Новгороде, расположенном по адресу: г.Н.Новгород, ул. ***** д. *****, счета ООО «********», произведя с ними в период с **.**.**г. по **.**.**г. согласно акту исследования документов № ******* от **.**.**г. следующие финансовые операции:

- **.**.**г.путем зачисления   денежных средств по операции свободной продажи иностранной валюты согласно поручению ООО «********» банку № ******* от **.**.**г. на расчетный счет   ООО ********» № *******, в размере 7 764 123.67   руб., за минусом комиссии банка за выполнение функций агента валютного контроля и иных платежей (мемориальный ордер № ******* от **.**.**г.);

- **.**.**г.путем зачисления   денежных средств по операции свободной продажи иностранной валюты согласно поручению ООО «********» банку № ******* от **.**.**г. на расчетный счет   ООО ********» № *******, в размере 1 693 115.34   руб., за минусом комиссии банка за выполнение функций агента валютного контроля и иных платежей (мемориальный ордер № ******* от **.**.**г.) - итого в период с **.**.**г. по **.**.**г. на расчетный счет было зачислено 9 457 239.01   руб.;

- путем перечисления денежных средств   с расчетного счета ООО «********» № ******* в адрес различных контрагентов   ООО «********» по платежным поручениям, выписанным на основании договоров, счетов, счетов-фактур, а именно:

**.**.**г. в адрес ООО«********» суммы 16 900 руб. по платежному поручению № ******* (по счету № ******* от **.**.**г. за ЗПУ, знаки опасности, номер ООН), в адрес ОАО «********» суммы 1 500 руб. по платежному поручению № ******* (по счет-фактуре № ******* от **.**.**г. за пломбу), суммы 3 386.60 руб. по платежному поручению № ******* (по счет-фактуре № ******* от **.**.**г. за проведение лабораторных анализов), суммы 3 722.90 руб. по платежному поручению № ******* (по счет-фактуре № ******* от **.**.**г. за проведение лабораторных анализов), суммы 17 031.65 руб. по платежному поручению № ******* (по счет-фактуре № ******* от **.**.**г. за пользование вагонами), суммы 1 416 руб. по платежному поручению № ******* (по счет-фактуре № ******* от **.**.**г. за пломбу), суммы 14 008.96 руб. по платежному поручению № ******* (по счет-фактуре № ******* от **.**.**г. за накопительную карточку для накопительных сборов), суммы 14 008.96 руб. по платежному поручению № ******* (по счет-фактуре № ******* от **.**.**г. за накопительную карточку для доп. сборов),

**.**.**г. в адрес ОАО «********» суммы 1 868 332.50 руб. по платежному поручению № ******* (по счету № ******* от **.**.**г. предоплата за организацию транспортировки растворителя в январе 2007г. по договору № *******НПК-06 от **.**.**г.), в адрес ООО«********» суммы 10 025.28 руб. по платежному поручению № ******* (по счетам № *******№ ******* от **.**.**г., 831-024 от **.**.**г. за услуги таможенного оформления), в адрес ГП «********» суммы 944 532 руб. по платежному поручению № ******* (по счету № ******* от **.**.**г. за железнодорожный тариф по договору № ******* от **.**.**г.), суммы 183 148.76 руб. по платежному поручению № ******* (по счету № ******* от **.**.**г. за железнодорожный тариф по договору № ******* от **.**.**г.), в адрес ОАО«********» суммы 12 000 руб. по платежному поручению № ******* (по счету № ******* от **.**.**г. за отправку порожних цистерн),

**.**.**г. в адрес ООО«********» суммы 4 163.04 руб. по платежному поручению № ******* (по счету № ******* от **.**.**г. за услуги таможенного оформления), в адрес ОАО«********» суммы 1 245 555 руб. по платежному поручению № ******* (по счету № ******* от **.**.**г. за транспортно-экспедиторские услуги),

**.**.**г. в адрес ООО«********» суммы 642 000 руб. по платежному поручению № ******* (по счету № ******* от **.**.**г. за услуги по перевозке груза),

**.**.**г. в адрес ООО********» суммы 1 500 000 руб. по платежному поручению № ******* (возврат денежных средств по процентному договору займа от **.**.**г.),

**.**.**г. в адрес ООО«********» суммы 2 800 000 руб. по платежному поручению № ******* (возврат денежных средств по процентному договору займа от **.**.**г.), в адрес ООО«********» суммы 169 041 руб. по платежному поручению № ******* (по счету № ******* от **.**.**г. за перевозку, налив, отправку ГСМ).

Таким образом, Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н., действуя в составе организованной преступной группы, в период с **.**.**г. по **.**.**г. легализовали денежные средства, приобретенные в результате совершенного ими преступления, на общую сумму 9 450 772.65   руб., что согласно примечанию к ст.174 УК РФ является крупным размером.

В этой части действия и Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н. были квалифицированы следователем по ч.4 ст. 174.1 УК РФ (в редакции Федеральных законов от **.**.** № *******ФЗ и от **.**.** № *******ФЗ) как легализация (отмывание) денежных средств, приобретенных лицом в результате совершения им преступления – совершение финансовых операций с денежными средствами, приобретенными лицом в результате совершения им преступления и использование указанных средств для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности, совершенные в крупном размере, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой.

Эпизод по факту легализации (отмывания) денежных средств, полученных в результате контрабанды товара, перемещенного через таможенную границу Российской Федерации на основании ГТД № ******* от **.**.**г.

**.**.**г. Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н., действующие в составе организованной преступной группы, в зоне действия Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни, расположенном по адресу: г.Н.Новгород, ул. ***** д. *****, совершили контрабанду, то есть перемещение железнодорожным транспортом в вагоно-цистернах № *******№ *******, № *******, № *******, № *******, № ******* через таможенную границу Российской Федерации партии товара - легкого дистиллятного нефтепродукта, заявленного декларантом ООО «******** под названием «растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006» в грузовой таможенной декларации № *******   от **.**.**г., общим весом 388.660 тонн рыночной стоимостью 4 476 197,22 руб., что согласно примечанию к ст. 169 УК РФ является крупным размером.

В январе 2007 года от экспортера и участника внешнеторговой деятельности ООО ********», действующего в рамках контракта от **.**.**г., в Эстонскую Республику в адрес фирмы ******** путем контрабанды поступил товар – легкий дистиллятный нефтепродукт, предназначенный и впоследствии используемый для дальнейшей переработки на зарубежных нефтехимических предприятиях.

**.**.**г. Хайдяров Р.Х. дал согласие, а Караченцев И.Н., являясь руководителем, оформил от имени ООО «********» с филиалом ОАО «********» в г. Н.Новгороде паспорт сделки № *******, предоставив банку для этого необходимые сведения об иностранном контрагенте ******** и копию контракта б/н от **.**.**г. между ******** и ООО ********».

**.**.**г. от иностранного контрагента ********, действующего во исполнении условий контракта с ООО ********» б/н от **.**.**г., на основании инвойса ООО ********» № ******* от **.**.**г., в качестве оплаты за партию товара - легкого дистиллятного нефтепродукта, перемещенного через таможенную границу Российской Федерации путем контрабанды на основании ГТД № ******* от **.**.**г., отгруженного в соответствии с товарной накладной № ******* от **.**.**г., на транзитный валютный счет ООО «********» № ******* в филиале ОАО ********» в г. Н.Новгороде, поступили денежные средства на сумму 198 216.60 долларов США, что согласно ч. 2 поручения ООО «********» банку № ******* от **.**.**г. по курсу ОАО ******** установленному для данного вида операций, составило 5 200 371.07 руб.;

**.**.**г. от иностранного контрагента ********, действующего во исполнении условий контракта с ООО «********» б/н от **.**.**г., в качестве оплаты остатка задолженности за поставки товара - легкого дистиллятного нефтепродукта по инвойсам от **.**.**г., **.**.**г., **.**.**г., **.**.**г., **.**.**г., **.**.**г., **.**.**г., на транзитный валютный счет ООО «********» № ******* в филиале ОАО «********» в г. Н.Новгороде, поступили денежные средства на сумму 34 075.84 долларов США, что согласно ч. 2 поручения ООО «********» банку № ******* от **.**.**г. по курсу ОАО ********, установленному для данного вида операций, составило 887 593.85 руб. -

итого в период с **.**.**г. по **.**.**г. на транзитный валютный счет ООО «********» от иностранного контрагента ******** поступили денежные средства на общую сумму 6 087 964.92   руб.

С целью завуалирования совместно организованной, тщательно подготовленной и спланированной, а затем приведенной в исполнение преступной деятельности, направленной на контрабанду товара, с **.**.**г. к исполнению обязанностей генерального директора ООО «********» на основании приказа № ******* от **.**.**г. официально приступил Хайдяров Р.Х., а в период с **.**.**г. по **.**.**г. указанную должность занимал Караченцев И.Н.

Для осуществления дальнейшей предпринимательской и экономической деятельности ООО ********», Хайдяров Р.Х., являясь руководителем предприятия, и Караченцев И.Н., действуя в составе организованной преступной группы, легализовали денежные средства, полученные в результате совершения контрабанды товара «растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006», перемещенного декларантом ООО ********» через таможенную границу Российской Федерации в таможенном режиме «экспорт» на основании ГТД № *******,   а также денежные средства, полученные в качестве оплаты остатка задолженности по ранее произведенным экспортным поставкам того же товара, используя открытые **.**.**г. Караченцевым И.Н. с согласия и одобрения Хайдярова Р.Х. в филиале ОАО «********» в г. Н.Новгороде, расположенном по адресу: г. Н.Новгород, ул. ***** д. *****, счета ООО «********», произведя с ними в период с **.**.**г. по **.**.**г. согласно акту исследования документов № ******* от **.**.**г. следующие финансовые операции:

- **.**.**г.путем зачисления   денежных средств по операции свободной продажи иностранной валюты согласно поручению ООО ********» банку № ******* от **.**.**г. на расчетный счет   ООО «********» № *******, в размере 5 180 757.90   руб., за минусом комиссии банка за выполнение функций агента валютного контроля и иных платежей (мемориальные ордера № *******№ *******, 903 от **.**.**г.),

- **.**.**г.путем зачисления   денежных средств по операции свободной продажи иностранной валюты согласно поручению ООО ********» банку № ******* от **.**.**г. на расчетный счет   ООО «********» № *******, в размере 885 427.29   руб., за минусом комиссии банка за выполнение функций агента валютного контроля и иных платежей (мемориальный ордер № ******* от **.**.**г.), итого в период с **.**.**г. по **.**.**г. на расчетный счет ООО «********» были зачислены денежные средства на общую сумму 6 066 215.19   руб.;

- **.**.**г. путем снятия денежных средств   с расчетного счета ООО «********» № ******* по чеку № ******* наличными в кассу   ООО «********» на выплату заработной платы за январь 2007 года и хозяйственные расходы – в размере 80 000   руб.;

- путем перечисления денежных средств   с расчетного счета ООО ********» № ******* в адрес различных контрагентов   ООО «******** по платежным поручениям, выписанным на основании договоров, счетов, счетов-фактур, а именно:

**.**.**г. в адрес ООО «********» суммы 53 075.22 руб. по платежному поручению № ******* (по счет-фактуре № ******* от **.**.**г. за услуги инспекции), суммы 17 346 руб. по платежному поручению № ******* (по счет-фактуре № ******* от **.**.**г. за услуги инспекции),

**.**.**г. в адрес ООО «********» суммы 4 695 000 руб. по платежному поручению № ******* (по договору купли-продажи имущества от **.**.**г.),

**.**.**г. в адрес ООО «********» суммы 12 397.25 руб. по платежному поручению № ******* (по счет-фактуре № ******* от **.**.**г. за подачу, уборку вагонов), суммы 209 911.20 руб. по платежному поручению № ******* (по счет-фактуре № ******* от **.**.**г. за услуги переработки по договору от **.**.**г.),

**.**.**г. в адрес ИП ********. суммы 988 612.10 руб. по платежному поручению № ******* (по счет-фактуре № ******* от **.**.**г. за слив, налив, хранение ГСМ).

Таким образом, Хайдяров Р.Х. и Караченцев И.Н., действуя в составе организованной преступной группы, в период с **.**.**г. по **.**.**г. легализовали денежные средства, приобретенные в результате совершенного им преступления, на общую сумму 6 056 341.77   руб., что согласно примечанию к ст. 174 УК РФ является крупным размером.

В этой части действия и Хайдярова Р.Х. и Караченцева И.Н. были квалифицированы следователем по ч.4 ст. 174.1 УК РФ (в редакции Федеральных законов от **.**.** № *******ФЗ и от **.**.** № *******ФЗ) как легализация (отмывание) денежных средств, приобретенных лицом в результате совершения им преступления – совершение финансовых операций с денежными средствами, приобретенными лицом в результате совершения им преступления и использование указанных средств для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности, совершенные в крупном размере, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой.

Исследовав материалы дела, суд констатирует, что в данном случае существенных нарушений норм УПК РФ, регламентирующих вопросы возбуждения уголовных дел, принятия дел к производству следователем, соединения уголовных дел в одно производство, продления срока расследования органами предварительного следствия допущено не было, препятствий для рассмотрения дела судом по существу не имеется.

В отношении каждого из подсудимых по каждому из инкриминируемых и Хайдярову Р.Х. и Караченцеву И.Н. вышеуказанных преступлений суду были представлены следующие доказательства:

Допрошенный в судебном заседании подсудимый Хайдяров Р.Х.   свою вину в совершении данных преступлений не признал и показал суду, что Караченцев его коллега по работе, отношения у них деловые. С Караченцевым они познакомились в 1999-2001 года, он пришел на работу в фирму «********» в г.Н.Новгороде, где работал Караченцев начальником юридического отдела. Он пришел работать в качестве менеджера по продаже нефтепродуктов. Далее в 2003 году организовал свою компанию ********», там был президентом компании, а Караченцева позвал на должность начальника юридического отдела. Их компания занималась куплей продажей нефтепродуктов, переработкой углеводородного сырья, экспортом решили заняться в 2005-2006 году. Стали искать новые направления деятельности, было производство легких дистиллятов, тяжелых дистиллятов и растворителей. Легкие, тяжелые дистилляты - это нефтепродукты. Когда получили первые пробы этих растворителей, стали растворители продавать в России, но их рынок был небольшой. Поскольку компания ********» занималась переработкой углеводородного сырья, на нефтеперерабатывающем заводе «********» в г.Кирише Ленинградской области и этот завод лимитировал квоты по переработке сырья для определенных юридических лиц он принял решение создать ООО «********» для того, чтобы получить дополнительную квоту на переработку сырья на данном заводе. Поскольку завод находился в Ленинградской области они постоянно туда ездили, для того чтобы было удобнее работать, т.к. в Ленинградской области давались приоритеты своим компаниям и поэтому ООО «********» было зарегистрирован в г.Санкт-Петербурге. Караченцев часто ездил в командировки бывал в г.Санкт-Петербурге и поэтому он (Хайдяров) принял решение и сделал учредителем и директором Караченцева. После регистрации ООО «********» деятельность не осуществляло, т.к. квот на переработку сырья им не дали. В начале 2006 году фирма «********» стала разрабатывать растворители. Сначала растворители для лакокрасочной промышленности, занимался этим технолог А. *****, не помнит, был ли он в ООО «********» или в «********». Эти растворители планировали производить из легких дистиллятов с добавлением ароматических углеводородов, кислорода, спиртосодержащих продуктов. А. ***** проводил опыты, отдавали опытные образцы в лабораторию «********», они паспортизировали продукты, их сравнивали с продуктами других компаний. Сделали несколько растворителей, выбрали из них один наиболее перспективный, сделали несколько десятков образцов и разослали по различным Российским компаниям производящие лаки и краски. Спустя время получили результаты от этих компаний, кому-то нравилось, кому-то нет, это позволило промониторить рынок, пришли к выводу, что выгодно производить большие объемы растворителя. Проанализировали рынок пришли к выводу, что этот продукт будет интересным и выгодным экспортировать в Эстонию. Опытные образцы растворителя отправили потенциальным покупателям вместе с заключением «********», которых нашли в Интернете. Потенциальные покупали как в России так и в Эстонии стали запрашивать их документацию на продукт. Встала необходимость создать необходимую документацию на продукт, в том числе разработать технические условия. Сам А. ***** и кто-либо другой в компании ТУ разработать не мог, т.к. для них это было новое направление. В связи с тем, что встал вопрос о производстве нового продукта растворителя решили выделить это направление в отдельную компанию и для этой цели использовать уже имевшуюся фирму ООО ********». Не было необходимо нахождения ООО «********» в г.Санкт-Петербурге, перерегистрировали ООО «********» в г.Н.Новгород. Д.А.***** работал в ******** должности финансового аналитика. Направление растворителя было новое, кроме этого направления у компании ********» была иная деятельность, с многомиллиардным оборотом, вопросу организации производства и сбыта этого растворителя на совещаниях уделялось мало времени, все сотрудники, в том числе и он, уделяли этому направлению немного времени, обменивались информацией по мере возможности не в ущерб основным делам. В компании конкретного человека, который занимался этим направлением и продуктом, не было. Был только А. *****, это единственный химик, который занимался рецептурой. Кто-то из сотрудников «********», А. ***** или Д.А.***** состоящий в должности финансового аналитика, через Интернет нашли несколько людей, несколько компаний, которые представляли услуги по подготовке и созданию ТУ на подобные продукты. Все компании были в Москве, К. ***** один из этих людей который оказывал подобные услуги, он (К. *****) был единственным который согласился встретится с ним (Хайдяровым) «после работы» в г. Москве. С ним встретились, переговорили, и он принял для себя решение, что будут с ним работать по созданию ТУ на тех основаниях, что К. ***** назвал очень много известных фирм для него и заводов по России, для которых он (К. *****) создавал ТУ. За разговором они нашли много общих знакомых, что для него (Хайдярова) являлось гарантией порядочности К. *****. Он позвонил своим знакомым, отзывы о К. ***** были положительные, что с ним удобнее работать т.к., он предлагал услуги по созданию всего пакета документа необходимых для дальнейшей продажи продукта ТУ, СЭЗ и другие. Он (Хайдяров) дал команду сотрудникам заключать договор с К. ***** и начать работать. Для себя он не делил «********» и ООО «********», фактическим руководителем компаний был он. А.Н. ***** был одним из учредителей ********», а впоследствии и ООО «********», он являлся директором ********», который постоянно находился в офисе. Караченцев был номинальным директором ООО «********». Фактически Караченцев был его (Хайдярова) подчиненным, а А.Н. ***** его партнером. В 2006 году уже после появления К. *****, точно не помнит когда он принял решение о передаче о смене учредителя Караченцева на него и А.Н. *****, для того чтобы в ходе переговоров с партнерами представляться собственником компании вести переговоры от первого лица компании. Фактически решение о смене директора ООО «********» Караченцева на него также связано с этим, только оформлено было позже в конце 2006 года. На совещаниях кто-то из его сотрудников доложил, когда не помнит, что с К. ***** подписан договор, с их стороны - ООО «******** договор подписал Караченцев, как директор, а с другой стороны - ********» от К. *****. Почему договор был заключен не с К. *****, а с фирмой «********», не знает. Ему было достаточно, что Караченцев подписал договор, предполагает, что реквизиты этой фирмы предоставил К. *****, что это его компания. Расчеты по этому договору производились безналичным расчетом, в их компании была только такая форма расчета, по мотивам прозрачности финансовой деятельности компании. На момент разработки этого растворителя от А. ***** было известно, что основой для производства этого растворителя будет БГС – бензин газовый стабильный, ДГК – дистиллят газового конденсата, БПП - Бензин прямой перегонки, Бензин для промышленных целей. Смотрели на рынок, где это сырье было дешевле, т.е. основой для растворителя должен был стать любой из этих продуктов. Могли выбирать один из вариантов этого сырья и к этому сырью добавлять различные присадки (ароматические углеводороды). После заключения договора с К. ***** с ним общался А. *****, от него узнал, что он продолжал работу по разработке рецептуры растворителя при этом консультировался с К. *****. А. ***** доложил мне, что удалось получить продукт более экономически выгодный продукт, при этом продукт не терял физико-химических свойств, сказал, что в указанное сырье надо добавлять ароматические углеводороды (толуол, ксилол и иные продукты) не более 5%. С экономической точки зрения решили добавлять в их основное сырье, толуол, ксилол, жидкие продукты пиролиза, он (Хайдяров) решил, что по этой рецептуре будут производить растворитель. Параллельно этой работе происходила работа по созданию ТУ, которой занимался К. *****, это знает со слов А. *****. Черновиков ТУ не видел, в эту работу не лез. Не вникал в вопросы документации на этот продукт. Ему только докладывали А. *****, Караченцев, точно не помнит, что получено санитарно-эпидемиологическое заключение на продукт, сертификат соответствия, получен паспорт на этот продукт, не вникал в вопросы, кто этим занимается конкретно, какие организации это делали, на основании каких договоров, порядок расчетов. Он лишь отслеживал платежи, связанные с расходами по созданию и получению ТУ, но точно сказать с какими фирмами и по каким договорам эта работа производилась - не известно. Потом А. ***** сообщил, что К. ***** предложил согласовать ТУ на их продукт во ********, что это согласование как бы являлось знаком качества продукта, он согласился, денег это стоило небольших. Поскольку весь пакет документов собирал К. ***** и все основные и дополнительные услуги предлагал он, не может сказать, где именно, кто именно согласовывал, регистрировал ТУ на данный продукт. Проект окончательного ТУ он не видел, на тот момент не знал, кто именно от ООО «********» подписал данные ТУ, ему доложили, что ТУ подписаны и зарегистрированы. Потом уже видел окончательный вариант этих ТУ согласованный, где кем не помнит, на тот момент не может сказать, где был зарегистрирован и кем подписан. На тот момент содержание этих ТУ не видел, в то время у компании были большие объемы работы, его рабочий день начинался в 7-30 заканчивался поздно вечером, 8 месяцев в году он был в командировках, просто не мог вникать в каждый документ. На тот момент думал, что у них один экземпляр ТУ, через небольшой промежуток времени появился второй экземпляр ТУ, сотрудники доложили, что в первом варианте ТУ какая-то ошибка, поэтому сделали второй исправленный вариант ТУ. Насколько он знает, название этого продукта придумали К. ***** и А. *****, на совещаниях предлагали несколько названий, для него это не было принципиальным, совместно приняли решение назвать растворитель углеводородный тяжелый. Не помнит или до создания ТУ или уже после он начал вести переговоры по поставкам их товара в Эстонию. В процессе работы по налаживанию экспорта в Эстонию он вылетал в Эстонию, чтобы на месте вести переговоры, чтобы для себя выстроить схему работы с эстонскими фирмами, ему нужны были гарантии от эстонских фирм по оплате. Прилетев в Эстонию встретился с представителем АС «********» директором Ю.С. *****, узнал что фирма АС «********», физические лица из руководства компании являются одними из учредителем одной хорошо знакомой Нижнекамской компании, выяснилось, что они заочно друг друга знают, убедился, таким образом, в надежности компании АС «********». Эта компания не была потребителем этого продукта, она была трейдером (перепродавцом) посредником, и он принял решение работать с ними. Тем более АС «********» предложил выгодную для них систему расчетов. Куда они собирались, и как именно продавать дальше их продукт он не знал, его это не интересовало. Не помнит, когда именно был подписан договор между ООО «********» и АС «********», не помнит, был ли один договор или несколько, знает, что Караченцев обсуждал условия этого договора может с юристами или с Ю.С. *****, содержание договора он не знал, его интересовали лишь объемы поставки товара, условия оплаты, цена. Цена в договоре не была указана. Поскольку для себя они не были уверены в стабильности определенного качества готового продукта в связи с различным составом сырья, разными производственными мощностями, которые планировали использовать и поэтому этот договор носил характер не обязательного к исполнению, не содержал обязательный условий об объемах о стабильном качестве товара и графике поставок. Цену поставки решили устанавливать при каждой конкретной поставке исходя из цены сырья. Он этого договора на момент подписания не видел, также не может сказать, почему в одном из экземпляров договора имеющийся в деле имеется привязка цены продукта применительно к цене на «нафту» может быть это рабочий (черновой) вариант договора. Нафта - это легкие дистилляты, это международный термин, под ним подразумевают в России дистилляты, в России данный термин не используется, также может быть бензином. Когда заключили первый контракт с ********, то этот контракт ни к чему не обязывал и для того чтобы определиться с ценой этого товара с учетом перевозки до станции назначения в Эстонию и таможенных платежей необходимо было понять затратную часть договора, которая состояла из вывозной платы, таможенных платежей, НДС, себестоимости. Себестоимость для них уже была понятна, с этой целью он принял решение обратиться к таможенному брокеру, чтобы выяснить эти вопросы, дал поручение сотрудникам найти таможенного брокера, кто конкретно этим занимался, не знает, может Д.А.***** или Караченцев. Брокера нашли быстро - ООО ********» выбрали его т.к. это была самая большая и известная брокерская компания в России, сотрудники ООО «********» стали обсуждать со специалистами брокера какие-то вопросы. В офисе он визуально видел С.М. *****, но ничего с ней не обсуждал, с другими сотрудниками ООО ********» переговоров никаких не вел. Знает, что до заключения договора с брокером, а может быть и после компания направляла брокеру документы по их запросам. Между первым обращением к брокеру и заключением с ним договора прошло 1-2 дня. Был заключен договор с брокером, данный договор с брокером подписал наверно Караченцев, со стороны брокера директор В.А. *****, оплата по договору должна осуществляться за фактические оказанные услуги, услуги по декларированию, оформлению товара для вывоза товара за пределы РФ. После заключения договора с брокером, через 7-10 дней, на одном из совещаний, возможно от Д.А.*****, он узнал, что их товар по мнению специалистов ООО «********» не облагается вывозной пошлиной. На тот момент он знал, что для того чтобы экспортировать продукт в некоторых случаях необходимо заплатить таможенную пошлину. На тот момент какого-либо представления о том, что такое ТН ВЭД, что существуют определенные коды товара в соответствии с ТН ВЭД, не имел. На тот момент информацией о том, какой именно код должен быть присвоен растворителю углеводородному тяжелому в соответствии с ТН ВЭД не располагал, вопрос о классификации растворителя, в соответствии с ТН ВЭД по коду № ******* или № ******* был для него озвучен уже после задержания их вагонов на таможенном посту ********. Для него вопрос о наличии либо отсутствии вывозной таможенной пошлины на растворитель не имел принципиального значения при заключении контракта с АС ********», т.к. в этом договоре цена определена не была и наличие либо отсутствие пошлины на растворитель углеводородный тяжелый просто повлияло бы на размер цены, которая была бы озвучена покупателем АС «********», а они могли бы согласиться на эту цену или не согласиться. Скрывать эту пошлину уходить от ее уплаты, смысла не было, просто она была бы заложена в цену на товар и покупатели либо согласились на эту цену либо нет. В соответствии с практикой в этой сфере, для подтверждения серьезности намерений, был заключен такой контракт с АС «********» без определения конкретной цены, этот договор ни к чему не обязывал, поставки по нему могли не осуществляться, каких-либо штрафных санкций за это не было, в любой момент могли найти другого партнера в Эстонии и сказать АС «********», что у них более выгодное предложение, не было бы никаких последствий для них. Без заключения этого контракта нельзя было обойтись, все было бы на уровне разговоров и не свидетельствовало бы о серьезности их намерений. Последовательность событий точно не помнит, еще до контракта с АС «********» они по договору начали производить этот растворитель на предприятии ОАО «********», для того чтобы продавать на территории РФ. После того как они договорились с АС «********», возникла необходимость в увеличении производственных мощностей, после этого стали производить растворитель на предприятии ЧП ******** г.Гороховец Владимирской области и в г. Дзержинске название предприятия не помнит. Когда на совещании сказали, что их растворитель углеводородный тяжелый вывозной пошлиной не облагается, он позвонил АС «********» Ю.С. ***** озвучил ему цену на товар, с учетом всех расходов по доставке до станции ******** в Эстонию, с учетом отсутствия вывозной таможенной пошлины. По электронной почте скинули безотзывную заявку на конкретную поставку, на конкретный объем, а в свою очередь, на основании этого стали покупать сырье и изготавливать для них растворитель. Кто конкретно заключал договор с ОАО «********» на производство растворителя не знает, предполагает, что Караченцев, может быть и он, не помнит. На основании договора с ******** они должны были смешивать их сырье - БПП, ДГК, БГС, с толуолом, ксилолом, или жидкими продуктами пиролиза. Эта работа строилась так: была разработана рецептура А. *****, на тот момент он сам ее точно не знал, не вникал, А. ***** писал письма, где указывал для ОАО «********» порядок смешивания, другие параметры и пропорции сырья. После производства определенного объема продукта, насколько он знает, из увиденных документов и бесед с А. *****, он знал, что фирма «********» проводила лабораторные исследования на предмет соответствия продукта ТУ в случае соответствия выдавался паспорт качества, в случае не соответствия продукт переделывался, и потом паспортизировался. По такой же схеме в дальнейшем осуществлялось производство растворителя углеводородного тяжелого в ЧП ******** и в г. Дзержинске. В Эстонию экспортировался продукт произведенный на всех трех предприятиях. Ключевые лица, которые отчитывались перед ним за вопросы производства оформления, отправки товара, таможенного оформления были А. *****, Д.А.***** и Караченцев, а также С.А. *****, его должность точно он не знает, он занимался вопросами отправки растворителя углеводородного тяжелого по железной дороге. В детали этой работы он не вникал, детали на тот момент известны ему не были, было важно, что ему докладывали сотрудники, что растворитель углеводородный тяжелый соответствует ТУ, как на станции отправления и на станции назначения, что подтверждалось паспортами «********». Было важно, что по качеству и количеству товара к ним не возникли претензии от покупателей. Он отслеживал сроки отправки товара, поступление денежных средств, дальнейшие поставки растворителя углеводородного тяжелого происходили по такой же схеме. На тот момент до остановки вагонов цистерн на таможенном посту он лично ни с кем из представителей таможенного брокера ООО «******** не общался. Какими-либо сведениями на тот момент о том, как именно, строиться работа по таможенному оформлению товара, каким именно документом оформляется, какие документы представляются таможенному брокеру, каккие документы представляет брокер в таможню, не знал. Каким образом и кем заполняется ГТД не знал. На тот момент ему не было известно, какие именно сведения должны быть занесены в ГТД. По докладам сотрудников он узнал, что вагоны с товаром ушли покупателю, для него это означало, что товар прошел таможенное оформление. Сотрудники на тот момент о каких-либо проблемах с таможенным оформлением товара не докладывали, он понял, что их нет. На самом деле его беспокоило в тот момент, что РЖД могло предоставить им не чистые, а загрязненные вагоно-цистерны в связи, с чем могли возникнуть проблемы с качеством товара, а вопросы с таможней его не беспокоили, если бы проблемы с таможней были, они возникли бы изначально. По его мнению, заключив договор с ООО «********», одним из крупнейших брокеров по России, считал, что этот брокер компетентно решит все вопросы и все формальности с таможенным оформлением товара. Покупатели АС «********» успели получить их товар по нескольким поставкам, всего оформляли 13-14 ГТД, сколько было по ним поставок, точно не знает, т.е. на одну поставку могло быть оформлено несколько ГТД, все эти ГТД включены в объем обвинения. Первая поставка была в сентябре или октябре 2006 года, проблемы с их товаром начались в январе-феврале 2007 года, узнал о них от Караченцева он сообщил, что их вагоны с растворителем углеводородным тяжелым остановлены на таможенном посту ********. Известно, что АС «********» получил товар примерно в объеме 4 или 5 поставок примерно по 9 или 11 ГТД, точно не знает. Никаких претензий от покупателей к ним не было количественный и качественный состав товара полностью совпал с предоставленными документами. Причину остановки вагонов не помнит, называл ли причину остановку вагонов Караченцев, не помнит, он (Хайдяров) дал ему указание разобраться с этим вопросом. Караченцев по данному поводу звонил в ООО «********», что он еще делал, не знает. Спустя какое-то время Караченцев сказал, что их вагоны с товаром остановлены таможенными органами для проверки правильности таможенного оформления. На тот момент не помнит, говорил ли ему Караченцев, чем вызвана необходимость проверки. Спустя какое-то время, чтобы разобраться в ситуации он пригласил к себе в офис директора ООО «********» В. *****, чтобы от первого лица узнать причину проверки. На тот момент он не знал, в чем конкретно заключаются претензии таможни. На этой встрече присутствовали он, Караченцев, А.Н. *****, на первой встрече ничего не выяснилось, в дальнейшем еще встречались, тогда уже знали причину проблемы. От Караченцева узнал, что их товар растворитель углеводородный тяжелый был неправильно оформлен, неправильно декларирован. Кто ему объяснил в тот момент про ТН ВЭД и группы ТН ВЭД, не помнит, но об этом он от кого-то из своих сотрудников узнал. Караченцев сказал, что их товар, по мнению таможни, был неправильно декларирован, товару неправильно был присвоен код ТН ВЭД ******** вместо ******** и на самом деле этот товар должен был облагаться вывозной пошлиной. Далее встретились с В. *****, в том же составе у них в офисе, В.А. ***** был удивлен, он считал, что они (ООО «********») все правильно сделали, что это недоразумение. Параллельно через средства массовой информации и силовые структуры началась распространяться информация об их (ООО «********») нечистоплотности, он (Хаядяров) тогда договорился встретиться с начальником Нижегородской таможни Л.В. *****. Они с ним встретились в таможне, присутствовали на встрече он (Хайдяров), Караченцев, В.А. *****, был заместитель Л.В. *****, они (ООО «********») хотели показать их добросовестность и изложить свою позицию. Л.В. ***** выслушал, сказал - разберемся. В тот период, не помнит когда, наверное, по его (Хайдярова) просьбе приезжал К. ***** в г.Н.Новгород, не помнит, встречался ли он с ним, помнит, что они с А. ***** ходили в таможню, встречались с кем-то из специалистов-химиков, для того чтобы разобрать их продукт выяснить, почему так произошло. К. ***** был в курсе всего этого, знал все про их продукт, говорил, что все ими было правильно сделано, но таможенный орган остался при своем мнении. Не помнит, как именно они пытались отстоять свое мнение, а также ООО «********», потом начались допросы и производство по уголовному делу. Ни по его просьбе, ни по чей либо другой не обращались к К. ***** с просьбой сделать несколько разных по содержанию ТУ на один и тот же продукт в данном случае на растворитель углеводородный тяжелый. Ни он, никто либо другой по его просьбе не просили К. *****, сделать Ту на продукт растворитель углеводородный тяжелый, что бы он не попадал под категорию продукта, не облагаемого таможенной пошлиной. При осуществлении экспорта товара в Эстонию уклониться от таможенных пошлин желания такого не было, для них этот вопрос по уплате пошлины не носил принципиального характера. Денежные средства полученные от продажи товара в АС «********» были израсходованы на обычную финансовую хозяйственную деятельность. На момент подачи документов - ГТД о том, что печать ********, подпись их сотрудника на ТУ на растворитель углеводородный тяжелый не соответствует действительности и фактически согласование этих ТУ с ******** не проводилось, ему было не известно, об этом стало известно только в ходе предварительного следствия по уголовному делу. Считает, что на данный момент представленные ТУ на товар растворитель углеводородный тяжелый предоставленные в таможню, а также иные документы, по своему содержанию не содержат какие-либо недостоверные сведения об экспортируемом товаре, это физически нельзя было сделать, в этом смысла не было, т.к. эти ТУ проверялись на соответствие товара Росинспекторатом. Соответствие характеристик товара скорее всего проверял орган санэпиднадзора, таможенный брокер, наверно таможня должна проверять. Умысла и желания на совершение контрабанды у него и Караченцева не было, компания была весьма успешной, необходимости в этом не было. Никаких действий они не совершали в органах Нижегородской таможни, для того чтобы произведенный растворитель углеводородный тяжелый незаконно переместить через таможенную границу РФ. Ни в какую преступную группировку они с Караченцевым не объединялись, таких намерений не было, это была текущая каждодневная работа, Караченцев выступал в роли его подчиненного, а он его начальника по работе. Караченцев не имел отношения к доходам фирмы, от этой сделки лишь получал текущую зарплату, поставки растворителя углеводородного тяжелого происходили от фирмы ООО «********», где Караченцев был директором до декабря 2006 года, а потом директором ООО «********» стал он.

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя в порядке п.1 ч.1 ст.276 УПК РФ показаний Хайдярова Р.Х.,   данных на предварительном следствии в качестве обвиняемого **.**.**г.   (т.55л.д.162-166) следует, что в ООО «********» он работает в должности генерального директора с **.**.**г. по настоящее время на основании приказа №11, также в должности президента в ООО «********», в обоих предприятиях является одним из учредителей. До него генеральным директором и единственным участником ООО «********» был Караченцев И.Н., который до декабря 2006 года совмещал должность генерального директора в ООО «********» с должностью начальника юридического отдела в ООО «********». В его (Хайдярова) должностные обязанности входит: руководство деятельностью предприятий. Он имеет право первой подписи (подписывает платежные и финансовые документы, финансовую и бухгалтерскую отчетность, договоры, счета-фактуры, накладные, другие документы), также право представлять интересы предприятий без доверенности. С момента регистрации и до настоящего времени у ООО «********» действует один расчетный счет в Нижегородском филиале ОАО «********». У ООО «********» и ООО «********» один и тот же фактический и юридический адрес: г. Н.Новгород, ул. ***** д. *****. Вид деятельности ООО «********»: оптовая торговля горючесмазочными материалами (ГСМ), вид деятельности ООО ********»: оптовая торговля и производство нефтехимической продукции. ООО «********» является дочерней фирмой ООО ********», было создано **.**.**г. для ведения направления внешнеэкономической деятельности ООО «********» и представления интересов ООО ********» в северо-западном регионе России, именно поэтому ООО «********» изначально было зарегистрировано в г.Санкт-Пепетербурге. Деятельность ООО «********» до **.**.**г. не велась. Летом 2006 года было принято решение о том, что ООО «********» должно находиться в г. Н.Новгороде, в связи с чем, предприятие было поставлено на налоговый учет в ИФНС по Нижегородскому району г. Н.Новгорода с присвоением другого КПП. Выход Караченцева И.Н. из участников ООО «********» был связан с тем, что так было удобно для работы ООО ********» с партнерами фирмы, которые уже знали его (Хайдярова) благодаря сложившимся отношениям по сотрудничеству с ООО ********». Каких-либо лицензий на производство нефтехимической продукции у ООО «********» нет, поскольку производство продукции «растворитель углеводородный тяжелый» осуществлялось по договорам на производственных мощностях других предприятий (ОАО «********», ЧП «********», ООО ********») из давальческого сырья ООО «********». К весне 2006 года, он, занимаясь стратегическим планированием деятельности ООО «********», пришел к выводу о том, что на рынке есть спрос на группу растворителей, применяемых в различных областях промышленности. Он знал, что эти растворители получаются путем перегонки углеводородного сырья. Примерно к маю-июню 2006 года посредством консультаций со специалистами из ОАО «********» (ОАО «********») была изготовлена пробная партия растворителя, которая удовлетворяла его (Хайдярова) требованиям. После чего ООО «********» начало вести работу по разработке и согласованию технический условий на растворитель, планируемый к выпуску и реализации. Параллельно он и подчиненные ему сотрудники искали потенциальных покупателей растворителя, предоставляя его пробы. С помощью Интернета был найден человек по имени К. *****, который предлагал услуги по разработке технический условий. На начальном этапе переговоры с К. ***** вел технолог А. ***** по телефону, затем с К. ***** общался он (Хайдяров) по телефону, узнал, что последний из г.Москвы. Затем он (Хайдяров) неоднократно лично встречался с К. ***** в г.Москве для обсуждения вопросов о составе растворителя и разработке технических условий. К. ***** производил впечатление грамотного человека в области химии, представился сотрудником ОАО «********», поэтому он (Хайдяров) был уверен в его компетентности. Один или два раза осенью 2006 года К. ***** приезжал в офис ООО ********» по его (Хайдярова) просьбе для дачи консультаций по работам пуско-наладочного оборудования по производству мазута на ОАО «********». ООО «********» по инициативе К. ***** заключило договор об оказании услуг по разработке технических условий на растворитель № ******* от **.**.**г. между ООО «********» в лице Караченцева И.Н. и ООО «********» в лице генерального директора Б. ***** Он (Хайдяров) не знает, какую должность К. ***** занимает в ООО ********», он с ним общался как с сотрудником ОАО «********». С Б. ***** не знаком, никогда с ним не общался ни лично, ни по телефону. Договор заключался не при личной встрече, скорее всего, путем обмена копиями договора по факсу с последующей досылкой по почте. Согласно этому договору К. ***** разработал для ООО «********» технические условия ТУ № ******* на растворитель углеводородный тяжелый (название для продукта подбирал он - Хайдяров с А. *****), согласовал их в ОАО «********» **.**.**г., зарегистрировал в Федеральном агентстве по техническому регулированию и метрологии ФГУП «********» **.**.**г. Сами технические условия были переданы кому-то из сотрудников ООО ********» в г. Москве для подписания Караченцевым И.Н. Перед регистрацией и согласованием технические условия были подписаны со стороны ООО «********» генеральным директором Караченцевым И.Н. в графе «Утверждаю» и заверены оттиском печати «ООО «********», затем переданы К. ***** в г. Москве. После чего ООО «********» получило готовые, согласованные и зарегистрированные технические условия в одном экземпляре. Поставщиками сырья (ксилола, толуола, дистиллята газового конденсата, бензина газового стабильного) для производства растворителя углеводородного тяжелого для ООО «********» являлись ООО «******** (договор № ******* от **.**.**г.), ООО «********» (договор № *******Б от **.**.**г.), ОАО «******** (договор № ******* от **.**.**г.), ООО «********» (договор № ******* от **.**.**г.). Договоры с поставщиками заключались со стороны ООО «********» им с декабря 2006 года, до этого времени Караченцевым И.Н. С ОАО «********» у ООО «********» был заключен договор о переработке давальческого сырья, на основании которого ОАО «******** обязалось производить на своей территории (г. Н.Новгород, ул. ***** д. *****), на своем оборудовании, силами своих сотрудников растворитель. Договор со стороны ООО «********» подписывал он (Хайдяров). Переговоры по поводу производства велись с П. *****. Пришлось докупать некоторое оборудование, которого на ОАО «********» для производства растворителя не хватало, за счет средств ООО «********». Вначале данного сотрудничества ООО «********» в адрес ОАО «********» предоставило копию технических условий ТУ 0251-003-77711740-2006 на растворитель углеводородный тяжелый. Сырьё поступало на ОАО «********» железнодорожным транспортом и автобензовозами. Со стороны ООО «********» процесс производства на ОАО «********» контролировал технолог А. *****. Паспорта качества на готовый растворитель выдавались ЗАО «********» в г.Кстово на основании договора. Данное сотрудничество началось еще до производства растворителя на ОАО ********», то есть в период подготовки к выпуску растворителя, заключалось в проведении исследований и определение показателей продукции. Из ЗАО «********» он (Хайдяров) лично знаком с заведующей лабораторией Ш. ***** Все вопросы, касающиеся проведения исследований в ЗАО «********», контролировал лично он сам, непосредственным исполнителем являлся А. *****. Одним из покупателей растворителя углеводородного тяжелого ТУ 0251-003-77711740-2006 являлась фирма ******** (Эстония, г.Таллин). Он познакомился с коммерческим директором этой фирмы - Ш.В.***** весной или летом 2006 года, когда ездил в Эстонию с целью поиска покупателей растворителя. На тот момент растворитель был готов к продаже, имелись паспорта качества. Качество растворителя руководство ******** устроило и была достигнута договоренность о сотрудничестве и продаже растворителя данному покупателю. Затем с фирмой ******** был заключен письменный контракт, со стороны ООО «********» подписанный Караченцевым И.Н. Также он знаком с директором ******** Ю.С. *****. Ю.С. ***** и Ш.В.***** общаются свободно на русском языке. Встречи с ними проходили неоднократно в Эстонии в фирме ******** и в офисе ООО «********». Фирма ******** известна в Европе как фирма, занимающаяся производством биотоплива, куплей-продажей химической и нефтепродукции. С какой целью ******** закупало у ООО «********» растворитель не знает, об этом разговора не велось, конечные потребители не назывались. Несколько партий растворителя железнодорожным транспортом (цистернами), начиная с сентября 2006 года, было отправлено в адрес ******** в режиме экспорта и получено данной фирмой. Таможенное оформление проходило всегда на Сормовском таможенном посту. На основании договора ООО «********» сотрудничало с таможенным брокером - ООО «********», оказывающего для ООО «********» услуги по таможенному оформлению. Лично он общался в офисе ООО «********» с директором ООО «********» В. *****, беседы касались договорных отношений и планируемых объемов заказов со стороны ООО «********» на услуги по таможенному оформлению. После этого В.А. ***** поручал на исполнение своим подчиненным (кому именно не знает, его это не интересовало) оказание таможенного оформления по каждой конкретной экспортной операции. Для таможенного оформления документов на экспорт товара, в т.ч. таможенных деклараций ООО «********» с самого начала сотрудничества получило от ООО «********» копию технических условий ТУ 0251-003-77711740-2006 на растворитель углеводородный тяжелый, паспорта качества на растворитель.Он не согласен с тем, что код ТН ВЭД и описание товара «растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006» заявлен в грузовых таможенных декларациях недостоверно, поскольку код был определен ООО «********» по согласованию и одобрению с таможенными органами, имелось письмо из таможни с указанием кода на растворитель по запросу ООО «********». В.А. ***** по своим каналам также регулировал этот вопрос, консультировался со специалистами и говорил о том, что код указан верно. При очередной встрече с В. ***** он с ним обсуждал вопрос об экспорте растворителя углеводородного тяжелого в Эстонскую Республику, поскольку на продукт у ООО «********» появился покупатель из Эстонии. Все вопросы, связанные с оформлением таможенных деклараций, с урегулированием и согласованием кода на данный товар, решались ООО «********», с ним (Хайдяровым) это не обсуждалось. Со слов В. ***** вопрос о присвоении кода решался ООО «********» путем согласования и консультаций со специалистами-химиками таможенных органов. Он уверен в том, что код группы 38 на растворитель, указанный в таможенных декларациях, является верным, он доверяет компетентности сотрудников ООО «********» и В. *****. Последняя партия растворителя, в январе 2007 года была задержана и арестована сотрудниками Нижегородской таможни.

После оглашения указанных показаний подсудимый Хайдяров Р.Х.   пояснил, что такие показания он давал, их подтверждает. При допросе в качестве обвиняемого он просто не уточнял, в какой момент он и А.Н. ***** стали учредителем ООО «********», как он говорил суду ранее учредителем ООО «********» был Караченцев. Конкретные даты, указанные при его допросе в качестве обвиняемого он сейчас не помнит из-за давности, отличия в показаниях в качестве обвиняемого с показаниями, данными в суде может объяснить тем, что прошло много времени, тогда он помнил все лучше. Об отдельных деталях, которые он сообщил в ходе предварительного следствия, и которые не сообщил суду, также связаны с давностью событий. Экспорт товара в случае если он не облагается вывозной таможенной пошлиной экономически выгоден, но это не значит что они из-за наличия пошлины не стали бы экспортировать этот товар, это просто мнение Караченцева, он с ним не согласен, потому что они возможно стали бы экспортировать товар, но в таком случае цена была бы другая. С какой целью ООО «********» направило в феврале 2007 г. во ******** ТУ на растворитель углеводородный тяжелый, отличающиеся по своему содержанию, которое касается состава растворителя, не помнит, возможно хотели дальше продолжать работу по другим ТУ. Он подписывал сопроводительное письмо об этом, согласен с мнением Караченцева, что наверно это было связано с тем, что они пытались усовершенствовать этот продукт, по содержанию этих ТУ ничего пояснить не может. Когда они были подписаны, почему есть несколько вариантов этих ТУ, отличных по содержанию, он пояснить не может. В это не вникал, этим не занимался. Всеми вопросами занимался А. *****, он (Хайдяров) подписывал сопроводительное письмо о направлении этого варианта ТУ в ******** в 2007г., наверное планировали по этим ТУ работать дальше. Он не может сказать, откуда взялся этот экземпляр ТУ, но может сказать, что этот вариант ТУ не использовался «********» при экспорте в Эстонию. Не может объяснить тот факт, что вариант ТУ, который они использовали при экспорте и вариант ТУ, который в последствии был отправлен во ******** были разработаны и утверждены практически в одно и тоже время, объяснений этому факту у него нет. Один вариант ТУ был направлен ими в ФТС в 2007г. после задержания вагонов с растворителем углеводородным тяжелым, возможно это было сделано для получения классификационного решения по данному товару и продолжения работы. Этими вопросами занимался А. ***** параллельно с К. *****, объяснить это как-то еще не может. При этом умысла ввести в заблуждение следствие не было. Копия контракта, которые они предоставили в «********» это первый, черновой вариант контракта, по нему с ******** не работали. Его подписать подписали, но он ни к чему не обязывал, т.к. они не могли «привязаться к определению цены применительно к «нафте» и не могли привязаться сразу к объему поставок, этот вариант договора не использовали. Этот вариант возможно предъявляли ООО «********» в целях консультации, для подтверждения серьезности их намерений, а в «********», для того чтобы наверное они выделили вагоны-цистерны согласовали план поставок с железной дорогой, но точно не знает. Дата в этих вариантах договора одна и та же, когда именно были подписаны ими (ООО «********») эти варианты договора не может сказать, когда конкретно подписаны и в какой день, также не может сказать в один ли день подписывали, хотя дата стоит одна и та же, может быть варианты договора или один из вариантов были подписаны позже даты указанной в договоре, это могло быть по просьбе АС «********». «Нафта» этот термин используемый за рубежом. в России этот термин не используется, под этим термином подразумевается группа легких дистиллятов, они посчитали что экономически привязка цены относительно нафты будет не правильная, т.к. определяли себестоимость продукта из затратной части, и из-за этого колебалась себестоимость, если бы «пошли по этой формуле» продавали бы возможно себе в убыток», т.к. нельзя прогнозировать стоимость любого продукта в т.ч. и нафты через месяц. Представление этого варианта контракта в «********» никак не повлияло и повлиять не могло на дальнейшее таможенное оформление растворителя углеводородного тяжелого и на размер таможенной пошлины. Их продукт - растворитель углеводородный тяжелый на сто процентов по своим параметрам не относился к нефтепродукту. Он понял, что он классифицируется по позиции № ******* ТН ВЭД тогда когда арестовали их вагоны, возможно при допросах в таможне ему сказали, что их продукт классифицируется как легкий дистиллят по позиции № ******* ТН ВЭД. Он разговаривал по телефону с неким Н. *****, у него тоже задержаны вагоны с другим грузом, что конкретно тогда говорил, не помнит. Ознакомившись в судебном заседании с распечаткой разговора, думает, что это его слова зафиксированы, применительно к пошлине он говорил, что при такой ситуации они готовы заплатить любые пошлины, чтобы вытащить деньги, чтобы отправить груз по назначению, чтоб получить за него деньги. В разговоре с оппонентом говорил, что производили бензиновый продукт, т.к. из составных частей этого продукта был бензин прямой перегонки, не считает, что это нефтепродукт, так сказал «Н. *****» чтобы он отстал от него, не может пояснить почему так сказал, это телефонный разговор, не придал этому значение. На момент подачи документов, необходимых для таможенного оформления в ООО «********» на момент заполнения Далком ГТД не располагали сведениями о том, кто именно и как определяет код товара в соответствии с ТН ВЭД в целях таможенного оформления. Не располагали сведениями о полномочиях таможенного брокера, в данном случае ООО «********» а также о полномочиях таможенных органов применительно к определению, проверке сведений о коде товара в соответствии с ТН ВЭД указанного в ГТД, вопросы документального таможенного оформления это задача таможенного брокера. Не располагали они и сведениями о понятии, процедуре классификационного решения на товар в соответствии с ТНВЭД. Думает, применительно к показаниям Д.А.*****, А. *****, что вопросы о присвоении кода растворителю углеводородному тяжелому в соответствии с ТН ВЭД обсуждались на совещаниях в ООО ******** без его участия. Он лично вопросы кода ТНВЭД не обсуждал с таможней, обсуждал ли Караченцев, не знает. Он не имел отношение к указанию этого кода № ******* в документах, сам этот код не указывал, такой команды подчиненным не давал, о том, что в этих документах указан этот код, не знал на момент начала экспортных операций. Знал что АС «********» не является конечным потребителем, а является перепродавцом этого товара. Показания С.Б. ***** прокомментировать не может, ******** продавал растворитель, расценивал его не как нефтепродукт, состав этого продукта знал достоверно, ему было известно, что в его состав входил бензин газовый стабильный. Согласен, что БГС это нефтепродукт, теоретически АС «********» в дальнейшем мог продавать растворитель в качестве нафты. Считает, что брокер верно определил товар в соответствии с кодом ТНВЭД. На момент заключения первого договора с брокером не знал, что для таможенного оформления необходимо заполнить ГТД, в том числе внести в нее «описание товара и указать в ГТД код товара в соответствии с ТНВЭД. Считает, что все это должен был делать ООО ******** брокер запрашивал документы, их давали. Про первый договор, который подписывал Караченцев, подробности сказать не может, не вникал в эти вопросы, а второй договор с брокером - это в сущности пролонгация первого, прочитал, подписал его на автомате, брокер предоставлял те же услуги. Кто готовил тексты этих договоров и приложений к ним, не знает. Не помнит содержание приложений №1 к этим договорам, также не помнит, содержание счетов-фактур и актов выполненных работ за оказание брокером услуг. В прейскурант услуг брокера «не лез» при заключении договора и первого и второго, что конкретно должен был делать брокер, он не знал. Наверное, Караченцев говорил ему, что услуги брокера будут стоить столько-то, калькуляцию цены он не проверял, объем оказанных услуг с прейскурантом и ценами брокера не сравнивал. Считает, на данный момент, что исходя из текстов договоров с брокером в т.ч. текстов приложений №1 к договорам (прейскурант) брокер должен был определить код товара (растворителя углеводородного тяжелого) в соответствии с ТНВЭД, проверить код товара который экспортируется. Для него подбор кода по ТНВЭД это синоним слова - определение кода по ТН ВЭД. В соответствии с Таможенным кодексом таможенная операция это отдельное действие в отношении товаров и транспортных средств совершаемые, лицами и таможенными органами, в соответствии с настоящим кодексом при таможенном оформлении товаров и транспортных средств. При вывозе товаров за пределы РФ, эти действия связаны с предоставлением ГТД в таможенный орган. Заполнение ГТД включает в себя заполнение всех разделов и граф, включая описание товара и соответственно присвоение кода в соответствии с ТН ВЭД. Работа таможенного брокера была выполнена в полном объеме и соответственно была в полном объеме оплачена. Обязательства по договору с брокером были сторонами выполнены, и стороны претензий друг к другу не имели. На момент подписания актов декларации уже были составлены, поданы в таможенный орган, они были приняты, это то, что его интересовало как директора, а вопрос о корректности составления этих актов это вопрос к бухгалтерам ООО «********». Прокомментировать наличие в приложении № ******* к данному договору услугу подбор кода по ТНВЭД он не может как человек, не имеющий специальных познаний, он пришел к брокеру как к компетентной организации для полного таможенного оформления своего товара. Каких-либо познаний в области химии, товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности у него нет, такого образования нет. С Караченцевым в организованной преступной группе не действовал, их отношения применительно ко всей их деятельности были сугубо рабочие деловые, где он был руководителем, а Караченцев его подчиненным. Всем таможенным оформлением занимался таможенный брокер, все запрошенные ООО «********» документы ООО «********» были представленные в полном объеме. Заведомо ложных сведений брокеру и таможенному органу ООО «********» не представлял, о том, что печать ******** на ТУ и подпись от имени В.Б. ***** оказались поддельными узнал в ходе следствия, ни он, ни Караченцев не ставили такой задачи, кто это сделал, не знали, эти ТУ получили от К. *****, о поддельности печати ******** на ТУ и подписи на них В.Б. ***** узнали в ходе следствия, умысла на введение брокера и таможенного орган ни у него, ни у Караченцева не было, от уплаты таможенных платежей ни он, ни Караченцев не собирались уклоняться, никто со стороны ООО «********, этого не делал. Легализацией преступных доходов ни он, ни Караченцев не занимались, для них это была обычная коммерческая деятельность, денежные средства, полученные от продажи растворителя углеводородного тяжелого, использовали в хозяйственных целях, умысла на легализацию данных денежных средств не было ни у Караченцева, ни у него. На данный момент задолженности перед таможенным органом нет, после того как вагоны были задержаны денежные средства были списаны в безакцептном порядке с расчетного счета ООО «********» летом 2007, в объеме подлежащих уплате таможенных платежей (вывозной таможенной пошлины). Почему Д.А.*****, А.Н. ***** утверждают, что он присутствовал на совещаниях, когда обсуждали код товара не знает. Не может объяснить тот факт, что в счетах-проформах и в инвойсах, в заявке в АНО «ЦС ТЭР» указан код № *******. Он не давал распоряжения, чтобы был указан такой код № *******. Правил заполнений заявки в АНО «ЦСТЭР», счетов-проформ, инвойсов не знает. О фактах разных ТУ по оформлению и содержанию узнал только в ходе следствия. Объяснить факт нестыковки дат утверждения ТУ с пртоколом испытаний при получении санитарно-эпидемиологического заключения не может, он не имел отношения к получению этого заключения и направлению документов в Федеральный орган санитарно – эпидемиологической службы.

Допрошенный в судебном заседании подсудимый Караченцев И.Н.   свою вину в совершении данных преступлений не признал и показал суду, что с Хайдяровым познакомился в 2001 году, когда работал начальником юридического отдела в ООО «********». В момент инкриминируемых деяний их связывали только деловые отношения, Хайдяров являлся его руководителем. В 2003 году Хайдяров создал ******** и предложил ему прийти работать к нему начальником юридического отдела в эту компанию. С 2003 года он работал в этой компании. ООО ********» была создана в 2005 году. В 2005 году Хайдяров в ООО ******** занимал должность президента, в 2005 году руководителями- президентом Хайдяровым и директором А.Н. ***** было принято решение создать ООО ********, для того чтобы иметь неаффилированную ******** компанию в Северо-западном регионе. Он это предприятие зарегистрировал в г. Санкт-Петербурге, выступал единственным учредителем и был генеральным директором, но это направление работы не получило свое развитие. Предприятие ООО «********» до 2006г. не осуществляло никакой деятельности. При регистрации этой фирмы цель экспортных операций с нефтепродуктами не ставилась и не планировалось. Где-то весной в апреле 2006 года как он узнал у руководителей компании Хайдярова и А.Н. *****, возникла идея (проект) связанный с производством различных нефтяных растворителей (нефрасов). В разработке этой идеи он участие не принимал т.к. является юристом, о химии имеет представление на уровне школьных знаний. После того, как это было озвучено руководителями новое направление деятельности, он принимал участие во всех совещаниях, связанных с этим проектом, ему ставились определенные задачи. В обсуждении этого проекта руководством ******** привлекались различные специалисты, бухгалтер, экономист, логист. Стало понятно, что своих сил для реализации проекта не достаточно и что компания должна привлекать химика-технолога, стало понятно, что необходимо будет привлекать посторонних лиц. Перед ним руководством ******** Хайдяровым и А.Н. ***** ставились задачи по анализу действующего законодательства, связанного с разработкой и производством продуктов нефтехимии. Когда возник вопрос о технологии производства растворителя, стало понятно, что нужен специалист химик-технолог. У сотрудников ******** таких знаний не было, имелась только сведения информация о производителях сырья, из которого возможно производить нефтяной растворитель. Из Интернета узнали о специалисте -технологе в области нефтехимии К. *****. С К. ***** он встретился в Москве в каком-то кафе летом 2006 года, он был с Д.А.***** - сотрудником НФПГ. Д.А.***** вел переписку с К. *****, он доложил результаты, высказал мнение по поводу этого специалиста, сказал, что имеется такой специалист, который живет в Москве, по разработке рецептуры и создания ТУ на продукты нефтехимии, регистрации ТУ, получению всех необходимых сертификатов, заключений, разрешений. Руководство выбрало К. ***** в качестве технолога, с которым можно было заключить соответствующий договор. По поручению руководства он и Д.А.***** встретились с К. ***** в кафе в Москве летом 2006 года. По переписке К. ***** изъявил согласие работать, сказал, что он может разрабатывать ТУ, рецептуры, про конкретный продукт речи не было. В Москве сказали К. *****, что хотим с ним работать, хотели узнать условия К. *****. Они не хотели с ним работать, как с физическим лицом, по их условиям хотели заключить договор с юридическим лицом в связи с тем, что одному юридическому лицу легче предъявить претензии другому юридическому лицу в случае нарушения условий договора. К. ***** сказал, что представит им реквизиты фирмы, с которой они смогут заключить договор. Реквизиты К. ***** прислал позднее по почте, это были реквизиты ООО «********», с этой компанией они заключили договор об оказании услуг К. ***** на разработку ТУ на растворитель. На этапе разработки проекта возникла мысль, чтобы сосредоточить производство на отдельной компании, решили использовать для этого проекта компанию ООО «********» для того, чтобы учитывать затраты и рассчитывать налоги на предприятии, которое занимается одним видом деятельности, на тот момент этим предприятием стал ООО «********». Для этого ООО «********» сняли с регистрационного учета в С.-Петербурге и поставили на учет в Нижегородской налоговой инспекции по адресу компании ******** по ул. ***** д. *****. В 2006 году необходимости в неаффилированности уже не было, он перестал быть учредителем ООО «********», уступил свою долю в уставном капитале ******** Хайдярову и А.Н. *****, но остался генеральным директором. Все договоры по этому проекту заключались от лица ООО «********» в его лице как генерального директора. По электронной почте К. ***** им прислал проект договора, согласовали текст. К. ***** говорил, что «********» - это его (К. *****) фирма, не выясняли, какую должность К. ***** там занимал. Знали, что существует ООО «********», что все платежи идут через эту фирму, платили К. ***** по факту выполненных работ, смысла проверять, искать ООО «********» не было. К. ***** не предъявлял претензий по оплате своей работы, подтверждал, что деньги получены, конфликтов не было. Предметом договора являлось разработка рецептуры, ТУ, согласование ТУ, получение разрешений, заключений в области нефтехимии. Их экземпляр договора он подписал и отправил по почте, со стороны ООО «********» договор подписал Б. *****, кто такой, не знает, с ним не знаком, не общался. Понимал, что Б. ***** не будет делать никакой работы, для них выполнять все будет К. *****. Первоначально с К. ***** общался Д.А.*****. Примерно летом 2006 года приняли на работу в ООО «********» своего химика-технолога К. *****. Он вел все переговоры с К. ***** по разработке рецептур и технических условий (ТУ). А. ***** А.Н. ***** и Хайдяров поставили задачу получить растворители из имеющихся образцов сырья - БПП, БГС, дистиллята газового конденсата, что необходимо разработать растворитель, который растворял бы краски, лаки, битум и резину или каучук, на тот момент переговоры с К. ***** уже велись. Такое исходное сырье было выгодно из экономических изображений. А. ***** подключился к этой работе и о своих результатах периодически докладывался на совещаниях с участием Хайдярова и А.Н. *****, иногда участвовал и он. А. ***** в лабораторных условиях смешивал основанное сырье и добавлял к ним для усиления свойств растворителя какие-то продукты в разных пропорциях. К. ***** консультировал А. ***** по телефону, давал свои рекомендации, это было в рамках договора. В результате появилось сразу два рецепта растворителей, один углеводородный тяжелый, а другой растворитель резины технический. На основе этого рецепта К. ***** разработал технические условия на растворитель углеводородный тяжелый. В результате экспериментов был получен этот продукт – растворитель углеводородный тяжелый, на тот момент он не знал какова рецептура данного продукта. Знал, что он удовлетворяет потребительским свойствам, растворял лаки и краски, не оставлял масляных пятен, не обладал едким запахом. ******** в проекте ТУ описал данный продукт, потом еще понадобилось время для согласования текста, каким-то образом согласовывались. Проект приходил по электронной почте, на одном из совещаний А. ***** доложил, что текст готов, что, по его мнению, удовлетворяет требования ГОСТа и данные ТУ можно зарегистрировать, руководители сказали, давайте регистрировать. Распечатали несколько экземпляров ТУ, первый лист он подписал без даты поставили печать ООО «********», отправили по почте в Москву К. *****. В дальнейшем шла работа по согласованию с разрешающими организациями. Этим занимался К. *****, он присылал запрос с перечнем необходимых ему копий документов, их сотрудник отправлял заверенные копии. К. ***** говорил, что необходимо зарегистрировать в ТУ во ФГУП «********», что необходимо получить санитарно-эпидемиологическое заключение на продукт и рекомендовал согласовать текст технических условий ( ТУ) во ********, поскольку это очень влиятельная организация, это подтверждало квалификацию К. *****. Им понравилось данное предложение. После этого они по почте от К. ***** получили готовые технические условия, не помнит, сколько было экземпляров, один или несколько. На титульном листе ТУ стоял штамп ФГУП «********», подпись К. ***** в качестве технолога ООО «********», он это сделал по их просьбе, для того чтобы подтвердить, что он сам разработал этот документ, там, стояла печать ********, было указано что согласовано, стояла подпись В.Б. *****, стояла дата **.**.** или **.**.**, дата утверждения ТУ, но он ее не ставил, но точно не помнит. Было несколько экземпляров одних и тех же ТУ, номер ТУ не помнит, содержание ТУ также не знает. Он не открывал, не читал ТУ, ему было бесполезно читать. Не помнит, все ли экземпляры ТУ были с оригинальными печатями, помнит только тот экземпляр, который показал ему А. ***** в августе - сентябре 2006 года, скорее всего в сентябре. В одних из ТУ А. ***** обнаружил ошибку на титульном листе в номере, одна цифра была неверная. Спросили у К. *****, как исправить он сказал, что проще зарегистрировать новые ТУ, чем исправить старые. Был изготовлен новый экземпляр ТУ, он (Караченцев) их подписывал, дату не ставил т.к. и в первый раз, К. ***** говорил, чтобы дату не ставили. Исправлял ошибку К. *****, то есть снова регистрировал К. *****. Когда в каком виде прислали ТУ, не знает, не помнит, видел потом этот титульный лист или нет, потом наверно видел, все было тоже самое, только исправлена была одна цифра в номере ТУ на титульном листе. По словам А. ***** текст ТУ не менялся. После этого встал вопрос о производстве растворителя в товарных объемах и реализации потребителю. Образцы раздавались, рассылались различным контрагентам с предложением приобрести данный продукт. Когда стало понятно, что спрос есть, тогда встал вопрос о производстве в товарных объемах. Сотрудники компании стали искать компании по изготовлению их сырья, нашлись ООО «********» и ОАО «********», позже был ЧП «********». С этими компаниями общался он, как юрист и как директор «********», подписывал договоры. В этот период руководители компании сказали, что спрос на данный продукт есть и в Эстонии. Была поставлена, в том числе, задача рассмотреть вопрос о возможности экспорта этого продукта в Эстонию, можно ли вообще вывозить продукт, требуется ли разрешение на экспорт продукции, существуют ли ограничения квотирования. Поскольку в компании не было специалистов по экспорту, было сразу принято решение о привлечении профессиональных специалистов для таможенного оформления в режиме экспорт. Это была компании ООО «********», данная компания появилась из Интернета, это был один из крупных таможенных брокеров с филиалами по всей России, они на нем остановили свой выбор. Вопрос об ООО «********» встал в сентябре 2006 года, на первом этапе звонил туда Д.А.*****, потом несколько раз звонил он сам, разговаривал с сотрудницей С.М. *****, спрашивал, могут ли они оказать им услуги по таможенному оформлению, также выяснял стоимость услуг и необходимый пакет документов, также назвал товар, который хотели экспортировать. Из ООО «********» присылали список документов, необходимых для таможенного оформления, запрашивали какие-то документы для себя. После заключения договор о производстве растворителя А. ***** была разработана производственная линия на производство растворителя. Был составлен технический регламент и начались поставки сырья на производство. За контролем по качеству решили пригласить ЗАО «********», это международная организация по определению количества и качества любой продукции. Образцы сотрудники брали из каждой цистерны, проводили исследования, после этого «********» выдавал паспорт качества на каждую цистерну. С самого начала, когда встал вопрос об экспорте товара представители ООО «********» им сказали, что их растворитель относится к группе товаров, который не облагается таможенной пошлиной. В частности, С.М. ***** говорила ему (Караченцеву) и Д.А.*****, что их товар не облагается таможенной пошлиной, из разговора с ней стало об этом известно. От нее лично он об этом слышал по телефону, или ему об этом сказал Дойников, сославшись на С.М. *****, точно не помнит. Тогда они услышали термин ТН ВЭД, скорее всего от сотрудников ООО «********». В ряде документов, которые им прислал К. *****, фигурировала цифра «№ ******* ТН ВЭД, но они не придали этому значение, значение этих цифр не понимали. С целью экономии было выгодно экспортировать товар без пошлины. Перед экспортом он встретился со С.М. ***** на Сормовском таможенном посту в августе сентябре 2006 года, приезжал для того чтобы более подробно расспросить, как будет проходить таможенное оформление, какие документы необходимы для проведения экспортных операций. Вся информация, которую получали от сотрудников ООО «********» докладывалась руководству. Они не понимали тогда связь кода ТН ВЭД и размера пошлины. Он (Караченцев) руководителю Хайдярову доложил, что это беспошлинный товар, когда получили консультацию от С.М. *****, было принято решение о заключении договора с ООО «********», это было делегировано ему. Они (ООО «********») не были специалистами в этой области (ТН ВЭД) не могли сами точно определить код, читали Постановление Правительства о пошлине, там не были указаны растворители, а пошлины на нефтепродукты существовали. На тот момент производство и экспорт данного продукта являлось новым направлением в работе компании, но не большим и не основным, поэтому и привлекались посторонние специалисты и организации в частности Курлюк, таможенный брокер ООО «********» т.к., подобных специалистов у ООО «********» не было. Естественно Хайдяров и А.Н. ***** получали информацию о переговорах с брокером от него, в порядке доклада. Ни Хайдяров ни А.Н. ***** в вопросах таможенного оформления не разбирались, также как и он сам на тот момент. Он сам после этого общения с таможенным брокером смотрел ТН ВЭД, понял, что их «растворитель» не облагается вывозной пошлиной и об этом доложил А.Н. ***** и Хайдярову. На тот момент необходимости в глубоком изучении ТН ВЭД, вопросов классификации товара не было, предполагали, что этим будет заниматься таможенный брокер, на это имелся договор. Таможенный брокер сказал, что растворитель таможенной пошлиной не облагается. Хайдяров и А.Н. ***** сказали, что если товар не облагается пошлиной, то его экспорт экономически выгоден. Если бы вопрос стоял о том, что товар облагается пошлиной, от экспорта товара руководители могли бы отказаться. Вопрос о контрабанде и вопрос об уклонении от уплаты таможенных платежей не стоял. Невозможно длительный период заниматься контрабандой, таких планов ни у кого не было, речь шла о длительной работе по экспорту товара с постоянными партнерами. Было принято решение заключить договор с таможенным брокером. Когда они узнали, что экспорт этого товара ввиду отсутствия пошлины выгоден, стали параллельно вести работу о заключении договора с фирмой АС «********» и работу по заключению договора с таможенным брокером ООО «********» об оказании услуг по таможенному оформлению товара. Кто вышел на фирму АС «********», как велись переговоры, и с кем именно, он тогда не знал, этим занимались Хайдяров и А.Н. *****. Его Хайдяров поставил в известность где-то в августе - сентябре 2006 года о том, что покупателем их растворителя будет компания «АС «********» находящаяся в Эстонии. Хайдяров передал ему адрес электронной почты директора этой фирмы Ю.С. *****, он (Караченцев) с ним переписывался несколько раз, созванивался с ними обговаривали условия контракта. Когда условия контракта согласовали, контракт был подписан примерно в августе – сентябре 2006г., в его лице и в лице Ю.С. *****. Предметом договора стала поставка растворителя в Эстонию. По электронной почте и по факсу, почтой обменялись подлинниками контракта. В дальнейшем его работа заключалась в предоставлении документов через сотрудников ООО «********» таможенному брокеру в соответствии с его списком. В это же время параллельно или по электронной почте или по факсу ООО «********» прислал им типовой договор на оказание услуг, после некоторых уточнений, его подписали, договор подписал он от имени ООО «********» от ООО «********» подписал В. ***** Предмет договора - оказание услуг по таможенному оформлению товара, был общий типовой договор, он предполагал таможенное оформление любого груза. Доставление документов брокеру происходило через сотрудников ООО «********» Д.А.***** и С.А. *****, они оформляли, распечатывали инвойсы, счета-проформы, получали паспорта качества или они или А. ***** от «********». Его работа по взаимоотношению с брокером закончилось, все происходило по процедуре, установленной брокером. Первая партия товара была отправлена в сентябре-октябре 2006г. с Сормовского таможенного поста. Почему отправляли через Сормовский таможенный пост, не знает, это был выбор брокера или это было установлено законом. Дальше были отгрузки, еще нескольких партий, они происходили по процедуре, которую предложил брокер. В декабре 2006 года его отстранили от должности учредителя, причину не озвучили, полагает, что это направление стало перспективным и соответственно ООО «********» должен был возглавить один из собственников компании. Поскольку А.Н. ***** был директором ********, соответственно директором ООО «********» стал Хайдяров. После этого никакой должности в ООО «********» он не занимал, продолжал работать на месте начальника юридического отдела компании ********. В январе 2007 года Хайдяров сообщил ему, что их вагоны с растворителем задержаны вместе с вагонами нескольких компаний на таможенном посту «********», это Псковская область. На тот момент они не знали, в связи с чем задержаны вагоны, потом узнали, наверно от брокера или от сотрудника таможни, что вагоны задержаны в связи с проведением проверки и отбором проб данного товара, в связи с чем проводилась проверка, не знали. В связи с задержкой вагонов встретились с начальником филиала ООО «********» В. *****. Он приезжал в офис «********» на ул. ***** д. *****, по чьей инициативе он приезжал, не знает. На встрече были Хайдяров, А.Н. *****, В.А. *****, чуть позже пригласили его. Речь шла о задержке груза, В.А. ***** ответил, что никакой информацией он не обладает, предложил регулярно встречаться и обмениваться информацией. Потом В.А. ***** сообщил, что в их вагонах находится не «растворитель», а бензин. В это же время сотрудниками Сормовского таможенного поста были задержаны семь вагонов с их растворителем углеводородным тяжелым. В отношении ООО «********» было возбуждено административное дело по факту недостоверного декларирования. Его, как представителя ООО «********», вызывали для дачи объяснений в таможню, проводили отбор проб с задержанных вагонов, шел обмен письмами, они представляли свои ходатайства в таможню, просили поставить перед экспертами ряд вопросов, в том числе о соответствии товара паспортам качества. Необходимо было понять, с чем связана эта проблема, то ли с нарушением технологии производства товара, то ли в связи с несоответствием товара ТУ, то ли экспертиза таможенных органов ошиблась. Они были уверены, что их товар соответствует ТУ и является растворителем, предыдущие поставки не вызывали сомнений у таможенных органов. В итоге эксперты подтвердили, что товар соответствует ТУ, не является бензином, является 100 % нефтепродуктом. Потом он стал разбираться с ТН ВЭД. По этому вопросу общался с В.А. *****м и С.М. ***** по телефону, когда В.А. ***** приезжал, то общался с ним в присутствии Хайдярова и А.Н. ***** в их офисе. С.М. ***** говорила, что это ошибка, что описание и оформление товара проведено брокером правильно в соответствии с представленными документами, что код товара № ******* по ТН ВЭД присвоен правильно, что проблема может быть в том, что какая-то ошибка в представленных документах. В.А. ***** говорил, что таможенный брокер прав, таможенные специалисты все сделали верно. Говорили, что груз отправлялся не раз, что претензий со стороны таможенных органов не было. В этот момент он пытался разобраться с классификацией кода этого товара в соответствии с ТН ВЭД. Читал печатное издание ТН ВЭД с Пояснениями, издание 2003 года, кто и где его приобрел, не помнит. Смотрел в Интернете различные издания, которые объясняли как происходит классификация, пришел к выводу что товар брокером классифицирован по коду № ******* ТНВЭД верно. С точки зрения химического состава по разъяснению А. *****, данный товар являлся неоднородной смесью, что это смесь углеводородов, полученных химическим способом, к ним добавлен чистый ксилол. Если в смесь или вещество, являющееся нефтепродуктом, добавлено вещество, полученное не путем перегонки нефти, а путем химической реакции (это ксилол), то эта смесь не может быть 100 % нефтепродуктом. Описание продукта в позиции № ******* ТН ВЭД совпадало с описанием их продукта в ТУ, в примечании было указано, что в эту позицию входят различные растворители, не поименованные в другом месте, в качестве примеров приводились ацетон и «Уайт-спирит», их продукт не являлся ни ацетоном, ни «уайт-спиритом», в другом месте в другой позиции ТН ВЭД название «растворитель» отсутствовало, правила интерпретации ТНВЭД предполагали, что для классификации необходим не только качественный состав, но и область применения, а в примечании к позиции № ******* ТН ВЭД было четко указано, что «растворитель» применяется для растворения красок и лаков, как и их продукт, а в примечании к группе позиции № *******, на которую ссылались таможенные органы, прямо указано, что туда не входят растворители и смеси, в качестве примера были указаны растворители и указана группа № *******. На основании этого он пришел к данному выводу. В марте или апреле 2006г. таможней было вынесено классификационное решение по их товару и он классифицирован по позиции № ******* ТН ВЭД, им выставили счет к оплате вывозной таможенной пошлины, данное решение они оспорили в Арбитражном суде, который поддержал мнение таможни, и с их расчетного счета была списана сумма таможенной пошлины около 15 000 000 рублей за весь товар, который был экспортирован в сентябре 2006 года. В мае-июне 2007 года Канавинский суд вынес постановление в отношении ООО «********» о том, что в его действиях нет состава правонарушения, не было недостоверного декларирования, т.е. декларирование было признано достоверным. Через несколько дней Приволжская оперативная таможня и Нижегородская таможня возбудили дела об административном правонарушении в отношении ООО «********» о предоставлении недостоверных документов таможенному брокеру, но данные дела были прекращены в связи с отсутствием состава правонарушения. Список документов, необходимых для предоставления таможенному брокеру, им представлял таможенный брокер, перечень возможно уточнялся. Представители ООО «********» не требовали от ООО «********», иных документов, не требовали анализа с целью идентификации этого продукта по ТН ВЭД, выяснения химического состава продукта и его свойств. Изначально на стадии разработки ТУ К. ***** говорил, это он узнал от Д.А.***** или А. *****, что необходимо получение на товар санитарно - эпидемиологического заключения для того, чтобы установить, что этот товар не опасен, в том числе для бытовых целей. Из условий договора с К. ***** об оказании услуг, фактически заключенного с ОАО «********», К. ***** должен был получить на данный товар санитарно - эпидемиологическое заключение. После того как товар был произведен, К. ***** им представил в оригинале данный документ, возможно, прислал его по почте, это было санитарно - эпидемиологического заключение, что данный товар не опасен. Данное заключение было выдано Волгоградским отделением службы санитарно - эпидемиологического надзора на транспорте. Они не знали, как и каким образом К. ***** оформлял эти документы, не выясняли, почему получил именно в Волгоградской области. По его (Караченцева) мнению указанная в этом документе область применения товара должна совпадать с указанной областью применения, содержащейся в ТУ, как было точно, он не знает. Позднее Волгоградское отделение службы пыталось отозвать свое заключение, Арбитражный суд установил, что данный отзыв не правомерен. Для получения некоторых документов на растворитель К. ***** просил их представить пустые листы с печатями и подписями его, как директора ООО «********», присылал проекты договоров каких-то фирм и ООО «********», название фирм не помнит, были разные фирмы, все происходило через К. *****, он объяснял что необходимо заключить договоры контакты с руководителями данных организаций, для получения всех документов на «растворитель», подробностей не говорил. Он с директорами этих фирм не знаком, переговоров с ними не вел, все происходило через К. *****, он сказал, что за это получает деньги. О том, что печать ******** и подпись В.Б. ***** на ТУ не соответствуют действительности им стало известно в 2007 году до или после возбуждения уголовного дела, им об этом сказали правоохранительные органы. После того, как задержали вагоны в Псковской области, они обращались к К. ***** с разъяснениями и консультациями. Обращался он и А. *****, К. ***** приезжал к ним по их просьбе. Он сказал, что все нормально, сказал, что это ошибка, что надо делать повторную экспертизу. Сказал либо это ошибка таможенных экспертов либо это «заказ». К. ***** сказал, что он в ТУ полностью уверен, что они сделаны верно. К. ***** сказал, что есть специалист ******** - главный технолог, что он его старый знакомый, он может дать им консультации, т.к. он согласовывал их ТУ. После этого он (Караченцев) позвонил К. *****, а потом В.Б. ***** - главному технологу ********. О нем узнал от К. ***** в феврале 2007 года, тот сказал, что он с ним давно знаком. После того, как они узнали, что печать и подпись В.Б. ***** на ТУ сфальсифицированы, что печать ******** не действующая с апреля 2006 года, что подпись В.Б. ***** поддельная, он позвонил К. *****, и задал эти вопросы, как могло такое получиться. Тот сказал, что В.Б. ***** от всего откажется, что В.Б. ***** боится возбужденного уголовного дела, К. ***** выдвигал версии, что какие-то люди ему поставили данную печать. В свою очередь В.Б. *****, когда он (Караченцев) ему позвонил, сказал, что ТУ сам не согласовывал, не подписывал, печать не ставил, сказал что печать не действительная, откуда она взялась, он не знает. До возникновения данной ситуации контакта у него и других сотрудников ООО ********» с В.Б. ***** и другими сотрудниками ******** не было. В 2007 году в феврале, после задержания вагонов, в ТУ были внесены изменения, почему, не знает, это вопрос к технологу, очевидно для улучшения свойств растворителя были внесены изменения, кто их вносил, не знает, либо К. *****, либо А. *****, скорее всего К. *****. Противоправных целей при этом не было. Зная о том, что ТУ можно согласовать во ******** в адрес института были направлены ТУ, минуя К. *****, какие именно ТУ – не знает, в ответ было письмо на отдельном листе за подписью руководителя института Г.Р. *****, но точно не помнит. Были внесены изменения в ТУ, а не созданы новые ТУ на другой товар, поэтому номер ТУ одинаковый. Кто направлял эти ТУ во ******** не знает, этим не занимался. Измененные ТУ, ТУ с другим содержанием никому ООО «********» не представлялись, ни таможне, ни брокеру. Он не знает, как оформлялся каталожный лист продукции на товар, вносились ли изменения в каталожный лист, который прикладывается к ТУ, этим занимался К. *****. ТУ с другим содержанием не имели отношения к старым отгрузкам, в дальнейшем ООО ********» обращалось в ФТС России за получением классификационного решения по другим ТУ, для избежания повторения ситуации. При этом цели ввести в заблуждение таможенные органы не было. Классификацию товара по ТН ВЭД он с Хайдяровым не обсуждал, в его присутствии ни кем это не обсуждал, т.к не имел соответствующих знаний. В порядке информации при таможенном оформлении сообщал Хайдярову то, что растворитель пошлиной не облагается. Вопрос о коде ТН ВЭД возник после задержания вагонов. По своему содержанию подлинник ТУ от ТУ, которые представлялись ООО «********» в таможенные органы и таможенному брокеру, ничем по содержанию не отличаются. Что касается копии одного из изъятого договора с АС «********», где привязана цена на продукт к другому товару, то этот договор действительно был заключен, но поставки по нему не осуществлялись, это был «черновой вариант», а перевозчику он направлялся как копия договора, по которому могут осуществляться поставки. Возможно, это был первый вариант контракта от которого сначала отказались, он этот договор не направлял, как он оказался у перевозчика, не знает, возможно кто-то отправил из сотрудников ООО «********» возможно для последующего заключения договора с перевозчиком, скорее всего в качестве ознакомления, умысла ввести какого-либо в заблуждение у них не было, наличие этого договора у перевозчика никак не влияет на порядок и условия перевозки и взаимоотношений с перевозчиками и с АС «********». Что такое «нафта» точно сказать не может, данный термин применяют эстонцы, насколько он знает, данный термин эстонцы применяют к нефтепродуктам. В тот момент при заключении этого договора эстонцы предложили такой способ определения цены, т.к. их продукт (ООО «********») содержал нефтепродукты, а эстонцы рассчитывали его стоимость в соответствии котировками мировых цен на нефть и нефтепродукты, т.к., стоимость их колебалась. Этот порядок определения цены не применялся по действующему контракту, по которому осуществлялись поставки. Предприятия, которые изготавливали их продукт - ОАО ********», ЧП А.С. *****, ООО ********» действовали на основании договоров, регламентов, сырье, компоненты поставлялись ООО «********», а пропорции при смешивании определял технолог А. *****, в эти предприятия направлялись письма с указанием пропорций для смешивания, данные письма подписывал он, возможно А. *****. Также ООО «********» направляло запрос в Нижегородскую таможню о том, необходимо ли лицензировать данный товар чтобы устранить сомнения в этом вопросе. Как возник данный вопрос, так и направили письмо. Товар по измененным, другим ТУ, другим вариантам не экспортировался, изменения были внесены для усовершенствования свойств товара уже после задержания вагонов. Во ******** направили ТУ после задержания товара в 2007 году с целью получить настоящее подтверждение правильности ТУ, начать работать по новым ТУ. Регистрацией каталожных листов на данный товар занимался А. ***** и К. *****, как происходила эта процедура, где и с кем согласовывали при этом ТУ – не знает. Наверное А. ***** по указанию К. ***** готовил и отправлял ТУ во ФГУП «********». Никаких поручений Д.А.***** в отношении таможенного брокера ООО «********» ни им, ни Хайдяровым не давалось, доверенность ему не выдавалась, он лишь передавал документы и забирал их у ООО «********», ему не давались полномочия определять и сообщать кому-либо код растворителя углеводородного тяжелого по ТНВЭД, если он это говорил - это его личное мнение. Сотрудники ООО «********» к ООО «********» в любой форме (устно или письменно) не обращались с просьбой предоставить документы, содержащие мнение руководителя ООО «********» о присвоении когда в соответствии с ТНВЭД на растворитель углеводородный тяжелый. Определением кода занимался таможенный брокер. На момент предоставления первой таможенной декларации он знал, что в данном случае товару должен быть присвоен код в соответствии с ТНВЭД и что этот код может влиять на сам факт уплаты или не уплаты таможенных платежей или на их размер, но какой именно код – не знал. Брокер подавал декларации от своего имени за своей подписью и печатью. Как руководитель ООО «********», т.е. фирмы заключившей внешнеторговый контракт и вывозившей товар за границу, он ограничился лишь устным мнением сотрудника ООО ********» – таможенного брокера о том, что товар не облагается вывозной пошлиной и не обратился с соответствующим запросов в таможенные органы, т.к. доверял брокеру, хотя знал о возможной ответственности в случае неправильного присвоения кода в соответствии с ТНВЭД влияющего на необходимость уплаты или не уплаты таможенных пошлин. Это сложный вопрос, они делегировали все полномочия по этому вопросу профессиональному участнику данного рынка - ООО «********», таможенному брокеру доверяли, репутация этой компании не вызывала сомнений, а декларации брокер заполнял сам. Д.А.*****, А. ***** и он сам для себя выяснили данный вопрос и обсуждали его на совещаниях, тоже пришли к данному мнению, что брокер правильно определил код товара, но это было уже после задержания вагонов. ТУ - это внутренний документ компании, предполагает, что экземпляров ТУ было несколько, копии были сделаны для удобства в работе. Также предполагает, что изначально от К. ***** в ООО «********» поступило несколько вариантов ТУ с разным содержанием, он предлагал разные варианты производства растворителя. Но выбрали для производства растворителя один вариант ТУ, его и использовали, его и представляли в таможню и брокеру. В технических условиях, которые были изъяты в «********», была ошибочно указана часть номера ТУ, они шли под порядковым номером 002, затем когда выяснилась ошибка, были зарегистрированы заново ТУ, но уже под порядковым номером 003 на титульном листе. Как попал экземпляр ТУ с исправленным порядковым номер №002 в ******** не знает, наверно по ошибке кто-то его м отправил, потом назвали им правильный номер, наверное они исправили, отношений к исправлениям на титульном листе не имеет. Не может сказать, почему титульные листы одних и тех же ТУ, изъятые в различных организациях, по содержанию титульного листа отличаются между собой, никакого умысла в этом нет, это было скорее связано с не совсем качественным документооборотом, с халатностью сотрудников, которые брали первые попавшиеся экземпляры и отправляли. Титульный лист ТУ значения не имел для предприятий и организаций, их интересовало содержание, он эти экземпляры не отправлял, кто это делал - не знает. Товар продавали АС «********» как растворитель, а в дальнейшем, те уже продавали его под другим наименованием. Вопрос о присвоении кода товара «№ *******» теми, кому они продали этот товар, прокомментировать не может. О том, под каким кодом в дальнейшем и кому этот товар продавался, он узнал только из материалов дела. При фиксации его телефонных переговоров, когда речь шла о том, «что люди сделали. Что не взяли пробы, иначе решетка» - это слова одного из сотрудников нефтебазы «********», не имени, не фамилии его не помню, но речь шла об экспорте другого товара в июле – августе 2007 года, речь шла о том, что не взяли пробы и значит вагоны с товаром не будут простаивать. Слова собеседника по поводу «решетки» прокомментировать не может, возможно это шутка. Также в распечетке его переговоров, где идет речь о «нефрасе», имеется ввиду другой товар, не «инкриминируемый им», «нефрас» - это «нефтяной растворитель». Вину в совершении преступлений не признает, считает, что в его действиях нет состава преступления. Участником организованной группы не являлся, в преступный сговор ни с кем не вступал, отношения с Хайдяровым связаны с осуществлением трудовой деятельности. Контрабанду не совершал, все документы представленные ООО «********» ООО ******** и таможенным органам не содержат недостоверных сведений о товаре, других сведений брокер у ООО «********» не запрашивал. К согласованию ТУ в ********, в других организациях, к получению иных документов на товар отношения не имел, не знал, что согласование ТУ в ОАО ******** было фиктивным. Никаких действий, направленных на уклонение от уплаты таможенных платежей не совершал, никаких действий по присвоению товару заведомо неправильного кода ТНВЭД не совершал. Денежные средства ООО «********» получал от продажи данного товара АС «********», данные денежные средства не были получены преступным путем, сумму не может назвать, данные средства использовались на различные операции по осуществлению деятельности ООО ********», каких-либо действий, направленных на придание правомерности владению этими денежными средствами при их использовании на нужды ООО «********» не совершал, такой цели у него не было. Задолженность перед таможней была списана со счетов ООО «********» в безакцептном порядке, задолженности перед таможней у ООО «********» нет. На совещаниях вопрос о присвоении того или иного кода до начала заключения договора с таможенным брокером не обсуждался, речь шла о том что их товар вывозной таможенной пошлиной не облагается. Вопрос о коде товара № ******* обсуждали на совещаниях уже после задержания вагонов, может сказать, что Д.А.***** и А. ***** не очень хорошо помнят данную ситуацию. Что говорил Д.А.***** С.М. ***** о коде товара, не знает, никаких поручений в этой части Д.А.***** не давал, и Хайдяров тоже, предполагает, что речь шла не о коде, а именно, о том, что растворитель углеводородный тяжелый не облагается таможенной пошлиной. Заявку в АНО ЦСТЭР с указанием кода товара по ТН ВЭД направлял К. *****, ему были представлены пустые бланки с его (Караченцева) подписью и печатью ООО «********», он не имел отношение к указанию кода в заявке АНО ЦСТЭР. Об обстоятельствах заполнения Д.А.***** и С.А. ***** инвойсов и счетов-проформ на партии товара ему ничего не известно, этим занимались они. Они также подписывали их, возможно некоторые инвойсы, счета-проформы, уже заполненные Д.А.***** или С.А. *****, подписывал он, но текст не читал. Ни он, ни Хайдяров каких -либо указаний о тексте этих документов Д.А.***** и С.А. ***** не давали, правил заполнения этих документов он не знает. Д.А.***** и С.А. ***** заполняли эти документы по образцам, представленным таможенным брокером, по рекомендации таможенного брокера, у них в ООО «********» их не было, не было и правил заполнения данных документов. По его мнению, услуга по подбору кода - отдельная консультационная услуга брокера, которая не связна с оформлением груза, услуги брокера по совершению таможенных операций и заполнению ГТД включают в себя определение брокером кода ТНВЭД. При оказании услуги по заполнению ГТД брокер не может не указать в ГТД код товара в соответствии с ТНВЭД. При заключении договора речь шла только о том, что брокер выполняет все таможенные операции, связанные с оформлением товара. Предполагает, что готовились внести изменения в ТУ, этим занимался Курлюк, более подробно пояснить не может. Отношения к направлению в орган санэпиднадзора документов, в т.ч. ТУ не имел, факты утверждения нескольких экземпляров ТУ разными датами объяснить не может, возможно это недоработка сотрудников.

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя в порядке п.1 ч.1 ст.276 УПК РФ показаний Караченцева И.Н.,   данных на предварительном следствии в качестве обвиняемого **.**.**г.   (т.56л.д.144-149) следует, что с декабря 2003 года он работает в должности начальника юридического отдела в ООО «********». С 2005 года по декабрь 2006 года совмещал указанную должность в ООО «********» с должностью генерального директора в ООО «********», в котором до июля 2006 года являлся единственным участником. ООО «********» изначально создавалось как дочернее предприятие ООО «********», он ездил его регистрировать в г.Санкт-Пепетербург. До 2006 года деятельность ООО «********» не велась, в налоговые органы сдавались нулевые балансы. ООО «********» и ООО «********» состоят в договорных отношениях по купле-продаже нефтепродуктов. Хайдяров Р.Х. вступил в должность генерального директора ООО «********» после него, т.е. с декабря 2006 года. Примерно весной 2006 года он совместно с руководством ООО «********» (Хайдяровым, А.Н. *****) принял решение о целесообразности производства растворителей и разработке технических условий на растворитель углеводородный тяжелый. С лета 2006 года технолог ООО «********» А. ***** начал заниматься изготовлением образцов растворителя в бытовых условиях, затем передавал их на исследование в различные лаборатории с целью химического анализа. Кто-то из сотрудников ООО «********» по сети Интернет подыскал человека по имени К. *****, предлагающего услуги по разработке технических условий. Он (Караченцев) общался с К. ***** по телефону. На основании договора № ******* от **.**.**г. ООО «********» начало сотрудничать с ООО «********», предметом договора являлось оказание услуг по разработке, согласованию и регистрации технических условий на растворитель. Данный договор подписывался со стороны ООО «********» им, со стороны ООО «********» директором Б. *****, с которым он не знаком, ни разу не встречался. Он (Караченцев) был уверен, что ООО ********» - это фирма, в которой К. ***** является если не руководителем, то имеет непосредственное отношение к управлению этой фирмой. Согласование технических условий с каким-либо научно-исследовательским институтом необязательно, это было сделано по инициативе К. *****, который предложил институт – ОАО «******** (ОАО «********»). К. ***** никогда не входил в штат ООО «********». Он (Караченцев) встречался лично с К. ***** несколько раз в г. Москве в августе-сентябре 2006 года, обсуждал вопросы по разработке технических условий на растворитель. Текст технических условий готовил К. *****. Согласованные и зарегистрированные технические условия получил в начале сентября 2006 года А. *****, скорее всего, по почте. Согласно отметкам на титульном листе технических условий ТУ 0251-003-77711740-2006, они были согласованы с ОАО «********» и зарегистрированы в ФГУП «********». Он (Караченцев) подписывал эти технические условия в конце августа 2006 года, получив их текст по электронной почте. Затем также по почте отправил подписанные технические условия К. *****. Производство растворителя углеводородного тяжелого осуществлялось на производственных мощностях других предприятий (ОАО «********», ЧП «********», ООО «********») из давальческого сырья ООО «********» путем смешивания компонентов. О пропорциях при смешивании на этих предприятиях узнавали из писем ООО «********», из телефонных переговоров. Представленные ему на обозрение факсимильные копии писем ООО «********» за подписью генерального директора с расшифровкой «Караченцев И.Н.», изъятые в ОАО «********», у ИП ********, действительно, отправлялись в адрес указанных предприятий по факсу «********», принадлежащему ООО ********», в данных письмах сообщалось о процентном соотношении компонентов при производстве растворителя, подписывались лично им. По вопросам сотрудничества с ОАО «******** ЗАО «********» дал показания, аналогичные показаниям Хайдярова в качестве свидетеля. Он, будучи директором ООО «********», до начала экспортных операций, письменно обращался в Нижегородскую таможню с запросом о необходимости лицензий (разрешения) для экспорта растворителя углеводородного тяжелого. Нижегородская таможня ответила, что для экспорта растворителя углеводородного тяжелого лицензий и разрешений не требуется. Перерегистрация ООО «********» в налоговом органе и смена места нахождения предприятия была связана с решением учредителей (Хайдярова и А.Н. *****) о производстве растворителя на территории Нижегородской области. До смены генерального директора ООО «********», когда генеральным директором стал Хайдяров, все договоры, платежные и другие основные документы, связанные с финансово-хозяйственной деятельностью предприятия, в т.ч. с производством и реализацией растворителя углеводородного тяжелого, подписывал он (Караченцев). ООО «********» начало производить растворитель углеводородный тяжелый для экспорта с августа-сентября 2006 года. Первая партия растворителя, предназначавшаяся для экспорта, была произведена на ОАО «********». В сентябре 2006 года ООО ********» получило свидетельство на переработку прямогонного бензина, выданное Нижегородской областной налоговой инспекцией, сроком действия на один год, что давало предприятию право на налоговый вычет по акцизу. В августе-сентябре 2006 года от Хайдярова и А.Н. ***** он (Караченцев) узнал о том, что одним из покупателей растворителя будет фирма ******** (Эстония). Как юрист, он несколько раз общался по телефону с директором ******** Ю.С. ***** по поводу условий контракта. Услуги по таможенному оформлению для ООО ********» оказывало ООО «********», переговоры с представителями которого велись Хайдяровым. Он не согласен с тем, что код ТН ВЭД и описание товара «растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006» заявлен в грузовых таможенных декларациях недостоверно, поскольку согласно основных Правил 2,3 интерпретации товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности РФ растворитель углеводородный тяжелый подпадает под группу с кодом «№ *******…». Присвоенный код в таможенной декларации был определен, скорее всего, ООО «********» по согласованию с ОАО «********». Таможенные органы с сентября по декабрь 2006 года разрешали экспорт растворителя под указанным кодом. В таможенные органы перед экспортом ООО «********» представляло технические условия на растворитель, паспорта качества.

После оглашения указанных показаний подсудимый Караченцев И.Н. пояснил,   что данные показания подтверждает полностью. Некоторые противоречия связывает с тем. что в настоящее врмя некоторых событий не помнит, или помнит не точно. Указание о 2007 годе - это опечатка в протоколе. Директором ООО «********» он перестал быть в декабре 2006 года. Для него продукт ООО «********» - это был растворитель, вопрос сам для себя о том, нефтепродукт это или нет, он не ставил. Он не занимался получением сертификата соответствия, других документов на товар. Возможно он получал готовый сертификат соответствия, его могли просто попросить забрать эти документы, т.к. он ездил в командировки в г.Санкт-Петербург, мог попутно зайти и забрать, но он не занимался получением этого сертификата. Допускает, что забрал документ, как директор, как человек находящийся в Санкт-Петербурге, как человек, обладающий специальными полномочиями, не понимая его сути, но этот факт не помнит. **.**.**г. подписана заявка в АНО ЦСТЭР на получение сертификата соответствия. Как он ранее говорил, всеми документами, в том числе и этим сертификатом, занимался К. *****, по его просьбе направляли готовые письма, с готовым текстом, бланки, доверенности, для того что бы ускорить процесс. получения документов. Изначально все переговоры по продаже растворителя, все вопросы, связанные с оплатой обсуждал Хайдяров, его в эти вопросы не посвящали. Перед ним ставили конкретные задачи, связанные с юридическим обслуживанием экспорта, его потом поставили в известность, что покупателем товара будет «********», для каких целей, ему не известно. Сведения о свойствах товара ему известны со слов Хайдярова. Контракт с ********, заключенный до конца года, определял общие положения и возможные варианты и условия поставки товара. Этот контракт ещё не мог быть обязательным к исполнению, потому что в нем не была указана цена, условия и объёмы поставки, то есть основные условия договора. Этот контракт мог и не исполняться и при этом стороны не понесли бы никаких штрафных санкций. Этот договор был заключен с целью не потерять потенциального клиента. Это общая практика, ими заключаются подобные договоры, но не по всем идут поставки. Что касается расчета экономической выгоды, то он не может сейчас ничего сказать. Возможно, что основная прибыль получается, когда формируется экспортная цена товара, в неё закладывается стоимость продукции без учета НДС, который потом возмещается из бюджета, то есть прибыль может быть в этом. В данном случае поэтому можно без учета пошлины решить, выгодна ли сделка или нет. На момент первой поставки они знали, что это беспошлинный товар. Если иностранный партнер предлагает заключить контракт, а ему отказывают, то потом сложно восстановить отношения. Когда узнали, что товар не облагается пошлиной, то эта сделка показалась ещё более выгодной. Но это его предположения, поскольку экономическим обоснованием сделки он не занимался. Из п.4 данных договоров с таможенным брокером следует, что брокер самостоятельно определяет, какие таможенные операции необходимо совершить для помещения товаров клиента под таможенный режим. Брокер определяет все операции, которые необходимы. Из п.10 ст.2 договоров следует, что декларирование товара клиента осуществляется таможенным брокером. Исходя из п.4, п.10 договора, следует, что присваивать код - обязанность таможенного брокера. Брокер ещё имеет право требовать в соответствии с п.2 ст.3 указанного договора от клиента предоставления необходимых сведений в соответствии с требованиями законодательства.

Свидетель А.Н. *****   показал суду, что подсудимые ему знакомы, с Хайдяровым отношения дружеские, а с Караченцевым служебные. Хайдяров – президент ООО «********», а Караченцев – начальник юротдела ООО «********». Он сам работает в должности директора ООО «********». Он (А.Н. *****) владел ситуацией по деятельности ООО «********» в части финансирования, распределения денежных средств. Никакими другими вопросами в деятельности ООО «********» не занимался. По его совместному с Хайдяровым решению весной 2006 года ООО «********» начал разрабатывать технические условия на товар – растворитель углеводородный тяжелый, поскольку, по их мнению, ниша рынка по продаже растворителей была не заполненной. Кто-то из сотрудников ООО «********» узнал через сеть Интернет о том, что некий К. ***** из г.Москвы оказывает услуги по разработке технических условий, с ним ООО «******** начало сотрудничество. Он встречался в одном из кафе г.Москвы с К. ***** в середине лета 2006 года, К. ***** передал ему 2 или 3 экземпляра технических условий на растворитель углеводородный тяжелый на титульном листе которых имелся оттиск прямоугольного штампа ФГУП «********», был указан регистрационный номер и дата, больше никаких оттисков и подписей не имелось. Эти экземпляры технических условий он передал технологу ООО «********» А. *****. А. ***** общался с представителями ОАО «********» по телефону по вопросам, связанным с процессом производства растворителя согласно уже имеющихся у ООО «********» технических условий. После чего А. ***** на бытовом уровне начал изготавливать растворитель с учетом технических условий и корректировок, установленных ОАО «********». Обмен информацией с ОАО «********» происходил по факсу или по электронной почте. К. ***** всё контролировал, давал свои рекомендации, говорил посмотреть результаты, он К. *****) сам также анализировал полученные результаты. Растворители появились в 2006 году, летом был растворитель углеводородный тяжелый, ранее были разработаны растворитель резинотехнический и растворитель ЛКН. О том, что растворители готовы, сообщил А. *****. Состав компонентов точно не знает, знает, что в состав растворителей входил прямогонный бензин, толуол, ксилол в каких пропорциях не помнит, растворитель был получен путём смешивания. Состав продукта был указан в разработанных ТУ, которые были разработаны в 2006 году. Ингредиенты растворителя были разработаны К. *****. Им был важен конченый растворитель, с К. ***** общались по электронной почте. Он (А.Н. *****) видел ТУ на товар, в них было наименование «растворитель углеводородный тяжёлый». Также видел список ингредиентов, таблицу с показателями, плотность, было 4 или 5 наименований. К. ***** называл область применения растворителя, в лакокрасочной, угледобывающей промышленности, что в угледобывающей промышленности растворитель участвует в качестве реагента. Кто придумывал название продукта, не может сказать. На этот продукт был получен паспорт качества, и уже его можно было отправлять потребителям. Специалисты должны были сказать, подходит данный товар или нет. После этого стали поступать звонки, К. ***** сказал, что будет посредником при продаже товара, звонки принимал Хайдяров, он выезжал по потребителям, также нашлись потребители и за границей. Они выбрали несколько компаний, поехали на встречу, остановились на компании АС «********», поскольку были более выгодные условия по оплате. Часть продуктов они стали рассылать по России, пошёл результат. ТУ были разработаны, оставалось получить санитарно-эпидемиологическое заключение. К. ***** представил им один экземпляр ТУ и сказал, что их надо утверждать и согласовывать в ********. Потом выяснилось, что согласования не нужно было, К. ***** ездил в ******** регистрировать ТУ, ждали результатов от него. Переписки и переговоров ООО «********» с ******** не вели, всем занимался К. *****. Не помнит, общался ли Караченцев с ********, когда К. ***** согласовал технические условия, он им их потом предоставил. К. ***** говорил, что все документы собирает сам. Хайдяров и Караченцев лично ничем не занимались. Санитарно-эпидемиологическое заключение для России было не нужно, летом 2006 года был заключён договор с ******** на поставку «растворителя углеводородного тяжелого», тогда понадобилось это заключение. Грузополучателем был «********». Договор с одной стороны от имени ООО «********» был подписан Караченцевым, после этого стали производить продукт. Потом встал вопрос о таможенном оформлении. ООО «********» с этой целью обратилось к таможенному брокеру ООО «********», им предоставили весь пакет документов: ТУ, договоры с АС «********». Он (А.Н. *****) общался с их руководителем В. *****, с ним был заключён договор. В.А. ***** посмотрел документы и сказал, что будут оформлять. Пакет документов был отправлен в ООО «********». Представители ЗАО «********» каждый раз отбирали пробы на соответствие товара с ТУ и выдавали паспорт качества. Эти документы отдавались в ООО «********», после этого стали оформляться таможенный декларации. Сначала не знали, что необходим код товара по ТН ВЭД, для того чтобы его экспортировать. О коде ТНВЭД узнали через ООО «********». Потом он, А. *****, Д.А.*****, Хайдяров, Караченев стали смотреть ТНВЭД, обсуждали это на совещаниях, необходимо было решить, какой должен быть код товара по ТН ВЭД, чтобы определить таможенную пошлину. Данный код товара присваивает таможня, поскольку они ставят печать о выпуске товара. О том, что присвоением кода занимается таможня, он узнал из Интернета, посчитал и сделал выводы, что если таможенное оформление, то код присваивает таможня. В документах, которые были представлены в ООО «********» не было нигде указано кода товара. Он, Хайдяров и Караченцев совместно пришли к выводу, что растворитель, подходит по параметрам к 38 группе в соответствии с ТНВЭД, это обсуждали на совещаниях, на которых присутствовали он, Хайдяров, Караченцев, работники ООО «********», и значит поняли, что тоар не облагается вывозной пошлиной. Позднее узнал, что группа получила подтверждение, поскольку вагоны стали выходить за границу. Поставки оформлялись до января 2007 года. Потом им в офис позвонил таможенный брокер, и пояснил, что остановлены вагоны на границе, что причина остановки груза - отбор проб. Вторую партию товара остановили на ОАО «********». Пробы брали работники таможни, они стали делать анализ, таможня стала придираются к заявленному коду, что экспортируемый товар не соответствует заявленному коду ТНВЭД по 38-й группе, а какому соответствует, не помнит. Было заведено административное дело в отношении ООО «********», поскольку они несли ответственность за деятельность ООО «********». По вине таможни вагоны долго простояли, они потерпели убытки. В чём выразилась контрабанда, не знает.

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя в порядке ч.3 ст.281 УПК РФ показаний А.Н. *****,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля от **.**.**г.,   (т.49л.д.94-99), следует, что он давал сходные показания и сообщил, что работает в должности директора ООО «********». Указанную должность занимает с осени 2003 года, до этого работал ТД «********» (предприятие по переработке и продаже нефтепродуктов) в должности менеджера по продажам. Юридический и фактический адрес у ООО «********» один и тот же: г.Н.Новгород, ул. ***** д. *****, 11 этаж. Вид деятельности: купля-продажа нефтепродуктов и химпродукции. Состав участников ООО «********»: у него 49 % доли, у Хайдярова Р.Х. 51 % доли. ООО «********» было создано для представительства интересов ООО «********» в г.Санкт-Пепетербурге. Затем ООО «********» было перерегистрировано в г.Н.Новгороде, т.к. деятельность в г.Санкт-Пепетербурге «не пошла». Юридический и фактический адрес у ООО «********» тот же, что у ООО «********». Вид деятельности: производство химпродукции и экспорт. Должность директора в ООО «********» с момента начала деятельности и до декабря 2006 года занимал Караченцев И.Н., который какое-то время совмещал должность директора ООО «********» с должностью юриста в ООО «********», затем он стал начальником юридического отдела ООО «********». Хайдяров вступил в должность директора ООО «********» после Караченцева, то есть с ноября-декабря 2006 года. С осени 2003 года Хайдяров является президентом ООО «********», по роду занимаемой должности руководит деятельностью ООО ********». Он (А.Н. *****) владеет ситуацией деятельности ООО «********» в части финансирования, распределения денежных средств. Никакими другими вопросами в деятельности ООО «********» не занимается. По его совестному с Хайдяровым решению весной 2005 года ООО «********» начало разрабатывать технические условия на товар – растворитель углеводородный тяжелый, поскольку, по их мнению, ниша рынка по продаже растворителей была не заполненной. Технические условия нужно было согласовать с ОАО «********» (об этой организации в ООО «********» узнали из сети Интернет), зарегистрировать их в какой-то специализированной организации. Кто-то из сотрудников ООО «********» узнал через сеть Интернет о том, что К. ***** - житель г. Москвы оказывает услуги по разработке технических условий, с ним ООО «********» начало сотрудничество. Он встречался в одном из кафе г. Москвы с К. ***** в середине лета 2006 года, К. ***** передал ему 2 или 3 экземпляра технических условий на растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006, на титульном листе которых имелся оттиск прямоугольного штампа ФГУП «********», был указан регистрационный номер и дата, больше никаких оттисков и подписей не имелось. Эти экземпляры технических условий он передал технологу ООО ********» А. *****. А. ***** общался с представителями ОАО ********» по вопросам, связанным с процессом производства растворителя согласно уже имеющихся у ООО «********» технических условий. После чего А. ***** на бытовом уровне начал изготавливать растворитель с учетом технических условий и корректировок, установленных ОАО «********». Обмен информацией с ОАО «********» происходил по факсу или по электронной почте. Затем после того, как А. ***** договорился с сотрудниками ОАО «********», технические условия были подписаны со стороны ООО «********» директором Караченцевым и отправлены в ОАО «********» по почте либо через курьера для их согласования: проставления подписей и печатей ОАО «********». Летом 2006 года в ООО «********», скорее всего по почте, поступили согласованные с ОАО «********» технические условия на растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006, заверенные подписями и оттиском печати и прямоугольного штампа ОАО «********». После этого ООО «********» начало производство растворителя на основании договора с ОАО «********» на переработку давальческого сырья. Растворитель изготавливался силами сотрудников ОАО «********» под руководством А. ***** путем смешивания нескольких компонентов (ксилола, БГС, дистиллята газового конденсата, различных фракций), процентное соотношение компонентов при производстве растворителя не знает. Контроль качества растворителя осуществлялся путем исследований в ЗАО «********», подтверждался паспортами качества. Одним из покупателей растворителя углеводородного тяжелого ТУ 0251-003-77711740-2006 являлась фирма ******** (Эстония, г. Таллинн). Несколько партий растворителя железнодорожным транспортом (цистернами) примерно с сентября 2006 года было отправлено в адрес ******** в режиме экспорта. Оформление грузовых таможенных деклараций осуществлялось на Сормовском таможенном посту таможенным брокером ООО «********». Последняя партия растворителя, в январе 2007 года была задержана и арестована сотрудниками таможни.

После оглашения данных показаний свидетель А.Н. *****   показал, что такие показания он давал, показания подтверждает, некоторые противоречия связаны с давностью событий, также сейчас он по поводу некоторых моментов все более подробно рассказал. Вопрос о «27-й группе» ТН ВЭД применительно к данному товару у них никогда не возникал. К. ***** просили разработать именно ТУ для растворителя. ООО «********», а именно В.А. ***** говорил Караченцеву, Хайдярову и ему, что необходимо написать письмо от имени ООО «********» в таможню, чтобы разрешили выпустить товар и для определения его кода по ТНВЭД. Письмо писали до отправки первой партии товара на имя Нижегородской таможни, его подписал Караченцев и к письму прилагались необходимые документы, но точно смысл письма и его текст не помнит. Это письмо было отдано В. *****, возможно он с ним ездил для получения отметки. Позднее ООО «********» по почте получил ответ, письмо было подписано каким-то руководителем таможни, что в нем было указано – не помнит. Он не помнит, был ли указан код товара. Хайдяров и Караченцев данное письмо читали, они знали, что есть такое письмо, но он точно не помнит, знали ли они о письме или нет, также не помнит, говорил ли им о письме или нет. Письмо имеется в материалах дела. При выпуске товара код определяет таможня. Знает, что ответственность за неверное декларирование несёт декларант, в их случае декларантом был ООО «********» совместно с ООО « ********». Они заявили код товара 38-й группе ТНВЭД, таможня по поводу заявленного кода не возразила, таможня определяет и проверяет код товара. Таможенному брокеру были предоставлены все документы: ТУ, паспорт качества, договоры с организацией АС «********». Он полностью курировал деятельность ООО «********» наравне с Хайдяровым. Критерии в ТУ Хайдяров, Караченцев не определяли, процентное содержание компонентов в товаре также не определяли, этим занимаются технологи. Подсудимые никак не влияли на ход опытов, химики сами определяли процентное содержание веществ в товаре. Со стороны ООО «********», знает только В. *****, исполнители по составлению ГТД ему не известны, этими вопросами занимался не он. Подсудимые не договаривались с ООО «********» о том, чтобы под видом одного товара вывозить за границу другой. Документы на товар при регистрации ТУ все предоставлялись К. *****, кто отвозил эти ТУ в Москву, не помнит. К. ***** себя связывал с ООО «********». Он говорил, что он является сотрудником этой компании. Как К. ***** собирался вернуть им эти ТУ в ООО «********», не помнит, возможно, почтой. На одном из совещаний,  где присутствовали он, Хайдяров и Караченцев было принято решение о заключении договора с таможенным брокером, поскольку у них в штате было мало специалистов. Таможенного брокера мог искать и он, в Интернете нашел сайт, где было указано, что есть организации, которые могут заниматься таможенным оформлением. Таможенный брокер им был нужен для того чтобы провести таможенное оформление товара, заполнить ГТД, собрать необходимые документы, поскольку ни ему, ни кому-либо из сотрудников не был известен порядок таможенного оформления, он не изучал обязанности таможенного брокера и не изучал законодательство. ООО «********» должно было предоставить таможенному брокеру по представленному ими списку необходимые документы, все документы были переданы брокеру. Потом таможенный брокер должен был определить группу товара по ТН ВЭД. Какие документы оформлялись и заполнялись, не знает. Когда ООО «********» направлял письмо в таможню, в письме могла идти речь и о лицензировании, но из-за давности не помнит, что было указано в письме. При обсуждении кода товара, возможно, участвовали А. ***** и Д.А.*****. Д.А.***** работал в компании НФПГ, возможно в ООО «********» не работал, он был экономистом, считал экономическую составляющую, занимался финансовым анализом, не помнит, имел ли он какое-то отношение к таможенному оформлению. В ходе совещаний при определении кода товара смотрели его свойства и места применения, технолог высказал свое мнение по группе 38 по ТНВЭД. Обсуждали код товара с К. *****, после того как им были разработаны ТУ. ФТС России, а именно классификационная комиссия решает вопрос по определению того или иного кода товара. В каких случаях получается такое решение, не знает. Не знает, является ли получение классификационного решения обязательным или нет, на начальных стадиях, когда было принято решение об экспортировании товара об этом никто не знал. Ему не известно сообщал ли К. ***** Хайдярову или Караченцеву о возможности, необходимости получения классификационного решения. Код товара определялся только по ТНВЭД, об этом просили таможенного брокера ООО «********». Вопрос о классификационном решении при нем не обсуждался, считает, что если бы знал о таком решении, тогда бы его получили. Знали ли Караченчев или Хайдяров о получении предварительного классификационного решения, не знает. После заключения договора с ООО «********» всем стали заниматься они, о возможности получения классификационного решения узнали только после того, когда товар был задержан. Возможно, код товара был указан в ряде документов, которые они представили в ООО «********», но точно не помнит. Они были уверены, что их товар классифицируется по 38-й группе в соответствии с ТНВЭД, возможно, поэтому и была поставлена данная группа в документах. Когда на совещаниях обсуждали код товара, они смотрели ТНВЭД, в нем имеются правила применения ТНВЭД, не помнит все правила, они читали их совместно и руководствовались данными правилами. Сомнений у них никаких не возникало. Не помнит было ли зафиксировано в договоре с ООО «********» или нет определение кода товара. Санитарно-эпидемиологическое заключение, другие документы получал К. *****, он этим не занимался. Он не помнит, представлялись ли им документы из ООО «********».

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя, с согласия сторон, в порядке ч.1 ст.281 УПК РФ показаний С. *****,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля от **.**.**г.,   (т.49л.д. 107-109), следует, что он работает в должности заместителя директора по производственным вопросам ООО «********». Занимает указанную должность с июля 2006 года, в его должностные обязанности входит: подготовка к работе нефтебазы. Летом 2006 года ему приходилось исполнять поручения руководства ООО «********» (Хайдярова и А.Н. *****), связанные с закупкой оборудования (насосов, труб, задвижек), необходимого для смешения сырья при производстве растворителя углеводородного тяжелого на территории ОАО «********». Осенью 2006 года он ездил на ОАО «********» для того, чтобы забрать пробы продукции, которые отвозил на исследование в ЗАО «********» в г.Кстово.

Свидетель А. ***** показал суду  , что  подсудимые ему знакомы, знает их в качестве руководителей ООО «********», где он ранее работал. В конце июля 2006 года он устроился на работу в ООО «********», офис находится по адресу г.Н.Новгород ул. ***** д. *****, в качестве инженера - технолога, где познакомился с Хайдяровым и Караченцевым. Он знал Караченцева как директора ООО «********», а Хайдярова знал как президента компании «********», он (Хайдяров) был одним из учредителей ООО «********», впоследствии он стал руководителем ООО «********». До этого он (А. *****) 9 лет работал на химическом предприятии «********» в качестве инженера-технолога. После устройства на работу на одном из совещаний ООО «********» он узнал, что есть такое направление в работе ООО «********» как разработка растворителя лакокрасочных материалов. Тема для него была не новая. В это время в ООО «********» уже работал Д.А.*****. В его (А. *****) должностные обязанности входило техническое сопровождение и документация на производство, контроль продукции, в том числе сопровождение технической документации на производственное оборудование, на соответствие ГОСТу и стандартам производимой продукции, а также разработка рецептуры растворителей, поиск их компонентов. На одном из совещаний, на котором присутствовали он, Караченцев, Хайдяров, Д.А.***** обсуждали новое направление деятельности - производство растворителей, и ему поставили задачу по разработке растворителей, которые будут растворять лакокрасочные материалы, поручили разработать совершенно новый продукт. Д.А.***** ввел его в курс дела, он понял, что разработка растворителя находится на начальной стадии: сбор информации по растворителям, изучение документации, дальше этим вопросам стал заниматься он. Техническими вопросами разработки растворителя ни Караченцев, ни Хайдяров не занимались. Он стал изучать различную документацию, в том числе в сети Интернет, проводил технические исследования. На тот момент он занимался только этим направлением. Затем пришло время для изготовления опытных образцов растворителей. Он в небольших объемах смешивал различные вещества: ксилол, толуол, бензол, бензин газовый стабильный (БГС), дистиллят газового конденсата (ДГК), различные спирты, пропорции определял он сам, на основании знаний и профессионального опыта. Об этих промежуточных результатах испытаний докладывал на совещаниях, на которых присутствовали он, Караченцев, Хайдяров, Д.А.*****, иногда директор «********» А.Н. *****. Каких либо указаний о составе компонентов, пропорциях образцов растворителя ему его руководители Хайдяров, Караченцев, А.Н. ***** не давали, давали указание только относительно потребительских свойств растворителя – растворять лаки и краски. В результате испытаний получилось несколько образцов растворителя. Полученные образцы он направлял в лабораторию «********» для проведения испытаний. На этих совещаниях, на которых присутствовали Хайдяров, Караченцев, он озвучивал, что в состав образцов растворителя входит в различных пропорциях ксилол, толуол, БГС, ДГК, БПП (бензин прямой перегонки). На этом этапе встал вопрос о разработке на данные растворители (или растворитель) технических условий (ТУ). ТУ – это технический документ на определенную продукцию. Правила изложения этого документа изложены в ГОСТе. Согласно законодательству если предприятие выпускает продукт, который не подпадает под требования ГОСТа, то предприятие должно разработать на этот продукт ТУ и производить продукт в соответствии с ТУ. В ТУ излагаются параметры продукта его свойства, требования к сырью. Конкретный состав компонентов продукта и рецептура в ТУ не указываются, главное чтобы товар соответствовал оговоренным в ТУ параметрам. Они стали решать вопрос о разработке ТУ с июля 2006 года. В рамках этой деятельности они пересеклись с К. *****. О К. ***** он узнал от Д.А.*****. Д.А.***** сказал, что есть такой специалист К. *****, живет в Москве, занимается разработкой ТУ на подобные продукты, дал ему его телефон. Была ли до этого кандидатура К. ***** согласована с руководством, точно не знает, его фамилия озвучивалась на совещаниях с участием Хайдярова, Караченцева. Он стал общаться с К. ***** по поводу разработки ТУ на этот растворитель, общался ли с ним кто-либо из руководства ООО «********», не знает. Для него Хайдяров и Караченцев в равной степени являлись руководителями фирмы, он в равной степени исполнял их указания. Узнал, только не может вспомнить от кого, что Курлюк по договору с ООО «********» должен был разработать на этот растворитель ТУ, и они с ним общались по этому поводу по телефону. Он К. ***** сообщал о своих опытах, исследованиях по производству образцов растворителя, называл сырье, которое он использовал. К. ***** стал разрабатывать и готовить разные ТУ на этот растворитель направлял эти проекты ему, он их изучал, что-то просил изменить, они созванивались, общались по этому поводу. На совещаниях он докладывал Хайдярову и Караченцеву как идет эта работа, в технические стороны изготовления образцов, в вопросы о разработке ТУ Хайдяров, Караченцев не вникали, он их о технических подробностях, о разработке ТУ в известность не ставил т.к. они в этом ничего не понимали, познаний в химии у них никаких не было, никаких рекомендаций указаний по получению образцов растворителя, содержания ТУ они не давали. На этих совещаниях с участием Хайдярова, Караченцева обсуждались вопросы о себестоимости сырья для этого растворителя, в связи, с чем какие-то образцы (проекты) отметались из-за дороговизны сырья или его дефицита. На определенном этапе работы один из образцов растворителя его, как технолога устроил, они обсудили состав этого растворителя с К. *****, он доложил информацию об этом образце руководству. Образцы этого растворителя были отправлены различным потребителям в РФ. В ответ они получили сведения, что спрос на этот продукт есть. Этот продукт растворитель состоял примерно из от 1,5-1,7% до 5-7% ксилола, остальное БГС или ДГК, точные пропорции определяли в зависимости от состава сырья. Этот состав мы обсудили с К. *****, эту информацию я также довел до Хайдярова и Караченцев, это их устроило. Через некоторое время К. ***** прислал последний проект ТУ на этот растворитель, я его изучил, доложил о результатах изучения Хайдярову, Караченцеву и потом положил эти ТУ руководству на подпись. Еще в процессе разработки ТУ на этот растворитель в беседе с К. ***** мы обсуждали его название, предлагались различные варианты, эти варианты названий обсуждались с руководством. В конечном итоге на одном из совещаний было принято коллективное решение назвать этот продукт «растворитель углеводородный тяжелый», название этого продукта отражало его суть. Каких либо указаний назвать этот продукт именно так он не от кого не получал. Когда он получил проект ТУ на этот растворитель от К. *****, никаких штампов и согласований на титульном листе не было, не помнит, стояла ли на титульном листе подпись К. *****. После того как эти ТУ подписал Караченцев, как директор ООО ********», они были вновь направлены К. *****, сколько было экземпляров ТУ, он не помнит, может быть несколько, поставил ли Караченцев дату утверждения, не помнит. Через некоторое время, может быть дня через 4, эти ТУ в каком количестве, не помнит, вернулись от К. ***** обратно в ООО «********», на титульном листе стояла подпись К. *****, стояли штампы подписи о том, что ТУ было согласовано в ОАО ********, также стоял штамп регистрации в ФГУП «********», даты этих регистраций не помнит, были еще какие штампы на титульном листе, не помнит. По его мнению К. ***** расписался в ТУ как их разработчик, по поводу согласования ТУ в ******** может сказать, что это было предложено К. *****, занимался этим согласованием он. ******** – это ведущий институт по нефтепереработке. Ни Хайдяров, ни Караченцев не ставили изначально задачи К. ***** согласовать ТУ в ********, это его (К. *****) инициатива. Такое согласование по ГОСТу обязательным не является, это добровольная процедура. ******** это очень известный институт, его мнение является авторитетным, лично для него было важно, чтобы знающие люди проверили эти ТУ в ********, К. ***** сказал, что есть такая возможность, он (А. *****) доложил об этом Хайдярову, Караченцеву, они спросили, а что им это даст, он ответил, что это будет авторитетным подтверждением правильности ТУ. Караченцев тогда сказал: «давайте согласовывайте», он передал это К. *****, как он собирался это делать и как сделал, не знает, об этом они с ним не говорили, с руководством это не обсуждали. Каким образом происходило согласование ТУ в ФГУП «********», также ему не известно, всем этим занимался Курлюк, согласовывал он ли это с его руководством, не знает. Параллельно с разработкой технических условий на растворитель углеводородный тяжелый ТУ в ООО «********» решался вопрос о месте его производства. Впоследствии было принято решение о том, что производство данного растворителя будет проводиться на территории ОАО «********», расположенном в г.Н.Новгороде. Соответственно по данному вопросу были организованы встречи с представителями ОАО «********», была изготовлена проектная документация по схеме производства. Само оборудование для производства растворителя, помимо принадлежащего ОАО «********», закупалось за счет средств ООО «********». ОАО «******** самостоятельно разработало техническую инструкцию по производству растворителя и технологический режим, перечень тех действий, которые должен был выполнять работник ОАО «********». Производство растворителя проходило путем смешения соответствующих компонентов в определенных пропорциях. Смешивался бензин газовый стабильный с ксилолом, в разных пропорциях, в зависимости от характеристики поступающего сырья. Пропорции устанавливались на основании технических условий, ксилол составлял примерно от полутора до трех процентов, но точно сейчас не может сказать, а всё остальное составлял бензин газовый стабильный. После изготовления партии продукции, производился отбор проб, а для этого их фирмой приглашались специалисты из ЗАО «********», которые забирали пробы и увозили их на исследование в лабораторию. По окончании исследования продукции при её положительных результатах на каждую партию товара выдавался паспорт качества. Паспорт качества получаемого продукта подтверждал его свойства и характеристики, соответствующие требованиям технических условий. Кто именно был покупателем растворителя, не знает, но ему известно, что данный растворитель их фирма продавала в Эстонию. Каким образом в ООО «********» решался вопрос о продаже товара в Эстонию и соответственно оформление всех документов для перевозки через границу, таможенные органы, не знает. Но впоследствии вагоно-цистерны с растворителем были остановлены таможней. Точную дату, когда ему это стало известно, назвать не может, но в январе 2007 года Хайдяров Р.Х. вызвал его к себе и спросил его, все ли в порядке с партией товара и соответствует ли растворитель техническим условиям. Он  ответил ему, что все в порядке, и показал паспорт качества товара. Он поинтересовался у Хайдярова Р.Х., что случилось, на что тот ответил, что вагоно-цистерны с растворителем стоят на границе. Где-то через месяц после этого его вызывали в органы таможни и сообщили, что вагоны с их растворителем задержаны таможенниками на границе с Эстонией за то, что товар не соответствует техническим условиям. Потом 2 или 3 раза он вместе с представителями таможни был на ОАО «********», где производился отбор проб товара и проводилось исследование. Результат исследования видел в органах таможни, знакомился с копиями заключений экспертизы, где товар соответствовал техническим условиям и был написано про классификацию растворителя углеводородного тяжелого. В заключении экспертизы был сделан вывод, что данный товар должен соответствовать классификации по позиции № ******* ТНВЭД, а не по позиции № ******* ТНВЭД, по которой их фирмой товар отправляется за границу. Кем именно присваивался товару этот код ТН ВЭД, он не знает, но как он понял на тот момент времени, этот код присваивался таможенными органами. Всем товарам таможенными органами присваивался цифровой код в соответствии с ТНВЭД при вывозе через границу, а именно в Эстонию. Возможно таможенными органами их товару был присвоен код № *******» ТНВЭД, а в заключении экспертизы был вывод, что товару необходимо присвоить код «№ *******» ТНВЭД. После этого он изучал Пояснения к ТН ВЭД, открыл текст про эти «позиции» «№ *******» и «№ *******» и сравнил их, они в чем-то похожи друг на друга. Но с точки зрения специалиста химика-технолога может сказать, что этот товар он отнес бы к позиции «№ *******» ТНВЭД, так как она по своему описанию более полно характеризует их продукт – «растворитель углеводородный тяжелый». Исходя из описания «позиции» ТН ВЭД «№ ******* в эту позицию входят органические растворители. Все вещества, используемые для производства их растворителя, являются органическими. Далее в описании позиции № *******» ТНВЭД указано, что вещество должно содержать 70% и более нефтяных фракций, что также соответствует параметрам их растворителя, то есть их растворитель представляет собой многокомпонентную смесь и не входит в другие более специфические позиции ТН ВЭД, что также соответствует их растворителю. Исходя из описания позиции «№ *******» ТН ВЭД следует, что в эту позицию входят нефть и нефтепродукты, полученные из битуминозных пород. В силу своих знаний, представляет, что такое битуминозные породы, это природный битум в смеси с органической породой (с песком). Их растворитель - это не нефть, и по этому описанию их растворитель не подходит в позицию № ******* ТН ВЭД. Насколько он знает, в России не производят нефтепродукты из битуминозных пород. Их растворитель состоит из бензина газового стабильного, который является нефтепродуктом, а ксилол - это не нефтепродукт, а продукт, полученный путем химических реакций и он относится к группе 29 ТН ВЭД. К группе 27 ТНВЭД ксилол может относиться, но при условии, что чистота этого вещества менее 95%, а их ксилол был чистотой 99%. Их продукт не относится к позиции № ******* ТН ВЭД, это не 100%-ный нефтепродукт, в его состав входит ксилол, который получен химическим путем, а это не нефтепродукт. Если есть химические реакции, то это продукт нефтехимии, а если только физические процессы (перегонка, дистилляция) - то это не нефтепродукт. Без лабораторного исследования невозможно сказать, каким путем был получен конечный продукт. В их растворителе содержится более 70 % нефтепродуктов, то есть бензин газовый стабильный и дистиллят, однако эти вещества получены не из битуминозных пород. В России невозможно получить этот продукт из этих пород. Может сказать, что его взяли на работу, так как Караченцеву был нужен химик-технолог. Считает, что Караченцев и Хайдяров не разбирались в химических процессах, может сделать такой вывод по результатам общения с ними. У них к нему требование было одно - чтобы растворитель отвечал потребительским качествам растворителя лакокрасок. Ни Караченцев ни Хайдяров не предлагали ему под видом одного вещества создать другое. Данный растворитель не может использоваться в автомашине в качестве топлива, если заправить этим растворителем автомашину, то двигатель не будет работать. Можно создать теоретически из этого растворителя топливо для двигателя внутреннего сгорания, но это не рентабельно. Не помнит, обсуждал ли он с К. ***** классификацию данного продукта по коду ТНВЭД. В период производства растворителя в его присутствии Караченцев и Хайдяров не обсуждали вопрос о том, как этот продукт должен быть оформлен на таможне и как должен быть классифицирован по коду ТН ВЭД.

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя в порядке ч.3 ст.281 УПК РФ показаний А. *****,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля от **.**.**г.,   (т.2л.д.99-100), следует, что он работает в должности инженера – технолога ООО «********».  Состоит в указанной должности с августа 2006 года. В его должностные обязанности входит: организация производства продукции на основании нормативной документации, в том числе растворителя углеводородного тяжелого. Таможенным оформлением данного товара он не занимался, ему не известно, кем и по каким признакам определялся код растворителя углеводородного тяжелого по Товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности России. Рецептура и технические условия на растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006 были разработаны до его трудоустройства в ООО «********». Данные технические условия были утверждены ******** (г.Москва).

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя в порядке ч.3 ст.281 УПК РФ показаний А. *****   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля от **.**.**г.,   (т.49л.д.100-106), следует, что в июле 2006 года Караченцевым И.Н. ему была поставлена задача о разработке состава, который бы растворял масляные краски, лаки, олифу. На бытовом уровне в небольших объемах он начал пробовать смешивать компоненты «будущего» растворителя. Примерно через месяц после его трудоустройства в ООО «********», он начал общаться по вопросам разработки технических условий на растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006 с неким К. ***** по городскому абонентскому номеру г.Москвы, который не помнит. С К. ***** его «заочно» познакомил кто-то из сотрудников ООО «********», кто именно не помнит. Осенью 2006 года он один раз встречался с К. ***** в офисе ООО «********», последний приезжал с визитом в ООО «********» по поводу изготовления экологически чистого мазута. К. ***** по телефону и по электронной почте давал советы о причинах и возможных решениях по устранению недостатков в составе растворителя. Затем он получил от К. ***** по электронной почте проект технических условий на растворитель углеводородный тяжелый, который впоследствии неоднократно корректировался. Согласно письма № ******* от **.**.**г. из ОАО «********», поступившего в адрес ООО «********», растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006» по своим физико-химическим свойствам соответствует коду ОКП (Общероссийский классификатор продукции) 02 5113 – растворитель и группе Б 41. В ходе изучения специальной литературы он обнаружил еще одно полезное свойство растворителя – применение его в качестве флотационного агента в горнорудной промышленности. После того, как он и К. ***** пришли к окончательному варианту текста технических условий на растворитель углеводородный тяжелый, Курлюк занялся согласованием этих технических условий в ОАО «********», регистрацией в государственном органе. Выбор института ОАО «********» исходил от К. *****. Примерно в сентябре 2006 года в ООО «********» по почте пришли согласованные и зарегистрированные технические условия на растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006, на титульном листе которых имелся оттиск печати органа регистрации (дата, регистрационный номер), свидетельствующие о регистрации, оттиск печати ОАО «********», свидетельствующий о согласовании, подписи: от имени К. ***** в качестве главного технолога ООО «********», также подписи со стороны ОАО «********» (фамилии и должности сотрудников не помнит). Производство растворителя началось примерно с сентября 2006 года на территории ОАО «********», расположенном в г.Н.Новгороде, ул. ***** д. *****. Оборудование для производства, помимо принадлежащего ОАО ********», закупалось за счет средств ООО «********». Производство растворителя осуществлялось сотрудниками ОАО «********» под его (А. *****) руководством. Он предоставил копию технических условий на растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006 в технический отдел ОАО «********». ОАО «********» самостоятельно разработало инструкцию по производству растворителя и технологический режим. На ОАО «********» контролировала процесс производства растворителя М. ***** Производство осуществлялось на территории объединенного склада химикатов. Исходным сырьем для производства растворителя являлись: легко кипящие фракции (нефрасы), ортоксилол, которые закупало ООО «********» и предоставляло на ОАО «********» железнодорожным и автотранспортом. Процесс производства растворителя представлял собой смешение фракций с ксилолом в определенных пропорциях. Пропорции устанавливались на основании технических условий и исследований. После изготовления партии продукции производился отбор проб, который осуществляли сотрудники ОАО «********», проба направлялась в ЗАО «********», где проводились исследования на соответствие образца техническим условиям ТУ 0251-003-77711740-2006. После получения протокола испытаний от ЗАО ********» в случае положительных результатов он давал распоряжение М. ***** на налив растворителя в порожние вагоно-цистерны. После чего вызывал сотрудников ЗАО «********» для паспортизации продукции. Они приезжали, отбирали пробы растворителя в соответствие с ГОСТ, проводили инспекцию по качеству и количеству товара. По проведенным испытаниям образцов выдавался паспорт качества.

После оглашения этих показаний свидетель К. *****   показал суду, что он давал такие показания, последние показания, данные следователю, подтверждает, может также пояснить, что начальная работа по рецептуре данного растворителя была уже проведена еще до его устройства в ООО «********». Ранее об этом суду не говорил, так как его об этом возможно и не спрашивали. Для производства данного растворителя понятия ксилол и ортоксилол тождественны, поэтому он так и сказал следователю. Примерно через месяц после его трудоустройства в ООО «********», где-то в конце июля - август 2006 года он получил от К. ***** один проект технических условий именно на растворитель углеводородный тяжелый, до получения проекта он даже не знал названия будущего растворителя. Поэтому следователю возможно он не точно сказал, произошла накладка событий в его памяти, а на самом деле было всё так, как он говорит в суде. Проект технических условий на растворитель углеводородный тяжелый он получил от К. ***** в одном экземпляре, а в материалах дела находится несколько экземпляров одного и того же проекта, такое было в связи с тем, что в проекте технических условий был неправильно указан код продукции, поэтому нужно было исправить неправильный код в проекте. Но это было ещё до постановки на производство самой продукции. Указанную ошибку увидели на 2 или 3 день после получения проекта, но точно не помнит кто именно, или он, или кто-то другой. Ошибка была на титульном листе проекта технических условий в наименовании цифрового обозначения № ТУ. Само обозначение ТУ состоит из групп цифр, из которых состоит код предприятия, 1 цифра была неправильно написана, но какая именно он не помнит. Он позвонил К. ***** и сказал, что обнаружил опечатку в цифре, ему ответили, что уже исправили и послали по электронной почте другой экземпляр проекта, уже исправленный, заверенный печатями. Как появились в материалах дела ещё другие экземпляры ТУ с другим содержанием, точно не знает. может сказать, что изначально К. ***** подготавливались и присылались им несколько ТУ с разным содержанием по составу сырья, думали какой вариант выбрать. Все ли эти ТУ подписывал Караченцев, как директор, не знает. Производили растворитель потом по одному варианту ТУ. На ОАО «********» была направлена копия проекта уже исправленного. Не помнит, может быть и направлялись копии исправленного проекта ТУ, но куда он не знает. Направлялся ли этот экземпляр проекта в таможенные органы, не помнит. Не знал, что от наименования кода зависит уплата таможенной пошлины пошлины. Ему не известно, какие отношения были между ООО ********» и ООО «********». Не знает, кто принимал решение по присвоению продукции кода по позиции № *******» ТНВЭД. После обозрения ТУ т.48,л.д.114-118, т.26, К. *****, и были отправлены на регистрацию. Изменения были в перечне компонентов и в таблице параметров № *******, но точно уже не помнит. Сам измененный текст ТУ составлялся им и направлялся К. ***** на согласование, а уже только потом на регистрацию.

Свидетель Д.А.*****   показал суду, что подсудимые ему знакомы, они бывшие коллеги по работе, фамилии их знает. В ООО «********» он не работал, а работал в компании ООО «********». Хайдяров, Караченцев его наняли на работу примерно в 2005 году, устроился он на работу в ООО «********» в качестве финансового менеджера. В данной организации Хайдяров был президентом общества, а Караченцев был начальником юридического отдела, там они и познакомились, до этого знакомы не были. В его должностные обязанности входило сопровождение и ведение бухгалтерских операций, расчеты с поставщиками, различные операции по расчетным счетам, связанные с бухгалтерской деятельностью компании. Он подчинялся непосредственно главному бухгалтеру Л.И. *****, президенту Хайдярову Р.Х. и генеральному директору А.Н. *****. Караченцеву он не подчинялся. В ООО «********» он не работал, возможно, в каких-то документах от имени ООО «********» он расписывался по указанию руководства. ООО «********» занималось оптовой торговлей различными нефтепродуктами. Еще до его ухода из «********» его руководителями была организована фирма ООО «********», поскольку подразумевалось изготовление определенного нового продукта, данная организация должна была располагаться на ул. ***** д. *****, там же где и ООО «********». В 2006 году или в 2007 году на одном из совещаний руководители компании «********» обсуждали вопрос производства продукта - растворителя, было принято решение учредить компанию ООО «********», кто принял решение, он точно не знает, кто-то из руководства или вместе приняли решение учредить фирму, кто конкретно не помнит. На совещании объявили, что возможно будет производиться продукт растворитель, это направление будет выделено в отдельное юридическое лицо, впоследствии выяснилось, что руководителем ООО «********» был Караченцев. Было подготовительное время искалось, где будем производить, кто будет производить, собиралась документация в дальнейшем все документы были собраны. Кто работал в ООО «********», точно не знает, но предполагает, что там были сотрудники ООО ********». Он видел разрешительную документацию, ему была выписана доверенность Караченцевым, доверенность была на представление интересов ООО «********», чтобы подписывать определенные документы. Производили растворитель на ОАО «********», скорее всего, был договор на производство растворителя, из чего производили продукт, не знает, название сырья не помнит, названия были сложные. Продукт был растворитель, каковы его свойства, не знает. По своей обязанности он сопровождал этот процесс, подготавливал различные документы. Он общался с различными фирмами и по поручению руководства собирал пакет разрешающих документов для таможенного оформления. Когда документы были собраны, решили осуществить первую поставку растворителя на экспорт. Какие собирать документы, ему давали указания на совещаниях Хайдяров, Караченцев, ему давали указания. К процессу производства растворителя он отношения не имел. Растворитель по своим свойствам должен был растворять какие-то вещества, краски, должен был производиться для обезжиривания и промывки. Конкретно название сырья, из которого производился растворитель, не помнит. Он общался с компаниями, которые могли подготовить ТУ - технические условия на этот растворитель. Он предполагал, что для производства продукта будет использоваться нефтесодержащее сырье, не может сказать название сырья, которое использовалось при изготовлении продукта. Знает, что присутствовали нефтесодержащие компоненты. Получили санитарно-эпидемиологическое заключение на продукт, в дальнейшем, когда все было получено, продукция была произведена на ОАО «********». После этого пошло оформление документов для продажи за границу в какую-то из прибалтийских стран. Потом он общался с таможенным брокером, предоставил необходимую документацию, какую они потребовали, далее все было оформлено, и товар был отгружен. Также знает, что потом были проблемы на таможне с продуктом, что там было, не знает. Не помнит, производился ли растворитель на других предприятиях, но точно помнит, что производился на ОАО «********». Найти компанию по изготовлению технических условий ему поручили или Хайдяров или Караченцев, эта компания находилась в г.Москве, ему дали ее реквизиты. Общался он конкретно из этой компании с К. *****, тот занимался разработкой ТУ. Он К. *****) требовал определенные документы, какие он требовал документы, не помнит. Цель была направлена на изготовление ТУ на продукт «растворитель». Он К. *****) просил определенные документы, что было отражено в этих документах, не помнит. Кто-то из руководства, Хайдяров или Караченцев дали какие-то документы, где содержалась информация о физических и химических свойствах товара, которые он передавал К. *****. К. ***** видел, когда ездил в Москву, сначала по телефону общались, потом встречались в Москве, был с Хайдяровым. На встрече К. ***** был один в каком-то ресторане в г.Москве. Какие документы они привезли, не помнит, разговор был о технических условиях. Изначально товар, который собирались продавать, был растворитель. Предположительно он должен был растворять краски. ТН ВЭД - это классификатор видов продукции для заполнения экспортных документов. Товару должен присваиваться определенный код по ТН ВЭД. До экспорта этот код обсуждался в ходе совещаний в ООО «********», на которых присутствовали Хайдяров, Караченцев, А.Н. *****. Все пришли к одному мнению, было принято коллегиальное мнение, что товару должен быть присвоен определенный код, но какой именно – не помнит, в соответствии с этим кодом товар не облагался таможенной пошлиной. Сначала были разработаны ТУ, вопрос о коде ТН ВЭД обсуждался на стадии разработки ТУ. На финальной стадии, когда уже появились ТУ, в конце концов на совещании определились с этим кодом, появилась понимание, что это будет за продукт, поняли к какому коду этот товар подходит. При обсуждении кода товара на одном из совещаний присутстсовал он, К. ***** Караченцев, Хайдяров. Искали, к какому коду в соответствии с ТН ВЭД этот товар подходит, шла речь о свойствах продукта, которые подходили к той или иной группе. По некоторым параметрам было несколько групп, когда определяли код ТНВЭД, было несколько вариантов. Этот вопрос обсуждался также с К. ***** и ранее по телефону. Группа, к которой был в конце отнесен товар, не облагалась таможенной пошлиной. В ходе обсуждения руководители - Караченцев, Хайдяров не ставили задачу, чтобы был определен именно этот код товара, при котором не платилась экспортная пошлина. Ему такие задачи не ставились. К. ***** также занимался получением на продукт сертификата соответствия, других документов, необходимых для экспорта, они ему предоставляли необходимые документы. Регистрацией ТУ также занимался К. *****. Первоначально они обратились к К. ***** за разработкой и регистрацией ТУ, регистрация проходила в ОАО «********», полное название данной организации он не знает, изначально все обговаривалось, был заключен договор на разработку и регистрацию ТУ, К. ***** платились за это деньги. Где была проведена сертификация продукта, не помнит, ее проводил К. *****. Помимо разработки технических условий он еще их и регистрировал. Также может сказать, что заполнял, готовил по указанию руководства счета-проформы, инвойсы на отправляемые партии товара, расписывался них по доверенности от ООО «********». Счета-проформы оттиском печати заверял он. Каких-либо указаний о том, как заполнять данные документы, ему руководство не давало. Бывало, что заполненные им счета-проформы, инвойсы подписывал и Караченцев. Готовил данные документы также и их сотрудник С.А. *****. Заполнял их наверное по образцам, которые имелись в ООО «********», содержания этих документов не помнит, возможно в них указан код по ТН ВЭД – какой - не помнит, не может ничего сказать. Счета-проформы были представлены таможенному брокеру для оформления и на железнодорожную станцию для сопровождения груза. С данными документами он ездил к таможенному брокеру, как ему все было поручено, ему поручил Караченцев. Приехал, отдал документы таможенному брокеру, фамилию сотрудника не помнит, там был целый пакет документов. Таможенное оформление проводил ООО «********». Взаимоотношения между ООО «********» и ООО «********» был оформлены договором на услуги по декларированию, на оформление документов на экспорт. Он не помнит, видел ли данный договор. В ООО «********» не было лиц, которые могли бы заполнить полный комплект таможенных документов, из-за этого они обратились в ООО «********». Считает, что Караченцев и Хайдяров не имели познаний в области химии, таможенного оформления таможенного оформления, они рассуждали на уровне обывателей. С кем он общался в ООО ********», не помнит, но вроде с одной женщиной, конкретное содержание разговоров, в том числе про код товара по ТН ВЭД не помнит. Он приезжал к ней говорил, что он представитель ООО ********. Возможно, что перечень документов был указан в договоре с брокером, полный перечень документов был предоставлен заранее, брокеру представили все запрашиваемые документы. Со стороны ООО «********» документы готовили разные люди, в том числе и он, он готовил счета-проформы, инвойсы, собирал все документы для того чтобы отвезти их в ООО «********». Также какие-то т документы отвозил брокеру С.А. *****. Также были сертификаты, ТУ от К. *****, какие-то документы были с ОАО «********». Если были нужны какие-то учредительные документы, тогда он их брал у руководителей. Никаких поручений от Хайдярова и Караченцева представить те или иные документы с тем или иным содержанием не исходило. Представитель таможенного брокера - женщина не говорила, что каких-то документов не хватает, он с первого раза все документы представил. Грузовые таможенные декларации заполнял сотрудник ООО «********». В грузовой таможенной декларации код присваивал ООО ********» в таможенной декларации все было проставлено с помощью таможенного брокера, к оформлению таможенной декларации ни он, ни Хайдяров, ни Караченцев никакого отношения не имели. Не знает, общалась ли эта женщина из ООО «********» с Хайдяровым или Караченцевым. Услуги К. ***** оплачивались безналичным расчетом, перечисление было на организацию ООО «********», порядок оплаты определял Курлюк, он предоставил им реквизиты компании. ООО «********» был в курсе, какой товар должен был ими экспортироваться, возможно, у них была копия ТУ. Для того, чтобы определить какой код ТНВЭД должен был быть присвоен их товару, он изучал классификатор ТНВЭД на уровне сопоставления, изучил классификатор и ТУ, и пришел к выводу, что код товара будет именно такой, но какой не помнит. Свое мнение до Хайдярова и Караченцева он доводил на совещаниях. Проводили ли Хайдяров, Караченцев такую же работу, не знает. Код определили не сразу, необходимо было переговорить, какие еще имеются варианты. Ему не известно, сколько было экземпляров ТУ, содержание ТУ назвать не может. В ТУ состав компонентов, возможно, был указан. Какой именно экземпляр ТУ был представлен брокеру, какой использовался при производстве растворителя, не знает. Возможно К. ***** прислал несколько вариантов ТУ на растворитель, отличных по содержанию, но точно не знает. Считает, что товар соответствует параметрам, указанным в ТУ. Возможно, где-то проводили анализы и испытания, помнит, что параметры соответствовали. Не может сказать, советовал ли Курлюк кому-либо из ООО «********» обратиться в таможню для определения кода товара.

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя, с согласия сторон, в порядке ч.1 ст.281 УПК РФ показаний С.А. *****,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля от **.**.**г.,   (т.49л.д.110-114), следует, что он работает в должности ведущего специалиста по транспорту в ООО «********» в период с **.**.** по **.**.**, о том, что в его должностные обязанности входило: организация и отправка груза, принадлежащего ООО «********», на экспорт и клиентам ООО «********» в регионы России. Его обязанности были разъяснены ему устно при приеме на работу генеральным директором ООО «********» Караченцевым И.Н., Хайдяровым Р.Х. и А.Н. *****, которые являлись учредителями ООО «********». С начала 2007 года генеральным директором ООО «********» стал Хайдяров. В своей работе он подчинялся Караченцеву и Хайдярову, выполнял их указания и распоряжения. Подписи в счетах-проформах от **.**.** (продавец - ООО ********», покупатель – ********) в графе «Подтверждаю, что все указанное верно» с расшифровкой С.А. *****: № *******, № *******, № *******, № *******, принадлежат ему. Оттиском печати ООО ********» счета-проформы заверял он. Счет-проформа - это один из документов, необходимых для предоставления таможенному брокеру с целью таможенного оформления на экспорт. Полный комплект документов, необходимых для таможенного оформления в ООО «********» (расположенный на территории Сормовского таможенного поста по адресу: г.Н.Новгород, ул. ***** д. *****), в том числе счета-проформы, отвозил он. В перечень необходимых для таможенного оформления документов входило: счета-проформы, паспорта качества на продукцию, сертификат соответствия, железнодорожные накладные в 10-ти экземплярах, санитарно-эпидемиологическое заключение. Примерно в ноябре 2006 года он повторно по запросу таможенного брокера предоставлял в ООО «********» копию технических условий на растворитель углеводородный тяжелый и копию контракта с приложениями с покупателем - ********. В технических условиях, которые он видел в офисе ООО «********», имелась отметка (штамп) какого-то научно-исследовательского института, чьи-то подписи. До его трудоустройства в ООО «********», счета-проформы в адрес ******** подписывал сотрудник Д.А.*****. Со стороны ООО «********» таможенное оформление осуществляла С. *****, а в отсутствие М.***** – Т.***** фамилию которой не помнит. Они принимали документы, проверяли их комплектность, после чего оформляли грузовые таможенные декларации и возвращали с отметками таможенного органа о выпуске товара. Код товара – растворителя углеводородного тяжелого по ТН ВЭД России «********» определял не он. Этот код был определен до его трудоустройства в ООО «********», он видел в счетах-проформах, подписанных Д.А.*****, этот же код ТН ВЭД. Руководители Караченцев и Хайдяров знали, что именно указанный код был указан в счетах-проформах на товар – растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77717740-2006. Кроме того, они не могли не знать о данном коде, т.к. только Караченцев или Хайдяров подписывали инвойсы. В инвойсе также обязательно указывался код товара по ТН ВЭД. Стоимость товара определяло руководство, Караченцев или Хайдяров, а он вносил эти данные в счет-проформу. Для производства растворителя углеводородного тяжелого завозился по железной дороге на ОАО «********», ЧП «А.С. *****», ООО «********» дистиллят газового конденсата. С ОАО «********» и ЧП А.С. ***** у ООО «********» были заключены договоры, в соответствии с которыми данные предприятия могли выступать грузоотправителями растворителя углеводородного тяжелого, принадлежащего ООО «********». Реквизиты поставки были предоставлены покупателем товара – ********, в письмах и приложениях к контракту. Из фирмы ******** он общался по телефону с Ш.В.***** и Ю.С. ***** по поводу отгрузок растворителя углеводородного тяжелого, реквизитов. Их контактные телефоны ему предоставило руководство ООО «********». Ю.С. ***** согласно подписи в контракте являлся руководителем ********. Он ездил по указанию Хайдярова в апреле 2007 года по направлению «Санкт-Петербург» на нефтебазу «********» с целью оценки возможности базы с точки зрения транспортных возможностей. Данная нефтебаза могла производить выгрузку-погрузку в железнодорожные вагоны и являться грузоотправителем, о чем он доложил Хайдярову. Позже ООО «********» заключило с руководством данной нефтебазы договор о приеме-отгрузке товара.

Свидетель К. *****, будучи допрошенным судом **.**.**г.   показал, что подсудимых знает, как руководителей ООО ********», ООО «********», никаких отношений с ними нет, причин говорить по делу неправду не имеет. Познакомились они в ходе профессиональной деятельности. Он на платной основе оказывает консультационные услуги в сфере нефтепереработки, занимается, в том числе, разработкой ТУ (Технических условий) на продукты нефтехимии. ООО «********» было его клиентом около 2-х лет назад. Кто-то из сотрудников этой фирмы обратился к нему через Интернет  около 2-х лет назад.  На одном из сайтов была размещена информация о том, что он проводит консультации в сфере нефтепереработки, что он оказывает платные услуги, данная информация была размещена и в российской сети Интернет. Этот сотрудник созвонился с ним по телефону, представился, предложили проконсультировать ООО «********» на предмет создания различных нефтяных растворителей. На первой встрече в г.Москве присутствовал от ООО «********» Караченцев И.Н., также был кто-то еще, договорились о том, что он (К. *****) подберет материалы для создания нефтяных растворителей, а также разработает для растворителей технические условия. Он сделал основные разделы этих ТУ, было несколько ТУ на несколько продуктов – растворителей, которые отличались по содержанию, по составу компонентов, наличию тех или иных дистиллятов нефти, которые могут смешиваться с органическими веществами. Он составил эти проекты и передал их ООО «********». Название «растворитель углеводородный тяжелый» предложил он, согласовывал этот вопрос с А. *****. Через эту фирму ТУ согласовывались в ******** – это государственный институт, который занимается нефтепереработками, находится в г.Москве. Данные ТУ были оформлены и зарегистрированы. По данным ТУ ООО «********» была произведена продукция, и также эта фирма сделала сертификацию продукта. На одном из ТУ его попросили сотрудники ООО «********» поставить свою подпись, как разработчика ТУ, кто конкретно просил, не помнит, он расписался. Далее эта продукция начала производиться. Ему через какое-то время позвонил секретарь ООО «********» по поручению руководителей фирмы и сообщила, что один растворитель задержан на таможне, как контрабандный товар, ему пришлось приехать в г.Н.Новгород и дать разъяснения и пояснения по данным ТУ в таможенной лаборатории, об этом попросил кто-то из сотрудников ООО «********». Разговор состоялся о растворителе, который был задержан на границе, вопрос был в классификации кода этого растворителя по ТН ВЭД. По мнению экспертов, классификация кода «растворителя» по ТН ВЭД, заявленная ООО «********» в грузовых таможенных декларациях (ГТД) была неверной. Эксперт квалифицировал данный продукт как «бензин прямогонный», относящийся к 27-й группе ТНВЭД. А ООО «********» декларировал растворитель то ли по 38-й группе ТН ВЭД, то ли по 36-й. С сотрудниками ООО «********» данный вопрос о классификации растворителя он обсуждал в рекомендательном порядке. Только таможенный орган может дать классификацию товара по ТНВЭД. Перед производством растворителя он разговаривал с сотрудниками ООО «********» и настаивал на том, чтобы на продукт было получен классификационное решение о присвоении определенного кода ТН ВЭД, эти беседы были с руководством «********». Они его спрашивали, где можно подтвердить этот код, он им сказал, чтобы они обратились в квалификационную комиссию ФТС РФ. Знает, что ООО «********» готовило документы для обращения в эту комиссию. Этот растворитель состоял из различных веществ, были легкие дистилляты, синтетика (продукты синтеза). Легкий дистиллят - это прямогонный бензин, у него широкий спектр применения. Средний дистиллят - это бензины. Тяжелый дистиллят - это мазут. Легкие дистилляты имеют самое широкое применение, не только как бензин прямогонный. 38-я группа ТН ВЭД предполагает растворители, которые получаются путем смешивания с органическими добавками. К 27-й группе ТН ВЭД относятся чистые дистилляты. Легкий дистиллят можно отнести к той или иной группе, все зависит от процентного состава того или иного вещества в продукте.

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя в порядке ч.3 ст.281 УПК РФ показаний К. *****,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля от **.**.**г., **.**.**г. **.**.**г.   (т.27л.д.247-250, т.28л.д.179-182, 221-233), следует, что он имеет высшее техническое образование, связанное с энергетикой, с жидкими и газообразными топливами, с 1997-1998 гг. оказывает услуги по разработке технических условий на нефтепродукты, имеет свой сайт в Интернете, из которого его «находят» клиенты, так было и в случае с Караченцевым и Хайдяровым. Его сотрудничество с ООО «********», ООО «********» началось с телефонных переговоров в июне-июле 2006 года по инициативе со стороны Караченцева И.Н. и Хайдярова Р.Х, которые представились ему руководителями ООО «********», заключалось в консультациях по созданию вариантов технических условий на смешанные нефтепродукты. К концу лета 2006 года Караченцев сказал, что разработчиком и держателем технических условий на нефтепродукты будет являться дочернее предприятие ООО «********» - ООО «********», руководителями которого являются те же лица, то есть Караченцев и Хайдяров. Устная договоренность на разработку технических условий о сотрудничестве с Караченцевым и Хайдяровым была достигнута в августе-сентябре 2006 года. ООО ********» планировало производить и реализовывать смешанный растворитель из кондиционных и некондиционных нефтепродуктов. ООО «********» планировало получить полуфабрикаты (сырье для дальнейшей переработки) для реализации на западном и российском рынках. Целью ООО «********» стояло «уйти» от прямогонной фракции. Производство ООО «********» планировало развернуть на арендованных нефтебазах. Его (К. *****) консультации касались необходимого для производства оборудования и возможных компонентов для производства растворителя. Способ производства растворителя – смешение исходных компонентов с помощью насосов и рабочих емкостей. Он со своей стороны предлагал в качестве основных компонентов для производства растворителя использовать различные нефтяные растворители (нефрасы) и продукты органического синтеза. При разработке проекта технических условий конечные решения обговаривались с руководством ООО «********»: Караченцевым и Хайдяровым. Согласно ГОСТ, в котором указан порядок создания и регистрации технических условий, их текст должен быть машинописным, внесение изменений в текст технических условий допускается, но в этом случае в обязательном порядке указанные изменения должны быть зафиксированы в листе изменений, который является неотъемлемой частью документа (технических условий). С целью получения официального ответа о рекомендации профильного исследовательского института для проведения квалифицированной экспертизы по определению группы и кода ОКП продукции, ему из ООО «********» через курьера прислали письмо исх. № ******* от **.**.**г. на бланке ООО «********» в Федеральное агентство по техническому регулированию и метрологии, расположенное в г. Москве. Данное письмо он подписал, что было согласовано с Караченцевым, и отвез по адресу. Федеральное агентство по техническому регулированию рекомендовало профильный институт ОАО «********» в г.Москве, куда и было направлено письмо. Ответ из ОАО «********» был направлен почтой в адрес ООО «********». Он не занимался ни согласованием, ни регистрацией технических условий на «растворитель углеводородный тяжелый», а лишь консультировал Караченцева и Хайдярова о компетентных организациях в области регистрации, согласования технических условий и сертификации продукции. Караченцев и Хайдяров решили, что сертификацию продукции будут проводить в г.Санкт-Петербурге, как они это объяснили, в связи с тем, что планировали отгрузки растворителя углеводородного тяжелого через северо-западную таможню. С ООО «********» он никогда не сотрудничал, слышал данное название от кого-то из сотрудников ООО «********». До начала экспортных операций с вывозом из России растворителя углеводородного тяжелого, он неоднократно говорил, напоминал лично Караченцеву и Хайдярову, что для продолжения работы и отнесения продукции к группе 38 ТН ВЭД России обязательно нужно пройти классификационную комиссию Государственного таможенного Комитета в г.Москве - единственного компетентного органа, обладающего данным полномочием. Он передавал для ООО «********» проекты технических условий на «растворитель углеводородный тяжелый» ТУ 0251-003-77711740-2006 в 2-3 экземплярах, подписанных в графе «Утверждаю» Караченцевым, через курьеров. Он (К. *****) расписывался в них по просьбе Караченцева и Хайдярова в качестве технолога ООО «********», в действительности, никогда не являясь сотрудником ООО «********». Ознакомившись с содержанием технических условий ТУ 0251-003-77711740-2006 на «растворитель углеводородный тяжелый», изъятых в ходе обыска в ОАО «********», согласно которым: «Растворитель углеводородный тяжелый представляет собой однородную смесь легко и низкокипящих нефтяных растворителей (до 80% общей массы), произведенных деароматизацией бензиновой и керосиновой фракций каталитического риформинга…, некондиционные органические растворители (ксилол, толуол нефтяной, суммарно не более 10% от общей массы) или смеси некондиционных слабополярных органических растворителей (ацетон, метанол, бутиловый спирт, уайт-спирит, трихлорэтилен, суммарно не более 35% от общей массы) и продукты прямой перегонки нефти и газового конденсата (бензиновые и керосиновые фракции, суммарно не более 10% от общей массы)», (данный вариант ТУ ООО «********» при производстве растворителя не использовался, таможенному брокеру, таможенным органам в целях таможенного оформления не представлялся)   подтвердил, что подпись на титульном листе в графе «Гл.технолог» принадлежит ему. На подпись этот вариант технических условий в г.Москву ему привозил курьер от ООО «********». Он расписался минимум в двух экземплярах технических условий и передал их курьеру для доставки в ООО «********», это было летом-осенью 2006 года. Этот вариант технических условий был разработан первым, являлся одним из наиболее полных. По составу исходного сырья для производства растворителя, именно этот вариант технических условий при соблюдении их требований, подходил под 38-ю группу ТН ВЭД. Отказ ООО «********» от этого первоначального варианта технических условий со слов Караченцева и Хайдярова был связан с тем, что им не удалось недорого приобрести продукты органического синтеза (бутиловый спирт, уайт-спирит, метанол…), которых в составе продукции должно содержаться не менее 20%. Если бы при производстве растворителя углеводородного тяжелого соблюдались пропорции при смешивании компонентов, указанных в этих технических условиях (продукты прямой перегонки нефти и газового конденсата – 70% с продуктами органического синтеза – 30%), то полученный продукт с уверенностью можно было бы отнести к группе 38 ТН ВЭД. Если продукт состоит из 80-100% легких дистиллятов, то он классифицируется по группе 27 ТН ВЭД. В конце января – начале февраля 2007 года, он, приехав по приглашению Караченцева в г.Н.Новгород для встречи с заведующей лабораторией Нижегородской таможни, узнал от нее, что по результатам исследования растворителя его состав на 95% состоит из легкого дистиллята. Ознакомившись с оригиналом технических условий ТУ 0251-003-77711740-2006 на растворитель углеводородный тяжелый, изъятым в ходе выемки у генерального директора ООО «********» Хайдярова Р.Х., согласно которым: «Растворитель углеводородный тяжелый представляет собой однородную смесь легко и низкокипящих нефтяных растворителей (до 80% общей массы), произведенных деароматизацией бензиновой и керосиновой фракций каталитического риформинга…, органические растворители (ксилол, толуол нефтяной, суммарно не более 10% от общей массы) и продукты прямой перегонки нефти и газового конденсата (бензиновые и керосиновые фракции, суммарно не более 10 % от общей массы)» (вариант ТУ, который использовался ООО «********» при производстве растворителя и который представлялся таможенному брокеру и таможенным органам в целях таможенного оформления экспорта)  , подтвердил, что он их разрабатывал и подписывал минимум в двух экземплярах в графе «Гл.технолог» с расшифровкой К. ***** После возбуждения уголовного дела он рекомендовал ООО «********» внести изменения в эти технические условия ТУ 0251-003-77711740-2006, что ООО «********» и сделало. Эти изменения касались фракционного состава, пункта (технические требования) и пункта 1.2 (требования к сырью и материалам). Именно технические условия с этими изменениями ООО «********» направило на классификационную комиссию в ГТК. Со слов Караченцева и Хайдярова ему известно, что растворитель экспортировался ими в Эстонию. Он (К. *****) отказался от очных ставок с Караченцевым и Хайдяровым, так как от знакомых ему стало известно о том, что со стороны руководителей ООО «********» высказываются необоснованные обвинения в его адрес в сложившейся ситуации, связанной с возбуждением уголовного дела и перекладывание всей ответственности по уголовному делу на него (К. *****). Он опасается давления на него и на членов своей семьи со стороны руководителей ООО «********». Если возникнет необходимость, готов подтвердить в суде свои показания, данные им на следствии.

После оглашения этих показаний свидетель К. *****   пояснил суду, что такие показания он давал их подтверждает, противоречия связаны с тем, что прошло много времени с тех пор, тогда он обстоятельства дела помнил лучше. ООО «********» не собиралось выпускать бензины в качестве товарного продукта, они занимались растворителями. Целью производства были растворители, которые не облагаются акцизами. По телефону он разговаривал с Караченцевым, обсуждал причину возбуждении уголовного дела, руководители ООО «********» не считали, что сложившаяся ситуация является криминальной или подсудной, они считали, что это административное нарушение. Код ТН ВЭД товара - растворителя не обсуждали. Считает, что познания руководителей ООО «********» в нефтехимии слабые, они бизнесмены, а не технологи. Он им советовал обратиться в классификационную комиссию ФТС РФ для определения кода ТН ВЭД, знает, что готовились туда документы, но не знает, обращались ли руководители ООО «********» в данный орган. В беседе по телефону он сказал Караченцеву, что надо было следить за рецептурой, на что тот ответил, что не руководил технологией производства. Караченцев настаивал, что товару должен был присваиваться код по группе 38 ТН ВЭД. Он сам лично согласен с экспертами, в части того, что полученный продукт относится к 27 группе ТН ВЭД. Штамп о согласовании ТУ во ******** он видел на технических условиях на этот растворитель, как он там оказался, не может сказать. Когда он подписывал ТУ, не помнит, была ли на них печать ********. На момент задержания вагонов с растворителем ООО «********» его приглашали на встречу с экспертами из таможенной лаборатории с целью выяснения вопроса о сложившейся ситуации. Данная ситуация для подсудимых была неожиданностью, до этого никаких вопросов не возникало, ранее вагоны не задерживались, проблем никаких не было. Только таможня окончательно определяет код товара по ТН ВЭД. Легкий дистиллят получают из битуминозных пород, который состоит из нефти и газового конденсата. Легкий дистиллят имеет температуру кипения 200-210°С. Битуминозная порода - это тяжелая нефть, которая на территории Российской Федерации очень ограничена в наличии. Растворители также могут входить в 27 группу ТН ВЭД в зависимости от их функций. Про фирму «********» он ничего не знает, но возможно, что это одна из фирм, которая готовила все документы ООО «********» во ФГУП «********» и в ОАО «********». Не помнит. говорили ли ему подсудимые про данную фирму. Оплата его деятельности происходила через посредников, скорее всего его работу оплачивало ООО «********». С расчетного счета ООО «********» деньги ему не поступали, деньги поступали со счетов фирм-посредников, что это были за посредники - не знает. С ООО «********» была договоренность, что услуги будут оплачены, как они собирались оплачивать его услуги, не знает. Считает, что оплата через посредников - это обычная практика. Целью ООО «********» было производить растворитель, который не облагается акцизами. О применении растворителя они разговаривали, он должен был использоваться в лакокрасочной промышленности. Первоначально вопрос об экспорте при создании ТУ не обсуждался. После изготовления ТУ был разговор, к какому роду можно отнести полученный товар. При разработке ТУ на товар ни Хайдяровым, ни Караченцевым ему не ставилась задача разработать ТУ на продукт, который не облагается вывозной пошлиной. Они хотели не один продукт изготавливать, были разные виды растворителей. ТУ он (К. *****) подписывал, под одним номером было два ТУ, в одном из них в номере была ошибка, которая потом была устранена. Когда на экспорт пошли первые партии товара, кто-то из сотрудников ООО «********» сообщил, что товар получился хорошо, что он прошел таможню, что никаких претензий нет, что товар был классифицирован по 38-й группе ТН ВЭД, которая не облагается вывозной пошлиной. В таможенном оформлении этого товара он не участвовал, не знает, какие именно технические условия были представлены в таможню для таможенного оформления. Он знает, что в таможню документы готовила фирма ООО «********». От В.Б. ***** – технолога ******** он узнал, что на ТУ на этот растворитель печать ******** старая, что у них давно действует новая печать, В.Б. ***** утверждал, что печать на ТУ недействительная. Вносились ли изменения в ТУ путем подделки, не знает, также не знает, вносились ли изменения официально. ТУ было несколько. В ТУ указываются только внешние, общие показатели продукта, на основании только технических условий нельзя сделать вывод к какой группе ТН ВЭД относится полученный товар. Могут быть одни и те же технические условия, но рецептуры будут разные. Для того, чтобы правильно определить код товара по ТН ВЭД необходимо исследовать пробы товара. Рецептура - это процентное соотношение входящих в состав товара материалов. На основании одних и тех же технических условий возможно получить разные растворители, т.к. технические условия разрабатываются на группу товаров, имеют общий характер.

Будучи впоследствии допрошенным в суде в качестве свидетеля **.**.**г. К. *****   пояснил, что на стадии разработки ТУ на «растворитель» Караченцев И.Н., а потом Хайдяров Р.Х. ставили перед ним задачу разработать несколько растворителей, которые соответствовали бы группе 38 по ТН ВЭД, и он сделал вывод, что и Караченцев и Хайдяров знают, что такое ТНВЭД и что такое 38 группа ТНВЭД. Конкретно в тот момент они не говорили ему, зачем им именно растворитель, соответствующий группе 38 по ТН ВЭД. Про 27 группу ТНВЭД ни Караченцев, ни Хайдяров при разговоре с ним не упоминали. В этот период на каком-то совещании в г.Н.Новгороде в помещении ООО «********» с участием Хайдярова и Караченцева они обсуждали, к какому коду ТНВЭД можно отнести данный товар – «растворитель» по ТУ, которые впоследствии были представлены ООО ********» таможенному брокеру для таможенного оформления. В соответствии с этими ТУ можно создать растворитель, который бы подпадал под группу 38, это мнение высказывал и он, а также технолог ООО «********». На основании данных ТУ произвести продукт, который будет относиться к другой группе ТНВЭД, в том числе к 27-й группе нельзя, только если нарушить условия этих ТУ. Но теоретически возможно, что продукт, произведенный по этим ТУ, будет классифицирован по 38-й или 27-й группе ТНВЭД, все будет зависеть от рецептуры производства, т.е. от пропорций и конкретных компонентов, подлежащих смешиванию при производстве товара, т.к. ТУ это оболочка, матрица. По рецептурам, которые согласно материалов дела, использовало ООО ********» при производстве растворителя, возможно произвести «растворитель», который бы соответствовал ТУ, представленным ООО «********» для таможенного оформления. можно. На совещаниях с участием Хайдярова и Караченцева при обсуждении этого варианта ТУ на данный товар и при обсуждении кода ТН ВЭД по позиции № ******* который мог быть присвоен данному товару в соответствии с этими ТУ, вопрос о рецептурах производства растворителя углеводородного тяжелого не обсуждался, по поводу рецептуры применительно к этим ТУ он никого из ООО ******** не консультировал. Ознакомившись с одним из экспертных заключений по поводу физико-химических свойств «растворителя» может сказать, что данный продукт возможно произвести в соответствии с указанными ТУ (представленными ООО «********» таможенному брокеру для таможенного оформления) по выше указанным рецептурам. Сведения о товаре, содержащиеся в экспертном заключении, не противоречат таким сведениям о товаре, указанным в данных ТУ. Может сказать, что сведения о компонентах растворителя, сырье для его производства, содержащиеся в этих ТУ, не противоречат сведениям о сырье для производства растворителя, полученным в результате расследования (БГС, БПП, ДГК, бензин для промышленных целей, углеводородный дистиллят плюс ксилол). По физико-химическому составу дистиллят газового конденсата это тоже самое, что и бензин прямой перегонки, и бензин-растворитель. Может сказать, что было много дополнительных консультаций, прежде чем начался процесс экспорта этого «растворителя», он в частности по просьбе Хайдярова, Караченцева по телефону консультировался  с экспертами таможни г.Санкт-Петербурга. Получил информацию, что для классификации товара по группе 38 ТН ВЭД в соответствии с письмами таможни и внутренними указаниями таможни необходимо наличие в продукте, который экспортируется 25-30% сложных органических веществ - это различные бутиловые спирты, остатки оргсинтеза – эту информацию он сообщал технологу А. *****, только не помнит до или после начала экспорта. Непосредственно Хайдярову, Караченцеву это он не сообщал. Он не помнит, что именно Хайдярова и Караченцева лично предупреждал о том, что для отнесения товара к группе 38 ТН ВЭД необходимо получить в таможне классификационное решение, помнит только, что говорил об этом кому-то из сотрудников ООО «********». На основе текста указанных ТУ нельзя сделать вывод, сколько процентов в этом товаре сложных органических соединений, а на основании рецептуры такой вывод сделать можно. В соответствии с этими рецептурами органических соединений в растворителе было всего 1,7-5%, а не 25-30%. С Хайдяровым и Караченцевым он не обсуждал вопросы рецептуры растворителя углеводородного тяжелого. Согласно указанной рецептуре (ксилола 1,7-5%, остальное БПП, ДГК, БГС) данный товар нельзя классифицировать по 38-й группе ТН ВЭД. По рецептуре это 27-я группа ТН ВЭД. По 38-й группе в соответствии с ТН ВЭД в соответствии с данной рецептурой товар классифицировать нельзя ввиду недостаточного количества сложных органических соединений(1,7-5% вместо 25-30%). Этот его вывод основан на консультациях по телефону с сотрудниками Санкт-Петербургской таможни. Сам он не может дать оценку, не может сказать, к какому коду ТН ВЭД № ******* или № ******* ТНВЭД должен быть отнесен товар, произведенный по вышеуказанной рецептуре, т.к. он не специалист в области товарной номенклатуры внешне - экономической деятельности. Согласно требованиям к составлению ТУ раздел 1.2 «требования к сырью и материалам» носит рекомендательный характер, т.е. в состав продукта могут входить и иные компоненты (сырье), не указанные в тексте ТУ, но близкие к указанному в ТУ сырью по физико-химическому составу. Это следует из ГОСТа по составлению ТУ. Рецептура должна составляться на основе ТУ. В тексте этих ТУ применительно к составу компонентов к сложным органическим соединениям относятся «органические растворители» - ксилол нефтяной, толуол нефтяной. В разделе 1.2 этих ТУ «Требование к сырью и материалам» при указании о том, что «органических растворителей не более 10%» - это ограничение по процентам носит рекомендательный характер, на самом деле в продукте может быть и более 10% органических растворителей, например 90 % процентов, лишь бы продукт соответствовал ТУ по физико-химическим показателям, указанным в таблице к этим ТУ. Считает, что фраза в ТУ о том, что этих органических веществ может быть не более 10% является его ошибкой. Он понял, что это ошибка только в судебном заседании. Но он остается при своем мнении, что по этим ТУ возможно произвести товар, подпадающий под группу 38 ТН ВЭД и эти ТУ соответствуют вышеуказанной рецептуре. Надо было в ТУ не указывать процентное соотношение органических соединений, об этой ошибке никому из ООО «********» он не сообщал, поскольку ошибку заметил только сейчас. Да согласованием ТУ во ******** занимался он, он звонил по этому поводу В.Б. *****, главному технологу и договорился, что ему будут представлены эти вышеуказанные ТУ, он согласился. Но кто конкретно отвозил эти ТУ в ******** он не помнит, какие-то курьеры. Кто получил эти ТУ из ********, также не помнит. Он не знал о том, что на этих ТУ поддельная подпись В.Б. ***** и недействительная печать ********. В соответствии с договоренностью с ООО «********» именно он должен был зарегистрировать каталожный лист на данный продукт во ФГУП «Стандартинформ», получить на данный продукт сертификат соответствия в АНО ЦСТЭР и получить санитарно - эпидемиологическое заключение. Он этим занимался, созванивался с руководителями этих органов, документы отвозили курьеры, не помнит, кто именно отвозил. Санитарно-эпидемиологическое заключение было получено в Волгоградской лаборатории на ж/д транспорте, т.к. в то время была такая договоренность с этой организацией, между лабораторией АНО ЦСТЭР и Волгоградской службой СЭС была такая договоренность, т.к. Московские службы в этом плане перегружены. Непосредственного отношения Хайдяров и Караченцев к этим согласованиям и получению документов не имели. Они лишь согласились на его предложения провести эти согласования и получить эти документы. Этим и ограничивалось их участие в согласовании и в получении этих документов. Уточняет, что в прошлый раз имел ввиду, что сам лично непосредственно с этими бумагами в эти организации не приходил, таким образом, дал показания о том, что такими согласованиям не занимался. Так как он иностранец и от своего имени не может заключить договор с российским юрлицом, он из Интернета получил реквизиты фирмы ООО «********», она предоставляла услуги по использованию расчетного счета, реквизиты, чтобы от этой фирмы заключать договоры на территории РФ. Он общался по этому поводу с кем-то из ООО «********», общался по телефону, лично никого не видел, договор из этой фирмы принесли ему курьеры, этот договор он отправил в ООО «********», т.е. заключил договор с ООО «********»,Ю а потом с другими фирмами от имени ООО «********». ТУ, имеющиеся в материалах дела, разработаны и подписаны им. Эти варианты ТУ на один и тот же товар, содержание этих ТУ полностью совпадает по таблице физико-химических показателей, кроме двух вариантов ТУ (изъятых в ФТС России и в ОАО ********). Ккой из вариантов им разработан первым, не может сказать - не помнит, когда конкретно их подписывал, не помнит, даты подписи **.**.** и **.**.** вовсе не говорят о том, что один вариант ТУ подписан раньше или позже другого. Он не может сказать, какой из этих вариантов ТУ был разработан первым. Идея дополнить в ТУ состав компонентов принадлежала ему с целью улучшения свойств качеств конченого продукта, не помнит, ставил ли ему кто-либо из ООО «********» задачу расширить список состава компонентов товара в ТУ и сделать иной вариант ТУ. Он сейчас не помнит, но допускает, что сначала был разработан вариант ТУ с большим составом компонентов (метанол, бутиловый спирт и т.д.), но, по мнению сотрудников ООО «********», кого не помнит, возможно, А. ***** этот вариант ООО «********» не устроил, т.к. было дорого закупать это сырье. Ознакомившись с ТУ может пояснить, что возможно, но точно не помнит, что дополнительный состав компонентов был включен в ТУ по просьбе ООО «********», не помнит, просили ли об этом Хайдяров, Караченцев. Эти все ТУ могли быть «зарегистрированы» во ФГУП «********» одновременно и под одним и тем же регистрационным номером и с одним и тем же номером ТУ, т.к. основной раздел ТУ таблица № ******* физико-химические показатели этих ТУ полностью идентичны, это одни и те же ТУ. В соответствии с ГОСТ при внесении в ТУ изменений, касающихся состава компонентов, в соответствии с ГОСТ необходимо было внести записи в лист изменений в ТУ, но номер самих ТУ не должен меняться. Однако эти изменения не были внесены в лист изменений, возможно по его халатности, т.к. было слишком много документов. Не может утверждать, знали ли об этих всех вариантах ТУ Хайдяров и Караченцев. Никто из ООО «********» не просил его зарегистрировать одновременно два этих варианта ТУ. Хайдяров, Караченцев отношения к разработке текста ТУ не имели. Утверждает, что не помнит точно, кто именно ставил ему задачу разработать продукт, попадающий под группу 38 ТН ВЭД, но кто-то из ООО «********» ставил. Выслушав показания Караченцева, он сомневается, что при обсуждении вопроса о соответствии ТУ на товар коду позиции № ******* ТН ВЭД на совещании в ООО «********» присутствовали лично Караченцев и Хайдяров. Когда происходило это совещание, точно не помнит, возможно, осенью 2006 года. Было ли это до начала экспорта или после, не помнит. Он предупреждал по телефону кого-то из ООО ********», но кого - не помнит, не может сказать конкретно, кого он предупреждал, о том, что необходимо получить на товар классификационное решение. Говоря следователю при даче показаний, что предупреждал он об этом Хайдярова и Караченцева, он имел ввиду не конкретных лиц, а то, что уведомил фирму ООО «********». Возможно, что по сложившееся практике  Караченцев подписал пустой лист и поставил на нем печать ООО «********» для направления заявки в АНО ЦС ТЭР для получения сертификата соответствия, при этом заявку саму не заполнял. При заполнении этой заявки неуполномоченным сотрудником возможны ошибки, поэтому текст заявки впечатывают сами сотрудники АНО ЦСТЭР.   Он не может сказать, по чьей инициативе в этой заявке указан код товара по ТНВЭД «№ *******», также не может сказать, по чьей инициативе указан такой код в сертификате АНО ЦС ТЭР.

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя, с согласия сторон, в порядке ч.1 ст.281 УПК РФ показаний Б. *****,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля от **.**.**г.,   (т.29л.д.11-14), (данные которого как директора ООО «********» содержатся в уставных документах этой фирмы) следует, что он проживает с супругой, работает на протяжении 10 лет в должности тракториста в МУП «Городское коммунальное хозяйство» в г.Узловая Тульской области. За этот период более нигде не работал. Коммерческой деятельностью никогда не занимался. Никакую фирму он никогда не регистрировал, никого на это не уполномочивал, генеральным директором никакой фирмы не являлся, об ООО «********» слышит впервые. Никаких документов от имени ООО «********» он никогда не подписывал, в том числе договор № ******* от **.**.** между ООО «********» и ООО ********», акты выполненных работ. Об организациях: ООО «********», ООО «********», АНО «********», ФГУП «********», ОАО «********», ООО ********» слышит впервые.

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя в порядке ч.1 ст.281 УПК РФ с согласия сторон показаний Д.И. *****,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля **.**.**г.,   (т.28л.д.124-128), следует, что он работает в должности менеджера ООО «********». На основании договора № ******* от **.**.** с ООО «********», ООО «********» оказывало для последнего услуги по регистрации в ФГУП «********» каталожных листов продукции – растворителя углеводородного тяжелого, изготавливаемого по предоставленным сотрудницей ООО «********» (девушка, имени которой не помнит) техническим условиям. После выполнения со стороны ООО «********» обязательств по регистрации каталожного листа указанной продукции был составлен акт № ******* от **.**.**. Однако, спустя какое-то время, возможно месяца, ООО «********» снова обратилось в ООО «********» с той же просьбой о регистрации каталожного листа продукции, но предоставило технические условия на товар – растворитель углеводородный тяжелый другого вида. По выполнению регистрации каталожного листа продукции в ФГУП «********», был оформлен акт № ******* от **.**.**. Ни с кем из сотрудников ООО «********», в т.ч. в директором Б. *****, он не знаком. Почему в каталожных листах продукции № *******, № ******* в графе «адрес держателя подлинника технических условий» указан юридический адрес ООО «********»: г.Москва, ул. ***** д. ***** не знает, ООО «********» никогда не являлось держателем подлинника технических условий на растворитель углеводородный тяжелый, которые были возвращены заказчику сразу после исполнения обязательств перед ним. Никаких других услуг для ООО «********» ООО «********» не оказывало.

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя в порядке ч.1 ст.281 УПК РФ с согласия сторон показаний Б.Ю. *****,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля от **.**.**г.,   (т.28л.д.147-151), следует, что он работает в должности начальника отдела формирования и ведения банка данных продукции России ФГУП «********» (г.Москва). Каталожные листы продукции регистрируются с целью доведения информации о продукции до потребителя. В ФГУП «********» поступила заявка от **.**.** на регистрацию каталожного листа продукции – растворителя углеводородного тяжелого, произведенного по техническим условиям ТУ 0251-003-77711740-2006 разработчика ООО «********», расположенного: г.Москва, ул. ***** д. *****, подписанная Караченцевым И.Н. С целью регистрации каталожных листов на продукцию предприятия должны предоставить в ФГУП: заявку, утвержденные технические условия, три экземпляра каталожных листов. Все указанные документы поступили и от ООО «********». **.**.** каталожный лист на указанную продукцию был зарегистрирован в реестре каталожных листов за № *******. Также в ФГУП «********» **.**.** был зарегистрирован каталожный лист № ******* на продукцию - растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-002-77111740-2006 разработчика ООО «********», расположенного: г.Москва, ул. ***** д. *****. Каталожный лист № ******* был представлен **.**.** А. *****, **.**.** он был аннулирован - это означает, что предприятие прекращает производство продукции по указанным техническим условиям. В случае, если в ФГУП «********» зарегистрирован каталожный лист продукции, то все изменения к техническим условиям, по которым производится продукция, должны быть зарегистрированы в этом же учреждении. Сразу после регистрации каталожных листов, предоставленные ООО ********» технические условия, были возвращены данной фирме.

Специалист Ч.О. ***** – инженер 2-й категории ФГУ «********»   показала суду, что технические условия - это документ, в котором отражен «жизненный цикл» продукции. Разработка, согласование, утверждение технических условий на продукцию, кроме пищевой, ведется согласно ГОСТ 2.114-95, ПР 50-718-99 (Правила заполнения каталожных листов продукции). Разработка технических условий – это написание документа, регламентирующего жизненный цикл продукции, согласование технических условий в зависимости от вида продукции может носить обязательный и добровольный характер. Разработка ТУ - это составление технического документа, где указываются требования к продукции. ТУ должны содержать в себе требования по производству, методы контроля, состав продукции. Согласование ТУ с различными государственными органами контроля и надзора не всегда обязательно, зависит от того, что указано в самих ТУ. Технические условия утверждает первое лицо организации, которой принадлежит данное ТУ, на них должна стоять подпись и дата, если в штате организации имеется технический директор, тогда может утверждать и второе лицо. Каталожный лист продукции – отдельный документ, в который заносится вся информация о продукте: параметры, показатели продукции в краткой форме. Также заносятся параметры безопасности, размер, вес, материал производства. Таким образом, при регистрации каталожного листа идет формирование банка данных продукций в РФ. Регистрация каталожных листов продукции носит добровольный характер, осуществляется по желанию изготовителя, представляет собой внесение информации о продукции в Федеральный каталог «Продукция России». Название технических условий должно соответствовать сути продукции, которое должно однозначно характеризовать продукцию, название должно быть кратким. Цифровое обозначение технических условий включает в себя: первые четыре знака ОКП (Общероссийский Классификатор России ОК 005-93), порядковый номер технических условий на предприятии, код ОКПО, год утверждения. Титульный лист технических условий оформляется в соответствии с ГОСТ 2.105-95. На титульном листе ТУ указывается, кто их утвердил, наименование ТУ, разработчик ТУ и год утверждения. В каталожном листе наименование продукции должно совпадать с наименованием в ТУ. Согласно ГОСТ 2.503-90 изменения в технические условия вносятся согласно извещению об изменении, который является отдельным документом. Кроме того, изменение должно быть отражено в листе регистрации изменений технических условий, который является неотъемлемой частью технических условий. Если что-то незначительное указано в ТУ неверно, мы сами можем поправить, а если какие-то технические сведения указаны неверно - тогда ТУ отправляем на доработку. После регистрации каталожного листа продукции технические условия возвращаются заявителю. Изначально держателем подлинника технических условий является предприятие, утвердившее технические условия. Затем оно может продать технические условия с правом полной собственности либо с правом учтенной копии (держателем подлинника остается продающая организация). Если бы на стадии подготовки к регистрации каталожного листа продукции ей стало бы известно о том, что представленные заявителем технические условия имеют признаки фиктивности, то было бы принято решение об однозначном отказе в регистрации каталожного листа продукции и это было бы сообщено начальнику. ГОСТ не обязывает согласовывать ТУ с различными не контролирующими организациями. Если существует ГОСТ на продукцию, тогда ТУ не должны противоречить ГОСТу по основным потребительским свойствам. В ее обязанности не входит проверять ТУ на подлинность заявленных сведений. Регистрация каталожного листа ТУ не имеет отношения к разрешению на выпуск продукции.

Свидетель Ф.М.*****    – начальник отдела ******** РФ по Нижегородской области   показала суду, что Караченцев И.Н. от имени ООО «********» приходил к ним в отдел за свидетельством о регистрации права на совершение операций с прямогонным бензином. В ст.179.1 Налогового Кодекса РФ прописан порядок выдачи свидетельства о регистрации лица, совершающего операции с прямогонным бензином. Такое свидетельство выдает только их организация, когда плательщик предоставляет все необходимые документы, перечень которых находится в ст.179.3 НК РФ. Для выдачи такого свидетельства плательщик сообщает сведения о себе, виде деятельности, предоставляет договор с организацией, который данный продукт будет изготавливать и другие документы. Все необходимые документы ООО «********» были представлены. Данное свидетельство дает право приобретать без акциза прямогонный бензин. Наличие данного свидетельства отображается в налоговой декларации. Плательщик получает прямогонный бензин без акциза на основании ст.193 НК РФ, ст.182 НК РФ. Ранее такие свидетельства выдавались на один год, а с 2007 года данное свидетельство выдается бессрочно. В 2006 году фирма ООО «******** обратилась в ИФНС Нижегородской области с заявлением о выдаче свидетельства на переработку прямогонного бензина. Был представлен договор заключенный между ООО «******** и ОАО «********» на изготовление растворителя. Кем данное заявление было подписано, она не помнит. Получить свидетельство может лицо по доверенности. На основании налогового кодекса свидетельство выдается в течение месяца, все представленные документы ООО ********» были в порядке, свидетельство им было выдано. Запись о том, что данное свидетельство было выдано ООО «********», в соответствующем журнале имеется.

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя в порядке ч.1 ст.281 УПК РФ с согласия сторон показаний К. *****,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля от **.**.**г.,   (т.28л.д.107-110), следует, что он работает в должности начальника Управления Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии. **.**.**г. в Управление по почте поступило письмо № ******* от **.**.**г. от ООО «********», к которому прилагался протокол испытаний растворителя углеводородного тяжелого ТУ 0251-003-77711740-2006. В письме содержалась просьба ООО «********» рекомендовать профильный научно-исследовательский институт, компетентный провести квалифицированную экспертизу с целью определения группы и кода ОКП продукции – растворителя углеводородного тяжелого. По результатам рассмотрения письма оно было переадресовано для исполнения председателю ТК 31 «Нефтяные топлива и смазочные материалы» на базе ОАО ********» В.Б. ***** Изучив протокол испытаний продукции, ОАО «********» в письме исх. № ******* от **.**.**г. определило, что растворитель углеводородный тяжелый относится согласно кода КГС к группе Б-41 «Растворители», коду ОКП 025113 «Бензины растворители».

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя с согласия сторон в порядке ч.1 ст.281 УПК РФ показаний Г.Р. *****,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля от **.**.**г.,   (т.28л.д.166-170), следует, что работает в должности генерального директора ОАО «********» (г.Москва), является доктором технических наук, действительным членом Академии естественных наук. ОАО «********» сотрудничало с ООО «********» с февраля 2007 года в связи с обращением последнего за согласованием технических условий на растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006, исполнителем данного запроса являлся главный технолог В.Б. ***** Общение с ООО «********» происходило путем обмена письмами. Представленные ему на обозрение несколько видов технических условий на растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006, на которых имеется оттиск печати «********» и подписи от имени В.Б. *****, согласование в ОАО «********» не проходили. Оттиск печати с сокращенным наименованием института «********» недействителен, поскольку данная печать была изъята из оборота в апреле 2006 года, с этого времени действует печать с полным наименованием института «********». Данная печать ставится только на его (Г.Р. *****) подписи, и ни на чьей другой. Кроме того, подпись на этих ТУ от имени В.Б. ***** не похожа на его действительную подпись. Согласование технических условий с ОАО «********» не могло произойти в июле-августе 2006 года, как датировано в представленных ему технических условиях, поскольку ООО «********» обратилось в ОАО «********» с запросом об их согласовании лишь в феврале 2007 года. Личных встреч ни с кем из руководителей ООО «********» ни у него, ни у других его сотрудников не было, и с кем из сотрудников ООО «********» он не знаком. Все изменения в технические условия должны вноситься в лист регистрации изменений, в случае с ООО «********» это лист технических условий № *******. Несколько вариантов технических условий на один и тот же товар одного и того же предприятия-разработчика недопустимо. У ОАО «********» никаких взаимоотношений с ООО «********» не было.

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя с согласия сторон в порядке ч.1 ст.281 УПК РФ показаний В.Б. *****,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля от **.**.**г.,   (т.27,л.д.236-246, т.28л.д.217-220), следует, что он работает в должности главного технолога ОАО «********». ОАО «********» занимается вопросами переработки нефти и нефтепродуктов, разработками технической, нормативной документации в данной области. Он на основании приказа Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии № ******* от **.**.**г. «О создании технического комитета по стандартизации «Нефтяные топлива и смазочные материалы» (на базе ОАО «********») назначен председателем указанного комитета, в его обязанности наряду с иными входит рассмотрение и экспертиза стандартов по тематике комитета, в т.ч. внутренних стандартов хозяйствующих субъектов (технических условий на продукцию). Согласование технических условий на продукцию с отраслевым институтом является добровольным, проводится с целью подтверждения правильности технических условий требованиям законодательства РФ, международным стандартам. Сотрудничество ОАО «********» с ООО «********» началось следующим образом: **.**.** в ОАО «********» из Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии поступило письмо № *******, в котором институту была поставлена задача ответить на вопросы ООО «********» (письмо № ******* от **.**.**г. с протоколом испытаний продукции «********», в котором ООО «********» обращалось в Федеральное агентство по техническому регулированию и метрологии с вопросом классифицировать продукт – растворитель углеводородный тяжелый либо рекомендовать профильный исследовательский институт). Никаких фирм-посредников при сотрудничестве с ООО «********» не было. **.**.**г. в ОАО «********» поступили письма за подписью генерального директора ООО «********» Хайдярова Р.Х. о проведении экспертизы представленных технических условий ТУ 0251-003-77711740, в связи с чем с ООО ********» был заключен договор № ******* от **.**.** на выдачу заключения института о возможных областях применения растворителя углеводородного тяжелого, производимого по указанным техническим условиям и их согласование. Согласно титульного листа, представленные ООО «********» технические условия были утверждены **.**.**г. генеральным директором ООО «********» Караченцевым И.Н., разработаны главным технологом ООО «********» К. ***** **.**.**, введены в действие с **.**.**, согласно штампа зарегистрирован каталожный лист на продукцию в ФГУП «********» рег. № *******. Со стороны ООО «********» он общался по вопросам согласования технических условий лично, по телефону, с помощью электронной почты с К. *****, А. *****, другими лицами, которых не запомнил, которые просили его ускорить выполнение работ для ООО «********» по заключенным договорам. Со стороны ОАО «********» технические условия ТУ 0251-003-77711740 были рассмотрены и согласованы, о чем в адрес ООО «********» было направлено письмо № ******* от **.**.**г., никаких отметок о согласовании на самих технических условиях не проставлялось. Сам договор и документы по договору № ******* (соглашение о договорной цене, акт № ******* сдачи-приемки работ, календарный план работ, техническое задание) со стороны ООО «********» подписаны генеральным директором Хайдяровым Р.Х., со стороны ОАО «********» - им (В.Б. *****) и руководителем института Г.Р. ***** На титульном листе в двух представленных следователем ему на обозрение технических условиях ТУ 0251-003-77711740, разработанных ООО «********», подписи, выполненные от имени главного технолога ОАО «********» В.Б. *****, датированные **.**.**г. и **.**.**г., ему не принадлежат, он в данных документах не расписывался. Кроме того, оттиск печати ОАО «********», имеющийся в представленных технических условиях, был аннулирован еще весной 2006 года, оттиск штампа «ОАО «********» им также не проставлялся. Он подписывал рецензию об области применения растворителя углеводородного тяжелого от **.**.**г., в которой с учетом физико-химических свойств растворителя соотнес его с кодом ******** ТН ВЭД, что носило рекомендательный характер, поскольку только таможенные органы компетентны подтвердить правильность определения данного кода. Согласно представленных ООО «********» для согласования в ОАО «********» технических условий на растворитель углеводородный тяжелый, данный продукт - это «грязный» растворитель, может быть использован для флотации, обогащения руды, продукт невысокой квалификации, низкой степени переработки, в нем допускается широкий разброс по качеству и составу. Возможна дальнейшая его переработка по полному циклу, предусмотренному для переработки сырой нефти с получением узких нефтяных фракций, каждая из которых может использоваться отдельно, например, при изготовлении автомобильного бензина, технического керосина, дизельного топлива. Если бы ему стало известно о том, что, в действительности, ООО «********» при производстве растворителя углеводородного тяжелого не использовало некоторые компоненты, предусмотренные в технических условиях, поступивших от ООО «********» при заключении договора № *******, то он выдал бы в адрес ООО «********» заключение другого содержания. Содержание в составе растворителя углеводородного тяжелого продуктов органического синтеза: бутилового спирта, метанола, трихлорэтилена, ацетона, которые были указаны в поступивших от ООО «********» технических условиях к договору № *******, обусловило отнесение им (В.Б. *****) данной продукции к группе № ******* ТН ВЭД, которую он указал в своем заключении. Сам образец готовой продукции от ООО «********» в институт не поступал и не исследовался. Ксилол – продукт переработки нефтяных фракций на установке каталитического риформинга, это нефтепродукт. Бензин прямой перегонки – нефтепродукт, фракция нефти без какого-либо химического превращения. При смешении нефтепродуктов (бензин прямой перегонки, БГС) в соотношении 97-99 % к 1-2 % (ксилол) получится продукция, которую следует отнести к группе 27 ТН ВЭД.

Следует отметить, что В.Б. ***** в своих показаниях сообщает о том варианте технических условий ООО «********» (по содержанию), который поступил в ОАО «********» в 2007 году после задержания вагонов с «растворителем» таможенными органами и для производства «растворителя», для получения иных «разрешительных» документов ООО «********», а также для целей таможенного оформления не использовался, т.е. ни таможенному брокеру, ни соответственно органам таможни при оформлении экспорта не представлялся.   

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя с согласия сторон в порядке ч.1 ст.281 УПК РФ показаний К.М. *****,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля от **.**.**г.,   (т.29л.д.60-61), следует, что орган по сертификации продукции «********» занимается проведением сертификации продукции нефтехимии. У них имеется договор о взаимном сотрудничестве с ОАО «********», при проведении сертификации и испытаний образцов продукции. Сотрудники ОАО «********»: В.Б. *****, Н. *****, К. ***** являются по совместительству экспертами органа по сертификации. В связи с этим, оригиналы документов, поступающих на рассмотрение в орган по сертификации, хранятся в помещении ОАО «********» Кроме того, И. ***** является заместителем руководителя органа по сертификации, то есть ее. В августе 2006г. от генерального директора ООО «********» Караченцева И.Н. за исх. № ******* от **.**.**г. на имя Н. ***** поступило письмо с просьбой произвести сертификацию продукции на соответствие требованиям действующих ТУ. Вместе с письмом поступил протокол испытаний ЗАО «********» по продукту растворитель углеводородный тяжелый, проба № *******, и технические условия на растворитель углеводородный тяжелый ТУ0251-002-77111740-2006, дата введения с **.**.**г., зарегистрированные во ФГУП «********» за № *******. Рассмотрев данные документы, органом по сертификации было принято решение об отказе в проведении сертификации данного продукта как бензина прямогонного, либо керосина прямой перегонки, либо дизельного топлива прямой перегонки, так как это продукт не удовлетворяет требованиям данных нормативных документов, ни по одному из основных показателей, характеризующих качество нефтепродукта – фракционному составу. О чем подробно было указано в письме органа по сертификации № ******* от **.**.**г. направленного в адрес ООО «********» Караченцеву И.Н. Впоследующем никаких писем от ООО «********» в адрес органа по сертификации больше не поступало. Оригиналы всех документов находились у сотрудников ОАО «********» (экспертов органа по сертификации) и были изъяты в рамках производства по уголовному делу.

Свидетель Ш.И.****** - заведующая испытательной лабораторией ЗАО «********» в г.Кстово   показала суду, что подсудимого Хайдярова Р.Х. знает как руководителя ООО «№ *******», с ним общалась по служебным вопросам. С Караченцевым И.Н. не знакома. В 2006 году она работала в той же должности. В 2006 году между их фирмой и ООО «********» был заключен договор, дату заключения договора не помнит. Договор был на проведение испытаний продукта ООО «********» – растворителя. Она обеспечивала проведение отбора проб данного продукта. Показатели товара были указаны в представленных технических условиях. Также там были указаны свойства продукта, методы испытаний. Кем были составлены и утверждены ТУ, не помнит. К ним в лабораторию могут пробы доставляться, или данные пробы могут отбирать их инспекторы. В данном случае отбор проб проводили их инспекторы, товар находился в вагоно-цистернах, согласно ГОСТу 25.17 ими были отобраны пробы с помощью переносного пробоотборника, который опускается в вагон на определенный уровень. Ими выполнялось исследования на плотность товара, на фракционный состав, летучесть, согласно параметрам, указанным в ТУ. Полученные результаты записывались в паспорт качества. Этот документ представлял собой информацию о качестве и количестве продукта. Она на данных паспортах ставила свою роспись, также ставился штамп лаборатории, исследования проходили на протяжении 6 месяцев. У них всегда получался один и тот же продукт, разница было только в порционном составе и в температуре кипения. Согласно выданным паспортам качества по результатам испытаний проб растворителя он соответствовал представленным ТУ. Какие компоненты входили в состав растворителя - она не может сказать. По составу компонентов анализ не проводился. Само вещество было прозрачного цвета, был характерный запах нефтепродукта. Область применения товара она не знает, данный товар им был представлен как растворитель, что это было на самом деле, она не знает. Из ООО «********» она общалась только с технологом К. *****. Когда выдается паспорт качества, пробы отбираются только их инспекторами.

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя в порядке ч.3 ст.281 УПК РФ показаний Ш.И.******,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля от **.**.**г.,   (т.35,л.д.81-86), следует, что работает в должности заведующей испытательной лаборатории ЗАО «********» в г.Кстово. ЗАО «********» оказывает сюрвейерские услуги, проводит независимый контроль качества и количества продукции, в т.ч. нефтепродуктов. С ООО «********» у ЗАО ********» Нижегородского филиала был заключен договор № ******* от **.**.**, в соответствии с которым ЗАО «********» оказывало услуги по независимой экспертной оценке качества продукции на соответствие ее нормативным документам – техническим условиям ТУ 0251-003-777-11740-2006 на растворитель углеводородный тяжелый. Согласно предоставленным ООО «********» техническим условиям, они были утверждены самим ООО «********» и согласованы с ОАО «********» в июле 2006 года. Отбор проб растворителя углеводородного тяжелого осуществлялся инспекторами ЗАО «********» в строгом соответствии с ГОСТ 2517: с 1/3 диаметра от нижней внутренней образующей котла цистерны из каждой цистерны в чистую стеклянную сухую посуду переносным пробоотборником, затем составляется объединенная проба путем смешения точечных проб пропорционально объему продукта в цистернах. Испытания продукции проводились на аттестованном оборудовании с использованием поверенных средств измерений в соответствии с методиками испытаний, предусмотренными в технических условиях клиента ООО «********». По завершению исследования проб, в адрес ООО «********» выдавался паспорт качества, в котором указывается: марка продукта, номер паспорта, дата отбора, номер пробы, номера цистерн, из которых составлена объединенная проба, общий вес, дата выдачи паспорта, нормативный документ, на соответствие которому выполнено испытание (технические условия), в таблице указываются показатели (нормы и фактические значения). Паспорта качества заверяла она и инженер-технолог ООО «********» А. ***** В некоторых случаях ЗАО «********» по запросу ООО «********» выполняло определенные испытания и выдавало протоколы испытаний. В журнале регистрации учета результатов испытаний лаборантами рукописно внесены полученные значения показателей исследуемого продукта, в журнале регистрации входящей корреспонденции отражены письма (заявки) от клиентов, в т.ч. от ООО ********». Растворитель углеводородный тяжелый, пробы которого поступали от ООО «********», представлял собой прозрачную бесцветную или светло-желтую жидкость с запахом нефтепродукта.

После оглашения указанных показаний свидетель Ш.И.****** показала суду, что   такие показания она давала, их подтверждает. Некоторые противоречия связаны с тем, что прошло уже много времени, в момент допроса следователем все помнила лучше. Они сверяли данные, полученные в результате испытаний, с техническими условиями. Необходимость получения паспорта качества объясняет тем, что сотрудники ООО «********» хотели получить знак качества продукта, ЗАО «********» оказывало услуги по независимой экспертной оценке качества продукции на соответствие ее нормативным документам – техническим условиям. Метод отбора проб строго оговорен ГОСТом, испытания проводились согласно ГОСТам. ООО ********» указывал, какой метод необходимо применить при отборе проб, все выполняли строго по ГОСТу. Она технические условия на этот продукт видела, их читала. Содержание титульного листа не помнит. Ее интересовала таблица в технических условиях, сам документ у нее подозрений не вызвал. Содержание документа сомнений у нее не вызвало. Такой продукт с такими свойствами может являться растворителем. По ее мнению, продукт с названием углеводородный тяжелый может являться растворителем.

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя с согласия сторон в порядке ч.1 ст.281 УПК РФ показаний З.Ю. *****,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля от **.**.**г.,   (т.35,л.д.74-80), следует, что работает в должности административного менеджера ЗАО «********» в г.Кстово. Одним из клиентов ЗАО «********» являлось ООО «********» на основании договора от **.**.**г. и до заключения договора на основании заявок указанного клиента. ЗАО «********» оказывало для ООО «********» услуги по определению качественных показателей продукта «растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006», проведению инспекций по количеству и отбору проб в соответствии с ГОСТ 2517. Отбор проб по заявкам ООО «********» производился им и инспекторами ЗАО «********» по месту нахождения вагоно-цистерн с продуктом: ОАО «********» (г. Н.Новгород), ООО «********» (г.Дзержинск), ИП ******** (г. Гороховец). После исследования проб продукта химиками-лаборантами ЗАО «********» в адрес ООО «********» выдавались паспорта качества на соответствие растворителя углеводородного тяжелого техническим условиям ТУ 0251-003-77711740-2006, разработанным и предоставленным ООО «********». От кого-то из сотрудников ООО «********» он слышал о том, что растворитель углеводородный тяжелый предназначался для экспорта в Эстонию.

Специалист П.Е. ***** - начальник отдела ******** по Нижегородской области   показала суду, порядок и процедура выдачи предприятию-изготовителю санитарно-эпидемиологического заключения на производимую нефтехимическую продукцию в сентябре 2006 года регламентировались Федеральным законом № ******* от 1999г. «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», Приказом Роспотребнадзора № ******* от **.**.**г. «О санитарно-эпидемиологической экспертизе видов деятельности (работ, услуг) продукции, проектной документации». Любое предприятие-изготовитель, расположенное и производящее продукцию в г.Н.Новгороде, должно получить санитарно-эпидемиологическое заключение на производимую им продукцию только в Управлении Роспотребнадзора по Нижегородской области, расположенном по адресу: г. Н.Новгород, ул. ***** д. *****, т.к. согласно п.4.1 Приказа № ******* действует территориальный принцип выдачи таких заключений. Следует отметить, что согласно приложения № ******* указанного выше Приказа № *******, имеется ввиду продукция, подлежащая санитарно-эпидемиологической экспертизе, в частности согласно п.5 приложения одним из видов продукции, подлежащей санитарно-эпидемиологической экспертизе, является: химическая и нефтехимическая продукция производственного назначения. Перечень документов, которые должно предоставить предприятие-изготовитель в орган Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека для выдачи санэпидзаключения определен Приказом № *******: письменная заявка на имя руководителя Управления; экспертное заключение, выполненное ФГУЗ, протоколы исследований и испытаний продукции, санитарно-эпидемиологическое заключение о соответствии условий производства или акт последнего планового мероприятия по контролю (выдаются Управлением Роспотребнадзора), технические документы (технические условия, ГОСТ, стандарт организации), рецептура производимой продукции, санитарно-эпидемиологическое заключение на технические документы (предварительная экспертиза на соответствие технической документации санитарно-эпидемиологическим правилам и нормативам проводится ФГУЗ), копии свидетельств о внесении записи о предприятии в ЕГРЮЛ и другие - согласно п. 15 приложения 1 Приказа № 776. После поступления заявки проводится санитарно-эпидемиологическая экспертиза продукции, по результатам которой выдается санитарно-эпидемиологическое заключение. Экспертиза продукции, производимой в г.Н.Новгороде, проводится ФГУЗ (Федеральное государственное учреждение здравоохранения) «Центр гигиены и эпидемиологии в Нижегородской области»), расположенном по адресу: г.Н.Новгород на ул. ***** д. *****. Поскольку санитарно-эпидемиологическое заключение на продукцию выдается предприятию-изготовителю, то заявка должна поступать только от предприятия-изготовителя – такова сложившаяся практика в Управлении Роспотребнадзора по Нижегородской области. В некоторых случаях, заявка может поступить от предприятия-получателя продукции, а именно в случае, если у данного предприятия отсутствуют свои производственные площади, но оно является разработчиком технической документации. В этом случае заключается договор на производство продукции с другим предприятием, где условия производства позволяют её производить. В таком случае требуется предоставить копию договора между предприятием изготовителем и предприятием-получателем продукции, а также санитарно-эпидемиологическое заключение о соответствии условий производства существующим санитарным требованиям от предприятия изготовителя. Но в бланке санитарно-эпидемиологического заключения на продукцию, выданном предприятию-получателю продукции, указываются два предприятия. Область применения продукции в санитарно-эпидемиологическом заключении должна строго соответствовать области применения, указанной в технических условиях, в соответствии с которыми изготавливается данная продукция. После выдачи предприятию-изготовителю санитарно-эпидемиологического заключения согласно сложившейся в Управлении Роспотребнадзора по Нижегородской области практике, пакет документов, предоставленный предприятием вместе с заявкой на получение санитарно-эпидемиологического заключения, остается в органах Роспотребнадзора, на данную продукцию формируется дело. Помимо органов территориального санитарно-эпидемиологического надзора существуют такие органы на железнодорожном транспорте, они выдают заключения только на продукцию, которая используется на организациях железной дороги.

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя, с согласия сторон, в порядке ч.1 ст.281 УПК РФ показаний О.К. *****,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля от **.**.**г.,   (т.26л.д.2-7), следует, что она работает в должности заместителя начальника Приволжского территориального отдела Управления Роспотребнадзора по железнодорожному транспорту (г.Волгоград). Подтверждает обращение **.**.**г. с заявкой на получение санитарно-эпидемиологического заключения на продукцию ООО «********» – растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006 посредника - ООО НПО «********» и выдачу в адрес ООО «********» санитарно-эпидемиологического заключения № *******.П.№ ******* от **.**.**г. Она посчитала перечень предоставленных ООО «********» документов достаточным для выдачи санитарно-эпидемиологического заключения, дополнительно никаких документов не затребовала, хотя сам перечень таких документов в поданной заявке отсутствовал. Однако, все необходимые, как она считает, документы для выдачи заключения поступили непосредственно к эксперту ФГУЗ «Федеральный центр гигиены и эпидемиологии по железнодорожному транспорту» в г.Волгограде Н.М.*****, проводившему экспертное исследование в целях выдачи заключения. Фактам отсутствия некоторых листов в технических условиях на продукцию значения не придала, дату утверждения этих ТУ с датой протокола испытаний продукции не сопоставляла. Она посчитала правомерным самостоятельно отнести продукцию ООО «********» «растворитель углеводородный тяжелый» к такой сфере использования как «шахтные работы метростроя» в соответствии с указанной в ТУ областью применения в горнорудной промышленности, то есть «для использования на объектах железнодорожного транспорта общего пользования». Действовавший на тот момент приказ Минздрава РФ от **.**.**г. № ******* в отличие от также действовавшего приказа Роспотребнадзора № ******* от **.**.**г. позволял ООО «********», находящемуся в г.Н.Новгороде, получить такое заключение в Волгоградском отделении их службы. Считает, что приказ Минздрава имел большую юридическую силу.

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя, с согласия сторон, в порядке ч.1 ст.281 УПК РФ показаний Д.К. *****,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля от **.**.**г.,   (т.25л.д.45-47), следует, что он работает в должности начальника Приволжского территориального отдела управления Роспотребнадзора по железнодорожному транспорту (г.Волгоград). В момент выдачи ООО «********» санитарно-эпидемиологического заключения действовали одновременно два приказа, регламентирующие указанную деятельность: Минздрава РФ от **.**.**г. № ******* и Роспотребнадзора № ******* от **.**.**г. При этом первый приказ позволял их службе выдавать такие заключения любой организации, находящейся в любом месте Российской Федерации и не ограничивал выдачу таких заключений лишь областью применения продукции на железнодорожном транспорте. Считает, что первый приказ имел большую юридическую силу. В связи с этим территориального принципа при обращении в их службу не было, они не имели права отказать в выдаче заключения фирме, находящейся в г.Н.Новгороде. Некоторые нарушения со стороны О.К. ***** при выдаче санитарно-эпидемиологического заключения № *******.П№ ******* от **.**.**г. в виде незатребования всего перечня документов в соответствии с приказом № ******* Роспотребнадзора стали возможны ввиду большой загруженности последней по работе.

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя с согласия сторон в порядке ч.1 ст.281 УПК РФ показаний Н.М.*****,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля от **.**.**г.,   (т.25л.д.62-66), следует, что он работает в должности заместителя главного врача ФГУЗ «Федеральный центр гигиены и эпидемиологии по железнодорожному транспорту» Володарского филиала. ФГУЗ проводил документальную санитарно-эпидемиологическую экспертизу на продукцию изготовителя ООО «********» – растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006, по заявке № *******срочно от **.**.**г. от фирмы-посредника ООО НПО «********» (г. Владимир), которая и оплачивала данную экспертизу. По результатам испытаний продукции было выдано экспертное заключение № ******* от **.**.**, подписанное им и утвержденное главным врачом Волгоградского филиала ФГУЗ В.Г. ***** После выдачи в адрес ООО«********» санитарно-эпидемиологического заключения № *******.П№ ******* от **.**.**г., эти сведения были внесены в компьютерную базу Роспотребнадзора.

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя с согласия сторон в порядке ч.1 ст.281 УПК РФ показаний С.Т.*****,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля от **.**.**г.,   (т.26л.д.47-57), следует, что он работает в должности директора ООО НПО «********». На основании договора от **.**.** его предприятие оказывало услуги для ООО СЦ «********» по получению санитарно-эпидемиологического заключения на продукцию – растворитель углеводородный тяжелый производства ООО «********». Заявка поступила по электронной почте. На основании договора ООО НПО «********» с Федеральным центром гигиены и эпидемиологии по железнодорожному транспорту Волгоградским филиалом, именно данным учреждением проводилась санитарно-эпидемиологическая экспертиза по указанной заявке, по результатам которой в адрес ООО «********» было выдано санитарно-эпидемиологическое заключение № *******.П.№ ******* от **.**.**.

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя с согласия сторон в порядке ч.1 ст.281 УПК РФ показаний А.Н.*****,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля от **.**.**г.,   (т.26л.д.68-69), следует, что она работает в должности генерального директора ООО СЦ «********». Подтверждает сотрудничество ее фирмы с ООО «********», обратившейся с просьбой оформления документов для получения санитарно-эпидемиологического заключения на растворитель углеводородный тяжелый. Полученные с этой целью от ООО «********» документы, были переданы для дальнейшего оформления в ООО НПО «********». Оплата за услуги ООО СЦ «********» со стороны ООО «********» производилась по безналичному расчету.

Свидетель Э. ***** - руководитель Автономной некоммерческой организации «********» (АНО «ЦС ТЭР» г.Санкт-Петербург)   показал суду, что подсудимые ему не знакомы. Помнит только что АНО ЦС ТЭР и ООО ********» заключали договор, обстоятельств заключения, предмет договора, других обстоятельств дела не помнит из-за давности событий.

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя в порядке ч.3 ст.281 УПК РФ показаний Э. *****,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля от **.**.**г.,   (т.32л.д.110-114), следует, что он работает в должности руководителя Автономной некоммерческой организации «********» (АНО «ЦС ТЭР»).  Процедура сертификации нефтепродуктов является добровольной, испытания образцов продукции проводятся в аккредитованной Госстандартом лаборатории - в испытательной лаборатории ООО «********». Заявка на сертификацию продукции «растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006» № ******* поступила по почте **.**.** от ООО «Тополь», была подписана генеральным директором Караченцевым И.Н. Договор на проведение сертификации указанной продукции № ******* от **.**.**, приложение № ******* к нему, акт № ******* от **.**.**г. были заключены с посредником ООО «********» - ООО «********», поступили по почте. Лично директора ООО «********» Б. ***** он не знает. Технические условия ТУ 0251-003-77711740-2006 были предоставлены в АНО «ЦС ТЭР» в копии. Судя по титульному листу технические условия были утверждены **.**.** руководителем ООО «********», зарегистрированы в системе Гостехрегулирования, о чем свидетельствовал оттиск прямоугольного штампа, о согласовании с каким-либо институтом отметок не было. Отбор проб сертифицируемого товара проводился в соответствии с ГОСТ 2517-85 с выездом эксперта АНО «ЦС ТЭР» И. ***** на нефтебазу завода ОАО «********», расположенную в г.Н.Новгороде, ул. ***** д. *****, в присутствии инженера-технолога ООО «********» А. *****, оформлен был актом отбора от **.**.**. Данный товар являлся нефтепродуктом. Сертификат соответствия №РОСС RU.******** был подписан им (Э. *****) и экспертом И. *****, был выдан лично в руки Караченцеву И.Н., о чем имеется его подпись в журнале АНО «ЦС ТЭР». Сертификация необходима предприятию-изготовителю для повышения конкурентоспособности товара. В выдаче заявителю сертификата соответствия было бы отказано, если бы из официальных источников стало бы известно о фиктивности предоставленных технических условий.

После оглашения показаний свидетель Э. *****М. показал  , что такие показания он давал, их подтверждает, сейчас вспомнил о чем идет речь. По результатам испытаний проб продукта, которые провела их лаборатория, ООО «********» был выдан указанный сертификат о том, что параметры исследованного товара соответствуют параметрам, указанным в представленных технических условиях (ТУ). Код  ТН ВЭД по позиции № *******» был проставлен в выданном ими сертификате, т.к. он содержался в поданной ООО «********» заявке о получении сертификата, указание такого кода ими никакого правового значения не имеет. Их организация не проводит исследований на соответствие товара коду ТН ВЭД, т.к. не обладает соответствующими правомочиями. Считает, что такой код определяет таможенный орган. Процедура сертификации нефтепродуктов является добровольной, испытания образцов продукции проводятся в аккредитованной Госстандартом лаборатории - в испытательной лаборатории ООО «********». Добровольная сертификация – сертификат не является  обязательным и необходимым документом для таможни. Считает, что технические условия нужны только для заключения контракта между производителем и продавцом, а не для таможни, технические условия не являются нормативным актом, носят рекомендательный характер. Фирму ООО «********» не знает, договор на проведение сертификации указанной продукции пришел по почте, что это за фирма он не выяснял, скорей всего это фирма посредник, которая предоставляет документы – это обычная практика в их работе. Согласно физико - химическим свойствам можно сказать, что продукт ООО «********» - это растворитель для лаков и красок. Вопрос о подлинности представленных им документов не ставился и не проверялся. К нему никто не обращался с просьбой о том, чтобы выдать тот или иной сертификат. Он не может сказать, к какому коду ТНВЭД относится данный товар. Товар, на которой имеются технические условия, может быть изготовлен по разной рецептуре, может получиться так, что один товар по одним и тем же ТУ может быть изготовлен по разным рецептурам из разных компонентов, и этот товар будет соответствовать одним и тем же ТУ. При определении кода подобного товара по ТН ВЭД нет четкости, поскольку в нефти много разных веществ, сама нефть разная, и из-за многообразия нефтепродуктов много точек зрения на этот вопрос. В содержании технических условий говориться о группе товаров. При смешивании разных компонентов может получиться один результат, если полученный продукт подходит по параметрам, заявленным в ТУ. Т.е. несмотря на разные рецептуры и разные компоненты, он может являться одним и тем же товаром, такая позиция отражена в ГОСТах.

Свидетель И. ***** - ведущий специалист, эксперт Автономной некоммерческой организации ********» (АНО «ЦС ТЭР» г.Санкт-Петербург)   показал суду, что знает подсудимого Караченцева, видел один его раз, когда был в г.Н.Новгороде на отборе проб «растворителя», Хайдярова Р.Х. не знает. ООО «********» обратились к ним с заявкой по факсу в каком году, не помнит, или в 2006г., или в 2007г. Заключили договор о выдаче сертификата соответствия, для этого ему надо было приехать в Нижний Новгород для отбора проб. Он по указанию директора Э. ***** ездил в г.Н.Новгород для отбора проб товара ООО «********» - растворителя углеводородного тяжелого. Когда он приехал на предприятие для отбора проб, там находился главный технолог ООО «********» А. *****. Пробы отбирались согласно ГОСТу, он только присутствовал при этом, пробы отбирали рабочие предприятия. Пробы он привез в лабораторию ООО «********», где данные пробы испытал, результаты сравнил с данными о товаре в представленных ТУ, все соответствовало указанным параметрам. В заявке ООО ********» уже был указан код товара в соответствии с ТНВЭД. После этого ООО «********» был выдан сертификат, в сертификате указали код ТН ВЭД, заявленный ООО «********». С указанным в заявке кодом ТН ВЭД он согласился, хотя их организация не имеет права определять код товара в соответствии с ТНВЭД.

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя в порядке ч.3 ст.281 УПК РФ показаний И. *****,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля от **.**.**г.,   (т.32л.д.148-153), следует, что он работает в должности ведущего специалиста, эксперта АНО «ЦС ТЭР».  По указанию Э. ***** он ездил в г.Н.Новгород для отбора проб товара ООО «********» - растворителя углеводородного тяжелого. Он прибыл в г.Н.Новгород **.**.**г. железнодорожным транспортом, на вокзале его встретил водитель ООО ********», на автомашине довез до ОАО «********», на территории которого осуществлялось производство растворителя углеводородного тяжелого для ООО «********». В соответствии с ГОСТ 2517 в присутствии инженера-технолога ООО ********» А. ***** и двух сотрудников ОАО «********» он отобрал пробы продукции, что было оформлено актом отбора образцов проб № ******* от **.**.** шифр пробы № *******ОС. Он высказал А. ***** свое личное мнение о том, что процесс производства растворителя непростой с точки зрения согласования кода ТН ВЭД с таможенными органами, на что последний ему ответил, что все решается, согласовывается, проблем быть не должно. Целью отбора проб являлось проведение сертификационных испытаний продукции на соответствие требованиям технических условий ТУ 0251-003-77711740-2006. Пробу он передал в лабораторию ООО «********», с которым у АНО «ЦС ТЭР» был заключен договор, для проведения испытаний. Растворитель углеводородный тяжелый представлял собой прозрачную жидкость, смесь углеводородов, нефтепродукт, с запахом бензинокеросина.

После оглашения показания свидетель И. ***** показал суду,   что такие показания он давал, их подтверждает, противоречия может объяснить тем, что прошло много времени, он мог что-то забыть из-за давности событий. Он также говорил А. *****, что позиция «№ *******» непростая не простая, надо ее четко обосновывать, А. ***** сказал, что у них все четко, что проблем не будет. С представленными ТУ он знакомился, с их описанием также знакомился, но содержания не помнит. В ТУ была указана сложная смесь углеводородов. К какой группе ТН ВЭД относится «растворитель углеводородный тяжелый» на самом деле трудно сказать, его личное мнение об этом не имеет никакого значения, для более точного ответа на этот вопрос ему необходимо владеть спецификой состава и надо иметь более объемную экспериментальную базу.

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя с согласия сторон в порядке ч.1 ст.281 УПК РФ показаний Т.И. *****,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля от **.**.**г.,   (т.32л.д.95-98), следует, что она работает в должности старшего специалиста, эксперта АНО «ЦС ТЭР». В конце лета 2006 года в АНО «ЦС ТЭР» по почте поступила заявка на сертификацию растворителя углеводородного тяжелого ТУ 0251-003-77711740-2006 от ООО «********». Она и инженер-химик лаборатории ООО «********» В.Ж. ***** проводили лабораторные анализы данной продукции, которая представляла собой бесцветную жидкость с характерным органическим соединениям запахом, проба была зашифрована. Результаты испытаний были отражены в протоколе испытаний № *******С от **.**.**, подписанным ею, В.Ж. ***** и утвержденным руководителем лаборатории С.Ю. ****

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя с согласия сторон в порядке ч.1 ст.281 УПК РФ показаний С.Ю. ****,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля от **.**.**г.,   (т.32л.д.19-23), следует, что он работает в должности директора ООО «********». В период с 2004г. по июнь 2007г. являлся руководителем лаборатории ООО «********», аккредитованной и технически компетентной для испытаний нефтепродуктов. Подтвердил показания Т.И. ***** о проведении испытаний продукции «растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006» по заявке от АНО «ЦС ТЭР».

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя с согласия сторон в порядке ч.1 ст.281 УПК РФ показаний В.Ж. *****,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля от **.**.**г.,   (т.32л.д.24-26), следует, что в период с 2003г. по июнь 2007г. он являлся инженером-химиком лаборатории ООО «********». Подтвердил показания Т.И. ***** о проведении испытаний продукции «растворитель углеводородный тяжелый» по заявке от АНО «ЦС ТЭР».

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя с согласия сторон в порядке ч.1 ст.281 УПК РФ показаний П. *****,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля от **.**.**г.,   (т.2л.д.84-85, т.38л.д.122-127), следует, что он работал в должности технического директора ОАО «********» с 1985г. по 2007г., имеет высшее образование, в 1983г. окончил Калининский политехнический институт, факультет: машины и аппараты химических производств. В его должностные обязанности входило: контроль за соблюдением техники безопасности, пожарной безопасности, выполнение производственного плана, развитие новой техники и технологий и проведение на предприятии единой технической политики. ОАО «********» расположено в г.Н.Новгороде, ул. ***** д. ***** «а». Основные виды продукции, выпускаемой ОАО «********»: канифоль и канифольные производные, присадки к моторным маслам, бензины различных марок, растворители различных марок, моторные масла, лакокрасочная продукция. У предприятия имеются собственные подъездные железнодорожные пути, получены лицензии на хранение нефтепродуктов, на пожароопасное и взрывоопасное производство. Сотрудничество ОАО «********» с ООО «******** осуществлялось согласно двух договоров: договора от **.**.**г. № ******* (заключался при личной встрече в ОАО «********», со стороны ООО ********» подписывался генеральным директором  Караченцева И.Н.), договора от **.**.**г. № *******т (подписывался директором Хайдяровым Р.Х.). Оплата по договору производилась только по безналичному расчету в трехдневный срок со дня предъявления счета. Оба договора со стороны ОАО «********» подписывал он (П. *****) по доверенности генерального директора, предметом договоров являлось предоставление услуг по переработке давальческого сырья при производстве растворителя, которое осуществлялось согласно представленных ООО ********» технических условий. Он лично был знаком с Караченцевым, находился в деловых отношениях, встречался несколько раз на ОАО «********», встречи касались обсуждения условий договора. Хайдярова видел единожды, встреча проходила в сентябре 2006 года в офисе ООО «********», касалась предварительных переговоров по выработке растворителя и договорных отношений. На этой встрече ему и были предоставлены технические условия на растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006, согласно которым ОАО «********» должен был изготовить растворитель для ООО «********». Также переговоры касались обсуждения вопросов по монтажу дополнительного оборудования, необходимого для производства растворителя, т.к. оборудование, имеющееся на ОАО «********», не позволяло выпустить растворитель согласно указанным техническим условиям. После монтажа дополнительного оборудования и переобвязки емкостей, осуществляемых за счет средств ООО «********», был подписан акт от **.**.**г. о приемке оборудования, приказы № ******* от **.**.**г., № ******* от **.**.**г. и ОАО «********» начало выполнять условия договора по производству растворителя. Караченцев обещал большую ежемесячную загрузку производства. Производство растворителя углеводородного тяжелого осуществлялось из поступающего с заводов-изготовителей давальческого сырья: фракции нефтепродуктов типа бензина газового стабильного (БГС) и нефтяного ксилола. Фракции поступали только в железнодорожных цистернах, ксилол - в бензовозах. Ксилол в определенных пропорциях на специальном дозировочном оборудовании вмешивался во фракции. Поскольку фракции поступали различного качества, то каждый раз пропорции корректировались и устанавливались на основании писем от генерального директора ООО «********» Караченцева об объемном соотношении при производстве растворителя. Технические условия на растворитель углеводородный тяжелый, предоставленные ООО «********», были разработаны самим ООО «********», согласно штампа согласованы с ОАО «********». Установка по производству растворителя включала в себя две емкости по 200 кубометров, одна из которых – под сырье, вторая – под готовый продукт, устройство по сливу сырья, дозировочное оборудование, система безопасной эксплуатации, насосное оборудование, две емкости под хранение ксилола общим объемом 60 кубометров. Разработкой технической инструкции № ******* по производству растворителя для ООО «********» от **.**.**г. и технологического режима производства растворителя для ООО ********» от **.**.**г. занимался производственный отдел во главе с Т. ***** при участии технолога объединенного склада химикатов М. *****, инструкция согласовывалась с отделом техники безопасности под руководством заместителя технического директора по технике безопасности Г. *****, он (П. *****) утверждал эти документы и подписывал в графе «Утверждаю». Растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006 по составу один из простейших растворителей, т.к. состоит из двух компонентов (ксилола и фракций) с присущим запахом нефтепродукта, светлого цвета. С ООО «********» велась переписка, касающаяся корректировок технологического процесса при производстве растворителя (о требуемом ООО «********» соотношении компонентов при смешивании), а также по поводу большого скопления сырья и готовой продукции на складе.

Свидетель М. ***** -   показала суду, что подсудимых не знает, их фамилии ей ни о чем не говорят. Она работала на заводе ОАО «********» в должности инженера- технолога, завод располагается по адресу: г.Н.Новгород, ул. ***** д. *****. В ее должностные обязанности входила разработка регламентов, также контроль за техническими процессами, производство инструктажа. О предприятии ООО ********» их отдел узнал от руководства примерно 2 года назад, но точнее не помнит, она находилась в этой же должности. Начальник цеха С. ***** сказал, что фирма ООО «********» будет производить растворители, в связи с этим С. ***** принес проект регламента, также до них была доведена схема производства растворителя, она была подписана инженером П. *****. Стали завозить недостающее оборудование, делали реконструкцию их оборудования для производства указанного растворителя. Схемой производства растворителя она не занималась, этим занимался начальник цеха. На их предприятие приходило сырье в железнодорожных цистернах, в которых находился газовый дистиллят, углеводород, что еще было, не помнит. Бензовозы привозили ортоксилол, который они сливали в подземные емкости для хранения. После смешивали ортоксилол и газовый дистиллят, насосом полученное вещество перекачивали в резервуары № ******* и № *******. После этого приезжал представитель фирмы ООО «********», брали анализы и делали экспертизы, уже после этого ООО «********» давало разрешение на отгрузку товара в цистерны. После отгрузки товара сотрудники ООО «********» также брали анализы и ставили пломбы на цистерны. Рецептуру производства продукта им представлял ООО «********», паспорт качества на данное сырье также представлялось.

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя в порядке ч.3 ст.281 УПК РФ показаний М. *****,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля от **.**.**г.,   (т.2л.д.95-96), следует, что она работает в должности инженера – технолога ОАО «********». Растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006 производился путем смешения давальческого сырья, поставляемого ООО «********»: ксилола нефтяного (ГОСТ 9410-78) или ортоксилола нефтяного (ТУ 38101254-72), газового конденсата, бензина прямой перегонки, бензина для промышленных целей (ТУ 0251-002-77131161-2006) или легкого углеводородного дистиллята (ТУ 38.401-58-270-00), бензина газового стабильного БГС (ТУ 39-1340-89). В распоряжение ОАО «********» от ООО «********» были представлены технические условия ТУ 0251-003-77711740-2006. Сырье из цистерн, ксилол из бензовозов насосом перекачивались в резервуары, затем, ксилол дозировочным насосом подавался в трубопровод в емкость, где происходило перемешивание компонентов. Перед смешиванием компонентов со стороны ООО «********» осуществлялся входной контроль сырья, после чего сообщалось, сколько процентов ксилола добавлять к другим компонентам. После смешивания указанных компонентов со стороны ООО «********» А. ***** проводились анализы проб полученной продукции, с его слов в ЗАО «********», и поступала команда на «скачивание» продукции из резервуаров в железнодорожные цистерны, ООО «********» производило их опломбирование. ООО «********» предоставило в ОАО «********» рецептуры на имя Т. ***** Рецептура № *******: бензин или бензин газовый стабильный 98.3%, ксилол 1.7%. Рецептура № *******: те же компоненты в соотношении 98% к 2%.

После оглашения показания свидетель М. ***** пояснила,   что такие показания она давала, показания данные на предварительном следствии подтверждает, тогда помнила все лучше. Ортоксилол и ксилол являются растворителями, они являются продуктами нефтехимии, они не чистые растворители. Рецептура это документ, в котором указывается, что между собой необходимо смешивать и в каких количествах. Процентное содержание того или иного компонента зависело от состава сырья, сколько добавлять ортоксилола или ксилола, это зависело от того какой продукт, основное сырье пришло в цистернах. Она не может ничего сказать про свойства растворителя, который они изготавливали, анализы его проб они не проводили. Все действия по смешиванию продуктов проводились на основании рецептуры, представленной ООО «********», там описывалась вся технология производства. По своему желанию они не могли ничего изменить в данной рецептуре. Такое может быть, что производили продукт по разным рецептурам, а получалось одно и то же, это зависело от сырья. Технические условия тоже были представлены ООО «********». Они не сравнивали полученный продукт с ТУ, анализы не брали. Кем были разработаны ТУ и согласованы, она не знает. Такое сотрудничество продолжалось около 2-ух лет. Она с ТУ знакомилась, но в их суть она не вникала. С рецептурой она знакомилась, разрабатывала инструкцию на проведение производства - растворителя. Рецептура необходима аппаратчикам, которые перекачивают смешиваемые компоненты.

Свидетель Т. *****   показала суду, что она знает фамилию Караченцева, он ей знаком, как директор ООО «********». С ним она общалась по служебным вопросам. Хайдярова не знает. В 2006 году она работала в ОАО ********» начальником производственного отдела, в ее обязанности входили разработка плана производства, контроль за выполнением плана по выпуску продукции. В 2006 году был заключен договор между ОАО «********» и ООО «********» на изготовление продукта из сырья ООО «********» по их технологии и техническим условиям. Были разработаны ее подчиненными инструкции на прием, откачку и изготовление. Полученный продукт на анализы брали представители ООО ********», после исследования товар загружался в вагоно-цистерны. В ООО «********» был технолог по имени «А. *****» он привозил технические условия и утвержденную рецептуру, на основании данных документов они составляли инструкцию на изготовление, полученный товар на анализы брал также «А. *****». С фирмой ООО «********» работали около 1 года, почему перестали работать с этой фирмой, ей не известно. Подсудимого Караченцева видела только визуально, он приезжал от ООО «********», подписывал документы, в какой он был должности, она не знает. С представленной ООО «********» документацией она знакомилась. От клиента они получали сырье - газовый конденсат и ксилол, у них в емкостях данные вещества смешивались при соблюдении определенной пропорции. Далее полученный продукт хранился и отгружался в железнодорожные цистерны. Полученная плотность товара соответствовала представленным ООО «********» техническим условиям, остальные параметры не проверяли. Считает, что данный продукт можно отнести к растворителям, все зависит от области применения. Продукт, который получался, состоял только из газового конденсата и ксилола. Физико-химические свойства продукта она не знает. Их сотрудники выполняли работу по представленной ООО «********» рецептуре, самостоятельно они ничего менять не могли.

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя с согласия сторон в порядке ч.1 ст.281 УПК РФ показаний М. *****,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля от **.**.**г.,   (т.38л.д.130-134), следует, что она работает в должности заведующей складом нефтепродуктов ОАО «********». Она имеет высшее образование: в 1988 году окончила Горьковский государственный университет им. Лобачевского, по специальности химик. С 1996 года работает в должности заведующей складом нефтепродуктов, в ее должностные обязанности входит: учет поступающих и отпущенных нефтепродуктов. Основная продукция, хранящаяся на складе – это автомобильный бензин и дизельное топливо. На территории предприятия имеются прилегающие железнодорожные пути. Продукция поступает железнодорожным транспортом (цистернами), отпускается как автотранспортом (бензовозами), так и вагоно-цистернами. ОАО «********» имеет лицензии, связанные с деятельностью по приему, хранению, производству нефтепродуктов. Примерно осенью 2006 года к ней обратился ее непосредственный начальник С. ***** и сказал о том, что руководство ОАО «********» заключило договор с ООО «********» на производство растворителя углеводородного тяжелого. В это время на складе, которым она заведует, имелись свободные емкости, поэтому руководством было принято решение о том, что именно на этом складе будет производиться растворитель для ООО «********». Осенью 2006 года техническим директором П. ***** было дано указание С. *****, который в свою очередь поставил ее перед фактом, что на складе будут проводиться работы, связанные с подготовкой оборудования для производства растворителя для ООО «********». С целью производства растворителя на склад, располагающий 11-ю емкостями различного объема, трубопроводами для перекачки бензина, насосами, сливо-наливными стояками, заливными площадками, КИП (контрольно-измерительными приборами), блокировками и сигнализациями, было установлено еще два дополнительных насоса (для бензина газового стабильного - БГС и ксилола), была осуществлена переобвязка трубопроводами насосов и емкостей. Она руководила процессом производства растворителя на основании инструкции по производству растворителя № *******, утвержденной П. *****. Для производства растворителя использовалось давальческое сырье ООО «********»: БГС – бензин газовый стабильный либо дистиллят газового конденсата (поступали железнодорожными цистернами) и ксилол (поступал автобензовозами). Она осуществляла контроль поступившего сырья по количеству расчетным путем. Одновременно с этим проводился отбор проб сырья из каждой поступившей емкости согласно ГОСТ для передачи в лабораторию ОАО «********» на исследование (контроль качества). Кроме того, приезжали сотрудники ООО «********» с целью отбора проб исходного сырья, чаще всего это был технолог ООО «********» А. *****. Эти пробы сотрудники ООО «********» отвозили для исследования в какую-то другую организацию с целью проверки качества. Производство растворителя осуществлялось путем смешения исходных компонентов: из железнодорожной цистерны насосом перекачивался БГС (либо дистиллят газового конденсата), в это же время в трубопровод перекачки подавался ксилол дозировочным насосом из другой емкости. Соотношение пропорций при смешивании указанных компонентов она узнавала от А. ***** по телефону либо в адрес ОАО «********» от ООО «********» приходили письма с указанием соотношения при смешивании компонентов. Готовый растворитель находился в 200-кубовой емкости. При производстве растворителя процентное соотношение компонентов было примерно следующим: ксилол от 2 до 4%, БГС либо дистиллят газового конденсата – оставшаяся часть. По мере готовности партии растворителя и его налива в железнодорожные цистерны она по телефону сообщала об этом А. *****. После чего на ОАО «********» приезжали сотрудники ЗАО ******** иногда с А. *****, производили замеры, отборы проб растворителя и пломбировку цистерн. В процессе производства непосредственно участвовала только она под контролем и руководством С. ***** и М. *****. Журнал по производству растворителя ООО «********» велся лично ею, все записи в журнале выполнены ею собственноручно. Она вела данный журнал с целью учета и контроля поступившего, израсходованного сырья и готовой продукции. Растворитель является легковоспламеняющейся жидкостью, по свойствам взрыво- и пожароопасен, по внешнему виду прозрачная бесцветная жидкость со специфическим неприятным запахом, свойственным органическим соединениям, летучая жидкость. Лично с Караченцевым и Хайдяровым не знакома, но слышала эти фамилии. Она составляла акты сверки, которые со стороны ООО «********» подписывались в начале сотрудничества Караченцевым, затем Хайдяровым. При готовности готового растворителя он перекачивался из емкости склада в железнодорожные цистерны. Покупателем растворителя являлась какая-то фирма, расположенная в Эстонии.

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя с согласия сторон в порядке ч.1 ст.281 УПК РФ показаний С. *****,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля от **.**.**г.,   (т.2л.д.93-94), следует, что он работает в должности начальника склада химикатов и готовой продукции ОАО «********». Согласно приказу № ******* от **.**.**г. проектно-конструкторским отделом ОАО «********» была разработана установка по производству растворителя углеводородного тяжелого. Установка представляла собой систему из двух резервуаров, трудопроводов, дозировочных насосов, насоса для перекачки, центробежного и сливо-наливного стояков. Производство растворителя осуществлялось по техническим условиям ТУ 0251-003-77711740-2006, предоставленным ООО «********», под его руководством. Сырье для производства растворителя поставлялось ООО «********». Для производства растворителя углеводородного тяжелого ТУ 0251-003-77711740-2006 на ОАО «********» были разработаны инструкция № ******* по производству и технологический режим. Команды на отбор проб растворителя и перекачку готового продукта в железнодорожные цистерны поступали от технолога ООО «********» А. *****, он же отвозил пробы на исследование и пломбировал цистерны. После налива растворителя в цистерны, он поступал в распоряжение ООО «********». В ОАО «********» имеются технические условия на сырье, используемое для производства растворителя углеводородного тяжелого: на ксилол и выписки по показателям остального сырья. Данные по учету поступления сырья и выхода готовой продукции вносились в журнал заведующей складом нефтепродуктов М. *****

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя, с согласия сторон, в порядке ч.1 ст.281 УПК РФ показаний А.С. *****,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля от **.**.**г.,   (т.35л.д. 107-110), следует, что у него в собственности с 2005 года имеется нефтебаза, расположенная во Владимирской области, Гороховецком районе, пос********, ул. ***** д. *****. Вид деятельности, которым он занимается, оказание транспортных услуг, купля-продажа горюче-смазочных материалов (ГСМ). Данная деятельность подлежит лицензированию, у него имеется пять лицензий органов МЧС России, Ростехнадзора, Энергонадзора, Минтранса, связанных с ведением деятельности по эксплуатации опасных объектов. На основании договора с ноября 2006 года ООО «********» арендует у него 1000-кубовые емкости под хранение ГСМ. Из вагоно-цистерн с дистиллятом и ксилолом, принадлежащим ООО «********», сотрудниками базы в присутствии представителей ООО «********», с помощью насосов указанная продукция сливалась в вертикальные емкости на базе, где они и хранилась. Оплата по договору со стороны ООО «********» осуществлялась по безналичному расчету. Договор с ООО «********» подписывался со стороны ООО «********» Караченцевым И.Н. Примерно за три года до сотрудничества с ООО «********» он находился в договорных отношениях по закупке бензина с ООО «********», которым руководили Хайдяров и А.Н. *****. Примерно сначала 2007 года по инициативе со стороны ООО «********» на его нефтебазе в рамках упомянутого договора под контролем и руководством сотрудников ООО «********» осуществлялось производство нефтепродукта, путем смешивания нескольких видов нефтепродуктов, он против этого не был, поскольку ООО «********» исправно оплачивало услуги по пользованию нефтебазой. Какую именно продукцию пытались получить подобным образом сотрудники ООО «********», он точно не знает. Сотрудники ООО «********» для производства нефтепродукта пользовались емкостями базы, помощью сотрудников ИП «А.С. *****», оборудованием (насосами, задвижками, емкостями, для отправки продукции - железнодорожной веткой, прилегающей к нефтебазе). Пропорции при смешивании исходных компонентов для получения конечного продукта указывали и контролировали исполнение сотрудники ООО ********». Смешивание исходных компонентов происходило обычным путем с помощью насоса, налива одного продукта в другой, особое внимание уделялось лишь строгим пропорциям. Перед отправкой готовой продукции на нефтебазу приезжали сотрудники какой-то лаборатории из г.Кстово, которые проводили для ООО «********» исследования полученной продукции и выдавали паспорта качества. В процессе производства сотрудники ООО «********» отбирали образцы жидкости и также отвозили в какую-то лабораторию на анализы. В самом начале сотрудничества с ООО «********» Караченцев И.Н. говорил ему о том, что с территории нефтебазы продукция – растворитель будет экспортироваться за границу. В процессе сотрудничества он узнал, что в Эстонию. Технологический регламент на производство растворителя углеводородного тяжелого разрабатывался сотрудниками ООО «********», подписывался им (********) в графе «Утверждаю» в конце 2006 года, ему в офис привезли на подпись этот регламент уже подписанным со стороны ООО «********».

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя с согласия сторон в порядке ч.1 ст.281 УПК РФ показаний С. *****,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля от **.**.**г.,   (т.35л.д. 102-106), следует, что он с 2002 года работает у ИП ********. на нефтебазе, расположенной во Владимирской области, Гороховецком районе, пос********, ул. ***** д. *****. Он фактически руководит деятельностью базы и исполняет обязанности директора. К территории базы прилегает железнодорожная ветка, принадлежащая А.С. ***** (в железнодорожных накладных обозначается под кодом № *******). Вид деятельности ИП А.С. *****: хранение на базе дизельного топлива, разных видов бензинов, нефтепродуктов, прием и отправка которых осуществляется путем слива-налива через насосы из железнодорожных цистерн или автобензовозов. На базе имеются различные по объему емкости, железнодорожная эстакада и эстакада для налива в автомашины, база снабжена насосным оборудованием. В конце ноября 2006 года на нефтебазу приехал А.С. ***** с двумя мужчинами - представителями какой-фирмы - будущего арендатора емкостей под хранение нефтепродуктов. А.С. ***** сказал ему (В. *****), что эти люди имеют намерения арендовать 1000-кубовые емкости в количестве 4 штук под хранение нефтепродукта, что с ними подписан договор аренды. Затем по телефону А.С. ***** «дал команду» на очистку 1000-кубовых цистерн. Спустя 3-4 дня на базу приехал представитель фирмы–арендатора ООО «********» - С.Н.*****. После чего С. ***** сказал, что «на днях» от ОАО «********» поступят железнодорожные цистерны с дистиллятом газового конденсата. Он (В. *****) произвел раскредитование этих цистерн, был проверен вес путем замера и расчета согласно калибровочной таблице, о чем составлен акт в 2-х экземплярах. После чего поступившая продукция была слита в один из резервуаров путем перекачивания через насосы. Спустя неделю автомобильным транспортом от ООО «********» поступил ксилол, примерно 8 машин. В журнале учета поступления и отгрузки продукции, который он (В. *****) вел, эти данные зафиксированы. После этого к нему обратились сотрудники ООО «********» С. ***** и А. ***** с вопросами о том, каким образом и в каких емкостях смешать ксилол и дистиллят газового конденсата в определенных пропорциях. Он ответил, чтобы они согласовали эти вопросы с А.С. *****, что ими и было сделано. Ему (В. *****) А.С. ***** дал указание, чтобы он исполнял указания сотрудников арендатора ООО «********». Совместно со С. ***** и А. ***** было принято решение о том, что для того, чтобы смешать указанные выше нефтепродукты, необходимо дополнительное оборудование (насос, обвязка). В течении недели данное дополнительное оборудование было привезено С. ***** и А. *****, установлено и подключено. С. ***** и А. ***** вели свои расчеты, просили отбирать пробы полученной продукции (с верхнего, среднего и нижнего уровней емкости). С. ***** на привезенном им лабораторном оборудовании делал какие-то анализы полученной продукции. О пропорциях при смешивании нефтепродуктов ему (В. *****) не известно. Подобным образом было изготовлено четыре 1000-кубовые емкости с готовым продуктом. Вначале декабря 2006 года по указанию С. ***** на базу приезжали сотрудники «********» для отбора проб готовой продукции, в их числе З.Ю.*****. Затем он (В. *****) звонил С. *****, который сказал, что продукция соответствует нормам, что скоро будет отгрузка, велел ждать его распоряжения. В процессе работы с А. ***** и С. ***** он (В. *****) от последних неоднократно слышал, что они делают «растворитель». А когда они привезли паспорта качества на продукцию, выданные ЗАО «********», то он узнал полное название продукции – «растворитель углеводородный тяжелый». В конце декабря 2006 года на базу приехал С.А. *****, представился сотрудником ООО «********», курирующим отправку готового растворителя с базы ИП А.С. *****. Он сказал, что растворитель будет отправляться в Эстонию. После чего на базу от ООО ********» поступили порожние вагоны под загрузку готового растворителя. От С.А. ***** и С. ***** была дана команда на залив железнодорожных цистерн готовым растворителем. С 1 по **.**.** года, примерно 10 вагоно-цистерн было заполнено готовым растворителем, о чем он (В. *****) сообщил по телефону С.А. *****. Тот сказал, что приедут сотрудники ЗАО «********» для замера уровня налитой продукции, температуры жидкости, отбора проб с каждой цистерны. После замера уровня налитой продукции, температуры жидкости, отбора проб с каждой цистерны, сотрудники ЗАО «********» сообщали о результатах исследований продукции сотрудникам ООО «********», данные о весе в каждой вагоно-цистерне вносились в накладную. Затем от ООО «********» приехал мужчина по имени А. ***** и привез документы на отправку растворителя (паспорта качества, накладные), в которых грузоотправителем было указано ИП «А.С. *****». До 2-**.**.** года с территории базы ИП А.С. ***** было отправлено в Эстонию растворителя, произведенного ООО «********», примерно 30-31 вагоно-цистерн. В начале февраля 2007 он узнал от представителей железной дороги о том, что в Печерах задержаны вагоно-цистерны с растворителем ООО «********», убывшие с базы ИП ********.

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя, с согласия сторон, в порядке ч.1 ст.281 УПК РФ показаний Ж. *****,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля от **.**.**г.,   (т.33л.д.1-4), следует, что он является директором ООО «********», предприятие занимается куплей-продажей горюче-смазочных материалов (ГСМ), хранением нефтепродуктов. Нефтебаза ООО «********» расположена в Восточной промзоне ул. ***** д. ***** в районе завода «********». К территории нефтебазы прилегает железнодорожная ветка, пользование которой ООО «********» осуществляет на основании договора № ******* от **.**.**г. с ООО «********». В конце лета 2006 года к нему обратился Караченцев И.Н., представился руководителем ООО «********», с предложением на возмездной основе по договору использовать емкости и оборудование нефтебазы для хранения и производства товара «растворитель углеводородный тяжелый». После чего с ООО «********» был заключен договор на оказание услуг б/н от **.**.**г., предметом которого является приемка, подготовка и смешивание сырья заказчика, передача заказчику готовой продукции, со стороны ООО «********» подписанный генеральным директором Караченцевым. После чего Караченцев предоставил технические условия на товар «растворитель углеводородный тяжелый»? который ООО «********» планировало производить на нефтебазе ООО «********». Данные технические условия в оригинале привез Караченцев, для того, чтобы сотрудники ООО «********5» разработали технологический регламент производства растворителя углеводородного тяжелого на складе ГСМ «ООО «********». Технологический регламент был разработан по согласованию и одобрению ООО «********», подписан в графе «Утверждаю» им (Ж. *****) со стороны ООО «********» **.**.**, подписан Караченцевым И.Н. в графе «Согласовано» со стороны ООО «********» **.**.**. После того, как указанный технологический регламент был разработан и подписан, технические условия были возращены Караченцеву И.Н. Технические условия были разработаны ООО «********», подписаны Карачецевым И.Н., в них имелась отметка о согласовании с каким-то отраслевым институтом. Растворитель углеводородный тяжелый для ООО «********» производился силами сотрудников нефтебазы ООО «********5», с использованием оборудования ООО «********» путем смешения нефтепродуктов. На нефтебазу по железной дороге в цистернах поступало исходное сырье: бензин прямой перегонки, дистиллят газового конденсата, ксилол (поступал автоцистернами). На его (Ж. *****) имя, как директора ООО «********», поступали факсовые сообщения от генерального директора ООО «********» Караченцева И.Н. с письменным указанием пропорций при смешении исходного сырья при производстве растворителя, а именно 100% растворителя: 95% бензина газового стабильного, 5% ксилола. Данные пропорции соблюдались сотрудниками базы при производстве растворителя. Процесс производства растворителя со стороны ООО «********» на базе контролировал технолог ООО «********». По окончанию каждого отчетного месяца составлялись отчеты по договору с ООО «********», в которых содержалась информация обо всей проделанной работе: количество принятой продукции для производства, количество продукции взятой в переработку, количество выработанной за месяц продукции, количество отгруженной за месяц продукции, технологические потери, стоимость услуг по хранению и переработке. Данные отчеты подписывались директором ООО «********», после чего ООО «********» оплачивало услуги в адрес ООО «********». Установка по производству растворителя представляет собой дозатор, с использованием емкостей по 100 и 60 кубометров, через рукав в одну из емкостей с исходным сырьем подается определенная доза другого вещества, происходит смешивание. Сотрудники ООО «********» после того, как очередная партия растворителя была готова, приезжали на базу и отбирали его пробы, отвозили их в какую-то лабораторию, где производились исследования, выдавался паспорт качества. Продукция «Растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006» представляет собой смесь ксилола и прямогонного бензина, бесцветная жидкость с запахом похожим на «нефрасы». Бензин прямой перегонки (БПП) – основа, исходное сырье для приготовления любых видов бензинов, нефтяных растворителей, с последующими добавками, с дополнительной перегонкой и т.д. Отличие БПП от бензина газового стабильного в том, что последний дешевле, область применения практически одна и та же, БПП получают из нефти, БГС – из газового дистиллята (сжиженный газ, остаточный продукт после выработки нефти). БПП и нефтяной ксилол – это нефтепродукты. Судя по железнодорожным накладным ООО «********» экспортировало свой растворитель в Эстонию.

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя, с согласия сторон, в порядке ч.1 ст.281 УПК РФ показаний С.А. *****,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля от **.**.**г.,   (т.34л.д.112-115), следует, что он состоит в должности генерального директора ООО «********», в его должностные обязанности входит: организация приемки, выдачи, хранения нефтепродуктов, обеспечение требований промышленной безопасности объекта – арендованной у ИП ******** нефтебазы, расположенной в Восточной промзоне г.Дзержинска, заключение договоров, контроль финансовых потоков. Вид деятельности ООО «********»: хранение нефтепродуктов. К территории нефтебазы прилегает железнодорожная ветка. В объект входит: склад горюче-смазочных материалов (ГСМ) и участок транспортирования опасных веществ. ООО «********» в свою очередь арендует у ИП ******** часть емкостей на базе. Железнодорожная ветка находится на балансе и на обслуживании ООО «********». Взаимоотношения между ООО «********» и ООО «********» строятся на основании договора №5 от **.**.**. На нефтебазу периодически приезжали сотрудники ЗАО «********» с сотрудниками ООО «********» для того, чтобы отбирать пробы продукции – растворителей различных марок, производимой на территории базы сотрудниками ООО «********» для ООО «********» (между ООО «********» и ООО «********» заключен договор на производство растворителей и хранение нефтепродуктов). Прием, слив-налив нефтепродуктов, поступивших по железной дороге для ООО «********» производится квалифицированными (прошедшими специальное обучение в Ростехнадзоре) сотрудниками ООО «********». Производство растворителей для ООО «********» осуществлялось путем смешения нескольких компонентов, поступающих по железной дороге на нефтебазу от ООО «********», а именно: бензин прямой перегонки, бензин газовый стабильный. Со стороны ООО «********» процесс производства растворителей контролировал К. *****. Решение о пропорциях при смешивании исходных компонентов при производстве растворителей принималось ООО «******** Ему известно от Ж. *****, что пропорции указывались в факсовых сообщениях, подписанных директором ООО «********» (Карачецневым или Хайдяровым) в присылаемых в адрес ООО «********» от ООО «********» либо через А. *****. Также от Ж. ***** ему известно, что для производства растворителя ООО ********» и ООО «********» разработали технологический регламент на основании технических условий, предоставленных А. *****, который после подписания регламента, забрал эти технические условия с собой. Один раз растворитель в количестве четырех железнодорожных цистерн отправлялся с нефтебазы по распоряжению ООО «********» в Эстонскую Республику в январе 2007 года. Примерно в феврале 2007 года на железнодорожную станцию «Игумново» пришла телеграмма об аресте железнодорожных цистерн с растворителем на станции в г.Пскове, принадлежащим ООО «********», отгруженных с территории нефтебазы ООО «********» в январе 2007 года.

Свидетель В. *****   показал суду, что подсудимых он знает как клиентов компании ООО «******** - Нижегородского филиала. Познакомился с ними, когда произошла эта ситуация в январе 2007 года. С 1999 года он работал в компании ООО «********» в должности сотрудника, а с 2005 года по май 2008 года работал в должности руководителя Нижегородского филиала ООО «********». ООО «********» - это общероссийский таможенный брокер, который имеет множество филиалов по всей России. Компания ООО «********» занималась оказанием услуг в области внешнеэкономической деятельности, оформлением товаров к таможенной отправке, и иными услугами. На тот момент в г.Н.Новгороде были еще также 20 таможенных брокеров, а компания ООО ********» была самой крупной в г.Н.Новгороде с 2005 года. Организация ООО «********» была одним из клиентов ООО «********», о которой он первый раз услышал тогда, когда таможня выдала им предписание и было заведено на ООО «********» дело об административном правонарушении. Он (В. *****) поехал в таможню разбираться в данной ситуации, где переговорил с сотрудником таможни и выяснил, что товар ООО «********» был неверно задекларирован согласно коду ТН ВЭД. Ему также стало известно, что это уже была не первая отправка, с фирмой ООО «********» работали около 6 месяцев, оформлением документов занимались их сотрудницы С.М. ***** и Г.Л. *****, они были специалистами первой категории. У ООО «********» был полный пакет документов, претензий никаких к ним не было. Он сам разговаривал со С.М. *****, которая ему пояснила, что по поданным таможне документам ООО «********» претензий никаких не было, это уже была не первая партия, и что ранее таможенный орган уже принимал такие документы, и претензий по оформлению не было никаких. Деятельность ООО «********» заключалась в отправке растворителя за границу России в Эстонию. Как ему стало известно со слов С.М. *****, на границе России были задержаны вагоно-цистерны с грузом ООО «********» - растворителем, были взяты пробы для лабораторных исследований, на основании которых выяснилось, что была дана неправильная квалификация товара по коду ТН ВЭД. Квалификация по коду, которая была указана в декларации, была по позиции «№ *******» дальнейшие цифры кода не помнит, а таможенный орган считает, что код должен быть по позиции «№ *******». С.М. ***** сказала ещё, что Сормовским районным таможенным постом уже была оформлена партия товара, которая еще была не отправлена. С данного товара также были взяты пробы для исследования. Кроме того, известно, что товар был отправлен на экспертизу в ФТС России. Для того, чтобы сократить издержки ООО «********» по экспертизе, предварительно созвонились с ними и назначили встречу для того, чтобы ускорить процесс. Насколько он помнит, его сотрудники связывались со специалистом ООО «********» и договаривались о встрече со специалистом в области химии. Где-то в феврале 2007 года после задержания вагоно-цистерн состоялась данная встреча, на которой кроме специалиста-химика от ООО «********» было ещё 2 специалиста, также был представитель организации по нефти и нефтепродуктам. Он (В. *****) встречался только с Караченцевым, Хайдярова он не видел. Все вместе они пошли на эту встречу к директору таможенной лаборатории Г. *****, которая пригласила их к себе в свой кабинет, о чём был разговор, он уже не помнит. Гаязова рассказывала им об условиях проведения экспертизы и о оснащении лаборатории, ещё представитель из г.Москвы дал высокую оценку работе их лаборатории. Он (В. *****) предложил встретиться ещё раз по данному вопросу в Нижегородской таможне для разрешения данной ситуации, на что все присутствующие были согласны. О данной встрече он попросил начальника Нижегородской таможни Л.В. *****, на что получил положительный ответ. Через несколько дней этого же месяца, точно он уже не помнит когда, встреча состоялась в кабинете начальника Нижегородской таможни Л.В. *****, где присутствовал он, Караченцев и Хайдяров, в какой должности был Хайдяров, не знает, но его он воспринял как собственника ООО «********». Также он понял, что основную роль играл Хайдяров. На той встрече Хайдяров рассказал им об ООО «********», рассказал, что данная организация уже на рынке длительное время, что они вкладывают деньги в собственное производство. Хайдяров говорил, что необходимо быстрее пройти весь этот процесс, они (ООО «********» были готовы предоставить свою помощь для ускорения процесса, оказывали полное содействие. Задержка растворителя на границе также оказалось форс-мажором для Нижегородской таможни. Он попросил для себя от представителей ООО «********» все дополнительные документы, т.е. технические условия по данному продукту, для того, чтобы самому разобраться в правильности заявленного кода. Он отправлял по данному вопросу дополнительный запрос в таможню, в котором были поставлены вопросы, соответствует ли данный продукт представленным техническим условиям, ими был дан ответ, что соответствует. Было заведено в отношении ООО «********» много административных дел по каждой партии товара. После проведения экспертиз было принято решение Нижегородской таможней о классификации товара по позиции «********» ТН ВЭД. Считает, что товар был классифицирован по 38-й группе ТН ВЭД верно, он пришел с такому выводу по результатам изучения документов и бесед со специалистами.

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя в порядке ч.3 ст.281 УПК РФ показаний В. *****,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля от **.**.**г., **.**.**г.   (т.22,л.д.22-27;л.д.160-164), следует, что в соответствии с лицензией ФТС России и Уставом ООО «********» является фирмой по оказанию услуг в сфере таможенного оформления, осуществляет свою деятельность с 1998 года, является единственным общероссийским таможенным брокером, включено в Реестр таможенных брокеров. Один из офисов ООО «********», расположенных по адресам таможенных постов, находится по адресу: г.Н.Новгород, ул. ***** д. *****. В обязанности специалиста по таможенному оформлению филиала ООО «********» входит предконтрактная работа (консалтинговые услуги), заполнение грузовых таможенных деклараций (ГТД), сопутствующие услуги при заполнении и подаче к оформлению таможенным органам ГТД. Специалистом по таможенному оформлению может быть лицо, прошедшее обучение в специальном учебном заведении, успешно сдавшее квалификационные экзамены и получившее квалификационный сертификат установленного образца. ООО «********» начало сотрудничество с ООО «********» на основании договора на оказание услуг таможенного брокера. С данным клиентом изначально общалась специалист по таможенному оформлению ООО «********» С.М. ***** Он познакомился с Караченцевым, Хайдяровым после ареста товара, принадлежащего ООО «********», **.**.** либо в первых числах февраля 2007 года. Отношения с указанными лицами были в рамках предмета договора, связаны с выяснением обстоятельств, предшествующих наложению ареста товара (растворителя) ООО «********» таможенными органами. С этой целью он 2-3 раза приезжал в офис ООО «********», где попросил предоставить: технологический регламент производства растворителя, технические условия ТУ 0251-003-7771740-2006 на растворитель, получить консультации специалистов-химиков ООО «********», организовать встречу с представителем разработчика технических условий. На этих встречах со стороны ООО «********» присутствовали Хайдяров, Караченцев и молодой человек К. *****, которого ему представили как сотрудника ООО «********» или ООО «********» - высококвалифицированного специалиста в области нефтехимии. Целью беседы с его (В. *****) стороны было выяснение обстоятельств несоответствия представленного к оформлению товара сопроводительным документам, переданным специалистам ООО ********» для оформления ГТД. В ходе первой встречи он от представителей ООО «********» узнал о том, что согласно заключениям экспертов ЭКС ЦЭКТУ г.Н.Новгорода растворитель, экспортируемый ООО «********», представляет собой нефтепродукт – легкий дистиллят. Декларирование представленного к оформлению продукта специалисты ООО «********» - С.М. ***** и Г.Л. *****, осуществляли на основе документации, полученной от декларанта ООО «********»: сертификат соответствия, паспорт качества, технические условия и другие документы. Кроме того, перед декларированием из каждой вагоно-цистерны отбирались пробы товара (как ему стало известно в ходе беседы со С.М. *****, а затем в ходе общения в рамках административного производства от таможенных органов), проводились исследования в лаборатории независимой экспертной организацией ЗАО «********», о чем выдавались паспорта качества. Специалистами ООО «******** не было выявлено каких-либо оснований для сомнения в достоверности сведений о товаре, представленных декларантом, поскольку ЗАО «********» удостоверило соответствие товара техническим условиям. Помимо этого специалисты ООО «********» исходили из того, что ЗАО «********», АНО «********» (организация, выдавшая сертификат соответствия на растворитель углеводородный тяжелый) и учреждение ЭКС ЦЭКТУ г. Н.Новгород аккредитованы в равной степени в системе сертификации Госстандарта России. Технические условия ТУ 0251-003-7771740-2006 были разработаны и согласованы в ОАО «********», зарегистрированы в Федеральном агентстве по техническому регулированию и метрологии ФГУП «********», регистрационный номер 200/102013 от **.**.**г. Поэтому он (В.А. *****) сделал вывод, что в действиях специалистов по таможенному оформлению ООО «********» при декларировании представленного декларантом ОО «********» продукта нарушений в области таможенного права нет. На первую встречу Караченцев приехал с Хайдяровым Р.Х., которого представил своим директором. Также на данной встрече присутствовал мужчина, которого Караченцев с Хайдяровым представили, как представителя Московского института «********» и разработчика технических условий на «растворитель углеводородный тяжелый», так же молодой человек, которого ему представили как специалиста-химика ООО «********». Данная встреча состоялась в ЭКС – региональном филиале ЦЭКТУ г. Н.Новгород, в ходе нее выяснялись вопросы, связанные с методикой проведения экспертизы и наличием необходимого оборудования для проведения экспертиз по исследованию задержанного товара. За несколько дней до знакомства с Хайдяровым он познакомился с Караченцевым, который представился директором ООО «********». В ходе других встреч с Караченцевым и Хайдяровым выяснилось, что у ООО «********» и ООО «******** офисы расположены по одному адресу: в г. Н.Новгороде на ул. ***** д. ***** офиса, регламент отношений менеджеров к посетителям, свидетельствовали о высоком имидже фирмы. На данной встрече говорил большей частью Хайдяров, он рассказывал о высокой деловой репутации ООО «********», о том, что его фирма хорошо известна за рубежом, что у его фирмы заключены контракты, называл «внушающие» объемы с поставщиками нефтесырья, в т.ч. с «********», говорил, что ООО «********» создавалось им и Караченцевым с целью освоения нового направления деятельности для ООО «********», а именно производства растворителя. Он (В.А. *****) задавал Хайдярову вопрос о том, почему ООО «********» было зарегистрировано в г.Санкт-Петербурге. Хайдяров ответил, что регистрация ООО «********» в г.Санкт-Петербурге была связана с тем, что ООО «********» планировало купить в г.Санкт-Петербурге завод с целью производства нефтепродукции. Но по причине неудавшейся сделки по покупке завода, ООО «********» было решено перерегистрировать и поставить на учет в налоговом органе в г.Н.Новгороде, что ими и было сделано. В ходе встреч с Хайдяровым и  Караченцева И.Н. от них узнал, что производство «растворителя углеводородного тяжелого» ведется на основе договора по переработке давальческого сырья на территории завода «********» (г.Н.Новгород, ул. ***** д. *****), из давальческого сырья - нефтепродуктов, поставляемых ООО «********». О составе растворителя углеводородного тяжелого ему стало известно после того, как Караченцев предоставил ему выписку из технических условий, согласно которой в состав продукции входили нефрасы и бензины. На титульном листе представленных в ходе одной из встреч ему  Караченцева И.Н. технических условий на растворитель углеводородный тяжелый, имелся оттиск печати «********», подпись сотрудника данного института, внизу титульного листа штамп о регистрации в ФГУП «********» и регистрационный номер. Согласно представленных  Караченцева И.Н. и Хайдяровым документов, на основании которых специалисты ООО «********» С.М. ***** и Г.Л. *****, оформляли декларации, было очевидно, что на товар у ООО «********» имелись паспорта качества ЗАО «********», сертификат соответствия, выданный АНО «********», санитарно-эпидемиологическое заключение. Специалисты ООО «********» не сомневались в подлинности представленных документов, на основании данных документов наряду с иными оформлялись таможенные декларации. В договоре с таможенным брокером предусмотрена ответственность декларанта (клиента) за достоверность представляемых сведений. Код товара группы «38» ТН ВЭД был заявлен ООО «********», в частности в счетах-проформах, инвойсах. До начала экспортных операций с товаром ООО «********», он (В.А. *****) не мог консультировать  Караченцева И.Н. и Хайдярова о коде товара в соответствии с ТН ВЭД, поскольку не был с ними знаком. Из общения с Хайдяровым и Каранцевым было очевидно то, что оба они не первый год работают в области купли-продажи нефтепродуктов. Хайдяров много рассказывал о том, что предприятие ведет политику, ориентированную на привлечение высококвалифицированных специалистов в области нефтехимии, упоминал название «********», говорил, что его предприятия работают с несколькими проектами на различные виды нефтепродукции. Упоминал, что с целью поиска новых покупателей за рубежом, периодически выезжает в страны дальнего зарубежья, часто упоминал о партнерах из Англии.

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя в порядке ч.3 ст.281 УПК РФ показаний В. *****,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля **.**.**г. на очной ставке с Хайдяровым Р.Х.   (т.22,л.д.177-180), следует, что В. ***** полностью подтвердил ранее данные им показания, пояснил, что перед началом экспортных операций с товаром «растворитель углеводородный тяжелый», принадлежащим декларанту ООО «********», он не обсуждал с Хайдяровым Р.Х. вопросы об экспорте в Эстонскую Республику указанного товара, вопросы о таможенном оформлении, о принадлежности товара определенному коду согласно ТН ВЭД. Он познакомился с Хайдяровым Р.Х. лишь в конце января – начале февраля 2007 года в связи с «остановкой» таможней вагоно-цистерн с товаром ООО «********». Согласно опросов подчиненных ему сотрудников ООО «********» он был уверен, что товар, представленный и заявленный декларантом ООО «********» к таможенному оформлению, соответствовал именно тому заявленному коду ТН ВЭД, который внесли в ГТД подчиненные ему специалисты по таможенному оформлению на основании представленных ООО ********» документов: ТУ, сертификата соответствия, паспортов качества, заверенных ЗАО «********».

После оглашения указанных показаний свидетель В. *****   пояснил, что такие показания давал, их подтверждает. Противоречия может объяснить тем, что при допросе при нем были записи, кроме того, тогда он помнил все лучше, прошло уже много времени, он мог что-то забыть. В представленных документах ООО «********» документах они не увидели никаких ложных сведений. Договор между ООО «********» и ООО ********» был заключен с октября 2006 года. Сколько раз органы таможни привлекали ООО «********» за недостоверное декларирование, точно не помнит. В процессе оформления, примерно, в отношении них было заведено около 6-ти дел, но не менее. Проводилось административное расследование, проводилось после задержания груза. Ни одного решения по недостоверному декларированию в отношении ООО «********» не было. Для решения вопроса о коде товара по ТН ВЭД требуются специальные познания специалиста по таможенному оформлению и специалиста по нефтехимии. Хайдяров, Караченцев не обладают каким-либо специальными познаниями в область таможенного оформления и в области нефтехимии. На основании экспертных заключений таможня квалифицировала товар по коду позиции «№ *******» ТН ВЭД, данное заключение предоставлялось ими в суд при рассмотрении административного дела. С техническими условиями на этот товар он был ознакомлен, с экземпляром, который был представлен в ООО «********». Технические характеристики товара, установленные экспертизами, совпадали с такими характеристиками в ТУ, это он проверял. Таможенный брокер не должен проверять представленные документы на подлинность. Пакет документов, представленный декларантом (ООО «********») для таможенного оформления, должен быть полным, согласно представленного списка документов, если пакет документов не полный то выписывается уведомление. Считается, что за подлинность документов несет ответственность сам декларант. Если визуально есть сомнения в подлинности документов, то брокер запрашивает дополнительную информацию. Если подтверждающих документов нет, то тогда брокер отказывает в оформлении таможенной декларации.

Свидетель С.М. *****   показала суду, что подсудимых она не видела, но общалась несколько раз с  Караченцева И.Н. по телефону, с Хайдяровым Р.Х. не общалась вообще. В ноябре 2006 года она работала специалистом по таможенному оформлению в ООО «********», в ее обязанности входило составление таможенных деклараций, проработка документов и подготовка пакетов документов для таможенного оформления, сопровождение и оформление товаров на таможенном посту до момента его выпуска. Их офис располагался на ул. ***** д. ***** г.Н.Новгорода. Руководителем был В.А. *****, который являлся директором Нижегородского филиала ООО «********». Он не принимал участие в оформлении документов. Обстоятельства были стандартными, к ним обратились клиенты с просьбой оформить таможенный груз, после этого они заключили договор, в данном случае был заключен договор между ООО «********» и ООО «********», когда именно был заключен договор, не помнит, был стандартный договор на оказание услуг, где оговаривались права и обязанности сторон, стандартный прейскурант. Самый первый раз к ним как представитель компании ООО «********» приходил менеджер К. *****, который приносил документы, и они обговаривали условия предоставления всего перечня документов и сроки подачи документов, также необходимость представить технические условия, где указано описание товара. Экспортировался «растворитель углеводородный тяжелый». Кем был отнесен товар к группе 38 ТН ВЭД – ей не известно, сотрудники ООО «********» уже пришли к ним (ООО «********») с этим кодом, пришли уже подготовленные. В ее обязанности не входит присваивать код товару по ТН ВЭД. Данный товар, который относится к группе 38 ТН ВЭД госпошлиной не облагается. ООО «********» представил им все необходимые документы: ТУ, сопроводительные документы, счета-проформы, накладные, паспорта качества, которые были в оригинале. Сомнений в подлинности документов у нее не возникло. Отправителей товара она затрудняется назвать, но их было три. На основании этих документов она составляла таможенные декларации и предъявляла их на таможенный пост. Все документы были проанализированы таможней, и декларация была «выпущена». В декабре 2006 или в январе 2007 года к ним пришла телефонограмма, и ее вызвал к себе заместитель начальника Сормовского таможенного поста, который ей сообщил, что на границе на таможенном посту были задержаны вагоны с растворителем, которые отправлял ООО «********». Тогда она (С.М. *****) позвонила на таможенный пост, где ей ответили, что вагоны задержаны с целью отбора проб, больше ничего ей не стали объяснять. Вообще таможенники имеют право провести досмотр груза в любой момент. Потом через некоторое время она туда снова звонила, и ей сообщили, что вагоны ещё стоят и, что они ждут результатов анализов отобранных проб. В дальнейшем ей стало известно от того же начальника Сормовского таможенного поста, что появились ещё сомнения по поводу груза, и были взяты пробы на предприятии «********». Результат таможенной экспертизы товара был расплывчатый, она с ним была ознакомлена, но кто именно её ознакомил, она не помнит. Товар по коду ТН ВЭД таможней был классифицирован не до конца. Классификация товара не была дана, код товара не был указан. Был сделан повторный отбор проб. Результат был более детальный, товару таможенники присвоили код по группе 27 ТН ВЭД. Однако в заключении эксперта точно было указано, что это растворитель. Сам В. ***** не контролирует таможенное оформление документов на экспорт, этим занимаются специалисты.

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя в порядке ч.3 ст.281 УПК РФ показаний С.М. *****,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля от **.**.**г.,   (т.22,л.д.165-171), следует, что ее рабочее место (один из офисов ООО «********) находится по тому же адресу, что и Сормовский таможенный пост Нижегородской таможни: г.Н.Новгород, ул. ***** д. *****. В ее должностные обязанности входит: консультирование участников ТН ВЭД по внешнеторговым контрактам в части таможенного оформления, заполнение грузовых таможенных деклараций (ГТД), при необходимости оформление товаросопроводительных документов и проведение таможенного оформления. Сотрудничество ООО «********» с ООО «********» началось на основании договора, действующего с сентября 2006 года, подписанного со стороны ООО «********» директором филиала В. *****, затем был заключен новый договор в январе 2007 года. В сентябре 2006 года к ней по доверенности от ООО «********» обратился молодой человек, представился сотрудником данной фирмы Д.А.*****, с инициативой о заключении договора с ООО ********» об оказании услуг таможенного брокера. С ним состоялась беседа, в ходе которой Д.А.***** высказал намерение ООО «********» экспортировать в Эстонскую Республику товар «растворитель углеводородный тяжелый», который производится на территории ОАО «********» по договору. Д.А.***** представил заверенную оттиском печати ООО «********» копию технических условий на данный товар, копию внешнеторгового контракта между ООО «********» и эстонской фирмой ********. Согласно контракту, цена на момент отгрузки определялась предварительно расчетным путем. Впоследствии после пересечения границы товара, согласовывалась в спецификации окончательная цена и выставлялся счет. Так же при первой встрече Д.А.***** называл примерные объемы поставок товара, периодичность, говорил о принадлежности товара к коду № ******* ТН ВЭД, мотивируя указанную классификацию тем, что ООО «********» обращалось за консультациями по этому вопросу в Приволжское таможенное управление и Нижегородскую таможню. Со слов Д.А.***** растворитель изготавливается на основе нефтепродукта с добавлением различных компонентов: добавок, присадок, что подтверждалось техническими условиями. То есть перед началом экспортных операций с товаром «растворитель углеводородный тяжелый» ООО «********» обратилось в ООО ********» с «готовым» кодом группы 38 ТН ВЭД, уверив, что данный код согласован с таможенными органами. Она, как специалист по таможенному оформлению, на основании доверенности ООО «********», занималась таможенным оформлением товара «растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006» в интересах декларанта – ООО «********» в период с **.**.**г. по **.**.**г. Для таможенного оформления в таможенном режиме «экспорт» декларант предоставил: копию внешнеторгового контракта, копию паспорта сделки, паспорт качества (как правило, в оригинале), железнодорожные накладные, счета-проформы, инвойсы, счет за транспортные расходы, калькуляцию себестоимости, письмо о предварительной цене, заключение Нижегородской таможни о возможном вывозе товара без лицензии, в некоторых случаях – письмо об отправителе товара. Все данные документы были внесены в опись документов к ГТД. Кроме того, при первых экспортных операциях ООО «********» предоставило: технические условия на товар, сертификат соответствия, паспорт качества, технические условия, санитарно-эпидемиологическое заключение, в последующем при дальнейшем декларировании данные копии документов ООО ********» не предоставляло, на них делалась ссылка в железнодорожных накладных. Технические условия в последующем декларантом не представлялись, в описи делалась ссылка на ГТД, к которой они были приложены. Титульный лист предоставленных ООО ********» технических условий был утвержден директором ООО «********», имелись отметки (оттиск печати и подпись) о согласовании ТУ. Подлинность представленных ООО «********» копий документов, проверялась путем сличения их с оригиналом, либо уже представлялась в заверенном виде. Заведомо зная, что ЗАО «********», выдавшее паспорта качества на каждую декларируемую партию экспортируемого товара, и АНО «********», выдавшее сертификат соответствия на экспортируемый товар, являются независимыми аккредитованными организациями, были «на слуху», на хорошем счету, то она не усомнилась в достоверности сведений о товаре, представленных декларантом. Оформление каждого комплекта грузовых таможенных деклараций производится с помощью специальной компьютерной программы «АРМ Таможенного декларанта» разработчика «********», состоящего из 4-х листов, приложение: опись документов к ГТД, могут быть дополнительные листы. В графе 31 при каждом декларировании в ГТД она на основании инвойсов, железнодорожных накладных, внешнеторгового контракта, технических условий, представленных декларантом, заявила следующее описание товара: «Растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-00377717740-2006 (вес) тонн на основе легко и низко кипящих нефтяных растворителей (до 80 %) использовался для горнорудной промышленности, в качестве флотационного агента Изготовитель ООО «********» Россия.   В графе 33 при каждом декларировании в ГТД указывался код согласно ТН ВЭД «********» - «растворители и разбавители, в другом месте не поименованные», вывозной таможенной пошлиной товары данной группы не облагаются. В начале оформления каждой ГТД, в графе 54 (в правом нижнем углу ГТД) она ставила оттиск круглой синей печати «ООО ********» №24 для таможенных документов…», свою фамилию, №доверенности, дату, свою подпись. К ГТД прилагались дополнение №1 к ГТД, опись, которые заверялись оттиском печати «ООО «********» и ее подписью. Судя по представленным ООО «********» документам, отправителями товара «растворитель углеводородный тяжелый» выступали: ОАО «********», ООО «********», ЧП А.С. *****, изготовителем экспортируемого товара являлось само ООО «********». Для ООО «********» она оформляла наряду с иными ГТД № ******* от **.**.**г., согласно которой: отгрузка с ОАО «******** по накладной № ******* и счету-проформе № ******* (вагоно-цистерна № ******* весом 53.351 тонн); по накладной № ******* и счету-проформе № ******* (вагоно-цистерна № ******* весом 52.557 тонн); по накладной № ******* и счету проформе № ******* (вагоно-цистерна № ******* весом 51.788 тонн); по накладной ******** и счету-проформе № ******* (вагоно-цистерна № ******* весом 50.258 тонн); по накладной № ******* и счету-проформе № ******* (вагоно-цистерна № ******* весом 52.879 тонн); по накладной № ******* и счету-проформе № ******* (вагоно-цистерна № ******* весом 50.290 тонн); по накладной № ******* и счету-проформе № ******* (вагоно-цистерна № ******* весом 51.328 тонн); по накладной № ******* и счету-проформе № ******* (вагоно-цистерна № ******* весом 43.552 тонн), по накладной № ******* и счету-проформе № ******* (вагоно-цистерна № ******* весом 49.948 тонн). На Сормовском таможенном посту Нижегородской таможни товар, заявленный в ГТД, был разрешен к выпуску и был выпущен.

После оглашения указанных показаний свидетель С.М. *****   пояснила, что такие показания она давала, их подтверждает полностью, но в настоящее время из-за давности могла что-то забыть, на тот момент она все помнила лучше. Таможенная декларация является документом, где содержатся сведения об отправителе, иные сведения, предусмотренные Таможенным Кодексом и иными нормативными актами. Кроме того, таможенная декларация содержит полный перечень сведений о товаре. Порядок заполнения ГТД в то время регламентировался инструкцией, утвержденной приказом ГТК РФ № ******* от **.**.**г. Код товара по ТН ВЭД она не проверяла, ООО «********» уже пришли с этим кодом ТН ВЭД, она (С.М. *****) им поверила, что у этого товара код именно такой. Этот код товара уже стоял на документах, представленных ООО «********». Она имела право не согласиться с этим кодом товара в соответствии с Таможенным кодексом и условиями договора, она могла предложить другой код товара. Если бы она настаивала на свом коде, а заказчик на другом, тогда она даже могла отказать в составлении таможенной декларации. Она не может сказать, содержались ли в представленных ей документах ложные сведения о товаре, эти документы сомнений в подлинности у нее не вызвали. Кроме того, у нее был образец таможенной декларации, оформленной в другом регионе, с таким же товаром и кодом, поэтому сомнений этот код товара у нее не вызвал. Считает, что код товара по позиции ТН ВЭД «№ *******», указанный в таможенных декларациях, является верным. В данном случае таможня требовала определенный перечень документов, и этот перечень документов по товару ООО «********» был весь представлен.

Свидетель Г.Л. *****   показала суду, что подсудимые ей не знакомы, ранее их не знала. Фамилия Хайдяров ей знакома из документов, которые предоставлялись к таможенному оформлению ООО «********». Она работала в фирме ООО ********» с сентября 2005 по **.**.**г. - в Нижегородском филиале ООО «********» в должности специалиста по таможенному оформлению, в ее должностные обязанности входило: консультация по таможенным вопросам и процедурам, проверка документов и контрактов, которые предоставляются для таможенного оформления в связи с поставкой товара за границу. Фирма ООО «********» занималась оформлением таможенных деклараций для отправления товара на экспорт. Она работала на таможенном посту ГАЗ в середине 2006 года, но потом ее перевели в «Сормово», начала работать на этом таможенном посту. С ООО ********» начинала работать сотрудница ООО ********» С.М. *****. Помнит, что к ней обращался представитель ООО «********» по имени А. *****, он передавал ей документы для таможенного оформления. В определенный момент С.М. ***** попросила ее заполнить таможенную декларацию по документам, которые принес этот молодой человек, среди документов были: ж\д накладные, паспорт качества, паспорт сделки, контракт, технические условия, счет-фактура за транспортные расходы, санитарно-эпидемиологическое заключение, но точно не помнит, был стандартный пакет документов. Она заполнила таможенную декларацию, таможня все проверила и выпустила указанный товар. Вечером пришел этот же молодой человек, они отдали ему документы, которые прошли через таможню, выписали счет за услуги, и он ушел. Он приходил еще несколько раз, с ним занималась С.М. *****. **.**.**г. С.М. ***** заболела и пришла на работу после обеда, утром пришел представитель ООО ********» - А. ***** и передал ей (Г.Л. *****) документы на несколько цистерн, она в очередной раз заполнила таможенную декларацию, передала ее на Сормовский таможенный пост. Однако по этой декларации таможней было принято решение по отбору проб. С.М. ***** пришла на работу после обеда, созванивалась с ООО «********», сообщила, что будет произведен отбор проб, также сообщили об этом своему руководству. В.А. ***** – директор ООО «********» сказал, чтобы С.М. ***** присутствовала при отборе проб, С.М. ***** поехала на ОАО «********». Сделали отбор проб, стали ждать результаты экспертизы. Экспертизу проводили для уточнения группы товара по коду ТН ВЭД, товар ООО «********» оформлялся ими по 38-й группе кода ТН ВЭД. После проведения экспертизы был сделан вывод, что этот товар не «растворитель углеводородный тяжелый», что он принадлежит к 27-й группе ТН ВЭД. В.А. ***** не согласился с заключением данной экспертизы, и было принято решение о проведении независимой экспертизы. Какие вопросы были поставлены экспертам, она (Г.Л. *****) не знает. Больше ничего пояснить не может, так как потом ушла в отпуск и впоследствии уволилась.

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя в порядке ч.3 ст.281 УПК РФ показаний Г.М. ****,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля от **.**.**г.,   (т.22л.д.172-175), следует, что она работает в должности специалиста по таможенному оформлению ООО «********», по роду занимаемой должности, она осуществляла таможенное оформление для декларанта ООО «********» ГТД № ******* от **.**.**:   отгрузка с ОАО ********», по накладной ******** и счету-проформе № ******* (вагоно-цистерна № ******* весом 47.132 тонн), ******** и счету-проформе № ******* (вагоно-цистерна № ******* весом 48.315 тонн), ******** и счету-проформе № ******* (вагоно-цистерна № ******* весом 47.723 тонн), товар «растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006» экспортировался в Эстонию. Для таможенного оформления в таможенном режиме «экспорт» от ООО «********» поступили следующие документы: копия паспорта сделки, паспорт качества, железнодорожные накладные, счета-проформы (инвойсы) в 5-ти экземплярах, счет за транспортные расходы, калькуляция себестоимости, письмо о предварительной цене, заключение Нижегородской таможни о возможном вывозе товара без лицензии, письмо об отправителе товара, платежное поручение об уплате таможенных платежей. Все предоставленные документы она внесла в опись документов к ГТД. Технические условия на экспортируемый товар, были предоставлены один раз при экспорте первой партии товара в сентябре 2006 года. У ООО «********» имелось санитарно-эпидемиологическое заключение и сертификат соответствия на экспортируемый товар, в которых был указан код ТН ВЭД группы 38. Оформление каждого комплекта грузовых таможенных деклараций производится с помощью специальной компьютерной программы «АРМ Таможенного декларанта» разработчика «********». В графе 31 ГТД она на основании инвойсов, железнодорожных накладных, внешнеторгового контракта, технических условий, представленных декларантом, заявила следующее описание товара: «Растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-00377717740-2006 (вес) тонн на основе легко и низко кипящих нефтяных растворителей (до 80 %) использ. для горнорудной пром. в качестве флотационного агента Изг. ООО «********» Россия». В графе 33 ГТД указала код согласно ТН ВЭД «№ *******» - «растворители и разбавители, в другом месте не поименованные», вывозной таможенной пошлиной товары данной группы не облагаются. В графе 54 (в правом нижнем углу ГТД) она поставила оттиск круглой синей печати «ООО ********» № 38 для таможенных документов…», свою фамилию, № доверенности, дату, свою подпись. К ГТД прилагались дополнение №1 к ГТД, опись, которые заверялись оттиском печати «ООО «********» и ее подписью.

После оглашения указанных показаний свидетель Г.Л. *****   показала, что такие показания она давала, их подтверждает. Когда ее допрашивали, она пользовалась записями, тогда помнила все лучше. Считает себя опытным специалистом. Таможенная декларация - документ, где заявляются сведения о вывозим или ввозимом товаре на территорию РФ, порядок заполнения ГТД регламентируется приказом ФТС. Когда заполняла 31 графу таможенной декларации, она не знала, что товар ООО «********» - это нефтепродукт. Для оформления ГТД нужен был контракт, инвойс, тех.условия, паспорт качества, разрешительные документы, заключение санитарно эпидемиологической службы, все необходимые документы ООО «********» представило. Таможенную декларацию она заполняла по образцу предыдущих, правильность указания кода товара по ТН ВЭД по группе 38 она не проверяла, проверяла лишь документы: сверяла даты, суммы, перечень документов сравнила по описи, смотрела сведения о составе компонентов товара в ТУ, сравнила название и номер технических условий. Документы у нее не вызвали сомнений в подлинности. Критерия по которому бы разграничивались группы 27 и 38 ТН ВЭД она не знает. Документы проверяются ими только визуально, в данном случае у нее сомнений в подлинности документов ООО ********» не возникло.

Свидетель Л.А. ***** - начальник отдела таможенного оформления и таможенного контроля № ******* Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни   показал, что состоит в этой должности с сентября 2005 года, в его обязанности входит: организация работы отдела, непосредственное таможенное оформление товаров и транспортных средств, а также документальный контроль в соответствии с приказом ГТК представленных таможенных деклараций. В конце 2006 г., начале 2007 года, точно не помнит, таможенный брокер ООО «********» подал на их пост таможенные декларации по поручению декларанта ООО «********». Эти декларации для принятия и документального контроля он распределил между подчиненными. Данные декларации его сотрудниками были проверены и выпущены в соответствии с таможенным режимом «экспорт», замечаний никаких не было. По одной декларации возникал рабочий вопрос относительно стоимости товара. Далее в один из рабочих дней в этот период его пригласил в свой кабинет начальник Сормоского таможенного поста В.Ю. *****, задал вопрос, оформлялся ли у них «органический растворитель в режиме экспорт», он сказал, что да, и в настоящее время оформляется - в этот момент также оформлялся еще ряд деклараций ООО «********». Начальник сообщил, что по полученной информации от вышестоящей инстанции под видом этого «органического растворителя» может вывозиться другой товар, который облагается вывозной пошлиной, а товар «органический растворитель» пошлиной не облагается. Было принято решение провести отбор проб, с начальником поста решили осуществить отбор проб товара, принадлежащего ООО ********» для исследования в экспертной - криминалистической службе. Выпуск товара не осуществлялся до получения заключения экспертизы. Пробы отбирали сотрудники их поста отдела таможенного досмотра. Кто выносил постановление о назначении экспертизы, не помнит, пробы отбирали сотрудники отдела таможенного досмотра, где находился груз, не помнит, груз был в цистернах. Эти пробы были направлены в лабораторию их экспертно-криминалистической службы Через день или два экспертиза была готова, по факсу прислали заключение экспертизы, в котором было указано, что данный товар является «легким дистиллятом». Из заключения экспертизы помнит только это, далее он созванивался и консультировался с отделом товарной номенклатуры Нижегородской таможни. Там ему было сообщено, что данный товар должен быть классифицирован по позиции «№ ******* ТН ВЭД. Эксперты не занимаются классификаций товара, они лишь отвечают на поставленные вопросы. Все сведения о товаре должны представляться декларантом. Товарная позиция «№ *******» ТН ВЭД облагается вывозной пошлиной. В случае, если таможенный орган не согласится с классификацией товара по ТН ВЭД, данной лицом, декларирующим товар, он самостоятельно классифицирует товар. Товар ООО «********» классифицировался по позиции № *******» ТН ВЭД, которая не облагается вывозной таможенной пошлиной. Им было вынесено определение о возбуждении дела об административном правонарушении в отношении таможенного брокера ООО «********», и на данный товар был наложен арест. Было принято решение о запрете выпуска данного товара. Впоследствии отдел товарной номенклатуры Нижегородской таможни принял решение о классификации товара по позиции «№ *******» ТН ВЭД. Отдел таможенных платежей выставил требование об уплате таможенных пошлин к ООО «********» и к ООО «********», поскольку брокер несет солидарную с декларантом ответственность.

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя в порядке ч.3 ст.281 УПК РФ показаний Л.А. *****,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля от **.**.**г.,   (т.2л.д.150-152), следует, что он работает в должности начальника отдела таможенного оформления и таможенного контроля (ОТО и ТК) №******** Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни. После приема ГТД № ******* он получил устное указание от руководства Сормовского таможенного поста в связи с телефонограммой ФТС РФ №ТФ-95 от **.**.** об исследовании декларируемого ООО «********» товара, заявленного под кодом ******** ТН ВЭД. Согласно ГТД № ******* отправителем выступало ОАО «********» по поручению ООО «********», в графе 31 ГТД было заявлено следующее описание товара: «Растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006, 340437 тонн на основе легко и низкокипящих нефтяных растворителей (до 80%) использ. для горнорудной промышленности в качестве флотационного агента, изготовитель ООО «********», Россия». В графе 33 ГТД был заявлен код товара по Товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности России - ********. В графе 44 ГТД были указаны номера железнодорожных накладных, счетов-проформ, договор б/н от **.**.** с приложением № ******* от **.**.**. В интересах ООО «********» от его имени, по доверенности № ******* от **.**.**, декларирование осуществлял специалист по таможенному оформлению ООО «********» Г.Л. ***** На основании ст.378 ТК РФ он вынес постановление о назначении идентификационной экспертизы от **.**.** № *******. Предварительно на основании поручения на досмотр № ******* для исследования сотрудником Нижегородской таможни Ш.А. ***** в присутствии представителя ООО «********» А. ***** из каждой цистерны № *******№ *******, № ******* № *******, № *******, № ******* № *******, № ******* были отобраны пробы и образцы декларируемого товара «растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006» в количестве 21 бутылки по 500 миллилитров в каждой (акт взятия образцов и проб № ******* от **.**.**). Цистерны с товаром находились на территории ОАО «********» по адресу: г.Н.Новгород, ул. ***** д. ***** Пробы были помещены в стеклянные бутылки, опечатанные ярлыками обеспечения сохранности с оттиском личной номерной печати «074» Нижегородской таможни. Заключениями ЭКС – регионального филиала ЦЭКТУ г. Н.Новгород № *******№ *******, № *******, № *******, № *******, № *******, № *******, № ******* было установлено, что товар, из каждой цистерны представляет собой нефтепродукт - легкий дистиллят, содержание нефтепродукта в исследуемых образцах составляет 100%, масса неароматических составных частей превышает массу ароматических, то есть сведения о товаре, указанные в ГТД, не подтвердились. Товар с такими свойствами имеет иной, нежели указан в ГТД № *******, код ТН ВЭД, а именно «№ *******». Таким образом, недостоверно заявленные в ГТД сведения о товаре повлияли на взимание таможенных пошлин и налогов, что было им (Л.А. *****) отражено в постановлении о возбуждении по ч.2 ст.16.2 КоАП РФ дела об административном правонарушении № ******* от **.**.**. Ранее товар ООО «********» выпускался в режиме экспорт без взятия образцов и проб, без проведения экспертных исследований. **.**.** ГТД № ******* была им запрещена к выпуску, о чем в графе «Д» ГТД был проставлен оттиск прямоугольного штампа Нижегородской таможни, личной номерной печати «Выпуск запрещен 250».

После оглашения показаний свидетель Л.А. ***** показал суду,   что эти показания подтверждает, противоречия связаны с давностью событий, тогла помил обстоятельства дела лучше. С представленными ООО «********» документами он стал знакомиться, когда его вызвал начальник поста. В декларации товар ООО «********» был указан как «растворитель», а оказался «дистиллят легкий». Было ложным только слово растворитель. Технические условия на этот товар он не изучал, прочитал только первый лист, но детально не изучал. Сотрудник таможенного поста при поступлении такой декларации должен был провести проверку качественных характеристик. Если у сотрудника поста каких-то сведений нет, то такие сведения запрашиваются у декларанта. Сотрудник поста при проверке ГТД занимается документальным контролем, сотрудник таможни не анализирует, не проверяет физико-химические свойства товара. После выпуска товара может проводиться пост-контроль, то есть последующая проверка ГТД, если возникнут подозрения, что данные, представленные декларантом в документах, ложные. Инспектор пост должен был сравнить представленные документы, в т.ч. ТУ, ГТД, с описанием товара в группе 38 ТН ВЭД, должен был убедиться, что представленные сведения соответствуют группе 38 ТН ВЭД.

Свидетель В. ***** - главный государственный таможенный инспектор отдела таможенного оформления и таможенного контроля (ОТО и ТК) № ******* Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни,   показал, что в его должностные обязанности входит: осуществление таможенного контроля и оформление внешнеторговых грузов на всех этапах: прием, регистрация деклараций, проверка полномочий лиц, подающих декларацию, проверка сведений о количественных и качественных характеристиках товара, правильность определения классификационного кода и страны происхождение товара, выявление запретов и ограничений, установленных законодательством на оборот товара, проверка интеллектуальной собственности, подтверждение таможенной стоимости, выявление рисков, помещение товара на заявленный режим. Данную ситуацию помнит, года два назад он работал в этой же должности. Фирмой ООО «********» через таможенного брокера ООО «********» были поданы таможенные декларации, их количество не помнит, в декларации в графе 31 был заявлен товар – «растворитель». Для оформления экспорта товара «растворителя» с ГТД также были представлены накладные, счета, технические условия, подтверждающие сведения, заявленные в 31 графе грузовой таможенной декларации. Какие еще были документы, не помнит. Не помнит, чтобы он проверял декларации, возможно, что проверял. Помнит, что был комплект документов, но что он проверял, не помнит. Он слышал, что товар ООО «********» затем был арестован и остановлен на границе, что было возбуждено уголовное дело в отношении ООО «********», по поводу того, что задекларированный товар был бензином, а он относится к иному классификационному коду и другой стоимости. По какой причине было возбуждено дело, не знает.

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя в порядке ч.3 ст.281 УПК РФ показаний В. *****,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля от **.**.**г.,   (т.5л.д.167-169), следует, что он по роду занимаемой должности, осуществлял таможенный контроль и оформление товара по ГТД № *******, декларантом согласно графе 14 ГТД выступало ООО «********», таможенное оформление, в интересах которого по доверенности осуществлял специалист по таможенному оформлению ООО «********» С.М. ***** Экспортируемый груз находился на железнодорожных путях ОАО «********». Согласно контракту от **.**.**, товар экспортировался из Российской Федерации в Эстонию, в графе 31 ГТД было заявлено следующее описание товара: «Растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006, изготовитель ООО «********», Россия…», в графе 33 был заявлен код товара согласно ТН ВЭД – № *******, пошлина при вывозе которого не взимается. Название товара, код ТН ВЭД, заявленные в ГТД, соответствовали прилагаемым к ГТД документам, в частности паспорту качества № *******, контракту. Поскольку на тот момент не имелось никаких ориентировок о возможном недостоверном декларировании товара, конкретной товарной группы товаров, либо декларирования со стороны определенных фирм, то он принял решение о выпуске этого товара через таможенную границу Российской Федерации, о чем в графе «Д» ГТД поставила штамп таможенного органа № ******* «Выпуск разрешен», при этом таможенный досмотр и отбор образцов самого товара не проводились.

После оглашения показаний свидетель В. ***** показал суду,   что такие показания давал, их подтверждает, противоречия может объяснить тем, что прошло много времени, в настоящее время он мог что-то забыть, на тот момент все помнил лучше. Свойства товара соответствовали представленным документам, документы у него сомнений в подлинности не вызвали. Он был ознакомлен с ТУ. Ими проверяется только правильность заполнения ГТД, также они требуют документы. подтверждающие заявленные в ГТД сведения. К грузовой таможенной декларации были приложены все документы для выпуска товара. Код ТН ВЭД в ГТД он проверял с помощью компьютерной программы, в которой приведены коды, для определения кода товара используется комментарий к позициям ТН ВЭД, также при определении кода он пользовался правилами 1 и 6 интерпретации ТН ВЭД. Он пришел к выводу, что сведения, заявленные в декларации, с его точки зрения, соответствовали заявленному коду.  Если есть договор с ООО «******** значит он проверял полномочия лица, составившего декларацию, - ООО «********», были подтверждающие документы. В данном случае все должностные лица их поста занимаются документальным контролем на основании приказа ГТК, где сказано, что они проводят только документальный контроль. Фактического контроля не было, такой контроль возможен только при взятии проб и образцов товара. Но у них не было оснований для проведения досмотра товара, для взятия проб и образцов. Подразделение таможни, которое определяет коды на товары, имеется, это отдел товарной номенклатуры. В тот момент у него сомнений в подлинности документы ООО «********» не вызвали. В его обязанности не входит выяснение вопроса о подлинности документов. Если ТУ, другие документы не вызывают сомнений, то тогда проверка подлинности не требуется.

Свидетель Н.О. ***** показал суду, что в должности старшего государственного инспектора таможенного оформления и таможенного контроля Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни   состоит с 2006 года, в его должностные обязанности входит прием и регистрация ГТД, документальный контроль, проверка правильности классификации товара, проверка запретов и ограничений, проверка стоимости, проверка заявленного режима, проверка риска и выпуск товара. Он сталкивался по работе с ООО «********» и ООО «********» три года назад. Он работал в той же должности. ООО «********» - это таможенный брокер, который подавал декларацию от имени ООО «********», конкретно саму декларацию он не помнит, по ходу своей работы он сам лично проверял данную декларацию. Сведения, которые были указаны в декларации, не помнит. Он общался только с брокером, с руководством ООО «********» не общался. Он проверял представленные документы на соответствие заявленного кода ТН ВЭД. Позднее, когда его вызывали в Нижегородскую таможню, он слышал, что под видом растворителя вывозили легкий дистиллят, это он слышал от других сотрудников таможни.

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя в порядке ч.3 ст.281 УПК РФ показаний Н.О. *****,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля от **.**.**г.,   (т.5л.д.173-174), следует, что он работает в должности старшего государственного таможенного инспектора отдела таможенного оформления и таможенного контроля (ОТО и ТК) № ******* Сормовсукого таможенного поста Нпижегородской таможни, в его должностные обязанности входит: осуществление таможенного контроля и оформление внешнеторговых грузов на всех этапах. **.**.** он по роду занимаемой должности, осуществлял таможенный контроль и оформление товара по ГТД № *******, декларантом согласно графы 14 ГТД выступало ООО «********», таможенное оформление в интересах которого по доверенности осуществлял специалист по таможенному оформлению ООО «********» С.М. ***** Товар экспортировался из Российской Федерации в Эстонию на основании контракта от **.**.**, в графе 31 ГТД было заявлено следующее описание товара: «Растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006, изготовитель ООО «********», Россия…», в графе 33 был заявлен код товара согласно ТН ВЭД № *******, пошлина при экспорте которого не взимается. Название товара, код ТН ВЭД, заявленные в ГТД, соответствовали прилагаемым к ГТД документам: контракту, паспорту качества от **.**.**, счетам-проформам, железнодорожным накладным. Поскольку на тот момент не имелось ни заявления от ООО «********», ни ориентировок о возможном недостоверном декларировании товара, влекущем возможное занижение таможенных пошлин, то оснований для проведения осмотра, досмотра, взятия проб, образцов товара не было, в связи с чем, он принял решение о выпуске товара через таможенную границу Российской Федерации, о чем в графе «Д» ГТД поставил штамп таможенного органа № ******* «Выпуск разрешен».

После оглашения показаний свидетель Н.О. ***** показал суду,   что такие показания давал, уже прошло много времени, сейчас он мог что-то забыть, тогда все помнил лучше. Код ТН ВЭД они проверяют по электронному справочнику, набирают код товара и высвечивается наименование товара. Проверяется код только по названию продукта, они ориентируются только по названию товара. Также проверяют информацию о товаре, проверяют, совпадает ли заявленный код с данными указанными, в ГТД. Наименование товара должно подтверждаться документами, они проверяют, что написано в паспорте качества и в ТУ. Потом проверяют другие документы, сравнивают их. наименования. Он смотрит ТУ, сверяет данные о свойствах товара, с наименованием, описанием товара, заявленном в графе 31 ГТД. Документы, представленные для таможенного оформления, в подлинности у него сомнений не вызвали, но проверка подлинности документов в его обязанности не входит, он проверяет только соответствие сведений содержащихся в ГТД, сведениям, представленным в документах, которые приложены к ГТД.

Свидетель Н. *****   показал суду, что работает в должности главного таможенного инспектора отдела таможенного оформления и таможенного контроля № ******* (ОТК № *******) Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни   с осени 2008 года, раньше работал там же старшим инспектором, работал с октября 2003 года. На тот момент в его должностные обязанности входило: таможенный контроль, документальный контроль, правильность заполнений ГТД, контроль таможенной стоимости, валютный контроль, правильность исчисления таможенных платежей и выпуск товара. В 2007 году он принимал декларацию ООО «********», дату не помнит, была подана декларация с указанием 38-й группы кода ТН ВЭД, товар был «растворитель». Им был произведен документальный контроль. Впоследствии товар был выпущен, но на границе товар был задержан, силами пограничной таможни были отобраны образцы товара, после этого на Сормовский таможенный пост по средством факсимильной связи был прислан результат экспертизы, из которой следовало, что товар нужно было отнести к товарной позиции «№ *******» ТН ВЭД, как легкий дистиллят, на который на тот момент действовала вывозная таможенная пошлина. Та группа, которая была заявлена в таможенной декларации, пошлиной не облагалась. По результатам экспертизы отделом товарной номенклатуры Нижегородской таможни было принято решение о классификации товара, всех ранее вывезенных партий товара по позиции «№ *******» ТН ВЭД. Произошел скандал, всех инспекторов вызвали, опрашивали, как они классифицировали товар, на предмет правильности кода товара, почему согласились с таможенным брокером. К первой ГТД были приложены технические условия на товар, в той ГТД, которую он оформлял, ТУ не было представлены, но там была ссылка, что к первой ГТД были приложены ТУ. Согласно правилам интерпретации № ******* и 6 ТН ВЭД товар классифицируется согласно название товарной позиции и субпозиции. Согласно Пояснений к 38-й группе ТН ВЭД допускалось содержание в товаре до 70 % нефтепродуктов и более. Во всех документах фигурировал растворитель, в ТУ, сомнений в правильности классификации по 38-й группе не возникло, ориентировок по данному товару к ним не поступило, поэтому отбор проб товара не производился. Отбор проб производится на основании сомнений в недостоверности документов. Сомнений в подлинности представленные документы не вызвали. Соотносились правильность заполнения ГТД с данными характеристиками товара. В ТУ было написано, что это растворитель, а не нефтепродукт, конкретный растворитель в тексте позиции «№ *******» ТН ВЭД не указан. В 27-й группе ТН ВЭД речь идет о товарах, содержащих нефтепродукты. В позиции «№ *******» ТН ВЭД слово «растворитель» не фигурирует, на основании этого он согласился с таможенным брокером, что товар ООО «********» «растворитель» классифицируется по 38-й группе ТН ВЭД. Ему, не известно, содержались ли ложные сведения о товаре в представленных документах. Они проверяют только достоверность сведений, заявленных в ГТД, по сравнению с представленными документами, в том числе с ТУ. Сами документы на подлинность они не проверяют. Участники ВЭД сами изготавливают документы, подразумевается, что они должны быть достоверными. Согласно концепции развития таможенного дела в РФ существует понятие «презумпции добросовестности участника ВЭД», т.е. подразумевается, что документы, представленные декларантом, соответствуют действительности. Если заниматься полной проверкой на этой стадии, то это займет достаточно долгое время, однако для проверки ГТД им дается всего 3 дня в соответствии с Таможенным кодексом.

Свидетель П. ***** - старший государственный таможенный инспектор отдела таможенного контроля № ******* Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни показала, что в   ее обязанности входит таможенное оформление товара, осуществление документального контроля документов, которые предъявлены к таможенному оформлению, прием и регистрация документов, ГТД, осуществление валютного контроля и выпуск товара. По роду служебной деятельности она сталкивалась с ООО «********». В 2006г. или в 2007 г. сотрудницей таможенного брокера ООО «********» С.М. ***** была представлена декларация ООО «********», в которой был указан товар на экспорт, по наименованию это был растворитель, вывозился в Прибалтику. Она осуществляла таможенное оформление, зарегистрировала декларацию, проверила документы, приложенные к декларации: счет-фактуру, прайс-лист, товарно-транспортные накладные и др. Проверила все документы, осуществила выпуск данной декларации, нанесла штампы для служебных отметок в графах на ГТД и товарно-сопроводительных документах. На данном этапе ее работа заканчивается. Представленные документы сомнений в подлинности у нее не вызвали. Данный товар относился к 38-й группе ТН ВЭД, она проверяла правильность отнесения товара к данной группе ТН ВЭД путем проведения документального контроля. Она проводила проверку документов и сведений, они корреспондировали между собой. Отбор проб товара производится по ориентировке, в которой должно быть указано, что может вывозиться какой-то товар по иному коду. В данном случае этого не требовалось. Позднее проводилась проверка, выяснилось, что в этих цистернах ООО «********» находился не растворитель, а бензин, и что должен был быть другой код товара по ТН ВЭД, за который взимается таможенная пошлина. В 38 группе ТН ВЭД указан растворитель. ТУ на товар детально она не читала, сравнивала свойства товара, указанные в ТУ, но какие не помнит, с тем описанием товара, которое было в 31 графе ГТД. На подлинность представленные документы она не проверяла, в ее должностные обязанности это не входит. У нее сомнений документы в подлинности не вызвали. Предполагается принцип добросовестности участников ВЭД. Впоследствии ей стало известно, что данный товар необходимо было квалифицировать по позиции «********» ТН ВЭД. Считает, что при осуществлении таможенного контроля она действовала правильно на основании представленных ей документов, она правильно согласилась с кодом товара по ТН ВЭД, заявленным в ГТД. На тот момент для принятия иного решения по классификации товара у нее возможности не было.

Свидетель Ц. ***** показала суду,   что  работает в отделе таможенной стоимости Нижегородской таможни с ноября 2008 года, до этого работала в 2006-2007г.г. в отделе таможенного контроля № ******* Сормовского таможенного поста.   Работая в этом отделе, она принимала ГТД ООО «********». Ей осуществлялась проверка документов, проверялась таможенная декларация и документы, приложенные к ней, проверялись сведения, заявленные в декларации. Проверка заключается в том, чтобы сведения, которые указанны в сопроводительных документах, совпадали со сведениями, заявленными в ГТД. ООО «******** - это таможенный брокер. Примерно в 2007 или 2006 году данный таможенный брокер предоставлял им декларации документы ООО «********». Груз был заявлен на экспорт, находился в вагонах, товар был - растворитель, она проверяла ГТД ООО «********», которые были представлены таможенным брокером ООО «********». Была экспортная декларация, товар экспортировался в другую страну. ООО ********» декларировал товар как растворитель в режиме экспорта. Она проверила представленные документы, они сомнений у нее никаких не вызвали. Она сверила сведения, заявленные в декларации, с представленными документами и поставила печать «выпуск разрешен» и отдала документы обратно брокеру. В последующем слышала, что этот товар ООО «********» был задержан на границе, что там был не растворитель, а бензин. Бензин – это совершено другой код товара по ТН ВЭД, который должен облагаться вывозной пошлиной, а растворитель такой пошлиной не облагается.

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя в порядке ч.3 ст.281 УПК РФ показаний Ц. *****,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля от **.**.**г.,   (т.5л.д.175-176), следует, что она работает в должности старшего государственного таможенного инспектора отдела таможенного оформления и таможенного контроля (ОТО и ТК) № ******* Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни, в ее должностные обязанности входит: осуществление таможенного контроля и оформление внешнеторговых грузов на всех этапах. **.**.**г. она по роду занимаемой должности осуществляла таможенный контроль и оформление товара по ГТД № *******, декларантом согласно графе 14 ГТД выступало ООО «********», таможенное оформление, в интересах которого по доверенности осуществлял специалист по таможенному оформлению ООО «********» Г.Л. ***** Согласно ГТД товар экспортировался из Российской Федерации в Эстонию. В графе 31 было заявлено следующее описание товара: «Растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006, изготовитель ООО «********», Россия…», в графе 33 был заявлен код товара согласно ТН ВЭД – № *******. Название товара, код ТН ВЭД, заявленное в ГТД, соответствовали прилагаемым к ГТД документам: техническим условиям ТУ 0251-003-77711740-2006, приложенным к ГТД № *******, паспорту качества № *******, контракту. Поскольку на тот момент не имелось никаких ориентировок о возможном недостоверном декларировании товара конкретной товарной группы либо со стороны определенных фирм, а также не имелось сомнений в подлинности представленных ей при декларировании документов, то она приняла решение о выпуске товара через таможенную границу Российской Федерации, о чем в графе «Д» ГТД поставила штамп таможенного органа № ******* «Выпуск разрешен», при этом таможенный досмотр и отбор образцов самого товара не проводились.

После оглашения показаний свидетель Ц. ***** показала суду,   что такие показания она давала, свои показания подтверждает, противоречия объясняет давностью событий. В их обязанности не входит проверка подлинности документов. Она только сравнивала то, что написано в ГТД, со сведениями в представленных документах. На содержание ложных сведений они документы не проверяют. Правильность кода товара по ТН ВЭД в ГТД должна проверять она, такая проверка происходит путем сравнения описания товара в ГТД, представленных документах, с описанием товара в классификаторе - ТН ВЭД, в этом случае, по ее мнению, код товара был заявлен в ГТД правильно.

Свидетель Х.Е. ***** показала суду, что она работает в должности старшего государственного таможенного инспектора отдела таможенного оформления и таможенного контроля (ОТО и ТК) № ******* Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни.   В ее должностные обязанности входит: осуществление таможенного контроля и оформление внешнеторговых грузов на всех этапах. Существует приказ ФТЗ № ******* от **.**.**, в котором прописана все процедура таможенного контроля и таможенного оформления. Она проверяет сведения, заявленные в таможенной декларации, объем документов при таможенном оформлении бывает разный, все зависит от таможенного режима. В данном случае режим товара ООО «********» был экспорт в Эстонию. Для оформления таможенной декларации необходим был контракт, различные спецификации, заявки, приложение к контракту, счета, технические условия. Таможенная декларация была подана С.М. *****, она являлась сотрудником таможенного брокера - фирмы ООО «********». С.М. ***** сама печатала декларацию и подавала для оформления на Сормовский таможенный пост, это было в конце 2006 года. Представитель таможенного брокера представила на их пост таможенную декларацию в режиме экспорт, где был заявлен товар – растворитель углеводородный тяжелый, который экспортировался фирмой ООО «********» в Эстонию. К ГТД был приложен контракт, приложение к контракту, паспорта качества, технические условия, была первая декларация с условной оценкой таможенной стоимости из-за этого она ее запомнила. Была представлена декларация таможенной стоимости, комплект документов был полный. Никаких сомнений в подлинности документы у нее не вызвали, также не вызвало сомнений, что этот товар является растворителем. В тот момент отбор проб товаров не производился. В таможенной декларации был указан код товара согласно ТН ВЭД, который не облагался таможенной пошлиной – код 38-й группы ТН ВЭД. Оплачивались только таможенные сборы. Она представленную декларацию проверила, поставила печать «выпуск разрешен». Ею была оформлена только одна декларация фирмы ООО «********». Далее спустя какое-то время пришла информация, от кого-то из сотрудников она узнала, что на границе были задержаны вагоны с грузом ООО «********» «растворитель», вагоны по ее декларации арестованы не были, были арестованы вагоны с аналогичным товаром ООО «********». На границе были взяты пробы товара, и выяснилось, что груз не соответствовал оформленным документам, в цистернах находился не растворитель, а дистиллят. Далее в таможне всех инспекторов вызывали к руководителю, они давали объяснения в письменном виде о проверке таможенных деклараций фирмы ООО ********».

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя в порядке ч.3 ст.281 УПК РФ показаний Х.Е. *****,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля от **.**.**г.,   (т.5,л.д.170-172), следует, что **.**.**г. она по роду занимаемой должности, осуществляла таможенный контроль и оформление товара по ГТД № *******, декларантом согласно графе 14 ГТД выступало ООО «********», таможенное оформление, в интересах которого по доверенности осуществлял специалист по таможенному оформлению ООО «********» С.М. ***** Согласно ГТД товар экспортировался из Российской Федерации в Эстонию, в графе 31 ГТД было заявлено следующее описание товара: «Растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006, изготовитель ООО «********», Россия…», в графе 33 был заявлен код товара согласно ТН ВЭД – № *******. Название товара, код ТН ВЭД, заявленные в ГТД, соответствовали прилагаемым к ГТД документам: техническим условиям ТУ 0251-003-77711740-2006, паспорту качества, санитарно-эпидемиологическому заключению, сертификату соответствия. Поскольку на тот момент не имелось никаких ориентировок о возможном недостоверном декларировании товара конкретной товарной группы, либо со стороны определенных фирм, также не имелось сомнений в подлинности представленных ей при декларировании документов, то она приняла решение о выпуске товара через таможенную границу Российской Федерации, о чем в графе «Д» ГТД поставила штамп таможенного органа № ******* «Выпуск разрешен», при этом таможенный досмотр и отбор образцов самого товара не проводились. До выпуска товар находился на территории ОАО «********», о чем свидетельствуют данные графы 27 ГТД.

После оглашения показаний свидетель Х.Е. ***** показала суду,   что такие показания давала, их подтверждает полностью. Тогда события она помнила лучше. Код товара в ГТД проверялся ею по описанию в ТН ВЭД, сравнивалось описание товара в графе 31 ГТД с техническими условиями, эти данные сравнивались с ТН ВЭД. Она не согласна с тем, ошиблась при проверке правильности заявленного кода. Когда груз был задержан, она узнала что товар иной, соответственно, код тоже был иной и должен облагаться экспортной пошлиной. Считает, что по описанию в ГТД и тем документам, которые были ей представлены, она правильно согласилась с заявленным кодом ТН ВЭД. Не может пояснить, какие именно характеристики товара она изучала в представленных документах. Уверена, что в документах, представленных ООО «********», содержалось описание товара, которые совпадало с признаками товара по 38-й группе ТН ВЭД. Какие требования предъявляются к содержанию ТУ, ей не известно. Знает, что ТУ не требуют какого-либо согласования, достаточно на ТУ печати разработчика ТУ. В грузовой таможенной декларации в 31 графе указанной декларации содержалось описание товара, было записано, что это растворитель. При определении кода ТН ВЭД существует шесть правил интерпретации ТНВЭД. Определяя код, она руководствовалась первым правилом, в соответствии с которым для юридических целей значение имеет текст товарной позиции ТН ВЭД. Поясняет, что к декларации были приложены технические условия, которые у нее не вызвали подозрений, там описывался товар - растворитель, а титульный лист был заверен руководством ООО «********», главным технологом этой фирмы, также были согласования с органом стандартизации и еще с какой-то организацией. У нее не вызвали сомнений подлинность документов и достоверность представленных сведений. Она отнесла товар именно к этому коду ТН ВЭД) (позиции № *******) только по названию товара, свойства товара не сравнивала с ТН ВЭД, посмотрела, что в других позициях ТН ВЭД растворитель поименован не был. Она осуществляла только документальный контроль, эту форму проверки посчитала достаточной для определения кода товара по ТН ВЭД.

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя с согласия сторон в порядке ч.1 ст.281 УПК РФ показаний К.О. *****,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля от **.**.**г.,   (т.5л.д.177-178), следует, что она работает в должности государственного таможенного инспектора отдела таможенного оформления и таможенного контроля (ОТО и ТК) № ******* Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни, в ее должностные обязанности входит: осуществление таможенного контроля и оформление внешнеторговых грузов на всех этапах. **.**.** она по роду занимаемой должности осуществляла таможенный контроль и оформление товара по ГТД № *******, декларантом согласно графе 14 ГТД выступало ООО «********», таможенное оформление, в интересах которого по доверенности осуществлял специалист по таможенному оформлению ООО «********» С.М. ***** Товар экспортировался из Российской Федерации в Эстонию на основании контракта от **.**.**, в графе 31 ГТД было заявлено следующее описание товара: «Растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006, изготовитель ООО «********», Россия…», в графе 33 был заявлен код товара согласно ТН ВЭД – № *******, пошлина при экспорте которого не взимается. Название товара, код ТН ВЭД, заявленные в ГТД, соответствовали прилагаемым к ГТД документам: контракту и его приложению, техническим условиям ТУ 0251-003-77711740-2006, счетам-проформам, железнодорожным накладным. При проверке правильности определения кода ТН ВЭД товара, она использовала программу «********». Поскольку на тот момент не имелось ни заявления декларанта, ни ориентировок о возможном недостоверном декларировании товара, влекущем возможное занижение таможенных пошлин, то оснований для проведения осмотра, досмотра, взятия проб, образцов товара не было, в связи с чем, она приняла решение о выпуске товара через таможенную границу Российской Федерации, о чем в графе «Д» ГТД поставила штамп таможенного органа № ******* «Выпуск разрешен». По заявлению ООО «********» она осуществляла корректировку таможенной стоимости товара по указанной ГТД, поскольку стоимость груза окончательно определялась после пересечения России и Эстонии, что следовало из информационного письма ООО «********» № ******* от **.**.**.

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя, согласия сторон, в порядке ч.1 ст.281 УПК РФ показаний Н.С. ****,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля от **.**.**г.,   (т.21л.д.41-44), следует, что она работала в период с января 2003 года по **.**.** в должности  старшего государственного таможенного инспектора отдела таможенного оформления и таможенного контроля (ОТО и ТК) № ******* Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни. В ее должностные обязанности входило: осуществление таможенного контроля и оформление внешнеторговых грузов на всех этапах. **.**.** она по роду занимаемой должности осуществляла таможенный контроль и оформление товара по ГТД № *******, декларантом выступало ООО «********», таможенное оформление, в интересах которого по доверенности осуществлял специалист по таможенному оформлению ООО «********» С.М. ***** Согласно Приказа ФТС России ООО «********» при экспорте товара представило грузовую таможенную декларацию и документы согласно описи: транспортные документы (железнодорожные накладные), внешне-торговый договор с приложениями, паспорт сделки, счета-проформы, паспорта качества на экспортируемый товар, технические условия на товар, калькуляцию себестоимости продукции, документы, удостоверяющие лицо, представляющее интересы декларанта – специалиста ООО «********», копию паспорта и копию приказа и назначении на должность специалиста таможенного брокера. При проверке необходимого пакета документов и таможенной декларации было установлено, что ГТД и весь пакет приложенных к ней документов были предоставлены декларантом в полном объеме. Среди данных документов были такие документы, как технические условия на декларируемый товар «растворитель углеводородный тяжелый». Описание данного товара, заявленное в графе 31 ГТД и описание, указанное в предоставленных технических условиях, совпадало. Изготовителем товара «растворителя углеводородного тяжелого» являлось ООО «********». ООО «********» экспортировало в Эстонию товар – «растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006», и согласно указанной выше ГТД отправка осуществлялась в соответствии с накладной  № ******* и счету-проформе № ******* (вагоно-цистерна № ******* весом 48.127 тонн), по накладной  № ******* и счету-проформе № ******* (вагоно-цистерна № ******* весом 47.535 тонн), по накладной  № ******* и счету-проформе № ******* (вагоно-цистерна № ******* весом 47.674 тонн), по накладной  № ******* и счету-проформе № ******* (вагоно-цистерна № ******* весом 48.495 тонн), по накладной  № ******* и счету-проформе № ******* (вагоно-цистерна № ******* весом 48.845 тонн), по накладной  № ******* и счету-проформе № ******* (вагоно-цистерна № ******* весом 47.911 тонн), при этом в графе «44» ГТД были указаны все указанные счета-проформы, в графах «18,21» ГТД указаны номера вагоно-цистерн, вес брутто и нетто указан в графах «35,38» (поскольку это был груз наливной, то вес брутто равен весу нетто), согласно контракта б/н от **.**.**, с приложением, отгрузка производилась с ОАО «********» (о чем указано в графе «30» ГТД). При таможенном оформлении и проверке товаров не было выявлено нарушений и был поставлен штамп «ФТС России …№ ******* Выпуск разрешен…», вручную ей была проставлена дата выпуска «**.**.**». Никакие документы, кроме представленных, дополнительно не запрашивались.

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя, с согласия сторон, в порядке ч.1 ст.281 УПК РФ показаний В. *****,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля от **.**.**г.,   (т.5л.д.179-180), следует, что она работает в должности старшего государственного таможенного инспектора отела таможенного оформления и таможенного контроля (ОТО и ТК) № ******* Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни, в ее должностные обязанности входит: осуществление таможенного контроля и оформление внешнеторговых грузов на всех этапах. **.**.** она по роду занимаемой должности осуществляла таможенный контроль и оформление товара по ГТД № *******, декларантом согласно графе 14 ГТД выступало ООО «********», таможенное оформление, в интересах которого по доверенности осуществлял специалист по таможенному оформлению ООО «********» С.М. ***** Товар экспортировался из Российской Федерации в Эстонию на основании контракта от **.**.**, в графе 31 ГТД было заявлено следующее описание товара: «Растворитель углеводородный тяжелый ТУ 0251-003-77711740-2006, изготовитель ООО «********», Россия…», в графе 33 ГТД был заявлен код товара согласно ТН ВЭД – № *******, пошлина при экспорте которого не взимается. Название товара, код ТН ВЭД, заявленные в ГТД, соответствовали прилагаемым к ГТД документам: контракту и его приложению, техническим условиям ТУ 0251-003-77711740-2006, санитарно-эпидемиологическому заключению, паспорту качества № *******, счетам-проформам, железнодорожным накладным. При проверке правильности определения кода ТН ВЭД товара она использовала программу «********». На момент оформления груз находился на территории ОАО «********» в железнодорожных цистернах, опломбированных ЗПУ-гарант, о чем свидетельствовали отметки в железнодорожных накладных, приложенных к декларации. Поскольку на тот момент не имелось ни заявления представителя декларанта - ООО «********», ни ориентировок о возможном недостоверном декларировании товара, влекущем возможное занижение таможенных пошлин, то оснований для проведения осмотра, досмотра, взятия проб, образцов товара не было, в связи с чем, она приняла решение о выпуске товара через таможенную границу Российской Федерации, о чем в графе «Д» ГТД поставила штамп таможенного органа № ******* «Выпуск разрешен».

Свидетель Ш.А. ***** – главный государственный таможенный инспектор отдела таможенного досмотра Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни   показал суду, что состоит в должности с **.**.**г., в его обязанности входит: проведение таможенных досмотров, ведение отчетности на складе временного хранения, досмотров товаров, принадлежащих различным организациям и физическим лицам. Им около 2-х лет назад осуществлялся досмотр товара ООО «********», он находился в той же должности, проводился досмотр товара в связи с поручением на досмотр. Когда осуществляется досмотр товара, выписывается служебная записка, кто выписал поручение в тот раз, он не помнит, инспектор поста дал ему поручение на проведение досмотра товаров, принадлежащих ООО «********», какого-то химического товара. Начальник отдела непосредственно ему поручил данный досмотр. Досмотр проводился на территории завода ОАО «********», товар находился в железнодорожных цистернах, имелась специализированная маркировка, но какая, не помнит. Досмотр проводился путем сверки номеров пломб и номеров находящиеся на люках цистерн. Досмотр проводился после того, как цистерны были опломбированы. В досмотре непосредственно участвовали представители ООО «********», представители какой-то Кстовской организации, которая ставила пломбы. Было 2 представителя от ООО «********»: 2 мужчин. Каждая цистерна вскрывалась, из каждой осуществлялся отбор проб, отбор осуществлял специализированным оборудованием. Данные пробы были упакованы в коробку и были доставлены на Сормовский пост. Было по три стеклянных емкости от каждой из цистерны, всего было 7 цистерн. На каждой стеклянной емкости был наклеен ярлык с датой составления акта и отбора проб, каждая бутылка оклеивалась, упаковывалась в коробку и коробки опломбировались. На этом его действия закончились, потом все было передано инспекторам, занимающимся документальным контролем. Пробы отбирались в соответствии с инструкцией по отбору проб. Сам он отбор проб не осуществлял, только присутствовал и наблюдал, принимал бутылки, отбирали пробы сотрудники специальной организации. Там был специальный прибор, из цистерны с помощью какого-то прибора жидкость бралась. Визуально наблюдал за отбором проб, следил, сверял номера вагонов и номера пломб, с документами представленными представителями организации, сверял с записями, которые находились в документах.

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя, в порядке ч.3 ст.281 УПК РФ показаний Ш.А. *****,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля от **.**.**г.,   (т.21л.д.21-23), следует, что в Нижегородской таможне он работает с **.**.**г. по настоящее время, первоначально до **.**.**г. работал на таможенном посту «Аэропорт НН», далее на Сормовском таможенном посту в отделе таможенного досмотра. В его обязанности входит: проведение досмотров, осмотр импортно-экспортных грузов на основании поручений на досмотр, также контроль за складом временного хранения ООО «********» по адресу в г.Н.Новгороде: ул. ***** д. *****. Им проводился досмотр товара ООО «********» на основании поручения на досмотр № ******* от **.**.**г. от имени инспектора отдела таможенного оформления и таможенного контроля № ******* Сормовского таможенного поста Нижегородской таможни. При досмотре груза, обозначенного в ГТД № *******, присутствовал он, представитель ООО «********» А. *****, место досмотра - железнодорожные пути ОАО «********» по адресу: ул. ***** д. ***** г.Н.Новгород. Непосредственно им после досмотра каждой из железнодорожных цистерн с грузом на каждую из цистерн после взятия проб жидкости были наложены новые запорные пломбировочные устройства, что отражено в акте таможенного досмотра № ******* от **.**.**г. В начале досмотра, в 17.15 часов с представленных к досмотру семи железнодорожных цистерн № *******№ *******, № ******* № *******, № *******, № *******, № *******, № *******, непосредственно представителями ЗАО «********» были сняты запорно-пломбировчные устройства за следующими номерами: к цистерне № ******* – № *******, с цистерны № ******* – № *******, с цистерны № ******* – № *******, с цистерны № ******* – № *******, с цистерны № ******* – № *******, с цистерны № ******* – № *******, с цистерны № ******* – № *******. Представителя ЗАО № *******» непосредственно в ходе досмотра из каждой железнодорожной цистерны, номера указаны выше, металлическим пробоотборником были взяты три пробы жидкости, которые помещены в три стеклянные темные однолитровые бутылки, завинчивающиеся пластмассовой крышкой. На каждую из этих бутылок с взятой жидкостью были помещены и приклеены скотчем ярлыки с пояснительными надписями – о номере цистерны, наименовании товара, подписями А. *****, его, оттиск личной номерной печати «074». Им по результатам взятия проб жидкости из указанных цистерн был составлен акт взятия проб от **.**.**г., в нем были подписи А. ***** и его. По окончании досмотра на каждую цистерну им наложено новое запорно-пломбировочное устройство: на цистерну № ******* – № *******, на цистерну № ******* – № *******, на цистерну № ******* – № *******, на цистерну № ******* – № *******, на цистерну № ******* – № *******, на цистерну № ******* – № ******* на цистерну № ******* – № *******, на момент проведения данного досмотра целостность пломб (ЗПУ) нарушена не была. Досмотр проводился с 17.15 часов до 18.15 часов **.**.**г. в темное время суток при искусственном освещении. Составленный им в ходе досмотра акт взятия проб и образцов от **.**.**г. имеет номер 001. После завершения досмотра акт взятия проб и образцов № ******* от **.**.**г. и акт таможенного досмотра № ******* от **.**.**г. он передал в ОТО и ТК № ******* Сормовского таможенного поста Нижегордской таможни. Пробы взятой жидкости из указанных цистерн, всего двадцать одна однолитровая стеклянная бутылка, были помещены в коробку из картона, которая опечатана скотчем, металлической проволокой, пломбой 11655.

После оглашения этих показаний свидетель Ш.А. ***** показал суду,   что такие показания давал, противоречия в показаниях объясняет давностью событий, тогда помнил все лучше, его показания, данные на предварительном следствии, являчются более полными и соответствуют действительности.

Свидетель Х. ***** показал суду  , что в 2007 году состоял в должности государственного таможенного инспектора отдела Нижегородской таможни.   В его должностные обязанности входило: проверка достоверности сведений, заявленных при таможенном оформлении после выпуска товара и транспортных средств, проверка выпуска заявленного таможенного режима, участие в проведении проверок, правильности определения таможенной стоимости, проведение таможенных ревизий, участие в иных формах таможенного контроля. В январе 2007 года к ним в отдел пришли служебные записки с Сормовского таможенного поста о том, что при оформлении одной из ГТД организации ООО «********» были отобраны пробы товара, и результатам экспертизы было выявлено, что товар относится к иной классификации по товарной номенклатуре ВЭД. Записка была о том, что товар был неверно классифицирован, просили провести проверочные мероприятия на предмет соответствия товара коду ТН ВЭД, указанному декларантом в ГТД. Было принято решение о проведении таможенной ревизии. Такая ревизия была проведена с **.**.**г. по **.**.**г., ревизию проводила сотрудник их отдела И. *****, ст. инспектор М.И. *****, какой-то инспектор отдела товарной номенклатуры и происхождения товаров, уполномоченный по административным расследованиям Б.А. ***** В процессе ревизии делали запросы в ОАО «********», в ООО «********», в ЧП «А.С. *****», в ООО«********», ОАО «********», в ООО «********», в ООО «********», т.е. в организации, сотрудничающие с ООО «********». В дальнейшем эти сведения были направлены на экспертизу в экспертно - криминалистический отдел службы для определения характеристик товара. По результатам экспертизы было установлено, что товар необходимо классифицировать по позиции «№ *******» ТН ВЭД, что экспортируемый товар получался путем смешения нефтяных присадок, также была выдана справка, что данный товар содержит продукт - бензин газовый стабильный. ООО «********» классифицировал этот товар, как растворитель углеводородный тяжелый по другому коду ТН ВЭД. Группа 27 ТН ВЭД относится к нефтепродуктам. На основании данного заключения экспертов Нижегородской таможней было принято решение о классификации товара ООО «********» по позиции «********» ТН ВЭД России, по этим результатам отдел таможенных платежей посчитал недоимку ООО «********» по вывозной таможенной пошлине. По позиции «№ *******» ТН ВЭД, заявленной ООО «********» в ГТД, таможенную пошлину платить не надо было. Сам акт ревизии был составлен **.**.**г., в нем было указано, что действия ООО «********» содержат признаки административного правонарушения – «недостоверное декларирование», что привело к неуплате таможенной пошлины в размере 14.000.000 рублей и пеней в размере 541.198,1 рублей. Согласно акту продукт ООО ********» получался путем смешивания нефтяного ксилола, с бензином прямой перегонки или с дистиллятом газового конденсата. Он знакомился с пакетом документов ООО «********», знакомился со всеми документами в полном объеме, всего было 14 деклараций. Документы, которые были приложены к ГТД, соответствовали описательной части ГТД, но код товара был установлен не верно. Ответить на вопрос, содержались ли в ТУ ложные сведения о товаре, он не может. У него лично не было оснований считать представленные ООО «********» документы фиктивным или подложными.

Свидетель О. ***** - главный государственный таможенный инспектор отдела торговых ограничений и экспортного контроля Нижегородской таможни   показала суду, что в ее должностные обязанности входит: контроль за перемещением лицензируемых товаров (регистрация лицензий, контроль за таможенным оформлением товаров, на которые оформлены лицензии). В Нижегородской таможне работает с мая 2001 года, работала в отделе нетарифного регулирования и экспортного контроля. В тот момент работала ст. инспектором, главным инспектором. Конкретно в ее функции входил контроль за товаром, который полежит лицензированию при ввозе или вывозе товара, она занималась лицензиями, занималась регистрацией лицензий и контролем за исполнением этих лицензий, сроками действия и квотами товара, отвечала на запросы, подлежат ли лицензированию те или иные товары или нет. В конце 2006 года она работала гл.инспектором в данном отделе Нижегородской таможни. Ей поступил запрос из ООО «********»». В тот момент она была и.о. начальника отдела, запрос был о том: лицензируется ли товар или нет. Товаром был растворитель, к запросу прилагались документы на этот товар: внешнеторговый договор и технические условия. В запросе должно быть указано полное наименование товара и код товара по ТН ВЭД. Определение кода товара по ТН ВЭД в компетенцию их отдела не входит. ООО «********» был дан ответ, что данный товар лицензированию не подлежит.

Из оглашенных   в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя в порядке ч.3 ст.281 УПК РФ показаний О. *****,   данных на предварительном следствии в качестве свидетеля от **.**.**г.,   (т.22,л.д.1-3), следует, что в ноябре 2006 года через канцелярию Нижегородской таможни в отдел торговых ограничений и экспортного контроля Нижегородской таможни поступил запрос от ООО «********», подписанный генеральным директором ООО «********»  Караченцева И.Н. На тот период времени начальника отдела не было, она исполняла его обязанности. Данный запрос исполняла она. В запросе перед таможенными органами были поставлены вопросы о том, лицензируется ли товар (растворитель углеводородный тяжелый с указанием цифрового номера технических условий), так же в запросе декларантом ООО «Тополь» был указан код товара по ТН ВЭД России, а именно - ******** Обязанность определения кода ТН ВЭД России возлагается на декларанта согласно Таможенному Кодексу РФ. К запросу были приложены копии: технических условий на растворитель углеводородный тяжелый, внешнеторгового контракта от **.**.**г. между ООО «********» и какой-то эстонской фирмой, паспорт качества на растворитель углеводородный тяжелый. Данных документов было достаточно для того, чтобы ответить в адрес ООО «********» на поставленный перед таможенным органом вопрос о необходимости лицензирования товара – растворителя углеводородного тяжелого. По составу растворителя, указанному в представленных технических условиях и паспорте качества, лицензии Минэкономразвития на ввоз-вывоз товара не требовалось. В состав растворителя входили нефтяные фракции и до 10% толуола. На ввоз-вывоз растворителей требуется лицензия в случаях, если в их состав входят наркотические, сильнодействующие, ядовитые вещества и их прекурсоры. Она подготовила письменный ответ на запрос ООО «********» № ******* от **.**.**, в котором ответила на поставленный вопрос, а именно указала, что для вывоза данного растворителя лицензии Минэкономразвития не требуется. Что касается кода ТН ВЭД России на товар (растворитель) – ********, данный код был определен декларантом и уже содержался в запросе ООО «********». Вопросами кодов ТН ВЭД занимается другой отдел – отдел Товарной номенклатуры и торговых ограничений. Ответ на указанный выше запрос в адрес ООО «******** ни в коем случае не означает то, что она подтвердила правильность определения кода декларантом.

После оглашения этих показаний свидетель О. ***** показала суду,   что такие показания давала, их подтверждает, сейчас не помнит подробностей из-за давности, тогда помнила все лучше. Подлинность и достоверность представленных документов они не проверяют, это не входит в их обязанности. У них только документальный контроль. Сомнений в подлинности документов ООО «********» у нее не было. Если были бы сомнения в подлинности, она бы запросила дополнительные документы у ООО «********». За проверку правильности заполнения ГТД отвечает отдел товарной номенклатуры и происхождение товаров.

Эксперт Щ. ***** - главный таможенный инспектор отдела физико-химических экспертиз Экспертно-криминалистической службы – филиала Центрального Экспертно-криминалистического таможенного управления ФТС России (г.Н.Новгород)   показал суду, что закончил ННГУ им.Лобачевского по специальности «химия» в 2002 году, у него есть экспертное свидетельство, выданное комиссией ФТС, на проведение экспертной деятельности в области исследования нефтепродуктов. Данное свидетельство продлено до 2013 года. Он работает в этой должности с 2005 года, с 2002 по 2005 год состоял в должности таможенного инспектора отдела физико-химических экспертиз ЭКС – ПТУ, по специальности он химик, стаж экспертной работы около 5-ти лет. Лаборатория Службы располагает всем необходимым для проведения исследований образцов нефтепродуктов, оборудование поверено и аттестовано. После обозрения заключений физико-химических экспертиз, проведенных в рмках расследования по делу: т.№50л.д.7-15,24-32,41-49,58-66,75-83,92-100,109-117,126-133,142-149,158-165,174-181, показал суду, что методы, используемые при проведении судебных экспертиз, указаны в части «Исследование» заключений экспертов. По роду занимаемой должности он наряду с экспертами Службы О.А. ****, Р.П. ***** принимал участие в проведении таможенных идентификационных экспертиз товара ООО «********» «растворитель углеводородный тяжелый», по образцам продукции из вагоно-цистерн, которые были назначены начальником