НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Определение Пермского краевого суда (Пермский край) от 04.06.2012 № 33-4513

                                                                                    Пермский краевой суд                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                     Информация предоставлена Интернет–порталом ГАС «Правосудие» (www.sudrf.ru)                                                                       Вернуться назад                                                                                               

                                    Пермский краевой суд — СУДЕБНЫЕ АКТЫ

                        Судья - Ведерникова Е.Н. Дело№ 33-4513 

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе:

Председательствующего Бузмаковой О.В.

и судей Петуховой Е.В., Ворониной Е.И.

при секретаре Торсуковой Т.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционной инстанции в г. Перми 4 июня 2012 г. дело по апелляционной жалобе Клабукова Н.С. на решение Лысьвенского городского суда Пермского края от 28 марта 2012 года, которым постановлено:

Клабукову Н.С. в удовлетворении исковых требований к Отделу военного комиссариата Пермского края но г. Лысьва и Лысьвенскому району, военно-врачебной комиссии Федерального бюджетного учреждения «***» Министерства обороны РФ, Военному комиссариату Пермского края, Министерству обороны РФ о признании заключения военно-врачебной комиссии незаконным, о признании права на получение пенсии по случаю потери кормильца и возложении обязанности направить документы для назначения пенсии по случаю потери кормильца, отказать.

Ознакомившись с материалами дела, заслушав доклад судьи Петуховой Е.В., пояснения истца Клабукова Н.С, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Клабуков Н.С. обратился в суд с иском к Военно-врачебной комиссии Федерального бюджетного учреждения «***» Министерства обороны РФ, Отделу военного комиссариата Пермского края по г. Лысьва и Лысьвенскому району о признании вывода военно-врачебной комиссии о том, что заболевание К. получено в период военной службы, а не вследствие «военной травмы» незаконным, назначении вновь военно-врачебной комиссии, возложении обязанности направить документы для назначения пенсии по случаю потери кормильца.

Впоследствии истец изменил требования, просил признать незаконным заключение ВВК о том, что заболевание его сына К. получено в период военной службы, а не вследствие «военной травмы»; признать за ним право на получение пенсии по случаю потери кормильца на основании ст. 30 Федерального закона № 4468-1 от 12.02.1993г. «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей», как отцу погибшего при исполнении обязанностей военной службы вследствие «военной травмы» военнослужащего; возложить обязанность направить документы для назначения пенсии.

Судом в качестве соответчиков привлечены Министерство обороны РФ и Военный комиссариат Пермского края.

В судебном заседании истец Клабуков Н.С. заявленные требования поддержал. Пояснил, что его сын К. проходил службу в воинской части ** г. Чебаркуль. Сначала в качестве рядового срочной службы, затем по контракту. 04.11.2005г. сын погиб в результате дорожно-транспортного происшествия. Как ему впоследствии стало известно, сын был сбит подполковником воинской части Д., на территории воинской части. По данному факту было возбуждено уголовное дело, впоследствии по его иску с виновника был взыскан материальный ущерб и моральный вред, причиненный ему смертью сына.

В 2011 году он узнал, что с 55 лет у него возникло право на получение пенсии по потере кормильца на основании ст. 30 Закона РФ № 4468-1 от 12.02.1993г. «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу...», как второй пенсии, в связи с тем, что смерть его сына связана с исполнением обязанностей военной службы.

Он обратился в военный комиссариат г. Лысьва за назначением указанной пенсии, документы военкоматом были направлены на военно-врачебную комиссию, которая дала заключение о том, что заболевание сына получено в период военной службы.

С выводом комиссии он не согласен, т.к. его сын погиб при исполнении обязанностей военной службы вследствие «военной травмы».

Вывод военно-врачебной комиссии препятствует реализации его права на получение пенсии по случаю потери кормильца на льготных основаниях.

Кроме того, вывод ВВК противоречит ранее выданному ему удостоверению на льготы, извещению о смерти сына, приказу командира воинской части, в которых указано, что смерть его сына связана с исполнением обязанностей военной службы.

При жизни, до призыва в армию, его сын проживал с ним, обучался в училище, после окончания которого, был призван в армию, не работал, находился на иждивении истца.

Просил признать вывод военно-врачебной комиссии незаконным, признать за ним право на получение пенсии на льготных основаниях, как отцу погибшего вследствие военной травмы военнослужащего, обязать отдел военного комиссариата г. Лысьвы направить документы для назначения пенсии.

Представитель истца К1. исковые требования поддержала, дополнила, что сын истца погиб при исполнении обязанностей военной службы на территории воинской части. Полагала, что истец, как отец погибшего при исполнении обязанностей военной службы военнослужащего, имеет право на получение пенсии по случаю потери кормильца на льготных основаниях, вследствие «военной травмы».

Представитель ответчика - Военно-врачебной комиссии Федерального бюджетного учреждения «***» Министерства обороны РФ в судебное заседание не явился, о времени и месте рассмотрения дела извещен надлежащим образом, в письменном отзыве просил о рассмотрении дела в отсутствие представителя ВВК.

В письменном отзыве с исковыми требованиями истца не согласился. Указал, что в соответствии с Положением «О военно-врачебной экспертизе», утвержденным постановлением Правительства РФ 2003г. № 123, военно-врачебная комиссия выносит заключение о причинной связи увечий, заболеваний формулировке «военная травма» - если увечье получено при исполнении обязанностей военной службы (служебных обязанностей); «заболевание получено в период военной службы» - если увечье получено в результате несчастного случая, не связанного с исполнением обязанностей военной службы (служебных обязанностей).

Заключение выносится на основании справки о травме, выданной командиром воинской части, в которой указываются обстоятельства получения увечья.

Согласно представленных документов погибшего, заключения по материалам административного расследования, архивной справки, военнослужащий К. самовольно покинул полевой лагерь.

В соответствии с ст. 37 Федерального закона № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» и ст. 8 Устава внутренней службы ВС РФ, военнослужащий не признается погибшим (умершим) при исполнении обязанностей военной службы, если это явилось следствием самовольного нахождения вне расположения воинской части.

В связи с чем, комиссией было дано заключение «заболевание получено в период военной службы».

Представитель военного комиссариата Пермского края по г. Лысьва и Лысьвенскому району в судебное заседание не явился, о времени и месте рассмотрения дела извещен надлежащим образом. В представленном ранее отзыве начальник ОВК указал, что с формулировкой ВВК « заболевание получено в период военной службы» истец не имеет права для назначения пенсии на льготных основаниях в соответствии со ст. 30 ФЗ № 4468-1 от 12.02.1993г. «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу...». Назначение пенсии по вышеуказанному основанию наступает при заключении ВВК с формулировкой «военная травма». Истцу может быть назначена пенсия по случаю потери кормильца на основании указанного закона только в случае предоставления им документов, подтверждающих его нетрудоспособность и нахождение на иждивении погибшего.

Вопросы назначения пенсии военнослужащих контрактной службы находятся в компетенции Военного комиссариата Пермского края.

Представители Военного комиссариата Пермского края и Министерства обороны РФ в судебное заседание не явились. О времени и месте рассмотрения дела извещены надлежащим образом, возражений по существу исковых требований не представили.

Судом постановлено приведенное выше решение, об отмене которого просит в апелляционной жалобе истец Клабуков Н.С.

Заявитель приводит довод о том, что, пенсии по случаю потери кормильца назначаются и выплачиваются в порядке, установленном Законом РФ от 12.02.1993 г № 4468-1, в ст.30 которого говорится, что соответствующие определенным условиям супруги, родители лиц, умерших (погибших) вследствие причин, перечисленных в п. «а» ст.21 данного Закона (вследствие военной травмы) имеют право на пенсию по случаю потери кормильца на льготных условиях.

К гибели (смерти) военнослужащего вследствие военной травмы в соответствии с п. «а» ст.21 Закона относится гибель(смерть), наступившая вследствие ранения, контузии, увечья или заболевания, полученных при защите Родины или при исполнении иных обязанностей военной службы (служебных обязанностей).

После установления причин и обстоятельств гибели (смерти) погибшие (умершие) военнослужащие исключаются приказом по строевой части из списков личного состава воинской части.

В приказе по строевой части на каждого погибшего (умершего) военнослужащего указываются должность, воинское звание год и место рождения, дата призыва, по какой причине погиб (умер) и связана ли смерть с исполнением обязанностей военной службы и т.д.

К исковому заявлению им приложена удостоверенная надлежащим образом выписка из Приказа командира войсковой части ** № 255 от 8 ноября 2005 г., где проходил службу рядовой К. В данном приказе указано: «смерть связана с исполнением обязанностей военной службы».

Суд при вынесении решения указал, что его ссылка на данный Приказ несостоятельна, но данный вывод не мотивирован и не дано никакой оценки, по каким причинам данный приказ не является доказательством, указывающим на причину смерти.

Приказ по строевой части является основанием для отправки в районный военный комиссариат извещения о гибели (смерти) военнослужащего. Извещение о смерти К. выдано и было приобщено к материалам дела.

В извещении, заверенном гербовой печатью, указано, что рядовой К. погиб в результате несчастного случая в период прохождения военной службы (смерть связана с исполнением обязанностей военной службы).

Судом при вынесении решения указано, что ссылка на данный документ не состоятельна, но также не указано по какой причине данный документ не является доказательством.

В п.1 ст.37 ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» указан исчерпывающий перечень, когда военнослужащие считаются исполняющими обязанности службы.

В судебном решении указано, что определение причинной связи увечий, заболеваний, приведших к смерти военнослужащих, возлагается на военно-врачебные комиссии.

По заключению ВВК заболевание К. получено в период военной службы. В судебном решении имеется лишь указание, что заключением ВВК не установлено, что заболевание К. получено в результате военной травмы и сделан вывод, что отсутствует причинная связь между заболеванием К., приведшим к его смерти и исполнением им обязанностей военной службы.

Заявитель считает, что судом фактически не дано никакой оценки заключения ВВК, только признан факт, что имеется заключение с указанными выводами.

Оспаривает данный вывод. Указывает, что К. никаким заболеванием не страдал, смерь его наступила в результате гибели при ДТП. ВВК устанавливает связь заболевания с исполнением военной службы, а в судебном заседании он просил установить связь смерти с исполнением военной службы.

Обстоятельства получения заболевания и обстоятельства смерти - разные понятия, и определять их уполномочены разные должностные лица на основании разных нормативно-правовых актов.

В соответствии с приказами Минобороны определение формулировки связи гибели военнослужащего с исполнением обязанностей военной службы находится исключительно в компетенции командира части, где проходил службу военнослужащий. Связь смерти К. с исполнением обязанностей военной службы установлена Приказом командира войсковой части (выписка имеется в материалах дела).

Он просил признать выводы ВВК незаконными. Исследованное в ходе судебного заседания заключение ВВК основано на трех документах:

выписке из Приказа №255,

заключении по материалам административного расследования,

архивной справке.

В двух документах, которые являются основными указано, что смерть К. связана с исполнением обязанностей военной службы.

Третий документ не мог быть положен в основу выводов ВВК, т.к. фактически архивная справка сама по себе не является и не может являться доказательством устанавливаемого факта. Исходя из вышеизложенного выводы ВВК противоречат выводам прилагаемых к заключению документах.

Считает, что вывод суда о том, что смерть К. наступила не при исполнении обязанностей военной службы незаконный и не основан на материалах дела.

В обосновании своих выводов суд ссылается на заключение по материалам административного расследования ВрИО командира войсковой части **, в котором указаны обстоятельства гибели рядового К. Суд ссылается на то обстоятельство, что в заключении имеется фраза «самовольно покинул полевой лагерь и выдвинулись в сторону магазина».

Данное обстоятельство в заключении  не мотивировано, нет никаких фактически исследованных обстоятельств, объяснений от лиц, с которыми нес службу К., от его командиров, нет никаких указаний относится ли территория, где расположен магазин, к территории войсковой части (полевому лагерю) или нет.

В материалах нет указаний о том,  где был расположен полевой лагерь, что он из себя представлял, нет никаких разъяснений относительно принадлежности дороги и ее расположения, кроме этого в этом же заключении сделан вывод: гибель военнослужащего произошла при исполнении им обязанностей военной службы. Далее в заключении имеется вывод о том, что данное происшествие произошло в связи с бесконтрольностью должностных лиц, самоустранения от исполнения своих служебных обязанностей временно исполняющего обязанности командира взвода старшины Хорленко, сержантского состава взвода.

Суд также ссылается на архивную справку, которая, сама по себе, не может служить доказательством причины гибели К.Судом фактически не исследован факт, на который суд ссылается, как на установленный «самовольно покинул полевой лагерь».

Считает данный вывод незаконным и неоснованным на нормах права и приобщенных к делу материалах. К исковому заявлению им прилагался приговор в отношении подполковника Дятлова, который и сбил рядового К. на дороге из полевого лагеря.

В материалах также имеется обвинительное заключение, в котором нет никаких показаний относительно того, что рядовой К. нарушил правила несения военной службы или уклонился от несения военной службы.

Исходя из норм Федерального закона от 27.05.1998 № 76-ФЗ грубыми являются следующие дисциплинарные проступки: в том числе - отсутствие военнослужащего, проходящего военную службу по контракту в воинской части или установленном за пределами воинской части месте военной службы без уважительных причин более четырех часов подряд в течение установленного ежедневного служебного времени.

Согласно комментариям к вышеуказанному Закону формами не нахождения в месте исполнения обязанностей военной службы могут быть неявка на службу либо самовольное убытие со службы. Общая продолжительность еженедельного служебного времени военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, не должна превышать продолжительности рабочего времени, установленной законодательством РФ о труде.

Срочные мероприятия, непосредственно связанные с боевой и мобилизационной готовностью воинской части, выполняются по приказу ее командира в любое время суток с предоставлением военнослужащим отдыха не менее 4 часов. Распределение времени в воинской части в течение суток осуществляется распорядком дня и регламентом служебного времени.

Факт самовольного оставления части рядовым К. не установлен, доказательств тому ответчиками не представлено.

К. в момент гибели находился в форме военнослужащего, исполнял обязанности военной службы, являлся рядовым войсковой части 45842 и факт его гибели при исполнении обязанности военной службы. Ответчиками фактически признан и подтвержден представленным в суд соответствующими документами. В ходе судебного заседания ответчиками не представлено документов, свидетельствующих об обратном.

В суд апелляционной инстанции поступили возражения на апелляционную жалобу Клабукова Н.С. от ФБУ «**» МО РФ ВВК, в которых содержится просьба об оставлении решения суда без изменения, а также заявление Отдела Военного комиссариата Пермского края по г. Лысьва и Лысьвенскому району о рассмотрении апелляционной жалобы Клабукова Н.С. в отсутствие представителя названного учреждения.

В суде апелляционной инстанции истец настаивал на удовлетворении заявленных требований.

Судебная коллегия, проверив законность и обоснованность решения в пределах доводов апелляционной жалобы по правилам ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ, не находит оснований к его отмене.

При разрешении спора суд обоснованно сделал вывод о том, что в данном случае вопрос о назначении истцу пенсии по случаю потери кормильца, в силу ст. 1 Закона РФ от 12.02.1993г. № 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей» (далее Закон), находится в правовой сфере регулирования данного закона, поскольку К. являлся рядовым контрактной службы.

Согласно ст. 7 названного Закона, лицам, указанным в ст. 1 Закона, и их семьям, имеющим одновременно право на различные государственные пенсии, назначается одна пенсия по их выбору.

Родители лиц, указанных в ст. 1 данного Закона, умерших (погибших) вследствие причин, перечисленных в пункте «а» ст. 21 настоящего Закона (за исключением случаев, когда смерть указанных лиц наступила в результате их противоправных действий), имеют право получать две пенсии. Им может устанавливаться пенсия по случаю потери кормильца (статья 30 настоящего Закона) независимо от получения другой пенсии (за исключением пенсии по случаю потери кормильца и социальной пенсии, назначаемой в связи со смертью кормильца).

В соответствии с ст. 30 данного Закона родители лиц, указанных в статье 1 настоящего закона, умерших (погибших) вследствие причин, перечисленных в пункте «а» статьи 21 настоящею Закона (за исключением случаев, когда смерть указанных лиц наступила в результате их противоправных действий), имеют право на пенсию по случаю потери кормильца по достижении ими возраста 55 и 50 лет (соответственно мужчины и женщины) независимо от того, находились ли они на иждивении умерших (погибших).

Согласно указанным статьям для получения права на две пенсии, одной из которых является пенсия по потере кормильца, необходимо наличие причинной связи между гибелью кормильца и причинами, приведшими к смерти, перечисленными в пункте «а» ст. 21 Закона.

Как следует из п. «а» ст. 21 Закона, такими причинами смерти являются военные травмы, вследствие ранения, контузии, увечья или заболевания, полученные при защите Родины, в том числе полученные и связи с пребыванием на фронте, прохождением службы за границей в государствах, где велись боевые действия, или при исполнении иных обязанностей военной службы (служебных обязанностей).

Согласно п. «б» ст. 21 Закона обязанность выявлять и аргументировать факт отсутствия связи увечья или заболевания с исполнением обязанностей военной службы (служебных обязанностей) лежит на военно-врачебньгх комиссиях.

Согласно разделу 2 «Методических Рекомендаций по организации работы по пенсионному обеспечению и социальному обслуживанию пенсионеров из числа лиц, уволенных с военной службы и их семей», для назначения членам семей умерших военнослужащих пенсии по случаю потери кормильца для уточнения причинной связи смерти военнослужащего и решения вопроса о праве на пенсию членов его семьи необходимо истребовать заключение ВВК или учреждения медико-социальной экспертизы, а также постановление следственных органов по факту гибели военнослужащего.

Согласно п.З Положения о военно-врачебной экспертизе, утвержденного постановлением Правительства РФ от 25.02.2003г. № 123 (далее Положение), на военно-врачебные комиссии возлагается, в частности, определение причинной связи увечий, заболеваний, приведших к смерти военнослужащих.

В соответствии с п.41 Положения в случае, если увечье получено освидетельствуемым при исполнении обязанностей военной службы (служебных обязанностей), военно-врачебная комиссия выносит заключение о причинной связи увечий, заболеваний с формулировкой «военная травма».

В случае если увечье получено результате несчастного случая, не связанного с исполнением обязанностей военной службы (служебных обязанностей), военно-врачебная комиссия выносит заключение о причинной связи увечий, заболеваний с формулировкой «заболевание получено в период военной службы».

В судебном заседании установлено, что Клабуков Н.С. является отцом К. (л.д.6).

Истец является инвалидом 3 группы по общему заболеванию и получателем пенсии по инвалидности, что подтверждается справкой МСЭ, копией удостоверения (л.д.27,29).

Из выписки из приказа командира войсковой части ** следует, что рядовой контрактной службы К. призван на военную службу 25.10.2004г., 16.05.2005г.. переведен на военную службу по контракту (л.д.62).

Согласно свидетельству о смерти К. умер 04.10.2005г. (л.д.7).

В выписке из приказа командира войсковой части ** № 255 по строевой части (л.д.62), справке командира войсковой части (л.д.63), извещении о смерти (л.д.24), указано, что смерть К. связана с исполнением обязанностей военной службы.

Как следует из заключения военно-врачебной комиссии «**», заболевание К. «закрытая черепно-мозговая травма, переломы костей свода и основания черепа, осложнившаяся острой кровопотерей», приведшее к его смерти, - получено в период военной службы.

_Указанным заключением не установлено, что заболевание К. получено в результате военной травмы, т.е. отсутствует причинная связь между заболеванием К., приведшим к его смерти и исполнением им обязанностей военной службы.

Отказывая в удовлетворении требований, заявленных истцом, суд правомерно сделал вывод о том, что не установлена причинная связь между травмой К., приведшей к его смерти, и исполнением им обязанностей военной службы (служебных обязанностей), поскольку из представленных документов нельзя сделать вывод о том, что смерть К. наступила в связи с исполнением обязанностей военной службы..

Кроме того, суд не установил и иных условий необходимых для назначения истцу пенсии по потере кормильца в соответствии с Федеральным законом № 4468-1 от 12.02.1993г. «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей». Суд обоснованно, на основании представленных доказательств указал на то, что истец не является нетрудоспособным, после смерти сына не утратил средств к существованию, работает, при жизни сына на его иждивении не находился.

При этом не влечет отмену постановленного судом решения довод апелляционной жалобы заявителя о том, что при вынесении решения суд не учел представленную им выписку из Приказа командира войсковой части ** № 255 от 8 ноября 2005 г., в которой указано о том, что смерть К. связана с исполнением обязанностей военной службы, а также извещение о гибели (смерти) военнослужащего, заверенное гербовой печатью,   котором указано, что рядовой К. погиб в результате несчастного случая в период прохождения военной службы (смерть связана с исполнением обязанностей военной службы). »

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ, содержание которой следует рассматривать в контексте с положениями ч. 3 ст. 123 Конституции РФ и ст. 12 ГПК РФ, закрепляющих принципы состязательности гражданского судопроизводства и принцип равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Согласно ст. 67 ГПК РФ суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

При рассмотрении дела суд принял все необходимые меры для всестороннего, полного и объективного выяснения действительных обстоятельств дела, прав и обязанностей сторон и на основании надлежащей оценки имеющихся в материалах дела доказательств пришел к обоснованному выводу о том, что иск Клабукова Н.С. не подлежит удовлетворению.

Выводы суда о недоказанности иска подробно мотивированы, всем приведенным истцом обстоятельствам, на которых он основывал исковые требования; и представленным по делу доказательствам в их совокупности судом дана оценка, отвечающая требованиям ст. 67 ГПК РФ.

Нормы пунктов "а", "б" статьи 21 Закона Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей", а также подпунктов "а", "б" пункта 41 Положения о военно-врачебной экспертизе определяют круг обстоятельств, которыми обусловлено установление той или иной причинной связи заболеваний й увечий (в том числе повлекших установление инвалидности) с прохождением гражданами военной службы и исполнением ими служебных обязанностей.

Деятельность ВВК регламентируется Положением о > военно-врачебной экспертизе, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 25 февраля 2003 г. N 123.

Согласно указанному Положению ВВК создаются в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских формированиях и органах для проведения военно-врачебной экспертизы (ВВЭ).

На ВВК наряду с другими задачами возлагается определение причинной связи увечий, заболеваний у военнослужащих, лиц рядового и начальствующего состава (должностных лиц) правоохранительных органов, граждан, проходящих военные сборы, граждан, проходивших военную службу, граждан, проходивших военные сборы, граждан, проходивших службу в правоохранительных органах, а также увечий, заболеваний, приведших к смерти военнослужащих; граждан, проходящих военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава (должностных лиц) правоохранительных органов, в том числе приведших к смерти лиц, застрахованных в соответствии с законодательством Российской Федерации, до истечения одного года после увольнения с военной службы (службы в правоохранительных органах), после окончания военных сборов.

При медицинском освидетельствовании военнослужащих, лиц рядового и начальствующего состава (должностных лиц) правоохранительных органов, граждан, призванных на военные сборы, ВВК определяет причинную связь полученных ими увечий, заболеваний, за исключением случаев, когда указанные граждане, получившие увечья, заболевания, находятся под следствием или уголовное дело в отношении их передано в суд.

ВВК выносит заключение о причинной связи увечья, заболевания на основании справки о травме, выданной командиром воинской части (руководителем органа), в которой гражданин проходил военную службу (военные сборы), службу в правоохранительных сарганах в момент получения увечья. В справке указываются обстоятельства получения увечья. Форма справки определяется соответствующим федеральным органом исполнительной власти.

При освидетельствовании граждан, проходивших военную службу (военные сборы), службу в правоохранительных органах и получивших в период прохождения военной службы (военных сборов), службы в правоохранительных органах увечье, но не имеющих справки о травме, ВВК может вынести заключение о причинной связи увечья, заболевания на основании рассмотрения других документов, отражающих обстоятельства получения увечья, заболевания.

Согласно выписки из приказа командира войсковой части ** № 255 от 08.11.2005 г. (л.д. 62,25,26, 93) водитель взвода материального обеспечения, гв. рядовой к/сл. К., умерший 04.11.2005 г. в результате дорожно-транспортного происшествия, исключен из списков личного состава части и всех видов обеспечения с 08.11.2005 г. Смерть связана с исполнением обязанностей военной службы.

Согласно справки от 24.11.2005 г. № ** военному комиссару г. Лысьва Пермской области смерть водителя, военнослужащего войсковой части **, рядового к/с К., дата рождения, связана с исполнением обязанностей военной службы (л.д. 63).

Из извещения Объединенного военного комиссариата г. Лысьва от 10.11.2005 г. № 3 (л.д. 24) следует, что К. погиб в результате несчастного случая в период прохождения военной службы. Смерть связана с исполнением обязанностей военной службы.

Вместе с тем, в соответствии с заключением по материалам административного расследования ВрИО командира войсковой части ** (л.д. 44) следует, что 04.11.2005г. около 18 часов рядовой контрактной службы К. и рядовой контрактной службы Р. с целью купить еды и сигарет в магазине п. Мисяш самовольно покинули полевой лагерь и выдвинулись в сторону данного магазина. По дороге в магазин произошло ДТП, в результате которого рядовой К. скончался. Смерть военнослужащего произошла при исполнении им обязанностей военной службы.

Из архивной справки ФБУ Центрального архива Министерства обороны РФ следует, что водитель в/ч ** К. погиб 04.11.2005г. в результате несчастного случая, смерть не связана с исполнением обязанностей военной службы. Другими сведениями о смерти К. архив не располагает (л.д 45).

Указанные документальные доказательства оценены судом в их совокупности и на основе их анализа и надлежащей правовой оценки судом обоснованно сделан вывод о том, что является несостоятельной ссылка истца на то обстоятельство, что вывод ВВК противоречит ранее вьщанному удостоверению на льготы, извещению о смерти сына, приказу командира воинской части, в которых указано, что смерть его сына связана с исполнением обязанностей военной службы. Суд учитывал при этом, что военными травмами являются травмы, вследствие ранения, контузии, увечья или заболевания, полученные при защите Родины, в том числе полученные в связи с пребыванием на фронте, прохождением службы за границей в государствах, где велись боевые действия, или при исполнении иных обязанностей военной службы (служебных обязанностей). В судебном заседании не установлен факт причинения К. при прохождении военной службы военной травмы. Травма К. получена в свободное от исполнения должностных обязанностей время, в результате несчастного случая, не связана с исполнением обязанностей военной службы, в связи с чем вывод ВВК является обоснованным.

Суд при разрешении спора правильно, на основании оценки представленных по делу доказательств, сделал вывод об отсутствии причинно-следственной связи между травмой К., приведшей к его смерти, и исполнением им обязанностей военной службы.

С учетом указанного, не является основанием к отмене решения суда довод апелляционной жалобы заявителя о том, что судом фактически не дано никакой оценки заключению ВВК, только признан факт, что имеется заключение с указанными выводами.

Не свидетельствует о незаконности постановленного судом решения довод апелляционной жалобы заявителя об оспаривании вывода суда о том, что смерть К. наступила не при исполнении обязанностей военной службы, со ссылкой на п. 1 ст.37 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», в котором содержится исчерпывающий перечень случаев, когда военнослужащие считаются исполняющими обязанности службы, и ссылка заявителя на то, что по

представленным им документам (выписке из Приказа №255, заключению по материалам административного расследования) смерть К. связана с исполнением обязанностей военной службы.

В п. 1 ст. 37 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» перечислены случаи, когда военнослужащий, а также гражданин, проходящий военные сборы, считаются исполняющими обязанности военной службы.

В силу пп. «а» п. 2 ст. 37 указанного Федерального закона военнослужащий или гражданин, проходящий военные сборы, не признается погибшим (умершим), получившим увечье (ранение, травму, контузию) или заболевание при исполнении обязанностей военной службы, если это явилось следствием самовольного нахождения вне расположения воинской части или установленного за пределами воинской части места военной службы, за исключением случаев, предусмотренных подпунктами "л", "м", "н", "о", "п" и "р" пункта 1 настоящей статьи.

Из конкретных обстоятельств спорных правоотношений следует, что военнослужащий К. самовольно покинул полевой лагерь с целью купить еды и сигарет в магазине п. Мисяш, погиб по дороге в указанный магазин в результате ДТП.

С учетом конкретных обстоятельств спорных правоотношений, не имелось безусловных оснований для вывода о гибели К. при исполнении им обязанности военной службы.

Оснований не доверять представленным суду документальным доказательствам, в том числе заключению по материалам административного расследования (л.д. 44), в котором указаны обстоятельства гибели К., у судебной коллегии не имеется. Указанные доказательства ничем не опорочены, недействительными не признаны.

В связи с изложенным, отклонен как несостоятельный довод апелляционной жалобы заявителя о том, что обстоятельство гибели его сына в результате самовольного ухода из полевого лагеря в заключении не мотивировано, нет никаких фактически исследованных обстоятельств, объяснений от лиц, с которыми нес службу К., от его командиров, нет никаких указаний относится ли территория, где расположен магазин, к территории войсковой части (полевому лагерю) или нет.

То обстоятельство, что в обвинительном заключении в отношении подполковника Д., сбившего К., нет никаких показаний относительно того, что   рядовой К. нарушил правила несения военной службы или уклонился от несения военной службы, не свидетельствует об иной причине гибели К., чем та, что указана в заключении ВВК от 13.12.2011 г. №6.

Довод апелляционной жалобы заявителя о том, что К. в момент гибели находился в форме военнослужащего и исполнял обязанности военной службы опровергается представленными по делу доказательствами, о которых указано выше, а также сведениями, указанными в обвинительном заключении в отношении подполковника Д.(л.д. 11-20), из которых следует, что К. в момент гибели был одет в гражданскую форму одежды: темную куртку, светлую ветровку, темные брюки (явка с повинной Д., объяснения свидетеля Р.).

Доводами апелляционной жалобы правильность выводов суда первой инстанции не опровергнута.

По существу доводы апелляционной жалобы являются результатом иного толкования правовых норм, что не может являться основанием к отмене решения суда.

Руководствуясь ст.ст. 193, 328 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Лысьвенского городского суда Пермского края от 28 марта 2012 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Клабукова Н.С. на решение Лысьвенского городского суда Пермского края от 28 марта 2012 г. - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи: