НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное постановление Кстовского городского суда (Нижегородская область) от 18.04.2018 № 10-12/2018

Дело № 10-12/2018

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ

г. Кстово 18 апреля 2018 года

Кстовский городской суд Нижегородской области в составе председательствующего судьи Беликовой Е.Ю.,

с участием помощника Кстовского городского прокурора Нижегородской области Кривенко М.Н.,

осужденного Устинова М.Л.,

защитников – адвоката адвокатской конторы Кстовского района НОКА Рябухина И.Н, представившего удостоверение (номер обезличен) и ордер (номер обезличен), адвоката АК «Адвокатского кабинета «КРЕДО» Киселева А.В., представившего удостоверение (номер обезличен) и ордер (номер обезличен),

при секретарях Гаспарян С.А., Кулаковой Н.Ю.,

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело с апелляционным представлением Кстовского городского прокурора Васенькина В.И., апелляционной жалобой защитника - адвоката Рябухина И.Н. на приговор мирового судьи судебного участка № 2 Кстовского судебного района Нижегородской области Сазановой М.С. от 23.01.2018 г., которым

Устинов М.Л.,(данные обезличены), работающий врачом-терапевтом ГБУЗ НО «Кстовская ЦРБ», (данные обезличены), не судимый,

осужден по ч. 1 ст. 290 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере 150000 рублей с лишением права заниматься врачебной деятельностью на срок 2 года;

мера пресечения в отношении Устинова М.Л. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении до вступления приговора в законную силу оставлена без изменения;

разрешена судьба вещественных доказательств;

изучив уголовное дело, доводы апелляционной жалобы защитника, апелляционного представления государственного обвинителя, выслушав участников процесса,

У С Т А Н О В И Л :

Обжалуемым приговором Устинов М.Л. признан виновным и осужден за получение должностным лицом лично взятки в виде денег за совершение действий в пользу взяткодателя, если указанные действия входят в служебные полномочия должностного лица, при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В ходе судебного разбирательства в суде первой инстанции Устинов М.Л. вину не признал.

В апелляционной жалобе защитник Рябухин И.Н. просит приговор мирового судьи отменить, уголовное дело прекратить. В обоснование жалобы защитник указывает, что на основании п.п. 1,2,3 ч.1 ст. 389.15 УПК РФ считает приговор незаконным и не обоснованным.

Из обжалуемого приговора следует, что виновность Устинова М.Л. подтверждается показаниями свидетелей: Н.Г.Г. (заявителя), Т.О.В., К.Н.В. (руководителей Устинова М.Л., организовавших, по его мнению, провокацию взятки), Х.Е.В., С.Е.Ю. (понятых при осмотре места происшествия), С.А.А., Т.К.О. (представителей общественности при проведении ОРМ «оперативный эксперимент» и «наблюдение»), Н.А.А., М.К.С. (сотрудников полиции, проводивших ОРМ), Ч.С.Е. и К.Т.А. (военнослужащих), а также следственными и процессуальными документами, материалами доследственной проверки и ОРМ, проведенными сотрудниками 5 отдела ОБЭП и ПК УВД по Нижегородской области Н.А.А., М.К.С. и Ш.А.А.. По мнению защиты, суд необоснованно исключил из доказательств показания свидетеля Б.А.А. – непосредственного руководителя Устинова М.Л.. Показания свидетелей Т.О.В., К.Н.В. о том, что пациенты больницы неоднократно обращались с жалобами на требование врачом Устиновым М.Л. денег за лечение, объективно ничем не подтверждены, опровергаются показаниями свидетеля Б.А.А.. Положенные судом в основу приговора доказательства – заявления Г.Р.В. и Г.Л.И. от (дата обезличена) о том, что якобы в (дата обезличена) Устинов М.Л. просил деньги за лечение, не соответствуют требованиям относимости, допустимости и достоверности.

Вышеназванные свидетели, за исключением Н.Г.Г. очевидцами получения взятки Устиновым М.Л. не являлись. Кроме показаний Н.Г.Г. суду не предоставлено доказательств того, что (дата обезличена) врач Устинов М.Л. потребовал у Н.Г.Г. за выдачу больничного листа взятку в размере 15000 руб.. По мнению защитника, данное заявление Н.Г.Г. и его показания не были проверены на предмет достоверности, правдивости, допустимости и непротиворечивости, как и возможность его участия в организованной в отношении Устинова М.Л. провокации взятки. Ссылка в приговоре на постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Н.Г.Г. на основании п.2 ч.1 ст. 24 УПК РФ по ч. 1 ст. 306 УК РФ, по мнению защитника, несостоятельна, поскольку данное постановление голословно, незаконно и необоснованно.

По мнению автора жалобы, в суде установлены обстоятельства, прямо свидетельствующие об участии Н.Г.Г. в провокации в отношении Устинова М.Л.. и заинтересованности в его осуждении. Существенные противоречия в показаниях свидетеля Н.Г.Г. судом не устранены, сведения о том, что он является военнослужащим в/ч (номер обезличен) установлены только с его слов. Из копии медицинской карты на имя Н.Г.Г. следует, что он является капитаном в/ч (номер обезличен), тогда как в протокол его допроса от (дата обезличена) указано, что он является старшиной роты в/ч (номер обезличен), что не соответствует воинскому званию капитан.

Кроме того, в суде Н.Г.Г. показал, что денежные средства за лечение Устинов М.Л. у него потребовал (дата обезличена), а утром (дата обезличена) спросил, привез ли он деньги; сотрудники полиции для передачи Устинову М.Л. выдали ему 5000 руб.. Из протокола допроса Н.Г.Г. от (дата обезличена) следует, что (дата обезличена) Устинов М.Л. потребовал у него 15000 руб. за выдачу больничного листа. Из протокола очной ставки между Н.Г.Г. и Устиновым М.Л. от (дата обезличена) следует, что Н.Г.Г. показал, что (дата обезличена) Устинов М.Л. потребовал у него 15000 руб. за выдачу больничного листа. (дата обезличена) он попросил у Устинова М.Л. больничный лист, на что тот спросил, привез ли он деньги, потребовал привезти их (дата обезличена), иначе он не выпишет ему больничный лист.

Вместе с тем, запись разговора между Н.Г.Г. и Устиновым М.Л. от (дата обезличена) не содержит никаких вопросов со стороны Устинова М.Л. относительно денег и больничного листа, инициатива исходит от Н.Г.Г.. Из данного разговора, по мнению защитника, нельзя сделать однозначный вывод о том, что Устинов М.Л. требовал у Н.Г.Г. накануне 15000 руб. за выдачу больничного листа, из ответов Устинова М.Л. следует, что он не совсем понимает, о чем идет речь.

В показаниях Н.Г.Г. говорится исключительно о требовании Устинова М.Л. денег за выдачу больничного листа, о справке временной нетрудоспособности ничего не говорится. Вместе с тем, Устинов М.Л. осужден за взятку за выдачу Н.Г.Г. справки о временной нетрудоспособности. Больничный лист и справка о временной нетрудоспособности являются разными документами, военнослужащим больничный лист не выдается. Судом это противоречие не устранено.

Автор жалобы считает, что из исследованных в суде доказательств следует, что появление Н.Г.Г.(дата обезличена) в Кстовской ЦРБ не случайно, является спланированной и подготовленной акцией для организации провокации взятки в отношении Устинова М.Л.. Так, суд необоснованно отклонил показания Б.А.А. о том, что за 3-4 дня до поступления Н.Г.Г. ей позвонил главный врач Т.О.В., сообщил, что в больницу поступит мужчина, который просится полечиться именно у врача Устинова М.Л. Аналогичный звонок был Б.А.А. в день поступления Н.Г.Г. от заместителя Т.О.В. - К.Н.В.. Несмотря на то, что фамилия Н.Г.Г. ни Т.О.В., ни К.Н.В. не назывались, последовательность событий во взаимосвязи с другими доказательствами, по мнению защитника, позволяет говорить, что речь шла именно о Н.Г.Г.. Поступив в КЦРБ, Н.Г.Г. лечиться не собирался, необходимости в его экстренной госпитализации не было. Сразу после передачи Устинову М.Л. денег, он покинул больницу. В суде Н.Г.Г. показал, что на момент поступления в КЦРБ ((дата обезличена)) он ходил на перевязки в хирургическое отделение военного госпиталя по адресу: (адрес обезличен), находился на больничном после операции.

Таким образом, Н.Г.Г., находясь на послеоперационном амбулаторном лечении и имея освобождение от службы, пытался получить у Устинова М.Л. второй больничный лист. Суд в приговоре не дал надлежащую оценку данным обстоятельствам, выводы суда не соответствуют обстоятельствам, установленным исследованными доказательствами.

В качестве доказательств в приговор, по мнению автора жалобы, незаконно и необоснованно включены результаты ОРМ, которые получены с грубыми нарушениями УПК РФ, являются недопустимыми. При проведении ОРМ «оперативный эксперимент» документирование доказательств, порядок предоставления их следователю не соблюдены, не выполнены требования Конституции РФ, Конституционного и Верховного судов РФ, УПК РФ, ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности».

Защитник указывает, что доказательства могут быть получены только следователем по возбужденному уголовному делу, в связи с чем результаты ОРД, документально оформленные до возбуждения уголовного дела и направленные органам предварительного следствия, доказательствами в уголовно-процессуальном смысле не являются. Для того, чтобы результаты ОРД получили статус доказательств, следователь должен их осмотреть с соблюдением требований ст. ст. 176-177 УПК РФ и приобщить в качестве таковых к материалам уголовного дела с обязательным вынесением соответствующих постановлений.

По данному уголовному делу материалы ОРМ представлены следователю письмом от (дата обезличена) за подписью врио начальника УБЭП и ПК ГУ МВД по Нижегородской области о направлении материала проверки КУСП (номер обезличен) от (дата обезличена) в отношении врача ГБУЗ НО «Кстовская ЦРБ» Устинова М.Л., для проведения проверки и принятия решения в порядке ст. 144-145 УПК РФ. Согласно данного письма к нему прилагаются материалы на 78 листах, какие конкретно, не указано. По факту материалов проверки в уголовном деле значительно больше. Суд выборочно часть из них признал доказательствами по делу.

В ходе предварительного расследования ни один из документов ОРМ «оперативный эксперимент» следователем Л.Е.В. не осмотрен, вещественным доказательством по делу не признан и к материалам дела не приобщен, что, по мнению автора жалобы, исключает возможность использования их как допустимых доказательств по делу.

Кроме того, документы ОРМ «оперативный эксперимент» составлены с существенными нарушениями требований к их документированию, что свидетельствует о их недопустимости как доказательств, а именно:

- на заявлении Н.Г.Г. от (дата обезличена) (т.1 л.д. 16) в нарушении п. 41 Приказа МВД РФ от 29.08.2014 г. № 736 не имеется резолюции руководителя; согласно штампу данное заявление зарегистрировано в УБЭП и ПК ГУ МВД по Нижегородской области (дата обезличена), хотя проверка по нему проводилась с (дата обезличена); ксерокопии страниц Книги учета сообщений о происшествиях ГУ МВД по Нижегородской области не являются допустимым доказательством, так как не были получены в установленном процессуальном порядке, их представил государственный обвинитель в ходе судебного разбирательства, суд их не запрашивал;

- протокол осмотра места происшествия от (дата обезличена) по своей сути не является таковым, а завуалировано прикрывает фактически произведенное сотрудниками полиции задержание Устинова М.Л. и его личный досмотр; в протоколе не указан третий оперуполномоченный, который фактически присутствовал;

- постановление о предоставлении результатов оперативно-розыскной деятельности от (дата обезличена) подписано врио начальника ГУВД МВД по Нижегородской области Т.Г.Г., однако в нарушение Инструкции от (дата обезличена) и (дата обезличена) «Об утверждении и введении в действие временной инструкции об основах организации и тактики проведения оперативно-технических мероприятий» подпись руководителя не заверена оттиском печати, отсутствует информация о его регистрации в системе учета ГУ МВД и сопроводительное письмо;

- подписка Н.Г.Г. не конкретизирует, о каком «оперативном эксперименте» идет речь, какому должностному лицу она дается;

- в рапорте оперуполномоченного Н.А.А. от (дата обезличена) не приведено никаких оперативных данных, обосновывающих законность и необходимость проведения ОРМ в отношении Устинова М.Л., имеется лишь ссылка на непроверенное заявление Н.Г.Г., кроме того, в нарушении п. 7 Инструкции о порядке предоставления результатов ОРД от 27.03.2013 г. данный рапорт не зарегистрирован в установленном порядке;

- постановление о проведении ОРМ от (дата обезличена) в нарушение Инструкции от 19.06.1996 г. и 22.06.1992 г. «Об утверждении и введении в действие временной инструкции об основах организации и тактики проведения оперативно-технических мероприятий» не зарегистрировано в системе учета ГУ МВД по Нижегородской области, подпись руководителя, утвердившего это постановление, не заверена печатью, не содержит информации, кому конкретно поручается проведение ОРМ;

- акт пометки денежных купюр, акт передачи и установки аудио-видео-записывающей аппаратуры, акт возврата аудио-видео-записывающей аппаратуры не содержат информации о времени их составления, при этом время, отмеченное на аудио-видео-записи, не совпадает с датой и реальным временем проведения оперативного эксперимента.

Кроме того, по мнению автора жалобы, в ходе судебного разбирательства не было доказано наличие у органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, до проведения в отношении Устинова М.Л. «оперативного эксперимента» с участием Н.Г.Г. достоверной и достаточной информации о том, что Устинов М.Л. совершил, готовился к совершению, либо приступил к совершению преступления. Отсутствуют доказательства того, что до обращения Н.Г.Г. были основания подозревать Устинова М.Л. в получении взятки. Имеющимися по делу доказательствами не подтверждают, что Устинов М.Л. сам инициировал получение незаконного вознаграждения (взятки).

Защитник полагает, что оперативно-розыскной орган не ограничился пассивным фиксированием предполагаемой преступной деятельности Устинова М.Л., без оперативной необходимости и достаточности сведений инициировал проведение ОРМ с участием Н.Г.Г. и при его помощи побудил Устинова М.Л. к незаконным действиям. Указанные действия сотрудников УБЭП и ПК ГУ МВД по Нижегородской области следует расценивать как провокацию взятки в отношении Устинова М.Л..

Какие-либо данные, свидетельствующие на (дата обезличена) о том, что Устинов М.Л. получал взятки ранее от других лиц, в деле отсутствуют.

В соответствии с ч.2 ст.8 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» проведение оперативного эксперимента допускается только в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия преступления средней тяжести, тяжкого или особо тяжкого преступления, а также в целях выявления и установления лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших.

Вместе с тем, преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 290 УК РФ, относится к категории небольшой тяжести. Таким образом, у сотрудников полиции не было достаточных и законных оснований для проведения оперативного эксперимента в отношении Устинова М.Л..

Кроме того, автор жалобы указывает, что суд неправильно применил уголовный закон, ошибочно признав врача терапевтического отделения Кстовской ЦРБ Устинова М.Л. должностным лицом и наделив его полномочиями, не входящими в его служебную компетенцию. Профессиональные обязанности лечащего врача терапевта по назначению лечебных процедур, руководство младшим медицинским персоналом при их выполнении суд ошибочно расценил как организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции.

Установлено, что в должностные обязанности врача-терапевта Устинова М.Л. в соответствии с его должностной инструкцией входит только выдача листка нетрудоспособности, а не справки о временной нетрудоспособности, что инкриминировано Устинову М.Л. и за что он осужден.

В Приказе № 264н от 29.06.2011 г. Министерства здравоохранения и социального развития РФ «Об утверждении порядка выдачи листков нетрудоспособности», в списке лиц, кому выдается листок нетрудоспособности, военнослужащие не значатся.

Защитник считает, что суд неосновательно связал обязанность должностной инструкции врача-терапевта ГБУЗ НО «Кстовская ЦРБ» оформлять медицинскую документацию установленного образца с оформлением для военнослужащего Н.Г.Г. справки о временной нетрудоспособности формы № 095/у, которая предназначена для студентов, учащихся, детей, посещающих дошкольные учреждения. Заполнение и выдача такого бланка военнослужащему Н.Г.Г. является частной инициативой лечащего врача, не может быть отнесена к его должностным полномочиям. Выводы суда в этой части являются предположением, не подтверждаются исследованными доказательствами.

Нормативный порядок помещения военнослужащего на экстренное лечение в гражданские лечебные учреждения судом не исследован. Показания свидетелей военнослужащих Ч.С.Е. и К.Т.А. не подтверждены нормативными документами, ситуацию со справкой военнослужащим не прояснили.

Защитник указывает, что обжалуемый приговор не соответствует требованиям ст. ст. 7, 297 УПК РФ, а в соответствии со ст. 14 УПК РФ и ст. 49 Конституции РФ все неустранимые сомнения в виновности обвиняемого толкуются в его пользу.

В апелляционном представлении Кстовский городской прокурор Васенькин В.И. просит обжалуемый приговор изменить в связи с неправильным применением уголовного закона, выразившемся в нарушении требований Общей части УК РФ, и несправедливостью назначенного наказания вследствие его чрезвычайной мягкости. По мнению автора представления, при назначении дополнительного наказания в виде лишения права заниматься определенной деятельностью судом не учтены положения п. 8 Постановления Пленума Верховного суда РФ «О практике назначения судами РФ уголовного наказания» от 22.12.2015 г. № 58, нарушены требования ч. 1 ст. 47 УК РФ, согласно которым, по смыслу закона, лишение права заниматься определенной деятельностью может быть назначено за преступление, которое связано с данной деятельностью лица, должно быть обусловлено обстоятельствами совершенного преступления.

Учитывая обстоятельства совершенного преступления, которые связаны с получением Устиновым М.Л. взятки за совершение действий, входящих в круг его организационно-распорядительных полномочий, связанных исключительно с выполнением обязанностей по выдаче справок о временной нетрудоспособности, автор представления считает, что суд необоснованно назначил Устинову М.Л. наказание, связанное с лишением права заниматься врачебной деятельностью, поскольку надлежало назначить наказание в виде лишения права заниматься определенной деятельностью, связанной с выполнением организационно-распорядительных функций в медицинских учреждениях.

Кроме того, прокурор полагает, что с учетом требований ст. ст. 6, 43, 60, 61-63 УК РФ назначенное Устинову М.Л. судом наказание в виде штрафа является чрезмерно мягким, в то время как государственным обвинителем предлагалось назначение наказания в виде исправительных работ.

Прокурор просил изменить в приговоре назначенное дополнительное наказание с «лишения права заниматься врачебной деятельностью» на «лишение права заниматься определенной деятельностью, связанной с выполнением организационно-распорядительных функций в медицинских учреждениях», назначить наказание с учетом положений ст. 50 УК РФ в виде исправительных работ.

В судебном заседании апелляционной инстанции защитники адвокаты Рябухин И.Н., Киселев А.В., осужденный Устинов М.Л. доводы указанной апелляционной жалобы защитника поддержали в полном объеме, просили ее удовлетворить, возражали против удовлетворения апелляционного представления прокурора. Защитник Рябухин И.Н. просил учесть, что дополнительно допрошенный в качестве свидетеля в суде апелляционной инстанции оперуполномоченный Н.А.А. показал, что к проведению ОРМ в отношении Устинова М.Л. приступил только после поступления заявления Н.Г.Г., до этого сведениями о совершении Устиновым М.Л. преступлений их служба не располагала, что подтверждает довод стороны защиты об отсутствии достаточных оснований для проведения ОРМ. Кроме того, данный свидетель показал, что из контекста разговора с Н.Г.Г., который документально оформлен не был, а также из его заявления он пришел к выводу о вымогательстве Устиновым М.Л. взятки, хотя очевидно, что само по себе требование совершения каких-либо действий не является вымогательством, предполагаемые действия Устинова М.Л. не могли быть квалифицированы по п. «б» ч. 5 ст. 290 УК РФ, ни один из документов не свидетельствует, что ОРМ «оперативный эксперимент» проводилось с целью выявления именно этого преступления.

Защитник Киселев А.В. указал, что уголовная ответственность по ч. 1 ст. 290 УК РФ может наступить только при установлении судом совокупности признаков, а именно: врач Устинов М.Л. является должностным лицом, как должностное лицо он лично получил взятку за совершение действий, входящих в его служебные полномочия (т.е. выдача справки о временной нетрудоспособности военнослужащего Н.Г.Г. входит в служебные полномочия врача Устинова М.Л.), выданная справка является медицинским документом установленного образца, влекущим юридические последствия. Данные признаки, по мнению защитника Киселева А.В. судом не установлены, материалами дела не подтверждены. Выводы суда являются предположениями, что противоречит требованиям ч. 4 ст. 302 УПК РФ. Устинов М.Л. не является должностным лицом, не осуществляет организационно-распорядительных и тем более административно-хозяйственных функций. Единственным организационно-распорядительным полномочием Устинова М.Л. могло быть принятие решения о выдаче листка нетрудоспособности, однако в силу организации порядка выдачи листков нетрудоспособности в КЦРБ, согласно которому они заполняются сотрудниками отдела статистики, по факту врач Устинов М.Л. таким полномочием не обладал. Как врач Устинов М.Л. исполнял не должностные, а профессиональные обязанности, средний и младший медицинский персонал исполнял не его служебные указания, а его указания исключительно связанные с лечением больных, что подтвердила свидетель Курицына. Вместе с тем, считает, что показания данного свидетеля о том, что Устинов М.Л. как врач выдавал справки, листки нетрудоспособности, различные заключения, действуя при этом как должностное лицо, противоречат исследованным в суде документам. Считает, что право на выдачу листков нетрудоспособности не делает врача Устинова М.Л. должностным лицом. Выдача справки о временной нетрудоспособности военнослужащему Н.Г.Г., которую нельзя отождествлять с листком нетрудоспособности, не входит в служебные полномочия врача Устинова М.Л., что следует из трудового договора и должностной инструкции. Форма справки 095У, выданной Н.Г.Г.(дата обезличена), не предусматривает ее выдачу военнослужащему, не является справкой установленного образца. Устинов М.Л. подписал ее по прямому указанию заместителя главного врача Курицыной, решения о выдаче данной справки Н.Г.Г. Устинов М.Л. не принимал. Ссылка суда в обжалуемом приговоре на Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 29.06.2011 г. № 624н «Об утверждении порядка выдачи листков нетрудоспособности» является несостоятельной. Порядок предоставления медицинской помощи военнослужащим в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения и ее оплаты регламентированы ст. 16 Закона № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих», Приказами № 136, 71/104, согласно которым после завершения лечения учреждение здравоохранения оформляет выписку из медицинской карты больного, счет за оказанную медицинскую помощь, дополнительные сведения об оказании медицинской помощи. Выдача каких-либо иных справок военнослужащему нормативными документами не определена. Защитник Киселев А.В. считает, что показания Н.Г.Г. о требовании им у Устинова М.Л. больничного листа являются непродуманным ходом осуществленной в отношении Устинова М.Л. провокации. О возможной провокации со стороны Н.Г.Г. как тайного агента свидетельствуют, по мнению защитника, обстоятельства неслучайности его госпитализации в КЦРБ (дата обезличена), что подтверждается показаниями свидетеля Бобровой, которые суд безосновательно не положил в основу приговора. Показания свидетелей – сотрудников медицинских служб в/частей Чукрина, Кочеровец, Вяльцева о том, что военнослужащие должны представлять в часть справку, нормативными документами не подтверждены, не могут быть положены в основу приговора. В представленной суду апелляционной инстанции медицинской книжке военнослужащего Н.Г.Г. по факту лечения в марте 2017 г. в ГКБ № 39 имеется только выписной эпикриз, какая-либо справка отсутствует. Считает, что поскольку выданная Н.Г.Г. справка КЦРБ вклеена в его медицинскую книжку, которая находится у него на руках, по факту в воинскую часть она представлена не была, не повлекла для него никаких юридических последствий. Согласно данным медицинской карты Н.Г.Г. решением ВВК на 15 суток (с (дата обезличена) по (дата обезличена)) был освобожден от обязанностей исполнения военной службы. Согласно п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 24 от 09.07.2013 г. не образует состав получения взятки принятие должностным лицом денег, услуг имущественного характера и т.п. за совершение действий (бездействия), хотя и связанных с исполнением его профессиональных обязанностей, но при этом не относящихся к полномочиям представителя власти, организационно-распорядительным либо административно-хозяйственным функциям. Просил приговор в отношении Устинова М.Л. отменить за отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 290 УК РФ, уголовное дело в отношении него прекратить.

Осужденный Устинов М.Л. доводы своих защитников полностью поддержал, просил учесть, что материалы уголовного дела не содержат доказательств его вины, данного преступления он не совершал.

Государственный обвинитель Кривенко М.Н. в суде апелляционной инстанции доводы апелляционного представления Кстовского городского прокурора поддержал, просил его удовлетворить, возражал против удовлетворения доводов апелляционной жалобы защитника, находя ее необоснованной, просил в ее удовлетворении отказать. Полагал, что вина Устинова М.Л. полностью подтверждена и доказана исследованными судом первой и апелляционной инстанций доказательствами, полученными с соблюдением требований закона, соответствующими критериям относимости, допустимости, достоверности и достаточности для разрешения уголовного дела. Считал несостоятельными доводы стороны защиты о провокации и подстрекательских действиях в отношении Устинова М.Л. со стороны заявителя Н.Г.Г. и оперативных сотрудников, согласие Устинова М.Л. на получение взятки было дано без вмешательства сотрудников оперативного подразделения. Не установлено, чтобы Устинов М.Л. отказался от принятия взятки. При назначении наказания судом учтены все характеризующие личность осужденного данные, обоснованно сделан вывод об отсутствии как смягчающих, так и отягчающих обстоятельств. Отсутствуют основания для отмены приговора суда первой инстанции и вынесения оправдательного приговора.

Из показаний допрошенного судом апелляционной инстанции в качестве свидетеля В.В.А. – начальника отделения ФГКУ «422 Военный госпиталь Министерства обороны РФ» следует, что в соответствии с Федеральным законом от 21.11.2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» экстренная медицинская помощь оказывается медицинской организацией любому гражданину, в том числе военнослужащему, безотлагательно и бесплатно. Неотложная помощь оказывается в течение первых трех суток, а затем руководитель медицинского учреждения принимает решение о переводе больного в другое лечебное учреждение либо о долечивании его в данном учреждении, при этом в отношении военнослужащих либо может быть заключен договор на оплату лечения с территориальным органом федерального органа исполнительной власти, либо по решению главного врача пациент может быть оставлен для завершения лечения за счет средств медицинского учреждения. Зачастую при лечении одного пациента нецелесообразно оформлять массу документов, проще долечить пациента за свой счет. В соответствии с Уставом внутренней службы ВС РФ военнослужащий не должен скрывать своего заболевания, обязан немедленно сообщить о нем начальнику. Военнослужащий по окончанию лечения в учреждении гражданского здравоохранения должен представить командиру воинской части или начальнику медицинской службы документ о нахождении на лечении, подтверждающий уважительность отсутствия по месту службы, который может повлечь изменение категории годности военнослужащего к военной службе, что регламентировано Постановлением Правительства РФ от 04.07.2013 г. № 565 «Об утверждении Положения о военно-врачебной экспертизе». Таким документом может быть как справка, так и выписной эпикриз. При этом справка может быть произвольной формы, специальной формы справки для военнослужащих не предусмотрено. Листок нетрудоспособности военнослужащему не выдается, поскольку у него нет полиса ОМС. Непредоставление такой справки может повлечь неблагоприятные последствия для военнослужащего, поскольку отсутствие в воинской части без уважительных причин может повлечь ответственность, вплоть до уголовной. В период освобождения военнослужащего от исполнения обязанностей военной службы и нахождения его на амбулаторном лечении в военном медицинском учреждении он обязан проходить назначенные ему лечебные процедуры. О нарушении лечебного режима лечащим врачом делается запись в амбулаторной карте, сообщается руководству лечебного учреждения, в случае неявки военнослужащего для прохождения лечебных процедур без уважительных причин об этом сообщается в его воинскую часть, где руководством проводится проверка, по результатам которой военнослужащий может быть привлечен к ответственности. Документами, подтверждающими уважительность причин неявки военнослужащего в военное медицинское учреждение на процедуры в период амбулаторного лечения, также могут быть справка произвольной формы о нахождении его на стационарном лечении в гражданском медицинском учреждении или выписной эпикриз. Эти документы могут быть представлены командиру воинской части или начальнику медицинской службы, который уведомляет об этом командира воинской части. Представленная справка может остаться у начальника медицинской службы, если в связи с ее предоставлением не возникло дополнительных вопросов. Имеющаяся в материалах уголовного дела справка о временной нетрудоспособности Н.Г.Г.(номер обезличен) от (дата обезличена) формы 095/у (т. 1 л.д. 220), при условии наличия в ней печати, является надлежащим документом, подтверждающим нахождение военнослужащего Н.Г.Г. на лечении в Кстовской ЦРБ и уважительность его отсутствия по месту службы или лечения в военном госпитале. Основным медицинским документом военнослужащего является его личная медицинская книжка, в которой отражается история всех его заболеваний и обращений за медицинской помощью. При увольнении военнослужащего медицинская книжка выдается ему на руки.

Из показаний дополнительно допрошенного судом апелляционной инстанции в качестве свидетеля Н.А.А. следует, что Н.Г.Г. обратился в ГУ МВД России по Нижегородской области с заявлением о том, что врач Кстовской ЦРБ Устинов М.Л. требует с него взятку за выдачу справки. На основании данного заявления, а также устной беседы с Н.Г.Г., которая была оформлена служебной документацией, пришел к выводу, что в действиях Устинова М.Л. есть признаки преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 290 УК РФ, - получение взятки, сопряженное с ее вымогательством, поскольку Н.Г.Г. говорил о требовании у него Устиновым М.Л. передачи взятки за выдачу справки и возможных неблагоприятных последствиях при ее непредоставлении по месту военной службы. На основании данного заявления, зарегистрированного в КУСП, и полученной в ходе устной беседы с Н.Г.Г. информации написал рапорт на имя начальника, указав о целесообразности проведения оперативно-розыскных мероприятий «Оперативный эксперимент» и «Наблюдение» с применением записывающей аппаратуры в отношении Устинова М.Л.. Получив согласие на данный рапорт, на основании постановления о проведении ОРМ «оперативный экспертимент», были проведены данные ОРМ. Постановление содержит указание на наличие в действиях Устинова М.Л. признаков преступления, предусмотренного ст. 290 УК РФ, без указания конкретной части статьи, что не противоречит требованиям закона, поскольку не регламентировано обязательное указание части статьи УК РФ. Само вынесение постановления о проведении ОРМ «оперативный эксперимент» свидетельствует о том, что данное мероприятие необходимо в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия преступления средней тяжести, тяжкого или особо тяжкого преступления. Перед участием Н.Г.Г. в ОРМ «Оперативный эксперимент» с него была отобрана подписка свободной формы о добровольном согласии на участие в нем и неразглашении сведений. В рамках проведения проверки по заявлению Н.Г.Г. в порядке ст. ст. 144-145 УПК РФ с него были получены объяснения. В ходе ОРМ «Оперативный эксперимент» были составлены акты пометки денежных купюр, передачи и установки аудио видео записывающей аппаратуры, а также ее возврата, определенной формы составления которых не предусмотрено, по его результатам был составлен рапорт. В рапорте отражено, что перед встречей с Устиновым М.Л. Н.Г.Г. были переданы и включены устройства для видео и аудио записи разговора без радиопередающих устройств, после встречи данные устройства Н.Г.Г. были возвращены, запись остановлена. Возможно, действительные дата и время на данных устройствах перед их включением не устанавливались. Аудио и видео записи разговора между Устиновым М.Л. и Н.Г.Г. были перенесены на ДВД-диск, составлена стенограмма разговора. Стенограмма составлялась с участием Н.Г.Г., который давал пояснения, кому принадлежат реплики в разговоре. Конкретное наименование устройств и принцип их работы составляют тайну, являются тактикой и методикой ОРД и не могут быть раскрыты. Обязательная регистрация рапортов и постановлений не предусмотрена. При предоставлении результатов ОРД следственному органу постановление о предоставлении данных материалов оттиском печати не заверяется.

Из показаний дополнительно допрошенного судом апелляционной инстанции в качестве свидетеля Н.Г.Г. следует, что по состоянию на (дата обезличена) он являлся военнослужащим, воинская часть, в которой он проходил службу, дислоцировалась за пределами Нижегородской области. В (дата обезличена) перенес операцию, после которой был временно освобожден от исполнения обязанностей военной службы, проходил амбулаторное лечение у хирурга в поликлинике ФГКУ «422 Военный госпиталь МО РФ», регулярно в назначенное время являлся на осмотр и перевязку. (дата обезличена) рано утром очередной раз сходил на перевязку, после чего по своим делам поехал в г. Кстово, где на автостанции почувствовал острую боль в животе, был госпитализирован в Кстовскую ЦРБ, лечащим врачом являлся Устинов М.Л.. Он сообщил Устинову М.Л., что является военнослужащим и ему необходима справка о прохождении лечения для предоставления по месту службы. Непредоставление данной справки в военную поликлинику, где он проходил амбулаторное лечение и по причине госпитализации не являлся на назначенные процедуры, могло повлечь для него неблагоприятные последствия по службе. Обязанность предоставления военнослужащим справки о прохождения лечения в гражданском медицинском учреждении предусмотрена Уставом внутренней службы ВС РФ. Врач Устинов М.Л. потребовал 15000 рублей за выдачу такой справки, сказал, что без этих денег никакой справки не даст. По факту требования Устиновым М.Л. взятки обратился с заявлением в ГУ МВД России по Нижегородской области, ранее оперативных сотрудников Н.А.А., М.К.С. не знал. При оформлении медицинской карты стационарного больного не говорил, что является капитаном, это не профессия и не должность, не знает, кто вписал данные сведения. На обозрение суда апелляционной инстанции свидетель Н.Г.Г. представил удостоверение личности военнослужащего и личную медицинскую книжку, копии которых приобщены к материалам уголовного дела.

Согласно исследованному судом апелляционной инстанции рапорту оперуполномоченного Н.А.А. от (дата обезличена) о результатах проведения ОРМ «Оперативный эксперимент» (т. 1 л.д. 161), который судом первой инстанции не исследовался, по заявлению Н.Г.Г. (КУСП (номер обезличен) от (дата обезличена)) (дата обезличена) проведено ОРМ «Оперативный эксперимент», в ходе которого при получении денежных средств в качестве взятки в сумме 15000 рублей за выдачу больничного листа Н.Г.Г. был задержан врач ГБУЗ НО «Кстовская ЦРБ» Устинов М.Л., в действиях которого усматриваются признаки преступления, предусмотренного ст. 290 УК РФ. Перед встречей Н.Г.Г. были переданы и включены два устройства для аудио и видео записи (без радиопередающих устройств) его разговора с Устиновым М.Л.. После проведения встречи Н.Г.Г. данные устройства были возвращены, запись остановлена. (дата обезличена) аудио и видео записи разговора между Н.Г.Г. и Устиновым М.Л. записаны на ДВД-Р диск, имена файлов: 170411_001.МР3 и SUNP0005.AVI. На диск нанесена пояснительная надпись «ОРМ «Оперативный эксперимент» от (дата обезличена).», после чего он упакован в конверт и опечатан. К рапорту прилагается диск и стенограмма разговора.

Согласно исследованному судом апелляционной инстанции удостоверению личности военнослужащего ААА (номер обезличен) от (дата обезличена), копия которого приобщена к материалам дела, Н.Г.Г. проходил службу в Вооруженных Силах РФ в войсковой части (номер обезличен) в звании прапорщика в должности техника инженерной службы.

Согласно исследованному судом апелляционной инстанции ответу военного комиссара Сормовского и Московского районов г. Н.Новгорода от (дата обезличена) на адвокатский запрос, Н.Г.Г. проходил военную службу по контракту в в/ч (номер обезличен) с (дата обезличена) по (дата обезличена), после чего как прапорщик запаса был исключен из списков личного состава данной воинской части в связи с увольнением с военной службы, что подтверждается выпиской из приказа командира войсковой части (номер обезличен)(номер обезличен) от (дата обезличена).

Согласно исследованной судом апелляционной инстанции личной медицинской книжке прапорщика Н.Г.Г., копия которой приобщена к материалам дела, Н.Г.Г.(дата обезличена) перенес операцию, в связи с чем с (дата обезличена) по (дата обезличена) находился на лечении в ГБУЗ НО «ГКБ № 39», с (дата обезличена) находился на амбулаторном лечении у хирурга поликлиники ФГКУ «422 Военный госпиталь МО РФ», был временно освобожден от исполнения обязанностей военной службы, в том числе решением ВВК от (дата обезличена) сроком на 15 суток. (дата обезличена) являлся на назначенные ему процедуры – перевязки и осмотр к врачу-хирургу. Следующая явка на перевязку ему была назначена на (дата обезличена), однако он явился только (дата обезличена) медицинская книжка содержит эпикриз и справку, подписанные лечащим врачом Устиновым М.Л., о прохождении Н.Г.Г. стационарного лечения в ГБУЗ НО «Кстовская ЦРБ» с (дата обезличена) по (дата обезличена) с обострением хронического гастрита. Таким образом, справка, выданная военнослужащему Н.Г.Г. о прохождении им лечения в ГБУЗ НО «Кстовская ЦРБ» была предъявлена им по месту прохождения амбулаторного лечения в военном госпитале, что подтверждает его показания, а также показания свидетеля В.В.А. о необходимости предоставления данного документа.

Согласно исследованному судом апелляционной инстанции ответу заведующего поликлиникой ФГКУ «422 Военный госпиталь МО РФ» от (дата обезличена) на адвокатский запрос, военнослужащий Н.Г.Г. в период с (дата обезличена) по (дата обезличена) дважды (дата обезличена) и (дата обезличена) обращался в данное медицинское учреждение после операции, осматривался хирургом, проводилась обработка раны. Медицинским документом каждого военнослужащего является личная медицинская книжка, поэтому медицинская карта амбулаторного больного на Н.Г.Г. не заводилась. Все обращения военнослужащего в поликлинику, назначения врача записываются в личную медицинскую книжку военнослужащего. Данных о предоставлении Н.Г.Г. справки о прохождении лечения в ГБУЗ НО «Кстовская ЦРБ» в поликлинике нет, что не противоречит тому, что данный документ имеется в личной медицинской книжке военнослужащего.

Согласно исследованному судом апелляционной инстанции характеристики, данной Устинову М.Л. сотрудниками ГБУЗ НО «Кстовская ЦРБ», за время работы в данном учреждении с (дата обезличена) он всегда справлялся с возложенными на него обязанностями, неоднократно исполнял обязанности з/о, пользуется уважением.

Проверив материалы уголовного дела, изучив доводы апелляционной жалобы защитника и апелляционного представления прокурора, оценив представленные суду апелляционной инстанции дополнительные доказательства, выслушав мнение участников процесса, суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам.

В соответствии со ст. 389.9 УПК РФ суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции по апелляционным жалобам, представлениям.

В то же время согласно ч. 1 ст. 389.19 УПК РФ при рассмотрении дела в апелляционном порядке суд не связан доводами апелляционных жалобы, представления и вправе проверить производство по делу в полном объеме.

В силу п. п. 1, 2, 3 ст. 389.15, 389.16, 389.17, 389.18, п. 9 ч. 1 ст. 389.20, 389.26 УПК РФ суд апелляционной инстанции по результатам рассмотрения уголовного дела вправе принять решение об изменении приговора в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции; существенным нарушением уголовно-процессуального закона, неправильным применением уголовного закона.

Подобные нарушения были допущены судом первой инстанции при рассмотрении уголовного дела в отношении Устинова М.Л., в связи с чем обжалуемый приговор подлежит изменению.

Так, суд первой инстанции посчитал установленным, что врач-терапевт терапевтического отделения ГБУЗ НО «Кстовская ЦРБ» Устинов М.Л. в силу занимаемого им служебного положения и предоставленных ему полномочий осуществлял административно-хозяйственные функции.

В соответствии с правовой позицией Верховного Суда РФ, отраженной в п. 5 Постановления пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009 г. № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» как административно-хозяйственные функции надлежит рассматривать полномочия должностного лица по управлению и распоряжению имуществом и (или) денежными средствами, находящимися на балансе и (или) банковских счетах организаций, учреждений, воинских частей и подразделений, а также по совершению иных действий (например, по принятию решений о начислении заработной платы, премий, осуществлению контроля за движением материальных ценностей, определению порядка их хранения, учета и контроля за их расходованием).

Из установленных судом фактических обстоятельств не следует, что врач-терапевт Устинов М.Л. имел какие-либо из перечисленных полномочий, относящихся к административно-хозяйственным функциям. Следовательно, вывод суда первой инстанции об осуществлении врачом-терапевтом Устиновым М.Л. административно-хозяйственных функций в ГБУЗ НО «Кстовская ЦРБ» не соответствует фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции. Судом апелляционной инстанции таких обстоятельств также не установлено, в связи с чем указание на осуществление Устиновым М.Л. административно-хозяйственных функций в ГБУЗ НО «Кстовская ЦРБ» подлежит исключению из приговора.

Довод апелляционной жалобы защитника о том, что результаты ОРМ представлены следователю письмом от (дата обезличена) за подписью врио начальника УБЭП и ПК ГУ МВД России по Нижегородской области (т. 1 л.д. 12), согласно которому к нему прилагаются материалы на 78 листах, тогда как фактически представлено значительно больше материалов, частично нашел свое подтверждение. Из рапорта следователя Л.Е.В. от (дата обезличена) следует, что (дата обезличена) в СО по г. Кстово СУ СК России по Нижегородской области из ГУ МВД России по Нижегородской области поступило два материала: (номер обезличен) по заявлению Н.Г.Г. КУСП (номер обезличен) от (дата обезличена) и (номер обезличен) с результатами ОРД в отношении Устинова М.Л., которые фактически содержат сведения об одном и том же преступлении. Таким образом, результаты ОРД были представлены следователю на основании постановления врио начальника ГУ МВД России по Нижегородской области от (дата обезличена) (т. 1 л.д. 149), в котором приведен их список, что исключает какую-либо неопределенность относительно того, какие именно результаты ОРД были представлены. Само по себе отсутствие сопроводительного письма не свидетельствует о нарушении порядка предоставления результатов ОРД следователю и их недопустимости. Вместе с тем, письмом от (дата обезличена) за подписью врио начальника УБЭП и ПК ГУ МВД России по Нижегородской области (т. 1 л.д. 12) был представлен материал проверки на 78 листах без указания списка приложенных документов. Поскольку сопроводительное письмо датировано (дата обезличена), приложением к нему могут являться документы, полученные не позднее этой даты. Однако из материалов уголовного дела следует, что за данным сопроводительным письмом следует ряд копий документов, представленных ГБУЗ НО «Кстовская ЦРБ», которые заверены (дата обезличена) (т. 1 л.д. 30-31, 32, 46-49, 50-51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59-60, 61, 62 63-65, 66, 67, 68, 69) и (дата обезличена) (т. 1 л.д. 87-89, 90, 91, 92, 93, 94), что исключает возможность их предоставления следователю как материала проверки по заявлению Н.Г.Г. с сопроводительным письмом от (дата обезличена). Невозможно сделать вывод, каким образом данные документы были приобщены к материалам уголовного дела, поскольку следователем они не запрашивались и не изымались, что не позволяет констатировать, что они были получены с соблюдением требований УПК РФ путем производства следственных и иных процессуальных действий. Таким образом, в соответствии с положениями ст. 75 УПК РФ они не могут быть признаны допустимыми доказательствами, положенные из их числа судом первой инстанции в основу приговора доказательства подлежат исключению (копия трудового договора и дополнительного соглашения к нему (т. 1 л.д. 30-31, 32), копия личного листка Устинова М.Л. (т. 1 л.д. 46-49), копия удостоверения врача-терапевта от (дата обезличена) (т. 1 л.д. 55), копии заявлений о переводе (т. 1 л.д. 56, 57, 94), копии приказов (л.д. 59-60, 61), копия списка врачей (т. 1 л.д. 87-89)). Кроме того, копии заявлений Г.Л.И. от (дата обезличена) (т. 1 л.д. 146) и Г.Р.В. от (дата обезличена) (т. 1 л.д. 137) надлежащим образом не заверены, оригиналы данных документов судом не исследовались, в связи с чем они также подлежат исключению из числа доказательств.

Однако исключение данных доказательств не влияет на правильность и обоснованность выводов суда о виновности Устинова М.Л. в инкриминируемом ему деянии.

Совокупность исследованных судом первой инстанции доказательств: показаний подсудимого Устинова М.Л., свидетелей К.Н.В., Х.Е.В., С.Е.Ю.. Н.А.А., М.К.С., Ч.С.Е., К.Т.А., Н.Г.Г., Т.О.В., Т.К.О., С.А.А., Б.А.А., рапортов следователя Л.Е.В., заявления Н.Г.Г. от (дата обезличена), протокола осмотра места происшествия с фототаблицей, справки главного врача ГБУЗ НО «Кстовская ЦРБ» от (дата обезличена), копии трудового договора (номер обезличен) от (дата обезличена) (в редакции от (дата обезличена)), копии должностной инструкции врача-терапевта терапевтического отделения (номер обезличен) ГБУЗ НО «Кстовская ЦРБ» от (дата обезличена), копии медицинской карты (номер обезличен) на имя Н.Г.Г. в ГБУЗ НО «Кстовская ЦРБ», результатов ОРД: рапорта о целесообразности проведения ОРМ «Оперативный эксперимент» и «Наблюдение», постановления о проведении ОРМ «Оперативный эксперимент» и «Наблюдение», подписки Н.Г.Г., актов пометки денежных купюр, передачи и установки аудио и видео записывающей аппаратуры, возврата аудио и видео записывающей аппаратуры, стенограммы записи разговора между Н.Г.Г. и Устиновым М.Л. от (дата обезличена), копии справки о временной нетрудоспособности (номер обезличен) от (дата обезличена) на имя Н.Г.Г., копии эпикриза на Н.Г.Г. из ГБУЗ НО «Кстовская ЦРБ», протокола осмотра предметов от (дата обезличена), протокола осмотра предметов от (дата обезличена). протокола осмотра предметов от (дата обезличена), вещественного доказательства – диска с записью ОРМ «Оперативный эксперимент» от (дата обезличена), постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Н.Г.Г. от (дата обезличена) по ч. 1 ст. 291 УК РФ, постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Н.Г.Г., Н.А.А. и М.К.С. по ст. 304 УК РФ от (дата обезличена), содержание которых с достаточной полнотой раскрыто в обжалуемом приговоре, а также исследованных судом апелляционной инстанции доказательств: показаний свидетеля В.В.А., дополнительно допрошенных свидетелей Н.А.А., Н.Г.Г., рапорта оперуполномоченного Н.А.А. от (дата обезличена) о результатах проведения ОРМ «Оперативный эксперимент», удостоверения личности военнослужащего на имя Н.Г.Г., ответа военного комиссара Сормовского и Московского районов г. Н.Новгорода от (дата обезличена), медицинской книжки военнослужащего Н.Г.Г., ответа заведующего поликлиникой ФГКУ «422 ВГ МО РФ» от (дата обезличена), позволяет считать установленным, что Устинов М.Л., являясь должностным лицом - врачом-терапевтом терапевтического отделения ГБУЗ НО «Кстовская ЦРБ» (дата обезличена) в период с 10 час. 00 мин. до 11 час. 15 мин. в кабинете ординаторской терапевтического отделения ГБУЗ НО «Кстовская ЦРБ» по адресу: (адрес обезличен), получил лично от Н.Г.Г., который действовал в рамках ОРМ, взятку в виде денег в размере 15000 рублей за совершение действия в пользу последнего, входящего в его служебные полномочия, а именно за выдачу военнослужащему Н.Г.Г. справки о временной нетрудоспособности.

Суд первой инстанции в обжалуемом приговоре дал надлежащую оценку показаниям подсудимого, свидетелей, указав причины и основания, по которым принял одни доказательства и отверг другие. Суд апелляционной инстанции с данными выводами суда первой инстанции полностью соглашается. Новых данных, опровергающих выводы суда первой инстанции, в ходе апелляционного разбирательства не установлено.

Оценивая показания свидетеля Б.А.А., суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу, что они не подтверждают доводы стороны защиты о провокации взятки со стороны руководства ГБУЗ НО «Кстовская ЦРБ» в лице Т.О.В. и К.Н.В., поскольку фамилия Н.Г.Г. в разговоре с ними не упоминалась, невозможно сделать однозначный вывод, что именно он являлся пациентом, который еще за несколько дней до (дата обезличена) хотел лечиться непременно у врача Устинова М.Л..

Показания свидетеля Н.Г.Г., не содержат существенных противоречий, которые не были устранены, судом первой инстанции им дана надлежащая оценка, оснований для оговора им Устинова М.Л. не установлено. То, что Н.Г.Г. в своих показаниях говорит о том, что врач Устинов М.Л. требовал с него деньги за выдачу больничного листа, а не справки о временной нетрудоспособности, которая ему была выдана по факту, не является существенным противоречием, поскольку в ходе допроса в суде первой инстанции свидетель Н.Г.Г. показал, что не видит разницы между больничным листом и справкой о временной нетрудоспособности, ему нужен был документ, подтверждающий нахождение на лечении в ГБУЗ НО «Кстовская ЦРБ», за его выдачу врач Устинов М.Л. потребовал и получил взятку. Противоречия между показаниями свидетеля Н.Г.Г. в ходе предварительного расследования и в суде в части суммы взятки, даты, когда Устинов М.Л. потребовал ее передачи, были устранены, свидетель полностью подтвердил свои показания, данные в ходе предварительного расследования, объяснив наличие противоречий прошествием времени. В суде апелляционной инстанции нашел свое подтверждение тот факт, что по состоянию на (дата обезличена)Н.Г.Г. являлся военнослужащим.

Суд первой инстанции обоснованно критически отнесся к показаниям подсудимого Устинова М.Л., расценив их как способ защиты, поскольку они опровергаются показаниями свидетелей, совокупностью других исследованных судом доказательств.

Суд апелляционной инстанции также разделяет вывод мирового судьи об отсутствии оснований сомневаться в достоверности показаний свидетелей К.Н.В. и Т.О.В., поскольку они являются подробными, последовательными, не содержат существенных противоречий, согласуются с другими исследованными судом доказательствами, оснований для оговора ими Устинова М.Л., вопреки доводам стороны защиты, не установлено.

Доводам защитника Рябухина И.Н. о недопустимости доказательств, являющихся результатом ОРМ, а также протокола осмотра места происшествия от (дата обезличена), как полученных с нарушением уголовно-процессуального законодательства, судом первой инстанции дана надлежащая оценка в постановлении от (дата обезличена) (т. 3 л.д. 128-138), указанные доводы обоснованно отвергнуты, выводы суда являются мотивированными, суд апелляционной инстанции с ними полностью соглашается. Отсутствие на рапортах и постановлениях по результатам ОРД информации о их регистрации в системе учета ГУ МВД, а также оттиска печати, не противоречит требованиям УПК РФ, а также Инструкции о порядке предоставления результатов ОРД органу дознания, следователю или в суд от (дата обезличена), поскольку отсутствует требование о наличии оттиска печати на указанных документах, регистрации в соответствии с п. 7 указанной Инструкции подлежат только рапорта об обнаружении признаков преступления, составленные в соответствие со ст. 143 УПК РФ.

Довод защитника Рябухина И.Н. о том, что доказательства по уголовному делу могут быть получены только следователем в рамках возбужденного уголовного дела, опровергаются положениями ч. 1.2 ст. 144 УПК РФ, согласно которой полученные в ходе проверки сообщения о преступлении сведения могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу. Довод защитника о том, что результаты ОРМ подлежат обязательному признанию вещественными доказательствами для признания их доказательствами по уголовному делу, суд не разделяет как не основанный на требованиях УПК РФ. Вместе с тем, диск, содержащий видеозапись ОРМ «Оперативный эксперимент», в ходе предварительного следствия осмотрен и признан вещественным доказательством в установленном законом порядке (т. 2 л.д. 11-15, 16-20, 21-22).

Доводы стороны защиты о том, что подписка Н.Г.Г. об участии в ОРМ «Оперативный эксперимент», акты пометки денежных купюр, передачи и возврата записывающей аппаратуры, стенограмма записи разговора недостаточно конкретизированы, что исключает возможность их использования в качестве доказательств по данному уголовному делу, суд не разделяет. Поскольку строгих процессуальных требований к оформлению данных документов не имеется, их содержания в совокупности с другими результатами ОРД позволяет сделать вывод о том, что они относятся именно к ОРМ «Оперативный эксперимент», проведенному (дата обезличена) в отношении Устинова М.Л.. Судом первой инстанции дана надлежащая оценка данным доказательствам, они обоснованно положены в основу приговора. Несоответствие даты и времени на видеозаписи ОРМ «Оперативный эксперимент» действительным дате и времени, когда происходили эти события, свидетель Н.А.А. в суде апелляционной инстанции объяснил тем, что дата и время на записывающей аппаратуре перед проведением данного ОРМ не выставлялись.

Оснований для признания рапорта о/у Н.А.А. от (дата обезличена) по результатам проведения ОРМ «Оперативный эксперимент» недопустимым доказательством не имеется. Данный документ вместе с другими результатами ОРД постановлением уполномоченного лица - врио начальника ГУМВД России по Нижегородской области от (дата обезличена) был предоставлен в СО по г. Кстово СУ СК РФ по Нижегородской области. Отсутствие на данном рапорте сведений о его регистрации не свидетельствует о его недопустимости как доказательства по уголовному делу.

Довод защитника Рябухина И.Н. о том, что ОРМ «Оперативный эксперимент» в отношении Устинова М.Л. было проведено без законных на то оснований проверен судом апелляционной инстанции и не нашел своего подтверждения.

Согласно ст. 7 «Об оперативно-розыскной деятельности» одним из оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Согласно ст. 8 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» оперативный эксперимент проводится на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. Проведение оперативного эксперимента допускается только в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия преступления средней тяжести, тяжкого или особо тяжкого преступления, а также в целях выявления и установления лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших.

Установлено, что (дата обезличена) в ГУ МВД России по Нижегородской области поступило заявление Н.Г.Г., в котором он сообщил, что врач ГБУЗ НО «Кстовская ЦРБ» Устинов М.Л. требует с него взятку в сумме 15000 рублей за выдачу больничного листа (справки), которое в этот же день было зарегистрировано В КУСП за (номер обезличен) (т. 1 л.д. 16).

Согласно копии книги учета сообщений о происшествиях ГУ МВД России по Нижегородской области от (дата обезличена) (т. 3 л.д. 121-127) под (номер обезличен) имеется запись о поступлении данного заявления Н.Г.Г.(дата обезличена) в 15 час. 35 мин., руководителем Т.Г.Г. поручена проверка по нему П.И.Б., а затем о/у 5 отделения УЭБ и ПК ГУ МВД России по Нижегородской области М.К.С..

Отсутствие резолюции руководителя непосредственно на заявлении Н.Г.Г. не свидетельствует о незаконности проведения по нему проверки.

Суд не разделяет довод стороны защиты о том, что копия книги учета сообщений о происшествиях ГУ МВД России по Нижегородской области от (дата обезличена), представленная государственным обвинителем в суде первой инстанции, не может являться доказательством по делу, поскольку судом данный документ не запрашивался, непонятно каким образом был получен государственным обвинителем.

Материалы уголовного дела содержат сопроводительное письмо о направлении надлежащим образом заверенной копии данного документа по запросу Кстовскогому городскому прокурору (т. 3 л.д. 120).

Согласно ст. 286 УПК РФ документы, представленные в судебное заседание сторонами, могут быть на основании постановления суда исследованы и приобщены к материалам уголовного дела.

Свидетель Н.А.А. показал, что по заявлению Н.Г.Г. проводилась проверка, в ходе личной беседы он подтвердил и конкретизировал изложенные в заявлении факты. Впоследствии с него были получены письменные объяснения.

(дата обезличена) о/у УЭБ и ПК ГУ МВД России по Нижегородской области Н.А.А. написан рапорт о целесообразности проведения по данному заявлению ОРМ «Оперативный эксперимент» и «Наблюдение» в отношении Устинова М.Л., который согласован руководителем Т.Г.Г., вынесено постановление о проведении ОРМ «Оперативный эксперимент» в отношении Устинова М.Л. с целью документирования его преступной деятельности, поскольку в связи с заявлением Н.Г.Г. от (дата обезличена) есть основания полагать, что в действиях Устинова М.Л. могут усматриваться признаки преступления, предусмотренного ст. 290 УК РФ. Данное постановление в установленном законом порядке утверждено руководителем ГУ МВД России по Нижегородской области Т.Г.Г. (т. 1 л.д. 156).

Из заявления Н.Г.Г., его показаний в качестве свидетеля, в том числе в суде апелляционной инстанции, рапорта и постановления о/у Н.А.А., его показаний в качестве свидетеля, в том числе в суде апелляционной инстанции, следует, что орган, осуществляющий ОРД, располагал оперативной информацией о том, что врач ГБУЗ НО «Кстовская ЦРБ» Устинов М.Л. требует от пациента Н.Г.Г. дать взятку за выдачу медицинской справки, непредоставление которой Н.Г.Г. по месту службы может повлечь для него вредные последствия. Доводы свидетеля Н.А.А. о наличии в данном случае достаточных оснований полагать, что в действиях Устинова М.Л. могут усматриваться признаки тяжкого преступления, предусмотренного п. «б» ч. 5 ст. 290 УК РФ, а именно получение взятки с ее вымогательством, суд считает обоснованными.

Согласно правовой позиции Верховного Суда РФ, отраженной в п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2013 г. № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях», под вымогательством взятки следует понимать не только требование должностного лица дать взятку, сопряженное с угрозой совершить действия (бездействие), которые могут причинить вред законным интересам лица, но и заведомое создание условий, при которых лицо вынуждено передать указанные предметы с целью предотвращения вредных последствий для своих правоохраняемых интересов.

Само по себе отсутствие в постановлении о проведении ОРМ «Оперативный эксперимент» указания на конкретный пункт и часть ст. 290 УК РФ не свидетельствует о незаконности проведения данного ОРМ и невозможности использования его результатов в качестве доказательств по уголовному делу.

Таким образом, задачи, основания и цели проведения ОРМ «Оперативный эксперимент» в отношении Устинова М.Л. являлись законными.

Суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о несостоятельности доводов защиты о провокации взятки, не установлено, что действия сотрудников правоохранительных органов, свидетелей Н.Г.Г., Т.О.В., К.Н.В. носили провокационный характер.

Под провокацией взятки следует понимать действия, направленные на искусственное создание доказательств совершения преступления. При этом не является провокацией взятки проведение предусмотренного законодательством оперативно-розыскного мероприятия, в связи с проверкой заявления о вымогательстве взятки либо об ином незаконном требовании передачи денег.

Как установлено судом, инициатива получения взятки исходила именно от Устинова М.Л., оперативно-розыскные мероприятия проводились в рамках проверки заявления Н.Г.Г. о незаконном требовании денег, в ходе них изложенные в заявлении факты подтвердились.

Умысел Устинова М.Л. на получение взятки сформировался независимо от деятельности оперативных сотрудников, к получению данной взятки его никто не склонял.

Постановлением следователя СО по г. Кстово СУ СК РФ по Нижегородской области от (дата обезличена) отказано в возбуждении уголовного дела в отношении Н.Г.Г. за отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ч.1 ст.291 УК РФ по основанию, предусмотренному п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ (т.2 л.д.65-72);

Постановлением следователя СО по г. Кстово СУ СК РФ по Нижегородской области от (дата обезличена) отказано в возбуждении уголовного дела в отношении Н.Г.Г., Н.А.А. и М.К.С. за отсутствием в их действиях состава преступления, предусмотренного ст.304 УК РФ, по основанию, предусмотренному п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ (т.2 л.д.81-90).

Сведений о том, что данные постановления обжаловались и были отменены, не имеется, в связи с чем ссылка жалобы защитника на их незаконность и необоснованность несостоятельна.

Таким образом, оценив доказательства с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, а в совокупности – достаточности для разрешения уголовного дела, проверив доводы осужденного и его защитника, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о виновности Устинова М.Л. в получении должностным лицом лично взятки в виде денег за совершение действий в пользу взяткодателя, если указанные действия входят в служебные полномочия должностного лица, правильно квалифицировав его действия по ч. 1 ст. 290 УК РФ.

Доводы стороны защиты о том, что суд первой инстанции ошибочно признал Устинова М.Л. должностным лицом ГБУЗ НО «Кстовская ЦРБ», не нашли своего подтверждения, опровергаются исследованными доказательствами: трудовым договором, должностной инструкцией, показаниями свидетелей Т.О.В. – главного врача ГБУЗ НО «Кстовская ЦРБ», К.Н.В. – заместителя ГБУЗ НО «Кстовская ЦРБ».

Согласно ч. 1 Примечаний к ст. 285 УК РФ должностными лицами признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, государственных компаниях, государственных и муниципальных унитарных предприятиях, акционерных обществах, контрольный пакет акций которых принадлежит Российской Федерации, субъектам Российской Федерации или муниципальным образованиям, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации.

Согласно правовой позиции Верховного Суда РФ, отраженной в п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009 г. № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий», под организационно-распорядительными функциями следует понимать полномочия должностного лица, которые связаны с руководством трудовым коллективом государственного органа, государственного или муниципального учреждения (его структурного подразделения) или находящимися в их служебном подчинении отдельными работниками, с формированием кадрового состава и определением трудовых функций работников, с организацией порядка прохождения службы, применения мер поощрения или награждения, наложения дисциплинарных взысканий и т.п. К организационно-распорядительным функциям относятся полномочия лиц по принятию решений, имеющих юридическое значение и влекущих определенные юридические последствия (например, по выдаче медицинским работником листка временной нетрудоспособности, установлению работником учреждения медико-социальной экспертизы факта наличия у гражданина инвалидности, приему экзаменов и выставлению оценок членом государственной экзаменационной (аттестационной) комиссии).

Согласно правовой позиции Верховного Суда РФ, отраженной в п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2013 г. № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» под входящими в служебные полномочия действия должностного лица следует понимать такие действия, которое оно имеет право и (или) обязано совершить в пределах его служебной компетенции.

Согласно трудовому договору врач-терапевт терапевтического отделения Устинов М.Л. обязан оформлять листки нетрудоспособности для пациентов, оформлять медицинскую документацию установленного образца в соответствии с требованиями органов здравоохранения РФ, при этом обязанности вести истории болезни пациентов и записывать эпикриз указаны отдельно (п. 2.4), что опровергает утверждение осужденного Устинова М.Л. о том, что его обязанность оформления медицинской документации сводится лишь к ведению истории болезни. Кроме того, врач-терапевт обязан не только проверять правильность и своевременность выполнения средним и младшим медицинским персоналом назначений и указаний по лечению и уходу за пациентами, но и контролировать и организовывать работу подчиненного ему среднего и младшего медицинского персонала в целом, что опровергает доводы защиты о том, что руководство Устинова М.Л. младшим медицинским персоналом сводилось исключительно к выполнению профессиональных и лечебных обязанностей, касающихся вопросов лечения пациентов и соблюдения назначенных им лечебных процедур.

Согласно должностной инструкции врача-терапевта терапевтического отделения № 1 ГБУЗ НО «Кстовская ЦРБ» распоряжения врача-терапевта являются обязательными для среднего и младшего медицинского персонала терапевтического отделения (п.1). В обязанности врача-терапевта входит не только участие в проведении экспертизы нетрудоспособности пациентов и оформление листков нетрудоспособности (п. 2.9), но и оформление медицинской документации установленного образца в соответствии с требованиями органов здравоохранения РФ (п. 2.7), при этом обязанность ведения историй болезни пациентов, записи эпикриза указана отдельно (п. 2.8). Кроме того, в обязанности врача-терапевта входит проверка правильности и своевременности выполнения средним и младшим медицинским персоналом назначений и указаний по лечению и уходу за пациентом (п. 2.11), а также контроль и организация работы подчиненного ему среднего и младшего медицинского персонала (п. 2.20).

Наличие у Устинова М.Л. как врача-терапевта терапевтического отделения ГБУЗ НО «Кстовская ЦРБ» вышеприведенных обязанностей свидетельствует о выполнении им организационно-распорядительных функции в государственном учреждении и доказывают факт того, что он является должностным лицом.

Доводы стороны защиты о том, что выдача Устиновым М.Л. как врачом-терапевтом терапевтического отделения № 1 ГБУЗ НО «Кстовская ЦРБ» справки о временной нетрудоспособности военнослужащего Н.Г.Г. не входит в его служебные полномочия, а выданная Н.Г.Г. справка не является справкой установленного нормативным документом образца, не нашли своего подтверждения в ходе апелляционного рассмотрения. Из трудового договора и должностной инструкции прямо следует, что в служебные полномочия врача-терапевта Устинова М.Л. входит обязанность оформлять медицинскую документацию установленного образца в соответствии с требованиями органов здравоохранения РФ.

Согласно Порядку выдачи медицинскими организациями справок и медицинских заключений, утвержденному приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 2 мая 2012 г. N 441н, справки выдаются гражданам при личном обращении за получением указанных документов (п. 2) лечащим врачом на основании записей в медицинской документации гражданина либо по результатам медицинского обследования в случаях, если проведение такого обследования необходимо (п. 7). Справки могут содержать сведения о факте обращения гражданина за медицинской помощью, об оказании ему медицинской помощи в медицинской организации, о факте прохождения лечения, об освобождении от посещения организаций в связи с заболеванием, иные сведения, имеющие отношение к состоянию здоровья пациента и оказанию гражданину медицинской помощи в медицинской организации (п. 9). Справки оформляются в произвольной форме (за исключением случаев, если законодательством РФ установлен иной порядок выдачи справки) с проставлением штампа медицинской организации или на бланке медицинской организации, подписываются врачом, заверяются печатью (п. 10).

Поскольку Н.Г.Г. является военнослужащим, в силу чего не имеет полиса обязательного медицинского страхования, не входит в перечень лиц, установленный Приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации «Об утверждении порядка выдачи листов нетрудоспособности» от 29.06.2011 г. № 624н, которым выдаются листки нетрудоспособности на утвержденной форме бланка, по окончанию лечения в ГБУЗ НО «Кстовская ЦРБ» лечащим врачом ему подлежала выдаче справка, оформленная в произвольной форме, поскольку специальной формы справки о временной нетрудоспособности военнослужащего в связи с его нахождением на лечении в гражданском учреждении здравоохранения не предусмотрено. Данные обстоятельства подтверждаются показаниями свидетелей Ч.С.Е., К.Т.А., В.В.А..

Таким образом, выдача Устиновым М.Л., являющимся лечащим врачом Н.Г.Г., последнему справки о временной нетрудоспособности в связи с нахождением на лечении входит в его служебные полномочия и прямо предусмотрено нормативным документом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации.

Выдача в данном случае справки формы № 095/у, из бланка которой не следует, что ее выдача предполагается военнослужащему, не противоречит требованиям закона. Тем более, что из установленных по делу обстоятельств не следует, что Устинов М.Л. получил взятку за выдачу Н.Г.Г. именно справки формы № 095/у на бланке, утвержденном Минздравом СССР 04.10.1980 № 1030. Из показаний свидетеля Н.Г.Г. следует, что он не видит разницу между больничным листом и справкой, ему был необходим документ, подтверждающий его нахождение с (дата обезличена) на лечении в ГБУЗ НО «Кстовская ЦРБ», за выдачу которого его лечащий врач Устинов М.Л. потребовал и получил от него взятку в размере 15000 рублей. Таким образом, сама форма справки № 110 от (дата обезличена), бланк, на котором она оформлена и выдана уже после получения Устиновым М.Л. взятки, а также обстоятельства ее выдачи не имеют существенного значения для данного уголовного дела.

Ссылка защитника Киселева А.В. на мнимость болезни Н.Г.Г. опровергается медицинской картой стационарного больного (номер обезличен), согласно которой он поступил на стационарное лечение в ГБУЗ НО «Кстовская ЦРБ» (дата обезличена) в 10:45 с диагнозом «обострение хронического гастрита», лечащим врачом Устиновым М.Л. были даны назначения, отобраны анализы, проведено медикаментозное лечение (т. 1 л.д. 70-86). Доводы стороны защиты о том, что появление Н.Г.Г.(дата обезличена) в Кстовской ЦРБ было спланированной и подготовленной акцией для организации провокации взятки в отношении Устинова М.Л. объективно не подтверждены.

Судом первой инстанции установлено и нашло свое подтверждение в суде апелляционной инстанции, что выдача военнослужащему Н.Г.Г. справки о временной нетрудоспособности в связи с нахождением на лечении в ГБУЗ НО «Кстовская ЦРБ» влечет за собой юридические последствия, что свидетельствует о том, что полномочия врача Устинова М.Л. по выдаче данной справки относятся к организационно-распорядительным функциям как должностного лица.

При данных обстоятельствах ссылка стороны защиты на п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2013 № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях», согласно которому не образует состав получения взятки принятие должностным лицом денег за совершение действий, хотя и связанных с исполнением его профессиональных обязанностей, но при этом не относящихся к полномочиям представителя власти, организационно-распорядительным либо административно-хозяйственным функциям, не обоснованна.

Согласно ст. 16 Федерального закона от 27.05.1998 № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» военнослужащие имеют право на бесплатное получение медицинской помощи в соответствующих медицинских, военно-медицинских подразделениях, частях и в организациях федеральных органов исполнительной власти и федеральных государственных органов, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба (военно-медицинские организации).

По смыслу закона больные из числа военнослужащих, находящиеся на лечении в военно-медицинских организациях, обязаны выполнять установленный распорядок дня, правила поведения, назначения врачей. В случае нарушения больным распорядка дня и правил поведения, несоблюдения лечебного режима начальник лечебного учреждения принимает к нарушителю меры, при необходимости сообщает об этом командиру воинской части, где больной проходит военную службу.

В экстренных или неотложных случаях военнослужащие имеют право на получение медицинской помощи в медицинских организациях государственной системы здравоохранения и муниципальной системы здравоохранения.

Расходы, связанные с оказанием медицинской помощи военнослужащим в медицинских организациях государственной системы здравоохранения и муниципальной системы здравоохранения, возмещаются в соответствии с Правилами, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 31.12.2004 № 911, в соответствии с п. 3 которых организация здравоохранения в течение 5 суток после завершения лечения военнослужащего оформляет выписку из медицинской карты стационарного больного, счет-фактуру за оказанную медицинскую помощь, а также дополнительные сведения об оказанной медицинской помощи и направляет их в соответствующий территориальный орган федерального органа исполнительной власти, с которым заключен договор об оказании медицинской помощи.

Таким образом, доводы стороны защиты, о том, что действующим законодательством по окончании лечения военнослужащего в гражданском учреждении здравоохранения предусмотрено оформление лишь выписки из медицинской карты, счета за оказанную медицинскую помощь и дополнительных сведений об оказанной медицинской помощи, а выдача справки о временной нетрудоспособности не предусмотрена, являются несостоятельными, поскольку оформление данного перечня документов регламентировано законом для возмещения медицинской организацией государственной системы здравоохранения расходов на оказание медицинской помощи военнослужащим.

Согласно ст. 11 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» медицинская помощь в экстренной форме оказывается медицинской организацией безотлагательно и бесплатно. Отказ в ее оказании не допускается.

Согласно Уставу внутренней службы Вооруженных Сил РФ, утвержденному Указом Президента РФ от 10.11.2017 № 1495, военнослужащий не должен скрывать своего заболевания, обязан немедленно доложить о нем непосредственному начальнику (ст. 356). Военнослужащие, внезапно заболевшие, немедленно направляются в медицинский пункт полка (госпиталь), а при необходимости в другие учреждения государственной или муниципальной системы здравоохранения (ст. 357). Больные, которым назначено амбулаторное лечение, для приема лекарств и проведения других лечебных процедур, направляются в медицинский пункт полка в дни и часы, указанные врачом (ст. 359). Обо всех военнослужащих, поступивших на стационарное лечение вне расположения полка, а также о выписке их по выздоровлении начальник военно-медицинского учреждения обязан в тот же день сообщить командиру полка, из которого эти военнослужащие прибыли. Выздоровевшие военнослужащие направляются из учреждения государственной или муниципальной системы здравоохранения в полк с соответствующими документами, которые сдаются по прибытии (ст. 363).

Согласно Постановлению Правительства РФ № 565 от 04.07.2013 «Об утверждении положений о военно-врачебной экспертизе» Приложением к нему установлены требования по состоянию здоровья военнослужащих, а также расписание болезней, которым предусмотрены различные категории годности к военной службе.

Таким образом, выдача и предоставление справок о временной нетрудоспособности, содержащих сведения о состоянии здоровья военнослужащего, выявленных заболеваниях, нахождении на лечении, имеют важное значение и могут повлечь такие юридические последствия как предоставление военнослужащему отпуска по болезни, временное освобождение от исполнения обязанностей военной службы, признание его ограниченно годным или не годным к военной службе.

Из показаний свидетеля Н.Г.Г. следует, что в (дата обезличена) он, являясь военнослужащим, проходил амбулаторное лечение после операции в военном госпитале, в период которого в экстренном порядке был госпитализирован в ГБУЗ НО «Кстовская ЦРБ», о чем (дата обезличена) сообщил своему лечащему врачу-хирургу из военного госпиталя, тот велел предоставить подтверждающие документы. Непредоставление этих документов могло повлечь для него привлечение к ответственности, вплоть до уголовной, поскольку он военнослужащий, беспричинное отсутствие в войсковой части или на лечении в военном госпитале недопустимо. Справку и выписной эпикриз, полученные в ГБУЗ НО «Кстовская ЦРБ» он предоставил лечащему врачу в военный госпиталь, его воинская часть в это время дислоцировалась за пределами Нижегородской области, а впоследствии была расформирована, копии представленных документов были направлены начмеду в воинскую часть.

Предоставление Н.Г.Г. выданной ему справки о временной нетрудоспособности (номер обезличен) от (дата обезличена) по месту прохождения лечения в военном госпитале подтверждается представленной суду апелляционной инстанции на обозрение личной медицинской книжкой военнослужащего Н.Г.Г., копия которой приобщена к материалам уголовного дела.

Суд не разделяет довод защитника Киселева А.В. о том, что нахождение справки в личной медицинской книжке военнослужащего Н.Г.Г., которая хранится у него на руках, свидетельствует о том, что в воинскую часть она не предоставлялась и не повлекла никаких юридических последствий. Из показаний свидетеля В.В.А. – начальника отделения ФГКУ «422 ВГ МО РФ», а также ответа на адвокатский запрос заведующего поликлиникой ФГКУ «422 ВГ МО РФ» от (дата обезличена), где в апреле 2017 г. проходил амбулаторное лечение военнослужащий Н.Г.Г., следует, что личная медицинская книжка является основным медицинским документом военнослужащего, который отражает все имеющиеся сведения о состоянии его здоровья, при увольнении выдается военнослужащему на руки. Нахождение личной медицинской книжки на руках у Н.Г.Г., который в настоящее время уволен с военной службы, не свидетельствует, что данный документ не был им предъявлен в установленном законом порядке. Из показаний Н.Г.Г. следует, что выданную им в ГБУЗ НО «Кстовская ЦРБ» справку он предоставил лечащему врачу в госпиталь, где проходил на тот момент амбулаторное лечение, ее копия была направлена в воинскую часть, которая дислоцировалась за пределами Нижегородской области. Соответствие такого порядка предоставления медицинских документов военнослужащим, проходящим лечение в военном госпитале, установленному порядку подтвердил свидетель В.В.А.. Кроме того, предоставление данной справки как документа, подтверждающего уважительность отсутствия военнослужащего Н.Г.Г. в военном госпитале при прохождении амбулаторного лечения, имело юридическое значение, поскольку данное отсутствие не повлекло для него неблагоприятных последствий.

Из показаний свидетеля Ч.С.Е., являющегося начальником отделения кадров в/ч (номер обезличен), следует, что военнослужащий, находившийся на стационарном лечении в гражданском медицинском учреждении, обязан предоставить справку о нахождении его на лечении, в противном случае в отношении него будет проводиться разбирательство и решаться вопрос о привлечении к дисциплинарной ответственности.

Из показаний свидетеля К.Т.А. – начальника медицинской службы в/ч (номер обезличен), следует, что военнослужащий, обратившийся за экстренной помощью в гражданское учреждение здравоохранения, должен предоставить в воинскую часть справку о нахождении его там на лечении, а также в медицинскую службу военной части выписной эпикриз.

Из показаний свидетеля В.В.А. - начальника отделения ФГКУ «422 Военный госпиталь Министерства обороны РФ» следует, что военнослужащий по окончанию лечения в учреждении гражданского здравоохранения должен представить командиру воинской части или начальнику медицинской службы документ о нахождении на лечении, подтверждающий уважительность отсутствия по месту службы, который может повлечь изменение категории годности военнослужащего к военной службе. Непредоставление такой справки может повлечь неблагоприятные последствия для военнослужащего, поскольку отсутствие без уважительных причин влечет ответственность, вплоть до уголовной. В период освобождения военнослужащего от исполнения обязанностей военной службы и нахождения его на амбулаторном лечении в военном медицинском учреждении он обязан проходить назначенные ему лечебные процедуры, неявка без уважительных причин является нарушением лечебного режима, что также может быть основанием для привлечения военнослужащего к ответственности. Документом, подтверждающим уважительность причин неявки военнослужащего в военное медицинское учреждение на процедуры в период амбулаторного лечения, может быть справка произвольной формы о нахождении его на стационарном лечении в гражданском медицинском учреждении.

Получение врачом Устиновым М.Л. как должностным лицом ГБУЗ НО «Кстовская ЦРБ» лично взятки в виде денег в размере 15000 рублей подтверждается показаниями свидетеля Н.Г.Г., свидетелей Х.Е.В., С.Е.Ю., которые присутствовали в качестве понятых при осмотре места происшествия, в ходе которого у Устинова М.Л. были изъяты денежные средства в размере 15000 рублей, свидетелей Н.А.А., М.К.С. – оперативных сотрудников, участвовавших в проведении ОРМ «Оперативный эксперимент» в отношении Устинова М.Л., протоколом осмотра места происшествия, результатами ОРД: рапортом о результатах проведения ОРМ «Оперативный эксперимент», актом пометки денежных купюр, стенограммой записи разговора между Н.Г.Г. и Устиновым М.Л.; протоколом осмотра ДВД-диска с видеозаписью ОРМ «Оперативный эксперимент», самим диском с записью, признанным вещественным доказательством и исследованным в ходе судебного разбирательства судом первой инстанции. В ходе исследования данного вещественного доказательства в суде Устинов М.Л. подтвердил, что на данной записи отображены он и Н.Г.Г., зафиксирован разговор, который состоялся между ними (дата обезличена), свой голос он узнал. По смыслу разговора очевидно, что для Устинова М.Л. не является неожиданным передача ему Н.Г.Г. 15000 рублей. На фразу Н.Г.Г.: «Вот пятнадцать, как Вы говорили. Куда их?» Устинов М.Л. не удивляется, не переспрашивает, о какой договоренности идет речь, а отвечает: «У меня руки чистые», после чего Н.Г.Г. кладет ему деньги в карман. На вопрос Н.Г.Г., хватит ли этих 15000, Устинов М.Л., усмехаясь, отвечает, что вполне, он человек скромный.

Таким образом, доводы стороны защиты о том, что в отношении Устинова М.Л. не доказана и не установлена судом совокупность предусмотренных уголовным законом объективных и субъективных признаков состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 290 УК РФ, не нашли своего подтверждения.

Доводы апелляционного представления прокурора о неправильном применении уголовного закона, выразившемся в нарушении требований Общей части УК РФ, и несправедливости назначенного наказания вследствие его чрезвычайной мягкости, суд апелляционной инстанции также не разделяет.

При назначении Устинову М.Л. наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, конкретные обстоятельства дела, личность подсудимого, влияние назначенного наказание на его исправление и на условия жизни его семьи, а также на достижение таких целей наказания, как восстановление социальной справедливости, предупреждение совершения новых преступлений. Назначенное основное наказание в виде штрафа, его размер, является справедливым, как и дополнительное наказание в виде лишения права заниматься врачебной деятельностью и его срок. С учетом тяжести совершенного преступления, имущественного положения осужденного и его семьи, а также с учетом возможности получения осужденным заработной платы или иного дохода, наличие имущества, отсутствия иждивенцев, суд обоснованно пришел к выводу о возможности назначения ему основного наказания в виде штрафа. Суд апелляционной инстанции не находит оснований для признания данного наказания чрезмерно мягким и изменения вида наказания на исправительные работы.

Суд апелляционной инстанции также не усматривает нарушений при назначении судом первой инстанции дополнительного наказания в виде лишения права заниматься определенной деятельностью, не разделяет довод апелляционного представления о том, что судом не учтены положения п. 8 Постановления Пленума Верховного суда РФ «О практике назначения судами РФ уголовного наказания» от 22.12.2015 г. № 58, нарушены требования ч. 1 ст. 47 УК РФ.

Судом установлено, что преступление совершено Устиновым М.Л. в связи с осуществлением врачебной деятельности, которая неразрывно связана с осуществлением им как врачом организационно-распорядительных полномочий. Назначение в данном конкретном случае дополнительного наказания в виде лишения права заниматься врачебной деятельностью является обоснованным и не подлежит изменению.

Вместе с тем, из описательно-мотивировочной части приговора следует, что суд первой инстанции счел необходимым назначить Устинову М.Л. основное наказание в виде штрафа в размере десятикратной суммы взятки, что согласуется с санкцией ч. 1 ст. 290 УК РФ.

Согласно правовой позиции Верховного Суда РФ, отраженной в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 58 от 22.12.2015 г. «О практике назначения судами РФ уголовного наказания», в соответствии со ст. 46 УК РФ штраф при любом способе его исчисления должен быть определен в виде денежного взыскания. При этом в резолютивной части приговора следует указывать способ исчисления штрафа и сумму штрафа в денежном выражении.

Однако в резолютивной части приговора при назначении Устинову М.Л. основного наказания в виде штрафа не указан способ его исчисления, указана лишь его сумма. В связи с этим в резолютивную часть приговора необходимо внести измерение, указав назначение Устинову М.Л. основного наказания в виде штрафа в размере десятикратной суммы взятки в сумме 150000 рублей.

Оснований для отмены обжалуемого приговора, прекращения уголовного дела или постановления оправдательного приговора не имеется. Апелляционная жалоба защитника и апелляционное представление прокурора удовлетворению не подлежат.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389.13, 389.15, 389.16, 389.17, 389.18, 389.20 УПК РФ, суд

П О С Т А Н О В И Л:

Апелляционное представление Кстовского городского прокурора Васенькина В.И., апелляционную жалобу защитника - адвоката Рябухина И.Н. оставить без удовлетворения.

Приговор мирового судьи судебного участка № 2 Кстовского судебного района Нижегородской области Сазановой М.С. от 23 января 2018 года в отношении Устинова М.Л. изменить.

Исключить из описательно-мотивировочной части приговора указание на осуществление Устиновым М.Л. административно-хозяйственных функций, а также исключить из числа доказательств копий заявлений Г.Р.В., Г.Л.И.(т. 1 л.д. 137, 146), копий трудового договора и дополнительного соглашения к нему (т. 1 л.д. 30-31, 32), копии личного листка Устинова М.Л. (т. 1 л.д. 46-49), копии удостоверения врача-терапевта от (дата обезличена) (т. 1 л.д. 55), копий заявлений о переводе (т. 1 л.д. 56, 57, 94), копий приказов (л.д. 59-60, 61), копии списка врачей (т. 1 л.д. 87-89); в резолютивной части приговора указать назначение Устинову М.Л. основного наказания в виде штрафа в размере десятикратной суммы взятки в сумме 150000 рублей.

В остальной части приговор мирового судьи судебного участка № 2 Кстовского судебного района Нижегородской области Сазановой М.С. от 23 января 2018 года в отношении Устинова М.Л. оставить без изменения.

Апелляционное постановление вступает в законную силу со дня его вынесения, может быть обжаловано в порядке, установленном главой 47.1 УПК РФ, непосредственно в суд кассационной инстанции.

Судья Е.Ю.Беликова