НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Воронежского областного суда (Воронежская область) от 18.09.2018 № 33-6264/18

ВОРОНЕЖСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

Дело

Строкаг


АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

18 сентября 2018 года г. Воронеж

Судебная коллегия по гражданским делам Воронежского областного суда в составе:

председательствующего Авдеевой С.Н.,

судей Глазовой Н.В., Квасовой О.А.,

при секретаре Курякиной Г.Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Квасовой О.А.

гражданское дело по иску Бернадского А.Г. к Управлению Пенсионного фонда РФ (государственное учреждение) в г. Воронеже о признании незаконным решения об отказе в назначении страховой пенсии по инвалидности, о возложении обязанности назначить страховую пенсию по инвалидности с момента признания инвалидом. группы,

по апелляционной жалобе Бернадского А.Г.

на решение Центрального районного суда г. Воронежа от 23 мая 2018года

(судья Шумейко Е.С.)

установила:

ФИО7 обратилась в суд с иском к УПФ РФ (ГУ) в г. Воронеже о признании незаконным решения об отказе в назначении страховой пенсии по инвалидности, о возложении обязанности назначить страховую пенсию по инвалидности с момента признания инвалидом. группы, ссылаясь на наличие оснований для выплаты ему соответствующего вида пенсии с. года, а не с. года. В обоснование своих требований он указал на то, что. года обратился к ответчику с заявлением о назначении страховой пенсии по инвалидности с момента признания его инвалидом, то есть с. года, в чем истцу было отказано по причине отсутствия в паспорте гражданина Российской Федерации регистрации по месту жительства на территории Российской Федерации; при повторном обращении в УПФ РФ (ГУ) в г. Воронеже. года Бернадскому А.Г. была выдана справка о назначении страховой пенсии по инвалидности с.. года, то есть с момента регистрации истца по месту жительства на территории Российской Федерации. Не согласившись с указанным решением, указывая на то, что одной из причин, по которым ответчик требовал у него подтверждение постоянной регистрации по месту жительства, являлся факт работы и проживания истца до. года на территории., Бернадский А.Г. просил:

признать решение ответчика от. года об отказе в назначении истцу страховой пенсии по инвалидности незаконным;

обязать УПФ РФ (ГУ) в г. Воронеже назначить Бернадскому А.Г. страховую пенсию по инвалидности с момента признания его инвалидом, то есть с. года, по. года (Л.д. 2-3).

Решением Центрального районного суда г. Воронежа от 23 мая 2018года исковое заявление Бернадского А.Г. оставлено без удовлетворения (Л.д. 64, 65-66).

Истец в апелляционной жалобе ставит вопрос об отмене состоявшегося решения как постановленного с нарушением норм материального права, ссылается на то, что условие о наличии регистрации по месту жительства на территории Российской Федерации либо предоставлении иных доказательств постоянного проживания на территории России при обращении за назначением пенсии распространяется на граждан государств-участников СНГ, прибывших на территорию Российской Федерации, но не являющихся гражданами России, при этом сам Бернадский А.Г. получил паспорт РФ еще. года, полагает невозможным отожествлять место жительства и исключительно место регистрации, просит решение суда отменить, постановить новое, которым удовлетворить заявленные им требования (Л.д.74-75).

В судебное заседание явились: представитель Бернадского А.Г. - Бобкова Т.А., представитель УПФ РФ (ГУ) в г. Воронеже – Князева Л.Л..

В судебное заседание не явился истец Бернадский А.Г., который судом был надлежащим образом извещен, в том числе путем публикации сведений на официальном сайте Воронежского областного суда, о причинах неявки не сообщил, каких-либо доказательств наличия уважительных причин отсутствия в судебное заседание не представил.

Неявка лица, извещенного в установленном порядке о времени и месте рассмотрения дела, является его волеизъявлением, свидетельствующим об отказе от реализации своего права на непосредственное участие в судебном разбирательстве дела и иных процессуальных прав, поэтому не является преградой для рассмотрения судом дела по существу.

Доказательств, свидетельствующих об уважительности причин неявки на момент рассмотрения дела, указанное лицо судебной коллегии не представило, в связи с чем на основании статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, с учетом мнения присутствующих, судебная коллегия сочла возможным рассмотрение дела в его отсутствие.

В судебном заседании представитель истца – Бобкова Т.А. поддержала доводы апелляционной жалобы, просила решение суда первой инстанции отменить, постановить новое, которым удовлетворить заявленные Бернадским А.Г. требования в полном объеме.

Представитель ответчика - Князева Л.Л. в судебном заседании возражала по доводам апелляционной жалобы, настаивала на оставлении решения суда без изменения, жалобы истца - без удовлетворения.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, заслушав объяснения присутствующих лиц, обсудив доводы апелляционной жалобы, не находит оснований для ее удовлетворения.

В соответствии с ч. 1 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: 1) неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; 2) недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; 3) несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; 4) нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Таких оснований для отмены или изменения обжалуемого судебного постановления в апелляционном порядке по доводам апелляционной жалобы, исходя из изученных материалов дела, не имеется.

Установлено судом и следует из материалов дела, что Бернадский А.Г. являлся гражданином., осуществлял трудовую деятельность на территории указанного государства, а в. году въехал на территорию Российской Федерации из. с частным визитом (Л.д. 22).

. года истцу на территории Российской Федерации была установлена инвалидность (Л.д.13).

В. году Бернадским А.Г. было получено гражданство Российской Федерации, при этом на регистрационный учет по месту жительства он поставлен не был, лишь. года истец зарегистрирован по месту жительства по адресу:. (Л.д. 7).

Решением УПФ РФ (ГУ) в г. Воронеже от. года №. Бернадскому А.Г. отказано в назначении страховой пенсии по инвалидности в связи с отсутствием у него на момент обращения постоянной регистрации по месту жительства на территории России (Л.д.9). Как следует из письма Минсоцзащиты Российской Федерации от 31 января 1994 года N 1-369-18, Соглашением о гарантиях прав граждан государств - участников Содружества Независимых Государств в области пенсионного обеспечения, принятым 13 марта 1992 года (далее по тексту Соглашение), регулируется, в том числе, порядок пенсионного обеспечения лиц, прибывших на жительство в Российскую Федерацию из государств - бывших республик Союза ССР.

В силу ст. 1 Соглашения пенсионное обеспечение граждан государств - участников настоящего Соглашения и членов их семей осуществляется по законодательству государства, на территории которого они проживают.

Назначение пенсий гражданам государств - участников Соглашения производится по месту жительства (п. 1 ст. 6 Соглашения).

Исключение из вышеуказанных Правил предусмотрено для лиц, признанных в установленном порядке беженцами и вынужденными переселенцами. Пенсия им назначается при наличии документов, подтверждающих указанный статус и регистрации по месту пребывания.

Действительно, как правильно указал суд первой инстанции в решении, гражданам Российской Федерации, которые прибыли на территорию России из государств - участников СНГ, не имеющим подтверждения постоянного проживания на территории России, может быть назначена пенсия по нормам российского законодательства по месту их пребывания или месту фактического проживания на территории Российской Федерации при условии снятия с регистрационного учета по прежнему месту жительства в другом государстве.

При этом лицам, из числа граждан Российской Федерации, вынужденно покинувших место постоянного проживания на Украине (г. Донецк, Донецкую область и г. Луганск, Луганскую область), не имеющим регистрации по месту жительства на территории РФ и документа о снятии с регистрационного учета по прежнему месту жительства, пенсия может быть назначена без применения норм Соглашения, при условии регистрации по месту пребывания на территории Российской Федерации, подтверждаемом соответствующей отметкой в паспорте гражданина Российской Федерации или свидетельством о регистрации по месту пребывания на территории Российской Федерации, выданным органами регистрационного учета Российской Федерации.

Принимая во внимание тот факт, что Бернадский А.Г. не прибывал на территорию Российской Федерации в поисках убежища, не прибывал в качестве беженца или переселенца (данное обстоятельство не отрицал и сам истец), вышеуказанное исключение в отношении него не действует, соответственно, по правилам, изложенным выше, назначение ему пенсии будет являться возможным при подтверждении факта снятия с регистрационного учета по прежнему месту жительства в другом государстве и факта регистрации по месту жительства в России.

Поскольку судом было установлено, что соответствующие документы Бернадским А.Г. на момент первого обращения к ответчику представлены не были, его заявление о назначении страховой пенсии по инвалидности с. года удовлетворению не подлежало.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции, поскольку, принимая во внимание то обстоятельство, что реализация гражданами, прибывшими в Российскую Федерацию из других государств - бывших республик Союза ССР, права на пенсионное обеспечение прямо связана с фактическим их переселением для проживания, требование представить документ, подтверждающий такое проживание на территории России, является правомерным.

Выводы суда первой инстанции об отказе в удовлетворении исковых требований по вышеприведенным основаниям в решении подробно мотивированы, подтверждены материалами дела, основаны на полном, всестороннем, объективном и непосредственном исследовании всех имеющихся в деле доказательств, и полностью соответствуют требованиям действующего законодательства. При этом суд оценил относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности, требования ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судом не нарушены.

Указания в апелляционной жалобе на то, что условие о наличии регистрации по месту жительства на территории Российской Федерации либо предоставлении иных доказательств постоянного проживания на территории России при обращении за назначением пенсии распространяется только на граждан государств-участников СНГ, прибывших на территорию Российской Федерации, но не являющихся гражданами России, к тому же законодательством не предусмотрена дополнительная обязанность гражданина Российской Федерации по предоставлению доказательств снятия с регистрационного учета либо отсутствия регистрации по месту жительства в другом государстве, коллегия считает несостоятельными, поскольку они основаны на неправильном толковании истцом норм материального права и потому не могут служить основанием к отмене вынесенного судом решения.

Довод жалобы об обязанности ответчика самостоятельно запросить необходимые сведения о том, что Бернадский А.Г. не снят с регистрационного учета в другом государстве, коллегия также считает необоснованным, поскольку законодательством подобного рода обязанность Пенсионного фонда РФ не установлена, в интересах самого истца являлось представить указанные документы ответчику.

Другие доводы апелляционной жалобы также не опровергают выводов суда первой инстанции и не содержат указаний на новые, имеющие значение для дела обстоятельства, не исследованные судом, в связи с чем оснований для отмены решения суда по доводам апелляционной жалобы не имеется.

Судебная коллегия считает, что при разрешении настоящего спора правоотношения сторон в рамках заявленных требований и закон, подлежащий применению, определены судом первой инстанции правильно, обстоятельства, имеющие правовое значение, установлены на основании добытых по делу доказательств, оценка которым дана согласно ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в связи с чем, доводы жалобы, оспаривающие выводы суда по существу рассмотренного спора, направленные на иную оценку доказательств и иное толкование норм материального права, не могут повлиять на содержание постановленного судом решения, правильность определения судом прав и обязанностей сторон в рамках спорных правоотношений.

Оснований, предусмотренных ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены постановленного судом первой инстанции решения не имеется.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Центрального районного суда г. Воронежа от 23 мая 2018года оставить без изменения, а апелляционную жалобу Бернадского А.Г. – без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи коллегии