НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное постановление Оренбургского областного суда (Оренбургская область) от 13.10.2015 № 22-5840/2015

Судья Селиванова Г.А. № 22-5840/2015

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

г. Оренбург 13 октября 2015 года

Оренбургский областной суд в составе:

председательствующего- Будника Е.М.,

при секретаре: Калашниковой А.А.,

с участием:

прокурора отдела прокуратуры Оренбургской области Ковалевской Н.В.,

осужденного Калагина А.А.,

защитника- адвоката по назначению Пановой Т.М.,

рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе осужденного Калагина А.А. на постановление Кувандыкского районного суда от 24 августа 2015 года об отклонении замечаний на протокол судебного заседания и апелляционным жалобам (основной и дополнительным) на приговор Кувандыкского районного суда Оренбургской области от 24 июня 2015 года, которым

Калагин А.А., родившийся *** года в г. *** ранее судимый:

- *** года (с учетом постановления президиума Оренбургского областного суда от *** года) *** районным судом по п. «а» ч. 3 ст. 158, п. п. «б, в» ч. 2 ст. 158, п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к лишению свободы на срок 3 года 6 месяцев, *** года освободившийся по отбытии срока наказания,

- приговором *** районного суда *** от *** года осужден по п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ к лишению свободы на срок 1 год 6 месяцев без ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима,

осужден: по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, с применением ч. 2 ст. 68 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 2 года без ограничения свободы.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ назначенное наказание по настоящему приговору частично сложено с наказанием, назначенным по приговору от *** года, и окончательно, по совокупности преступлений, Калагину А.А. назначено наказание в виде лишения свободы на срок 2 года 2 месяца без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания постановлено исчислять с *** года, с зачетом в срок отбытия наказания времени содержания Клагина А.А. под стражей с *** года по *** года.

Удовлетворены гражданские иски потерпевших. Постановлено взыскать с осужденного Калагина А.А. в счет возмещения ущерба от преступления в пользу ГУП (адрес) «***» 15 800 рублей, в пользу *** К.В.- 11 000 рублей.

Приговором разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи областного суда Будника Е.М., осужденного Калагина А.А. и его защитника – адвоката Панову Т.М., поддержавших доводы апелляционных жалоб, мнение прокурора Ковалевской Н.В. об оставлении приговора без изменения, исследовав предоставленные доказательства, суд апелляционной инстанции

У С Т А Н О В И Л :

Калагин А.А. признан виновным в совершении кражи, то есть тайного хищения чужого имущества совершенной с причинением значительного ущерба гражданину.

Преступление совершено в ночь на *** года в *** при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В основной и дополнительных апелляционных жалобах осужденный Калагин А.А. указывает, что потерпевшим *** К.В. и его представителем *** А.В. не представлены документы, подтверждающие факт приобретения похищенных аккумуляторных батарей. Считает, что без кассового чека и гарантийного талона нельзя признать надлежащим доказательством товарный чек продавца, который не имеет юридической силы.

Указывает, что товарный чек предпринимателя был приобщен к материалам дела без его исследования, несмотря на заявленное им ходатайство.

Полагает, что потерпевший Гудков и продавец аккумуляторов должны хранить кассовый чек и гарантийный талон на товар до окончания гарантийного срока.

Автор жалоб обращает внимание, что в ходе предварительного следствия *** В.А. пояснял, что у него в пользовании находился автомобиль ***, принадлежащий его сыну *** К.В., аккумуляторы на указанный автомобиль приобретал он, кроме того указывал, что является пенсионером с доходом 10 000 рублей. В ходе судебного следствия *** В.А. изменил показания, пояснив, что собственником и пользователем автомобиля *** является его сын – *** К.В., который и приобрел на указанный автомобиль аккумуляторы. Сам *** В.А. является предпринимателем, при этом суд ни каких вопросов *** В.А. о причине изменения показаний не задал.

Анализируя показания свидетеля *** А.И., указывает, что со слов свидетеля в автомобиле *** был поломан стартер. Свидетель подтвердил, что аккумуляторы были грязными и определить- новые они были или нет, тот не может, но утверждает об их исправности, поскольку их использовали при заводке другого автомобиля, при этом не указал какого именно.

Однако в приговоре указано, что этими аккумуляторными батареями заводили другой ***, но откуда это взялось, не ясно.

Обращает внимание, что свидетель *** А.И. утверждал об исправности аккумуляторов, тогда зачем потерпевшие для проверки исправности *** попросили аккумуляторы с автомобиля Кувандыкского лесхоза? Его вопрос *** В.А. о необходимости использования других аккумуляторов при наличии исправных, судом был намеренно отклонен.

Считает, что этот вопрос подлежал обязательному выяснению, поскольку он влияет на тяжесть инкриминируемого преступления.

Кроме того, ссылается на показания свидетеля *** А.А., который пояснил, что на момент сдачи аккумуляторов в пункт приема метала, два аккумулятора из четырех имели разбитый корпус, что, по мнению автора жалобы, тоже свидетельствует о неисправности батарей.

Указывает, что с мая 2014 года он работал у *** и утверждает, что в 2014 году собственником *** аккумуляторные батареи не приобретались, о чем также свидетельствует отсутствие кассового чека и гарантийного талона.

Подвергая критике товарный чек, указывает на отсутствие в нем фамилии и имени покупателя, сведений о гарантийном талоне.

Автор жалобы указывает, что в ходе судебного разбирательства им было заявлено ходатайство об исключении из объема доказательств оценки стоимости аккумуляторов, представленной ООО «***», на что судом ему ответ не дан, а объявлен трехдневный перерыв, в ходе которого прокурором товарный чек был направлен в ООО «***» для оценки, на что прокурор не имел права без судебного решения.

Считает, что прокурор сознательно произвел такие действия, так как, если бы суд обратился с вопросом об оценке товарного чека к независимому эксперту, то стоимость похищенных аккумуляторов не подтвердилась, в связи с чем признак значительности ущерба был бы опровергнут.

Полагает, что документы о доходах *** К.В. в деле не нужны, поскольку опровергая причиненный ему значительный ущерб, он не ссылался на них.

Автор жалобы считает, что прокурор поддержал несправедливое обвинение, основанное на неверной квалификации его действий, а суд необоснованно отклонял его вопросы и отказывал в удовлетворении заявленных им ходатайств, чем было нарушено его право на защиту.

Повторно указывает, что потерпевшим *** К.В. не доказаны обстоятельства приобретения похищенных аккумуляторов и их исправность, а предварительным следствием нарушено законодательство, так как безосновательно увеличена тяжесть его обвинения, достоверно не установлен потерпевший по делу и точный размер ущерба.

Полагает, что поскольку кража была совершена с огороженной территории ГУП ***, где имеется сторож, то потерпевшим является лесхоз, который и должен нести ответственность за сохранность *** принадлежащего *** К.В.

Указывает, что судом по делу не установлены фактические обстоятельства, так как не ясно, на каких основаниях *** находился на территории ГУП *** и в связи с чем его ремонтировал работник лесхоза.

Автор жалоб считает, что органами предварительного следствия *** К.В. был внесен в список в качестве потерпевшего умышленно- с целью ужесточения предъявленного ему обвинения, так как кража четырех аккумуляторных батарей для ГУП *** не образует значительного ущерба.

Полагает, что приговор по делу постановлен судом с обвинительным уклоном, так как надлежащим потерпевшим является «***», при том, что *** не представили кассовый чек и гарантийный талон в подтверждение покупки аккумуляторов. Кроме того, указанное обстоятельство препятствует достоверной оценке похищенного имущества, поскольку при отсутствии предмета, который подлежит оценке, то она производится на основании документов, которые потерпевший не представил. В связи с этим считает, что стоимость аккумуляторов составляет 2 000 руб., как их оценили в пункте приема метала.

Считает, что отсутствие кассового чека и гарантийного талона свидетельствует о том, что потерпевший *** К.В. аккумуляторы *** года не приобретал и вводит суд в заблуждение, который, в свою очередь, не исследовав указанный факт, безосновательно верит потерпевшему.

Ссылаясь на постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике рассмотрения дел о краже, грабеже и разбое», указывает, что в обязательном порядке должен быть установлен размер причиненного ущерба, поскольку от этого зависит квалификация содеянного, в случае если ущерб не установлен, действия лица должны быть квалифицированы по ч. 1 ст. 158 УК РФ.

Полагает, что при вынесении приговора суд должен был сделать выводы о размере ущерба на основании полученных в установленном порядке доказательств, а не со слов потерпевшего.

Подвергает сомнению подлинность представленного потерпевшим товарного чека, считает, что имеются все основания для признания такого доказательства недопустимым.

Полагает, что в нарушение требований УПК, суд в приговоре не указал его семейное положение и наличие на иждивении ребенка.

Утверждает, что вопреки приговору он свою вину в совершении преступления признает не частично, а в полном объеме, в содеянном раскаивается, у потерпевших просил прощение, с предъявленным ГУП ГУП» иском согласен, так как имеются документы о стоимости аккумуляторных батарей.

Иск *** К.В. он признает частично, только в размере 2000 рублей.

Выражает несогласие только с квалификацией преступления в части признака причинения значительного ущерба гражданину.

Полагает, что суд при назначении ему наказания необоснованно не применил положения ч. 3 ст. 68 УК РФ, несмотря на наличие более двух смягчающих обстоятельств.

Считает, что суд в нарушение требований закона не применил в отношении него акт об амнистии в отношении приговора от *** года.

Просит обжалуемый приговор отменить, применить к нему акт об амнистии, рассмотреть апелляционные жалобы с его участием.

В апелляционной жалобе на постановление Кувандыкского районного суда от 24 августа 2015 года об отклонении замечаний на протокол судебного заседания осужденный Калагин А.А. указывает, что о рассмотрении судом замечаний на протокол судебного заседания он уведомлен не был.

Обращает внимание суда на то, что после ознакомления с протоколом судебного заседания он выписал показания свидетеля *** А.И. и просил о вручении ему копии указанного протокола судебного заседания, однако в удовлетворении просьбы ему было отказано со ссылкой на необходимость оплаты такой копии, однако денежных средств он для этого не имеет.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель – старший помощник Кувандыкского межрайонного прокурора *** Н.А. просила приговор оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденного- без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, возражений на жалобы, выслушав мнение сторон, суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что приговор суда является законным и обоснованным.

Судом верно изложено описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

Причастность *** А.А. к совершению инкриминированному ему деянию подтверждается достаточной совокупностью исследованных и критически оцененных судом доказательств, как это предусмотрено ст. ст. 85-89 и 307 УПК РФ.

Выражая свое отношение к предъявленному обвинению, *** А.А. в суде пояснил, что вечером *** года он с территории ГУП с двух автомобилей «Камаз» снял четыре аккумуляторные батареи «Тюмень», которые на следующий день сдал в скупку лома в г. *** на 4000 рублей.

Оспаривает стоимость аккумуляторных батарей похищенных с автомобиля *** К.В. и наличие в его действиях квалифицирующего признака «причинение значительного ущерба гражданину».

Помимо показаний осужденного *** А.А. его вина в инкриминируемом деянии также подтверждается и другими исследованными в суде доказательствами: показаниями представителя потерпевшего *** К.В.- *** В.А. и представителя ГУП ****** А.А.; показаниями свидетелей: *** А.А., *** А.А., *** М.З., *** А.И.; протоколом явки с повинной Калагина А.А. от (дата) (т.1, л.д.10-11); заявлением *** В.А. о привлечении к уголовной ответственности (т.1, л.д. 6); заявлением *** А.В. о привлечении к уголовной ответственности (т.1, л.д. 9); протоколами осмотра места происшествия от (дата) (т.1, л.д.16-20, 34-39); протоколом проверки показаний подозреваемого *** А.А. на месте от (дата) (т.1, л.д. 96-99); справками ООО «Центральный рынок» о среднерыночной стоимости автомобильной батареи (т.1, л.д. 30, 47).

Показания представителя потерпевшего *** В.А., а также свидетелей *** А.А., *** А.А., *** М.З. и *** А.И. получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, согласуются между собой и с другими материалами дела по фактическим обстоятельствам, времени, не содержат существенных противоречий, а по вопросам, входящим в предмет доказывания по уголовному делу, совпадают в деталях, в связи с чем, как не вызывающие сомнений в своей достоверности, были правильно взяты судом за основу при постановлении приговора.

Оснований, по которым указанные лица могли бы оговорить осужденного Калагина А.А. по делу не установлено.

Размер причиненного Калагиным А.А. потерпевшему *** К.В. ущерба, вопреки доводам жалоб, полностью подтвержден исследованными в судебном заседании и указанными в приговоре доказательствами.

Оснований не доверять показаниям *** В.А. и товарному чеку в части времени приобретения аккумуляторов и их стоимости, как о том указывается осужденным в жалобах, у суда первой инстанции не имелось.

Отсутствие кассового чека и гарантийного талона на аккумуляторные батареи, само по себе не свидетельствует о причинении потерпевшему меньшего ущерба, чем установлено судом.

Утверждение Калагина А.А. о том, что в судебном заседании не исследовался товарный чек на аккумуляторные батареи, опровергается данными протокола судебного заседания (т.2, л.д. 91).

Доводы жалоб, касающиеся того, какой именно автомобиль хотел заводить свидетель *** А.И. при помощи похищенных аккумуляторов; о том, кто фактически является потерпевшим по делу; о законности нахождения принадлежащего *** К.В. автомобиля на территории лесхоза; о том, работник какой организации производил ремонт ***, являются несостоятельными и не влияют на доказанность вины Калагина А.А. в совершении инкриминируемого деяния.

Довод апелляционных жалоб о завышенной стоимости похищенных у *** К.В. аккумуляторов и отсутствии оснований для квалификации действий Калагина А.А. по признаку хищения «с причинением значительного ущерба гражданину», суд апелляционной инстанции не может признать состоятельным.

Рассматривая дело по существу, суд первой инстанции тщательно исследовал данное обстоятельство и с учетом материального положения потерпевшего и, давая оценку действиям Калагина А.А., правильно пришел к выводу о наличии данного квалифицирующего признака, обоснованно мотивировав свой вывод, подвергать сомнению который у суда апелляционной инстанции не имеется.

С учетом изложенного, и вопреки доводу жалоб, суд правильно установил фактические обстоятельства совершенного Калагиным А.А. преступления, и квалифицировал его действия по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, как кража, то есть тайное хищение чужого имущества, совершенная с причинением значительного ущерба гражданину.

Доводы жалоб о том, что дело рассмотрено с обвинительным уклоном, суд апелляционной инстанции считает несостоятельными. Как следует из протокола судебного заседания, суд исследовал все представленные сторонами доказательства и разрешил по существу все заявленные ходатайства в точном соответствии с требованиями ст. 307 УПК РФ, изложил в приговоре мотивы, по которым он принял одни доказательства и отверг другие.

При таких обстоятельствах довод апелляционных жалоб об обвинительном уклоне судебного разбирательства суд апелляционной инстанции находит необоснованным.

Ходатайства сторон, в том числе осужденного Калагина А.А. и его защитников, разрешены судом в предусмотренном уголовно-процессуальном порядке путем их обсуждения участниками судебного заседания и вынесения судом по итогам этого обсуждения соответствующего постановления.

Каких-либо данных, свидетельствующих о незаконном и необоснованном отклонении судом ходатайств осужденного, о чем ставится вопрос в апелляционных жалобах (о необоснованном отклонении судом ходатайств о вызове свидетелей, о проведении оценки аккумуляторных батарей, об истребовании журнала продаж), судом апелляционной инстанции не установлено.

Вопреки утверждению Калагина А.А., протокол судебного заседания не содержит сведений о необоснованном отклонении судом его вопросов к потерпевшему и свидетелям.

Утверждения осужденного об отсутствии в приговоре сведений о его семейном положении, о наличии на иждивении детей, признать состоятельными нельзя, поскольку эти сведения в приговоре содержатся.

Ссылка осужденного Калагина А.А. на незаконность заменены потерпевшего и допуске к участию в деле представителя потерпевшего, является несостоятельной, не влечет нарушение процессуального закона, так как суд первой инстанции данные действия совершил в рамках положений УПК РФ.

Таким образом, исследованные доказательства в их совокупности, не имеющие противоречий между собой, получили надлежащую оценку в приговоре и не вызывают сомнений в их объективности, достоверности, допустимости и достаточности для постановления обвинительного приговора, что соответствует требованиям ст. 88 УПК РФ.

Всем приведенным в приговоре доказательствам суд дал надлежащую правовую оценку.

Вопреки утверждению осужденного Калагина А.А., каких-либо нарушений закона в ходе судебного разбирательства председательствующим по делу или государственным обвинителем не допущено.

Наказание осужденному Калагину А.А. назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 6 и 60 УК РФ, то есть, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности и конкретных обстоятельств дела, а также влияния назначенного наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи.

В качестве обстоятельств, смягчающих наказание Калагину А.А., суд учел: явку с повинной, активное способствование в расследовании преступления, состояние здоровья и наличие на иждивении малолетних детей.

Кроме того, изучением личности осужденного установлено, что Калагин А.А. на учете у врачей психиатра и нарколога не состоит, по месту жительства характеризуется удовлетворительно, ранее судим, не трудоустроен.

Доводы осужденного о наличии иных смягчающих наказание обстоятельств, в том числе принесение Калагиным А.А. извинений потерпевшим, его согласие на возмещение ущерба ГУП *** во внимание приняты быть не могут, поскольку признание того или иного обстоятельства смягчающим, является правом суда при наличии для этого конкретных фактических оснований.

Обстоятельством, отягчающим наказание послужил рецидив преступлений.

Суд, руководствуясь требованиями закона, принял во внимание всю совокупность смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, пришел к обоснованному выводу о невозможности исправления осужденного без реальной изоляции от общества.

В приговоре подробно мотивированы обстоятельства назначения осужденному Калагину А.А. реального наказания, связанного с изоляцией от общества, для опровержения которых суд апелляционной инстанции оснований не усматривает.

Оснований для применения положений, предусмотренных ч. 6 ст. 15, ст. ст. 64, и 73 УК РФ, суд обоснованно не усмотрел.

При наличии отягчающего обстоятельства, оснований для применения ч. 1 ст. 62 УК РФ, не имеется, однако, явка с повинной в качестве смягчающего обстоятельства судом учтена.

Также нельзя признать состоятельными и доводы Калагина А.А. о необоснованном неприменении положений ч. 3 ст. 68 УК РФ, поскольку применение данных положений законодателем не отнесено к обязанности суда, а предусмотрено в качестве его права. Таким образом, закон не обязывает суд в каждом подобном случае, даже при наличии к тому формальных оснований, назначать более мягкое наказание.

Вид исправительного учреждения для отбывания наказания Калагину А.А. назначен правильно, в соответствии с п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ - в исправительной колонии строгого режима.

Выводы суда о виде и размере назначенного осужденному наказания в приговоре мотивированы, суд апелляционной инстанции находит их правильными, а назначенное наказание справедливым, и вопреки утверждению жалоб, не являющееся чрезмерно суровым.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора не усматривается.

Оснований для применения Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ "Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" и освобождения Калагина А.А. от наказания, назначенного по приговору от (дата), как о том указывается в жалобе, суд первой инстанции обоснованно не установил, таковых не находит и суд апелляционной инстанции.

Разрешая гражданские иски потерпевших, суд правомерно признал размер исковых требований подтвержденным материалами дела, и взыскал суммы причиненного *** К.В. и ГУП *** материального ущерба с Калагина А.А., что полностью соответствует требованиям ст. 1064 ГК РФ.

Что касается доводов жалоб на постановление суда от (дата) об отклонении замечаний на протокол судебного заседания, суд апелляционной инстанции находит их несостоятельными по следующим основаниям.

Замечания на протокол судебного заседания рассмотрены в соответствии со ст. 260 УПК РФ,

При этом суд исходил из положений закона о том, что протокол судебного заседания не является стенограммой, а УПК РФ не предусматривает рассмотрения замечаний на протокол с участием сторон.

С учетом изложенных обстоятельств суд апелляционной инстанции находит, что протокол судебного заседания полно отражает ход и результаты судебного разбирательства, т.е. соответствует требованиям ст. 259 УПК РФ.

Несостоятельными являются и доводы осужденного о нарушении его права на защиту, выразившемся в отказе выдать ему копии протокола судебного заседания.

Согласно имеющейся в деле расписке Калагин А.А. ознакомился с протоколом судебного заседания (дата) (т.2, л.д.111).

При таких обстоятельствах судьей обоснованно отказано в выдаче осужденному Калагину А.А. копии протокола судебного заседания с разъяснением права снимать за свой счет копии с материалов уголовного дела, которое им может быть реализовано как с помощью адвоката, так и доверенных лиц.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

П О С Т А Н О В И Л:

постановление Кувандыкского районного суда от 24 августа 2015 года об отклонении замечаний на протокол судебного заседания и приговор Кувандыкского районного суда Оренбургской области от 24 июня 2015 года в отношении Калагина А.А. оставить без изменения, апелляционные жалобы и дополнения к ним – без удовлетворения.

Апелляционное постановление может быть обжаловано в президиум Оренбургского областного суда в порядке, установленном главой 47.1 УПК РФ.

Председательствующий: