НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Определение Челябинского областного суда (Челябинская область) от 25.03.2014 № 11-3177/14

                      Дело № 11 -       3177/2014        Судья Елгина Е.Г.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

        Судебная       коллегия по гражданским делам Челябинского областного суда в       составе:

        председательствующего       Лутфуллоевой P.P.,

        судей Скрябиной       С.В., Шушкевич О.В.

        при       секретаре Терюшовой М.С.

        рассмотрела в открытом       судебном заседании 25 марта 2014 года в г. Челябинске гражданское дело по       апелляционной жалобе Лазарева С.В. на решение Орджоникидзевского районного суда г.       Магнитогорска Челябинской области от 13 января 2014 года по иску Лазарева       С.В. к обществу с       ограниченной ответственностью «ЦМК» о взыскании заработной платы, премии,       налоговых вычетов, за спецодеж,чу, процентов за задержку выплат, признании       незаконным пункта трудового договора, взыскании материального       ущерба.

        Заслушав       доклад судьи Лутфуллоевой P.P. об обстоятельствах дела, доводах       апелляционной жалобы, судебная коллегия

        УСТАНОВИЛА:

        Лазарев       С.В. обратился в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью       «ЦМК» (далее - ООО «ЦМК») о взыскании заработной платы, премии, налоговых       вычетов, за спецодежду, процентов за задержку выплат, признании незаконным       пункта трудового договора, взыскании материального ущерба.

        В       обоснование иска указал, что с 21 марта 2013 года работает **** в ООО «ЦМК» по       трудовому договору №**** от 21 марта       2013 года. В связи с невыплатой ему заработной платы с 10 июля 2013 года       находится в бессрочной забастовке. 17 декабря 2013 года ему перевели       заработную плату в размере ****       руб., однако полный расчет работодателем не произведен. Указывает, что при       выплате ему заработной платы ответчиком удерживался НДФЛ в размере 15%, в       связи с чем у работодателя перед ним имеется задолженность по излишне       удержанной сумме налога. Кроме того, считает незаконной выплату ему       заработной платы исходя из размера ставки **** руб. 85 коп., поскольку при трудоустройстве ему       была обещана заработная плата в большем размере. Основной долг по       заработной плате по состоянию на 18 декабря 2013 года составляет **** руб., задолженность по выплате       компенсации за отпуск - **** руб.       Указал, что он получает высшее образование, имеет право получить       компенсацию за его обучение в сумме удержанного из его заработка налога.       Поскольку работодателем налоговые вычеты были занижены, либо не       выплачивались просил взыскать с ответчика **** руб. Просил взыскать материальный ущерб **** руб. по состоянию на       18

                      декабря       2013 года, в том числе расходы на покупку спецодежды в сумме **** руб., компенсацию морального вреда       **** руб., расходы на оплату услуг       представителя в сумме **** руб.       Просил признать незаконным п. 18 ч. 5 трудового договора, заключенного с       ним, в связи с чем взыскать с ООО «ЦМК» материальный ущерб в размере **** руб.

        Представитель       ответчика ООО «ЦМК» в судебном заседании возражал против удовлетворения       исковых требований.

        Решением       суда в удовлетворении исковых требований Лазареву С.В. отказано в полном       объеме.

        В       апелляционной жалобе Лазарев С.В. просит решение суда отменить. Указывает       на то, что в основу решения суда приняты подложные документы. Ссылается на       неправильное применение судом ст. 139 Трудового кодекса РФ при расчете       компенсации за время вынужденного прогула. Указывает на неприменение судом       ст. 221 Трудового кодекса РФ об обеспечении работника средствами       индивидуальной защиты. Ссылается на противоречие локальных нормативных       актов о порядке начисления премий положениям трудового законодательства.       Указывает, что незаконными действиями ответчика ему причинен моральный       вред.

        Истец       Лазарев С.В., представитель ответчика ООО «ЦМК» в судебное заседание не       явились, о времени и месте рассмотрения дела судом апелляционной инстанции       извещены надлежащим образом, в соответствии с ч. 3 ст. 167, ч.1 ст.327       Гражданского процессуального кодекса РФ судебная коллегия считает       возможным рассмотрение дела в их отсутствие.

        Проверив       материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия       находит решение суда подлежащим отмене в части отказа в удовлетворении       исковых требований Лазарева С.В. о взыскании заработной платы, процентов       за задержку выплаты заработной платы, компенсации морального вреда ввиду       неправильного применения норм материального права. В остальной части       решение отмене не подлежит.

        Судом       установлено и подтверждается материалами дела, что с 21 марта 2013 года       Лазарев С.В. работал **** в ООО «ЦМК» на основании трудового договора от 21 марта       2013 года № **** и приказа о приеме       на работу от 21 марта 2013 года (л.д.82 т. 1).

        Согласно       п.5 разд. 2 трудового договора работнику устанавливается 40 -часовая       рабочая неделя и часовая тарифная ставка согласно штатному расписанию       **** руб. 85 коп., уральский       коэффициент в размере 15 % (л.д.6 - 7 т.1).

3

                      10 июля       2013 года Лазарев С.В. направил письменное заявление директору ООО «ЦМК»       Р.А.Н. о приостановлении       выполнения работ с 11 июля 2013 года в связи с задержкой выплаты       заработной платы за май 2013 года на срок более 14 дней (л.д.41 т.       1).

        В       соответствии со ст. 135 Трудового кодекса РФ заработная плата работнику       устанавливается трудовым договором в соответствии с действующими у данного       работодателя системами оплаты труда.

        Отказывая       в удовлетворении исковых требований в части признания незаконным пункта       трудового договора, взыскании материального ущерба, налоговых вычетов, за       спецодежду, суд первой инстанции исходил из отсутствия доказательств,       подтверждающих нарушение прав истца.

        Отказывая       в удовлетворении требований о признании незаконным пункта 18 раздела 5       трудового договора в части условий начисления поощрительных выплат и       взыскании материального ущерба, суд первой инстанции обоснованно исходил       из того, что согласно условиям трудового договора премия является       поощрительной выплатой, может устанавливаться работодателем и не является       обязательной.

        Согласно       условиям начисления поощрительных выплат, содержащихся в п. 18 раздела 5       трудового договора, поощрительные выплаты начисляются при выполнении плана       в срок, высокое качество работы, высокую производительность труда,       наставничество и не начисляются при невыполнении графиков, увольнении с       работы, низкой производительности труда, в иных случаях.

        При этом       ни нормами права, ни Положением об оплате труда ООО «ЦМК» не предусмотрено       безусловное начисление всем работающим лицам премий и поощрительных       выплат. Не могут быть приняты во внимание доводы истца о том, что выплата       премии является обязанностью работодателя, поскольку в соответствии с       положениями ст.ст. 129, 132, 135 Трудового кодекса РФ и локальными       нормативными актами работодателя оценка качества, производительности труда       работника в целях премирования относится к компетенции работодателя. Кроме       того, сумма, указанная истцом в качестве причиненного ему незаконным       условием трудового договора материального ущерба, не подтверждена       имеющимися в материалах дела доказательствами.

        Судебная       коллегия также соглашается с выводом суда об отказе в удовлетворении       требований о взыскании с ответчика социального налогового вычета в связи с       обучением в образовательном учреждении, поскольку согласно п.2 ст. 219       Налогового кодекса РФ указанный социальный налоговый вычет предоставляется       при подаче налоговой декларации в налоговый орган налогоплательщиком по       окончании налогового периода. В связи с чем суд

4

                      пришел к       обоснованному выводу об отсутствии оснований взыскания налогового вычета с       работодателя.

                      Правомерно       сделан судом вывод об отказе Лазареву С.В. в удовлетворении требований о       взыскании компенсации за спецодежду. В силу ч. 3 ст. 221 Трудового кодекса       РФ на работодателя возложена обязанность обеспечивать работников       специальной одеждой. Однако законодательством не предусмотрена обязанность       работодателя выплачивать компенсацию вместо специальной одежды. По       существу, требования истца сводятся к взысканию с работодателя ущерба,       который он понес в связи с порчей своей одежды в период работы у       ответчика. Однако, как верно указал суд первой инстанции, истцом не       представлено доказательств наличия затрат на приобретение       спецодежды.

        Решение       суда в указанной части является законным и обоснованным и отмене не       подлежит.

        Согласно       ст. 21 Трудового кодекса РФ работник имеет право на своевременную и в       полном объеме выплату заработной платы в соответствии со своей       квалификацией, сложностью труда, количеством и качеством выполненной       работы.

        В силу ч.2       ст. 135 Трудового кодекса РФ системы оплаты труда, включая размеры       тарифных ставок, окладов (должностных окладов), доплат и надбавок       компенсационного характера, в том числе за работу в условиях,       отклоняющихся от нормальных, системы доплат и надбавок стимулирующего       характера и системы премирования, устанавливаются коллективными       договорами, соглашениями, локальными нормативными актами в соответствии с       трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами,       содержащими нормы трудового права.

        В       соответствии с абзацем 5 части 2 статьи 57 Трудового кодекса РФ условия       оплаты труда (в том числе размер оклада (должностного оклада) работника,       доплаты, надбавки и поощрительные выплаты) являются обязательными для       установления работодателем работнику.

        Согласно       ч.1 ст. 147 Трудового кодекса РФ оплата труда работников, занятых на       тяжелых работах, работах с вредными и (или) опасными и иными условиями       труда, устанавливается в повышенном размере по сравнению с тарифными       ставками, окладами (должностными окладами), установленными для различных       видов работ с нормальными условиями труда, но не ниже размеров,       установленных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми       актами, содержащими нормы трудового права. При этом минимальные размеры       повышения оплаты труда работникам, занятым на тяжелых работах, работах с       вредными и (или) опасными и иными условиями труда, и условиями указанного       повышения устанавливаются в порядке,

                      установленном       Правительством РФ с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по       регулированию социально - трудовых отношений.

        Постановлением       Правительства РФ «Об установлении сокращенной продолжительности рабочего       времени, ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска, повышенной       оплаты труда работникам, занятым на тяжелых работах, работах с вредными и       (или) опасными и иными условиями труда» от 20 ноября 2008 года № 870       работникам, занятым на указанных работах по результатам аттестации рабочих       мест установлены в том числе, повышение оплаты труда - не менее 4       процентов тарифной ставки (оклада), установленной для различных видов       работ с нормальными условиями труда.

        Отказывая       в удовлетворении исковых требований в части взыскания задолженности по       заработной плате, процентов за задержку выплаты заработной платы, суд       первой инстанции исходил из того, что представленными в материалы дела       доказательствами подтверждается, что суммы начисленной истцу заработной       платы совпадают с суммами денежных средств, поступившими на счет истца, в       связи с чем пришел к выводу об отсутствии задолженности по заработной       плате и оснований для начисления процентов за задержку выплаты заработной       платы за период приостановления истцом выполнения работы.

        Однако с       указанным выводом суда первой инстанции не может согласиться судебная       коллегия.

        Суд,       разрешая спор и отказывая во взыскании задолженности по заработной плате,       ограничился суждениями о том, что суммы начисленной истцу заработной платы       совпадают с суммами денежных средств, поступившими на счет истца. При этом       правильность начисления и выплаты истцу заработной платы, в том числе с       учетом надбавки за вредные и тяжелые условия труда рабочим, судом не       устанавливалась и не проверялась.

        Согласно       ст. 22 Трудового кодекса РФ работодатель обязан выплачивать в полном       размере причитающуюся работникам заработную плату в сроки, установленные в       соответствии с Трудовым кодексом РФ, коллективным договором, правилами       внутреннего трудового распорядка, трудовыми договорами.

        Согласно       п. 18 раздела 5 трудового договора размер оплаты труда зависит от качества       выполняемой работы и рассчитывается по системе, утвержденной «Положением       об оплате труда».

        С 11       января 2012 года в ООО «ЦМК» действует Положение об оплате труда       работников ООО «ЦМК», регулирующее порядок и условия оплаты труда       работников ООО «ЦМК» (л.д. 46 т. 1).

                      Согласно       указанному Положению рабочим предприятия должна начисляться и       выплачиваться доплата за вредные и тяжелые условия труда, которая включена       в тарифную ставку и составляет 8 %.

        В       соответствии с ч.З статьи 129 Трудового кодекса Российской Федерации       тарифная ставка - фиксированный размер оплаты труда работников за       выполнение нормы труда определенной сложности (квалификации) за единицу       времени без учета компенсационных, стимулирующих и социальных       выплат.

        В силу ч.       4 ст. 8 Трудового кодекса РФ нормы локальных нормативных актов, ухудшающие       положение работников по сравнению с установленным трудовым       законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы       трудового права, не подлежат применению.

        Таким       образом, нормы Положения об оплате труда работников ООО «ЦМК» о включении       размера доплаты за вредные и тяжелые условия труда в тарифную ставку       работника противоречат положениям ч.З статьи 129 Трудового кодекса       Российской Федерации, поэтому не должны применяться.

        Данные       обстоятельства подтверждаются также актом проверки государственной       инспекции труда от 09 августа 2013 года в отношении ООО «ЦМК», на       основании которого в отношении работодателя вынесено предписание об       устранении нарушений трудового законодательства, в том числе посредством       внесения в трудовые договоры изменений о доплатах и надбавках       компенсационного характера за работу с вредными и тяжелыми условиями труда       (л.д.51- 53, 54 - 55 т.1).

        Суд первой       инстанции выявленные государственной инспекцией труда нарушения оставил       без внимания. Делая вывод об отсутствии задолженности перед работником,       суд исходил из того, что работодатель доначислил и выплатил истцу надбавку       за вредные и тяжелые условия труда в размере 4% тарифной ставки. Вместе с       тем, при вынесении решения суд не выяснил вопрос о том, в соответствии с       какими нормами действовал работодатель, начисляя надбавку в указанном       размере в то время, как Положение об оплате труда работников ООО «ЦМК»       предусматривает размер такой надбавки 8%. Сам размер никем не оспорен,       признано лишь нарушение прав работников включением данной надбавки в       размер тарифной ставки.

        Таким       образом, вывод о правильности доначисления заработной платы истцу, исходя       из размера надбавки 4%, является неверным.

        Учитывая,       что предметом настоящего спора является несогласие работника с размером       выплачиваемой работодателем заработной платы, судебная коллегия считает       необходимым взыскать с ответчика в пользу истца задолженность по       заработной плате, составляющую разницу между суммой начисленной и       выплаченной надбавкой в 4% и суммой подлежавшей начислению надбавки в       8%.

                      То       обстоятельство, что истец задолженность по заработной плате исчисляет из       размера надбавки в 4%, не может быть принято во внимание, поскольку       работник имеет право на выплату ему заработной платы, установленной       трудовым договором и локальными нормативными актами работодателя,       регулирующими оплату груда. Положением об оплате труда работников ООО       «ЦМК» размер доплаты установлен в 8%, исходя из указанного размера суду       первой инстанции необходимо было проверять правильность начисления истцу       заработной платы.

        Так, за       март 2013 года при норме 159 часов Лазаревым С.В. с 21 марта 2013 года       отработано 56 часов (л.д.67 т. 1), начислена заработная плата **** руб., подлежала начислению доплата       за вредные условия труда в размере **** руб. 52 коп., которая не начислялась,       следовательно, задолженность по заработной плате за март 2013 года       составляла **** рублей 52 копейки, а       не **** рублей, как указано в справке       от 16.12.2013 года ( том 1 л.д. 189).

        Отказывая       в удовлетворении исковых требований истца, суд первой инстанции не       проверил соблюдение прав истца на повышенный размер оплаты при       сверхурочной работе.

        Из       материалов дела следует, что в апреле 2013 года при норме 175 часов       Лазаревым С.В. отработано 203, 5 часов (л.д.64 т. 1). Количество часов       сверхурочной работы составило 28,5 часа.

        Согласно       статьи 99 Трудового кодекса Российской Федерации сверхурочная работа -       работа, выполняемая работником по инициативе работодателя за пределами       установленной для работника продолжительности рабочего времени: ежедневной       работы (смены), а при суммированном учете рабочего времени -сверх       нормального числа рабочих часов за учетный период.

        В       соответствии со статьей 152 Трудового кодекса Российской Федерации       сверхурочная работа оплачивается за первые два часа работы не менее чем в       полуторном размере, за последующие часы - не менее чем в двойном размере.       Конкретные размеры оплаты за сверхурочную работу могут определяться       коллективным договором, локальным нормативным актом или трудовым       договором. Положение об оплате труда работников ООО «ЦМК» дублирует нормы       статьи 152 Трудового кодекса Российской Федерации.

        Пунктом 5       раздела 2 трудового договора от 21.03.2013 года, заключенного между истцом       и ответчиком, работнику установлена 40-часовая рабочая неделя.       Суммированный учет рабочего времени ни трудовым договором, ни Положением       об оплате труда работников ООО «ЦМК» не предусмотрен.

        Несмотря       на то, что в апреле 2013 года истец работал сверхурочно 28,5 часов,       работодатель начислил Лазареву С.В. заработную плату без учета часов       сверхурочной работы, т.е. в одинарном размере. Суд первой инстанции       данное

                      обстоятельство оставил без       внимания.

                      Судебная       коллегия произвела расчет заработной платы за указанный месяц, установив       наличие задолженности в сумме ****       рубля 37 копеек, а не **** рублей,       как указано в справке ( том 1 л.д. 189).

        Так, за       175 часов работы подлежала начислению зарплата в сумме **** рубля 75 копеек (****x175), за два часа сверхурочной работы в       полуторном размере сумма заработной платы составит **** рубля 55 копеек ( 2x****x1,5), за остальные 26,5 часов работы в двойном       размере сумма заработной платы составит **** рублей 05 копеек (****x26.5x2), а всего **** рублей 55 копеек (********+****+********). Сумма       заработной платы с районным коэффициентом составит **** (********x15%) + ********).       Доплата за вредные и тяжелые условия труда составит **** рублей 92 копейки (**** x8%). Всего подлежала начислению за апрель       2013 года **** руб. 47 коп. (       ****+****), а с учетом удержанного       налога на доходы физических лиц ****       руб. и выплаченной суммы в размере **** руб. 10 коп., задолженность составила **** руб. 37 коп.

        За май       2013 года Лазарев С.В. отработал 143 часа (л.д. 65 т. 1), подлежала       начислению доплата за вредные условия труда в размере **** рублей 51 копейка (****x143x8%), сумма заработной платы должна была       составлять **** руб. 44 коп.       Ответчиком начислено **** рубля 93       копейки.

        21.05.2013       года работодатель выдал работнику по его заявлению внеплановый аванс в       сумме **** рублей.

        В       платежной ведомости от 28.06.2013 года к выплате за май 2013 года указана       сумма **** рублей. В нарушение       требований части первой статьи 138 Трудового кодекса Российской Федерации       сумма удержаний из заработной платы Лазарева С.В. за май 2013 года (в счет       внепланового аванса) превысила допустимые 20%, что отражено в акте       государственной инспекции труда (л.д.51 том 1).

        Исполняя       требования государственной инспекции труда, ответчик в справке от       16.12.2013 года (том 1 л.д. 184) указал, что при соблюдении положений       трудового законодательства о размере удержаний из заработной платы сумма       подлежащей начислению заработной платы составила **** рублей 74 копейки. Учитывая, что при расчете       данной задолженности неверно определен размер доплаты за вредные и тяжелые       условия труда, судебная коллегия приходит к выводу, что задолженность по       зарплате за май 2013 года с учетом удержанного налога на доходы физических       лиц (**** рубля) и удержаний в счет       выданного аванса (****) составит       **** рублей 25 копеек (****-****-****).

        За июнь 2013 года Лазарев С.В.       отработал 150 часов (л.д. 70 т. 1), подлежит

                      начислению       доплата за вредные условия труда в размере **** рублей 33 копейки (**** рублей х 150 часов х8%). Сумма заработной платы       составит **** руб. 46 коп., а с       учетом удержанных сумм в счет внепланового аванса и налога на доходы       физических лиц в размере **** руб.       26 коп. и **** рубля соответственно       задолженность по заработной плате составляла **** руб. 20 коп., а не **** рублей 87 копеек, как указано в справке ( том 1       л.д. 189).

        За июль       2013 года Лазарев С.В. отработал 67 часов (л.д. 98 т. 1), подлежит       начислению доплата за вредные условия труда в размере **** руб. 95 коп. (**** рублей х 67 х 8%). Сумма заработной платы       составит **** рубль 79 копеек, а с       учетом удержанных сумм в счет внепланового аванса **** руб. 37 коп. и налога на доходы физических лиц       **** рублей задолженность по       заработной плате составляла ****       рублей 42 копейки, а не **** рубль       47 копеек, как указано в справке ( том 1 л.д. 189).

        Таким       образом, за период с 21 марта 2013 года по 10 июля 2013 года истцу       подлежало доначислить за сверхурочную работу, доплату за вредные и тяжелые       условия труда **** рубля 76 копеек       (**** руб. 52 коп. + **** руб. 37 коп. + **** руб. 25 коп. + **** руб.       20 коп. ******** руб. 42 коп).

        В       соответствии со ст. 136 Трудового кодекса РФ заработная плата       выплачивается не реже чем каждые полмесяца в день, установленный правилами       внутреннего трудового распорядка, коллективным договором, трудовым       договором.

        Согласно       ст. 142 Трудового кодекса РФ работодатель и (или) уполномоченные им в       установленном порядке представители работодателя, допустившие задержку       выплаты работникам заработной платы и другие нарушения оплаты труда, несут       ответственность в соответствии с настоящим Кодексом и иными федеральными       законами. В случае задержки выплаты заработной платы на срок более 15 дней       работник имеет право, известив работодателя в письменной форме,       приостановить работу на весь период до выплаты задержанной суммы. В период       приостановления работы работник имеет право в свое рабочее время       отсутствовать на рабочем месте.

        Из       материалов дела следует, что заработная плата за май 2013 года       выплачивалась работникам ООО «ЦМК» 28.06.2013 года. Как было указано выше,       сумма удержаний из заработной платы Лазарева С.В. за май 2013 года (в счет       внепланового аванса) превысила допустимые 20%. Ввиду неправильного       начисления заработной платы работодатель допустил задержку причитающихся к       выплате Лазареву С.В. сумм заработной платы за май 2013 года, в связи с       чем работник 10.07.2013 года в письменной форме известил работодателя о       приостановлении работы до полного расчета за май 2013 года ( том 1       л.д.41).

        16.12.2013       года ответчик выплатил истцу заработную плату за период вынужденного       приостановления работы с 11.07.2013 года до 16.12.2013       года.

        При этом       расчет производил исходя из среднемесячного количества часов по       производственному календарю, размера тарифной ставки и доплаты за       вредность 4%. Из начисленных сумм ответчик производил удержание в счет       выданного в мае 2013 года внепланового аванса в размере 20% и налога на       доходы физических лиц.

        Истец не       согласился с размером выплаченной ему суммы, о чем заявил в суде, требуя       довзыскать задолженность по заработной плате.

        Суд первой       инстанции, посчитав расчет ответчика верным, пришел к выводу об отсутствии       задолженности и отказал в удовлетворении исковых требований.

        В       апелляционной жалобе истец просит решение суда отменить, указывая, что при       определении задолженности за период вынужденного приостановления работы       суд должен исходить из положений статьи 139 Трудового кодекса Российской       Федерации о порядке определения размера среднего заработка.

        Данные доводы истца заслуживают       внимания.

        Исходя из       общепризнанных принципов и норм международного права и в соответствии с       Конституцией Российской Федерации одним из основных принципов правового       регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними       отношений признается обеспечение права каждого работника на выплату       заработной платы своевременно и в полном размере.

        Право       работников на отказ от выполнения работы является мерой вынужденного       характера, предусмотренной законом для цели стимулирования работодателя к       обеспечению выплаты работникам определенной трудовым договором заработной       платы в установленные сроки. Это право предполагает устранение       работодателем допущенного нарушения и выплату задержанной       суммы.

        При этом,       поскольку Трудовым кодексом Российской Федерации специально не оговорено       иное, работник имеет право на сохранение среднего заработка за все время       задержки ее выплаты, включая период приостановления им исполнения трудовых       обязанностей, т.е. работнику, вынужденно приостановившему работу в связи с       задержкой выплаты заработной платы на срок более 15 дней, работодатель       обязан возместить не полученный им средний заработок за весь период ее       задержки.

        Согласно       ст. 139 Трудового кодекса РФ для всех случаев определения размера средней       заработной платы (среднего заработка), предусмотренных настоящим Кодексом,       устанавливается единый порядок ее исчисления. Особенности порядка       исчисления средней заработной платы определены в постановлен ни       Правительства РФ от 24 декабря 2007 года № 922 «Об

                      особенностях порядка исчисления       средней заработной платы»

        Согласно       пункту 6 Положения об особенностях порядка исчисления средней заработной       платы, утвержденного вышеназванным постановлением, в случае если работник       не имел фактически начисленной заработной платы или фактически       отработанных дней за расчетный период или за период, превышающий расчетный       период, либо этот период состоял из времени, исключаемого из расчетного       периода в соответствии с пунктом 5 настоящего Положения, средний заработок       определяется исходя из суммы заработной платы, фактически начисленной за       предшествующий период, равный расчетному.

        Согласно       п.9 постановления Правительства РФ от 24 декабря 2007 года № 922 «Об       особенностях порядка исчисления средней заработной платы» для случаев,       предусмотренных Трудовым кодексом РФ, кроме случая определения среднего       заработка работников, которым установлен суммированный учет рабочего       времени, при определении среднего заработка используется средний дневной       заработок.

        Средний       заработок работника определяется путем умножения среднего дневного       заработка на количество дней (календарных, рабочих) в периоде, подлежащем       оплате. Средний дневной заработок, кроме случаев определения среднего       заработка для оплаты отпусков и выплаты компенсаций за неиспользованные       отпуска, исчисляется путем деления суммы заработной платы, фактически       начисленной за отработанные дни в расчетном периоде, включая премии и       вознаграждения, учитываемые в соответствии с пунктом 15 настоящего       Положения, на количество фактически отработанных в этот период       дней.

        Как       следует из трудового договора № ****       от 21 марта 2013 года, работнику устанавливалась 40 - часовая рабочая       неделя, суммированный учет рабочего времени не велся, следовательно, при       исчислении заработной платы за период вынужденною приостановления       Лазаревым С.В. работы работодателю и суду первой инстанции следовало       применять средний дневной заработок, а не часовую тарифную       ставку.

        За период       работы истца с 21 марта 2013 года по 10 июля 2013 года ему подлежала       начислению заработная плата с учетом доплат за вредные и тяжелые условия       труда за март 2013 года в размере **** руб. 06 коп., за апрель 2013 года - в размере **** руб. 47 коп., за май 2013 года - в размере       **** руб. 44 коп., за июнь 2013       года - в размере **** руб. 46 коп.,       всего **** руб. 43       коп.

        Как       следует из представленных табелей учета рабочего времени, в марте 2013       года Лазаревым С.В. отработано 7 смен, за апрель 2013 года - 22 смены, за       май 2013 года - 18 смен, за июнь 2013 года - 19 смен, всего - 66 смен.       Среднедневной заработок истца составляет **** руб. 26 коп. (**** руб. 43 коп.: 66).

12

                      Период с       июля 2013 года по декабрь 2013 года, подлежащий оплате, включает 112 смен       (15+22+21+23+20+11). При таких обстоятельствах за время вынужденного       приостановления работы Лазареву С.В. подлежало начислить сумму в размере       **** руб. 12 коп., с       учетом производимых в июле 2013 года удержаний в счет аванса **** эта сумма составит **** руб. 06 коп.

        Таким       образом, за период с марта 2013 года по 10 июля 2013 года доначислению       подлежала заработная плата в размере **** рубля 76 копеек, а с 11 июля 2013 года по 16       декабря 2013 года начислению и выплате подлежала заработная плата в сумме       **** руб. 06 коп. Всего **** руб. 82 коп.

        Как       следует из материалов дела, платежным поручениями 16 декабря 2013 года №       51 (л.д. 183 т. 1), от 27 декабря 2013 года № 60 ООО «ЦМК» истцу были       перечислены в счет заработной платы денежные средства в размере **** руб. 80 коп., следовательно, общая       сумма задолженности по заработной плате составляет **** руб. 02 коп. ( ****       руб. 82 коп. - **** руб. 80       коп). Указанная сумма подлежит взысканию с ответчика.

        Согласно       ст. 236 Трудового кодекса РФ при нарушении работодателем установленного       срока выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и       (или) других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан       выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже       одной трехсотой действующей в это время ставки рефинансирования       Центрального банка РФ от невыплаченных в срок сумм за каждый день задержки       начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день       фактического расчета включительно.

        За март       2013 года сумма невыплаченной заработной платы составляет **** руб. 52 коп., за период задержки выплаты с 30       апреля 2013 года по 16 декабря 2013 года сумма процентов составляет **** руб. 66 коп.

        За апрель       2013 года сумма невыплаченной заработной платы составляет **** руб. 37 коп., за период задержки выплаты с 30       мая 2013 года по 16 декабря 2013 года сумма процентов составляет **** руб. 36 коп.

        За май       2013 года сумма невыплаченной заработной платы составляет **** руб. 25 коп., за период задержки выплаты с 28       июня 2013 года по 16 декабря 2013 года сумма процентов составляет **** руб. 15 коп.

        За июнь       2013 года сумма невыплаченной заработной платы составляет **** руб. 20 коп., за период задержки выплаты с 31       июля 2013 года по 16 декабря 2013 года сумма процентов составляет **** руб. 84 коп.

        За июль       2013 года ( по 10-е число) сумма невыплаченной заработной платы составляет       **** руб. 42 коп., за период       задержки выплаты с 31 августа

                      2013 года       по 16 декабря 2013 года сумма процентов составляет **** руб. 16 коп.

        Сумма       процентов за период с 21 марта 2013 года по 10 июля 2013 года составляет       **** руб. 17 коп.

        За период       сохранения за работником среднего заработка с 11 июля 2013 года по 16       декабря 2013 года сумма процентов за задержку выплаты заработной платы за       июль 2013 года составляет **** руб.       67 кои. ( **** х15 дней =**** руб. 90 коп.- зарплата за июль)       (**** х 8,25 %/300 х 108       дней).

        Сумма       процентов за задержку выплаты заработной платы за август 2013 года       составляет **** руб. 77 коп. (**** х 22 дня = **** - зарплата за август) (**** руб. 72 коп. х 8,25 %/300 х 80       днем).

        Сумма       процентов за задержку выплаты заработной платы за сентябрь 2013 года       составляет **** руб. 93 коп. (**** х 21 день = **** зарплата за сентябрь) (**** руб. 46 коп. х 8,25 % /ЗООх 58       дней).

        Сумма       процентов за задержку выплаты заработной платы за октябрь 2013 года       составляет **** руб. 46 коп. (**** х 23 дня =**** зарплата за октябрь) (**** руб. 98 коп. х 8,25 %/300 х 18       дней).

        За ноябрь       и декабрь 2013 года денежная компенсация на суммы заработной платы       начислению не подлежит, поскольку не наступил срок выплаты заработной       платы за указанные периоды.

        За период       с 11 июля 2013 года по 16 декабря 2013 года сумма процентов за задержку       выплаты заработной платы составляет **** руб. 83 коп., общая сумма процентов за задержку       выплаты заработной платы за период с марта 2013 года по декабрь 2013 года       составляет **** руб. ( ****+****). Из справки ответчика от 16.12.2013 года (       том 1 л.д. 189) следует, что истцу выплачена денежная компенсация за       указанный период в сумме **** руб.       65 коп., следовательно, задолженность по ней за данный период составит       **** руб. 35 коп., она подлежит       взысканию с ответчика.

        Кроме       того, исходя из положений статьи 236 Трудового кодекса Российской       Федерации о праве работника на выплату ему денежной компенсации за весь       период задержки выплаты заработной платы по день фактического расчета       включительно, в пользу истца подлежит также взысканию компенсация за       задержку выплаты заработной платы, исчисленная от суммы задолженности,       установленной настоящим апелляционным определением, **** руб. 02 коп. за период с 17 декабря 2013 года       по 25 марта 2014 года в размере ****       руб. 89 коп. ( ****х8,25%/300х99       дней)

        '1аким       образом, судебная коллегия приходит к выводу о том, что решение суда в       указанной части подлежит отмене с вынесением нового решения       о

                      взыскании       ответчика в пользу Лазарева С.В. заработной платы в размере **** руб. 02 коп., денежной компенсации       за задержку выплаты заработной платы в размере **** рублей 24 копейки (**** руб. 35 коп. + **** руб. 89 коп.)

        В       соответствии с ч.1 ст. 237 Трудового кодекса РФ моральный вред,       причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием       работодателя, возмещается работнику в денежной форме, определяемой       соглашением сторон трудового договора.

        Пунктом 63       Постановления Пленума Верхового суда РФ от 17 марта 2004 года № 2 «О       применении судами Российской Федерации Трудового кодекса РФ»       предусмотрено, что размер компенсации морального вреда определяется судом       исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и       характера причиненных работнику нравственных или физических страданий,       степени вины работодателя, иных заслуживающих внимание обстоятельств, а       также требований разумности и справедливости.

        Поскольку       в ходе рассмотрения дела был установлен факт нарушения трудовых прав истца       со стороны работодателя, судебная коллегия приходит к выводу о наличии       оснований для взыскания компенсации морального вреда. С учетом конкретных       обстоятельств дела, требований разумности и справедливости судебная       коллегия полагает необходимым взыскать с ООО «ЦМК» в пользу Лазарева С.В.       компенсацию морального вреда в размере **** руб.

        В силу       статьи 103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации с       ответчика подлежит взысканию государственная пошлина в доход местного       бюджета в сумме

        На       основании изложенного, судебная коллегия приходит к выводу о том, что       решение суда первой инстанции подлежит отмене в части с вынесением нового       решения об удовлетворении исковых требований в части.

        Руководствуясь статьями       327 - 329 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная       коллегия

        ОПРЕДЕЛИЛ:

        Решение       Орджоникидзевского районного суда г. Магнитогорска Челябинской области от       13 января 2014 года в части отказа в удовлетворении исковых требований       Лазарева С.В. к       обществу с ограниченной ответственностью «ЦМК» о взыскании заработной       платы, денежной компенсации за задержку выплаты заработной платы,       компенсации морального вреда отменить. Принять в указанной части новое       решение.

        Взыскать с       общества с ограниченной ответственностью «ЦМК» в пользу Лазарева С.В. заработную плату в       размере **** руб. 02       коп.,

15

                      денежную       компенсацию за задержку выплаты заработной платы в размере **** руб. 24 коп., компенсацию морального       вреда в размере ****       руб.

        Взыскать с       общества с ограниченной ответственностью «ЦМК» государственную пошлину в       доход местного бюджета в размере **** руб. 54       коп.

        В       остальной части решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу       Лазарева С.В. - без       удовлетворения.

                      Председательствующий

                      Судьи