НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Определение Приморского краевого суда (Приморский край) от 13.04.2015 № 33-2970

  Судья Ярошева Н.А. Дело № 33-2970

ОПРЕДЕЛЕНИЕ    13 апреля 2015 года г. Владивосток

 Судебная коллегия по гражданским делам Приморского краевого суда в составе:

 председательствующего Стрюкова Д.А.

 судей Мельниковой О.Г., Старовойт Р.К.

 при секретаре Щур А.А.

 рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению Романченко Д.Д. к прокуратуре Приморского края, Генеральной прокуратуре РФ о восстановлении на работе

 по апелляционной жалобе представителя истца Романченко Д.Д. – Коростелева А.И., апелляционной жалобе представителя ответчиков Прокуратуры Приморского края и Генеральной прокуратуры Российской Федерации на решение Ленинского районного суда г. Владивостока от 30 декабря 2014 года, которым исковые требования удовлетворены.

 Постановлено признать незаконным и отменить приказ прокурора Приморского края № от 16.05.2014 г. об увольнении Романченко Д.Д..

 Восстановить Романченко Д.Д. на службе в прокуратуре Приморского края с 26.04.2014 г..

 Заслушав доклад судьи Стрюкова Д.А., объяснения представителя истца Коростелева А.И., представителя ответчиков Будлова И.М., судебная коллегия

у с т а н о в и л а:    Истец обратился в суд с названным иском, указав, что он с 1996 г. проходит службу в органах прокуратуры РФ, с февраля 2007 г. занимал должность .... Согласно решению территориальной избирательной комиссии Ольгинского района Приморского края № от 10.09.2013 г. он избран депутатом Думы Ольгинского муниципального района Приморского края. С момента его избрания депутатом он приостановил службу в органах прокуратуры РФ на период осуществления соответствующих полномочий, 13.09.2013 г. на имя Генерального прокурора РФ, а также на имя прокурора Приморского края им подан рапорт от 12.09.2013 г. о приостановлении службы в органах прокуратуры РФ. Трудовые правоотношения между ним и работодателем (Генеральной прокуратурой РФ) в силу закона приостановлены 10.09.2013 г., а в период осуществления соответствующих полномочий депутата за ним сохраняются лишь гарантии социального характера. Приказом Генерального прокурора РФ № от 10.12.2013 г. он освобожден от должности ... в связи с прекращением допуска к государственной тайне. Решением Ольгинского районного суда Приморского края от 17.10.2013 г. решение территориальной комиссии Ольгинского района от 10.09.2013 г. № (в редакции решения территориальной избирательной комиссии Ольгинского района от 12.09.2013 г. №) «О результатах выборов депутатов Думы Ольгинского муниципального района пятого созыва по многомандатному избирательному округу №» отменено, признаны недействительными итоги голосования на избирательном участке № многомандатного избирательного округа № по выборам депутатов Думы Ольгинского муниципального района пятого созыва. Решение Ольгинского районного суда от 17.10.2013 г. вступило в законную силу 24.04.2014 г.. Приказом прокурора Приморского края № от 16.05.2014 г. он уволен 25.04.2014 г. из прокуратуры Приморского края по пп. «а» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ - однократное грубое нарушение трудовых обязанностей - прогул, т.е. отсутствие на рабочем месте без уважительных причин. С данным приказом он не согласен, считает его незаконным и необоснованным, подлежащим отмене. Трудовая книжка и приказ прокурора Приморского края № от 16.05.2014 г. получены им посредством почтовой связи 01.07.2014 г. и 02.07.2014 г. соответственно. Согласно приказу от 16.05.2014 г. Романченко Д.Д. в период с 25.04.2014 г. по 16.05.2014 г. на службу не пребывал, тем самым совершил однократное грубое нарушение трудовых обязанностей - прогул. Полагает указанные работодателем выводы ошибочными, т.к. в указанный временной промежуток Романченко Д.Д. являлся депутатом, в силу чего его служба в органах прокуратуры РФ была приостановлена. 24.04.2014 г. вступило в законную силу решение Ольгинского районного суда от 17.10.2013 г.. Правовые последствия признания итогов голосования недействительными наступают после соответствующего решения комиссии. В данном случае 21.05.2014 г. ТИК Ольгинского района Приморского края принято решение № об отмене итогов выборов на многомандатном избирательном округе № Ольгинского муниципального района Приморского края, депутатом которого он являлся, в связи с чем ему было необходимо приступить к исполнению служебных обязанностей с 22.05.2014 г.. Следовательно, поскольку с 25.04.2014 г. по 16.05.2014 г. он являлся депутатом, дисциплинарный проступок в качестве сотрудника прокуратуры РФ не совершал. Кроме того, он назначен на должность ... Генеральным прокурором РФ на основании приказа № от 31.01.2007 г., после освобождения его от должности ... с 10.12.2013 г., он на какую-либо должность в органах прокуратуры РФ, в том числе прокуратуры Приморского края, не назначался. Решением Тверского районного суда г. Москвы от 29.05.2014 г. были удовлетворены его исковые требования: отказ Генеральной прокуратуры РФ, выразившейся в непринятии решения о приостановлении полномочий ... Романченко Д.Д. в связи с его избранием на выборную должность, признан незаконным; на Генеральную прокуратуру РФ возложена обязанность приостановить службу Романченко Д.Д. в органах прокуратуры РФ в качестве ... в связи с избранием депутатом Думы Ольгинского муниципального района на период осуществления полномочий депутата; Приказ Генерального прокурора РФ № от 10.12.2013 г. об освобождении Романченко Д.Д. от должности ... признан незаконным и отменен. Таким образом, у прокурора Приморского края отсутствовали соответствующие полномочия по привлечению Романченко Д.Д. к дисциплинарной ответственности. Кроме того, работодатель не затребовал от Романченко Д.Д. письменные объяснения по факту вмененного дисциплинарного проступка. Просил приказ прокурора Приморского края № от 16.05.2014 г. об увольнении Романченко Д.Д. признать незаконным и отменить; восстановить Романченко Д.Д. на службе в органах прокуратуры РФ с 17.05.2014 г..

 До рассмотрения дела по существу представителем истца уточнены заявленные требования, просил признать незаконным и отменить приказ прокурора Приморского края № от 16.05.2014 г. об увольнении Романченко Д.Д.; восстановить Романченко Д.Д. на службе в органах прокуратуры РФ с 26.04.2014 г..

 Представитель истца в судебном заседании настаивал на удовлетворении заявленных требований, пояснил, что трудовая книжка и приказ № от 16.05.2014 г. получены Романченко Д.Д. посредством почтовой связи 01.07.2014 г. и 02.07.2014 г., месячный срок обращения в суд следует исчислять с 01.07.2014 г.. При рассмотрении гражданского дела 29.05.2014 г. в Тверском районном суде г. Москвы представитель Генеральной прокуратуры РФ вручила ему отзыв, который не содержит сведений о приказе, копия приказа ему не передавалась. При даче пояснений представитель Генеральной прокуратуры РФ сослалась на приказ об увольнении истца из органов прокуратуры, указав его дату и номер. 03.06.2014 г. Романченко Д.Д. подал письменное заявление на имя прокурора Приморского края о направлении ему копии приказа, 17.06.2014 г. в адрес Романченко Д.Д. поступило письменное уведомление ведущего специалиста ОК прокуратуры края от 19.05.2014 г. об увольнении истца из органов прокуратуры, с предложением явиться в ОК прокуратуры Приморского края для получения трудовой книжки, либо дать согласие на ее пересылку по почте. 25.06.2014 г. Романченко Д.Д. подал письменное заявление на имя прокурора Приморского края о направлении трудовой книжки посредством почтовой связи. Полагает, Романченко Д.Д. обратился с данным исковым заявлением с соблюдением сроков, установленных ТК РФ. Полагает, что с момента избрания Романченко Д.Д. депутатом и приостановления службы, Генеральная прокуратура РФ и прокуратура Приморского края не могут применять нормы ТК РФ, о чем также указано в определении Верховного суда РФ, поскольку с момента избрания прекращены трудовые отношения между истцом и ответчиком. Кроме того, в основу приказа, который обжалуется Романченко Д.Д., положен приказ Генерального прокурора РФ, который отменен решением Тверского районного суда г. Москва, вступившим в закону силу 22.12.2014 г.. Указанным решением суда установлено, что за Романченко Д.Д. сохранялась должность ..., в связи с чем полагает, что прокурор Приморского края не мог его уволить. После принятия решения Думой Ольгинского района о прекращении полномочий депутата Романченко Д.Д., истец обратился с рапортом в прокуратуру Приморского края, в котором просил письменно сообщить о кадровом решении, т.к. находился на лечении за пределами г. Владивостока. Однако ответа не последовало. Полагает, что Романченко Д.Д. должен быть восстановлен в должности ....

 Романченко Д.Д. в судебное заседание не явился, о времени и месте слушания по делу был уведомлен надлежащим образом.

 Представитель прокуратуры Приморского края в судебном заседании возражал против удовлетворения заявленных требований. Пояснил, что при признании итогов голосования, результатов выборов недействительными, после подведения итогов голосования полномочия избранных на указанных выборах лиц прекращаются немедленно по вступлении в силу решения суда, в результате утраты правового основания для возникновения указанных полномочий. Романченко Д.Д. утратил статус депутата Думы Ольгинского муниципального района пятого созыва с 24.04.2014 г. в связи с отменой судом решения соответствующей избирательной комиссии об его избрании, а не с 22.05.2014 г. как указывает истец. Полагает, что ссылка истца на п. 1.4 ч. 1 ст. 77 ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ» является необоснованной, поскольку данной нормой регламентированы последствия отмены судом решения избирательной комиссии об итогах голосования, а не последствия отмены судом решения избирательной комиссии о результатах выборов. Доводы об отсутствии у прокурора Приморского края полномочий по привлечению Романченко Д.Д. к дисциплинарной ответственности являются необоснованными. Как следует из штатного расписания прокуратуры г. Владивостока, утвержденного прокурором Приморского края, все должности данной прокуратуры, в том числе ..., входят в состав прокуратуры Приморского края, являющейся самостоятельным юридическим лицом. По факту отсутствия Романченко Д.Д. на рабочем месте в период с 25.04.2014 г. по 16.05.2014 г. проводилась служебная проверка, осуществлялись выезды по месту жительства Романченко Д.Д., сотрудники прокуратуры края пытались связаться с истцом по телефону, составлены акты об отсутствии Романченко Д.Д. в прокуратуре <адрес>, также направлялись уведомления о необходимости явки в прокуратуру края для решения кадровых вопросов, предпринимались попытки вручить уведомления представителям Романченко Д.Д.. Полагает, что Романченко Д.Д., несмотря на неоднократные попытки вручить ему уведомление о необходимости явиться в органы прокуратуры края, всячески уклонялся от явки в прокуратуру края, что свидетельствует о его умышленном нарушении трудовых обязанностей. Кроме того полагает, что истцом пропущен срок для обращения в суд, поскольку из заявления истца в прокуратуру края от 02.06.2014 г. следует, что при рассмотрении гражданского дела в Тверском районном суде г. Москвы 29.05.2014 г. ему стало известно о наличии и содержании приказа от 16.05.2014 г. о его увольнении со службы. В день увольнения истец отсутствовал на работе, ознакомить его с приказом и выдать трудовую книжку не представлялось возможным, в связи с чем 19.05.2014 г. ему направлено уведомление об издании данного приказа, а также о необходимости явиться в отдел кадров для получения трудовой книжки, либо дачи письменного согласия на ее пересылку по почте, которое 17.06.2014 г. было получено истцом. В суд с данным иском Романченко Д.Д. обратился 29.07.2014 г., со дня увольнения прошло более 3 месяцев.

 Представитель Генеральной прокуратуры РФ в судебное заседание не явилась, уведомлена надлежащим образом, направила отзыв, в котором указала, что решение о применении к Романченко Д.Д. мер дисциплинарного воздействия, а равно и о его увольнении Генеральным прокурором РФ не принималось, обжалуемый приказ издан прокурором Приморского края, следовательно, надлежащим ответчиком является прокуратура Приморского края. Поскольку решение о признании Романченко Д.Д. избранным депутатом отменено, после 24.04.2014 г. истец был обязан незамедлительно явиться к представителю работодателя для решения вопросов, связанных с дальнейшим прохождением службы. Данная обязанность истцом не выполнена, вследствие чего он уволен за прогул. Кроме того полагает, что истцом пропущен срок для обращения в суд.

 Судом постановлено указанное решение, с которым истец не согласился, представителем подана апелляционная жалоба, просит решение суда изменить, исключить из мотивировочной части решения выводы суда о том, что с учетом определения Приморского краевого суда от 24.04.2014 г., положений ч. 6 ст. 77 ФЗ РФ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ», разъяснений, содержащихся в п. 44 Постановления Пленума ВС РФ № 5 от 31.03.2011 г. «О практике рассмотрения судами дел о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ», при признании итогов голосования, полномочия избранных на указанных выборах лиц прекращаются немедленно по вступлению в силу решения суда, следовательно Романченко Д.Д. был обязан явиться на службу 25.04.2014 г.

 Прокурором Приморского края также подана апелляционная жалоба, в которой просит решение суда отменить, принять по делу новое решение.

 Судебная коллегия, изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, возражений на них, полагает решение суда подлежащим отмене в связи с несоответствием выводов суда обстоятельствам дела, неправильным применением норм материального права (п. 3, 4 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ).

 В силу п. 6 ст. 77 Федерального закона от 12.06.2002 N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" отмена судом решения о результатах выборов в случае, если допущенные нарушения не позволяют выявить действительную волю избирателей, влечет признание результатов выборов по данному избирательному округу недействительными.

 Согласно п.п. "а" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей - прогула, то есть отсутствия на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня (смены), независимо от его (ее) продолжительности, а также отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня (смены).

 В соответствии с п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года N 2, при рассмотрении дела о восстановлении лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.

 В силу ч. 6 ст. 209 ТК РФ рабочим местом работника является место, где работник должен находиться или куда ему необходимо прибыть в связи с его работой и которое прямо или косвенно находится под контролем работодателя.

 В пункте 35 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса РФ" разъяснено, что в случае, если в трудовом договоре, заключенном с работником, либо локальном нормативном акте работодателя (приказе, графике и т.п.) не оговорено конкретное рабочее место этого работника, то в случае возникновения спора по вопросу о том, где работник обязан находиться при исполнении своих трудовых обязанностей, следует исходить из того, что в силу части шестой статьи 209 Трудового кодекса РФ рабочим местом является место, где работник должен находиться или куда ему необходимо прибыть в связи с его работой и которое прямо или косвенно находится под контролем работодателя.

 В силу п. 3 ч. 1 ст. 192 ТК РФ за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить дисциплинарное взыскание в виде увольнения по соответствующим основаниям.

 Согласно ч. 1, 2 ст. 193 ТК РФ до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не представлено, то составляется соответствующий акт. Непредставление работником объяснения не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания.

 В соответствии с ч. 1 ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

 Судом установлено и подтверждается материалами дела, что с 30.12.1996 г. Романченко Д.Д. проходил службу в органах прокуратуры Приморского края, приказом Генерального прокурора РФ № от 09.10.2001 г. был назначен на должность ..., приказом Генерального прокурора РФ № от 14.08.2003 г. – на должность ..., приказом Генерального прокурора РФ № от 31.01.2007 г. – на должность ....

 Согласно трудового договора, заключенного 11.02.2009 г. между Генеральной прокуратурой РФ в лице прокурора Приморского края и Романченко Д.Д. следует, что истец замещает должность по федеральной государственной службе в прокуратуре Приморского края - ... с 10.02.2007 г., трудовой договор заключен на неопределенный срок.

 Решением территориальной избирательной комиссии Ольгинского района № от 10.09.2013 г. Романченко Д.Д. признан избранным депутатом Думы Ольгинского муниципального района Приморского края пятого созыва по многомандатному округу №, 20.09.2013 г. ему было выдано удостоверение депутата.

 12.09.2013 г. Романченко Д.Д. в соответствии с положениями ст. 43.1 ФЗ «О прокуратуре РФ», ст. 70 ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ» был подан рапорт на имя прокурора Приморского края, 13.09.2013 г. - на имя Генерального прокурора РФ, о приостановлении службы в органах прокуратуры на период осуществления полномочий депутата.

 Решением Ольгинского районного суда Приморского края от 17.10.2013 г. удовлетворено в части заявление и.о. прокурора Ольгинского района Приморского края о признании недействительными результатов выборов Депутатов Думы Ольгинского муниципального района Приморского края пятого созыва; решение территориальной избирательной комиссии Ольгинского района от 10.09.2013 г. № «О результатах выборов депутатов Думы Ольгинского муниципального района пятого созыва по многомандатному избирательному округу №» (в редакции решения № от 12.09.2013 г.) признано незаконным и отменено; признаны недействительными результаты выборов депутатов Думы Ольгинского муниципального района пятого созыва по многомандатному избирательному округу № на избирательном участке №; возложена обязанность на территориальную избирательную комиссию Ольгинского района принять решение о результатах выборов депутатов Думы Ольгинского муниципального района пятого созыва по многомандатному избирательному округу №, в соответствии с действующим избирательным законодательством.

 Определением Приморского краевого суда от 24.04.2014 г. решение Ольгинского районного суда Приморского края от 17.10.2013 г. изменено, резолютивная часть изложена в следующей редакции: заявление и.о. прокурора Ольгинского района Приморского края удовлетворить частично; признать недействительными итоги голосования на избирательном участке № многомандатного избирательного округа № по выборам депутатов Думы Ольгинского муниципального района пятого созыва; решение территориальной избирательной комиссии Ольгинского района от 10.09.2013 г. № (в редакции решения территориальной избирательной комиссии О. района от 12.09.2013 №) «О результатах выборов депутатов Думы Ольгинского муниципального района пятого созыва по многомандатному округу №» отменить; в удовлетворении остальной части заявления прокурору отказать.

 Приказом прокурора Приморского края № от 16.05.2014 г., ... Романченко Д.Д. уволен 25.04.2014 г. из прокуратуры Приморского края за однократно грубое нарушение трудовых обязанностей - прогул, т.е. отсутствие на рабочем месте без уважительных причин.

 Из указанного приказа следует, что определение Приморского краевого суда от 24.04.2014 г. вступило в законную силу в день его принятия, в связи с тем, что Романченко Д.Д. необходимо было прибыть в отдел кадров прокуратуры Приморского края для решения вопросов о дальнейшем прохождении им службы, ему неоднократно направлялись соответствующие письменные уведомления. В период с 25.04.2014 г. по 16.05.2014 г. Романченко Д.Д. на службу не прибыл, о своем местонахождении не уведомил, об уважительности причин неявки не сообщил, тем самым совершил однократное грубое нарушение трудовых обязанностей - прогул, т.е. отсутствие на рабочем месте без уважительных причин.

 Суд первой инстанции с учетом установленных обстоятельств, проанализировав положения п. 6 ст. 77 ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ», разъяснения, содержащиеся в п. 44 Постановления Пленума Верховного Суда РФ №5 от 31.03.2011 г. «О практике рассмотрения судами дел о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ», пришел к обоснованному выводу о том, что Романченко Д.Д. был обязан явиться на службу 25.04.2014 г., поскольку в случае признании итогов голосования, результатов выборов недействительными после подведения итогов голосования, полномочия избранных на указанных выборах лиц прекращаются немедленно по вступлению в силу решения суда.

 Вместе с тем судом сделан вывод о том, что истец добросовестно заблуждался, полагая, что для прекращения его полномочий как депутата Думы Ольгинского муниципального района по пятому избирательному округу необходимо принятие решения ТИК Ольгинского района, а также Думой Ольгинского муниципального района Приморского края.

 Судебная коллегия не может согласиться с таким выводом суда первой инстанции, поскольку с учетом личности истца, который имеет высшее юридическое образование, длительное время проходил службу в органах прокуратуры, в том числе в должности ... оснований для вывода о добросовестности его заблуждения не имеется.

 Судом также установлено, что приказом Генерального прокурора РФ № от 10.12.2013 г. Романченко Д.Д. освобожден от должности прокурора г. Владивостока в связи с прекращением допуска к государственной тайне (п. 10 ч. 1 ст. 83 ТК РФ), после освобождения от должности ... на какую-либо иную должность не назначался и являлся работником прокуратуры Приморского края.

 Апелляционным определением Верховного суда РФ от 27.10.2014 г. были удовлетворены исковые требования Романченко Д.Д. к прокуратуре Приморского края о признании незаконным распоряжения прокурора Приморского края от 29.11.2013 г. № о создании комиссии для проведения служебного расследования, признании незаконными заключения по результатам проведенной проверки от 06.12.2013 г., решения прокурора Приморского края от 06.12.2013 г. о прекращении Романченко Д.Д. допуска к государственной тайне. Указанным определением установлено, что на момент проведения расследования служебные отношения между сторонами были приостановлены в силу императивных предписаний ст. 43.1 ФЗ «О прокуратуре РФ» и Романченко Д.Д. не являлся должностным лицом прокуратуры г. Владивостока.

 Решением Тверского районного суда г. Москвы от 29.05.2014 г., вступившим в законную силу 22.12.2014 г., признано незаконным непринятие Генеральной прокуратурой РФ решения о приостановления полномочий Романченко Д.Д. - прокурора <адрес>, в связи с его избранием 10.09.2013 г. на выборную должность депутата Думы Ольгинского муниципального района Приморского края; на Генеральную прокуратуру РФ возложена обязанность приостановить службу Романченко Д.Д. в должности ... в связи с его избранием на выборную должность 10.09.2013 г. на период осуществления им полномочий депутата Думы Ольгинского муниципального района Приморского края; признан незаконным и отменен приказ Генерального прокурора РФ от 10.12.2013 г. № об освобождении Романченко Д.Д. от должности ....

 Приняв во внимание, что на момент увольнения вышеуказанный приказ Генерального прокурора РФ от 10.12.2013 г. отменен не был, на иную должность Романченко Д.Д. не назначен, суд с учетом положений ст. 11, 13, 18 ФЗ «О прокуратуре РФ», пришел к правильному выводу о том, что прокурор Приморского края был вправе привлекать истца как работника прокуратуры Приморского края к дисциплинарной ответственности.

 Кроме этого, судом на основании исследованных доказательств по делу установлено, что истец в период с 25.04.2014 г. по 15.05.2014 г. в прокуратуре г. Владивостока, прокуратуре Приморского края не появлялся. Указанные обстоятельства сторонами не оспаривались.

 28.04.2014 г., 14.05.2014 г. в адрес Романченко Д.Д., его представителя Баженовой М.В., а также 12.05.2014 г. в адрес его представителя Коростелева А.И., были направлены уведомления о необходимости прибыть в отдел кадров прокуратуры Приморского края для решения кадровых вопросов.

 Также 28.04.2014 г. работниками прокуратуры Приморского края был осуществлен выезд по месту жительства Романченко Д.Д. с целью предложить ему сдать служебное удостоверение работника прокуратуры в связи с освобождением от занимаемой должности и вручить уведомление о необходимости прибыть в отдел кадров прокуратуры края для решения кадровых вопросов, копия уведомления была упакована в конверт и оставлена в почтовом ящике квартиры истца, что подтверждается актом от 28.04.2014 г.

 Согласно акта от 29.04.2014 г. работниками прокуратуры Приморского края был осуществлен выезд по месту жительства представителя Романченко Д.Д. - Баженовой М.В. с целью вручить уведомление о необходимости Романченко Д.Д. прибыть в отдел кадров прокуратуры края для решения кадровых вопросов, уведомление вручено не было.

 12.05.2014 г. работниками прокуратуры Приморского края был осуществлен выезд во Фрунзенский районный суд г. Владивостока с целью вручить адвокату Романченко Д.Д. - Коростелеву А.И. уведомление о необходимости Романченко Д.Д. прибыть в отдел кадров прокуратуры Приморского края для решения кадровых вопросов, уведомление вручено не было.

 14.05.2014 г. по месту жительства Романченко Д.Д. была направлена телеграмма с требованием предоставить на имя прокурора Приморского края объяснение о причинах его неявки на службу с 25.04.2014 г. по настоящее время, в случае недачи объяснений о причинах неявки Романченко Д.Д. был уведомлен о том, что к нему может быть применено дисциплинарное взыскание в виде увольнения за прогул.

 Согласно уведомления о доставке ФГУП «...» от 16.05.2014 г. телеграмма Романченко Д.Д. не вручена, адресат отсутствует.

 В связи с тем, что требования о предоставлении истцом письменного объяснения по факту отсутствия на рабочем месте содержались только в телеграмме от 14.05.2014 г. суд, удовлетворяя исковые требования, пришел к выводу о нарушении ответчиком порядка увольнения, поскольку увольнение истца имело место до истечения установленного ст. 193 ТК РФ срока, предоставленного работнику для дачи письменных объяснений.

 Судебная коллегия не может согласиться с таким выводом суда по следующему.

 Частью 1 ст. 193 ТК РФ предусмотрено, что до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение.

 Непредоставление работником объяснения не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания (ч. 2 ст. 193 ТК РФ).

 Исходя из буквального толкования данной нормы трудового права, на работодателя императивно возложена обязанность по истребованию от работника письменного объяснения по факту совершенного последним дисциплинарного проступка.

 Форма, в которой данное действие должно быть работодателем совершено, законодательно не закреплена. Следовательно, работодатель сам вправе решить, в какой форме следует затребовать от работника письменные объяснения.

 Следуя правовой взаимосвязи положений ч. 1 и ч. 2 ст. 193 Трудового кодекса РФ, п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ "О применении судами РФ Трудового кодекса РФ", давать объяснения является правом, а не обязанностью работника, отсутствие объяснения не исключает обязанности работодателя доказать законность увольнения работника по ст. 81 Трудового кодекса РФ и не лишает работника впоследствии права дать соответствующие объяснения в суде при обращении за разрешением индивидуального трудового спора об увольнении.

 Из материалов дела следует, что прокуратурой Приморского края во исполнение ч. 1 ст. 193 ТК РФ принимались все необходимые меры для получения письменных объяснений Романченко Д.Д. по факту отсутствия на рабочем месте длительное время.

 Так в адрес истца и его представителей Баженовой М.В., Коростелева А.И. неоднократно 28.04.2014 г., 29.04.2014 г., 12.05.2014 г., 14.05.2014 г., направлялись уведомления, осуществлялся выезд по месту их жительства либо нахождения для вручения данных уведомлений.

 Несмотря на отсутствие в указанных уведомлениях непосредственно требования о предоставлении объяснения, в них содержалась информация о том, что местонахождение истца с 24.04.2014 г. неизвестно, какой-либо информации от истца по этому поводу не поступило, в связи с чем неявку на службу считают неуважительной и расценивают как прогул, с учетом указанного предлагают истцу незамедлительно прибыть в отдел кадров прокуратуры края.

 Направленное 29.04.2014 г. почтой уведомление было получено представителем истца Баженовой М.В. 3.05.2014 г..

 При личном вручении уведомления представителю Коростелеву А.И. 12.05.2014 г. последний, ознакомившись с его содержанием, от получения уведомления отказался, пояснил, что Романченко Д.Д. находится в г. Москва, адрес ему неизвестен, поддерживает связь по телефону, номера телефонов предоставить отказался.

 Согласно заключению о результатах служебной проверки 25.04.2014 г. на домашний телефон истца и его служебный мобильный телефон неоднократно осуществлялись звонки. Однако домашний телефон никто не брал, служебный мобильный телефон был выключен или находился вне зоны действия сети.

 Прокурором Приморского края 28.04.2014 г. направлено в адрес УМВД России по ПК обращение о розыске Романченко Д.Д., на которое получен ответ от 15.05.2014 г., согласно которого Романченко Д.Д. 21.04.2014 г. вылетел в аэропорт Домодедово г. Москвы, согласно сведениям ОАО АК «...» Романченко Д.Д. забронирован билет до аэропорта Кневичи г. Владивостока на 21.05.2014 г., при проверке адреса возможного проживания разыскиваемого дома находилась супруга, которая в устной беседе сообщила, что ее муж длительное время находится в одной из больниц г. Москвы, где проходит курс лечения, адрес больницы и номер телефона Романченко Д.Д. сообщать отказалась.

 Из указанного следует, что истец в указанный период уклонялся от получения каких-либо уведомлений от ответчика, не проживая по месту жительства, не предоставлял сведений о своем местонахождении и телефонах.

 Также не была получена истцом телеграмма, направленная в его адрес 14.05.2014 г. с требованием предоставить на имя прокурора Приморского края объяснение о причинах его неявки на службу с 25.04.2014 г. по настоящее время. Указаны причины невручения: адресат отсутствуют, члены семьи принять телеграмму отказались.

 Таким образом, указанная телеграмма, как и другие уведомления в адрес истца, не были получены последним по независящим от ответчика причинам.

 При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что работодателем были предприняты все меры для получения объяснения от истца, однако последний уклонился от дачи объяснений о причинах неявки на службу.

 В ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции истцом каких-либо уважительных причин, а равно доказательств, свидетельствующих о наличии у него намерений реализовать право на представление письменного объяснения, а также обосновывающих его неявку на службу в период с 25.04.2014 г. по 16.05.2014 г., в том числе подтверждающих указанные в его рапорте от 21.05.2014 г. обстоятельства нахождения на лечении, не представлено.

 Материалы дела также не содержат доказательств, которые могли бы быть положены в основу вывода о том, что истец, не поставив работодателя в известность о причинах своего невыхода на службу с 25.04.2014 г., уклоняясь от получения уведомлений от работодателя, и впоследствии обратившись с рапортом к прокурору Приморского края 22.05.2014 г. для решения вопроса о дальнейшем прохождении службы, действовал добросовестно, в связи с чем его права подлежали бы защите применительно к положениям ст. 10 ГК РФ.

 С учетом изложенного, поскольку обстоятельства отсутствия истца на службе в период с 25.04.2014 г. по 16.05.2014 г. без уважительных причин нашли свое подтверждение, ответчиком были приняты меры к выяснению причин длительного отсутствия на службе истца путем неоднократного его уведомления о необходимости явки на работу, а также даче объяснений о причинах невыхода на службу, судебная коллегия приходит к выводу о наличии у прокурора Приморского края оснований для увольнения истца за прогул и соблюдении установленного законом порядка и сроков увольнения по п.п. «а» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

 При таких обстоятельствах решение суда не может быть признано судебной коллегией законным и обоснованным, оно подлежит отмене с принятием по делу нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований.

 Судом первой инстанции обоснованно не приняты доводы представителей ответчиков о пропуске Романченко Д.Д. срока на обращение в суд, поскольку трудовая книжка и приказ прокурора Приморского края № от 16.05.2014 г. были получены Романченко Д.Д. посредством почтовой связи соответственно 01.07.2014 г. и 02.07.2014 г., иск направлен истцом в Ленинский районный суд г.Владивостока 29.07.2014 г., то есть в пределах установленного ст. 392 ТК РФ срока.

 Доводы апелляционной жалобы представителя ответчиков о том, что истцу было ранее известно об оспариваемом приказе, являются необоснованными, поскольку доказательств того, что при рассмотрении гражданского дела в Тверском районном суда г. Москвы 29.05.2014 г. к материалам дела приобщалась копия данного приказа и истец имел возможность ее получения не представлено.

 Доводы апелляционной жалобы представителя истца об исключении из мотивировочной части выводов суда о прекращении полномочий избранных лиц немедленно по вступлению в законную силу решения суда о признании итогов голосования, результатов выборов недействительными, и об обязанности Романченко Д.Д. явиться на службу 25.04.2014 г., не могут быть приняты, поскольку выводы суда соответствуют положениям п. 6 ст. 77 ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ», разъяснениям, содержащихся в п. 44 Постановления Пленума Верховного Суда РФ №5 от 31.03.2011 г. «О практике рассмотрения судами дел о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ», а доводы апелляционной жалобы основаны на неправильном толковании норм материального права.

 На основании изложенного, руководствуясь ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

о п р е д е л и л а:    решение Ленинского районного суда г. Владивостока от 30 декабря 2014 года отменить, принять по делу новое решение.

 В удовлетворении исковых требований Романченко Д.Д. к прокуратуре Приморского края, Генеральной прокуратуре РФ о признании незаконным и отмене приказа прокурора Приморского края № от 16.05.2014 г., о восстановлении на службе в прокуратуре Приморского края – отказать в полном объеме.

 Апелляционную жалобу представителя истца оставить без удовлетворения.

 Председательствующий

 Судьи