НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Воронежского областного суда (Воронежская область) от 22.12.2020 № 2-925/20

В О Р О Н Е Ж С К И Й О Б Л А С Т Н О Й С У Д

Дело № 33-6936/2020

Дело в суде первой инстанции № 2 - 925/2020

Строка № 032г

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

г. Воронеж 22 декабря 2020 года

Судебная коллегия по гражданским делам Воронежского областного суда в составе:

председательствующего Глазовой Н.В.,

судей Кожевниковой А.Б., Квасовой О.А.,

при секретаре Кузьминой Ю.И.,

с участием прокурора Бескакотовой А.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании в помещении Воронежского областного суда по докладу судьи Кожевниковой А.Б.

гражданское дело № 2 - 925/2020 по иску Кривцова Эдуарда Леонидовича к АО «Воронежский синтетический каучук» о признании незаконным приказа об увольнении, восстановлении на работе, об обязании аннулировать запись об увольнении в трудовой книжке, о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда,

по апелляционной жалобе Кривцова Эдуарда Леонидовича,

на решение Левобережного районного суда г. Воронежа от 27.08.2020 года

(судья Лозенкова А.В.),

У С Т А Н О В И Л А:

Кривцов Э.Л. обратился в суд с иском к АО «Воронежский синтетический каучук» о признании незаконным приказа об увольнении, восстановлении на работе, об обязании аннулировать запись об увольнении в трудовой книжке, о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, в обосновании заявленных исковых требований указал, что с 17.01.2008 он работал на предприятии ответчика по трудовому договору, приказом от 27.01.2020 .01/0001-ЛС он был уволен по пункту 3 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации, в связи с выходом на пенсию.

С увольнением он не согласен по следующим основаниям.

В последующем при выходе в смену в соответствии с графиком, он не был допущен на территорию предприятия, по причине отсутствия у него пропуска. На его обращение к начальнику смены ФИО6, последний пояснил, что до окончания праздничных дней пропуск ему выдан не будет, поскольку заводоуправление не работает.

Опасаясь того, что он будет уволен за прогул, на имеющемся у него бланке 07.01.2020 написал заявление об увольнении в связи с выходом на пенсию с 08.01.2020, и передал заявление с одним из работников смены.

При этом намерение прекращать трудовые отношения с ответчиком он не имел, поскольку он с октября 2017 находится на пенсии по старости, в апреле 2019 он пришел медицинскую комиссию и признан годным для работы на должности аппаратчика сушки 6 разряда на производстве полибутадиеновых каучуков на установке ДК-2Б. Полагал, что 09.01.2020 в первый рабочий день он придет в административную группу службы директора по управлению персоналом АО «Воронежсинтезкаучук» для выяснения обстоятельств сложившейся ситуации.

Однако с 09.01.2020 по 30.01.2020 он был нетрудоспособен, а 30.01.2020 когда он пришел в административную группу для разрешения вопроса о дальнейшей трудовой деятельности, ему было сообщено, что трудовой договор с ним расторгнут.

С учетом уточнения свои исковых требований, просил суд:

Признать незаконным приказ .01/0001-ЛС от 27.01.2020 об увольнении и восстановить его (Кривцова Э.Л.) на работе в должности аппаратчика сушки 6 разряда на производстве полибутадиеновых каучуков на установке ДК-2Б АО «Воронежсинтезкаучук» по смене «г»;

Обязать АО «Воронежсинтезкаучук» аннулировать запись в трудовой книжке об увольнении;

Взыскать с АО «Воронежсинтезкаучук» заработную плату за время вынужденного прогула за период с 03.01.2020 по день вынесения решения;

Взыскать с АО «Воронежсинтезкаучук» компенсацию морального вреда в размере 50 000 руб. (Т. 1 Л.д. 5-6, 35-37).

Решением Левобережного районного суда г. Воронежа от 27.08.2020 года в удовлетворении исковых требований отказано (Т. 2 Л.д. 27, 28-43).

На данное решение суда Кривцовым Э.Л. была подана апелляционная жалоба, в которой ставится вопрос об отмене решения суда, ввиду его незаконности, нарушения норм материального и процессуального права, несоответствия выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела и принятии нового решения, которым удовлетворить исковые требования в полном объеме (Т. 2 Л.д. 53-58).

В судебное заседание явились: Кривцов Э.Л., представитель ответчика АО «Воронежский синтетический каучук» – Попов П.Г. по доверенности № 5/ВСК от 23.01.2019, диплом ГОУ ВПО «Воронежский государственный университет» рег. № 2130 от 30.06.2007.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражения на нее, выслушав стороны, заслушав заключение прокурора, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с ч. 1 ст. 327.1 ГПК Российской Федерации суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Как усматривается из материалов дела и установлено судом первой инстанции, 29.02.1991 приказом № 35 рк, Кривцов Э.Л. с 04.03.1991 принят аппаратчиком сушки 5 разряда в цех ДК-2 завода Синтетического каучука им. С.М. Кирова.

В соответствии с приказом от 17.01.2008 к, истец Кривцов Э.Л. переведен с должности оператора сушки 6 разряда на должность аппаратчика сушки (старший) 5 разряда с 01.01.2018.

В тот же день 17.01.2008 между ОАО «Воронежсинтезкаучук» (работодатель) и Кривцовым Э.Л. (работник), заключен трудовой договор, в котором указано, что работник переведен в цех ДК-11 на должность аппаратчика сушки (старший) 5 разряда для выполнения трудовых обязанностей, предусмотренных должностной инструкцией. (пункт 1.1)

Согласно разделу 2 трудового договора, работа по договору является по основному месту работы (пункт 2.1) Договор заключен на неопределенный срок (пункт 2.2) Работник должен приступить к работе 01.01.2008 (пункт 2.4) Испытательный срок работнику не устанавливается. (пункт 2.6).

В соответствии с приказом № 31.08/0013-ЛС от 31.08.2018, Кривцов Э.Л. переведен с 01.09.2018 на должность аппаратчика сушки 6 разряда в структурном подразделении службы директора по производству. Производство полибутадиеновых каучуков – установка ДК-2Б.

Приказом .01/0001-ЛС от 27.01.2020, Кривцов Э.Л. был уволен с 08.01.2020 по пункту 3 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации с должности аппаратчика сушки 6 разряда производство полибутадиеновых каучуков – Установки ДК-2Б, в связи с выходом на пенсию. В приказе содержится отметка, что довести его содержание до сведения работника невозможно, в связи с отсутствием работника на рабочем месте.

Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции пришел к выводу, что расторжение трудового договора с Кривцовым Э.Л. было произведено ответчиком с соблюдением требований трудового законодательства, работодатель предпринимал попытки выяснить волю истца на добровольное расторжение договора, однако последний не отозвал свое заявление, хотя имел такую возможность, следовательно, отсутствуют правовые основания для удовлетворения заявленных требований.

Судебная коллегия не может согласиться в полной мере с такими выводами суда первой инстанции.

В соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации основанием прекращения трудового договора является расторжение трудового договора по инициативе работника (статья 80 ТК РФ).

Согласно статье 80 Трудового кодекса Российской Федерации работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме не позднее чем за две недели, если иной срок не установлен настоящим Кодексом или иным федеральным законом. Течение указанного срока начинается на следующий день после получения работодателем заявления работника об увольнении.

До истечения срока предупреждения об увольнении работник имеет право в любое время отозвать свое заявление. Увольнение в этом случае не производится, если на его место не приглашен в письменной форме другой работник, которому в соответствии с настоящим Кодексом и иными федеральными законами не может быть отказано в заключении трудового договора.

Трудовым законодательством не установлена форма отзыва работником заявления об увольнении. Поэтому уведомить работодателя об отзыве заявления можно любым способом, позволяющим в случае спора доказать факт получения работодателем соответствующей информации.

Верховный Суд РФ в определении от 31.05.2013 года №5-КГ13-43 подтвердил, что Трудовой кодекс РФ не содержит ограничений для отзыва работника его заявления об увольнении путем почтового или телеграфного отправления.

По истечении срока предупреждения об увольнении работник имеет право прекратить работу. В последний день работы работодатель обязан выдать работнику трудовую книжку, другие документы, связанные с работой, по письменному заявлению работника и произвести с ним окончательный расчет.

Если по истечении срока предупреждения об увольнении трудовой договор не был расторгнут и работник не настаивает на увольнении, то действие трудового договора продолжается.

Статьей 14 Трудового кодекса Российской Федерации установлено, что течение сроков, с которыми настоящий Кодекс связывает прекращение трудовых прав и обязанностей, начинается на следующий день после календарной даты, которой определено окончание трудовых отношений.

В соответствии с подп. «а» п. 22 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 года № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» при рассмотрении споров о расторжении по инициативе работника трудового договора судам необходимо иметь в виду, что расторжение трудового договора по инициативе работника допустимо в случае, когда подача заявления об увольнении являлась добровольным его волеизъявлением. При рассмотрении споров о расторжении по инициативе работника трудового договора, исходя из содержания части четвертой статьи 80 и части четвертой статьи 127 ТК РФ работник, предупредивший работодателя о расторжении трудового договора, вправе до истечения срока предупреждения отозвать свое заявление, и увольнение в этом случае не производится при условии, что на его место в письменной форме не приглашен другой работник, которому в соответствии с Кодексом и иными федеральными законами не может быть отказано в заключении трудового договора.

Обстоятельствами, имеющими значение для дела при разрешении спора о расторжении трудового договора по инициативе работника, являются: наличие волеизъявления работника на увольнение по собственному желанию и добровольность волеизъявления работника на увольнение по собственному желанию.

Таким образом, в соответствии с приведенными положениями закона и разъяснениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению суд в зависимости от доводов и возражений сторон, учитывая семейное и материальное положение уволенного работника, обязан установить были ли его действия при подаче заявления об увольнении по собственному желанию добровольными и осознанными; понимались ли им последствия написания такого заявления и были ли работодателем разъяснены такие последствия и право отозвать свое заявление об увольнении по собственному желанию и в какие сроки; выяснялись ли работодателем причины, подачи, заявления об увольнении по собственному желанию, а также вопрос о возможном трудоустройстве к другому работодателю.

Заявляя указанные требования, Кривцов Э.Л. указывает, что намерений прекращать трудовую деятельность на предприятии ответчика он не имел, заявление об увольнении им было написано и передано работодателю вынуждено, по причине того, что после изъятия у него 02.01.2020 пропуска, в связи с тем, что он находился в состоянии алкогольного опьянения, ему временный пропуск для прохождения на территорию предприятия выдан не был. Он предупредил работодателя о том, что будет брать донорский день 02.01.2020 года. Донорский день был оформлен 02.01.2020. Позже работодателем 02.01.2020 в расчете указан, как донорский день, который был рассчитан по среднему заработку. По причине отсутствия временного пропуска для прохождения на территорию предприятия он на смену 03.01.2020 не был допущен, аналогичная ситуация была и 06.01.2020. Он уведомил об этом по телефону старшего аппаратчика ФИО6, который пояснил ему, что в связи с праздничными днями вопрос о выдаче ему пропуска разрешен не будет. 07.01.2020 он должен был выйти на работу с 20 час. 00 мин., и понимая, что на работу его не допустят, написал заявление об увольнении, для того, чтобы работодатель не смог уволить его за прогулы.

Факт нахождения 02.01.2020 в состоянии алкогольного опьянения и истцом Кривцовым Э.Л. не оспаривался.

Порядок выявления нарушения Кривцовым Э.Л. пропускного и внутриобъектового режимом, был соблюден. Недопущение истца к работе 02.01.2020 и изъятие у него пропуска, соответствует установленному в АО «Воронежсинтезкаучук».

Из материалов дела следует, что в праздничные дни с 01.01.2020 по 08.01.2020, сменный график работы истца Кривцова Э.Л. был на АО «Воронежсинтезкаучук» следующим: 02.01.2020 с 08 час. 00 мин. до 20 час. 00 мин., 03.01.2020 с 20 час. 00 мин. до 08 час. 00 мин. 04.01.2020, 06.01.2020 с 08 час. 00 мин. до 20 час. 00 мин., 07.01.2020 с 20 час. 00 мин. до 08 час. 00 мин. 08.01.2020, 11.01.2020 с 20 час. 00 мин. до 08 час. 00 мин. 12.01.2020, 19.01.2020 с 20 час. 00 мин. до 08 час. 00 мин. 20.01.2020, 22.01.2020 с 08 час. 00 мин. до 20 час. 00 мин., 23.01.2020 с 20 час. 00 мин. до 08 час. 00 мин. 24.01.2020. (л.д. 197-198 т. 1).

С графиками сменности и графиками работы на 2020 истец Кривцов Э.Л. ознакомлен.

В соответствии с представленными актами истец Кривцов Э.Л. в указанные даты отсутствовал на рабочем месте в течение всего рабочего времени.

Однако не оспаривается сторонами, что 02.01.2020 года истец намеревался взять, как «донорский» (нерабочий) день.

Согласно ч. 1 ст. 186 ТК РФ в день сдачи крови и ее компонентов, работник освобождается от работы.

В случае сдачи крови и ее компонентов в период ежегодного оплачиваемого отпуска, в выходной или нерабочий праздничный день работнику по его желанию предоставляется другой день отдыха (ч. 3 ст. 186 ТК РФ).

В силу ч. 4 ст. 186 ТК РФ после каждого дня сдачи крови и ее компонентов работнику предоставляется дополнительный день отдыха. Указанный день отдыха по желанию работника может быть присоединен к ежегодному оплачиваемому отпуску или использован в другое время в течение года после дня сдачи крови и ее компонентов.

Таким образом, в части 3 ст. 186 ТК РФ перечислен исчерпывающий перечень, то есть, три случая, когда донор имеет право на другой (второй) день отдыха за сдачу крови: если сдача крови состоялась в период ежегодного оплачиваемого отпуска; в выходной день; нерабочий праздничный день.

Ответчиком не отрицается, что им 02.01.2020 года истцу произведен расчет оплаты за данный день, как донорский день, т.е. предоставлен день отдыха.

Выйдя на работу 03.01.2020 года, истец не был допущен на территорию работодателя в связи с отсутствием у него пропуска, то есть фактически не был допущен к работе в нарушении трудового законодательства.

Стороной ответчика не оспаривалось, что изъятый 02.01.2020 пропуск, истцу возвращен не был при его явке на работу в соответствии со сменным графиком 03.01.2020 и 6.01.2020 года.

К тому же в нарушении пункта 2.3.2 Порядка организации пропускного и внутриобъектового режима истцу не был выдан временный пропуск, а доказательств того, что указанный пропуск истцу выдавался, материалы дела не содержат.

В последующем при выходе в смену в соответствии с графиком, он не был допущен на территорию предприятия, по причине отсутствия у него пропуска. На его обращение к начальнику смены ФИО6, последний пояснил, что до окончания праздничных дней пропуск ему выдан не будет, поскольку заводоуправление не работает.

Вышеизложенное подтверждается показаниями допрошенных в суде первой инстанции свидетелей ФИО6, который пояснил, что 03.01.2020 ему позвонил Кривцов Э.Л. и пояснил, что его не пропускают на территорию предприятия из-за отсутствия пропуска. Начальник караула данный факт подтвердил. Он перезвонил Кривцову Э.Л. и пояснил ему, что его не пропустят к рабочему месту, по причине изъятия у него пропуска. Кривцов Э.Л. ему сообщил, что он передал заявления о предоставлении ему выходных 02.01.2020 и 10.01.2020 в связи со сдачей крови. В последующие дни Кривцов Э.Л. звонил и интересовался, что с его заявлениями и пропуском, он пояснил ему, что передал его заявления по назначению, а также уведомил начальника установки ФИО9 об изъятии пропуска. 07.01.2020 Кривцов Э.Л. по телефону уведомил его, что передал заявление об увольнении, в связи с выходом на пенсию. Заявление Кривцова Э.Л. он отсканировал и направил по принадлежности. После этого, Кривцов Э.Л. ему не звонил, и только 18.01.2020 через программу «WhatsApp» направил ему сообщение, что его лишают права на труд, и просит предоставить ему информацию для связи.

ФИО9 пояснил, что в первый рабочий день после праздничных выходных с 01.01.2020 по 08.01.2020, он вышел на работу и увидел на электронной почте сообщение от ФИО6 о том, что работником Кривцовым Э.Л. подано заявление об увольнении в связи с выходом на пенсию. Он ознакомился с заявлением Кривцова Э.Л. об увольнении, которое было ему передано с двумя заявлениями Кривцова Э.Л. о предоставлении 02.01.2020 и 10.01.2020 оплачиваемых выходных в связи со сдачей крови.

В ст. 76 Трудового кодекса Российской Федерации перечислены основания в соответствии, с которыми работодатель обязан отстранить от работы (не допускать к работе) работника.

Учитывая вышеизложенное, работодатель допустил нарушение трудовых прав истца, фактически отстранив его от работы, с 3.01.2020 по 8.01.2020 года, без установленных трудовым законодательством оснований.

С 09.01.2020 по 30.01.2020 у Кривцова Э.Л. имелся листок нетрудоспособности, в указанный период, как он пояснял в суде первой инстанции, находился на амбулаторном лечении, и неоднократно посещал медицинское учреждение.

В тексте телеграммы Кривцову Э.Л. разъяснено, что при отсутствии ответа в течение трех календарных дней с момента получения настоящей телеграммы, он будет уволен текущей датой по собственному желанию в связи с выходом на пенсию.

Направленная ответчиком истцу телеграмма, согласно сообщению оператора почтовой связи была вручена истцу Кривцову Э.Л. 22.01.2020 в 15 час. 45 мин. Факт получения телеграммы истец Кривцов Э.Л. в ходе судебного разбирательства не оспаривал.

В уведомлении указано о возможности получить трудовую книжку, и при невозможности получить трудовую книжку, предоставить письменное согласие на отправление трудовой книжки по почте. К уведомлению приложена копия приказа № 27.01/0001-лс от 27.01.2020.

Уведомление с копией приказа получена истцом Кривцовым Э.Л. 28.01.2020.

Разрешая требования, суд первой инстанции сделал вывод, что после получения заявления Кривцова Э.Л. об увольнении в связи с выходом на пенсию предпринимались необходимые меры к установлению действительного волеизъявления истца на расторжение трудового договора. Однако, поведение истца, получившего 22.01.2020 телеграмму с предложением явиться и лично подтвердить свое намерение расторгнуть трудовой договор, а также дату увольнения, и не предпринявшего мер по уведомлению работодателя о намерении отозвать свое заявление об увольнении, свидетельствует о нежелании истца в продолжение трудовых отношений.

По данному делу юридически значимыми и подлежащими определению и установлению с учетом исковых требований Кривцова Э.Л. и их обоснования, возражений ответчика относительно иска и регулирующих спорные отношения норм Трудового кодекса Российской Федерации являлись следующие обстоятельства: были ли действия Кривцова Э.Л. при подаче 7 января 2020 г. заявления об увольнении по собственному желанию добровольными и осознанными; понимались ли Кривцовым Э.Л. последствия написания такого заявления и были ли работодателем разъяснены такие последствия и право Кривцова Э.Л. отозвать свое заявление об увольнении по собственному желанию и в какие сроки; выяснялись ли работодателем причины подачи Кривцовым Э.Л. заявления об увольнении по собственному желанию, исходя из ее семейного и материального положения.

В результате неправильного применения норм права, регулирующих спорные отношения, юридически значимые обстоятельства судом первой инстанции определены и установлены не были, предметом исследования и оценки суда в нарушение приведенных требований закона не являлись. Рассматривая исковые требования Кривцова Э.Л. о незаконности его увольнения, суд ограничился лишь указанием на то, что утверждения Кривцова Э.Л. о вынужденном характере принятого им решения об увольнении не нашли своего подтверждения в ходе судебного разбирательства, истец имел возможность уведомить работодателя о своем намерении отозвать заявление об увольнении в связи с уходом не пенсию, тем самым произвольно применил статьи 56, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и нарушил требования процессуального закона, касающиеся доказательств и доказывания в гражданском процессе.

Между тем Кривцов Э.Л. в обоснование заявленных требований ссылался на то, что опасался того, что он будет уволен за прогул 03.01.2020 года, и на имеющемся у него бланке 07.01.2020 года написал заявление об увольнении в связи с выходом на пенсию с 08.01.2020 года.

Судом первой инстанции также оставлено без внимания и оценки утверждение Кривцова Э.Л. о том, что целью подачи им 07.01.2020 года заявления об увольнении по собственному желанию (в связи с выходом на пенсию) с 08.01.2020 г. было не расторжение трудового договора с АО «Воронежский синтетический каучук», а желание узнать, как поведет себя работодатель при получении его заявления.

Истец возражал относительно возможности сообщения работодателю о желании отозвать заявление на увольнение в связи с его нетрудоспособностью с 09.01.2020 по 30.01.2020 года.

С учетом данных обстоятельств выводы суда о том, что между работодателем и Кривцовым Э.Л. было достигнуто соглашение об увольнении Кривцова Э.Л. 27 января 2020 г. по собственному желанию, а Кривцов Э.Л. имел намерение расторгнуть трудовой договор по собственной инициативе и подача заявления об увольнении являлась добровольным его волеизъявлением, нельзя признать основанными на законе, они сделаны с нарушением норм материального и процессуального права, без определения и установления всех обстоятельств, имеющих значение для дела.

Судебная коллегия приходит к выводу, что судом первой инстанции при рассмотрении настоящего спора не были установлены приведенные выше обстоятельства, что служит основанием для отмены постановленного судебного акта и принятии нового решения.

При таких обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу, что решение суда об отказе в удовлетворении требований истца о признании незаконным приказа № 27.01/0001-ЛС от 27.01.2020 года о прекращении трудового договора, восстановлении на работе не соответствует требованиям действующего законодательства и как следствие подлежит отмене с вынесением нового решения об удовлетворении данных требований и восстановлении истца на работе с 3.01.2020 года.

Поскольку увольнение Кривцова Э.Л. является незаконным, то в соответствии с ч. 2 ст. 394 ТК РФ с АО «Воронежский синтетический каучук» в его пользу подлежит взысканию средний заработок за время вынужденного прогула.

Статьей 139 ТК РФ установлено, что для всех случаев определения размера средней заработной платы (среднего заработка), предусмотренных настоящим Кодексом, устанавливается единый порядок ее исчисления. Для расчета средней заработной платы учитываются все предусмотренные системой оплаты труда виды выплат, применяемые у соответствующего работодателя независимо от источников этих выплат. При любом режиме работы расчет средней заработной платы работника производится исходя из фактически начисленной ему заработной платы и фактически отработанного им времени за 12 календарных месяцев, предшествующих периоду, в течение которого за работником сохраняется средняя заработная плата. При этом календарным месяцем считается период с 1-го по 30-е (31-е) число соответствующего месяца включительно (в феврале - по 28-е (29-е) число включительно).

Особенности порядка исчисления средней заработной платы, установленного ст. 139 ТК РФ, определены в Положении об особенностях порядка исчисления средней заработной платы, утвержденном Постановлением Правительства РФ от 24 декабря 2007 г. N 922.

При определении среднего заработка за время вынужденного прогула используется средний дневной заработок, который определяется путем умножения среднего дневного заработка на количество дней (календарных, рабочих) в периоде, подлежащем оплате. Средний дневной заработок исчисляется путем деления суммы заработной платы, фактически начисленной за отработанные дни в расчетном периоде, включая премии и вознаграждения, учитываемые в соответствии с п. 15 Положения, на количество фактически отработанных в этот период дней.

Расчетным периодом для определения размера заработной платы за время вынужденного прогула является период с января 2019 года по декабрь 2019 года включительно. Согласно расчету заработка за время вынужденного прогула представленному АО «Воронежский синтетический каучук» среднечасовой заработок истца составляет 381,77 руб, с таким расчетом истец согласен.

В периоде вынужденного прогула с 3.01.2020 года по 22.12.2020 года, с учетом установленного для истца режима работы и производственного календаря (расчетных часов за указанный период всего 1 963,5 ч.) и оплаченного больничного с 9.01.2020 года по 30.01.2020 года, средняя заработная плата за время вынужденного прогула, подлежащая взысканию с ответчика в пользу истца, с 31.01.2020 по 22.12.2020 года ( отработано 1793 часа, среднечасовой заработок- 381,77 руб.) составляет-684.513 руб.61 коп.

С учетом того, что при увольнении Кривцову Э.Л. были выплачены компенсации, как работнику уволенному в связи с выходом на пенсию, согласно положений коллективного договора в размере-192.412 руб.08 коп. и 57.265 руб.50 коп., данные суммы подлежат зачету, и размер средней заработной платы за время вынужденного прогула составит- 434.842 руб.03 коп. (684.513,61- 192.412,08 – 57.265,50).

Так как незаконным увольнением трудовые права Кривцова Э.Л. были нарушены, с учетом требований ст. 237 ТК РФ, в его пользу подлежит взысканию компенсация морального вреда, размер которой судебная коллегия определяет в сумме 3 000 рублей.

Согласно ч. 1 ст. 88 ГПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.

В соответствии с ч. 1 ст. 103 ГПК РФ издержки, понесенные судом в связи с рассмотрением дела, и государственная пошлина, от уплаты которых истец был освобожден, взыскиваются с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, пропорционально удовлетворенной части исковых требований.

Поскольку исковые требования истца подлежат частичному удовлетворению, взысканию с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, подлежит государственная пошлина в размере 7 548 руб.

Руководствуясь ст.328-330 ГПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А :

решение Левобережного районного суда г. Воронежа от 27 августа 2020 года отменить, принять новое решение: «Признать незаконным приказ № 27.01/0001-ЛС от 27.01.2020 года о прекращении трудового договора с Кривцовым Эдуардом Леонидовичем.

Восстановить Кривцова Эдуарда Леонидовича в АО «Воронежский синтетический каучук» в должности аппаратчика сушки 6 разряда на производстве полибутадиеновых каучуков на установке ДК-2Б с 3.01.2020 года.

Взыскать с АО «Воронежский синтетический каучук» в пользу Кривцова Эдуарда Леонидовича заработную плату за время вынужденного прогула с 3.01.2020 года по 22.12.2020 года в размере - 434.842 руб.03 коп. и 3.000 руб. моральный вред.

Взыскать с АО «Воронежский синтетический каучук» госпошлину в доход местного бюджета в сумме - 7.548 рублей.

Апелляционное определение в части восстановления на работе и взыскании заработной платы за 3 месяца подлежит немедленному исполнению.

Председательствующий:

Судьи коллегии: