НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Забайкальского краевого суда (Забайкальский край) от 20.06.2018 № 33-2409/18

Председательствующий по делу Дело № 33-2409/2018

судья Вишнякова Е.Н.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Забайкальского краевого суда в составе:

председательствующего Доржиевой Б.В.

и судей Усольцевой С.Ю., Лещевой Л.Л.

с участием прокурора Ангарской О.А.

при секретаре Дорофеевой Е.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Чите 20 июня 2018 г. гражданское дело по иску Катрук Е. С. к обществу с ограниченной ответственностью «РСО «Тепловодоканал» о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации за задержку выплаты заработной платы, компенсации морального вреда,

по апелляционной жалобе истца Катрук Е.С.

на решение Могочинского районного суда Забайкальского края от 3 апреля 2018 г., которым постановлено в удовлетворении исковых требований отказать.

Заслушав доклад судьи Забайкальского краевого суда Доржиевой Б.В., судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

Катрук Е.С. обратилась в суд с указанным иском, ссылаясь на следующие обстоятельства. Решением Могочинского районного суда Забайкальского края от 23.05.2017 по гражданскому делу № 2-202/2017 она была восстановлена на работе в ООО «РСО «Тепловодоканал» в должности бухгалтера, в её пользу с ответчика взыскана заработная плата за время вынужденного прогула за период с января 2017 г. по май 2017 г. в размере 99008,78 руб. После принятия судом решения истец неоднократно являлась в ООО «РСО «Тепловодоканал», но директор общества Краснов А.А. избегал с истцом встречи, ссылаясь на то, что будет ждать решения суда апелляционной инстанции, обращался в суд с ходатайством о предоставлении отсрочки исполнения решения суда. Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Забайкальского краевого суда от 22.08.2017 решение Могочинского районного суда от 23 мая 2017 г. изменено в части, апелляционная жалоба генерального директора ООО «РСО «Тепловодоканал» Краснова А.А. оставлена без удовлетворения. После рассмотрения дела судом апелляционной инстанции ответчик в течение длительного времени уклонялся от исполнения решения суда. 16 октября 2017 г. Краснов А.А. назначил истцу встречу, на которой она была ознакомлена с Правилами внутреннего трудового распорядка. 17 октября 2017 г. истец была ознакомлена с должностной инструкцией, трудовым договором, приказом о приёме на работу, после чего Краснов А.А. вручил истцу уведомление о предстоящем увольнении в связи с сокращением численности штата. 19 октября 2017 г. истец прибыла к месту работы. Генеральный директор общества Краснов А.А. проводил истца на её рабочее место, однако выяснилось, что рабочее место истца не соответствует установленным нормам. Краснов А.А. провёл с истцом инструктаж по технике безопасности, после чего истец вручила ему уведомление о приостановлении работы до момента предоставления письменного уведомления о готовности выплатить ей задолженность по заработной плате за весь период вынужденного прогула (с января по октябрь 2017 г.) 20 октября 2017 г. истцом был получен письменный ответ генерального директора общества Краснова А.А., в котором он указал, что уведомление истца о приостановлении работы необоснованно, поскольку её трудовая деятельность началась с момента подписания трудового договора, то есть с 17.10.2017, а выплата заработной платы в организации осуществляется согласно ст. 136 Трудового кодекса Российской Федерации. Также истцом было получено уведомление о необходимости явиться к генеральному директору общества для объяснения причин отсутствия на рабочем месте, что в случае неявки трудовой договор с истцом подлежит расторжению по п.6 ч.1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации. 26 октября 2017 г. генеральный директор общества Краснов А.А. вручил истцу уведомление о готовности общества выплатить заработную плату за время вынужденного прогула в сумме 99008,78 руб., которая была присуждена истцу. После получения заработной платы в указанном размере истец повторно уведомила генерального директора общества о том, что она приступит к исполнению своих должностных обязанностей после полного погашения задолженности по заработной плате, а также выплаты компенсации за задержку заработной платы. Генеральный директор общества Краснов А.А. письменный ответ на уведомление истцу не направил, другим способом с истцом не связывался. В настоящее время ООО «РСО «Тепловодоканал» не выплатило истцу заработную плату за период с 23.05.2017 по день обращения в суд. Просила взыскать с ООО «РСО «Тепловодоканал» в свою пользу заработную плату за время вынужденного прогула за период с 23.05.2017 по 31.01.2018 в сумме 191416,98 руб.; компенсацию за задержку выплаты заработной платы за период с января 2017 г. по 23.05.2017 в сумме 9181,42 руб.; компенсацию за задержку выплаты заработной платы за период с 23.05.2017 по 31.01.2018 в сумме 11515,90 руб.; компенсацию морального вреда в размере 100000 руб. (том 1 л.д. 3-12).

Дополняя и уточняя исковые требования, истец Катрук Е.С. просила признать приказ от 13.02.2018 об увольнении по подп.«а» п.6 ч.1 ст.81 Трудового кодекса Российской Федерации незаконным; восстановить её на работе в должности бухгалтера; взыскать с ответчика в свою пользу заработную плату за время вынужденного прогула за период с 13.02.2018 по день вынесения решения суда; заработную плату за время вынужденного прогула за период с 23.05.2017 по 12.02.2018 в сумме 201532,82 руб.; компенсацию за задержку выплаты заработной платы за период с января 2017 г. по 23 мая 2017 г. в сумме 9181,42 руб.; компенсацию за задержку выплаты заработной платы за период с 23.05.2017 по день вынесения решения суда; компенсацию морального вреда в размере 100000 руб. (том 2 л.д. 1-3).

Судом постановлено приведенное выше решение (том 2 л.д. 212-221).

В апелляционной жалобе истец Катрук Е.С. просит решение отменить, исковые требования удовлетворить в полном объёме. Полагает, что выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела, судом нарушены нормы материального и процессуального права. Ссылается на обстоятельства, аналогичные изложенным в исковом заявлении. Считает, что обстоятельства дела свидетельствуют об отсутствии у генерального директора ООО РСО «Тепловодоканал» действительных намерений исполнить решение суда. Не согласна с оценкой видеозаписи, представленной ею в материалы дела. Указывает, что решение суда о восстановлении ее на работе было исполнено лишь 17 октября 2017 г., когда она вынуждена была обратиться в прокуратуру. Полагает, что акты об отсутствии ее на работе сфальсифицированы, суд не разъяснил ей право на подачу заявления о фальсификации доказательств, не предложил сторонам провести экспертизу документов. Обращает внимание на то, что не была ознакомлена с актами об отсутствии на рабочем месте; работодатель не истребовал у нее объяснение по факту отсутствия на работе; длительное время не принимал мер к увольнению истца. Считает, что данные обстоятельства свидетельствуют об изготовлении актов работодателем целенаправленно с целью увольнения за прогул. Ссылается на нарушение ответчиком установленного законом порядка увольнения. Приказ об увольнении не содержит основания увольнения, а сам по себе акт об отсутствии на рабочем месте, без докладных, объяснительной работника, не является документом, на основании которого прекращаются трудовые отношения. Ответчиком не представлено доказательств тому, что при наложении дисциплинарного взыскания работодателем учитывались степень тяжести проступка, характер последствий отсутствия истца на работе, обстоятельства совершения проступка, предшествующее поведение работника, его отношение к труду. Судом были вызваны и допрошены лишь свидетели стороны ответчика, заинтересованные в исходе дела. Судебный пристав-исполнитель и ФИО1, которая осуществляла видеосъемку, в судебное заседание не вызывались и не были допрошены (том 3 л.д.1-10).

В возражениях на апелляционную жалобу генеральный директор ООО «РСО «Тепловодоканал» Краснов А.А. просит решение оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения (том 3 л.д. 14-16).

В судебное заседание истец Катрук Е.С. не явилась, о времени и месте рассмотрения дела извещена надлежащим образом. На основании ч. 3 ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК РФ) судебная коллегия определила рассмотреть дело в отсутствие истца.

Проверив материалы дела, заслушав объяснения представителя истца Пилецкой Я.Н., поддержавшей доводы жалобы, представителя ответчика Краснова А.А., возражавшего против удовлетворения жалобы, заключение прокурора Ангарской О.А., полагавшей, что оснований для отмены решения суда в части отказа в удовлетворении требований о восстановлении на работе не имеется, обсудив доводы апелляционной жалобы, возражений на апелляционную жалобу, судебная коллегия приходит к следующему.

Из материалов дела следует, что решением Могочинского районного суда Забайкальского края от 23 мая 2017 г. удовлетворены исковые требования Катрук Е.С. к ООО «РСО «Тепловодоканал» о признании отношений трудовыми, восстановлении в должности, возложении обязанности внести запись в трудовую книжку, взыскании заработной платы. Отношения между Катрук Е.С. и ООО «РСО «Тепловодоканал» с 19.09.2016 признаны трудовыми. Катрук Е.С. восстановлена в должности бухгалтера в ООО «РСО «Тепловодоканал» с 19.09.2016. На ООО «РСО «Тепловодоканал» возложена обязанность внести в трудовую книжку Катрук Е.С. запись о приеме на работу в ООО «РСО «Тепловодоканал» с 19.09.2016 в должности бухгалтера. С ООО «РСО «Тепловодоканал» в пользу Катрук Е.С. взыскана заработная плата за время вынужденного прогула в размере 99008, 79 руб. за вычетом налога на доходы физических лиц (том 1 л.д.16-30).

На основании указанного решения суда ответчиком издан приказ от 30.05.2017 о введении в штатное расписание ООО «РСО «Тепловодоканал» должности бухгалтера первого разряда с окладом 4311 руб. (том 1 л.д. 81).

Кроме того, во исполнение решения суда издан приказ от 30.05.2017 о восстановлении Катрук Е.С. в должности бухгалтера в ООО «РСО «Тепловодоканал» с 19.09.2016, внесении в трудовую книжку истца записи о приёме на работу в должности бухгалтера с 19.09.2016 (том 1 л.д.82).

Согласно приказу от 30.05.2017 Катрук Е.С. принята на работу в ООО «РСО «Тепловодоканал» на должность бухгалтера с 19.09.2016 (том 1 л.д. 83). В данном приказе имеется запись от 16.06.2017 о том, что Катрук Е.С. от подписания приказа отказалась.

В трудовой договор внесена запись от 16.06.2017 о том, что работник от подписания трудового договора и получения второго экземпляра договора отказалась.

Согласно отчету об отслеживании почтового отправления с почтовым идентификатором данное уведомление получено Катрук Е.С. 06.07.2017 (л.д. 97).

В акте от 2 июня не указан год, но судебная коллегия, учитывая, что остальные акты датированы 2017 годом, полагает, что указанный акт составлен 02.06.2017.

Кроме того, в этот же день генеральным директором Красновым А.А. составлены акты об отказе Катрук Е.С. от получения вторых экземпляров приказа о приеме на работу от 30.05.2017, трудового договора от 30.05.2017, подписанных генеральным директором ООО «РСО «Тепловодоканал», без объяснения причин (том 1 л.д. 114, 115, 116). Акты подписали ФИО2 и ФИО3

Согласно отчету об отслеживании почтового отправления с почтовым идентификатором 67373209017571 уведомление получено Катрук Е.С. 10.08.2017 (том 1 л.д. 135).

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Забайкальского краевого суда от 22 августа 2017 г. решение Могочинского районного суда Забайкальского края от 23 мая 2017 г. частично изменено, Катрук Е.С. восстановлена на работе в должности бухгалтера в ООО «РСО «Тепловодоканал» с 01.01.2017. В остальной части решение оставлено без изменения, апелляционная жалоба – без удовлетворения (том 2 л.д. 118-126).

Кроме того, с учетом изменения решения суда составлен трудовой договор от 23.08.2017 (том 1 л.д.204-205).

Согласно отчету об отслеживании почтового отправления с почтовым идентификатором уведомление получено Катрук Е.С. 04.09.2017 (том 1 л.д. 208).

С приказом от 23.08.2017 о приеме на работу Катрук Е.С. ознакомлена 17.10.2017 (том 1 л.д.203).

Трудовой договор в новой редакции подписан Катрук Е.С. 17.10.2017.

В трудовой договор внесена запись о том, что с положением об оплате труда, правилами внутреннего трудового распорядка Катрук Е.С. ознакомлена 17.10.2017.

Согласно записи в журнале регистрации вводного инструктажа инструктаж с Катрук Е.С. проведен 17.10.2017 (том 1 л.д. 213-214).

С правилами внутреннего трудового распорядка Катрук Е.С. ознакомлена 17.10.2017, что подтверждается листом записи об ознакомлении (том 1 л.д. 215).

Согласно записи в журнале учета проведения первичного инструктажа по охране труда бухгалтера инструктаж с Катрук Е.С. проведен 18.10.2017 (том 1 л.д. 216-217).

Согласно отчету об отслеживании почтового отправления с почтовым идентификатором ответ на уведомление получен Катрук Е.С. 01.11.2017 (том 1 л.д. 220).

Уведомление от 18.10.2017 получено Катрук Е.С. 20.10.2017, от 23.10.2017 – 26.10.2017, от 25.10.2017 – 26.10.2017 (том 1 л.д. 221-223).

Согласно ведомости Катрук Е.С. получила заработную плату в размере 99008, 79 руб. в кассе общества 26 октября 2017 г. (том 2 л.д.163).

Согласно табелям учета рабочего времени Катрук Е.С. отсутствовала на рабочем месте с 1 по 31 мая 2017 г., с 1 по 31 августа 2017 г., с 1 по 31 октября 2017 г., с 1 по 31 декабря 2017 г., с 1 по 31 января 2018 г., с 1 по 14 февраля 2018 г. (том 1 л.д. 250-252, 253-256, 257-260, 261-262, 263-264, 265-266).

Приказом от 13.02.2018 Катрук Е.С. уволена с работы по основанию, предусмотренному подпунктом «а» пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, за прогул в связи с отсутствием на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов в течение рабочего дня (том 2 л.д.145). С приказом истец ознакомлена и получила его копию 21 марта 2018 г. (том 2 л.д.146).

Также из материалов дела следует, что 31.05.2017, 01.06.2017, 02.06.2017, 14.06.2017, 23.08.2017 Катрук Е.С. обращалась к заместителю начальника отдела Могочинского МРО СП с заявлениями, в которых ссылалась на то, что 31.05.2017, 01.06.2017, 02.06.2017, 14.06.2018, 23.08.2017 она являлась в ООО «РСО «Тепловодоканал», однако генеральный директор Краснов А.А. на рабочем месте отсутствовал. Просила принять меры в отношении Краснова А.А., который не исполняет решение суда о её восстановлении на работе (том 3 л.д. 85, 86, 87, 88).

В связи с этим ответчик обратился в суд с заявлением об освобождении от исполнительского сбора.

Определением этого же суда от 22 июня 2017 г. прекращено производство по заявлению ответчика о приостановлении исполнительного производства (том 2 л.д.81- 82).

В ответе заместителя начальника Могочинского МРО СП УФССП России по Забайкальскому краю от 07.09.2017 на обращение Катрук Е.С. от 24.08.2017 истцу было сообщено, что в ходе работы по исполнительному производству -ИП службой судебных приставов Могочинского МРО СП УФССП России по Забайкальскому краю установлено, что в настоящее время руководитель ООО «РСО «Тепловодоканал» Краснов А.А. находится в отпуске, в связи с чем не представляется возможным направить требование для получения соответствующих документов по исполнению решения суда. Указано, что при получении информации о выходе руководителя ООО «РСО «Тепловодоканал» Краснова А.А. из отпуска службой судебных приставов будет проведена проверка исполнения обществом обязанности по восстановлению истца на работе (том 2 л.д.90).

Согласно приказу от 21.07.2017 Краснову А.А. действительно предоставлен отпуск на период с 20.07.2017 по 02.09.2017 (том 2 л.д. 113).

В ответе заместителя Могочинского межрайонного прокурора от 31.10.2017 на обращение Катрук Е.С. истцу разъяснено, что 31.05.2017 генеральному директору ООО «РСО «Тепловодоканал» Краснову А.А. вручено постановление о возбуждении исполнительного производства, объявлен срок исполнения – немедленно. 08.06.2017 вынесено постановление о частичном удовлетворении заявления Краснова А.А. о приостановлении исполнения решения суда на 10 суток, после возобновления исполнительного производства (после 19.06.2017) меры к исполнению решения суда судебным приставом не приняты. При этом в ходе проверки установлено, что 17.10.2017 истец ознакомлена с приказом о приеме на работу в ООО «РСО «Тепловодоканал» на должность бухгалтера, с трудовым договором и должностной инструкцией. Также сообщено, что 25.10.2017 в отношении ответчика возбуждено исполнительное производство о взыскании денежных средств в размере 99008, 79 руб. (том 2 л.д. 91-92).

Исполнительное производство, возбужденное на основании исполнительного листа о восстановлении Катрук Е.С. на работе, окончено 5 декабря 2017 г. (том 2 л.д.187).

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула за период с 23.05.2017 по день исполнения решения суда о восстановлении истца на работе, компенсации за задержку выплаты заработной платы суд пришел к выводу о том, что Катрук Е.С. уклонялась от исполнения решения суда в части восстановления её на работе, приходила на работу в удобное для нее время, проверяла нахождение на работе генерального директора и уходила, в течение полного рабочего дня на работе не находилась, к главному бухгалтеру для осуществления своей трудовой функции не обращалась.

Судебная коллегия находит решение суда в данной части подлежащим отмене в связи с несоответствием выводов суда первой инстанции, изложенных в решении обстоятельствам дела (п. 3 ч.1 ст. 330 ГПК РФ).

В соответствии с положениями ст. 396 Трудового кодекса Российской Федерации решение о восстановлении на работе уволенного работника, о восстановлении на прежней работе работника, незаконного переведенного на другую работу, подлежит немедленному исполнению. При задержке работодателем исполнения такого решения орган, принявший решение, выносит определение о выплате работнику за все время задержки исполнения решения среднего заработка или разницы в заработке.

В соответствии со ст. 106 Федерального закона от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», содержащееся в исполнительном документе требование о восстановлении на работе незаконно уволенного или переведенного работника считается фактически исполненным, если взыскатель допущен к исполнению прежних трудовых обязанностей и отменен приказ (распоряжение) об увольнении или о переводе взыскателя.

Статья 211 ГПК РФ и статья 396 Трудового кодекса Российской Федерации, предусматривая немедленное исполнение судебных решений по указанным в ней делам, направлены на защиту прав работников, нарушенных незаконным увольнением, и на их скорейшее восстановление.

Смысл процедуры восстановления на работе заключается именно в отмене правовых последствий увольнения путем отмены приказа об увольнении и предоставлении работнику возможности осуществлять его должностные обязанности. Следовательно, обязанность работодателя довести до сведения работника об отмене приказа об увольнении наступает одновременно с отменой им приказа об увольнении и восстановлением работника в прежней должности, являясь неотъемлемой частью процесса восстановления на работе.

Обстоятельствами, имеющими существенное значение для определения фактического исполнения решения Могочинского районного суда Забайкальского края от 23 мая 2017 г. в части восстановления Катрук Е.С. на работе являются: установление факта отмены приказа об увольнении и допуска Катрук Е.С. к выполнению обязанностей, которые выполнялись ею до увольнения.

Представленными в материалы дела доказательствами подтверждается, что в целях исполнения решения суда от 23.05.2017 о восстановлении истца на работе в ООО «РСО «Тепловодоканал» с 19.09.2016 генеральным директором общества Красновым А.А. 30.05.2017 издан приказ о приеме Катрук Е.С. на работу в должности бухгалтера 1 разряда, составлен трудовой договор, утверждена должностная инструкция бухгалтера, инструкция по охране труда. В этот же день генеральным директором Красновым А.А.Катрук Е.С. направлено уведомление о необходимости явки к месту работы для исполнения решения суда.

Из объяснений представителя ответчика, изложенных в протоколе судебного заседания суда апелляционной инстанции от 20.06.2018, следует, что впервые после принятия решения суда от 23.05.2017 о восстановлении на работе Катрук Е.С. явилась к месту работы только 16.06.2017. Представитель ответчика также пояснил, что до 16 июня 2017 г. работодатель пытался вызвать истца на работу не только путем направления уведомления, но и посредством телефонной связи, но истец на звонки не отвечала.

Между тем, доказательств совершения телефонных звонков истцу, направления уведомления о необходимости явки на работу курьером либо телеграммой с целью немедленного исполнения решения суда о восстановлении на работе ответчиком не представлено.

Оценивая поведение ответчика в части исполнения решения суда о восстановлении на работе, судебная коллегия принимает во внимание не только формальное издание приказа, составление трудового договора, направление уведомления письмом по почте, а также следующие обстоятельства: в отношении ответчика было возбуждено исполнительное производство, судебным приставом – исполнителем 2 июня 2017 г. с выходом на место работы был составлен акт о том, что решение не исполнено, вынесено постановление о взыскании исполнительского сбора, которое не было обжаловано и отменено; а заявление ответчика о невозможности исполнения решения суда поступило в службу приставов впервые 26 июня 2016 г.

Также принимается во внимание, что до 16 июня 2017 г. истцу даже при ее кратковременных появлениях на работе не было предложено ознакомиться с приказом о приеме на работу, трудовым договором и иными документами, которые были представлены для ознакомления истцу 16 июня 2017.

При таком положении судебная коллегия полагает, что решение о восстановлении на работе не было исполнено ответчиком до 16 июня 2017 г., соответственно, вынужденный прогул имел место быть в период с 24 мая 2017 г. по 15 июня 2017 г.

После 16.06.2017, когда истец не вышла на работу по собственной инициативе, без каких-либо уважительных причин, в действиях истца усматриваются признаки злоупотребления правом. Отсутствие в представленных для ознакомления истцу документах подписи генерального директора, несогласие с размером оклада, с объемом должностных обязанностей, с оснащением рабочего места не могут являться уважительными причинами для неявки на работу и не свидетельствуют о неисполнении судебного решения.

Поскольку ответчиком была допущена задержка исполнения решения о восстановлении на работе уволенного работника, за период задержки исполнения решения (с 24.05.2017 по 15.06.2017 – 16 рабочих дней, исходя из 5-дневной рабочей недели) подлежит выплате средний заработок за время вынужденного прогула. При расчете среднего заработка судебная коллегия принимает во внимание среднедневной заработок истца, установленный решением Могочинского районного суда Забайкальского края от 23 мая 2017 г., который составляет 1264,48 руб. (том 1 л.д. 29). Таким образом, с ответчика в пользу истца подлежит взысканию средний заработок за время вынужденного прогула за период с 24.05.2017 по 15.06.2017 в размере 20231,68 руб. (1264,48?16).

В соответствии со ст. 236 Трудового кодекса Российской Федерации при нарушении работодателем установленного срока соответственно выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной трехсотой действующей в это время ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от невыплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно. Размер выплачиваемой работнику денежной компенсации может быть повышен коллективным договором, локальным нормативным актом или трудовым договором. Обязанность выплаты указанной денежной компенсации возникает независимо от наличия вины работодателя.

Исходя из изложенного, подлежат удовлетворению исковые требования о взыскании компенсации за задержку заработной платы за период с 24.05.2017 по 15.06.2017. Компенсация должна быть выплачена за период с 16.06.2017 по день принятия апелляционного определения (исходя из исковых требований в этой части).

При этом принимается во внимание, что согласно представленным доказательствам срок выплаты заработной платы в обществе установлен 15 числа каждого месяца, аванса – 30 числа каждого месяца.

При расчете компенсации за задержку выплаты заработной платы судебная коллегия, с учетом положений ст. 236 Трудового кодекса Российской Федерации, исходит из значения ключевых ставок Банка России, которые составляли: с 19.06.2017 – 9%, с 18.09.2017 – 8,5%, с 30.10.2017 – 8,25%, с 18.12.2017 – 7,75%, с 12.02.2018 – 7,5%, с 26.03.2018 – 7,25%.

Размер подлежащих взысканию процентов за задержку выплаты заработной платы будет составлять:

с 16.06.2017 по 18.06.2017 (20231,68?3?1/150?9,25) = 37,43 руб.

с 19.06.2017 по 17.09.2017 (20231,68?91?1/150?9) = 1104,65 руб.

с 18.09.2017 по 29.10.2017 (20231,68?42?1/150?8,5) = 481,51 руб.

с 30.10.2017 по 17.12.2017 (20231,68?49?1/150?8,25) = 545,24 руб.

с 18.12.2017 по 11.02.2018 (20231,68?56?1/150?7,75) = 585,37 руб.

с 12.02.2018 по 25.03.2018 (20231,68?42?1/150?7,5) = 424,87 руб.

с 26.03.2018 по 20.06.2018 (20231,68?87?1/150?7,25) = 850,74 руб.

Итого: 4029,81 руб.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований о взыскании компенсации за задержку выплаты среднего заработка за время вынужденного прогула, присужденного решением суда от 23.05.2017, за период с 01.01.2017 по 22.05.2017, суд первой инстанции исходил из того, что решение о взыскании в пользу Катрук Е.С. денежных средств исполнено ответчиком в установленный для добровольного исполнения срок.

Судебная коллегия находит решение в данной суда подлежащим отмене в связи с несоответствием выводов суда первой инстанции, изложенных в решении обстоятельствам дела (п. 3 ч.1 ст. 330 ГПК РФ).

Решение Могочинского районного суда Забайкальского края от 23.05.2017, которым в пользу Катрук Е.С. постановлено взыскать средний заработок за время вынужденного прогула за период с 01.01.2017 по 22.05.2017, вступило в законную силу 22.08.2017.

Материалами дела подтверждено и не оспаривается истцом, что денежные средства в размере 99008,79 руб. получены истцом Катрук Е.С. 26 октября 2017 г., после обращения истца в прокуратуру района и возбуждения исполнительного производства. До указанного времени решение суда, вступившее в законную силу, в добровольном порядке не было исполнено.

Факт подписания ведомости на выплату этой задолженности сам по себе не свидетельствует об исполнении решения суда. Доказательств реального наличия в кассе ответчика денежных средств в указанном размере на момент подписания платежной ведомости ответчиком не представлено. Судебная коллегия отмечает, что отказ истца от получения денежных средств в кассе общества не лишал ответчика возможности удовлетворить требования истца в добровольном порядке путем размещения денежных средств на депозите нотариуса.

В связи с тем, что ответчиком не приняты все возможные меры для надлежащего исполнения решения суда, что привело впоследствии к возбуждению исполнительного производства, судебная коллегия полагает, что за период с момента вступления в законную силу решения суда о взыскании с ответчика в пользу Катрук Е.С. среднего заработка за время вынужденного прогула до даты фактического исполнения решения с ответчика в пользу истца подлежит взысканию компенсация за задержку выплаты заработной платы в соответствии со ст. 236 Трудового кодекса Российской Федерации. Оснований для взыскания компенсации за период до вступления решения суда в законную силу судебная коллегия не усматривает, поскольку обязанность по исполнению решения суда в части возмещения среднего заработка за время вынужденного прогула, что ответчиком оспаривалось, возникла у ответчика при вступлении решения суда в законную силу.

При расчете компенсации за задержку выплаты заработной платы судебная коллегия, с учетом положений ст. 236 Трудового кодекса Российской Федерации, исходит из значения ключевых ставок Банка России, которые составляли: с 19.06.2017 – 9%, с 18.09.2017 – 8,5%.

Размер подлежащих взысканию процентов за задержку выплаты заработной платы будет составлять:

с 23.08.2017 по 17.09.2017 (99008,26?26?1/150?9) = 1544,52 руб.

с 18.09.2017 по 20.10.2017 (99008,26?33?1/150?8,5) = 1851,45 руб.

Итого: 3395,97 руб.

Решение суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении исковых требований о признании увольнения незаконным, восстановлении истца на работе в должности бухгалтера, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула за период с 13.02.2018 по день вынесения решения суда судебная коллегия полагает законным, не подлежащим отмене по доводам апелляционной жалобы.

Суд пришел к обоснованному выводу о том, что факт отсутствия истца на рабочем месте более четырех часов подряд без уважительных причин нашел свое подтверждение в ходе судебного разбирательства, установленный законом порядок увольнения по подп.«а» п.6 ч.1 ст.81 Трудового кодекса Российской Федерации работодателем соблюден.

Согласно подпункту «а» пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей - прогула, то есть отсутствия на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня (смены) независимо от его (ее) продолжительности, а также в случае отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня (смены).

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, решение работодателя о признании конкретной причины отсутствия работника на работе неуважительной и, как следствие, увольнение его за прогул может быть проверено в судебном порядке. При этом, осуществляя судебную проверку и разрешая конкретное дело, суд действует не произвольно, а исходит из общих принципов юридической, а следовательно, и дисциплинарной ответственности (в частности, таких как справедливость, соразмерность, законность) и, руководствуясь подпунктом "а" пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации во взаимосвязи с другими его положениями, оценивает всю совокупность обстоятельств конкретного дела, в том числе причины отсутствия работника на работе (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 19 февраля 2009 г. N 75-О-О, от 24 сентября 2012 г. N 1793-О, от 24 июня 2014 г. N 1288-О, от 23 июня 2015 г. N 1243-О и др.).

Из приведенных норм права и позиции Конституционного Суда Российской Федерации следует, что при разрешении судом спора о законности увольнения работника за прогул на основании подпункта «а» пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации обстоятельством, имеющим значение для дела, является установление причин отсутствия работника на работе (уважительные или неуважительные). В связи с этим суду необходимо проверять обоснованность решения работодателя о признании конкретной причины отсутствия работника на работе неуважительной.

Кроме того, в пункте 23 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» разъяснено, что при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.

Полагая приказ от 13.02.2018 об увольнении за прогул незаконным, Катрук Е.С. ссылалась на то, что 17.10.2017 она уведомила работодателя о приостановлении работы до получения уведомления о выплате ей задолженности по заработной плате за время вынужденного прогула, взысканной по решению суда за период с 01.01.2017 по 22.05.2017, а также заработной платы за период с мая по октябрь 2017 г.; 26.10.2017 после получения среднего заработка за время вынужденного прогула за период с 01.01.2017 по 22.05.2017 она уведомила работодателя о приостановлении работы до получения письменного уведомления о готовности работодателя выплатить ей задержанную заработную плату за период с 24.05.2017 по день направления уведомления.

Истец полагала, что поскольку с приказом о приеме на работу, трудовым договором она была ознакомлена только 17.10.2017, решение суда в части восстановления на работе следует считать исполненным в этот день.

Так как 17.10.2017, а затем 26.10.2017 Катрук Е.С. было направлено уведомление работодателю о приостановлении работы, на рабочем месте в период с 17.10.2017 по день издания приказа об её увольнении за прогул, по мнению истца, она отсутствовала по уважительным причинам.

Доводы истца об уважительности причин отсутствия на работе в связи с направлением работодателю уведомления о приостановлении работы до выплаты задолженности по заработной плате судебная коллегия считает несостоятельными.

В силу статьи 142 Трудового кодекса Российской Федерации в случае задержки выплаты заработной платы на срок более 15 дней работник имеет право, известив работодателя в письменной форме, приостановить работу на весь период до выплаты задержанной суммы (часть 2). В период приостановления работы работник имеет право в свое рабочее время отсутствовать на рабочем месте (часть 3). На период приостановления работы за работником сохраняется средний заработок (часть 4). Работник, отсутствовавший в свое рабочее время на рабочем месте в период приостановления работы, обязан выйти на работу не позднее следующего рабочего дня после получения письменного уведомления от работодателя о готовности произвести выплату задержанной заработной платы в день выхода работника на работу (часть 5).

В пункте 57 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» разъяснено, что при разрешении споров, связанных с несвоевременной выплатой заработной платы, судам следует иметь в виду, что в силу ст. 142 Трудового кодекса Российской Федерации работник имеет право на приостановление работы (за исключением случаев, перечисленных в ч. 2 ст. 142 ТК), при условии, что задержка выплаты заработной платы составила более 15 дней и работник в письменной форме известил работодателя о приостановлении работы. При этом необходимо учитывать, что исходя из названной нормы, приостановление работы допускается не только в случае, когда задержка выплаты заработной платы на срок более 15 дней произошла по вине работодателя, но и при отсутствии таковой.

Исходя из толкования нормы ст. 142 Трудового кодекса Российской Федерации, разъяснений постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 г. № 2, неисполнение решения суда о взыскании заработной платы не даёт работнику право на приостановление работы в рамках ст. 142 Трудового кодекса Российской Федерации, поскольку выплата среднего заработка за время вынужденного прогула является мерой материальной ответственности работодателя за незаконное лишение работника возможности трудиться, а не оплатой за выполненную работу.

В соответствии с ч. 1 ст. 21 Трудового кодекса Российской Федерации работник имеет право на своевременную и в полном объеме выплату заработной платы в соответствии со своей квалификацией, количеством и качеством выполненной работы, при этом в силу ч. 2 ст. 22 ТК РФ работодатель обязан выплачивать в полном размере причитающуюся работнику заработную плату в установленные законом или трудовым договором сроки.

Заработная плата (оплата труда работника) - вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, количества, качества и условий выполняемой работы, а также компенсационные и стимулирующие выплаты (ч. 1 ст. 129 Трудового кодекса Российской Федерации).

В силу ст. 132 Трудового кодекса Российской Федерации заработная плата каждого работника зависит от его квалификации, сложности выполняемой работы, количества и качества затраченного труда и максимальным размером не ограничивается.

По смыслу приведенных выше норм права оплата труда работника производится работодателем за исполнение трудовых обязанностей. При отсутствии работника на рабочем месте и неисполнении им трудовых обязанностей в течение рабочего времени указанное время работодателем не оплачивается, если только в указанный период за работником не сохранялся средний заработок (оплачиваемый отпуск, служебная командировка, направление на медицинский осмотр, повышение квалификации и т.п.) или это время не оплачивалось в ином размере (неисполнение трудовых (должностных) обязанностей по причинам, не зависящим от работодателя и работника, время простоя и т.п.).

По смыслу нормы ст. 142 Трудового кодекса Российской Федерации правовое значение для определения момента возникновения у работника права приостановить работу имеет лишь наличие у работодателя задолженности по невыплаченной неоспариваемой части заработной платы. Нормы указанной статьи предусматривают именно невыплату начисленной и не оспариваемой заработной платы. В данном случае ответчик считал, что истец не выходит на работу без уважительных причин, поэтому не начислял заработную плату.

Материалами дела не подтвержден факт бесспорной задолженности по заработной плате перед истцом, поэтому оснований для приостановления работы у истца в соответствии с ч. 2 ст. 142 Трудового кодекса Российской Федерации не имелось. Соответственно, указанная истцом причина отсутствия на рабочем месте не может быть признана уважительной.

При установленных судом обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу о том, что в период с 17.06.2017 по 13.02.2018 истец Катрук Е.С. отсутствовала на рабочем месте без уважительных причин, что является основанием для увольнения по подп. «а» п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

Согласно положениям ст. 192 Трудового кодекса Российской Федерации увольнение за прогул является одним из видов дисциплинарных взысканий, и на него распространяется установленный статьей 193 Трудового кодекса Российской Федерации порядок применения дисциплинарных взысканий.

Статьей 193 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется соответствующий акт. Непредставление работником объяснения не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания.

До применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется соответствующий акт.

Непредоставление работником объяснения не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания.

Дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на учет мнения представительного органа работников.

Дисциплинарное взыскание не может быть применено позднее шести месяцев со дня совершения проступка, а по результатам ревизии, проверки финансово-хозяйственной деятельности или аудиторской проверки - позднее двух лет со дня его совершения. В указанные сроки не включается время производства по уголовному делу.

За каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание.

Приказ (распоряжение) работодателя о применении дисциплинарного взыскания объявляется работнику под роспись в течение трех рабочих дней со дня его издания, не считая времени отсутствия работника на работе. Если работник отказывается ознакомиться с указанным приказом (распоряжением) под роспись, то составляется соответствующий акт.

В подтверждение обоснованности увольнения истца за прогул в материалы дела стороной ответчика представлены акты об отсутствии Катрук Е.С. на работе, в том числе за период с 09.01.2018 по 13.02.2018, включающий в себя период за месяц до издания приказа.

Факт отсутствия на рабочем месте в указанный период истцом не оспаривается. При таком положении доводы истца об отсутствии у лиц, подписавших акты, полномочий на подписание таких актов, об отсутствии генерального директора общества в отдельные дни спорного периода на работе, о том, что выделенный ей для работы кабинет находится на первом этаже здания, а не на втором, где размещены кабинеты остальных работников, на вывод суда об отсутствии Катрук Е.С. на работе без уважительных причин не влияют.

В подтверждение отказа Катрук Е.С. от дачи объяснений по факту отсутствия на рабочем месте в материалы дела представлен акт генерального директора общества Краснова А.А. от 13.02.2018.

Объяснение по факту отсутствия на рабочем месте в течение месяца, предшествовавшего увольнению, действительно не было истребовано, но такое объяснение было истребовано ранее, по факту отсутствия в иные периоды. Из уведомления о приостановлении деятельности, врученном истцом генеральному директору, было понятно, что истец не является на работу по причине неоплаты вынужденного прогула, на что ответчиком было дано исчерпывающее разъяснение. Иных причин для невыхода на работу истец не указала.

Основанием для издания приказа об увольнении указаны акты об отсутствии на работе. Несмотря на то, что в приказе не указаны конкретные даты составления актов и период отсутствия, судебная коллегия полагает, что нарушений порядка привлечения к ответственности в данном случае не допущено, поскольку основанием увольнения послужили все акты, за длительный период (в том числе и за месяц, предшествовавший изданию приказа об увольнении), наличие которых подтверждается материалами дела.

Ссылка на то, что приказ об увольнении за прогул при установлении факта прогулов должен был быть издан раньше, чем 13 февраля 2018 г., не может быть признана основанием для признания увольнения незаконным, поскольку увольнение за прогул является правом, а не обязанностью работодателя.

При таких обстоятельствах судебная коллегия соглашается с выводами суда о законности увольнения истца по основанию, указанному работодателем, и об отсутствии оснований для удовлетворения требований о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула.

Доводы апелляционной жалобы о необоснованности непринятия судом во внимание видеозаписей, подтверждающих, что истец периодически приходила к месту работы, не являются основанием для отмены решения суда, поскольку направлены на переоценку имеющихся в материалах дела доказательств. При этом судом указанные видеозаписи оценены в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ, оснований для их переоценки у судебной коллегии не имеется.

Факты обращения ответчика в суд с различными заявлениями о разъяснении решения суда, предоставлении отсрочки исполнения решения суда, освобождении от исполнительского сбора сами по себе о неисполнении решения суда не свидетельствуют, поскольку в данном случае ответчик пользовался по своему усмотрению и толкованию процессуальными правами, при этом к 16.06.2017 приняв меры к исполнению решения суда.

На основании изложенного, в связи с несоответствием выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела (п. 3 ч.1 ст. 330 ГПК РФ) обжалуемое решение в части отказа в удовлетворении исковых требований Катрук Е.С. к ООО «РСО «Тепловодоканал» о взыскании компенсации за задержку выплат, среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда подлежит отмене с принятием в указанной части нового решения о частичном удовлетворении заявленных исковых требований.

В пользу истца с ООО «РСО «Тепловодоканал» подлежит взысканию заработная плата за время вынужденного прогула в размере 20231 руб. 68 коп., компенсация за задержку выплат в размере 7425 руб. 78 коп.

Согласно ст. 237 Трудового кодекса Российской Федерации моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Сумма подлежащего возмещению причиненного работодателем Катрук Е.С. морального вреда определяется судебной коллегией в 2000 руб, исходя из конкретных обстоятельств дела, периода неисполнения судебного решения о восстановлении на работе, принципа разумности и справедливости.

В соответствии с п. 1 ст. 98, ст. 103 ГПК РФ, подп. 1, 3 ч. 1 ст. 333.19 Налогового кодекса Российской Федерации с ответчика в доход местного бюджета подлежит взысканию государственная пошлина в размере 1330 руб., пропорционально удовлетворенной части иска, от уплаты которой истец при подаче иска была освобождена в силу закона (ст. 393 Трудового кодекса Российской Федерации).

Руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Могочинского районного суда Забайкальского края от 3 апреля 2018 г. в части отказа в удовлетворении исковых требований Катрук Е. С. к обществу с ограниченной ответственностью «РСО «Тепловодоканал» о взыскании компенсации за задержку выплат, среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда отменить.

В данной части принять новое решение, которым указанные исковые требования Катрук Е. С. к обществу с ограниченной ответственностью РСО «Тепловодоканал» удовлетворить частично.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью РСО «Тепловодоканал» в пользу Катрук Е. С. заработную плату за время вынужденного прогула в размере 20231 руб. 68 коп., компенсацию за задержку выплат в размере 7425 руб. 78 коп., компенсацию морального вреда в размере 2000 руб.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью РСО «Тепловодоканал» в доход бюджета муниципального района «Могочинский район» государственную пошлину в размере 1330 руб.

В остальной части решение оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Председательствующий: Доржиева Б.В.

Судьи: Усольцева С.Ю.

Лещева Л.Л.