НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Популярные материалы

Определение Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 28.11.2019 № 88-249/19

ВОСЬМОЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

№ 88-249/2019

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

г. Кемерово 28 ноября 2019 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего Фроловой Т.В.,

судей Лавник М.В., Богдевич Н.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску индивидуального предпринимателя Ш.В.М. к Б.А.Б. о взыскании материального ущерба,

по кассационной жалобе индивидуального предпринимателя Ш.В.М. на решение Эхирит-Булагатского районного суда Иркутской области от 15 апреля 2019 г., апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 18 июля 2019 г.,

Заслушав доклад судьи Восьмого кассационного суда общей юрисдикции Богдевич Н.В., судебная коллегия по гражданским делам ФИО3 кассационного суда общей юрисдикции,

установила:

Индивидуальный предприниматель Ш.В.М. (далее также – ИП Ш.В.М., истец) обратилась с иском в суд к Б.А.Б. (далее также - Б.А.Б., ответчик) о взыскании материального ущерба.

В обосновании своих требований указала, что в ИП Ш.В.М. в соответствии с приказом и трудовым договором от ДД.ММ.ГГГГ на работу в качестве грузчика-разнорабочего был принят Б.А.Б., в соответствии с приказом от ДД.ММ.ГГГГ Б.А.Б. переведен на должность продавца, а в соответствии с приказом от ДД.ММ.ГГГГ переведен на должность старшего продавца.

ДД.ММ.ГГГГ между сторонами заключен договор о полной материальной ответственности, согласно которому работник Б.А.Б. принимает на себя полную материальную ответственность за недостачу имущества, вверенного ему работодателем для осуществления трудовой деятельности, а также за ущерб, возникший у работодателя в результате возмещения им ущерба иным лицам.

ДД.ММ.ГГГГ издан приказ о проведении инвентаризации в магазине <данные изъяты> Период проведения инвентаризации определен с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ Для проведения инвентаризации создана инвентаризационная комиссия в составе Ш.В.М. и продавца П.В.А. Инвентаризация проводилась в присутствии материально-ответственного лица Б.А.Б.

Согласно акту результатов инвентаризации и ведомости расхождений по результатам инвентаризации , установлена недостача товарно-материальных ценностей на сумму 538 974 руб. 36 коп.

Причину недостачи ответчик в письменном объяснении пояснить не смог, добровольно обязался возместить ущерб, дал согласие на удержание из заработной платы в счет погашения недостачи.

Однако после проведения инвентаризации Б.А.Б. не вышел на работу, вследствие чего приказом от ДД.ММ.ГГГГ был уволен в связи с невыходом на работу.

В дальнейшем ИП Ш.В.М. обратилась в ООО Центр Независимой Экспертизы «<данные изъяты>» (далее также – ООО ЦНЭ «<данные изъяты>», предоставив все необходимые бухгалтерские документы, в том числе, документы по проведению инвентаризации, для проведения бухгалтерского исследования с целью правильности определения размера недостачи у материально-ответственного лица Б.А.Б. Заключением эксперта установлен документально подтвержденный размер недостачи в сумме 247 632 руб. 83 коп.

В то же время эксперт указал, что отсутствие подписи Б.А.Б., подтверждающей остатки товаров по учету на ДД.ММ.ГГГГ не позволяют учесть при определении недостачи движение товаров за октябрь 2017 года в сумме 178 908 руб.

Таким образом, общая сумма причиненного Б.А.Б. ущерба ИП Ш.В.М. составляет: 247 632 руб. 83 коп. + 178 908 руб. = 426 540 руб. 83 коп. За проведение бухгалтерского исследования ею уплачено 100 000 руб. Сумма недостачи товарно-материальных ценностей в магазине «Сам себе мастер» за время работы Б.А.Б. с февраля по октябрь 2017 года составляет 426 540 руб. 83 коп.

Б.А.Б. ДД.ММ.ГГГГ было написано заявление на имя ИП Ш.В.М. о том, что он согласен на удержание причитающегося ему расчета при увольнении в счет погашения недостачи. На основании данного заявления с заработной платы Б.А.Б. удержано 17 602 руб. 60 коп.

В связи с вышеизложенным ИП Ш.В.М. просит суд взыскать с Б.А.Б. сумму причиненного ущерба с учетом уточнений в размере 408 938, 23 руб., стоимость бухгалтерского исследования в размере 100 000 руб., расходы по оплате госпошлины в размере 8 289,38 руб.

Решением Эхирит-Булагатского районного суда Иркутской области от 15 апреля 2019 г. в удовлетворении исковых требований ИП Ш.В.М. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 18 июля 2019 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе ИП Ш.В.М. содержится просьба об отмене решения Эхирит-Булагатского районного суда Иркутской области от 15 апреля 2019 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 18 июля 2019 г., как незаконных.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание суда кассационной инстанции не явились, о причинах неявки не сообщили.

Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции, руководствуясь частью 5 статьей 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее также – ГПК РФ), считает возможным рассмотреть дело в отсутствии лиц участвующих в деле.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции находит жалобу не подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 379.7 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда содержащихся в обжалуемом судебном постановлении фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального или норм процессуального права.

Как следует из материалов дела и установлено судами первой и апелляционной инстанцией согласно приказу от ДД.ММ.ГГГГ, трудовому договору от ДД.ММ.ГГГГ, Б.А.Б. принят в ИП Ш.В.М. на должность грузчика-разнорабочего в магазин «<данные изъяты>».

В соответствии с договором о полной индивидуальной материальной ответственности от ДД.ММ.ГГГГ, Б.А.Б. принял на себя полную материальную ответственность за недостачу имущества, вверенного ему работодателем, а также за ущерб, возникший у работодателя в результате возмещения им ущерба иным лицам.

В соответствии с приказом ИП Ш.В.М. от ДД.ММ.ГГГГ, Б.А.Б. переведен на другую работу: прежнее место работы - «<данные изъяты>», грузчик, новое место работы - «<данные изъяты>», продавец.

Согласно приказу ИП Ш.В.М. от ДД.ММ.ГГГГ, Б.А.Б. переведен на другую работу: прежнее место работы - «<данные изъяты>, продавец, новое место работы – «<данные изъяты>», старший продавец.

Приказом от ДД.ММ.ГГГГ ИП Ш.В.М. поручила комиссии в составе: председатель комиссии – Ш.В.М., член комиссии – продавец – П.В.А. провести инвентаризацию товаров в магазине «<данные изъяты>» в период с ДД.ММ.ГГГГ до ДД.ММ.ГГГГ, причина инвентаризации: прекращение деятельности магазина с ДД.ММ.ГГГГ

Согласно ведомости расхождений по результатам инвентаризации от ДД.ММ.ГГГГ, Акту о результатах инвентаризации от ДД.ММ.ГГГГ, установлена недостача товарно-материальных ценностей у Б.А.Б. на сумму 538 974 руб. 36 коп.

Как следует из объяснительной Б.А.Б. от ДД.ММ.ГГГГ, причину недостачи в магазине «<данные изъяты>» в размере 500 000 руб. он пояснить не может, так как магазин и контейнер не оставались без него, ключи были только у него.

Согласно расписки от ДД.ММ.ГГГГ, Б.А.Б. обязуется перед ИП Ш.В.М. выплачивать ежемесячно долг в сумме 500 000 руб.

В соответствии с распиской от ДД.ММ.ГГГГ, Б.А.Б. дает согласие ИП Ш.В.М. на удержание причитающегося ему расчета в счет погашения недостачи.

Приказом ИП Ш.В.М. от ДД.ММ.ГГГГ Б.А.Б., продавец магазина «<данные изъяты>», уволен по пункту 6 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

Согласно заключению эксперта ООО ЦНЭ «<данные изъяты>» , выполненного по заказу Ш.В.М., размер недостачи составил 247 632 руб. 83 коп.

Отказывая ИП Ш.В.М. в удовлетворении заявленных требований, суды исходили из того, что приобщенный к материалам дела договор о полной индивидуальной материальной ответственности с Б.А.Б. заключен между сторонами спора ДД.ММ.ГГГГ, то есть в период осуществления ответчиком должностных обязанностей в должности грузчика.

Вместе с тем, должность грузчика не входит в утвержденный Постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 31 декабря 2002 г. № 85 перечень должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной материальной ответственности за недостачу вверенного имущества, в связи с чем ДД.ММ.ГГГГ договор о полной материальной ответственности с Б.А.Б. не подлежал заключению.

Договор о полной материальной ответственности с Б.А.Б., выполняющим обязанности продавца или старшего продавца, ИП Ш.В.М. не заключался.

Вместе с тем, изменение трудовых обязанностей (функций) Б.А.Б. влекло за собой необходимость заключения договора о полной материальной ответственности, а отсутствие договора о полной материальной ответственности исключает возможность привлечения работника к полной материальной ответственности.

Как следует из материалов дела, допустимых доказательств, подтверждающих факт передачи работодателем Б.А.Б. материальных ценностей под отчет, а также доказательств, подтверждающих возникновение ущерба вследствие неправомерных действий (бездействия) ответчика, причинно-следственной связи между наступившим ущербом и поведением Б.А.Б., истцом не представлено, факт причинения ответчиком своим неправомерным поведением ущерба работодателем не доказан.

Также суд первой инстанции посчитал, что ИП Ш.В.М. не был соблюден порядок проведения инвентаризации и оформления ее результатов в соответствии с требованиями Методических указаний по инвентаризации имущества и финансовых обязательств, утвержденных Приказом Минфина РФ от 13 июня 1995 г. № 49, которые носят обязательный характер для юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

Истцом не предоставлены в материалы дела сличительные и инвентаризационные ведомости, составленные по итогам проведения инвентаризации, форма которых утверждена Постановлением Госкомстата России от 18 августа 1998 г. № 88 «Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету кассовых операций, по учету результатов инвентаризации».

Расписки материально ответственного лица о том, что к началу инвентаризации все расходные и приходные документы на имущество сданы в бухгалтерию или переданы комиссии и все ценности, поступившие на его ответственность, оприходованы, а выбывшие списаны в расход, отсутствуют. Б.А.Б. не дана расписка, подтверждающая проверку комиссией имущества в его присутствии, об отсутствии к членам комиссии каких-либо претензий.

Суд первой инстанции также отметил, что истцом не представлено допустимых доказательств в виде акта инвентаризации, содержащего перечень наличного имущества, в частности, название, характеристику, фактическое количество и стоимость товара, подлежащего инвентаризации.

В соответствии со статьей 11 Федерального закона от 06 декабря 2011 г. № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете» активы и обязательства подлежат инвентаризации. При инвентаризации выявляется фактическое наличие соответствующих объектов, которое сопоставляется с данными регистров бухгалтерского учета.

Законодательством о бухгалтерском учете недостача определяется как выявленное при инвентаризации расхождение между фактическим наличием имущества и данными бухгалтерского учета. Поэтому для установления факта недостачи необходимы документы, отражающие фактическое наличие имущества на какую-либо дату, и документы, отражающие наличие имущества по данным бухгалтерского учета на эту дату. Фактическое наличие имущества определяется при проведении инвентаризации.

Порядок и сроки проведения инвентаризации определяются руководителем организации, за исключением случаев, когда проведение инвентаризации обязательно.

Порядок проведения инвентаризации определяется с учетом Методических указаний по инвентаризации имущества и финансовых обязательств, утвержденных Приказом Министерства финансов РФ от 13 июня 1995 г. № 49. Общие правила проведения инвентаризации закреплены в разделе 2 Методических указаний по инвентаризации имущества и финансовых обязательств, утвержденных Приказом Минфина Российской Федерации от 13 июня 1995 г. № 49, в соответствии с которыми, для проведения инвентаризации в организации создается постоянно действующая инвентаризационная комиссия (пункт 2.2); персональный состав инвентаризационной комиссии утверждает руководитель организации путем издания соответствующего приказа (пункт 2.3). До начала проверки фактического наличия имущества инвентаризационной комиссии надлежит получить последние на момент инвентаризации приходные и расходные документы или отчеты о движении материальных ценностей и денежных средств. Материально-ответственные лица дают расписки о том, что к началу инвентаризации все расходные и приходные документы на имущество сданы в бухгалтерию или переданы комиссии и все ценности, поступившие на их ответственность, оприходованы, а выбывшие списаны в расход. Аналогичные расписки дают и лица, имеющие подотчетные суммы на приобретение или доверенности на получение имущества (пункт 2.4). Проверка фактического наличия имущества производится при обязательном участии материально-ответственных лиц (пункт 2.8). Описи подписывают все члены инвентаризационной комиссии и материально-ответственные лица. В конце описи материально-ответственные лица дают расписку, подтверждающую проверку комиссией имущества в их присутствии, об отсутствии к членам комиссии каких-либо претензий и принятии перечисленного в описи имущества на ответственное хранение. При проверке фактического наличия имущества в случае смены материально-ответственных лиц принявший имущество расписывается в описи в получении, а сдавший - в сдаче этого имущества (пункт 2.10).

Факт недостачи может считаться установленным только при условии выполнения в ходе инвентаризации всех необходимых проверочных мероприятий, результаты которых должны быть оформлены документально в установленном законом порядке.

Проведение инвентаризации со значительными отступлениями от этих правил свидетельствует о недопустимости результатов проведенной инвентаризации и невозможности принятия результатов инвентаризации в качестве доказательств причинения истцу материального ущерба в предъявленном размере.

Первичные учетные документы, подлежащие своевременной регистрации и накоплению в регистрах бухгалтерского учета, и данные инвентаризации, в ходе которой выявляется фактическое наличие товарно-материальных ценностей и сопоставляется с данными регистров бухгалтерского учета, должны быть составлены в соответствии с требованиями законодательства.

Акты инвентаризации в обязательном порядке подписываются всеми членами инвентаризационной комиссии и материально-ответственным лицом, в конце описи имущества материально-ответственное лицо дает расписку, подтверждающую проверку комиссией имущества в их присутствии, об отсутствии к членам комиссии каких-либо претензий.

Отступление от этих правил оформления документов влечет невозможность с достоверностью установить факт наступления ущерба у работодателя, определить, кто именно виноват в возникновении ущерба, каков его размер, имеется ли вина работника в причинении ущерба.

Как указано в Обзоре практики рассмотрения судами дел о материальной ответственности работников (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 05 декабря 2018 г.), бремя доказывания наличия совокупности обстоятельств в виде наличия прямого действительного ущерба у работодателя, противоправности поведения (действий или бездействия) работника, причинной связи между действиями или бездействием работника и причиненным работодателю ущербом, вины работника в причинении ущерба законом возложено на работодателя, который до принятия решения о возмещении ущерба конкретным работником обязан провести проверку с обязательным истребованием от работника письменного объяснения для установления размера причиненного ущерба, причин его возникновения и вины работника в причинении ущерба.

С учетом установленных судом первой инстанции обстоятельств, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции считает правильными выводы судов первой и апелляционной инстанций о том, что допущенные работодателем при проведении инвентаризации нарушения исключают возможность взыскания с ответчика материального ущерба, причиненного недостачей материальных ценностей ввиду недоказанности истцом размера материального ущерба, а также вины работника в его причинении.

Доводы подателя жалобы о том, что ответчиком собственноручно сделаны записи о поступившем товаре в журнале регистрации приходно-расходных документов, что является доказательством передачи работнику товара, основаны не неверном толковании норм материального права, в связи с чем обосновано отклонены судом первой инстанции и не приняты в качестве доказательств получения работником товарно-материальных ценностей.

Товарные накладные, в которых имеются подписи ответчика, подтверждающие факт получения им товара, в материалах дела отсутствуют. Имеющиеся в деле товарные накладные не содержат ни одной подписи Б.А.Б., подтверждающей получение им указанных в данных документах товарно-материальных ценностей, что было установлено судом.

Между тем, ответственность работника, как это следует из положений статьи 243 Трудового кодекса Российской Федерации (далее также - ТК РФ), наступает за утрату или недостачу переданных ему товарно-материальных ценностей, вверенных на основании специального письменного договора или полученных работником по разовому документу.

Согласно статьи 9 Федерального закона от 06 декабря 2011 г. № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете», хозяйственные операции оформляются накладными, содержащими обязательные реквизиты для первичных учетных документов (в том числе, подпись лица, получившего товарно-материальные ценности), представленные истцом накладные, подписанные ИП Ш.В.М., правомерно не приняты судом первой инстанции в качестве допустимых доказательств, подтверждающих передачу ответчику товарно-материальных ценностей.

Суд первой инстанции правильно указал, что ответчиком не соблюден порядок привлечения работника к материальной ответственности за причинение материального ущерба, установленный статьей 247 ТК РФ, предусматривающий право работника знакомится со всеми материалами.

В силу статьи 233 ТК РФ материальная ответственность стороны трудового договора наступает за ущерб, причиненный ею другой стороне этого договора в результате ее виновного противоправного поведения. Каждая из сторон трудового договора обязана доказать размер причиненного ей ущерба.

Согласно статьи 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат. Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.

Исходя из положений пункта 5 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2006 г. № 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю» к обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения дела о возмещении ущерба работником, обязанность доказать которые возлагается на работодателя, относятся:

-отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника;

противоправность поведения (действия или бездействие) причинителя вреда;

-вина работника в причинении ущерба;

-причинная связь между поведением работника и наступившим ущербом;

-наличие прямого действительного ущерба; размер причиненного ущерба;

-соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности.

Если работодателем доказаны правомерность заключения с работником договора о полной материальной ответственности и наличие у этого работника недостачи, последний обязан доказать отсутствие своей вины в причинении ущерба.

В пункте 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2006 г. № 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю», даны разъяснения, согласно которым при определении суммы, подлежащей взысканию, судам следует учитывать, что в силу статьи 238 ТК РФ работник обязан возместить лишь прямой действительный ущерб, причиненный работодателю, под которым понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе находящегося у работодателя имущества третьих лиц, если он несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение или восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам. Под ущербом, причиненным работником третьим лицам, следует понимать все суммы, которые выплачены работодателем третьим лицам в счет возмещения ущерба. При этом необходимо иметь в виду, что работник может нести ответственность лишь в пределах этих сумм и при условии наличия причинно-следственной связи между виновными действиями (бездействием) работника и причинением ущерба третьим лицам.

Из приведенных положений ТК РФ и разъяснений, содержащихся в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2006 г. № 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю», следует, что основанием материальной ответственности сторон трудового договора является материальный ущерб, причиненный одной стороной трудового договора другой стороне этого договора. Соответственно, наличие имущественного ущерба - обязательное условие материальной ответственности (нет ущерба - нет материальной ответственности). Упущенная выгода, то есть неполученные доходы, которые работодатель получил бы, если бы его право не было нарушено, взысканию с работника не подлежат.

Судебными инстанциями при разрешении исковых требований ИП Ш.В.М. к Б.А.Б. о возмещении ущерба, причиненного работодателю работником, были приняты во внимание нормативные положения, регулирующие материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю, и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению.

Таким образом, судебными инстанциями при разрешении настоящего спора не было установлено основание для наступления материальной ответственности работника, а именно наличие у работодателя прямого действительного ущерба, причиненного противоправными виновными действиями данного работника в процессе трудовой деятельности.

Оснований не согласиться с выводами суда первой и апелляционной инстанций судом кассационной инстанции не усматривается, поскольку они мотивированы и соответствуют обстоятельствам дела, предоставленным доказательствам, исследованными судами, основаны на приведенных нормах процессуального закона, судами применен закон, подлежащий применению.

Суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими и определять, какое судебное постановление должно быть принято при новом рассмотрении дела.

Доводы кассационной жалобы по своему содержанию повторяют доводы апелляционной жалобы, которые были предметом исследования в судах, им дана надлежащая оценка. Эти доводы фактически выражают субъективную точку заявителя на то, как должно быть рассмотрено настоящее дело и оценены собранные по делу доказательства.

С учетом изложенного обжалуемые судебные постановления следует признать законными, поскольку они приняты без нарушений норм материального либо норм процессуального права, выводы судов, содержащиеся в обжалуемых судебных постановлениях соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций.

Руководствуясь статьями 379.7, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции,

определила:

решение Эхирит-Булагатского районного суда Иркутской области от 15 апреля 2019 г., апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 18 июля 2019 г. оставить без изменения, кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Ш.В.М. – без удовлетворения.

Председательствующий Т.В. Фролова

Судьи М.В. Лавник

Н.В. Богдевич

Налоговый кодекс
Минфин РФ
ФНС РФ
Кодексы РФ
Популярные материалы