НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Популярные материалы

Апелляционное определение Владимирского областного суда (Владимирская область) от 05.12.2019 № 2-181/19

Дело № 33-4922/2019 Докладчик Яковлева Д.В.

Дело № 2-181/2019 (1 инст.) Судья Игнатович М.С.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Владимирского областного суда в составе:

председательствующего Никулина П.Н.

и судей Бибеевой С.Е. и Яковлевой Д.В.,

при секретаре Волковой Ю.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Владимире 5 декабря 2019 г. дело по апелляционной жалобе общества с ограниченной ответственностью «Торговый дом ОАО «Владимирский хлебокомбинат» на решение Октябрьского районного суда г.Владимира от 4 сентября 2019 г., которым постановлено:

Иск общества с ограниченной ответственностью «Торговый дом ОАО «Владимирский хлебокомбинат» к Чертовой Е. В., Байдаковой О. В., Старцевой Н. И., Журовой Я. Ю., Натуральниковой (Шабашовой) О. М., Смирновой Н. Н., Голубевой И. А., Осокиной Л. В. о взыскании материального ущерба, причиненного работодателю - оставить без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Яковлевой Д.В., объяснения представителя истца ООО «Торговый дом ОАО «Владимирский хлебокомбинат» по доверенности Гришановой А.В., поддержавшей доводы апелляционной жалобы, возражения представителя ответчиков Аверина П.Н., полагавшего решение законным и обоснованным, судебная коллегия

установила:

общество с ограниченной ответственностью «Торговый дом ОАО «Владимирский хлебокомбинат» (далее – ООО «Торговый дом ОАО «Владимирский хлебокомбинат», общество) обратилось в суд с иском к Чертовой Е.В., Байдаковой О.В., Старцевой Н.И., Журовой Я.Ю., Шабашовой (Натуральниковой) О.М., Смирновой Н.Н., Голубевой И.А., Осокиной Л.В. о взыскании материального ущерба в размере 458 933,68 руб. в равных долях.

В обоснование исковых требований указано, что ответчики работали в магазине «Золотой колобок № 1» на различных должностях. С ними были заключены договоры о полной (коллективной и индивидуальной) материальной ответственности, в соответствии с которыми ответчики приняли на себя полную материальную ответственность за недостачу вверенного имущества.

24 января 2018 г. в магазине проведена инвентаризация, в результате которой обнаружена недостача материальных ценностей (товара) в размере 458 933,68 руб. за период с 15 мая 2017 г. по 24 января 2018 г., что подтверждено результатами документального исследования УЭБи ПК УМВД России по Владимирской области.

В ходе служебного расследования установлено, что недостача образовалась в результате невыполнения требований должностной инструкции, с которой ответчики ознакомлены. Причиненный ущерб ответчики в добровольном порядке возмещать отказались.

Представитель истца в судебном заседании заявленные требования поддержала, просила их удовлетворить.

Ответчики Чертова Е.В., Байдакова О.В., Журова Я.Ю., Смирнова Н.Н., их представитель, представитель Старцевой Н.И., Натуральниковой (Шабашовой) О.М. – Киляков А.М. заявленные исковые требования не признали. Указали, что они являлись ранее работниками Общества, работали в магазине «Золотой колобок № 1», с порядком проведения инвентаризации и ее результатами не согласны, поскольку ревизия проведена с нарушениями действующего законодательства. Полагали размер ущерба недоказанным. Пояснили, что принимались на работу в разное время, определить вину и объем ущерба каждой из них невозможно, их вина не установлена, к дисциплинарной ответственности они не привлекались.

Ответчики Голубева И.А. и Осокина Л.В. в суд не явились, о времени и месте судебного заседания извещались надлежащим образом.

Представитель третьего лица – УЭБ и ПК УМВД России по Владимирской области в суд не явился.

Судом постановлено указанное выше решение.

В апелляционной жалобе истец ООО «Торговый дом ОАО «Владимирский хлебокомбинат» просит решение суда отменить, принять новое решение об удовлетворении иска. В обоснование жалобы приводит доводы о том, что истцом представлены достаточные доказательства размера недостачи и виновности каждого ответчика. Полагает, что суд не дал надлежащую оценку доказательствам, вывод суда о несоответствии договора о полной (коллективной) материальной ответственности требованиям ст. 244, 245 Трудового кодекса Российской Федерации является необоснованным.

В письменном отзыве на апелляционную жалобу представитель ответчиков Чертовой Е.В., Байдуковой О.В., Старцевой Н.И., Журовой Я.Ю., Натуральниковой О.М., Смирновой Н.Н. – Аверин П.Н. полагает решение суда законным и обоснованным, а доводы жалобы – не состоятельными (т.4 л.д.188-190)

В суд апелляционной инстанции ответчики, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения дела, не явились. Заявлений об отложении слушания дела от них не поступило.

Судебная коллегия полагает возможным рассмотреть дело в отсутствии не явившихся участников процесса, надлежащим образом извещенных о времени и месте рассмотрения дела.

Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции, исходя из доводов, изложенных в апелляционной жалобе, возражений на нее (ст. 327.1 ГПК РФ), судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно ст. 238 Трудового кодекса Российской Федерации работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат.

В соответствии со ст. 241 Трудового кодекса Российской Федерации за причиненный ущерб работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом или иными федеральными законами.

Исходя из требований ст. 242 Трудового кодекса Российской Федерации полная материальная ответственность работника состоит в его обязанности возмещать причиненный работодателю прямой действительный ущерб в полном размере.

Материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба может возлагаться на работника лишь в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом или иными федеральными законами.

Случаи полной материальной ответственности приведены в ст. 243 Трудового кодекса Российской Федерации, в том числе материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в случае недостачи ценностей, вверенных ему на основании специального письменного договора.

Согласно ст. 244 Трудового кодекса Российской Федерации письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности (пункт 2 части первой статьи 243 настоящего Кодекса), то есть о возмещении работодателю причиненного ущерба в полном размере за недостачу вверенного работникам имущества, могут заключаться с работниками, достигшими возраста восемнадцати лет и непосредственно обслуживающими или использующими денежные, товарные ценности или иное имущество.

Перечни работ и категорий работников, с которыми могут заключаться указанные договоры, а также типовые формы этих договоров утверждены Постановлением Правительства РФ от 14 ноября 2002 г. № 823.

При этом в силу требований ст. 245 Трудового кодекса РФ коллективная (бригадная) материальная ответственность за причинение ущерба может вводиться при совместном выполнении работниками отдельных видов работ, связанных с хранением, обработкой, продажей (отпуском), перевозкой, применением или иным использованием переданных им ценностей, когда невозможно разграничить ответственность каждого работника за причинение ущерба и заключить с ним договор о возмещении ущерба в полном размере.

Письменный договор о коллективной (бригадной) материальной ответственности за причинение ущерба заключается между работодателем и всеми членами коллектива (бригады).

По договору о коллективной (бригадной) материальной ответственности ценности вверяются заранее установленной группе лиц, на которую возлагается полная материальная ответственность за их недостачу. Для освобождения от материальной ответственности член коллектива (бригады) должен доказать отсутствие своей вины.

При добровольном возмещении ущерба степень вины каждого члена коллектива (бригады) определяется по соглашению между всеми членами коллектива (бригады) и работодателем. При взыскании ущерба в судебном порядке степень вины каждого члена коллектива (бригады) определяется судом.

В п. 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 ноября 2006 г. № 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю» разъяснено, что, если иск о возмещении ущерба заявлен по основаниям, предусмотренным статьей 245 ТК РФ (коллективная (бригадная) материальная ответственность за причинение ущерба), суду необходимо проверить, соблюдены ли работодателем предусмотренные законом правила установления коллективной (бригадной) материальной ответственности.

Определяя размер ущерба, подлежащего возмещению каждым из работников, суду необходимо учитывать степень вины каждого члена коллектива (бригады), размер месячной тарифной ставки (должностного оклада) каждого лица, время, которое он фактически проработал в составе коллектива (бригады) за период от последней инвентаризации до дня обнаружения ущерба.

Как следует из содержания типовой формы договора о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности (приложение № 4 к постановлению Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 31 декабря 2002 г. № 85), решение работодателя об установлении полной коллективной (бригадной) материальной ответственности оформляется приказом (распоряжением) работодателя и объявляется коллективу (бригаде). Приказ (распоряжение) работодателя об установлении полной коллективной (бригадной) материальной ответственности прилагается к договору о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности. Комплектование вновь создаваемого коллектива (бригады) осуществляется на основе принципа добровольности. При включении в состав коллектива (бригады) новых работников принимается во внимание мнение коллектива (бригады). Руководитель коллектива (бригадир) назначается приказом (распоряжением) работодателя. При этом принимается во внимание мнение коллектива (бригады). При смене руководства коллектива (бригадира) или при выбытии из коллектива (бригады) более 50 процентов от его первоначального состава договор должен быть перезаключен. Договор не перезаключается при выбытии из состава коллектива (бригады) отдельных работников или приеме в коллектив (бригаду) новых работников. В этих случаях против подписи выбывшего члена коллектива (бригады) указывается дата его выбытия, а вновь принятый работник подписывает договор и указывает дату вступления в коллектив (бригаду).

Из приведенных норм материального права и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению следует, что коллективная (бригадная) материальная ответственность за причинение ущерба может вводиться только при совместном выполнении работниками отдельных видов работ, связанных с хранением, обработкой, продажей (отпуском), перевозкой, применением или иным использованием переданных им ценностей, когда невозможно разграничить ответственность каждого работника за причинение ущерба и заключить с ним договор о возмещении ущерба в полном размере. Решение работодателя об установлении полной коллективной (бригадной) материальной ответственности оформляется приказом (распоряжением) работодателя. При этом коллективная (бригадная) материальная ответственность за причинение ущерба наступает лишь в случае, когда все члены коллектива (бригады) добровольно принимают на себя такую ответственность. Одним из оснований для возложения на коллектив работников материальной ответственности в полном размере за ущерб, причиненный работодателю, является наличие единого письменного договора о коллективной (бригадной) материальной ответственности, заключенного со всеми членами коллектива (бригады) работников в соответствии с типовой формой договора о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности, утвержденной постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 31 декабря 2002 г. № 85.

Обязанность доказать наличие оснований для заключения договора о коллективной (бригадной) материальной ответственности за причинение ущерба и соблюдение правил заключения такого договора возложена законом на работодателя. Невыполнение работодателем требований трудового законодательства о порядке и условиях заключения договора о коллективной (бригадной) материальной ответственности является основанием для освобождения работника от обязанности возместить причиненный по его вине ущерб в полном размере, превышающем его средний месячный заработок.

Как установлено судом и следует из материалов дела, Чертова Е.В., Байдакова О.В., Старцева Н.И., Журова Я.Ю., Натуральникова (Шабашова) О.М., Смирнова Н.Н., Голубева И.А., Осокина Л.В. являлись работниками магазина «Золотой колобок № 1» ООО «Торговый дом ОАО «Владимирский хлебокомбинат» на основании трудовых договоров, заключенных соответственно 16.05.2017, 02.06.2017, 18.07.2017 21.07.2017, 05.09.2017, (т.1 л.д. 34-101, т.3 л.д. 13-15).

Чертова Е.В. занимала должность заведующего магазина «Золотой колобок № 1», Байдакова О.В., Старцева Н.И., Журова Я.Ю., Натуральникова (Шабашова) О.М., Смирнова Н.Н., Голубева И.А., Осокина Л.В. – продавцов продовольственных товаров.

16 мая 2017 г. Чертова Е.В., Байдакова О.В., Старцева Н.И., Натуральникова (Шабашова) О.М., Голубева И.А., Осокина Л.В. заключили с ООО «Торговый дом ОАО «Владимирский хлебокомбинат» договор о полной коллективной материальной ответственности (т.1 л.д. 122-125).

В силу п.10 указанного договора, подлежащий возмещению ущерб, причиненный коллективом предприятию, учреждению организации, распределяется между членами данного коллектива пропорционально месячной тарифной ставке (должностному окладу) и фактически проработанному времени за период от последней инвентаризации до дня обнаружения ущерба.

21 июля 2017 г. с Журовой Я.Ю. заключен договор о полной индивидуальной материальной ответственности (т.1 л.д. 127).

Также в материалах дела имеется договор о полной индивидуальной материальной ответственности от 5 сентября 2017 г., заключенный со Смирновой Н.Н. (т.3 л.д.16).

Договор о полной коллективной материальной ответственности Журовой Я.Ю. и Смирновой Н.Н. не подписан, что свидетельствует о том, что указанные ответчики членами коллектива не являлись.

Судом первой инстанции также установлено, что распоряжением общества от 23 января 2018 г. № 12 назначено проведение инвентаризации магазина «Золотой колобок № 1» (т.2 л.д. 163).

Сличительная ведомость и инвентаризационная опись от 24 января 2018 г. подписаны Чертовой Е.В., Смирновой Н.Н., Байдаковой О.В., Старцевой Н.И., Журовой Я.Ю., Натуральниковой (Шабашовой) О.М. (т.1 л.д. 182-222, т.2 л.д. 1-53).

24 января 2018 г. составлен акт проверки наличия товарно-материальных ценностей, согласно которому выявлена их недостача (денежные средства и товар) на сумму 458 933,68 руб. (т.2 л.д. 54).

В тот же день Чертова Е.В., Байдакова О.В., Старцева Н.И., Журова Я.Ю., Натуральникова (Шабашова) О.М., Смирнова Н.Н. от подписи акта отказались, с результатами ревизии не согласились, о чем свидетельствуют акты №№ 1-6, даны объяснения (т.2 л.д. 55-60, 61-66).

Приказом ООО «Торговый дом ОАО «Владимирский хлебокомбинат» № 5 от 25 января 2018 г. создана комиссия для проведения служебного расследования для установления причин возникновения ущерба (т.2 л.д. 68).

С приказом Чертова Е.В., Байдакова О.В., Старцева Н.И., Смирнова Н.Н. знакомиться отказались, о чем имеются акты (т.2 л.д. 69-72).

Согласно акту служебного расследования от 09 февраля 2018 г. комиссия пришла к выводу о наличии ущерба 458 933,68 рублей и вины Чертовой Е.В., Байдаковой О.В., Старцевой Н.И., Журовой Я.Ю., Натуральниковой (Шабашовой) О.М., Смирновой Н.Н. (т.2 л.д.96-162).

Период проведения инвентаризации ни в распоряжении, ни в акте проверки не указан, при этом ответчики принимались на работу в разное время, Журова Я.Ю. уволена приказом от 24 января 2018 г., с документами, установившими окончательную сумму ущерба, не знакомилась, Чертова Е.В., Байдакова О.В., Смирнова Н.Н. уволены 15 февраля 2018 г., Старцева Н.И. уволена 12 февраля 2018 г., Голубева И.А., Осокина Л.В. уволены до назначении ревизии, с документами по результатам инвентаризации и ее организации они не знакомились, объяснений не давали.

Разрешая спор, суд первой инстанции исходил из того, что представленный истцом договор о полной (коллективной) материальной ответственности ответчиков не соответствует требованиям ст. ст. 244, 245 Трудового кодекса Российской Федерации, постановления Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 31 декабря 2002 г. N 85 "Об утверждении перечней должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности, а также типовых форм договоров о полной материальной ответственности», поскольку доказательств издания приказа о формировании коллектива (бригады) продавцов магазина «Золотой колобок № 1», о назначении руководителя коллектива (бригады) и ознакомлении ответчиков с данным приказом истцом не представлено.

Также истцом не представлено доказательств того, что все ответчики входили в состав бригады работников, с которой работодателем был заключен договор о полной коллективной (бригадной) ответственности, так как договор о полной коллективной материальной ответственности заключен с членами коллектива работников общества с ограниченной ответственностью 16 мая 2017 г. Между тем часть работников (2 человека) была принята на работу в общество позднее, и с ними заключен договор о полной индивидуальной материальной ответственности.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о нарушении работодателем порядка заключения договора о коллективной (бригадной) материальной ответственности.

Судебная коллегия отмечает, что в представленных договорах о полной коллективной и индивидуальной материальной ответственности, вопреки требованиям действующего законодательства, не отражено, каким образом осуществлялся прием, хранение и передача имущества, в том числе истцом не доказано, какое конкретно передавалось имущество отдельно работникам, заключившим договор о коллективной ответственности, и работникам, заключившим договора об индивидуальной ответственности, при том, что все ответчики работали в одном магазине. Кроме того, ответчиков не знакомили с содержанием отчетов о движении и остатках вверенного имущества.

Отказывая в удовлетворении исковых требований в полном объеме, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что бесспорных и допустимых доказательств наличия причин возникновения недостачи, вины ответчиков (степень вины каждого из ответчиков) в причинении ущерба ООО «Торговый дом ОАО «Владимирский хлебокомбинат», причинно-следственной связи между действиями ответчиков и наступившим ущербом, правомерности заключения с ними договора о полной коллективной (бригадной) ответственности от 16 мая 2017 г., стороной истца не представлено и в материалах дела не имеется. Работодателем не было доказано совершение ответчиками виновных действий, подтверждающих их причастность к образованию недостачи товарно-материальных ценностей в магазине «Золотой колобок № 1».

Не содержится таких доказательств и в апелляционной жалобе.

Учитывая вышеизложенное, основания для возложения на ответчиков материальной ответственности за ущерб, выявленный при инвентаризации 24 января 2018 г., отсутствуют.

Судебная коллегия отмечает, что факт недостачи может считаться подтвержденным только при условии выполнения в ходе инвентаризации всех необходимых проверочных мероприятий, результаты которых должны быть оформлены документально в установленном законом порядке.

Согласно части 2 статьи 11 Федерального закона от 6 декабря 2011 г. N 402-ФЗ "О бухгалтерском учете" (далее - Федеральный закон от 6 декабря 2011 г. N 402-ФЗ) при инвентаризации выявляется фактическое наличие соответствующих объектов, которое сопоставляется с данными регистров бухгалтерского учета.

Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 29 июля 1998 г. N 34н утверждено Положение по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, пунктом 27 которого установлено, что проведение инвентаризации является обязательным в том числе при смене материально-ответственных лиц, при выявлении фактов хищения, злоупотребления или порчи имущества.

В соответствии с пунктами 26, 28 названного положения инвентаризация имущества и обязательств проводится для обеспечения достоверности данных бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности, в ходе ее проведения проверяются и документально подтверждаются наличие, состояние и оценка указанного имущества и обязательств. При этом выявленные при инвентаризации расхождения между фактическим наличием имущества и данными бухгалтерского учета отражаются на счетах бухгалтерского учета.

Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 13 июня 1995 г. N 49 утверждены Методические указания по инвентаризации имущества и финансовых обязательств (далее - Методические указания).

Пунктом 1.5 Методических указаний предусмотрено, что в соответствии с Положением о бухгалтерском учете и отчетности в Российской Федерации проведение инвентаризации является обязательным, в том числе при смене материально ответственных лиц (на день приемки-передачи дел) и при установлении фактов хищений или злоупотреблений, а также порчи ценностей.

До начала проверки фактического наличия имущества инвентаризационной комиссии надлежит получить последние на момент инвентаризации приходные и расходные документы или отчеты о движении материальных ценностей и денежных средств. Материально ответственные лица дают расписки о том, что к началу инвентаризации все расходные и приходные документы на имущество сданы в бухгалтерию или переданы комиссии и все ценности, поступившие на их ответственность, оприходованы, а выбывшие списаны в расход. Проверка фактического наличия имущества производится при обязательном участии материально ответственных лиц (пункты 2.4, 2.8 Методических указаний).

Описи подписывают все члены инвентаризационной комиссии и материально ответственные лица. В конце описи материально ответственные лица дают расписку, подтверждающую проверку комиссией имущества в их присутствии, об отсутствии к членам комиссии каких-либо претензий и о принятии перечисленного в описи имущества на ответственное хранение. При проверке фактического наличия имущества в случае смены материально ответственных лиц принявший имущество расписывается в описи в получении, а сдавший - в сдаче этого имущества (пункт 2.10 Методических указаний).

Отступление от этих правил оформления документов влечет невозможность с достоверностью установить факт наступления ущерба у работодателя, определить, кто именно виноват в возникновении ущерба, каков его размер, имеется ли вина работника в причинении ущерба.

Судебная коллегия принимает во внимание, что в материалах дела отсутствуют документы, подтверждающие фиксацию, фактическое наличие и передачу под отчет конкретного имущества ответчикам, заключившим договор о полной коллективной материальной ответственности, при принятии их на работу и заключении с ними данного договора. Отсутствуют такие документы и в отношении ответчиков, заключивших договоры о полной индивидуальной материальной ответственности.

В суде апелляционной инстанции представитель истца не отрицала тот факт, что при приеме на работу новых сотрудников инвентаризация магазина не проводилась.

При таких обстоятельствах вывод суда первой инстанции о недоказанности истцом размера причиненного работниками работодателю материального ущерба и наличии их вины, как материально ответственных лиц, является правильным.

Вопреки доводам апеллянта, представленные истцом справки об исследовании документов, а также проведенные по делу судебные экспертизы данные факты также с достоверностью не подтверждают.

Таким образом, судебная коллегия полагает, что суд с достаточной полнотой исследовал все обстоятельства дела, правильно установил юридически значимые обстоятельства по делу, выводы суда основаны на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств и не противоречат материалам дела, правовая оценка которым дана судом по правилам ст. 67 ГПК РФ и соответствует нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения.

По существу доводы апелляционной жалобы указывают на несогласие с оценкой, данной судом установленным фактическим обстоятельствам, представленным доказательствам и сделанным в этой связи выводам, что в силу статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не может быть принято в качестве основания к отмене решения суда.

При рассмотрении дела судом не допущено нарушения или неправильного применения норм материального или процессуального права, повлекших вынесение незаконного решения, а поэтому оснований к отмене решения суда по доводам апелляционной жалобы не имеется.

Каких-либо нарушений норм процессуального права, влекущих безусловную отмену решения суда в соответствии с ч. 4 ст. 330 ГПК РФ, судом первой инстанции не допущено.

Руководствуясь ст.ст.328, 329, 330 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Октябрьского районного суда г. Владимира от 4 сентября 2019 года оставить без изменения, апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Торговый дом ОАО «Владимирский хлебокомбинат» – без удовлетворения.

Председательствующий П.Н. Никулин

Судьи С.Е. Бибеева

Д.В. Яковлева

Налоговый кодекс
Минфин РФ
ФНС РФ
Кодексы РФ
Популярные материалы