НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Определение Красноярского краевого суда (Красноярский край) от 15.01.2015 № 4Г-2955/2014

  № 4г-54/2015

 ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 г. Красноярск 15 января 2015 г.

 Судья Красноярского краевого суда Михайлинский О.Н., изучив кассационную жалобу Каменькова И.А. и его представителя Бутылкина Р.А. на решение Норильского городского суда Красноярского края от 8 октября 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 20 января 2014 г. по делу по иску Лиепы В.Я., Рождествина В.В., Каменькова И.А., Дорофиенко А.Ю., Федотова А.В. к ОАО «Горно-металлургическая компания «Норильский никель» о возложении на работодателя обязанности заключить трудовые договоры, дополнительные соглашения к трудовым договорам, взыскании компенсации за вредные и опасные условия труда, компенсации морального вреда,

 УСТАНОВИЛ:

 Лиепа В.Я., Рождествин В.В., Каменьков И.А., Дорофиенко А.Ю., Федотов А.В. обратились в суд с указанным иском к ОАО «Горно-металлургическая компания «Норильский никель», ссылаясь на то, что являются работниками пожарной части № отряда пожарной охраны № Управления пожарной безопасности Заполярного филиала ОАО «ГМК «Норильский никель». В апреле 2013 г. в Управлении пожарной безопасности аккредитованной организацией ОАО «НИИБТМЕТ» г. Челябинска была проведена аттестация рабочих мест по условиям труда, по результатам которой условия труда на рабочем месте пожарного, пожарного (старшего), начальника караула признаны как 3 класс - вредные и 4 класс - опасные.

 В целях оценки качества проведения аттестации рабочих мест по условиям труда, правильности предоставления работникам компенсаций, истцы направили карты аттестации рабочих мест в Агентство труда и занятости населения Красноярского края для проведения экспертизы условий труда, а также путем коллективного обращения обратились к работодателю об установлении соответствующих компенсаций за вредные и опасные условия труда, однако ответа и определенных действий не последовало.

 Предыдущая аттестация рабочих мест по условиям труда в нарушение действующего законодательства в Управлении пожарной безопасности была проведена в мае 2002 г., непроведение аттестации рабочих мест более 11 лет свидетельствует о нарушении работодателем требований законодательства. Наличие оптимальных условий труда в картах аттестации рабочих мест истцов за 2002 г. опровергается заключением государственной экспертизы условий труда от 17 февраля 2012 г. о фактических условиях труда на рабочем месте пожарного Б., проведенной Агентством труда и занятости населения Красноярского края, а также экспертным заключением санитарно-эпидемиологической экспертизы от 10 мая 2012 г. на рабочем месте пожарного Б.

 В связи с чем, указывая, что вредные и опасные условия труда у них возникли с 20 июля 2005 г. и продолжают непрерывно действовать по сегодняшний день, что подтверждается последними результатами аттестации рабочих мест, уточнив исковые требования, истцы просили обязать ответчика заключить с Лиепой В.Я., Каменьковым И.А., Дорофиенко А.Ю., Федотовым А.В. трудовые договоры в период с 1 февраля 2002 г. с указанием на работу в опасных (экстремальных) условиях труда, которые классифицируются с классом 4 по вредности и опасности производственных факторов, в трудовые договоры, заключенные с данными работниками и с Рождествиным В.В., с 3 декабря 2007 г. внести дополнительные соглашения к трудовым договорам с указанием на работу в опасных (экстремальных) условиях труда, которые классифицируются с классом 4 по вредности и опасности производственных факторов; начало действия трудового договора и обозначенных условий труда истцов признать с 1 февраля 2002 г.; обязать ответчика установить с 1 мая 2013 г. компенсацию за вредные и (или) опасные условия труда, сокращенную продолжительность рабочего времени - не более 36 часов в неделю; ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск не менее 7 календарных дней; повышение оплаты труда - не менее 4% тарифной ставки (оклада), установленной для различных видов работ с нормальными условиями труда; взыскать в пользу Рождествина В.В. недополученный заработок в виде компенсации за вредные и (или) опасные условия труда за период с <дата> г. по <дата> г. в общем размере <данные изъяты>., компенсацию стоимости молока за вредные и (или) опасные условия труда за период с <дата> г. по <дата> г. в размере <данные изъяты> руб., компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты> руб.; в пользу Каменькова И.А. - недополученный заработок в виде компенсации за вредные и (или) опасные условия труда за период с 1 <дата> г. по <дата> г. в общем размере <данные изъяты>., компенсацию стоимости молока за вредные и (или) опасные условия труда за период с <дата> г. по <дата> г. в размере <данные изъяты> руб., компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты> руб.; в пользу Дорофиенко А.Ю. - недополученный заработок в виде компенсации за вредные и (или) опасные условия труда за период с <дата> г. по <дата> г. в размере <данные изъяты>., компенсацию стоимости молока за вредные и (или) опасные условия труда за период с <дата> г. по <дата> г. в размере <данные изъяты> руб., компенсацию морального вреда размере <данные изъяты> руб.; в пользу Федотова А.В. - недополученный заработок в виде компенсации за вредные и (или) опасные условия труда за период с <дата> г. по <дата> г. в общем размере <данные изъяты>., компенсацию стоимости молока за вредные и (или) опасные условия труда за период с <дата> г. по <дата> г. в размере <данные изъяты> руб., компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты> руб.; в пользу Лиепы В.Я. недополученный заработок в виде компенсации за вредные и (или) опасные условия труда за период с <дата> г. по <дата> г. в общем размере <данные изъяты>., компенсацию стоимости молока за вредные и (или) опасные условия труда за период с <дата> г. по <дата> г. в размере <данные изъяты> руб., компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты> руб., взыскать с ответчика судебные расходы на оплату услуг представителя по <данные изъяты> руб. в пользу каждого из истцов.

 Определением суда от 3 сентября 2013 г. к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено Агентство труда и занятости населения Красноярского края.

 Решением Норильского городского суда Красноярского края от 8 октября 2013г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 20 января 2014 г., в удовлетворении исковых требований Лиепы В.Я., Рождествина В.В., Каменькова И.А., Дорофиенко А.Ю., Федотова А.В. отказано.

 Определением Норильского городского суда Красноярского края от 3 октября 2014 г. Лиепе В.Я., Рождествину В.В., Каменькову И.А., Дорофиенко А.Ю., Федотову А.В., их представителю Бутылкину Р.А. восстановлен процессуальный срок для подачи кассационной жалобы на решение Норильского городского суда Красноярского края от 8 октября 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 20 января 2014 г.

 В кассационной жалобе, поступившей в Красноярский краевой суд 15 декабря 2014 г., Каменьков И.А. и его представитель Бутылкин Р.А., действующий по доверенности от 24 мая 2013 г., просят отменить принятые по делу судебные постановления, ссылаясь на нарушения судами норм материального и процессуального права.

 Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 ГПК РФ).

 Изучив кассационную жалобу и материалы, приложенные к жалобе, не нахожу оснований для пересмотра обжалуемых судебных постановлений в кассационном порядке.

 В соответствии со статьей 117 Трудового кодекса РФ (в редакции, действовавшей на момент разрешения спора) ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск предоставляется работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда: на подземных горных работах и открытых горных работах в разрезах и карьерах, в зонах радиоактивного заражения, на других работах, связанных с неблагоприятным воздействием на здоровье человека вредных физических, химических, биологических и иных факторов (часть 1); минимальная продолжительность ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, и условия его предоставления устанавливаются в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации, с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений (часть 2).

 Аналогичный порядок установления сокращенной продолжительности рабочего времени и повышенной оплаты труда для работников, занятых на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, предусмотрен статьями 92 и 147 Трудового кодекса РФ.

 Постановлением Правительства РФ от 20 ноября 2008 г. № 870 были установлены работникам, занятым на тяжелых работах, работах с вредными и (или) опасными и иными особыми условиями труда, по результатам аттестации рабочих мест следующие компенсации: сокращенная продолжительность рабочего времени - не более 36 часов в неделю в соответствии со статьей 92 Трудового кодекса РФ; ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск - не менее 7 календарных дней; повышение оплаты труда - не менее 4 процентов тарифной ставки (оклада), установленной для различных видов работ с нормальными условиями труда.

 В соответствии со статьей 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки. При пропуске указанных сроков по уважительным причинам, они могут быть восстановлены судом.

 Судами установлено, что Лиепа В.Я., Каменьков И.А., Дорофиенко А.Ю. и Федотов А.В. состоят в трудовых отношениях с ОАО «ГМК «Норильский никель» с <дата> г., Рождествин В.В. - с <дата>.

 В спорный период Лиепа В.Я. и Рождествин В.В. работали в должности <данные изъяты>, Дорофиенко А.Ю. и Каменьков И.А. - <данные изъяты>, Федотов А.В. - <данные изъяты> пожарной части № отряда пожарной охраны № Управления пожарной безопасности ЗФ ОАО «ГМК «Норильский никель.

 <дата> г. между ОАО «ГМК «Норильский никель» и Лиепой В.Я., Каменьковым И.А., Дорофиенко А.Ю. и Федотовым А.В. заключены письменные трудовые договоры.

 В 2002 г. на основании Распоряжения от 26 марта 2001 г. № ГМК/5 36-р в УПБ ОАО «ГМК «Норильский никель» проведена аттестация рабочих мест.

 Согласно протоколам «Фактическое состояние условий труда на рабочем месте пожарного ПЧ-2 ОПО-1 код рабочего места 029 0001 005 555», «пожарного (старшего) ПЧ-2 ОПО-1 код рабочего места 030 0001 005 555», «начальника караула ПЧ-2 ОПО-1 код рабочего места 030 0001 005 555», условия труда по классу условий по степени вредности и опасности отнесены к 2 классу (допустимые условия труда), то есть уровень воздействия на работника вредных и опасных производственных факторов не превышает установленных нормативов, при этом какие-либо объективные причины, подтверждающие наличие вредных и опасных условий труда, фактически отсутствуют и отнесены по результатам аттестации к допустимым, поскольку характеризуются такими уровнями факторов среды и трудового процесса, которые не превышают установленных гигиенических нормативов для рабочих мест, а возможные изменения функционального состояния организма восстанавливаются во время регламентированного отдыха или к началу следующей смены и не должны оказывать неблагоприятного действия в ближайшем и отдаленном периоде на состояние здоровья работающих и их потомство.

 В период с июня 2012 г. по апрель 2013 г. ОАО «НИИБТМЕТ» г. Челябинск в УПБ ЗФ ОАО «ГМК «Норильский никель» была проведена аттестация рабочих мест по условиям труда.

 В соответствии с картами аттестации рабочего места пожарного, пожарного (старшего), начальника караула, условия труда признаны по степени вредности и (или) опасности факторов производственной среды и трудового процесса как 4 класс - опасные и 3 класс - вредный по травмоопасности.

 При этом как следует из протоколов оценки обеспеченности работников средствами индивидуальной защиты, протоколов измерений вредных и опасных производственных факторов, протоколов оценки условий труда по показателям тяжести трудового процесса, на рабочих местах истцов установлены допустимые условия труда; наличие вредных условий труда обусловлено только несоответствием показателей напряженности трудового процесса; условия труда на рабочих местах по травмоопасности относятся к вредному (третьему) классу только при проведении работ в условиях чрезвычайных ситуаций.

 В целях оценки качества проведения аттестации рабочих мест по условиям труда в УПБ ЗФ ОАО «ГМК «Норильский никель» на соответствие требованиям Порядка проведения аттестации рабочих мест по условиям труда, утвержденного приказом Минздравсоцразвития РФ от 26 апреля 2011 г. № 342н, по обращению работодателя проведена государственная экспертиза труда, по результатам составлены заключения № 94-А от 4 июля 2013 г., №100-А от 16 июля 2013 г., №101-А от 16 июля 2013 г., №102-А от 16 июля 2013 г., №103-А от 16 июля 2013 г., №106-А от 23 июля 2013 г., согласно которым проведение вышеуказанной аттестации в подразделениях УПБ ЗФ ОАО «ГМК «Норильский никель» не соответствует государственным требованиям охраны труда, так как выявлены несоответствия материалов аттестации государственным нормативным требованиям охраны труда. Из заключений экспертизы следует, что оценка условий труда на рабочих местах по тяжести и напряженности трудового процесса проведена с учетом работ, выполняемых в чрезвычайных ситуациях (тушение пожаров), что не соответствует требованиям пункта 5 Порядка проведения аттестации рабочих мест по условиям труда, утвержденного приказом Минздравсоцразвития РФ от 26 апреля 2011г. №342н; при оценке условий труда по показателям тяжести и напряженности трудового процесса не учтены требования обязательных приложений Руководства Р 2.2.2006-05; при оценке травмоопасности рабочих мест не соблюдены требования пункта 28 указанного Порядка - условия труда работников отнесены к 3 классу (опасному) при условии, что на рабочих местах не выявлено ни одного несоответствия требованиям охраны труда. Из заключений экспертизы также следует, что компенсации работникам должны предоставляться с учетом фактической занятости на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, в том числе, связанных с наличием чрезвычайных ситуаций.

 Для приведения материалов аттестации в соответствие с установленными требованиями работодателем вынесено распоряжение № ЗФ-92/176-р от 16 июля 2013 г. «О внеплановой аттестации рабочих мест по условиям труда», на момент рассмотрения дела аттестация рабочих мест не завершена и ее результаты не утверждены.

 Разрешая спор, суд первой инстанции обоснованно руководствовался приведенными нормами права и правильно исходил из того, что доказательства выполнения работы во вредных или опасных условиях труда истцами не представлены, при этом согласно действующему законодательству основанием для предоставления компенсаций работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, являются конкретные условия труда, определяемые по результатам аттестации рабочих мест, а не включение профессии, должности в какой-либо список или перечень производств, профессий и должностей.

 В связи с чем, оценив фактические обстоятельства дела, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о невозможности определения характера выполняемой истцами работы и их занятости на работах во вредных или опасных условиях труда без подтверждения таковых картой аттестации рабочих мест, и правомерно отказал в удовлетворении заявленных истцами требований о возложении на работодателя обязанности по заключению трудовых договоров с указанием на работу в опасных (экстремальных) условиях труда, внесении дополнительных соглашений к трудовым договорам, установлении компенсаций, о выплате недополученного заработка в виде компенсации за работу во вредных и (или) опасных условиях труда за период с <дата> г. по <дата> г., а также об установлении компенсаций за работу во вредных и (или) опасных условиях труда в виде сокращенной продолжительности рабочего времени - не более 36 часов в неделю; ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска не менее 7 календарных дней; повышения оплаты труда - не менее 4% тарифной ставки (оклада), установленной для различных видов работ с нормальными условиями труда.

 Исходя из того, что в ходе рассмотрения дела не нашел своего подтверждения факт работы истцов во вредных и (или) опасных условиях не менее половины сокращенного рабочего дня, установленного для работников данной профессии, установив на основе анализа и оценки характеристики работ, выполняемых истцами в спорные периоды, протоколов результатов измерений и карт аттестации рабочих мест, что воздействие вредных и (или) опасных производственных факторов на истцов происходит только во время работ в условиях чрезвычайных ситуаций (тушение пожаров), при этом исходя из сведений за период с <дата> г. по <дата> г. об общем рабочем времени, проведенным в условиях чрезвычайных ситуаций (тушение пожаров) рабочее время истцов при работах в таких условиях составило от <данные изъяты>% до <данные изъяты>%, то есть не соблюдены требования статей 117, 121 ТК РФ, Инструкции о порядке применения Списка производств цехов, профессий и должностей с вредными условиями труда, работа в которых дает право на дополнительный отпуск и сокращенный рабочий день, утвержденной Постановлением Госкомтруда СССР, ВЦСПС от 21 ноября 1975г. №273/П-20, суд первой инстанции пришел к правильным выводам о том, что оснований для установления истцам сокращенной продолжительности рабочего времени не имеется.

 Поскольку факт работы истцов работы во вредных и (или) опасных условиях труда в течение не менее половины рабочей смены, материалами дела не подтвержден, суд, правильно применив положения статьи 222 ТК РФ, Перечня вредных производственных факторов, при воздействии которых в профилактических целях рекомендуется употребление молока или других равноценных пищевых продуктов, Норм и условий бесплатной выдачи работникам, занятым на работах с вредными условиями труда, молока или других равноценных пищевых продуктов, которые могут выдаваться работникам вместо молока, утвержденных Приказом Минздравсоцразвития России от 16 февраля 2009 г. №45н, принял решение об отсутствии у истцов права на бесплатное получение молока за вредные и (или) опасные условия труда.

 Кроме того, судом правомерно сделан вывод об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных требований о возложении на ответчика обязанности произвести увеличение оплаты труда не менее чем на 4% тарифной ставки (оклада), установленной для различных видов работ с нормальными условиями труда; взыскании с ответчика в пользу истцов недополученного заработка в виде компенсаций за вредные и (или) опасные условия труда за указанные в исках периоды, поскольку работодатель самостоятельно, без документального подтверждения наличия факторов производственной среды и тяжести трудового процесса, превышающих предельно установленные, принял решение исчислять минимальный и максимальный размеры месячных окладов с учетом доплаты за опасные условия труда в соответствии с Типовым положением об оценке условий труда на рабочих местах и порядке применения отраслевых перечней работ, на которых могут устанавливаться доплаты рабочим за условия труда, утвержденным постановлением Госкомтруда СССР, Президиума ВЦСПС от 3 октября 1986г. №387/22-78, в минимально возможном размере доплаты 4%.

 Проанализировав содержание Коллективного договора ОАО «ГМК «Норильский никель» на 2004-2007 гг. (протоколы №17 от 24 мая 2005 г. и №79 от 20 апреля 2010 г.), Коллективного договора на 2012-2015 гг., приложения №1 к Коллективному договору ОАО «ГМК «Норильский никель» на 2012-2015 гг., из которого следует, что месячные оклады пожарных, пожарных (старших) также включают доплату в размере 4% за условия труда, Положения об оплате труда рабочих УПБ ЗФ ОАО «ГМК «Норильский никель», Положения об оплате труда руководителей, специалистов и иных служащих, согласно которым работникам УПБ за каждый час тренировки, работы по ликвидации пожаров, аварий, инцидентов, чрезвычайных ситуаций в изолирующих аппаратах в зоне с непригодной для дыхания средой, а также работы в загазованной среде, обусловленной присутствием природного или генераторного газа или при которой возможен их выход, устанавливается доплата в размере трех часовых тарифных ставок (оклада исчисленного за три часа работы); за каждый час тренировки в изолирующих аппаратах на свежем воздухе устанавливается доплата в размере одной часовой тарифной ставки (оклада исчисленного за час работы), а также приказов УПБ ЗФ ОАО «ГМК «Норильский никель» за <дата> г., расчетные листки истцов за указанный период, суд пришел к обоснованному выводу, что работодатель в полном объеме производит выплаты в повышенном размере за фактическую работу в указанных условиях.

 Принимая решение об отказе в удовлетворении исковых требований в части взыскания недополученного заработка в виде компенсаций за вредные и (или) опасные условия труда за периоды с <дата> г. по <дата> г. и компенсации стоимости молока за вредные и (или) опасные условия труда за указанный период, суд первой инстанции также исходил из того, что истцами пропущен трехмесячный срок для обращения в суд, установленный статьей 392 ТК РФ, и о применении которого заявлено представителем ответчика, поскольку заработная плата и иные причитающиеся суммы по <дата> г. были выплачены истцам не позднее <дата> г., в суд с указанными исковыми требованиями они обратились только <дата> г.

 В ходе рассмотрения дела было достоверно установлено, что истцы постоянно получают на руки расчетные листки о причитающихся выплатах, поэтому о предполагаемых нарушениях прав становилось известно ежемесячно, когда им предоставлялись расчетные листки с указанием составных частей причитающихся к выплате денежных средств, а также перечислялись денежные средства, поэтому истцы должны были знать о размере начисленной и выплаченной заработной платы, её составляющих.

 Доказательства, подтверждающие наличие уважительных причин пропуска трехмесячного срока для обращения в суд, установленного статьей 392 ТК РФ, истцами представлены не были и судом в ходе рассмотрения спора не установлены.

 Поскольку обстоятельств нарушения трудовых прав работников не установлено, в удовлетворении заявленных требований отказано в полном объеме, суд первой инстанции обоснованно указал на отсутствие оснований для удовлетворения требований компенсации морального вреда и взыскании расходов на оплату услуг представителя.

 С выводами суда первой инстанции и принятым по делу решением согласился суд апелляционной инстанции.

 При этом судами нижестоящих инстанций дана надлежащая правовая оценка доводам представителя истцов о наличии оснований для выплаты соответствующих компенсаций со ссылками на то, что наличие вредных и (или) опасных условий труда подтверждается заключением государственной экспертизы условий труда от 17 февраля 2012 г., заключением санитарно-эпидемиологической экспертизы от 10 мая 2012 г. №131Н с протоколами измерений физических факторов от 4 мая 2012 г. №103, и испытаний воздуха рабочей зоны от 4 мая 2012 г. №17, а также прохождением истцами ежегодных медицинских осмотров по направлению ответчика, которые обоснованно были отклонены как несостоятельные с приведением мотивированных выводов.

 Выводы судов первой и апелляционной инстанции подробно и обстоятельно мотивированы, должным образом отражены в обжалуемых судебных постановлениях, основаны на установленных фактических обстоятельствах дела и подтверждаются совокупностью исследованных доказательств, оценка которым дана в соответствии с требованиями статей 67, 198 и 327-1 ГПК РФ

 Приведенные в кассационной жалобе доводы о неправильном определении условий труда и наличии права на установление соответствующих компенсаций, сводятся к несогласию истца с произведенной судами оценкой обстоятельств дела и представленных в дело доказательств, что не является основанием для пересмотра не является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений в кассационном порядке.

 Какие-либо процессуальные нарушения, являющиеся безусловным основанием для отмены судебных постановлений, либо влияющие на их правильность, на которые имеются ссылки в кассационной жалобе, при рассмотрении дела допущены не были.

 Принятые по делу судебные постановления вынесены на основании правильно определенных судами юридически значимых обстоятельств, в соответствии с требованиями норм материального и процессуального права, вследствие чего являются законными.

 Оснований для передачи кассационной жалобы по приведенным в ней доводам для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции не имеется.

 На основании изложенного, руководствуясь статьями 381 и 383 ГПК РФ, судья

 ОПРЕДЕЛИЛ:

 Отказать в передаче кассационной жалобы Каменькова И.А. и его представителя Бутылкина Р.А. на решение Норильского городского суда Красноярского края от 8 октября 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 20 января 2014 г. для рассмотрения в судебном заседании Президиума Красноярского краевого суда.

 Судья

 Красноярского краевого суда О.Н. Михайлинский