НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Определение Челябинского областного суда (Челябинская область) от 27.02.2017 № 11-2362/17

Дело№ 11-2362/2017

Судья Бандуровская Е.В.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Челябинского областного суда в составе:

председательствующего судей

при секретаре

Скрябиной СВ.,

Козиной Н.М., Жуковой Н.А.,

Бородатовой О.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании 27 февраля 2017 года в городе Челябинске гражданское дело по иску Государственного учреждения Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Чесменском районе Челябинской области к Захаровой Н.Ф. о взыскании излишне выплаченной суммы компенсации и встречному исковому заявлению Захаровой Н.Ф. к Государственному учреждению Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Чесменском районе Челябинской области о признании незаконным решения о прекращении компенсационных выплат и взыскании излишне выплаченной компенсации, возложении обязанности по возобновлению выплат,

по апелляционной жалобе Захаровой Н.Ф. на решение Чесменского районного суда Челябинской области от 21 ноября 2016 года.

Заслушав доклад судьи Скрябиной СВ. об обстоятельствах дела, доводах апелляционной жалобы, пояснения представителя истца Шленкиной У.Ф., считавшей решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Государственное учреждение Управление Пенсионного фонда России в Чесменском районе Челябинской области (далее по тексту - УПФР) обратилось в суд с иском к Захаровой Н.Ф. о взыскании излишне выплаченной ежемесячной компенсационной выплаты в размере **** руб.

Иск мотивирован тем, что с 01 августа 2014 года Захарова Н.Ф. являлась получателем компенсационной выплаты по уходу за ребенком-**** в возрасте до 18 лет З.П.О.. Из выписки из индивидуального лицевого счета ответчика, договора о приемной семье от 05 апреля 2013 года установлено, что в период с 05 апреля 2013 года по 11 сентября 2015 года Захарова Н.Ф. получала вознаграждение за труд по воспитанию приемного ребенка. На вознаграждения по договору,


являющемуся договором гражданско-правового характера, начислялись страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации (далее по тексту - ПФР). Поскольку периоды, в течение которых в ПФР перечислялись страховые взносы, включаются в страховой стаж как периоды работы, опекуны (попечители, приемные родители), получающие вознаграждение в соответствии с договором о приемной семье, относятся к категории работающих лиц. Однако при подаче заявления истец не представила соответствующую информацию, что привело к излишней выплате ежемесячной компенсации.

В свою очередь Захарова Н.Ф. обратилась к УПФР со встречным исковым заявлением о признании незаконным решения о прекращении компенсационных выплат за уход за ребенком-инвалидом и взыскании излишне выплаченной компенсации, возложении обязанности возобновить ежемесячные компенсационные выплаты. Ссылаясь на судебную практику, указала, что осуществление деятельности по воспитанию приемных детей нельзя считать оплачиваемой работой, вознаграждение приемным родителям относится к мерам социальной поддержки, а не к вознаграждению за труд.

Определением суда к участию в деле в качестве третьего лица привлечено Муниципальное Управление социальной защиты населения администрации Чесменского муниципального района Челябинской области (л.д. 124-125).

Представители истца Шленкина У.Ф. и Завьялова Е.Г., действующие на основании доверенностей, настаивали на удовлетворении исковых требований, возражали против удовлетворения встречного иска.

Ответчик Захарова Н.Ф. исковые требования УПФР не признала, встречный иск поддержала.

Суд постановил решение об удовлетворении исковых требований УПФР, взыскал с Захаровой Н.Ф. в пользу истца излишне выплаченную компенсационную выплату неработающему трудоспособному лицу, осуществляющему уход за ребенком-**** в возрасте до 18 лет, за период с **** года по **** года в размере **** руб., судебные расходы по оплате государственной пошлины **** руб., в удовлетворении встречных исковых требований Захаровой Н.Ф. отказал. При этом суд исходил из того, что Захарова Н.Ф. приняла на себя обязательства по воспитанию приемного ребенка за вознаграждение, то есть выполняла оплачиваемую работу, в связи с чем не имеет права на получение компенсационных выплат за осуществление ухода за ребенком-инвалидом.

Не согласившись с решением суда, Захарова Н.Ф. обратилась с апелляционной жалобой, в которой просит его отменить и принять новое


3

решение, которым в удовлетворении исковых требований УПФР отказать, удовлетворить встречные исковые требования. Ссылается на то, что специалисты ПФР не разъяснили ей, в каких случаях компенсационные выплаты не производятся. Когда было принято решение о взыскании излишне выплаченной компенсации, суммы полученных выплат были потрачены на ребенка. Считает, что оснований для прекращения выплат не имелось. Настаивает на том, что осуществление обязанностей приемного родителя на возмездной основе на основании договора о приемной семье не является выполнением оплачиваемой работы. Она не была проинформирована о том, что получение вознаграждения по воспитанию приемного ребенка считается оплачиваемой работой. Кроме того, по ее мнению, в излишней выплате компенсации имеется вина специалистов ПФР.

Ответчик Захарова Н.Ф., представитель третьего лица Муниципального Управления социальной защиты населения администрации Чесменского муниципального района Челябинской области в суд апелляционной инстанции при надлежащем извещении не явились, в связи с чем судебная коллегия в соответствии со статьями 167 и 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации сочла возможным провести судебное заседание без их участия.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия считает решение суда подлежащим отмене в части удовлетворения исковых требований УПФР о взыскании излишне выплаченной суммы компенсации и взыскании с Захаровой Н.Ф. судебных расходов, а также в части отказа в удовлетворении встречных исковых требований Захаровой Н.Ф. о взыскании излишне выплаченной суммы компенсации, в связи с неправильным применением норм материального права, несоответствием выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела.

Как следует из материалов дела, постановлением администрации Варненского муниципального района Челябинской области от 02 апреля 2013 года № 276 Захарова Н.Ф. и З.О.Н. назначены опекунами на возмездной основе над несовершеннолетним У.К.А., **** года рождения (л.д. 158).

05 апреля 2013 года между администрацией Чесменского муниципального района Челябинской области и Захаровой Н.Ф., З.О.Н. заключен договор о приемной семье, в соответствии с которым орган опеки и попечительства передает, а приемные родители принимают на воспитание в приемную семью приемного ребенка У.К.А. (л.д. 159-163).

Условиями договора о приемной семье предусмотрено, что приемные


родители получают вознаграждение за труд по воспитанию, денежные средства на содержание приемного ребенка, иные денежные выплаты и льготы, предусмотренные действующим законодательством Российской Федерации и Челябинской области для приемных семей (пункт 1.4); приемной семье производится выплата ежемесячного вознаграждения за воспитание ребенка приемным родителям **** руб. в месяц на одного ребенка с учетом районного коэффициента и отчислениями страховых взносов, и 20% надбавка на ребенка с ограниченными возможностями, всего **** руб. (пункт 5.1) (л.д. 159-163).

Кроме того, Захарова Н.Ф. является матерью ребенка-****З.П.О., **** года рождения (л.д.65, 83).

Полагая, что, являясь родителем ребенка-****, Захарова Н.Ф. имеет право на компенсационные выплаты по уходу за ребенком-****, 15 июля 2014 года она обратилась в УПФР с заявлением о назначении ежемесячной выплаты, приложив необходимые документы: обязательство от 15 июля 2014 года, паспорт гражданина Российской Федерации, свидетельство о рождении, справку службы занятости населения, справку территориального органа ПФР, СНИЛС, справку учреждения медико-социальной экспертизы, трудовую книжку (л.д. 68-69).

Решением УПФР от 24 июля 2014 года ей была назначена ежемесячная выплата как лицу, осуществляющему уход за ребенком-**** (****) в соответствии с подпунктом «а» пункта 1 Указа Президента Российской Федерации от 26 февраля 2013 года № 175 «О ежемесячных выплатах лицам, осуществляющим уход за детьми-инвалидами и инвалидами детства первой группы» в размере **** руб. с 01 августа 2014 года (л.д. 67).

Решением истца от 10 сентября 2015 года компенсационные выплаты Захаровой Н.Ф. по уходу за ребенком-**** прекращены на основании пункта 12 Правил осуществления ежемесячных выплат, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 02 мая 2013 года №397 (л.д. 119).

Согласно протоколу заседания Комиссии по рассмотрению вопросов реализации пенсионных прав граждан от 11 сентября 2015 года по данным выписки из индивидуального лицевого счета № ****, договора от 05 апреля 2013 года № **** о приемной семье установлено, что в период с 05 апреля 2013 года по настоящее время Захарова Н.Ф. получала вознаграждение за труд по воспитанию приемного ребенка. На вознаграждения по договору, являющемуся договором гражданско-правового характера, начислялись страховые взносы в ПФР. Поскольку периоды, в течение которых в ПФР перечислялись страховые взносы за указанных застрахованных лиц, включаются при назначении пенсии данным


гражданам в страховой стаж как периоды работы, опекуны (попечители, приемные родители), получающие вознаграждение в соответствии с договором, относятся к категории работающих лиц. Однако при подаче заявления соответствующую информацию Захарова Н.Ф. не предоставила. В результате за период с 01 августа 2014 года по 30 сентября 2015 года излишне выплачена ежемесячная выплата на общую сумму **** руб. Определено, что излишне выплаченная сумма ежемесячной выплаты за период с 01 августа 2014 года по 30 сентября 2015 года возникла в результате нарушения Захаровой Н.Ф. пункта 13 Правил осуществления ежемесячной выплаты, утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 02 мая 2013 года № 1397 (л.д. 120-121).

Решением УПФР от 11 сентября 2015 года излишне выплаченная сумма ежемесячной выплаты за период с 01 августа 2014 года по 30 сентября 2015 года в сумме **** руб., образовавшаяся в связи с несообщением сведений о выполнении оплачиваемой работы, поставлена на учет. Захаровой Н.Ф. предложено внести излишне выплаченную сумму ежемесячной выплаты на счет ПФР (л.д. 123).

Взыскивая в пользу УПФР переплату ежемесячной компенсационной выплаты и отказывая в удовлетворении встречных исковых требований Захаровой Н.Ф., суд первой инстанции исходил из того, что ответчик, являясь стороной по договору о приемной семье, приняла на себя обязательства по оказанию услуги по воспитанию приемного ребенка за вознаграждение, то есть выполняет оплачиваемую работу, в связи с чем не имеет права как работающее лицо на получение компенсационных выплат за осуществление ухода за нетрудоспособным гражданином. При оформлении компенсации по уходу за нетрудоспособным гражданином Захарова Н.Ф. собственноручно в заявлении указала, что является неработающей, была предупреждена об обязанности известить в течение пяти дней территориальный орган ПФР об обстоятельствах, влекущих за собой прекращение осуществления ежемесячной выплаты, в частности, о выполнении лицом, осуществляющим уход, оплачиваемой работы, о чем имеется подпись в ее заявлении от 15 июля 2014 года. Трудоустройство ответчика являлось безусловным основанием для прекращения выплаты указанной ежемесячной денежной компенсации, о котором ответчик обязана была сообщить, однако данную обязанность она не исполнила, в связи с чем образовалась переплата, которая подлежит возврату.

Частично соглашаясь с выводами суда, судебная коллегия отмечает следующее.

Пунктом 1 Указа Президента Российской Федерации от 26 февраля 2013 года № 175 «О ежемесячных выплатах лицам, осуществляющим уход за детьми-инвалидами и инвалидами с детства первой группы» в целях


усиления социальной защищенности отдельных категорий граждан постановлено установить с 1 января 2013 года ежемесячные выплаты неработающим трудоспособным лицам, осуществляющим уход за ребенком-инвалидом в возрасте до 18 лет или инвалидом с детства I группы: родителю (усыновителю) или опекуну (попечителю) - в размере 5500 руб.; другим лицам - в размере 1200 руб.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 2 мая 2013 года № 397 «Об осуществлении ежемесячных выплат неработающим трудоспособным лицам, осуществляющим уход за детьми-инвалидами в возрасте до 18 лет или инвалидами с детства I группы» утверждены Правила осуществления ежемесячных выплат неработающим трудоспособным лицам, осуществляющим уход за детьми-инвалидами в возрасте до 18 лет или инвалидами с детства I группы (далее - Правила), в пункте 2 которых предусмотрено, что ежемесячная выплата устанавливается проживающим на территории Российской Федерации родителю (усыновителю) или опекуну (попечителю), а также другому лицу, осуществляющему уход за ребенком-инвалидом в возрасте до 18 лет или инвалидом с детства I группы, независимо от совместного проживания с ребенком-инвалидом в возрасте до 18 лет или инвалидом с детства I группы.

Ежемесячная выплата устанавливается одному лицу, осуществляющему уход, в отношении каждого ребенка-инвалида в возрасте до 18 лет или инвалида с детства I группы на период осуществления ухода за ним (пункт 3 Правил).

В соответствии с пунктом 4 Правил ежемесячная выплата устанавливается и осуществляется органом, осуществляющим назначение и выплату пенсии ребенку-инвалиду в возрасте до 18 лет или инвалиду с детства I группы.

В пункте 12 Правил перечислены основания для прекращения ежемесячной выплаты. Одним из таких оснований является выполнение лицом, осуществляющим уход, оплачиваемой работы (подпункт «д» пункта 12 Правил).

Из приведенных нормативных положений следует, что ежемесячная выплата лицу, осуществляющему уход за ребенком-инвалидом в возрасте до 18 лет или инвалиду с детства I группы, производится при условии отсутствия у такого лица оплачиваемой работы, то есть в том случае, если такое лицо является неработающим.

По смыслу статьи 7 Федерального закона от 15 декабря 2001 года № 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации», к неработающим лицам относятся лица, не осуществляющие работу и (или) иную деятельность, в период которой они подлежат


3-

обязательному пенсионному страхованию. На застрахованных лиц распространяется обязательное пенсионное страхование, если они работают по трудовому договору или по договору гражданско-правового характера, предметом которого являются выполнение работ и оказание услуг, а также по авторскому и лицензионному договору. При этом право на обязательное пенсионное страхование в Российской Федерации реализуется при условии уплаты страховых взносов.

Суммы страховых взносов, поступившие за застрахованное лицо в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации, учитываются на его индивидуальном лицевом счете в соответствии со статьей 6 Федерального закона от 1 апреля 1996 года № 27-ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования».

В соответствии с пунктом 1 статьи 145 Семейного кодекса Российской Федерации опека или попечительство устанавливаются над детьми, оставшимися без попечения родителей (пункт 1 статьи 121 Семейного кодекса Российской Федерации), в целях их содержания, воспитания и образования, а также для защиты их прав и интересов.

В силу части 1 статьи 16 Федерального закона от 24 апреля 2008 года № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве» обязанности по опеке и попечительству исполняются безвозмездно, за исключением случаев, установленных настоящей статьей, а также Семейным кодексом Российской Федерации.

Орган опеки и попечительства, исходя из интересов подопечного, вправе заключить с опекуном или попечителем договор об осуществлении опеки или попечительства на возмездных условиях. Вознаграждение опекуну или попечителю может выплачиваться за счет доходов от имущества подопечного, средств третьих лиц, а также средств бюджета субъекта Российской Федерации. Предельный размер вознаграждения по договору об осуществлении опеки или попечительства за счет доходов от имущества подопечного устанавливается Правительством Российской Федерации. Случаи и порядок выплаты вознаграждения опекунам или попечителям за счет средств бюджетов субъектов Российской Федерации устанавливаются законами субъектов Российской Федерации (часть 2 статьи 16 Федерального закона от 24 апреля 2008 года № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве»).

Приемной семьей признается опека или попечительство над ребенком или детьми, которые осуществляются по договору о приемной семье, заключаемому между органом опеки и попечительства и приемными родителями или приемным родителем, на срок, указанный в этом договоре. К отношениям, возникающим из договора о приемной семье, применяются


положения главы 20 Семейного кодекса Российской Федерации («Опека и попечительство над детьми»). К отношениям, возникающим из договора о приемной семье, в части, не урегулированной Семейным кодексом Российской Федерации, применяются правила гражданского законодательства о возмездном оказании услуг постольку, поскольку это не противоречит существу таких отношений (пункты 1 и 2 статьи 152 Семейного кодекса Российской Федерации).

Размер вознаграждения, причитающегося приемным родителям, размер денежных средств на содержание каждого ребенка, а также меры социальной поддержки, предоставляемые приемной семье в зависимости от количества принятых на воспитание детей, определяются договором о приемной семье в соответствии с законами субъектов Российской Федерации (пункт 2 статьи 153 Семейного кодекса Российской Федерации).

Из положений пункта 2 статьи 153 Семейного кодекса Российской Федерации, усматривается, что Семейный кодекс Российской Федерации разграничивает вознаграждение приемным родителям, денежные средства на содержание детей и меры социальной поддержки, то есть предусматривает несколько видов обеспечения для приемной семьи. При этом вознаграждение приемным родителям, денежные средства на содержание детей и меры социальной поддержки - это разные виды обеспечения приемной семьи.

Из содержания приведенных норм Семейного кодекса Российской Федерации также следует, что приемные родители исполняют обязанности по содержанию, воспитанию и образованию детей по договору о передаче на воспитание ребенка в приемную семью на возмездной основе, получая от данного вида деятельности доход, размер которого определяется законом субъекта Российской Федерации.

В связи с этим к отношениям, возникающим из договора о приемной семье, применяются в том числе и нормы гражданского законодательства о возмездном оказании услуг в части, не урегулированной Семейным кодексом Российской Федерации.

Предметом договора о приемной семье являются фактические и юридические действия приемных родителей, связанные, в частности с воспитанием, содержанием, образованием ребенка, за совершение которых приемные родители получают денежные выплаты.

В статье 217 Налогового кодекса Российской Федерации приведены виды доходов, не подлежащих налогообложению (освобождаемые от налогообложения).

Суммы, не подлежащие обложению страховыми взносами для


плательщиков страховых взносов, производящих выплаты и иные вознаграждения физическим лицам, перечислены в статье 9 Федерального закона от 24 июля 2009 года № 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования».

Вознаграждение приемным родителям не относится к предусмотренным статьей 217 Налогового кодекса Российской Федерации и статьей 9 Федерального закона от 24 июля 2009 года № 212-ФЗ видам доходов, освобождаемых от налогообложения и обложения страховыми взносами, следовательно, с указанного вознаграждения уплачиваются налоги и производятся отчисления страховых взносов на обязательное пенсионное страхование. При этом периоды, в течение которых в ПФР перечисляются страховые взносы за указанных застрахованных лиц (приемных родителей), включаются при назначении пенсии данным гражданам в страховой стаж как периоды работы.

Поскольку Захарова Н.Ф., являясь стороной договора о приемной семье, приняла на себя обязательства по оказанию услуги по воспитанию приемного ребенка за вознаграждение, то ее следует признать выполняющей оплачиваемую работу, в связи с этим Захарова Н.Ф. как работающее лицо не имеет права на получение ежемесячных выплат, предусмотренных Указом Президента Российской Федерации от 26 февраля 2013 года № 175 «О ежемесячных выплатах лицам, осуществляющим уход за детьми-инвалидами и инвалидами с детства I группы» и постановлением Правительства Российской Федерации от 2 мая 2013 года № 397 «Об осуществлении ежемесячных выплат неработающим трудоспособным лицам, осуществляющим уход за детьми-инвалидами в возрасте до 18 лет или инвалидами с детства I группы», поэтому решение УПФР от 11 сентября 2015 года в части прекращения компенсационных выплат по уходу за ребенком-**** является законным, и правовых оснований для возобновления ежемесячных компенсационных выплат не имеется.

В указанной части решение суда первой инстанции является законным и обоснованным.

Вместе с тем судебная коллегия не может согласиться с решением суда о взыскании с Захаровой Н.Ф. выплаченной компенсации за период с 01 августа 2014 года по 30 сентября 2016 года.

Так, на момент обращения с заявлением о назначении ежемесячной выплаты 15 июля 2014 года Захарова Н.Ф. уже являлась приемным родителем на основании договора о приемной семье от 05 апреля 2013 года.

В силу Федерального закона от 15 декабря 2001 года N 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации»,


Федерального закона от 01 апреля 1996 года N 27-ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования» обязательное пенсионное страхование в Российской Федерации осуществляется страховщиком, которым является ПФР в лице его территориальных органов, в функции которого входит ведение индивидуального (персонифицированного) учета.

Таким образом, при решении вопроса о назначении ежемесячной компенсационной выплаты Захаровой Н.Ф. истец должен был быть осведомлен о том, что оснований для ее назначения не имеется, затребовав выписку из индивидуального лицевого счета из информационной базы персонифицированного учета органов ПФР, поскольку с получаемого ответчиком вознаграждения, выплачиваемого ей как приемному родителю, перечислялись страховые взносы на ее же индивидуальный лицевой счёт, однако истец не проявил необходимую степень заботливости и осмотрительности, не выяснив данные обстоятельства на момент принятия решения о назначении выплат при наличии у него такой возможности, не воспользовался имеющейся у него в распоряжении информацией.

На момент принятия решения об установлении указанных выплат у УПФР имелись сведения, подтверждающие статус ответчика как приемного родителя, после назначения ежемесячной компенсационной выплаты у ответчика не изменились обстоятельства, о наступлении которых она была обязана известить УПФР, то есть ответчик не совершила действий по сокрытию от истца сведений о том, что на момент назначения ей компенсационных выплат она являлась приемным родителем, следовательно, истец не вправе ссылаться на недобросовестность ответчика и требовать возврата выплаченных денежных средств за фактическое осуществление ухода за инвалидом.

Из системного толкования положений, установленных пунктами 12 и 13 Правил, следует, что основанием для прекращения осуществления ежемесячной компенсационной выплаты являются обстоятельства, возникшие после установления такой выплаты.

В этой связи судебная коллегия приходит к выводу о том, что исковые требования УПФР о взыскании с Захаровой Н.Ф. излишне выплаченной компенсации удовлетворению не подлежали.

Кроме того, в соответствии с пунктом 5 Правил осуществления ежемесячных выплат неработающим трудоспособным лицам, осуществляющим уход за детьми-инвалидами в возрасте до 18 лет или инвалидами с детства I группы ежемесячная выплата устанавливается на основании следующих документов:

а) заявление лица, осуществляющего уход, с указанием даты начала


ухода и своего места жительства;

б) заявление законного представителя ребенка-инвалида в возрасте до 18 лет или заявление инвалида с детства I группы о согласии на осуществление ухода конкретным лицом;

в) справка органа, осуществляющего назначение и выплату пенсий по месту жительства либо месту пребывания лица, осуществляющего уход, о том, что пенсия этому лицу не назначалась;

г) справка (сведения) органа службы занятости по месту жительства лица, осуществляющего уход, о неполучении им пособия по безработице;

д) выписка из акта освидетельствования гражданина, признанного ребенком-инвалидом в возрасте до 18 лет или инвалидом с детства I группы, направляемая федеральным государственным учреждением медико-социальной экспертизы в орган, осуществляющий выплату пенсии, или медицинское заключение о признании ребенка в возрасте до 18 лет инвалидом;

е) документ, удостоверяющий личность, и трудовая книжка (при ее наличии) лица, осуществляющего уход;

ж) разрешение (согласие) одного из родителей (усыновителя, попечителя) и органа опеки и попечительства на осуществление ухода за ребенком-инвалидом в возрасте до 18 лет или инвалидом с детства I группы обучающимся, достигшим возраста 14 лет, в свободное от учебы время;

з) справка организации, осуществляющей образовательную деятельность, подтверждающая факт обучения по очной форме лица, осуществляющего уход;

и) справка (сведения) о неназначении ежемесячной выплаты за осуществление ухода за ребенком-инвалидом в возрасте до 18 лет или инвалидом с детства I группы, являющимся получателем одновременно двух пенсий;

к) документы, подтверждающие, что лицо, осуществляющее уход, является родителем (усыновителем) или опекуном (попечителем) ребенка-инвалида в возрасте до 18 лет или инвалида с детства I группы.

Из анализа пунктов 5-7 Правил следует, что территориальный орган не вправе требовать от лица, осуществляющего уход, документы, имеющиеся у него в распоряжении, а также документы, необходимые для установления ежемесячной компенсационной выплаты, имеющиеся в распоряжении иных государственных органов, которые запрашиваются путем направления запроса в порядке межведомственного


информационного взаимодействия в рамках оказания государственных услуг.

Из материалов дела следует и не оспаривалось представителем истца, что при обращении с соответствующим заявлением Захаровой Н.Ф. были представлены все необходимые документы, предусмотренные пунктом 5 Правил.

Доказательств, подтверждающих, что при обращении с заявлением об установлении ежемесячной компенсационной выплаты у Захаровой Н.Ф. были истребованы сведения о том, выполняет ли она обязанности по договору о приемной семье, и ей было разъяснено о том, что такой статус препятствует осуществлению ежемесячной компенсационной выплаты, не представлено.

При таких обстоятельствах решение УПФР в части взыскания излишне выплаченной суммы компенсации за период с 01 августа 2014 года по 30 сентября 2015 года является незаконным, и оснований для взыскания выплаченной компенсации с Захаровой Н.Ф. не имеется.

С учетом изложенного, с целью исправления судебной ошибки, допущенной судом первой инстанции, решение суда подлежит отмене в части удовлетворения исковых требований УПФР о взыскании излишне выплаченной суммы компенсации и взыскании с Захаровой Н.Ф. судебных расходов, а также в части отказа в удовлетворении встречных исковых требований Захаровой Н.Ф. о признании незаконным решения о взыскании излишне выплаченной компенсации с принятием нового решения.

В соответствии со статьей 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующей порядок распределения судебных расходов, стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны понесенные по делу судебные расходы. В случае, если иск удовлетворен частично, судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

Согласно статьям 88 и 94 указанного Кодекса судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела. К издержкам, связанным с рассмотрением дела, отнесены, в частности, расходы на оплату услуг представителей.

Статья 100 этого же Кодекса предписывает, что стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.


Как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 13 постановления от 21 января 2016 годаИ 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела» разумными следует считать такие расходы на оплату услуг представителя, которые при сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги. При определении разумности могут учитываться объем заявленных требований, цена иска, сложность дела, объем оказанных представителем услуг, время, необходимое на подготовку им процессуальных документов, продолжительность рассмотрения дела и другие обстоятельства.

В подтверждение понесенных расходов на оплату услуг представителя Захаровой Н.Ф. представлена квитанция на сумму **** руб. (л.д. 145)

Разрешая ее требования в части взыскания судебных расходов на оплату услуг представителя, судебная коллегия считает, что с учетом принципа разумности, сложности дела, участия представителя в рассмотрении дела, частичного удовлетворения встречных исковых требований, указанные расходы подлежат возмещению в размере **** руб.

Кроме того, при подаче искового заявления и обращении в суд с апелляционной жалобой Захаровой Н.Ф. оплачена государственная пошлина в общей сумме **** руб. (л.д. 143, 204).

На основании статьи 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, учитывая частичное удовлетворение встречных исковых требований Захаровой Н.Ф., в ее пользу с УПФР подлежат взысканию расходы по оплате государственной пошлины в размере **** руб. (**** руб.+**** руб.). Всего в пользу Захаровой Н.Ф. следует взыскать судебные расходы в размере **** руб. (**** руб. + **** руб.).

На основании изложенного, руководствуясь статьями 328-330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Чесменского районного суда Челябинской области от 21 ноября 2016 года в части удовлетворения исковых требований Государственного учреждения Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Чесменском районе Челябинской области о взыскании с Захаровой Н.Ф. излишне выплаченной суммы компенсации и судебных расходов, а также в части отказа в удовлетворении встречных исковых требований Захаровой Н.Ф. о признании незаконным решения Государственного учреждения Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Чесменском районе Челябинской области о взыскании


выплаченной компенсации отменить.

Принять в указанной части новое решение, которым в удовлетворении исковых требований Государственного учреждения Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Чесменском районе Челябинской области о взыскании с Захаровой Н.Ф. излишне выплаченной суммы компенсации отказать.

Встречные исковые требования Захаровой Н.Ф. о признании незаконным решения Государственного учреждения Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Чесменском районе Челябинской области о взыскании излишне выплаченной компенсации удовлетворить. Признать незаконным решение Государственного учреждения Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Чесменском районе Челябинской области от 11 сентября 2015 года в части взыскания с Захаровой Н.Ф. излишне выплаченной суммы компенсации за период с 01 августа 2014 года по 30 сентября 2015 года.

Взыскать в пользу Захаровой Н.Ф. с Государственного учреждения Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Чесменском районе Челябинской области в счет судебных расходов 2750

руб..

В остальной части это же решение оставить без изменения, апелляционную жалобу Захаровой Н.Ф. - без удовлетворения.

Председательствующий Судьи